Генезис невроза

Так же, как А.Адлер, при описании невроза К.Г.Юнг меди­цинским терминам предпочитает понятия из собственной кон­цептуальной модели. Он вписывает заболевание в общекуль­турный процесс, находит его связь с общечеловеческими про­блемами, проводит параллели с мифологией, религией, моти­вами, образами искусства.

К.Г.Юнг определил невроз как безуспешную попытку со стороны личности решить в себе всеобщую проблему — гар­монизировать две сферы человеческого существования: соз­нание и бессознательное. При соединении этих противопо­ложностей Самость придает смысл существованию человека. Поэтому невроз К.Г.Юнг понимал как «страдание души, не нашедшей своего смысла». Постановка цели психотерапии — ассимиляция бессознательного содержания — близка к пси­хоаналитической, но бессознательное в аналитической психо­логии рассматривается принципиально иначе. Если для

З.Фрейда оно — адский котел со страстями, то для К.Г.Юнга это глубинный пласт бытия, в котором сконцентрирована муд­рость человечества.

Невроз К.Г.Юнг рассматривает не с точки зрения его при­чинной обусловленности конфликтами прошлого, а как оста­новку в развитии в настоящий момент, неспособность двигать­ся дальше по пути личностного развития.

Дезадаптация личности вызвана односторонностью, когда слишком доминирует одна тенденция развития. Тогда проти­воположная тенденция вытесняется в бессознательное и дей­ствует бесконтрольно, помимо воли человека, примитивным архаичным способом. Например, человек, стремясь действо­вать рационально, полагаясь на разум, подавляет свою эмо­циональную сферу. Эмоции становятся недифференцирован­ными и примитивными. Человека одолевают приступы необъ­яснимой злобы и раздражения, не имеющие оснований при разумном рассмотрении. Он может применять сложную систе­му защит, рационализировать или вытеснять их, однако на­пряжение при этом сохраняется. Или другой пример. Мужчина стремится развивать маскулинность и агрессивность. Проявле­ние этих характеристик доминирует в Персоне и сознательном Эго. Тогда отвергаемые им эмоциональность, терпимость, мяг­кость вытесняются.

Непроявленное поведение создает запас свободного либи­до, которое не ассимилировано сознанием. Свободная энер­гия соединяется в комплекс и таким образом создает в психи­ке баланс.

Комплекс — своеобразная черная дыра, сгусток энергии, которая притягивает к себе другие психические элементы. Он формируется вокруг ядра — какого-либо сильного пережива­ния и обрастает мыслями, переживаниями, образами, соответ­ствующими ядерному по главной теме и систематически отвер­гаемыми сознанием. Комплекс — сложное образование, в котором сплетены воедино архетипические элементы и собы­тия индивидуальной жизни. Это система психических элемен­тов (суждений, отношений, переживаний) личного и коллек­тивного бессознательного, объединенных аффективной свя­зью (комплекс власти, материнский комплекс). Главным ком­плексом в сознании является Эго.

Ядро может происходить из коллективного бессознатель­ного. Коллективный опыт, накопленный в архетипе героя, взаимодействует с детским восприятием отца, сочетается с литературными образами героев кинофильмов, идеологиче­скими моделями, и формируется «комплекс борца».

Комплексы находятся в сложных взаимоотношениях между собой. Какой-либо из них может мешать комплексу Эго и дезорганизовывать целенаправленную деятельность, срывать намерения Эго. Например, человек как бы случайно заболева­ет накануне ответственного шага.

Поскольку комплекс насыщен аффективной энергией, он проявляется во всех функциях: и физиологических, и психоло­гических. Человек может совершенно измениться под влияни­ем комплекса. Подобное состояние он передает, когда вспо­минает: «Я был не в себе», «Не знаю, что со мной случилось», «Меня как будто подменили», «Тут меня понесло» и т.п.

Комплекс находит выражение и в специфической походке, и в определенной окраске эмоциональных реакций, и в харак­терных поступках. Он как бы стремится образовать отдельную личность. Комплекс может совсем отделиться от Эго, и тогда происходит диссоциация личности. При таком внутреннем конфликте человек теряет идентичность.

