Групповые занятия для детей с аутизмом

Групповые занятия для детей с аутизмом

Карвасарская И.Б.
В стороне. Из опыта работы с аутичными детьми

Часть третья. Терапия

«Мир починенных людей»
Алексей, 20 лет, аутизм

«Денис, не плачь!
Ты пришел сюда, чтобы радоваться»
Маша, 10 лет, аутизм

Первым этапом психокоррекционной работы является этап индивидуальных занятий, хотя, для ребенка, посещающего детские учреждения или легко переносящих отрыв от матери возможно и включение в небольшую группу. На первых двух занятиях никаких целей, кроме приучения ребенка к новому месту и незнакомому ему прежде взрослому, можно не ставить. Если первый контакт состоялся, на последующих занятиях можно начинать внедряться в личное поле ребенка с целью внесения изменений в поведение. Как правило, давление психолога вызывает аффективную реакцию у аутичного ребенка, важно, чтобы она была не слишком сильной, так как негативные впечатления от занятия могут вызвать отказ продолжать взаимодействие. Кроме того, лучше, чтобы действия психолога, направленные на изменения приходились на первую часть занятия, а во второй половине можно заняться деятельностью, которую предпочитает ребенок, так как очень важно и для ребенка, и для его матери то, в каком настроении и состоянии он выходит после занятий. И то, и другое должно быть положительно окрашено. Недопустимо отдавать матери ребенка в состоянии аффекта, лучше ненамного увеличить длительность занятия.

Начинать следует с того, чтобы ребенок научился видеть человека вообще, получить положительный опыт контакта. На начальной фазе развития (до двух лет) не было приобретено базовое доверие к миру, что явилось одним из пусковых механизмов для развития аутичных тенденций. Наиважнейшая задача в терапии — вернуть утраченное доверие или вновь создать его. Чтобы на какой-то момент пропало отчуждение и возникло состояние совместного существования, которое совсем не обязательно озвучено ребенком, но проявляется в невербальном поведении. Необходимо установление партнерских отношений с ребенком, обращение к его личности с тем, чтобы он мог осознать свои трудности. Чувство привязанности, симпатии, расположения к человеку создает ребенку другой положительный эмоциональный опыт, является дальнейшей основой для межличностных связей. Партнерские отношения возможны при любом уровне развития ребенка, если при этом терапевт не преследует свои цели, свои ожидания. Партнерские отношения — это двухсторонние отношения, поэтому аутичный ребенок способен воспроизводить партнерство в той степени, в которой терапевт может ему это партнерство предложить. Подавляющее большинство детей-аутистов (включая 1-ую группу) в состоянии увидеть терапевта уже при первом контакте. На осознание действительно требуется время. При первичном контакте необходимо создание поля »мы».

Мне кажется необходимым владение первичным, доступным аутичному ребенку языком, как родителями, так и специалистами, работающими с ребенком. При этом возможности обычных людей в общении на первичном языке сильно ограничены, так как вся система образования и воспитания строится на языке вторичном, который постепенно с возрастом замещает собой первичный практически полностью. Пробудить же мотивацию к общению у аутичного ребенка, особенно мутичного, можно, как мне кажется, только давая ему возможность хотя бы иногда, строить общение на доступном ему языке. Тогда он видит, что и взрослый готов идти на какое-то встречное взаимодействие.

Для постоянного развития терапевту необходима личностная вовлеченность. В работе с аутичными детьми, в силу их особенностей, очень трудно использовать общепринятые психотерапевтические техники. Многое зависит от того, насколько гармонично развитой личностью является сам терапевт, от того, не решает ли он свои проблемы посредством психотерапевтической практики. Можно не использовать в работе никаких техник, и быть эффективным, и наоборот, знать и применять на практике новейшие достижения психотерапии, и не добиться успеха. Терапевт должен уметь фиксировать и понимать »говорящий» взгляд ребенка. В нем могут быть выражены разные чувства: агрессия, просьба поддержки, благодарность, удивление, понимание. При достаточной степени подготовки, общение с аутичными детьми возможно и без вербального контакта. Для того, чтобы быть успешным, терапевт должен уметь воспринимать тонкие качественные различия в поведении и состоянии ребенка. Из поля его внимания не должны выпадать интонации, жесты, позы, модели поведения (как аутичного ребенка, так и его родителей).

