Грипп и деменция

Британские медики заявляют, что состояние пациентки не тяжелое и уже через несколько дней ее выпишут

На прошлой неделе в резиденции британских премьер-министров на Даунинг-стрит, 10 устроили банкет в честь юбилея Маргарет Тэтчер. Правда, самой виновницы торжества на банкете не было — она заболела гриппом. Через несколько дней ее госпитализировали, чтобы провести обследования. Медики заявляют, что состояние их пациентки не тяжелое и уже через несколько дней ее выпишут.

Тэтчер называют самым выдающимся британским премьером мирного времени. В 1979 году она стала первой женщиной в истории Великобритании, возглавившей кабинет министров, и была в этой должности в течение 11 лет. За твердость в принятии политических решений Тэтчер получила прозвище Железная Леди. И если она могла противостоять множеству нападок и критике из-за непопулярных решений, то болезням, к сожалению, нет.

Известно и о маленьких женских хитростях, к которым прибегала политик, чтобы выиграть выборы в 1979 году. Маргарет хотела за две недели похудеть почти на десять килограммов, чтобы лучше смотреться перед теле- и фотокамерами. Общаясь с репортером, Тэтчер объяснила причину своего похудения: «В конце концов, если человек не может контролировать свой вес, то как он сможет управлять государством?»

Предвыборная диета Маргарет Тэтчер включала в себя два яйца на завтрак, шпинат, грейпфрут, стейк на ужин, черный кофе и чай. Основой рациона были белки. Эта диета, популярная в 80-е годы прошлого столетия, была разработана профессором Аткинсом. За две недели Тэтчер съела 28 яиц! Единственное послабление, которое позволяла себе политик, — выпить виски.

Интересный случай, хорошо характеризующий Тэтчер, рассказывал ее советник Гордон Рис. Как-то он пожаловался, что его одолевают просьбами разрешить использовать портрет премьер-министра для открыток, чайных чашек и полотенец. На это Тэтчер дала резкую отповедь: «Я запрещаю использовать мое изображение на любых товарах. Но против обычных фотографий не возражаю».

В начале 2002 года из-за очередного ухудшения здоровья Тэтчер перестала участвовать в публичных мероприятиях и отошла от общественной и политической деятельности. В марте 2008 года Маргарет потеряла сознание и попала в госпиталь, в июне 2009 года сломала руку. Все это время у Тэтчер прогрессировала деменция.

Деменция. как было у нас.

Доброго времени суток! Хочу поделиться нашей историей, может кому-то это поможет, главное, что бы вовремя. Речь о моей свекрови, славном, добром, любящем, ласковом и интелегентном человечке. Моей свекрови было 77 (два года назад), когда стали активно прогрессировать хронические заболевания: артрит, резкое падение зрения, пиелонефрит и т.д., все возрастное, но без ужасов… ну, как у всех….. Начались походы по врачам, положили в офтальмологию «чинить глаза», поставили диагноз дистрофия сетчатки, сделали операцию с использованием аллоплантов, но врачи сказали, что слепота неминуема. Ходила она к этому времени с палочкой и была абсолютно адекватна, могла полностью себя обслужить, собирала коллекции камней, потом журналы про храмы. В июне 2013 года упала, как она сама сказала «плюхнулась на попу», дома на ковер. Все бы ничего, но через неделю началось воспаление седалищного нерва и она слегла. На беготню в поликлинику (тут я опущу про вызовы и ожидание специалистов), лечение, уколы ушло около двух месяцев, но свекровь мы все-таки смогли поднять.. С этого времени она могла передвигаться только с ходунками, перестала готовить (списали на падение зрения), стала плаксивой, началось нарушение сна, потихоньку потеряла интерес к своим коллекциям. Мы постоянно следили за ее эмоциональным состоянием, исключили все поводы для волнений и переживаний….Ну,… все вроде как у многих…. Мы с мужем постарались окружить ее еще большим вниманием, любовью и заботой, держать «на плаву». А свекровь, потихоньку востанавливаясь, начала подключаться, то бельишко свое постирает, то посуду за собой помоет, да и за собой хорошо следила, всегда чистенькая была. Мы радовались каждой победе… ну, как каждый из нас….

К слову – свекровь жила отдельно.