Энергия комплекса может присоединиться к Тени и стать источником проекций. Человек не осознает в себе определен­ных черт и видит их проявления в других. Комплекс может соединиться с активизировавшимся архетипом, часто с Ани- мой, и тогда он получает мощный энергетический заряд. Сильно заряженный комплекс может вернуться в сознание. Тогда непроявленная сторона личности начинает конкуриро­вать с Эго, Персоной и подчиняет человека своим прихотям. Комплекс врывается в сознание пугающими образами снови­дений, непонятными желаниями, необъяснимыми взрывами эмоций. Он проявляется в страхах, агрессии, которые проеци­руются на окружающих. Человек, стремящийся к господству, видит в других тиранов и деспотов. Мужчина, отвергающий свою Аниму, может презирать женщин. Вытесненная им эмо­циональность становится тотальной, недифференцированной, поэтому конкретный опыт он распространяет на все жизнен­ные ситуации и начинает ненавидеть всех женщин.

Когда комплекс поднимается на поверхность и находит символ для своего выражения, происходит компенсация, уста­навливается баланс сознания и бессознательного. Это попытка вернуть личности полноту, соединить полярности. Если же она не удается и нет адекватной формы для выражения энергии, либидо регрессирует. В поведении появляются примитивные, инфантильные реакции.

К.Г.Юнг не считал, как З.Фрейд, что человек при этом воз­вращается к точкам фиксации. Регрессируя, человек бессоз­нательно стремится достичь того места, с которого началось развитие односторонности. Поэтому регрессия является свое­образной попыткой установить утраченный баланс сознания и бессознательного, компенсировать односторонность. Через невротический конфликт человек стремится восстановить в правах отвергнутую часть личности. К.Г.Юнг сформулировал парадоксальную мысль о том, что невроз является естествен­ной попыткой излечения.

Поэтому психотерапевту важно понять, на какую цель на­правляется бессознательное действие, что оно стремится ком­пенсировать. Зная, что бессознательное стремится сделать для человека, психотерапевт может помочь найти для этого более адекватные средства. Стремление восстановить утра­ченную целостность реализуется в приобщении к мудрости коллективного бессознательного.

bib.social

Психотерапия

Теорию психических нарушений Морено строил с разных позиций, часто в непересекающихся плоскостях анализа, что затрудняет построение единой картины. Поэтому современные психодраматисты все еще активно прорабатывают теорию психопатологии, обращаясь при этом к другим теоретическим школам. Мы рассмотрим генезис невроза, используя понятия Морено: ролевые категории, ролевой конфликт, ролевая дистанция и социальный атом.

Причиной невротического развития личности Морено считал нарушения ролевого развития. Они могут быть обусловлены наследственностью, отсутствием внутренней безопасности, внешними условиями. В качестве внешних условий Морено рассматривал экономические, общественные факторы, плохое здоровье, межличностные отношения. Нельзя не заметить, что все эти предпосылки принадлежат разным системам и уровням функционирования личности. Они описаны слишком произвольно, чтобы быть продуктивными для диагностической и коррекционной работы, их рассмотрение несущественно для выбора психотерапевтических средств.

Достаточное внимание Морено уделил лишь влиянию фактора межличностных отношений на психическое развитие личности. С его точки зрения, характер нарушений можно понять, анализируя систему отношений человека с миром. Именно особенности социоэмоциональной сферы определяют симптоматику психического заболевания, качественные характеристики его протекания.

С точки зрения структуры межличностных отношений у человека могут быть обнаружены несоответствие между реальным и желаемым кругом людей, входящих в социальный атом, слишком закрытый атом, застывший, деформировавшийся из-за смерти, недоразвитый атом (социодинамический эффект) и т. п.

Другое важное понятие, которым пользуется Морено, — роль. Ребенок рождается с потребностью действовать, играть роли. Это свойство Морено назвал акциональным голодом. Оно характерно для здоровой личности. Действия невротика блокируются страхом, он не способен осваивать и принимать на себя роли. Деформация социальных связей, изменение ролевого поведения, когда старые роли отмирают, а новые не осваиваются, ролевой конфликт приводят к тому, что ролевое поведение становится негибким, находится в застое. Патологическое развитие связано с нарушениями в процессе освоения ролей, застыванием на одном или регрессией к более низкому уровню ролевого функционирования. Следует отличать понятие регрессии у Морено от традиционной психоаналитической трактовки. Возвращение на более ранние ступени психологического развития он связывает не с сексуальной сферой, а с ролевым развитием и определяет через возвращение к другой ролевой категории.

