Гитлер шизофрения

Веденеев В.В.

Был ли фюрер психически здоров?

Обычно в отечественной литературе, посвященной Третьему рейху, вопрос о психическом здоровье Адольфа Гитлера решается однозначно, и вождь национал-социалистической рабочей партии Германии традиционно считается бесноватым сумасшедшим. Большинство историков и исследователей, как правило, акцентируются на ином: художественных способностях вождя нацистов, семейных отношениях его родителей, становлении личности, влиянии вегетарианства и даже выясняют: был ли сам Гитлер евреем и является его фамилия еврейской. И кто же он вообще — Шикльгрубер по линии родни, или Гитлер по отцу, который долгое время считался незаконнорожденным? Западные исследователи и историки Третьего рейха уделяют психическому здоровью Адольфа Гитлера куда больше внимания, но и в их работах,- по крайней мере, в большинстве из них,- отмечается весьма широкий диапазон диагностических предположений в отношении нацистского вождя. Подчеркнем этот момент, что речь идет именно о диагностических предположениях.

Зато предположений этих масса: у Гитлера «находили» практически все существующие в природе психические расстройства. Особенно усердствовали в этом советские исследователи. Не отставали их западные коллеги, и даже некоторые немецкие современники фюрера. Заключения о его психическом здоровье с указанием точного, не подлежащего никаким сомнениям диагноза, ставили даже те люди и врачи, которые никогда в жизни с Гитлером не встречались. Как представляется, подобные выводы не стоит даже брать во внимание.

Гораздо предпочтительнее остановиться на мнениях врачей, лично имевших возможность видеть фюрера. Кстати, среди них было немало убежденных сторонников нацизма, совершенно не заинтересованных в обливании грязью своего вождя и кумира.

Вполне понятно, что Адольфа Гитлера в 1914 году осматривала врачебная комиссия, когда он изъявил желание отправиться добровольцем на фронт в составе Баварского полка. Однако тогда никаких заболеваний у молодого добровольца обнаружено не было. Значительно позднее, уже после войны, полученных на фронте ранений и, возможно, легкой контузии, Адольф Гитлер жил уже не в Вене, а в Мюнхене, где в 1923 году устроил «Пивной путч». После его подавления, по решению суда немецкие психиатры несколько раз достаточно тщательно обследовали Гитлера и ряд его ближайших сподвижников. Будущего фюрера признали полностью вменяемым и способным отвечать за свои поступки. Никаких психических заболеваний у него или его сподвижников по национал-социалистической партии немецкие психиатры не обнаружили.

Вместе с тем, судебные медики специально подчеркивали, что вызывающе хамское поведение подсудимых в общественных местах и в зале суда связано с их низким уровнем культуры и господствующей в среде национал-социалистов идеологией. Но отмечалось и наличие аномалий. Конечно, даже речи не было о шизофрении или ярко выраженной патологии — здесь имелись в виду некоторые, практически незаметные не специалистам нарушения, которые постоянно находятся на границе нормы и аномалии.

В чем же эти аномалии проявлялись? Практически во всем: образе мышления, поведенческих аспектах, системе ценностных ориентации, проповедуемых ими взглядах и идеях, и даже в тех способах, которыми они старались довести эти взгляды и идеи до широких масс. По большому счету очень многим вождям национал-социализма следовало бы полечиться у психиатров. Но это, к глубокому несчастью, относится слишком ко многим вождям, даже не имеющим ничего общего с нацизмом. В подавляющем же большинстве члены национал-социалистической рабочей партии Германии, даже члены СА и СС являлись психически абсолютно здоровыми людьми.

Значительная часть западных исследователей, на основании изучения различных материалов и документов о психическом состоянии фюрера в разные годы его жизни, сходится на том, что уместнее всего здесь было бы говорить о довольно часто встречающихся случаях уродливого сочетания в одной личности чисто человеческих, далеко не всегда самых приятных качеств, чем о каком-либо психическом заболевании. Специалисты называют такие сочетания психопатией, которая имеет множество всевозможных разновидностей.