Накрыло в конце ноября 2014. Она стала хуже себя чувствовать и, нам в помощь, на неделю, подключилась ее сестра, в прошлом врач терапевт. Именно в это время свекровь перестала есть, пить. Сначала были непроизвольные мочеиспускания (до этого времени мы про памперсы даже и не думали), потом прекратились и они… совсем… Ни по «маленькому», ни по «большому», похудела, как веточка. Начались бред и галлюцинации… интоксикация… По скорой забрали в больницу, в отделение терапии. Лечащий врач на наш вопрос «Что случилось?» мы получили ответ «Это я вас должна спросить». Нас фактически обвинили в измывательстве над человеком! А у моей свекрови в больнице началась агрессия и полная дезориентация, . Мы с мужем постоянно , как неразумные дети, наивно стучались в кабинет врача, пытаясь понять, с чем же мы имеем дело. Бесполезно… как об стену… Обвиняющий взгляд и НИКАКОЙ информации Шоковое состояние, не знаешь что делать и куда бежать, что спросить… 10 дней ужаса в больнице… и для нее, и для нас…

После выписки моя свекровь забыла все телефоны, совсем не могла себя обслужить. Был бред и галлюцинации по ночам, но не часто.. то на кухне кто-то кушать готовит, то старик у кровати, то Каддафи придет… По ночам она задыхалась, был сильный отек ног, кожа трескалась, все кровило. Скорые делали уколы, пытаясь снять отек и одышку, и предлагали в больницу. Врачи к ней ходили как на работу, да и муж (он у матери ночевал, сторожил) в поликлинике стал к этому времени «своим». Установили видеонаблюдение в квартире. Мы лечили отек, а уролог сказал, что проблема с головой. А как в это поверить, когда человек опять становиться самим собой (нам, бестолковым, так казалось), начала передвигаться по квартире, сама кушать, смотреть телевизор, даже трусишки пыталась постирать… те, что памперсы…. Окружили еще большей заботой….. Терапевт в середине января сказала, что нам нужно в ПНД…. Не успели…27 января моя свекровь упала… перелом шейки бедра…

А дальше больница, тромбоэмболия легочной артерии, пневмония, острая сердечная недостаточность, агрессия, полный бред, постоянные галлюцинации, крики, мат, проклятия, до утра кардиологическое отделение не спало неделю. Моя вторая мама, по сути, превратилась в монстра. Она била сиделку (мы сразу наняли круглосуточную, помятуя предыдущую больницу), обвиняла ее в воровсте, проклинала нас с мужем, вызывала милицию, говоря, что мой муж нашего сына убил…. Тут же в больнице невролог и психиатр поставили диагноз прогрессирующая сосудистая деменция, начали давать хлорпротиксен….. Свекровь сгорала на глазах …. 9 февраля ее не стало…

Нам ни разу никто и нигде не сказал этого ключевого слова – ДЕМЕНЦИЯ! Деменция, как совокупность заболеваний. А ведь мы могли помочь, знай, с чего начинать. Начали с ног, а нужно было с головы! Мы все оправдываем своих близких, любимых в их слабостях и немощи. Не значит ли это, что мы с мужем оказали «медвежью услугу» своей любовью?

Я хочу от всей души поблагодарить создателей сайта и всех его участников! Я тут жила два месяца, кропотливо вчитываясь в каждый пост, комментарий. Продумывая каждый свой шаг, дальнейшие действия, уход. Вы мне ОЧЕНЬ помогли! Когда повторно столкнулись с больницей я была подкована «на все копыта» и разговор с врачом был уже предметный. Ваш опыт и знания крайне важны тем, кто столкнулся со зверем по имени Деменция. Это страшно… очень страшно… Но еще страшней чувствовать себя с этим чудовищем наедине, а с вами можно все преодолеть. . Всем Вам хочу от всей души пожелать сил физичеких и моральных в Вашем труде.

memini.ru

85-летнюю Маргарет Тэтчер госпитализировали с диагнозом грипп

Первые симптомы деменции (старческого слабоумия) проявились у Тэтчер около десяти лет назад. Об этом в своей книге рассказала дочь Железной Леди Кэрол. «Мы сидели с мамой за обеденным столом, она, как всегда, что-то вспоминала и вдруг перепутала войну на Фолклендских островах с конфликтом в Боснии, — пишет Кэрол. — Я чуть со стула не упала, наблюдая за ее сражением с собственной памятью. Не могла в это поверить. Мне всегда казалось, что мама неподвластна возрасту, болезням и способна пройти любую проверку на прочность! Ведь она всегда славилась своей исключительной памятью. Как компьютер, могла моментально выдать цифры, имена, даты » Врачи считают, что болезнь стала следствием нескольких микроинсультов, которые Маргарет Тэтчер перенесла в 2001 году. Уже тогда специалисты посоветовали ей избегать публичных выступлений.