Морено выделяет четыре категории, соответствующие разным ролевым уровням: соматические, психологические, социальные и трансцендентальные роли. Они соответствуют разным реальностям, в которых живет и функционирует человек. Использование соматических ролей связано с поддержанием жизнедеятельности организма (например, половая роль). Социальные роли определяются способом взаимодействия человека с социальной реальностью, его статусом (например, муж). В психологической роли отражается способ переживания человеком действительности. Она определяет характер исполнения соматических и социальных ролей. Ответственный отец, заботящийся о благополучии семьи, — психологическая роль.

Но человеческое существование не исчерпывается жизнью в социальной реальности, хотя эта система и задает характеристики процесса социализации: способ освоения умений и навыков, характеристики межличностных контактов, особенности включения в деятельность. Она представляет поверхностный слой личности, не отражающий всех особенностей процесса ее развития. Человек в его космическом измерении не сводится к ячейке в социальной структуре, а его бытие не определяется функционированием в социальной и психологической роли. Для фиксации этого феномена Морено вводит понятие трансцендентальной роли, в которой человек вступает во взаимодействие с надындивидуальным. Трансцендентальные роли подчиняют себе другие роли, поглощают их, они больше и значительнее других ролевых категорий. Например, в соматической роли человек осуществляет половой акт, в психологической переживает влюбленность, выступает в социальной роли жениха, а в трансцендентальной роли является любящим.

Из-за перенесенных страданий психологическая роль любящего может блокироваться, и человек регрессирует на соматический уровень, заменяя любовь сексом, что может вызвать проблемы в сексуальной сфере. Он может стать неразборчивым, постоянно меняющим половых партнеров, но не получающим наслаждения. Другой путь может привести к психогенной импотенции. Регрессия от социальной роли к психологической роли наблюдается, например, у первоклассника, который не может освоить роль члена школьного коллектива, не приобретает социальных навыков. Он переживает себя как слабого, неполноценного человека и фантазирует о том, что хорошо бы иметь ручного львенка, который защитит его от драчливых одноклассников. Блокирование действий на социальном уровне порождает ощущение бессилия на психологическом. Происходит сдвиг, когда действие и реакция на него оказываются на разных уровнях (в данном случае — на социальном и психологическом). При этом социальная роль проигрывается бессознательно. Невроз навязчивых состояний представляется Морено регрессией с трансцендентального до социального уровня. Вариантом нарушения может быть также переход, как бы прыжок, от одной ролевой категории к другой. Переход от психологических к трансцендентальным ролям без освоения социальных ролей наблюдается при шизофрении.

Однако в этом описании психических нарушений остаются лакуны для детерминант, факторов, условий патологии. Открыт вопрос о причинах регрессии или перехода на другой уровень. В рамках ролевого подхода эти вопросы остаются без ответа. Кроме того, не совсем ясен характер трансцендентальной роли. Морено подчеркивает, что способ актуализации и освоения трансцендентальных ролей совершенно иной, чем других ролевых категорий. В таком случае логично предположить, что они имеют и другую сущность. Представляется избыточным распространение понятия «роль» на способ бытия человека в мире. Этот модус существования по своей сути — вне роли. Другими авторами он описывался как самоактуализация (А. Маслоу), самотрансцендентация (В. Франкл). Понятие роли в отношении этого феномена не представляется достаточно продуктивным.

Еще одна причина возникновения нарушений — ролевой конфликт. Различают интра- и интерролевой, интра- и интерперсональный конфликты. Интраролевой конфликт обусловлен тем, что любая роль состоит из парциальных (частных) ролей, некоторые из них могут отвергаться или плохо осваиваться. Например, руководитель может хорошо справляться с принятием решений, планированием, но испытывать затруднения при мотивировании подчиненных, оценке их труда, поощрении и наказании. В целом принимая роль руководителя, он будет отвергать парциальную роль санкционирующего субъекта.

Интерролевой конфликт разворачивается при противоречии двух или нескольких ролей. Такой конфликт может возникать у молодой женщины между профессиональной ролью и ролью матери.

Интраперсональный конфликт тянется из прошлого. Личность никогда целиком не расстается ни с одной личиной. Каждая новая маска, новая роль наслаивается на предшествующую, и они определяют черты новой маски, формируют и деформируют новую роль. Например, молодой любящий муж не проявляет заботы и нежности в отношении жены, так как эта модель поведения не усвоена им в детстве. Он не видел эмоциональности отца, так как она блокировалась матерью. Переживание чувств и неспособность их выразить приводят и к переживанию интраперсонального конфликта.

Интерперсональный конфликт возникает между разными людьми, если они находятся в дивергентных ролях, например один и тот же человек по отношению к другому может быть и начальником, и другом: действия в роли начальника часто не соответствуют ожиданиям от роли друга. Поэтому одновременное существование в таких ролях потенциально несет конфликт.