Отмечено, что в период Первой мировой войны, во время пребывания на фронте у Гитлера однажды наступила временная слепота, скорее всего возникшая на нервной почве. Это дало повод многим психиатрам впоследствии рассматривать фюрера как типичного истерического психопата. Но тогда не слишком-то задумывались о влиянии войны на психику попавшего в окопы человека и о том, что именно приходится переживать простому солдату на передовой. А документы подтверждают, что Гитлер оказался достаточно храбрым и умелым солдатом, побывавшем во многих сражениях, получившим ранения и заслуженные кровью награды. Неужели его психика, возможно еще и затронутая контузией, не могла отреагировать на ужасы военной бойни временной слепотой? Справедливости ради стоит сказать и о том, что прошедший войну и ставший лидером национал-социалистов Адольф Гитлер превратился в объект повышенного внимания. А сколько таких же ветеранов Первой мировой войны никогда не обследовались врачами?

Что касается отрицательных человеческих качеств, то по свидетельствам людей, знавших Адольфа Гитлера с детства, он еще в юном возрасте отличался крайним индивидуализмом, эгоизмом, склонностью к самолюбованию и определенным цинизмом. Нет ничего удивительного, что под влиянием определенных социальных условий, в том числе и полученной власти, которая, как известно, портит и развращает практически любого человека, эти черты стали лишь многократно усиливаться.

В советской литературе обычно ссылались на мнение известного немецкого психиатра, еврея по национальности, Артура Кронфельда. Эмигрировав из Германии в СССР, он заявил, что ставит Гитлеру диагноз антисоциального истерического психопата. Однако Кронфельд никогда не осматривал Гитлера, а только имел возможность наблюдать за ним со стороны в комнате свидетелей, когда они оба участвовали в одном судебном процессе в конце 20-х годов. В период «теплой дружбы и сотрудничества» СССР с Германией никакие резкие высказывания и диагнозы Кронфельда в советской печати не публиковались, но когда началась война, Сталин немедленно вспомнил об эмигранте и вскоре вышла брошюра «Кровавая шайка дегенератов» (Гитлер и компания). Поэтому свидетельствам покойного профессора-психиатра вряд ли можно доверять полностью.

Но вот, в 1933 году, уже после прихода национал-социалистов к власти, когда Гитлер стал канцлером Германии, видный немецкий психиатр Карл Вильманс диагностировал у Гитлера кратковременную, но довольно тяжелую психогенную слепоту. Почти как тогда, на фронте, во время Первой мировой. По большому счету позади была сумасшедшая по напряжению, не уступавшая по накалу военным действиям, борьба за верховную власть в стране. И организм фюрера мог дать точно такую же реакцию, как и в окопах. Кстати, вскоре слепота исчезла абсолютно бесследно. Правда, позднее Гитлер стал хуже видеть, но это были уже чисто, возрастные изменения. Он стеснялся носить очки, считая это крайне несолидным для вождя германского народа, поэтому все документы печатали для фюрера на специальной пишущей машинке с увеличенным шрифтом. А речи он произносил без бумажки.

После приступа слепоты Гитлера осматривал другой известный германский психиатр Освальд Бумке — ему нацисты вполне доверяли, поскольку он полностью разделял их взгляды, хотя официально в тот период и не состоял в рядах национал-социалистической рабочей партии. По прошествии многих лет Бумке признался: тогда он так и не смог решить, что же больше преобладало в личности нового канцлера — истеричность или параноидность?

Однако можно ли полностью доверять этим диагнозам и высказываниям Бумке, если они сделаны спустя много лет и совершенно в иных условиях, когда уже все всем стало абсолютно ясно, а самому психиатру ничего не грозило?

К глубокому сожалению, Адольф Гитлер не попал живым в руки союзников по антигитлеровской коалиции и поэтому не мог быть освидетельствован компетентным консилиумом психиатров с мировыми именами. Однако очень многие из его ближайших соратников по партии сидели на скамье подсудимых перед Нюрнбергским военным трибуналом, а в период заключения за ними наблюдал опытный американский психиатр Г. Джилберт.

К примеру, по его мнению, Герман Геринг отличался чрезмерной агрессивностью, самовлюбленностью и некритичностью, что и привело его в движение нацистов, отличавшееся полным неуважением к чужой личности и агрессивной нетерпимостью к инакомыслию. По некоторым данным, в 20-х годах Геринг якобы проходил курс лечения в столице Швеции Стокгольме в психиатрической лечебнице Лангбро — будто бы он лечился от наркомании. Но не находился ли он тайно как раз в этот самый период в секретной авиашколе по подготовке летчиков будущего люфтваффе, расположенной в Советской России в городе Липецке?

