Гендерно-ролевой стресс это

Гендерно-ролевой стресс (gender role stress)

Термин «гендер» в настоящее время подвергается переоценке в литературе; термин «роль» не дифференцирует многообразие ожиданий, а «стресс» является настолько неопределенным понятием, что нек-рые психологи предпочитают его не использовать. Термин «гендер» был введен в употребление в поведенческих и соц. науках с целью отличить обозначаемое им понятие от понятия пола. Такое разделение этих понятий возникло в феминистской литературе, чтобы подчеркнуть, что анат. не есть судьба, поскольку пол задается биологически, а гендер создается культурой. «Мужской» и «женский» — пример разграничения по половому признаку, тогда как «маскулинный» и «феминный» — пример гендерного описания. Термин «половая роль» все же иногда используется в психол. литературе как синоним «гендерной роли» в силу сложившейся традиции.

Разнообразные ожидания, связанные с ролями, часто конфликтуют между собой. Антропологи дихотомизировали эти традиционные гендерные роли как роли, совмещенные с природой — для женщин и с культурой — для мужчин, или как роли в области личных, семейных и домашних занятий, предназначенные для женщин, и роли в области общественных и политических занятий, предназначенные для мужчин.

Исслед. стресса обычно включают изучение: а) стрессоров, б) развития стресса, напр. восприятия и переживания опасности или утраты контроля, и в) реакций на стресс, таких как психосоматические заболевания. Как правило, источники стрессоров является внешними, однако люди могут тж создавать их для себя сами. Напр., женщины, занимающие руководящие должности, могут считать, что они должны работать гораздо лучше, чем их коллеги-мужчины. Индивидуальная предрасположенность и когнитивная оценка играют важную роль при определении степени напряженности ситуации. Ситуация, к-рую одни считают потенциально стрессовой, может расцениваться другими как благоприятная. Не все стрессы дисфункциональны. Нек-рые люди нуждаются в стрессовых ситуациях, напр. занимаются альпинизмом или прыгают с парашютом. Стресс тж может быть скрытым и не замечаться наблюдателем или даже оказавшимся под его воздействием человеком.

Г.-р. с. возникает преим. тремя путями. Во-первых, стресс может быть результатом соц. определенных гендерных ролей и связанных с гендером аттитюдов и занятий (напр., достойная и квалифицированная работница не повышается в должности вопреки официально провозглашаемой политике компании). Во-вторых, стресс может возникать вследствие нарушений соц. определенных гендерных ролей. Традиционные половые и гендерные различия осн. на дихотомии мужчин и женщин в типовых взаимоотношениях как единственно приемлемой соц. нормы. За нарушение этой нормы следуют негативные санкции. Традиционные понятия гендерных ролей оказываются слишком ригидными и узкими в условиях существования мн. вариаций в челов. взаимоотношениях. Напр., высокий процент самоубийств и суицидальных попыток среди лесбиянок в США, вероятно, является следствием их неспособности справиться с отрицательными аттитюдами и отчаянием. Третья причина стресса проистекает из двусмысленностей, обнаруживаемых в самом определении гендерных ролей, к-рые не являются статичными. Понятие семьи геев или лесбиянок для многих представляет собой проблему из-за предрасположенности об-ва рассматривать семейные отношения в аспекте деторождения, пола и власти.

Анализ ролевого стресса может фокусироваться на одной или неск. группах переменных и осуществляться в контексте трех параллельных, но взаимосвязанных систем: а) физиологической, б) психологической и в) социальной. Из множества возможных компонентов и субкомпонентов соц. системы здесь будут частично и кратко рассмотрены только пять: а) соц. ин-ты (работа и сфера занятости, семья), б) соц. связи, в) соц. стадии, или жизненный цикл, г) соц. образы и идентичность, и д) соц. изменения.

Гендерно-ролевой стресс у женщин

Физиологическая и психологическая системы. Физиолог. и психол. воздействие стресса на мужчин и женщин различно. Хотя процентное соотношение психич. расстройств среди мужчин и женщин практически одинаковое имеются значительные гендерные различия в типах расстройств. Женщины имеют более высокие показатели депрессии, фобий, а тж обсессивных и компульсивных расстройств. Это может быть объяснено различными жизненными ситуациями, с к-рыми сталкиваются женщины, постановкой диагноза врачами-мужчинами и готовностью женщин говорить о своих проблемах и обращаться за помощью.