Общеизвестно, что 60-70% информации, получаемой при общении, является невербальной, несмотря на кажущееся вербальное наполнение. Доля эта у аутичных детей в большинству случаев неизмеримо больше. То, что первичным для терапии аутичного ребенка является установление атмосферы доверия и безопасности, в настоящее время не вызывает ни у кого сомнений. При этом создание этой атмосферы ускоряется в несколько раз, если использовать первичный язык. Установление контакта возможно практически с первого занятия. Согласитесь что для ребенка, и так, в силу особенностей своего развития, живущего в хаотичном пугающем мире, очень важно общение с людьми на понятном для него языке, пусть и не общепринятом. Главное, что это прямой язык без оценивания, вне социально-нормативной окраски. В этом проявляется уважение к ребенку как к личности, пусть и несколько иначе организованной, способствует осознанию себя. Осознание себя ребенком как субъекта действующего и чувствующего возможно и у детей ниже 3-ей группы. Как именно он это для себя формулирует и формулирует ли вербально вообще, сказать трудно. Это снимает многое вторичные проблемы, возникающие в процессе развития.

Терапия открывает возможность для изменений. Мотивация может принимать разные формы, она может идти через развитие стереотипов (желание действовать в определенном месте определенным образом). В этом нет ничего криминального. Важно, чтобы развитие поведенческих стереотипов шло по пути усложнения. Развитие вообще имеет своей предпосылкой мотивацию. В терапии создается напряжение, связанное с тем, что привычные защиты становятся в новой ситуации неэффективны.

Аутичный ребенок, которому в силу особенностей своего развития не хватает базового доверия к окружающему, слишком часто имеет отрицательно эмоционально окрашенный личный опыт, что еще больше подрывает его возможности и веру в себя. Поэтому одной из главных задач терапии и является формирование личного положительного опыта общения. На первых этапах доступнее общение с аутичным партнером при руководстве терапевтом. Аутичный партнер менее критичен, чем здоровый ребенок и информирует об этом невербально и однозначно (недвусмысленно). Адекватные формы поведения лучше формируются на индивидуальных занятиях и на занятиях в паре. При занятиях групповой игровой психотерапией в первую очередь речь идет о повышении уровня переносимости ребенком ситуации включенного общения, ситуации группового напряжения, конфликтов, неизбежно возникающих между потребностями аутичного ребенка и возможностью их немедленного удовлетворения. Очень ценным является для аутичного ребенка опыт пребывания в здоровой группе, наблюдение за обычными детьми при поддерживающем и объясняющем партнере (это может быть родитель, психолог, социальный работник). Кроме того, группа призвана ликвидировать дефицит общения. Именно здесь ребенок в безопасных условиях получает опыт познания другого, имеет максимальную возможность получения позитивного опыта общения, в то время, как в открытой среде даже успешно интегрированный в нее ребенок слишком часто получает негативный опыт, который не способствует повышению уверенности в себе и препятствует возникновению потребности в общении, скорее отвращает от него.

Для получения дополнительной информации о ребенке мы часто используем проективный рисунок. Иногда тема рисунка задается психологом («Нарисуй дом, человека, семью, школу»), иногда рисунок может быть спонтанным, отражающим непосредственное эмоциональное состояние ребенка в данный момент времени. Изменение рисунка отражает изменение состояния ребенка.

Применение игротерапии как метода лечебного воздействия логично вытекает из того, в чем проявляются основные нарушения у аутичных детей. В первую очередь обращают на себя внимание нарушения игровой деятельности, общения, невозможность установления адекватных отношений с окружающими людьми.

«Игровая терапия, центрированная на ребенке, есть непосредственный опыт ребенка, опыт, в котором терапевтический процесс возникает из совместных живых отношений, развивающихся на базе постоянно передаваемых сообщений о том, что терапевт верит в возможность ребенка помогать самому себе и свободен рисковать, опираясь на собственные силы… В игровой терапии, центрированной на ребенке, ключом к росту являются именно отношения, а не использование игрушек или интерпретация поведения.» Одна из основных задач терапии — научить аутичного ребенка строить отношения с другими людьми и уметь их поддерживать независимо от наличия посредника (родители, психологи, педагоги).