Но оставим Геринга и вернемся к Адольфу Гитлеру. Специалисты в области психических и психологических патологий не раз отмечали, что между патологическими властолюбцами, силой завоевавшими власть, и теми, кто, не сумев ее достигнуть, начал вести активную борьбу за ее свержение, нет особенной разницы. Даже когда они, по воле исторических судеб, меняются местами. Тогда в один ряд встают известные революционеры — Робеспьер, Марат, Ленин, Троцкий, Сталин и многие другие, упорно и долго боровшиеся с властями и сами, наконец, ставшие властителями, и откровенные тираны типа Юлия Цезаря, Суллы, Калигулы, Муссолини, Гитлера? Все они, по большому счету, реальные или потенциальные пациенты психиатров. Однако социально-исторические процессы и индивидуальные особенности в конкретных случаях поставили их по разные стороны одного явления. Каждый из них патологический убийца, хотя сам, возможно, никого никогда не лишил жизни собственными руками.

Голландский психиатр Р. Штольк считал, что причины психопатии Гитлера весьма сложны и никак нельзя решать этот вопрос однозначно. Слишком много вредных воздействий перенес фюрер на протяжении своей жизни, что привело к тяжелому дефекту эмоционально-волевой сферы и возникновению болезненных особенностей интеллектуальной деятельности. Именно поэтому фюрер обладал повышенной самовнушаемостью и тяготел ко всяким проявлениям мистицизма. Однако кто и когда доказал, что на самом деле есть норма в психиатрии?

В любом случае, оценки психиатров стоит учитывать лишь до известного предела, поскольку практика и история показывают, что политическая и этическая направленность какого-либо исторического лица в принципе не зависят от наличия или отсутствия у него психического заболевания. Как среди жутких тиранов, так и среди известных всему миру прогрессивных политиков встречались люди с одинаковыми особенностями психики и одинаковыми болезнями. Тем не менее, их роль в мировой истории оказалась зачастую диаметрально противоположной.

В чем же тайна? Оказывается, еще в 1918 году, Адольф Гитлер после поражения Германии в Первой мировой войне тяжело переболел эпидемическим энцефалитом, характеризующимся воспалением мозга. Этот факт стал известен только недавно и тщательно скрывался не только в Третьем рейхе, но и долгие годы спустя. Хотя, в принципе, современная наука установила, что подобное заболевание ведет к неизбежным вегетативным нарушениям. Но в середине XX века считалось, что воспаление мозга при инфекционном энцефалите ведет к органическим поражениям мозга и резко усиливает антисоциальные комплексы личности. А это требовало стационарного лечения в психиатрической клинике. Поэтому болезнь Гитлера стала одной из мрачных тайн Третьего рейха.

Так был ли Гитлер психически здоров? Скорее да, чем нет. Никто ни разу даже не заикнулся о его ненормальности, пока он одерживал одну победу за другой. Молчали даже самые заклятые враги фюрера, которые набросились на него после ряда поражений. Его поступки вытекали из человеконенавистнической идеологии национал-социализма, возникновение которой обусловили общественно-социальные законы истории, тяжелое экономическое положение Германии того времени и общая политическая обстановка в мире, а не психические свойства личности Гитлера. Любой психиатр скажет, что даже махровые истерические психопаты прекрасно отдают себе отчет в своих поступках, великолепно контролируют собственное поведение и к ним следует относиться, как к абсолютно здоровым людям, обязанным выполнять все правовые и социальные нормы. Это в полной мере относится и к Адольфу Гитлеру.

Совершенные им чудовищные преступления многих заставляют вновь и вновь спрашивать: мог ли совершить такое психически нормальный человек? Да, в то время, да и в любое другое мог и может! Поэтому лучше всего оставить разговоры о психическом нездоровье Адольфа Гитлера и его приближенных досужим украшателям истории.

Источник: Веденеев В.В. Великие XX века. Тайны третьего рейха. — М.: Мартин, 2002. с. 111 — 117
Оцифровка, обработка и оформление: Михаил Ковальчук Великие властители прошлого

© 2000-2003 Великие властители прошлого | webmaster

vlastitel.com.ru

Адольф Гитлер глазами психиатров

Вряд ли какому-нибудь психиатру удастся когда-либо точно диагностировать все психические заболевания Гитлера и объединить их в достаточно емкую и всеобъемлющую формулировку. Отклонений в психике немецкого диктатора было так много, что они просто не укладываются в стандартный диагноз для обычных больных.