Социальные системы. Работа и семья — две осн. сферы деятельности всех мужчин и женщин. Исторически, за исключением периода Второй мировой войны, большая часть женщин была вынуждена осваивать предопределяемые гендером профессии и работать в традиционных для женщин сферах. Женщины зарабатывают меньше мужчин, и для них существует т. н. «стеклянный потолок». Труд женщин зачастую меньше ценится. Исторически заслуги женщин в области иск-ва и науки нередко игнорировались или присваивались мужчинами.

Половая дискриминация глубоко укоренилась в сфере труда, начиная с объявлений о вакансиях и заканчивая пенсионным обеспечением. Сексуальные домогательства на рабочем месте являются типичной ситуацией для женщин.

Дом и место работы оказались разделенными в результате промышленной революции. Мужчины уходили из домов работать на фабрики, в шахты и офисы, а женщины оставались дома. Даже с ростом числа работающих женщин домашний труд по-прежнему остается преим. уделом женщин. Женщины, пытающиеся управляться со своими обязанностями и дома и на работе, сталкиваются с неадекватными льготами по уходу за детьми и отпусками по материнству.

Неравноправие в браке и после развода является еще одним источником стресса. Развод — главное травматическое событие в жизни женщины и осн. фактор феминизации бедноты. Оказавшись в роли единственного родителя, женщины сталкиваются с целым рядом проблем и ограничений. Вследствие предубеждений и дискриминации они испытывают стресс и в др. областях, таких как образование, религия, право и политика.

Угроза насилия означает, что женщины должны ограничивать свою активность и участие в соц. жизни. Изнасилование на свиданиях, супружеское насилование, сексуальное развращение девочек, сексуальные домогательства на работе, непристойные телефонные звонки, жестокое обращение супруга и др. формы насилия — все это проблемы, с к-рыми сталкиваются женщины.

Женщины испытывают стресс на всем протяжении их жизненного цикла. Стресс, связанный с менструацией и менопаузой, знач. варьирует в зависимости от индивидуальных и культурных различий. Женщины сталкиваются с дополнительными источниками стресса во взрослой жизни, включ. беременность, рождение ребенка, материнство и синдром опустевшего гнезда.

В отличие от мужчины, идентичность к-рого устанавливается через его соц. и профессиональный статус, идентичность женщины, как правило, определяется через ее соотнесение с мужчинами или через ее семейные роли. Ученые, стоящие на позициях феминизма, указывают на то, что идентичность женщины лучше всего описывается как «другая» и через непринадлежность к данному кругу (outsider). В созданном мужчинами языке женщина часто включается в категорию man (англ.: [1] человек; [2] мужчина), к-рая отказывает женщине в ее отдельной идентичности.

Женское тело используется в качестве объекта сексуального вожделения для лучшей продажи потребительских товаров и пр-ва порнографической продукции. Существует множество действий, связанных с женским телом и ограничивающих его движения, напр. связывание ступней у девочек в Китае.

Важные соц. изменения привели к возникновению двойственности и неопределенности в трактовке гендерных ролей и различным типам стресса. Напр., признание того, что женщина может делать профессиональную карьеру, обозначило необходимость в обеспечении льгот по уходу за детьми. Мн. матери испытывают чувство вины, оставляя детей на попечении др. человека. Включение в профессиональную деятельность поставило перед мн. женщинами дилемму — заводить ли им детей, пока они еще способны к этому биологически, или делать профессиональную карьеру. Требования со стороны женщин равноправия и равных возможностей не могут сдвинуть дело с мертвой точки.

Проблема абортов оказывается одним из серьезнейших источников стресса из-за ее тесной связи с проблемами соблюдения гражд. прав женщины, права на собственное тело и др. затрагивающих челов. жизнь и челов. права этических проблем. Введение статьи об абортах в Американский гражданский кодекс (RU 486) стало «успокоительной пилюлей» в установлении более гибкой политики в отношении проблемы абортов и приведении ее в большее соответствие с междунар. стандартами.