Никаких задач, кроме обучения навыкам игры и общения и, в меньшей степени, социального поведения и рисования, не ставится. Естественно, при этом необходимо поддерживать и развивать атмосферу доверия и безопасности, без которой терапия аутичного ребенка невозможна. Очень важно то, насколько быстро психолог может установить с ребенком субъектные отношения (ребенок узнает психолога, знает его имя, может найти его в игровом зале, может обратиться с просьбой, выраженной как в вербальной, так и в невербальной форме).

В процессе групповой игротерапии ребенок получает множественную информацию о себе за счет обратной связи, что способствует расширению образа Я, выделению себя в качестве субъекта взаимодействия. У него появляется возможность приобрести новые способы поведения за счет подражания более развитым, менее аутизированным детям. Возникает чувство принадлежности группе, повышается уровень доверия к людям, приобретается опыт поведения в эмоционально напряженных ситуациях.

Быстрая пресыщаемость аутичного ребенка новыми впечатлениями, с одной стороны, и склонность к защитному воспроизведению устойчивых поведенческих стереотипов, с другой, приводит к тому, что усвоение новой информации возможно лишь на протяжении достаточно короткого промежутка времени. Но эффективность занятий будет значительно выше, если организовать их процесс таким образом, чтобы, пресытившись одним видом деятельности или контактом с партнером, ребенок мог тут же сменить деятельность или, соответственно, партнера, а не уйти в привычное для него стереотипное действие. Для этого необходимо, чтобы в игровом зале находилось достаточное количество детей и взрослых, а также разнообразного игрового материала. Перемещаясь от одного человека к другому, ребенок может оставаться в контакте в течение большего промежутка времени, одновременно расширяя (качественно и количественно) свой собственный опыт взаимодействия, получая разнообразную обратную связь. В начале, при включении в группу, ребенок пассивен, испытывает высокий уровень напряжения, но постепенно становится более активным, начинает проявлять агрессию по отношению к терапевту или другим участникам группы. Это закономерное явление в групповом процессе, без него невозможно движение вперед. К сожалению, часть родителей пугает этап возросшей возбудимости и агрессивности ребенка и они прекращают водить ребенка на занятия, вместо того, чтобы использовать возросшую активность ребенка для формирования новых, более сложных форм поведения.

Групповые занятия с аутичными детьми могут проводится с группами, сформированными по нескольким разным принципам: пола, возраста, уровня развития, количества и качества аутичных проявлений. Хорошей моделью является группа, состоящая из двух подгрупп детей одного возраста, но разного уровня развития. Первыми приходят дети, у которых аутичное состояние более выражено, затем, через полчаса — их ровесники, аутичные проявления которых не настолько ярки. В течение получаса дети обеих подгрупп находятся в игровом зале вместе, затем более тяжелые дети уходят, и занятие продолжается в течение получаса для легкой подгруппы. В чем преимущества такого подхода? Для группы более аутичных детей — это возможность предварительной адаптации в более комфортных условиях и при большем персональном внимании к каждому из них психологов-психотерапевтов и их помощников, а также более полное включение в атмосферу занятий. Далее, когда появляются их более развитые (или менее аутичные?) сверстники, они уже готовы к восприятию, пусть и частичному, которой уже владеют дети второй подгруппы. Для детей второй подгруппы — это возможность после несколько хаотичной и деструктивной обстановки, которую создают тяжело аутичные дети, полчаса провести в более комфортной атмосфере структурированной деятельности, гораздо менее аффективно окрашенной. При этом первые полчаса занятий важны для увеличения уровня переносимости дискомфорта (шума, агрессии и так далее). Для детей первой подгруппы встреча в игровом зале с более адаптированными аутичными сверстниками зачастую единственная возможность контакта с детьми, чей уровень развития значительно превышает их собственный. Такое же пересечение возможно и между группами с одним уровнем адаптации, но различными по возрасту, тогда первыми приходят более младшие дети.