Будущего диктатора нещадно избивал отец

Корни психических заболеваний обычно ищут в детстве больных. Поэтому, разумеется, психиатры не оставили без внимания и детство Гитлера. Его сестра Паула рассказала им, как отец жестоко наказывал маленького Адольфа, в результате появилось мнение, что агрессивность Гитлера была результатом эдиповой ненависти к отцу.

Отец диктатора, Алоис Шикльгрубер (в 40 лет поменял фамилию на Гитлер), слыл ненасытным сластолюбцем. Его многочисленных связей на стороне иногда не хватало, чтобы полностью удовлетворить его похоть. Однажды он свирепо изнасиловал отказавшую ему в близости жену на глазах малолетнего Адольфа. Возможно, этот случай наложил свой отпечаток на всю сексуальную жизнь будущего диктатора.

Мать Клара патологически любила своего мальчика (до него она потеряла трех сыновей), и он отвечал ей тем же. Из шести детей Алоиса и Клары выжили только двое — Адольф и слабоумная Паула. Гитлер всю жизнь называл себя маменькиным сынком. Патологическая любовь к матери и ненависть к отцу стали причиной многих негативных особенностей его психики.

Ослепший от страха

Если верить Гитлеру, то в Первую мировую войну он был храбрым солдатом и честно заработал свою награду — железный крест. Только газовая атака англичан в 1918 году, из-за которой он временно потерял зрение, прервала его военную карьеру. Однако недавно британскому историку Томасу Веберу на основании архивных документов, писем и дневников однополчан Гитлера удалось развеять эту легенду о героизме бравого ефрейтора в окопах Первой мировой.

Историк обнаружил переписку известного немецкого нейрохирурга Отфрида Фёрстера с американскими коллегами. В одном из писем тот упомянул, что в 1920-х годах в его руки случайно попала медкарта Гитлера и он прочитал диагноз, который тому поставили врачи.

Оказалось, что Гитлер временно потерял зрение не из-за газовой атаки, а из-за истерической амблиопии. Это редкое заболевание возникает при психических стрессах, например из-за сильного страха перед военными действиями. Мозг как бы отказывается воспринимать жуткие картины действительности и перестает принимать сигналы зрительных нервов, само же зрение при этом остается в порядке.

У храброго солдата такого заболевания просто не могло случиться, но Гитлер им и не был. Он служил связистом при штабе и находился далеко от линии фронта, однополчане даже прозвали его «тыловой свиньей». Однако Гитлер умел угодить начальству, за что, по мнению Вебера, и получил железный крест.

От слепоты Гитлера лечили с помощью сеансов гипноза. Лечебным гипнозом в госпитале занимался профессор неврологии Эдмунд Форстер из университета в Грайфсвальде. Именно к нему попал ослепший ефрейтор Гитлер. Около двух месяцев Форстер пытался подобрать ключик к подсознанию этого разуверившегося в своем будущем человека. Наконец профессор выяснил, что у его пациента крайне болезненное самолюбие, и понял, как благодаря этому он сможет воздействовать на психику больного во время сеанса гипноза.

В абсолютно темной комнате Форстер ввел Гитлера в гипнотический транс и сказал ему: «Ты на самом деле ослеп, но раз в 1 ООО лет на Земле рождается великий человек, которого ждет великая судьба. Возможно, именно тебе суждено вести Германию вперед. Если это так, то Бог вернет тебе зрение прямо сейчас».

После этих слов Форстер чиркнул спичкой и зажег свечу, Гитлер увидел пламя. Адольф был просто потрясен, ведь он уже давно простился с надеждой когда-нибудь прозреть. Доктору даже в голову не пришло, что Гитлер отнесется к его словам о своем великом предназначении слишком серьезно.

По мнению психиатра и историка Дэвида Льюиса, написавшего книгу «Человек, который создал Гитлера», именно благодаря Форстеру в голове Гитлера зародилась мысль о его великом предназначении. Впоследствии это понял и сам Форстер. Когда в 1933 году Гитлер стал канцлером Германии, профессор, рискуя жизнью, переправил его историю болезни в Париж, надеясь, что она будет опубликована.