Гендерно-ролевой стресс у мужчин

Физиологическая и психологическая системы. Наиболее распространенным последствием стресса для мужчин являются сердечно-сосудистые заболевания. По сравнению с женщинами мужчины имеют более высокие показатели алкогольной и иных наркотических зависимостей. В отличие от женщин, склонных обращаться за помощью во время стресса, мужчины стремятся справляться со своим стрессом сами либо вообще ничего не предпринимают.

Социальные системы. Профессия обычно является центром средоточия видов трудовой активности мужчин, удерживая лидирующее положение среди всех др. ролей. Профессиональные роли и семейные роли мужчин настолько широко разделены, что в данных переписи нет сколько-нибудь сопоставимых цифр для сравнения числа «работающих отцов» и «работающих матерей». Вследствие этой центральной позиции профессиональной деятельности связанные с работой роли составляют осн. источник стресса для мужчин.

Семейные роли оказываются важными для мужчин, на к-рых традиционно возлагаются ожидания как на осн. кормильцев, зачастую являющихся единственным финансовым источником для семьи. Супружество и развод вызывают у мужчин др. типы стресса, нежели у женщин. После развода мужчины сталкиваются с такими проблемами, как уменьшение соц. сети, посещение детей и необходимость оказания им денежной помощи. Поскольку после развода дети обычно остаются у матерей, мужчины зачастую чувствуют себя посторонними или чужими своим детям.

Соц. контакты и дружеские отношения мужчин в основном связаны с их работой, спортом или увлечениями. В результате у мужчин обычно неск. хороших друзей, при этом мужья чаще считают своих жен близкими друзьями, нежели жены своих мужей. От мужчин ожидают принятия активной или агрессивной роли в отношениях с женщинами, к-рая сопряжена с риском получения отказа или неудачи. Мужчины неохотно идут на откровенное и открытое общение по поводу своих личных проблем, ограничивая тем самым свой репертуар стратегий совладания со стрессом. Поощряемый в мужчинах с детства дух соперничества находит свое отражение во мн. жизненных сферах. Соперничество принимает различные формы, и победа может стать для мужчины самым главным в жизни. В прошлом мужчины соперничали в своей профессиональной деятельности с др. мужчинами. Сейчас женщины тж составляют им конкуренцию в профессиональной деятельности, традиционно считающейся мужской.

Мужчины проходят через меньшее количество четко дифференцированных стадий биолог. и соц. изменений, чем женщины. Они подвергаются стрессу на стадиях юношества, супружества, отцовства, отхода от дел. Мужчины мечтают о выходе на пенсию, однако многие, оказавшись не у дел, чувствуют себя бесполезными.

Соц. образ мужчины рисует его сильным, немногословным, энергичным, ориентированным на соперничество и контролирующим свои эмоции. С др. стороны, мужчин критикуют за их агрессивность, склонность к насилию, неразговорчивость, грубость, неумение выражать свои чувства и недостаточную способность к состраданию. Такие конфликтующие ожидания создают источник стресса для мужчин.

Соц. изменения вносят двойственность и неопределенность в соц. роли, особенно в гендерные роли. Кризис маскулинности существует вследствие неспособности мужчин к переопределению маскулинности в терминах, приемлемых как для мужчин, так и для женщин. Мужчины чувствуют угрозу со стороны изменения норм сексуальности и считают такое изменение неадекватным. Однако эти изменения не обязательно порождают стресс. Напр., такие организации, как Национальная организация мужчин против сексизма (National Organization for Men Against Sexism), свидетельствуют о положительной реакции на феминистское движение и признании необходимости перемен.

См. также Кросс-культурная психология, Культурный детерминизм, Развитие на протяжении жизни, Половые роли, Социальное равенство, Социальное влияние, Последствия стресса

dic.academic.ru

Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли.

