Хеллингер шизофрения

Краткосрочная системно-семейная психотерапия и феноменологический подход Берта Хеллингера

Опыт показывает, что определенные события, например, раннее расставание с матерью или несчастный случай с угрозой для жизни, произошедший в раннем возрасте позднее сказывается не только на душе, но и на состоянии физического тела человека. В этом случае, работая с симптомом в контексте семейной системы, можно обнаружить скрытый источник проблемы, который связан с какой-то душевной болью и оказавший свое воздействие на тело человека. Такая работа даёт возможность, внимательно посмотреть на эти события, примириться с произошедшим, таким, как оно было, примириться с судьбой, получить облегчение или исцеление от имеющихся симптомов. Тяжелые, хронические, наследственные, частые или трудноизлечимые заболевания, такие как: рак, зоб, миомы, фибромы, астма, псориаз, экзема, болезни крови, диабет, депрессия, диабет, булимия, гипертония, аутизм, психозы, шизофрения и целый ряд других заболеваний, при исследовании в расстановках по Хеллингеру, нередко оказываются следствием системных переплетений, семейной/родовой тайны или особой роли заболевшего внутри его собственной семьи или рода. Например: мигрени и головные боли могут быть связаны с неосознаваемой тоской по «опоре»; за динамикой, связанной с пищевой аллергией, как правило, стоит «НЕТ!» в адрес матери; гипертония может возникать в случае «когда не течёт любовь»; причиной шизофрении как правило является множественная идентификация чаще проявляющаяся в семьях где в одном из поколений имело место убийство.

Многие проблемы со здоровьем начинаются у людей обычно в возрасте 14-17 лет. Это возраст, в котором подросток начинает ориентироваться во вне и если в этот период времени имеют место проблемы в родительской семье, тогда и у подростка нет ориентированности наружу. В этом случае сдерживаемая любовь может проявляться в виде какого-нибудь симптома.

Достаточно часто люди увлекаются «причинами», привязываясь таким образом к скрытым от глаз переплетениям. Они как будто топчутся на одном месте, не оставляя сил, для того, чтобы Жить! В связи с этим, важно отметить, что любая работа в рамках семейных расстановок и работа с симптомами в частности, нацелена, прежде всего, на решение, а причина заболевания рассматривается всего лишь в качестве фона. Также важно подчеркнуть, что за тяжёлыми и опасными для жизни заболеваниями стоит Большая любовь и то, что опасные для жизни заболевания, как правило имеют три основные динамики: 1) Следование за кем-то в смерть и это звучит, как: «Я это сделаю вместо тебя»; 2) Уход вместо кого-то «Лучше я чем ты»; 3) или же, искупление чьей-то вины (личной, родительской, других предков). Какое именно выбирается заболевание, приводящее к смерти, зависит от конкретной динамики. Одинаковой здесь является только движущая сила — это слепая, глубокая любовь. Нужно отметить, что эта любовь всегда нарцистична. И она не находиться в контакте с теми, за кого человек готов умереть. Если бы он был готов и способен посмотреть в глаза тому, за кого он хочет уйти (умереть), то он не смог бы держаться за свою болезнь. Посмотрев в глаза, он смог бы увидеть, что тот человек его тоже любит.

Хочется также отметить одну значительную деталь, которую я услышал от Штефана Хаузнера, одного из ведущих специалистов по работе с симптомами заболеваний. Он говорил о важности системного подхода в медицине и о том, что целостной медициной невозможно заниматься без расстановочной работы. Сейчас, имея уже и свой личный опыт в расстановочной работе и с симптомами и с семейными историями, я в этом нисколько не сомневаюсь. И вижу только плюсы в сотрудничестве с врачами, педагогами, воспитателями нисколько не умаляя значимости того, что они делают на своём, извините за высокопарное слово, — Посту, и чего многие опасаются — не отбирая при этом «их кусок хлеба». Хочу также сказать, что занимаясь расстановочной работой, я рассматриваю себя, как человека находящегося на службе у Души пациента, врача или другого специалиста и еще чего-то Большего.

psychology.net.ru

Хеллингер шизофрения

«Любая проблема всегда имеет системный характер, потому для быстрого и успешного её решения требуется системный подход».

Глубокий духовный кризис — это затянувшийся декомпенсированный кризис, самая нижняя точка духовного кризиса. Это очень сложный и очень ответственный период в жизни индивидуума, представляющий собой духовный поиск, «поиск себя», который в случае неудачи ведёт к духовному краху, к безумию.

Особый характер глубокого духовного кризиса состоит в том, что он не является проблемой отдельной личности. Глубокий духовный кризис — это семейная, родовая проблема, обусловленная системным сбоем в родовом мировоззрении.