К сожалению, издатели не решились предать гласности эту историю болезни: Германия располагалась слишком близко, а у Гитлера в то время уже были длинные руки. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что этот демарш Форстера не остался для предводителя нацистов секретом.Через две недели после попытки обнародовать историю болезни Гитлера профессор погиб.

Как выяснил Вебер, были уничтожены все, кто знал об истинной болезни Гитлера, а его медкарты бесследно исчезли.

Кошмарный любовник

Своими выступлениями Гитлер доводил женщин буквально до экстаза. У него было много поклонниц, но стоило некоторым из них достичь заветной цели — интимной близости с фюрером, как их жизнь превращалась в настоящий ад.

Сюзи Липтауэр повесилась, проведя с ним всего одну ночь. Гели Раубаль, племянница Гитлера, говорила подруге: «Гитлер — чудовище. ты никогда не поверишь, что он заставляет меня делать». До сих пор уход из жизни Гели окутан тайной. Известно, что она погибла от пули. В свое время ходили слухи, что Гитлер застрелил Гели во время ссоры, официальная же версия нацистов гласила, что она покончила жизнь самоубийством.
Немецкая кинозвезда Рената Мюллер добилась близости с фюрером, о чем сразу пожалела.

Гитлер стал ползать у ее ног и просить дать ему пинка. Он кричал: «Я мерзок и нечист! Бей меня! Бей!» Рената была в шоке, она умоляла его подняться, но он ползал вокруг нее и стонал. Пришлось актрисе его все-таки попинать и отшлепать. Пинки кинозвезды привели фюрера в крайнее возбуждение. Вскоре после этой «интимной близости» Рената покончила с собой, выбросившись из окна гостиницы.

Ева Браун, которая дольше всех продержалась рядом с Гитлером, два раза пыталась покончить жизнь самоубийством, в конечном счете ей пришлось это сделать в третий раз, уже в качестве супруги диктатора. Многие психологи и сексологи сомневаются в том, что Гитлер был способен на нормальный половой акт.

Звериное чутье на опасность

На жизнь Гитлера было совершено, по разным оценкам, от 42 до пяти десятков серьезных покушений. Профессиональные телохранители и асы спецслужб совершенно не могут объяснить, как немецкому диктатору при этом удалось не только сохранить жизнь, но и не получить ни одного серьезного ранения. По их мнению, это уже не просто везение, а настоящая мистика. Обычно достаточно 2-3 хорошо подготовленных покушений (а чаще всего и одного!), чтобы по меньшей мере если не убить, то серьезно ранить человека и надолго вывести из игры.

Самое интересное, что Гитлеру часто удавалось сохранить свою жизнь за счет буквально звериного чутья на опасность. Например, в 1939 году во время покушения Эльзера, который организовал взрыв в мюнхенской пивной, Гитлер неожиданно рано покинул место встречи ветеранов партии, и это спасло его от смерти. Впоследствии он сказал одному из своих приближенных: «Мной овладело странное чувство, что я должен немедленно уехать. »

Однажды Гитлер сказал: «Я уходил от смерти несколько раз, но отнюдь не случайно, внутренний голос предупреждал меня, и я тут же принимал меры». В этот внутренний голос Гитлер верил до конца жизни.
Перевооружение германской армии, занятие демилитаризованной Рейнской области, аннексия Австрии, оккупация Чехии и Моравии, вторжение в Польшу — любое из этих действий в период с 1933 по 1939 год должно было привести к войне с Францией и Великобританией, войне, в которой у Германии не было никаких шансов на победу. Однако Гитлер как будто знал, что союзники будут бездействовать, и смело отдавал приказы, от которых генералы вермахта покрывались липким потом. Именно тогда у окружения Гитлера зародилась мистическая вера в пророческий дар фюрера.

Открывались ли в самом деле Гитлеру картины грядущего? Дж. Бреннан, автор книги «Оккультный рейх», полагает, что фюрер,, подобно шаманам, входил в особое экстатическое состояние, позволявшее ему видеть будущее. В припадке гнева Гитлер часто становился почти невменяемым.