Для описания причин нарушений Морено использует также понятие ролевой дистанции. Если человек не отделяет себя от роли, он выполняет ее требования и следует ожиданиям других. Это препятствует удовлетворению собственных потребностей. Поэтому невроз может возникать как недостаток ролевой дистанции. Серьезных нарушений следует ожидать, если это явление наблюдается в дивергентных ролях.

Особый случай слишком большой ролевой дистанции Морено описал как невроз креативности. Он проявляется в том, что человек при имеющихся возможностях играть роли, акциональном голоде тем не менее утрачивает способность к творчеству, к спонтанным проявлениям. Его действия и поступки стереотипны, жестко регламентированы нормами. Такое поведение помогает избегать потенциально опасных ситуаций, но человек оказывается неспособным приобретать новый опыт, творить. Игра жизни превращается в следование сценарию.

bookwu.net

Концепция Фулкса основывается на базисном положении об изначальной социальности человека: «Каждый человек в принципе и непосредственно определен миром, в котором он живет, а также его группой и сообществом, к которому он принадлежит» (цит. по: ван Вик). В качестве первоначальной группы выступает семья, затем, по мере развития, ребенок включается в другие, более крупные группы, которые своей сетью взаимоотношений опосредуют его развитие. [В качестве конечной группы может выступать все мировое сообщество.] С этой точки зрения человеческая индивидуальность определяется сочетанием: 1) уникальных черт человека; 2) особенностей его раннего жизненного опыта и 3) системами социальных взаимосвязей, с которыми он сталкивается. Поэтому как нельзя противопоставлять человека и общество, так нельзя противопоставлять внутреннее и внешнее, тело и сознание, фантазию и реальность — любое такое разделение будет искусственным.

Соответственно все нервно-психические расстройства рассматриваются в групп-анализе как следствие нарушения межличностных коммуникаций. Фулкс пишет: «Психические нарушения уходят корнями в нарушения коммуникации индивидуума с другими, в его отчуждение от общества. Они являются осадками интернализованных конфликтов с родителями в раннем детстве и косвенно — с общественными табу. Такие нарушения, ведущие к психической болезни и расстройству межчеловеческих связей, в первую очередь касаются отношений к ближайшим лицам и в них втянута вся сетевая система интеракций» (цит. по: ван Вик).

Таким образом, любой симптом — это искаженное выражение конфликтов пациента, которые никогда не были четко сформулированы и поэтому недоступны для воспоминания или вербализации. На «языке» симптома человек пытается сообщить о своих жизненно важных потребностях и неосознанных конфликтах. Освобождение от симптомов возможно только в том случае, когда пациент научится выражать их в более доступной для понимания других форме, т. е. если либидо, вложенное в эти симптомы, будет преобразовано в нечто равнозначное и подлежащее обмену.

Групп-анализ является своеобразным методом «перевода» того, что маскируют невротические симптомы, на понятный группе «язык» человеческой коммуникации, т. е. восстановления нарушенной коммуникации.

Проблемы пациента всегда представляют собой лишь часть сложных проблем всей группы. Поскольку психологические нарушения возникают в процессе общения, они не могут быть отнесены к одному человеку в отдельности.

Иными словами, можно сказать, что в группе воспроизводятся две основные проблемы социальной жизни: отношения человека с другими людьми и с группой в целом. Некоторые групп-аналитики уподобляют эти проблемы проблемам ребенка, налаживающего отношения с окружающим миром, с матерью, как человеком, так и символом, а позже приспосабливающегося к треугольной эдиповой ситуации и к существованию, присутствию, статусу и значению отца.

docpsy.ru

Если ребенок не живет в климате безусловно позитивного отношения и переживает хорошее отношение к себе лишь тогда, когда оправдывает ожидания значимых лиц (родителей, учителей и т. п.), то он находится в постоянном, часто неосознаваемом опасении утраты позитивного отношения к себе. В сознании ребенка внутренний опыт разделяется на «хороший» и «плохой», как соответственно согласующийся и несогласующийся с ожиданиями окружающих. Переживаемый ребенком страх потери одобрения и принятия является патогенным и блокирует тенденцию самоактуализации. Ребенок начинает избегать или отрицать собственный опыт самоактуализации, или, другими словами, свой естественный организменный опыт. Например, родители могут не принимать агрессивное поведение ребенка, его плач, крик, шумное поведение и т. п. Естественно возникающий гнев ребенка блокируется. Формируется личность с ретрофлексированным (см. главу о гештальт–терапии) гневом и сверхразвитым чувством вины, в Я–концепции которой совершенно отсутствует гнев и которая испытывает значительные трудности при необходимости сказать другим «нет». Помимо этого, из–за подавленного гнева такая личность испытывает и физические проблемы (напряженные мышцы шеи и спины). Возможны и другие варианты инконгруэнтности между сознанием и бессознательным, чувствами и словами, поведением и чувствами и т. п. Например, вербально клиент сообщает, что был любимым ребенком в семье, но психотерапевт улавливает у клиента чувства одиночества и заброшенности; клиент говорит, что не чувствует тревоги, а психотерапевт улавливает ее очевидные признаки.