До совсем недавнего времени американская психология стояла на позиции теории, названной Плеком (1981) теорией мужской поло-ролевой идентичности (MSRI). Эта теория говорит о том, что мужчины должны получить правильную поло-ролевую идентичность, чтобы быть психологически здоровыми. Мужчины, не демонстрировавшие соответствующих полу интересов, аттитюдов и моделей поведения, считались нуждающимися в лечении. Согласно Плеку, эта теория мужественности господствовала в психологии с 40-х до начала 70-х гг. Как пишет Плек, стержнем, вокруг которого строились исследования мужской половой роли, был вопрос: «Что заставляет мужчин быть менее мужественными и что мы можем с этим сделать?» (Pleck, 1987). Основное внимание психологов, стоявших на такой позиции, было сосредоточено на «опасностях», подстерегающих на пути достижения мужской гендерной идентичности, а именно: отсутствие мужских ролевых моделей, феминизация школьного окружения, изменения в женской роли (Pleck et al., 1993 а).

Мужской гендерно-ролевой стресс МГРС (Male gender role stress). Стресс, возникающий, когда мужчине трудно поддерживать стандарт традиционной мужской роли или он вынужден проявлять поведение, характерное для женской роли. Частный случай гендерно-ролевого конфликта (gender-role conflict) — психологические состояния, появляющиеся в ситуациях, когда гендерные роли оказывают негативное влияние на человека и его окружение.

Подобную идею, только более общую, выдвинул О’Нил (1990), который говорил о гендерно-ролевом конфликте — психологическом состоянии, появляющемся в ситуациях, когда ригидные, сексистские или ограничивающие гендерные роли имеют негативные последствия или оказывают негативное влияние на человека и тех, кто с ним контактирует. Например, гендерно-ролевой конфликт может возникнуть, когда мужчина ограничивает свое поведение или поведение других, исходя из традиционных гендерных ролей, когда окружающие оказывают на него давление за нарушение норм мужественности или когда он подавляет себя или окружающих из-за того, что они не стараются соответствовать роли. Гендерно-ролевой конфликт отражается как во внутриличностной, так и в межличностной сфере. У людей появляется тревожность, депрессия, снижение самооценки и стресс. В межличностной сфере страдает интимность и снижается удовлетворенность отношениями, появляются конфликты на работе, всплывают вопросы власти и контроля в паре, возникают эпизоды физического и сексуального насилия (O’Neil et al., 1995). .

studfiles.net

Forum GenderQueer | 18+

ресурс для гендерквиров — андрогинов, агендеров, бигендеров

Часовой пояс: UTC + 3 часа

Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли.

До совсем недавнего времени американская психология стояла на позиции теории, названной Плеком (1981) теорией мужской полоролевой идентичности (MSRI). Эта теория говорит о том, что мужчины должны получить правильную полоролевую идентичность, чтобы быть психологически здоровыми. Мужчины, не демонстрировавшие соответствующих полу интересов, аттитюдов и моделей поведения, считались нуждающимися в лечении. Согласно Плеку, эта теория мужественности господствовала в психологии с 40-х до начала 70-х GG. Как пишет Плек, стержнем, вокруг которого строились исследования мужской половой роли, был вопрос: «Что заставляет мужчин быть менее мужественными и что мы можем с этим сделать?» (Pleck, 1987). Основное внимание психологов, стоявших на такой позиции, было сосредоточено на «опасностях», подстерегающих на пути достижения мужской гендерной идентичности, а именно: отсутствие мужских ролевых моделей, феминизация школьного окружения, изменения в женской роли (Pleck et al., 1993 а).

Новая парадигма, предложенная Плеком, основывается на идее о дисфункциональности и противоречивости аспектов традиционной мужской роли. Эту новую парадигму он назвал напряжение мужской гендерной роли. Например, от мужчин ожидается проявление большего контроля над чувствами, чем от женщин, мужчин часто описывают отчужденными от своих чувств; в то же время поощряется проявление злости и импульсивности, особенно в отношении других мужчин, считающееся доказательством подлинной мужественности. Противоречия выявляются и в сфере отношений мужчин друг с другом. Традиционная мужская половая роль предписывает мужчине иметь сильные эмоциональные связи с другими муж-чинами, но эти однополые связи часто принимают формы, которые ограничивают развитие более близких отношений (например, друзья занимаются спортом или разговаривают о футболе; основной формой проявления чувств у них будут взаимные поддразнивания). Традиционная гендерная роль подразумевает, что связи мужчин с другими мужчинами крепче, чем их связи с женщинами. Но о том, насколько важна нежность и эмоциональная близость между людьми, говорится лишь применительно к любовным гетеросексуальным отношениям (Pleck, 1976).