Причиной глубокого духовного кризиса является глубокий морально-нравственный внутренний бессознательный конфликт, имеющий место в головах всех членов семейства, но качественно вытесняемый из сознания и оставляющий чувство стыда и вины, ущербности и неполноценности.

Впервые о системности психических расстройств начал говорить немецкий психотерапевт Берт Хеллингер. Он разработал метод семейных расстановок и с успехом применял его для «лечения» шизофрении. Берт Хеллингер считал, что фактором, вызвавшим системный сбой в родовом (семейном) мировоззрении, было совершённое в далёком прошлом и тщательно скрываемое убийство (один член семьи убил другого её члена).

В качестве частного случая теория Б.Хеллингера действительно может иметь место. Однако не только убийство может приводить к подсознательным угрызениям совести целого рода. Любой безнравственный поступок, который с одной стороны может осуждаться, а с другой стороны, — вызывать чувство жалости к жертве этого поступка, является амбивалентно-образующим, то есть порождающим амбивалентные чувства, суждения, устремления.

Амбивалентность (от лат. ambo — «оба» и valentia — «сила») — двойственность отношения к чему-либо, в особенности двойственность переживания, выражающаяся в том, что один объект вызывает у человека одновременно два противоположных чувства.

Эйген Блейлер считал амбивалентность основным признаком шизофрении и выделял три типа амбивалентности: эмоциональную — одновременно позитивное и негативное отношение к человеку, предмету, событию; волевую — бесконечные колебания между противоположными решениями, невозможность выбрать между ними, зачастую приводящая к отказу от принятия решения вообще; интеллектуальную — чередование противоречащих друг другу, взаимоисключающих суждений.

Существование родовой амбивалентности (одновременного осуждения и одобрения одного и того же поступка) приводит к наложению отпечатка «осуждения-одобрения» на всё происходящее в семье и в итоге проявляется тем, что на уровне самого справедливого, самого честного, самого порядочного и самого совестливого члена семьи происходит «срыв» (он не выдерживает постоянной «торговли с совестью» и «сходит с ума»). Если в течение 40 дней не устранить причину срыва, острый декомпенсированный духовный кризис, именуемый психиатрами «острый психоз», перейдёт в хроническое состояние (хронический декомпенсированный духовный кризис, глубокий духовный кризис), и у врачей будут все основания для постановки диагноза «шизофрения».

Все остальные члены семейства, в котором имеется шизофреник, несмотря на то, что их поведение, на первый взгляд, не отличается от нормы, склонны к дисгармоничным поступкам, постоянно совершают их и представляют определённую угрозу не только для себя, но и для окружающих, являясь носителями «гена шизофрении». Причём, следует иметь в виду, что декомпенсация психо-эмоциональных резервов может произойти с любым «здоровым» членом семьи в любое время, а это значит, что в семье, в которой есть один шизофреник, в любое время могут появиться новые шизофреники. Потому для профилактики новых случаев шизофрении всем членам семьи, в которой имеется шизофреник, следует постоянно прилагать усилия по борьбе с внутренней дезинтеграцией, к которой приводит эгоизм, а значит, необходимо постоянно культивировать альтруизм и мгновенно присекать любые проявления эгоизма. Аккуратность, пунктуальность, чистота и порядок — главные враги шизофрении.

Наличие в семье шизофреника — свидетельство низкого уровня духовности семьи.

Для помощи лостеру (индивидууму, который оказался в состоянии глубокого духовного кризиса) следует устранить существующую в семье тенденцию одобрять и осуждать одновременно всё происходящее. Целесообразнее реэдукацию начинать не с лостера, а с «носителя вируса амбивалентности», то есть с того, кто в семье является неформальным лидером. Обычно это или отец-деспот, или мать, узурпировавшая семейную власть.

www.shizofreniya.org.ua

hellinger_ru

Открытое сообщество по системным расстановкам

Nobody is Excluded. Никто не исключен. Берт Хеллингер.

спросите что-нибудь полегче 🙂
а) механизм работы расстановок вообще не сказать чтобы известен:), не то что в отношении шизофрении
или, говоря более корректно: лично мне не удалось найти никакой информации о механизме или о тех, кто имел бы о нем представление 🙂

б) я пока не слышала, чтобы кто-то рассказал случай явной помощи расстановок при шизофрении.
этот вопрос задавался при мне трем расстановщикам с солидным опытом: Марине Бебчук, Штефану Хаузнеру и Гунхарду Веберу. Все трое ответили, что явных бесспорных случаев не знают. Было рассказано два случая (один Мариной, один Штефаном) из разряда «вроде полегчало».