Сейчас бывают дни, когда известный политик не может вспомнить начало собственной фразы, пытаясь ее закончить. «Раньше мама обожала дискуссии, — рассказывает дочь Тэтчер. — За чаем или коктейлем она вступала в спор и чаще всего в нем побеждала. Но теперь все это в прошлом. А ее состояние еще больше ухудшилось после смерти папы в 2003 году. Мама все время забывает, что его уже с нами нет. И теперь, когда она зовет папу, мне приходится сообщать ей это печальное известие. И всякий раз она заново переживает его смерть Это очень тяжело — жить с любимым человеком, который ушел в свой собственный мир, а ты не знаешь, как тебе туда попасть Я научилась терпению. Один и тот же вопрос мама может задать три или четыре раза. Людей, которые оказались в аналогичном положении, тысячи. И многие из них, в отличие от Маргарет Тэтчер, не могут иметь постоянную сиделку».

До того как описать болезнь своей мамы, Кэрол выпустила книгу мемуаров под названием «За стеной», где Железная Леди представлена холодной матерью, которую не слишком волновали семейные проблемы. «Мама все делала так, словно постоянно бежала спринтерскую дистанцию, целью которой было добраться до своей канцелярии», — пишет Кэрол. Но благодаря такому упорству и целеустремленности Маргарет и стала столь известным политиком. Во время ее правления начался значительный экономический подъем в стране. Тэтчер любила повторять, что она изменила в Британии все, кроме парламента, армии и почты.

В свою бытность публичным политиком Тэтчер любила цитировать Софокла: «Стоит один раз поставить женщину наравне с мужчиной, как она начинает его превосходить». До сих пор многие известные политики считают, что она — живое доказательство верности этого афоризма.

fakty.ua

«Мед в голове»: как помочь близкому c болезнью Альцгеймера и не сгореть самому

Болезнь Альцгеймера – это проблема не отдельного человека. Там, где есть больной с деменцией, есть близкий человек, который ухаживает за ним. А такой уход – большой труд, говорят специалисты

Деменцию уже окрестили чумой 21 века. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), во всем мире насчитывается около 50 млн людей с деменцией. Эксперты ВОЗ уже бьют тревогу. По их словам, к 2050 году число пораженных деменцией людей может удвоиться.

Самой распространенной причиной деменции является болезнь Альцгеймера. На нее приходится порядка 70% всех случаев. В России о болезни Альцгеймера говорят немного и негромко. Сами врачи нередко списывают первые признаки болезни на старость. В итоге заболевание прогрессирует, и ухаживать за пожилым становится сложно. О том, как организовать уход за пожилым с болезнью Альцгеймера и не сгореть самому, Вести.Медицина рассказали специалисты АНО «Альцрус» (организация занимается оказанием помощи пациентам пациентам с болезнью Альцгеймера и их семьям).

«Хотелось бы, чтобы о деменции говорили так же, как говорят о гриппе»

Во всем мире деменции и болезни Альцгеймера уделяют большое внимание, также как и поддержке родственников. В России пока все сложно, рассказывает президент АНО «Альцрус» Александра Щёткина.

В России проблемами деменции на профессиональном уровне занимаются несколько организаций, и пальцев одной руки хватит, чтобы их пересчитать. Есть два таких локомотива — это АНО «Альцрус» (некоммерческая организация «Помощь пациентам с болезнью Альцгеймера и их семьям») и проект «Мемини», организованный российским представительством немецкой компании «Мерц Фарма».

Фото: Александра Щёткина и Мария Гантман

Например, сейчас по закону родственнику, который ухаживает за пожилым с деменцией, положена компенсация 1,2 тыс рублей. Сделать что-то на эту сумму – нереально. Конечно, есть еще бесплатные лекарства, средства гигиены, технической реабилитации, которые положены пожилому с деменцией. Но и тут есть проблемы.

Во-первых, родственники часто сами не пользуются помощью, которую предлагает государство. В итоге происходит серьезное выгорание. Во-вторых, у нас проблема больше не в том, что помощь маленькая, а в том, что ее сложно получить – нужно собрать множество документов, пройти все инстанции. Если бы все, что положено получать от государства, работало, то жизнь человека с деменцией была бы намного лучше и легче.