Каждый ребенок в рамках игровой деятельности решает свою собственную задачу. Для одного достижением является возможность сосредоточенно наблюдать за чужой игрой при параллельном объяснении психологом происходящего. Для другого — это возможность спокойно играть и комфортно чувствовать себя несмотря на пугающую обстановку, шум и отсутствие матери. Для третьего — возможность пусть точечных, но контактов с другими детьми под руководством психолога. Начиная с определенного этапа — это и возможность совместных ролевых игр и игр по правилам, а так же участие в группах, созданных для взаимодействия в других видах деятельности (обучение, рисование, музыка, кукольный театр).

Совместное рисование всех членов группы на большом листе бумаги способствует развитию взаимодействия между детьми, установлению более тесных эмоциональных связей. Особенно полезно это для детей, испытывающих трудности в вербализации. На листе бумаги им гораздо легче выразить свои чувства. Любой опыт совместной деятельности бесценен для аутичного ребенка, для него это возможность быть вместе, несмотря на большое количество трудностей, испытываемых им при взаимодействии с окружающими. При умелом руководстве психолога или арттерапевта аутичные дети способны создавать совместные композиции, отрабатывая в невербальной форме навыки построения отношений.

Основная задача психолога в группе — не допускать возникновения и развития ситуаций, которые могут повлечь ущерб для здоровья ребенка. Он должен уметь вовремя распознавать и блокировать агрессивные и аффективные состояния у детей, а также использовать возникающее в процессе терапии групповое напряжение для конструктивных изменений в поведении детей, в восприятии ими себя и другого.

Уровень профессиональной готовности терапевта определяет его мотивация. Мотивы очень сильно меняются в процессе терапии, они должны осознаваться. При достаточном осознании и опыте работы можно говорить о создании такого терапевтического альянса, когда появляется бытие с клиентом. Состояние бытия связано с созданием кажущейся неактивности. Если терапевт активен, то он ведет ребенка за собой, не давая ему свободы, но это должно, как минимум, совпадать с его готовностью следовать.

Независимо от того, с какими пациентами работает терапевт, он должен обладать качествами, необходимыми для успешности терапевтического процесса. Это так называемая триада Роджерса.

  • Психотерапевт конгруэнтен в отношениях с пациентом, остается самим собой, со всеми присущими ему переживаниями.
  • Переживает безусловно положительную оценку по отношению к пациенту. Безусловно положительно оценивать другого — значит оценивать его позитивно, независимо от того, какие чувства вызывают определенные его поступки.
  • Психотерапевт эмпатически воспринимает пациента. Знание субъективного мира пациента, полученные эмпатически, приводят к пониманию основы его поведения и процесса изменения личности.

В процессе терапии аутичного ребенка психолог зачастую сталкивается с тем, что работа гораздо эффективнее на первых этапах взаимодействия, но через 2-3 месяца динамика изменений постепенно замедляется и почти сходит на нет, так как ребенок, приспособившись к новым для него условиям, выработал стереотипы поведения в них. В таком случае, если это индивидуальные занятия, разумно поменять ребенку психолога, работающего на другого, обладающего другим индивидуальным стилем деятельности и вызвать у ребенка строить новые отношения, опираясь на опыт предыдущих занятий. Безусловно динамичная среда для аутичного ребенка терапевтична только в том случае, если вокруг грамотные терапевты, которые умеют создавать и поддерживать у ребенка ощущение безопасности. В противном случае такая среда может принести вред, но это имеет отношение не столько к ребенку, сколько к профессиональной состоятельности терапевта. То же самое можно отнести и к групповым занятиям. При привыкании к нахождению в группе и отсутствии в связи с этим группового напряжения, каждый из детей может найти свою, обособленную, нишу, позволяющую избегать нежелательных для него воздействий. Возможно, ребенок просто перерос отношения, существующие в группе, которую он посещает. В таких случаях можно перевести ребенка в другую группу, предъявляющую ему другие требования. Часто помогает и перевод всей группы из большого игрового зала, где обычно проводятся занятия, в помещение, значительно меньшее по размеру или ограничение площади игрового пространства в самом зале. Вообще, при работе с аутичными детьми обязательно нужно время от времени менять условия проведения занятий с целью предотвращения создания и закрепления стереотипов.