Такая инконгруэнтность охраняет Я–концепцию личности: человек воспринимает себя таким (и ведет себя так), каким его хотят видеть близкие. Отказ от себя в угоду другим, инконгруэнтность со своим естественным, организменным опытом – патогенетический механизм развития невроза. Инконгруэнтность поддерживают два механизма психологической защиты: отрицание и искажение. Первый механизм состоит в недопущении в сознание психотравмирующего опыта, который личность бессознательно получает благодаря способности к субцепции (бессознательному восприятию). Искажение представляет собой такую интеллектуальную переработку материала, которая делает его безопасным для Я–концепции. Тревога сопровождает инконгруэнтность Я–концепции и организменного опыта. Опыт, не согласованный с Я–концепцией, может «врываться» в сознание человека очень неожиданно, так что защиты не справляются. Тогда происходит «разрыхление» Я–концепции, что очень болезненно переживается человеком, так как он не в состоянии ассимилировать инконгруэнтный опыт и полон внутреннего напряжения и конфликтов.

Похожие главы из других книг

Глава 9 Генезис способностей и одаренности (таланта)

Глава 9 Генезис способностей и одаренности (таланта) 9.1. Расхождения во взглядах на генезис способностей и талантаПо поводу происхождения таланта с давних пор и по сей день существуют три точки зрения:1) талантами и гениями рождаются: немецкий психолог и педагог Эрнст

Генезис невроза Концепция Фулкса основывается на базисном положении об изначальной социальности человека: «Каждый человек в принципе и непосредственно определен миром, в котором он живет, а также его группой и сообществом, к которому он принадлежит» (цит. по: ван Вик). В

Генезис невроза Как и ортодоксальный психоанализ, индивидуальная психология видит корни невроза в инфантильном опыте. Но качественное отличие состоит в том, что его причинами индивидуальная психология считает не особенности психосексуального развития личности,

Генезис невроза

Генезис невроза Теорию психических нарушений Морено строил с разных позиций, часто в непересекающихся плоскостях анализа, что затрудняет построение единой картины. Поэтому современные психодраматисты все еще активно прорабатывают теорию психопатологии, обращаясь при

Генезис невроза Если ребенок не живет в климате безусловно позитивного отношения и переживает хорошее отношение к себе лишь тогда, когда оправдывает ожидания значимых лиц (родителей, учителей и т. п.), то он находится в постоянном, часто неосознаваемом опасении утраты

4.2. Генезис альтруизма

4.2. Генезис альтруизма На вопрос о происхождении альтруизма имеются разные точки зрения. Одни считают альтруизм специфически человеческим, общественно формируемым качеством (Aronfreed, 1968), другие — врожденным, генетически зафиксированным результатом естественного отбора

5.2. Генезис эгоизма

5.2. Генезис эгоизма Во взглядах на причины появления у человека эгоизма единой точки зрения нет. Одни утверждают, что эгоистами не становятся, эгоистами рождаются. Обосновывается это тем, что любое млекопитающее существо сразу от момента зачатия становится абсолютным

Равновесие и генезис

Равновесие и генезис Цель настоящей главы состояла в том, чтобы найти такую интерпретацию мышления, которая не приходила бы в столкновение с логикой, заданной как первичная и ни к чему не сводимая система, а учитывала бы характер формальной необходимости, присущей

7. Причины невроза.