После того как устоявшееся понимание проблемы было подорвано работами Плека (1976,1981), другие психологи осознали, что помимо позитивных аспектов мужественности, таких, как настойчивость и уверенность, для каждого конкретного мужчины существуют и негативные последствия традиционной социализации. Так, Айзлер (Eisler et al, 1988) отмечает, что вместо того, чтобы быть источником идентичности, мужская гендерная роль часто оказывается причиной тревоги и напряжения. В ситуациях, когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когда обстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения (например, заботы и сопереживания), которых просто нет в его репертуаре или они есть, но запрещены мужской ролью, возникает стресс. Этот стресс Айзлер называет мужским гендерно-ролевым стрессом (МГРС). Обнаружилось, что МГРС положительно коррелирует со злостью и повышенным уровнем тревоги у мужчин.
Например, один мой друг остался без работы и семью содержит его жена. Он признался, что испытывает сильную тревогу из-за того, что не выполняет роль добытчика. По данным Заурер и Айзлер, мужчины с высоким показателем МГРС говорили, что им очень сложно проявлять нежные чувства, то есть показывали более низкий уровень вербальной и невербальной экспрессивности, чем испытуемые с низким показателем МГРС (Saurer & Eisler, 1990). Мне на ум приходит масса примеров, подтверждающих это, многими из которых я обязана своей недолгой и победной схватке с раковой опухолью. Многие из моих друзей и родственников мужского пола, узнав о болезни, явно испытывали сильное неудобство и терялись, не зная, что надо сказать или сделать. Большинство, невнятно пробормотав: «Мне очень жаль», больше никогда не возвращались к этой теме и потом явно чувствовали себя неловко в моем присутствии. Заурер и Айзлер (1990) обнаружили, что мужчины с высоким показателем МГРС менее удовлетворены и тем, как они сами получают от окружающих поддержку. Прослеживается четкая взаимосвязь: избегая выражать нежные чувства, человек снижает вероятность самому получить эмоциональную поддержку и оказать ее другим.

Мужской гендерно-ролевой стресс МГРС (Male gender role stress). Стресс, возникающий, когда мужчине трудно поддерживать стандарт традиционной мужской роли или он вынужден проявлять поведение, характерное для женской роли. Частный случай гендерно-ролевого конфликта (gender-role conflict) — психологические состояния, появляющиеся в ситуациях, когда гендерные роли оказывают негативное влияние на человека и его окружение.
Подобную идею, только более общую, выдвинул О’Нил (1990), который говорил о гендерно-ролевом конфликте — психологическом состоянии, появляющемся в ситуациях, когда ригидные, сексистские или ограничивающие гендерные роли имеют негативные последствия или оказывают негативное влияние на человека и тех, кто с ним контактирует. Например, гендерно-ролевой конфликт может возникнуть, когда мужчина ограничивает свое поведение или поведение других, исходя из традиционных гендерных ролей, когда окружающие оказывают на него давление за нарушение норм мужественности или когда он подавляет себя или окружающих из-за того, что они не стараются соответствовать роли. Гендерно-ролевой конфликт отражается как во внутриличностной, так и в межличностной сфере. У людей появляется тревожность, депрессия, снижение самооценки и стресс. В межличностной сфере страдает интимность и снижается удовлетворенность отношениями, появляются конфликты на работе, всплывают вопросы власти и контроля в паре, возникают эпизоды физического и сексуального насилия (O’Neil et al., 1995). .