Эффективным для многих детей, обычно посещающих занятия 2-3 раза в неделю, является марафон. В течение 1-2 недель терапевтическая нагрузка резко возрастает, ребенок посещает все возможные для него занятия 5-6 раз в неделю. Продолжительность занятий также увеличивается с 1-2 до 3-4 часов. К сожалению, такие марафоны удается организовать лишь для небольшого числа детей, как в силу занятости родителей, не могущих организовать для ребенка частого посещения занятий, так и в силу ограниченных возможностей самого терапевтического коллектива (большое количество детей, недостаточное количество разнообразных групп, небольшая площадь, занимаемая Центром). Обычно мы прибегаем к марафону в случаях, когда ребенок длительное время посещает занятия и практически не меняется. Увеличение нагрузки происходит в знакомом пространстве со знакомыми людьми. Таким образом, качественные изменения возможны именно в результате количественного изменения нагрузки при сохранении ее качества. Что же касается характера динамики, то для каждого ребенка он свой. Для кого-то это рост интереса к окружающему миру, для кого-то — скачок в речевом развитии, для кого-то — изменение характера отношений с родителями, при желании этот список можно продолжить. Ключевым моментом здесь является изменение без ухудшения. Стоит также отметить, что хорошо, когда в период марафона выделяется специальное время для родителей, так как марафон — это повышенная нагрузка не только для аутичного ребенка, но и для семьи. Резкое увеличение нагрузки почти всегда приводит к скачку в развитии. Здесь можно привести следующую цитату из книги взрослого аутичного человека — Т. Грэндин: «Со своими приступами я могла справляться двумя способами: либо уходить во внутренний мир и стараться минимизировать любые внешние стимулы, либо «вышибать клин клином».

Во время марафона резко возрастает, по сравнения с привычной для ребенка, интенсивность и концентрированность терапевтического воздействия, происходит ломка стереотипов, снижается сопротивление, облегчается возникновение новых форм поведения.

Во время марафона ребенок посещает не только те группы, деятельность которых включает в себя занятия уже доступные для него, но и те, которые предъявляют к участникам более высокие требования. В таких группах он может быть просто наблюдателем. Марафон сродни изучению иностранному языку методом погружения, только здесь ребенок погружается в среду, активизирующую общение. Возрастает количество накопленного опыта, изменяются и количественные показатели возможностей ребенка. Очень эффективны такие занятия и для родителей, они могут сразу увидеть и почувствовать результаты терапии, и хотя часть эффекта, вызванного марафоном, со временем имеет тенденцию к исчезновению, но родители могут убедиться в наличии резервов развития ребенка. Это поддерживает их на нелегком пути воспитания, а уверенность родителей в возможности изменений — главное и не менее важное условие, успешности терапии, чем высокий профессиональный уровень специалистов, работающих с аутичным ребенком. В качестве примера приведу сравнение ответов аутичного мальчика 12 лет на одни и те же вопросы в начале и в конце марафона, а также рисунки на одну и ту же заданную психологом тему «Школа». В первом случае использовался метод незаконченных предложений, составленных с учетом возможностей ребенка. Курсивом выделена та часть высказываний, которая принадлежит мальчику. Задание ему формулировалось следующим образом: »Придумай продолжение для этих предложений».

www.autism.ru

Занятия для детей с аутизмом

Детский центр «Солнце мое» для детей с задержкой развития различного генеза: ЗПР и ЗРР, аутизм, ДЦП, генетические синдромы и т.д. Занятия проводят лучшие российские и зарубежные практики по методам: бобат, войта, фельденкрайс терапии, АФК, занятия с логопе.

Меня зовут Анжела, я — медицинский психолог, гештальт-терапевт и специалист ДИР/Флортайм (DIR/FloorTime® — передовой американский метод по лечению детского аутизма). Провожу: — психотерапию для детей-аутистов по методике профессора Стенли Гринспена ДИР/Флортайм, а также групповые занятия с участием 5-6 деток с аутизмом и ДЦП — консультирование родителей, испытывающих трудности в воспитании детей — индивидуальную психотерапию в гештальт-подходе — групповую гештальт-терапию отдельно для подростков и для взрослых Приглашаю посетить мой сайт www.psybemol.kiev.ua

В районе метро Российская на Луначарского 5 есть центр для детей с особенностями развития «ЛюбАВА».Основное направление — помощь детям с аутизмом, АВА-терапия, коррекция нарушений речи, коррекция нежелательного поведения, занятия по сенсорной интеграции.Но кроме этого в центре есть занятия полезные самой широкой аудитории: группы «Играю с мамой» для детей 2-4 лет; индивидуальные логопедические занятия; занятия со сказкотерапевтом.