У человека, находящегося в таком состоянии, как показывает биохимический анализ, резко повышается содержание в крови адреналина и диоксида углерода. Это может приводить к изменениям в работе мозга и выходу на новые уровни сознания. «Интоксикация такого рода доводила Гитлера до того, — пишет Дж. Бреннан, — что он мог броситься на пол и начать жевать край ковра — такое поведение наблюдалось у гаитян, отдавшихся во власть духов при исполнении магических ритуалов. Это привело к тому, что за ним закрепилось прозвище Ковроед».

Германия под гипнозом

Школьный учитель Гитлера на всю жизнь запомнил странный взгляд подростка Адольфа, который приводил педагога в трепет. Многие из окружения фюрера говорили о его незаурядных гипнотических способностях. Были ли они врожденными или Гитлер брал у кого-то уроки гипноза, неизвестно. Умение подчинять себе людей очень помогло Гитлеру на его пути к вершинам власти. В конце концов практически вся Германия оказалась загипнотизированной бывшим ефрейтором.

Гели Раубаль, племянница Гитлера, говорила подруге: «Гитлер — чудовище. ты никогда не поверишь, что он заставляет меня делать».

Вот что писал о гипнотическом даре Гитлера генерал Бломберг: «. на меня постоянно влияла некая сила, которая исходила от него. Она разрешала все сомнения и полностью исключала возможность возражать фюреру, обеспечивая мою полную лояльность. »

Профессор X. Р. Тревор-Ропер, бывший офицер разведки, писал: «У Гитлера был взгляд гипнотизера, который подавляет разум и чувства всех, кто попадает под его чары». Дж. Бреннан в книге «Оккультный рейх» описывает поразительный случай. Один англичанин, истинный патриот Британии, не знающий немецкого языка, слушая выступления фюрера, непроизвольно стал тянуть руку в нацистском приветствии и кричать «Хайль Гитлер!» вместе с наэлектризованной толпой.

В Гитлере было намешано столько психических отклонений, что любой, даже опытный психиатр пришел бы в явное замешательство, пытаясь разгадать состав «адского коктейля», который бурлил в голове этого невзрачного человека, безумца, вознамерившегося в свое время покорить весь мир. Явные сексуальные отклонения, возможности оказывать на людей гипнотическое воздействие, а также звериное чутье на опасность, позволяющее говорить об определенных способностях к ясновидению, — это далеко не все, чем Гитлер отличался от остальных людей.

Эрих Фромм, например, отмечал у него явную склонность к некрофилии. В качестве подтверждения он приводил следующую цитату из мемуаров Шпеера: «Насколько я помню, когда на стол подавали мясной бульон, он называл его «трупным чаем»; появление вареных раков он комментировал рассказом об умершей старушке, которую близкие родственники бросили в ручей как приманку, чтобы наловить этих тварей; если ели угрей, он не забывал упомянуть, что эти рыбы обожают дохлых кошек и лучше всего ловятся именно на эту приманку». Кроме этого, Фромм обращает внимание на странную мину на лице фюрера, которая видна на многих фотографиях, создается впечатление, что фюрер постоянно ощущает некий отвратительный запах.

У Гитлера была удивительная память, он обладал способностью сохранять в ней фотографически точное отображение действительности. Считается, что такая память в раннем возрасте присуща лишь 4% детей, но, взрослея, они ее утрачивают. В памяти Гитлера прекрасно отпечатывались как незначительные архитектурные элементы зданий, так и большие куски текста. Диктатор изумлял высший генералитет рейха, приводя по памяти многочисленные цифры, касающиеся вооружения как немецкой армии, так и ее противников.

Фюрер был прекрасным имитатором. Как вспоминает Ойген Ханфштенгль: «Он мог подражать шипению гусей и кряканью уток, мычанию коров, ржанию лошадей, блеянию коз. »

Актерские способности у диктатора также были на высоте, он даже умел с помощью самовнушения влиять на свою вегетативную нервную систему, например, без проблем заставлял себя плакать, что дано немногим профессиональным актерам. Слезы из глаз фюрера магическим образом воздействовали на аудиторию, усиливая эффект от его выступлений. Зная о подобном даре Гитлера, Геринг в самом начале нацистского движения в критических ситуациях буквально требовал: «Гитлер должен прибыть сюда и немного поплакать!»