О’Нил и его коллеги предложили модель гендерно-ролевого конфликта, включающую шесть паттернов:
1. Ограничение эмоциональности — трудность в выражении своих собственных эмоций или отрицание права других выражать эмоции.
2. Гомофобия — боязнь гомосексуалов, включая стереотипы о последних.
3. Социализация контроля, власти и соревнования — потребность контролировать людей и ситуации и ориентация на опережение других.
4. Ограничение сексуального поведения и демонстрации привязанности — очень ограниченное количество способов проявления сексуальности и привязанности.
5. Навязчивое стремление к соревнованию и успеху.
6. Проблемы с физическим здоровьем, возникающие из-за неправильного образа жизни.
Для измерения у мужчин глубины гендерно-ролевого конфликта и страха женственности О’Нил и его коллеги (O’Neil et al., 1986) разработали состоящую из 37 пунктов «Шкалу гендерно-ролевого конфликта» (GRCS-I). Мужчина должен отметить, насколько близки ему такие утверждения, как: «Мои победы являются показателем моей значимости и веса в обществе», «Мне трудно говорить людям о том, какие чувства они у меня вызывают», «Демонстрировать свои чувства другим мужчинам — рискованное дело», «Работа или учеба оставляют гораздо меньше времени на семью или развлечения, чем мне бы хотелось».

В целом ряде исследований шкала GRCS-I использовалась для исследования корреляции между гендерно-ролевым конфликтом и психологическим напряжением у мужчин. В этих исследованиях (Davis & Walsh, 1988; Good & Mintz, 1990; Sharpe & Heppner, 1991) обнаружилось, что ограничение эмоциональности, ограничение выражений привязанности и конфликт между работой и семейными отношениями связаны со снижением самооценки, потерей интимности в отношениях, повышенной тревожностью и депрессией.
Гендерно-ролевой конфликт был зафиксирован у молодых и старых мужчин, у чернокожих, азиатов, латиноамериканцев и белых (отчет об этих исследованиях см.: O’Neil et al., 1995). Хотя источник конфликта, по всей видимости, непостоянен и в какой-то степени меняется в зависимости от принадлежности к той или иной группе, на данный момент мы не обладаем достаточным количеством исследовательских данных, чтобы сделать какое-либо определенное заключение относительно различий между этими группами.

Источник: Меган Шон Берн «Гендерная психология»

_________________
Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело.
Все превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело.
И благодаря ему зло на Земле не имеет конца. С тех пор, как я это понял, считаю, что стиль полемики важнее предмета полемики.
(с) Г. Померанц

genderfree.net

Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли

Новая парадигма, предложенная Плеком, основывается на идее о дисфункциональности и противоречивости аспектов традиционной мужской роли. Эту новую парадигму он назвал напряжение мужской гендерной роли. Например, от мужчин ожидается проявление большего контроля над чувствами, чем от женщин, мужчин часто описывают отчужденными от своих чувств; в то же время поощряется проявление злости и импульсивности, особенно в отношении других мужчин, считающееся доказательством подлинной мужественности. Противоречия выявляются и в сфере отношений мужчин друг с другом. Традиционная мужская половая роль предписывает мужчине иметь сильные эмоциональные связи с другими мужчинами, но эти однополые связи часто принимают формы, которые ограничивают развитие более близких отношений (например, друзья занимаются спортом или разговаривают о футболе; основной формой проявления чувств у них будут взаимные поддразнивания). Традиционная гендерная роль подразумевает, что связи мужчин с другими мужчинами крепче, чем их связи с женщинами. Но о том, насколько важна нежность и эмоциональная близость между людьми, говорится лишь применительно к любовным гетеросексуальным отношениям (Pleck, 1976).