коротко ответить на этот вопрос трудно. Но известно, что шизофрения не корь и возникает в шизогенных семьях. В каком-то смысле в такой семье все «немного шизофреники» , а только один из членов семье проявляет это явно. Обычно обнаруживается, что и в предыдущих поколениях был такой один (а иногда и не один), практически в каждом поколении.

Сам термин шизофрении отсылает нас к «расщеплению». То есть в семье имеется некое расщепление, не решенный семейный конфликт, часто вытесненный. Вот в преобразовании энергии этого конфликта и заключается помощь такой семье.

Может быть кое-что понять позволит вам описание расстановки по поводу психотического обострения в моем журнале от 2 апреля нынешнего года http://psimedia.livejournal.com/51955.html

наверно, добавить надо. возникает резонный вопрос «и чего ж вы тогда ставите, если известно не помогает» 🙂 Хеллингер много ставит.
ставят не по запросу «уберите мне шизофрению». Хеллингер так вообще запросом не особенно задается 🙂 А те, кто задаются, ставят по темам адаптации, улучшения контакта с близкими и т.п. И тут помогает.
Марина говорит, что хорошо, когда работа происходит в присутствии близких больного, это гармонизирует семью в целом.

и Хеллингер, и Хаузнер обращают внимание на то, что при шизофрении частенько имеется тема убийства в прошлых поколениях, при этом и убийца и жертва принадлежат к одной семье. Вебер, насколько я слышала, эту идею не особо разделяет. Есть ряд расстановщиков, которые не разделяют активно.

hellinger-ru.livejournal.com

Автор: Берт Хеллингер
Источник: Порядки помощи

Во время этого курса группа из четырех сопровождающих, среди которых был один психиатр, попросила разрешения привести мужчину, страдающего аутизмом, чтобы я поработал с ним. Они хотели выяснить, может ли аутизм быть обусловлен кроме прочего, системными причинами. Этому мужчине было около 35 лет, и он произносил только два слова. Я согласился при условии, что его будут сопровождать. Когда на следующий день они вместе поднялись на сцену, он все время беспокойно ходил туда-сюда, то раскрывая, то снова закрывая ладони. При этом он постоянно смотрел на свои ладони.
Хеллингер (обращаясь к группе): Я хочу проработать с мужчиной, сидящим слева от меня. Он страдает аутизмом и не говорит. Рядом с ним сидят четверо его сопровождающих, в их числе психиатр. Я буду работать с ними вместе, чтобы Выяснить, что мы можем сделать для этого клиента. Один из сопровождающих рассказал мне ранее о его семье.
Обращаясь к этому сопровождающему: Пожалуйста, повтори это для всей группы.
Сопровождающий: Мать прапрадеда по отцовской линии была убита. Она была вдовой, жила с одним капитаном, который ее и убил.
Хеллингер (обращаясь к группе): Когда я увидел, что этот мужчина постоянно смотрит на свои ладони, я сказал его сопровождающим: «Он смотрит на кровь». Теперь посмотрим, сможем ли мы для него что-нибудь сделать с системной точки зрения. В этой семье есть два персонажа, которые важны: мать его прапрадеда и капитан, который ее убил.