Адмирал Дениц считал, что от Гитлера исходит некое «излучение». Оно оказывало на адмирала столь сильное влияние, что после каждого посещения фюрера Деницу требовалось несколько дней, чтобы прийти в себя и вернуться в реальный мир. Геббельс также отмечал явное воздействие своего патрона, он говорил, что после общения с Гитлером он «чувствует себя как перезаряженный аккумулятор».

Во многом поступки Гитлера определял очень глубинный фактор — комплекс неполноценности, описанный Альфредом Адлером. Диктатор постоянно сравнивал себя с великими завоевателями прошлого и пытался их превзойти. Как считает Алан Буллок, «огромную роль во всей политике Гитлера играло присущее ему сильнейшее чувство зависти, он желал раздавить своих противников».

Не вызывает сомнения, что у Гитлера развилась болезнь Паркинсона, которая вызвана органическим поражением головного мозга. Правда, диктатор успел уйти из жизни до того, как этот недуг оказал серьезное влияние на его здоровье и психику. В 1942 году у Гитлера стала дрожать левая рука, а в 1945 году началось расстройство мимики лица. В последние месяцы жизни Гитлер, по воспоминаниям окружающих, напоминал развалину и передвигался с большим трудом. Известно, что болезнь Паркинсона нарушает логическое мышление и заболевший испытывает склонность к более эмоциональному восприятию действительности. С 1941 года Гитлера все чаще стала подводить его уникальная память.

Итак, Гитлер был настолько странным и ненормальным человеком, что существование подобной «психической аномальщины» даже трудно предположить. Поэтому диктатор практически не вписывался в тесные диагностические схемы различных психологических и психиатрических школ, и поставить ему всеобъемлющий диагноз не представлялось возможным, хотя такие попытки все же были.

Среди документов в одной из юридических библиотек несколько лет назад был обнаружен секретный психологический портрет Гитлера, составленный еще в 1943 году психиатром Генри Мюрреем из Гарвардского университета. Его заказало Мюррею руководство Управления стратегических служб США (предшественник ЦРУ). Американские военные и разведчики хотели побольше узнать о характере Гитлера, чтобы иметь возможность прогнозировать его действия в той или иной военно-политической ситуации.

Сотрудники Корнеллского университета опубликовали этот анализ психики Гитлера, содержащий 250 страниц текста и по существу являющийся одной из первых попыток исследования личности диктатора. «Несмотря на то, что психология шагнула далеко вперед, документ дает возможность увидеть некоторые черты личности Гитлера», — считает Томас Миллс, научный сотрудник библиотеки университета.

Этот любопытный документ имеет следующее название: «Анализ личности Адольфа Гитлера с прогнозами относительно его будущего поведения и рекомендациями по тому, как с ним обходиться сейчас и после капитуляции Германии».

Ясно, что Мюррей не имел возможности лично обследовать столь опасного «пациента», поэтому он был вынужден проводить психоаналитические исследования диктатора заочно. В ход шла вся информация, которую можно было достать, — родословнаяфюрера, сведения о его школьных годах и службе в армии, сочинения диктатора, его публичные выступления, а также свидетельства людей, общавшихся с Гитлером.

Какой же портрет удалось нарисовать опытному психиатру? Гитлер, по мнению Мюррея, был злым, мстительным человеком, не терпящим никакой критики и презирающим других людей. У него отсутствовало чувство юмора, зато с избытком хватало упрямства и самоуверенности.

В фюрере, считал психиатр, довольно сильно был выражен женский компонент, он никогда не занимался спортом, физическим трудом, обладал слабой мускулатурой. С сексуальной точки зрения он описывает его как пассивного мазохиста, предполагая и наличие подавленной гомосексуальности.

Мюррей считал, что преступления Гитлера отчасти объясняются местью за те издевательства, которые он перенес в детстве, а также скрытым презрением к своим слабостям. Психиатр полагал, что, если Германия проиграет войну, Гитлер способен покончить жизнь самоубийством. Однако если диктатора убить, то он может превратиться в мученика.

В диагнозе Мюррея целый букет заболеваний. По его мнению, Гитлер страдал неврозом, паранойей, истерией и шизофренией. Хотя современные эксперты находят в этом психологическом портрете диктатора ряд неверных толкований и неточностей, объясняющихся уровнем развития психиатрии тех лет, обнаруженный документ, несомненно, является уникальным.

Сергей СТЕПАНОВ
«Загадки и тайны» май 2013

paranormal-news.ru