Что касается информированности по поводу деменции и болезни Альцгеймера, то здесь тоже пока все сложно, признается Александра Щёткина. Сами врачи-терапевты часто не осведомлены о признаках деменции. И когда на приеме врачу говорят о том, что у пожилого человека ухудшилась память, доктор отвечает: «А что вы хотите, ему 70 лет, это старость». Но деменция – это ненормальный процесс старения.

Хотелось бы, чтобы о деменции говорили так же, как говорят о гриппе, потому что болезнь эта не менее серьезная. Например, чтобы в поликлиниках были информационные плакаты, которые бы рассказывали о том, что такое болезнь Альцгеймера.

Болезнь Альцгеймера – неизлечимое заболевание, но это не значит, что человека нужно оставить без терапии. Как минимум, это неэтично. Поэтому чем раньше начнется лечение, тем проще будет пережить болезнь всем.

Сами люди должны понимать, что если их родственники стали что-то забывать, повторять по несколько раз одно и то же, то стоит серьезно озаботиться их здоровьем и пойти к специалисту.

Школы заботы

Сейчас мы выстраиваем сотрудничество с государством, и оно потихоньку разворачивается к этой проблеме. Мы уже сотрудничаем с московским департаментом соцобеспечения, центрами соцзащиты. В общем, наводим мосты, и почти всегда эти структуры откликаются. Например, помогают в распространении информации, рассказывает президент АНО «Альцрус».

«Сами мы проводим «Школу заботы» – однодневные семинары, которые проходят раз в три месяца. На них наши специалисты рассказывают родственникам о том, что такое болезнь Альцгеймера, какие у нее стадии, как они проявляются, какие есть лекарства и т.д. Ведь часто родственники не знают ничего о самой болезни. И это тоже проблема. А медицинские факты помогают внести ясность и снизить градус стресса», – говорит она.

Вторая часть нашей школы обычно посвящена досугу больных Альцгеймером, уходу за ними, взаимодействию с государством, защите прав. Многие пожилые живут отдельно от родственников, а это уже вопросы безопасности. Об этом мы тоже говорим.

Родственники на таких школах могут задать любые вопросы – как правильно помыть, накормить, сводить на прогулку пожилого. Особенно это актуально, если больной не хочет ничего делать. Наши специалисты разбирают все эти кейсы, рассказывают, как себя вести.

Вопросы, как правило, зависят от стадии болезни, отмечает врач-геронтопсихиатр, главврач клиники Mental health Center, вице-президент АНО «Альцрус» Мария Гантман. На ранних этапах часто спрашивают, как будет развиваться болезнь, до какого состояния может дойти человек. Часто задают вопросы про генетический риск. Многие не понимают, что болезнь Альцгеймера – это смертельное заболевание, и человек со временем станет лежащим. Эту информацию нужно принять и пережить.

На продвинутых стадиях – много бытовых вопросов. Например, больной не хочет есть или гулять. Здесь нужно стараться мирно решить эту проблему. Для самих врачей тоже полезно прийти на школу или посмотреть семинар дистанционно, советует Мария Гартман. Потому что терапевтам задают обычно те вопросы, на которые мы отвечаем.

Само общение с врачами и другими родственниками терапевтически влияет на участников, помогает им снизить уровень стресса, отмечают специалисты.

Конечно, пока подобных мероприятий немного, говорят специалисты. Есть, например, школы при поликлиниках. Но здесь тоже остро стоит вопрос информированности – многие люди просто не знают о них. Я сама ухаживала за тетей, у которой была болезнь Альцгеймера. И когда я пыталась найти подобную школу, то не смогла этого сделать, признается Александра Щёткина.

Фото: «Школа заботы»

Отдых и безопасность

Для людей с деменцией, которые не ведут хозяйство и не работают, любая деятельность будет досугом. Главное, чтобы человеку нравилось то, чем он занимается, рассказывает Мария Гантман.

Многое зависит от того, кем больной работал раньше, какой у него был характер. Кому-то нравится вязать, кому-то с собакой гулять. И если человеку не нравится делать то, что вы ему предлагаете, то заставлять не нужно.

«Еще нужно быть готовым к тому, что человек без вашего присмотра не будет поддерживать свою деятельность долго. У людей с деменцией, с болезнью Альцгеймера, проблемы с тем, чтобы заниматься чем-то по своей инициативе. Вы стоите рядом, он этим занимается, вы отошли — он отвлекся и уже все забыл. Не страшно, если эти занятия будут длиться недолго», — говорит врач.