Детский центр «Алые Паруса» приглашает детей с Аутизмом (РАС) на индивидуальные и групповые занятия по методике Прикладного анализа поведения (АВА-терапии) в г.Астрахани. Запись по тел. +7967-829-76-00. +7927-569-61-32 ул. Боевая, д.57, ул.2-я Зеленгинская, д.1, к2а

Здравствуйте друзья и товарищи по несчастью! Прошу вашей помощи, подсказки! Год все специалисты твердили, что у сына не аутизм. Недавно посетили известного Осина — поставил диагноз Аспергер. Медикаменты, токи, диету он отрицает. Настаивает только на заня.

Доброго дня! Несколько лет назад я плотно зависала в этом сообществе. Тогда сыну только ставили аутизм под вопросом. Искала любую информацию, было много обследований и разного рода занятий, уколы и сиропы. Потом я в какой-то степени пустила все на самотек.

Меня зовут Александра, мне 30 лет. Двое детей — сын Максим 3,9 г и дочка Агаша 1 годик. Максим рос проблемным почти во всём. Но он всегда отличался эмоциональностью, любознательностью и когда я в первые услышала слова «аутичные черты» поверить не мо.

«Ребенок дождя » — так называют таких детей, как восьмилетняя Изабелла. Аутизм — заболевание загадочное, при котором и лекарства не помогают. Погружение в себя и нежелание общаться стараются преодолеть в центре » Алые паруса». Сначала диагностика. А затем — занятия по индивидуальной программе. Когда ребенка обучают обслуживать самого себя, а тем, кто плохо говорит, общаться помогут карточки — слова рядом с рисунками покажут, что хочет ребенок.

Приглашаем детей с особенностями развития: Аутизм, ЗПРР, СДВГ и с др.нарушениями на коррекционные занятия по методике АВА-терапии (Прикладной анализ поведения) в центр развития «Алые Паруса» в г.Астрахани. Раббота ведётся квалифицированными специалистами под кураторством сертифицированных специалистов ВСВА из Москвы. Наши контакты +7967-829-76-00, 29-76-00, ул.Боевая, д.57, и ул.2-я Зеленгинская, д.1, к.2а

Информация для города Иваново — открылся Фонд поддержки детей с аутизмом «Повышенная Потребность», фонд будет оплачивать нуждающимся родителям 50% от стоимости занятий со специалистами. Также 15.11 в кинотеатре Лодзь состоится премьера фильма «Каждый 88-ой», снятый основателем фонда, весь сбор от продажи билетов пойдет на нужды фонда, на 15 число все билеты раскуплены). Сайт фонда тыц

Поехать бы к Готовцевой. Но запись только на осень((( А Бородина по аутизму как раз. Ездили всей семьёй. Очень боялась что у мальчиков аутизм. Свят ворчун и молчун. И Ярик такой же. Ярику Бородина очень понравилась. Сразу игрушки стал ей показывать. Сказала что яркого ЗПР пока нет. И аутизма. Есть ЗРР. Но он на границе с ЗПР. Если речь не пойдет, будет ЗПР. Сказала что ноотропы без занятий не действуют. Нужна ему программа, дефектолог, логопед. Но ПМПК нас в логосад.

У меня сын пошел в 1 класс в вспомогательную школу для детей с нарушением интеллекта ,вот 2 числа было первое занятие ,диагноз у нас аутизм, зпрр, я завела его в класс и ждала в коридоре,все мамочки практически оставили своих детей и уехали,была только я и еще одна мама,просидел значит мой ребенок 2 урока каждый по 45 минут,для первого раза в приципе не плохо ,единственное после второго урока училка попросила его забрать якобы он ногами топает и встает ходит по кабинету.

Я уже рассказывала о благотворительном Фонде «Открыть мир» (для детей с РДА — ранний детский аутизм) он, созданном подругой ещё в студенческие годы. Ремонт уже к финалу движется. Кому интересно. можете заглянуть сюда и подарить свой «кирпичик», в размере от 100 рублей, который ускорит открытие и начало занятий.

Девочки, как вы общаетесь со своими родственниками?