7. Причины невроза. Я избрал здесь предмет и точку зрения, казавшиеся наиболее полезными и поучительными для непосвященного. Дальнейшие сведения о психоаналитической точке зрения можно найти в книге:Charles Brenner. An Elementary Textbook of Psychoanalysis.Я не рассматривал здесь «культурных

От невроза к дистонии

От невроза к дистонии Сознание и подсознание человека находятся друг с другом в отношениях, мягко говоря, странных. Первое декларирует, что нам «надо» или что мы «должны», а второе заискивающе шепчет наше же «хочу». К консенсусу эти два «брата-акробата» приходят редко и по

5.5. Генезис перфекционизма

5.5. Генезис перфекционизма Перфекционистская ориентация начинает формироваться очень рано, как правило еще в младшем школьном возрасте, а порой даже раньше[16]. Решающими в ее возникновении выступают факторы семейного воспитания. По мнению Хамачека (Hamachek, 1978),

Генезис регулирующей функции речи взрослого

Генезис регулирующей функции речи взрослого Источником развития регулирующей функции речи является способность ребенка подчиняться речи взрослого. Речь взрослого, часто сопровождающаяся указательным жестом, является первым этапом, который вносит существенные

Глава I Генезис психоаналитической социальной философии

Переживание невроза

Переживание невроза Романтическая любовь может считаться временным сумасшествием, которое проявляется в том, что люди дают друг другу клятвы и обещания в вечной верности, хотя они основаны только на их актуальном эмоциональном состоянии. Точно так же психологическое

[КРИТИКА КНИГИ КЛАПАРЕЛЛ «ГЕНЕЗИС ГИПОТЕЗЫ»] [ 65 ]

О смысле невроза

О смысле невроза В удрученном состоянии мучительной болезни и страданий человек ставит себе вопрос об их смысле. И если он страдает ложным образом Бога, ему чудится за этими мучениями кара небесная, и он тщетно пытается понять причины, которые могли бы объяснить тяжесть

Генезис невроза

Концепция Фулкса основывается на базисном положении об изначальной социальности человека: «Каждый человек в принципе и непосредственно определен миром, в котором он живет, а также его группой и сообществом, к которому он принадлежит» (цит. по: ван Вик). В качестве первоначальной группы выступает семья, затем, по мере развития, ребенок включается в другие, более крупные группы, которые своей сетью взаимоотношений опосредуют его развитие[44]. С этой точки зрения человеческая индивидуальность определяется сочетанием: 1) уникальных черт человека; 2) особенностей его раннего жизненного опыта и 3) системами социальных взаимосвязей, с которыми он сталкивается. Поэтому как нельзя противопоставлять человека и общество, так нельзя противопоставлять внутреннее и внешнее, тело и сознание, фантазию и реальность – любое такое разделение будет искусственным.

Соответственно все нервно–психические расстройства рассматриваются в групп–анализе как следствие нарушения межличностных коммуникаций. Фулкс пишет: «Психические нарушения уходят корнями в нарушения коммуникации индивидуума с другими, в его отчуждение от общества. Они являются осадками интернализованных конфликтов с родителями в раннем детстве и косвенно – с общественными табу. Такие нарушения, ведущие к психической болезни и расстройству межчеловеческих связей, в первую очередь касаются отношений к ближайшим лицам и в них втянута вся сетевая система интеракций» (цит. по: ван Вик).

Поскольку обычно на ранних этапах развития эти нарушения не выявляются, позже они перерастают в симптомы, имеющие «эгоцентрическую природу», т. е. стремящиеся разрушить группу (поскольку являются результатом несовместимости человека с его первичной группой). По мере включения в новые социальные группы эти симптомы провоцируют конфликты, способствующие еще большему увеличению отчуждения от себя и от общества.

Таким образом, любой симптом – это искаженное выражение конфликтов пациента, которые никогда не были четко сформулированы и поэтому недоступны для воспоминания или вербализации. На «языке» симптома человек пытается сообщить о своих жизненно важных потребностях и неосознанных конфликтах. Освобождение от симптомов возможно только в том случае, когда пациент научится выражать их в более доступной для понимания других форме, т. е. если либидо, вложенное в эти симптомы, будет преобразовано в нечто равнозначное и подлежащее обмену.

Групп–анализ является своеобразным методом «перевода» того, что маскируют невротические симптомы, на понятный группе «язык» человеческой коммуникации, т. е. восстановления нарушенной коммуникации.

Иными словами, можно сказать, что в группе воспроизводятся две основные проблемы социальной жизни: отношения человека с другими людьми и с группой в целом. Некоторые групп–аналитики уподобляют эти проблемы проблемам ребенка, налаживающего отношения с окружающим миром, с матерью, как человеком, так и символом, а позже приспосабливающегося к треугольной эдиповой ситуации и к существованию, присутствию, статусу и значению отца.

psy.wikireading.ru