После того как устоявшееся понимание проблемы было подорвано работами Плека (1976,1981), другие психологи осознали, что помимо позитивных аспектов мужественности, таких, как настойчивость и уверенность, для каждого конкретного мужчины существуют и негативные последствия традиционной социализации. Так, Айзлер (Eisler et al, 1988) отмечает, что вместо того, чтобы быть источником идентичности, мужская гендерная роль часто оказывается причиной тревоги и напряжения. В ситуациях, когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когда обстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения (например, заботы и сопереживания), которых просто нет в его репертуаре или они есть, но запрещены мужской ролью, возникает стресс. Этот стресс Айзлер называет мужским гендерно-ролевым стрессом (МГРС). Обнаружилось, что МГРС положительно коррелирует со злостью и повышенным уровнем тревоги у мужчин. Например, один мой друг остался без работы и семью содержит его жена. Он признался, что испытывает сильную тревогу из-за того, что не выполняет роль добытчика. По данным Заурер и Айзлер, мужчины с высоким показателем МГРС говорили, что им очень сложно проявлять нежные чувства, то есть показывали более низкий уровень вербальной и невербальной экспрессивности, чем испытуемые с низким показателем МГРС (Saurer & Eisler, 1990). Мне на ум приходит масса примеров, подтверждающих это, многими из которых я обязана своей недолгой и победной схватке с раковой опухолью. Многие из моих друзей и родственников мужского пола, узнав о болезни, явно испытывали сильное неудобство и терялись, не зная, что надо сказать или сделать. Большинство, невнятно пробормотав: «Мне очень жаль», больше никогда не возвращались к этой теме и потом явно чувствовали себя неловко в моем присутствии. Заурер и Айзлер (1990) обнаружили, что мужчины с высоким показателем МГРС менее удовлетворены и тем, как они сами получают от окружающих поддержку. Прослеживается четкая взаимосвязь: избегая выражать нежные чувства, человек снижает вероятность самому получить эмоциональную поддержку и оказать ее другим.

Мужской гендерно-ролевой стресс МГРС (Male gender role stress). Стресс, возникающий, когда мужчине трудно поддерживать стандарт традиционной мужской роли или он вынужден проявлять поведение, характерное для женской роли. Частный случай гендерно-ролевого конфликта (gender-role conflict) — психологические состояния, появляющиеся в ситуациях, когда гендерные роли оказывают негативное влияние на человека и его окружение.

О’Нил и его коллеги предложили модель гендерно-ролевого конфликта, включающую шесть паттернов:

1. Ограничение эмоциональности — трудность в выражении своих собственных эмоций или отрицание права других выражать эмоции.

2. Гомофобия — боязнь гомосексуалов, включая стереотипы о последних.

3. Социализация контроля, власти и соревнования — потребность контролировать людей и ситуации и ориентация на опережение других.

4. Ограничение сексуального поведения и демонстрации привязанности — очень ограниченное количество способов проявления сексуальности и привязанности.

5. Навязчивое стремление к соревнованию и успеху.

6. Проблемы с физическим здоровьем, возникающие из-за неправильного образа жизни.

Для измерения у мужчин глубины гендерно-ролевого конфликта и страха женственности О’Нил и его коллеги (O’Neil et al., 1986) разработали состоящую из 37 пунктов «Шкалу гендерно-ролевого конфликта» (GRCS-I). Мужчина должен отметить, насколько близки ему такие утверждения, как: «Мои победы являются показателем моей значимости и веса в обществе», «Мне трудно говорить людям о том, какие чувства они у меня вызывают», «Демонстрировать свои чувства другим мужчинам — рискованное дело», «Работа или учеба оставляют гораздо меньше времени на семью или развлечения, чем мне бы хотелось».

В целом ряде исследований шкала GRCS-I использовалась для исследования корреляции между гендерно-ролевым конфликтом и психологическим напряжением у мужчин. В этих исследованиях (Davis & Walsh, 1988; Good & Mintz, 1990; Sharpe & Heppner, 1991) обнаружилось, что ограничение эмоциональности, ограничение выражений привязанности и конфликт между работой и семейными отношениями связаны со снижением самооценки, потерей интимности в отношениях, повышенной тревожностью и депрессией.

Гендерно-ролевой конфликт был зафиксирован у молодых и старых мужчин, у чернокожих, азиатов, латиноамериканцев и белых (отчет об этих исследованиях см.: O’Neil et al., 1995). Хотя источник конфликта, по всей видимости, непостоянен и в какой-то степени меняется в зависимости от принадлежности к той или иной группе, на данный момент мы не обладаем достаточным количеством исследовательских данных, чтобы сделать какое-либо определенное заключение относительно различий между этими группами.

studopedia.ru