Приветствую всех мам и всем сердцем разделяю Нашу Беду. Моей доче 3г и 10мес о том, что у нас скорее всего Аутизм, мы узнали три месяца назад. Я еще год назад ( 2г и 9мес) мужу с истерикой кричала, что с ней что-то не так, что она другая, но он меня заверил, что с дочей все хорошо. Для успокоения мы поехали к психологу, которая так же успокоила, что это не Аутизм и что нужно к ней приезжать на частные занятия и.

Всем вечер добрый! Пошли. Мы сегодня записаться на занятия в центр, там логопед-дефектолог, психологи и все все короче. мы туда ходили в 3 года до 4х лет, потом ушли в коррекционный сад и этот оставили , в саду и так каждый день занятия!

Предлагаю услуги няни! Меня зовут Наталья, Москвичка, 32 года! Опыт работы более 10 лет; образование Высшее — Соцальный педагог, психолог! Ответвенная, внимательная заботливая! Люблю детей! Есть благодарности! Работала с разной категорией детишек, разными возрастными группами! Оплата 170 р. Час -ещё по старым гуманным расценкам! Рассматриваются варианты, как няня полного дня, так и на несколько часов! Провожу психолого педагогическую диагностику! Консультации с родителями на предмет ЗРР, ЗПР, и т.д. Провожу занятия у детишек с нарушениями — ЗРР, ЗПР, аутизм ( адаптация.

Здравствуйте, сегодня #день_детскогопсихолога и вы можете задавать любые вопросы о детском развитии. В директ, комментарии или на почту. Давайте сегодня затронем такую интересную и сложную тему, как #аутизм. В последнее время ко мне чаще приходят родители с детьми, которым поставили #РДА. Детский аутизм стоит отличать от: — #детскаяшизофрения. Хотя раньше РДА входил в расстройство шизофрении, сейчас мнение специалистов поменялось. — #глухота или #слепота. Но потом выясняется, что ребёнок не воспринимает только социальные стимулы. — определённый типа #воспитанияребёнка. Когда родители холодны.

Хоть я и знала, что у нас РАС, но все равно небольшой червячок сомнений был. Грыз потихоньку, вселяя надежду, что смогу все исправить, что будет, как все дети. Ведь Андрей не такой, как описывают аутистов, да и море «специалистов, просто море, да еще из приличных центров вроде Невромеда и ЦЛП говорили мне, что это никакой не аутизм. Говорили посмотреть на эти умненькие глазки и не придумывать и не навешивать на ребенка ненужные ярлыки.

Работа в Красногорске, график индивидуальный, но занятость ближе к полной. Требование к няне — знание особенностей детей с аутизмом. Девочка контактная настолько, насколько это возможно в ее состоянии. С нянями уже взаимодействовала. Обязанности: делать уроки, забирать из школы три раза в неделю, кормить, проводить досуг. Оплата — 250 р/ч. В месяц в среднем получается 35-40 т.р. Если у няни есть свой автомобиль, то зарплата обсуждается ( в сторону повышения). Нужно для встречи из школы. А так пользуемся социальным такси. Дорога.

Детский центр «Алые Паруса» приглашает на эффективное обучение детей с различными расстройствами в развитии: ЗПРР, ЗПР, ЗР, Аутизм, СДВГ, Гипперактивность и т.д. Наши специалисты имеют сертификаты и соответствующее образование в своих сферах, опыт успешной работы с детьми. Дополнительные услуги центра: АВА-терапия для детей с Аутизмом, услуги Психолога, Консультации различных специалистов, Групповые занятия, Присмотр и уход за детьми с нарушениями в развитии. Тел для записи: +7967-829-76-00 ул.Боевая, д.57 ул.2-я Зеленгинская, д.1, к.2а

Как занимаются с детьми с диагнозом аутизм в Мордовии? Наилучшей методикой считается АВА терапия. Для каждого ребенка разрабатывается индивидуальная программа и отрабатываются навыки самообслуживания, академические, корректируется негативное поведение. Моя знакомая занималась с детьми по этой методике и результаты очень даже хорошие. Но в Саранске об АВА терапии похоже никто ничего знает. Стоит ли здесь проводить такие занятия? Напишите мамы особых детей города Саранска.

m.babyblog.ru