Форматом досуга могут стать Альцгеймер-кафе, которые организует «Альцрус». Это такие семейные встречи, на которых собираются пожилые с деменцией со своими родственниками. На них они общаются, танцуют, поют. Сюда можно прийти и не переживать, что ваш близкий сделает что-то не то или будет выглядеть как-то не так, как все, отмечает Мария Гантман.

Фото: «АльцКафе Россия»

Летом, например, организовать отдых как раз проще, потому что многие пенсионеры увлечены своей дачей, и чувствуют себя за городом гораздо лучше, отмечает доктор. Поэтому по поводу отдыха ничего особо придумывать не приходится.

Основная опасность на даче заключается в том, что пожилой человек может уйти в неизвестном направлении. Если говорить о техническом решении проблемы, то помочь может мобильный телефон с подключенной функцией слежения, который кладется в одежду пожилого человека. Конечно, нельзя отбрасывать и тот факт, что за городом могут быть проблемы со связью.

Вообще человека с деменцией можно оставлять до определенного момента, а именно до прогрессирующих стадий. Если он уже один раз уходил и терялся, то в таком случае оставлять пожилого без присмотра однозначно нельзя.

Говоря о безопасности в квартире, в первую очередь нужно понять, откуда может исходить угроза. Бывает человек очень подвижный, ловкий, но при этом ничего не понимает. В таком случае, прежде всего, нужно контролировать газ. Например, снять ручки с газовой плиты, заменить ее на микроволновку, а обычный чайник — на электрический. Кто-то постоянно открывает воду и забывает ее закрыть. В данной ситуации лучше заблокировать воду.

Если человек, наоборот, плохо передвигается, у него шаркающая походка, то лучше убрать пороги и коврики, о которые он может споткнуться. Если он встает ночью до туалета, нужно чтобы этот путь был безопасным и освещенным.

Не взваливать все на себя, чтобы не перегореть

Болезнь Альцгеймера – это проблема не отдельного человека. Там, где есть больной с деменцией, почти всегда есть близкий человек, который ухаживает за ним. А такой уход – большой труд. Это тяжело и физически, и морально. Человек меняется, и родственникам трудно воспринимать совершенно другим своего близкого. И тут встает проблема выгорания близких, отмечают специалисты.

«Это сложная этическая проблема в первую очередь, и я как бывший родственник столкнулась с такой проблемой. Наша пожилая тетя жила одна. Никто из нас не мог с ней круглосуточно находиться, потому что у всех работа. Как-то она ушла из дома, мы ее искали. Это был стресс для всех. Такие случаи не единичные, к сожалению. Встал вопрос – что делать?», – говорит президент АНО «Альцрус».

Тут, конечно, нужно рассматривать каждый случай индивидуально, продолжает она. Смотреть, какие ресурсы есть у семьи. Конечно, нельзя чтобы один родственник все взваливал на себя. Нужно обязательно чередоваться, составить план ухода. Нельзя забывать и про свой отдых. Нужно заранее продумать, кто вас сможет подменить на время отпуска, подготовиться к этому. Но совсем отказываться от отдыха нельзя. Если вы выгорите, то никакого ухода за больным уже не будет.

Можно рассмотреть вариант пансионатов. Если у вас есть возможность организовать круглосуточный уход (а он важен, когда у человека прогрессия болезни), то лучше пожилому оставаться дома. Дома и стены помогают.

Другое дело, если он сидит один в четырех стенах, пока вы работаете. То тут, наверное, лучше, если он будет под присмотром. В пансионате у него будет и досуг, и питание, и социализация. Нужно все тщательно изучить – насколько квалифицированный персонал в пансионате, как он обустроен, можно ли его посещать круглосуточно, какое там питание и досуг.

И если вы постоянно навещаете родственника, продолжаете заботиться о нем, то пансионат не так страшен, как может показаться на первый взгляд. Другое дело, когда вы сдали своего близкого в пансионат и забыли. Вот это, конечно, плохо. Для нашей семьи, например, именно пансионат стал выходом. Хотя такое решение изначально далось нам с трудом.

Еще есть службы «Социальный помощник», которые оказывают различную помощь. Например, помогут сделать инъекцию или с работой по дому. В настоящее время есть службы психологической поддержки, можно обратиться туда. Если есть возможность, то нужно посещать психолога, общаться с другими родственниками. Нельзя все держать в себе, нужно сбрасывать психологический груз.

«Вообще, у нас есть такая особенность — переживать все в себе, внутри своей семьи. Но это неправильно. Все, что предлагает государство, нужно использовать по максимуму, потому что уход за таким больным человеком – это большой труд», — заключает Александра Щёткина.

med.vesti.ru