Я выяснил, что при шизофрении (и, возможно, у этого мужчины тоже) часто дело в убийстве в семье, которое скрывают, иногда такое убийство имело место много поколений назад. Клиент, страдающий шизофренией, вынужден замещать как жертву, так и убийцу. В нем не могут ужиться обе эти энергии, поэтому он сходит с ума. Если удается примирить такие изначально взаимоисключающие энергии, клиенту становится лучше. Но это возможно только в том случае, если сначала убийца и жертва найдут дорогу друг к другу. Их примирение должно начаться в душе у помощника. Это предполагает, что оба — и убийца, и жертва — найдут свое место в его сердце и примирятся друг с другом.
Шекспир в своей трагедии «Макбет» описывает, как леди Макбет говорит своему мужу, который ужасается при мысли об убийстве короля: «Немного крови мы легко сотрем». Но после убийства она без сна и покоя бродила по замку и все время смотрела на свои ладони.
Когда я увидел, что этот мужчина все время смотрит на свои ладони, у меня возник тот же образ. Он сам, конечно, невиновен. Кто-то другой должен смотреть на свои окровав¬ленные руки. В нашем случае это мог быть убийца матери прапрадеда.
Прежде я бы хотел кое-что сказать о переплетениях. Ис¬ключенный член семьи позднее будет замещен кем-либо другим из этой семьи. Исключенными чаще всего являются убийцы. Поэтому позднее их замещает какой-то другой член семьи. Многим трудно это допустить и осознать. Но до тех пор, пока и убийц не полюбят, для рожденных позднее — тех кто вынужден их замещать, решения не будет.
Для того, кто вынужден замещать убийцу (а это может быть очень опасно), возможное решение — самостоятельно отойти в сторону. Это будет защитой от импульса убийства. Этот импульс принадлежит другому человеку. Поэтому такому клиенту нужно помочь освободиться от идентификации с убийцей. Он одновременно идентифицирован и с жертвой, об этом говорит его неспособность к действию. Если ему удастся освободиться от идентификации с убийцей, то ему удастся освободиться и от идентификации с жертвой и наоборот.
Я вам говорил, о чем я думаю в таких случаях и каким образом я должен действовать.
Я начну с матери прапрадеда, которую убили.
Хеллингер выбирает заместительницу для этой женщины и ставит ее в расстановку.
Женщина тяжело дышит и громко вздыхает.
Хеллингер выбирает заместителя ее мужа и прапрадеда и ставит их в расстановку.
Оба долго и внимательно смотрят друг на друга, повер¬нувшись друг к другу лицом. Мужчина, страдающий аутизмом (клиент), который до этого с интересом наблюдал за происходящим и сидел раскрыв ладони, начинает беспокоиться. Он попеременно раскрывает и закрывает ладони.
И муж женщины вытягивает руки вперед и внимательно смотрит на свои ладони. Он не мог видеть клиента, поскольку тот сидел за его спиной.
Через некоторое время он опускает руки. Затем он снова втягивает их вперед, медленно поднимает правую руку вверх и сжимает кулак, как будто хочет ударить. В это время Хеллингер ставит заместителя капитана.
Хеллингер (обращаясь к группе, указывая на мужа женщины): Вот где было убийство. Вот кто настоящий убийца.
Женщина начинает громко кричать и опускаться перед Мужчиной на пол. Тот делает движение рукой, будто собирается ее убить. Женщина совсем опускается на пол и ложится на правый бок лицом к мужчине.

Хеллингер просит заместителя капитана вернуться на свое место, поскольку очевидно, что тот не имеет отношения к происходящему. Клиент снова и снова смотрит на свои ладони.

Хеллингер (обращаясь к группе): Капитан тут ни при чем. Муж этой женщины — убийца.
Муж женщины делает движение руками, будто он разрывает что-то и выбрасывает. Хеллингер ставит клиента в расстановку.
Хеллингер берет за руку прапрадеда, чтобы подвести его к его жертве. Клиент беспокойно ходит вперед-назад и все время смотрит на свои ладони. Время от времени он подсаживается к своим сопровождающим. Затем он снова начинает ходить вперед-назад, вытянув раскрытые ладони. Муж женщины протягивает ему навстречу раскрытую правую ладонь. Хеллингер ставит клиента напротив него. Клиент смотрит на мужчину, но тут же отводит взгляд. При этом он держит перед собой раскрытые ладони. Через некоторое время Хеллингер просит женщину встать и ставит ее рядом с мужчиной. Клиент отворачивается.
Мужчина одной рукой обнимает женщину. Она кладет голову на его плечо. Мужчина по-прежнему держит правую руку вытянутой вперед, раскрыв ладонь. Клиент смотрит то на мужчину, то на женщину и снова отводит взгляд. Затем он начинает беспокоиться и хочет сесть. Хеллингер берет его за руку и подводит к мужчине и женщине. Тот не хочет на них смотреть и отводит взгляд в сторону. Хеллингер кладет руки мужчины и женщины на плечи клиента. Те обнимают его и притягивают к себе. Клиент не противится, но его руки вытянуты в стороны, он тупо смотрит перед собой.
Через некоторое время клиент освобождается от их объятий и садится на свое место. Мужчина и женщина нежно обнимаются. Затем они отпускают друг друга. Мужчина ста¬новится перед женщиной на колени и низко склоняется пе¬ред ней. Женщина опускается и целует его. Затем она выпрямляется и остается стоять перед ним на коленях. Клиент почти все время смотрит в другом направлении, иногда он смотрит на свои ладони.
Мужчина выпрямляется и смотрит на женщину. Когда клиент снова смотрит на женщину, Хеллингер берет его за правую руку и спрашивает: «Знаешь, что на твоих руках? рода»- Теперь клиент смотрит на мужчину и на женщину. Он снова раскрывает ладони, теперь не глядя на них. Мужчина и женщина поворачиваются к нему. Мужчина раскрывает ладони. Клиент долго смотрит на них обоих.
Хеллингер садится рядом с клиентом и кладет левую руку на его сердце. Сначала клиент смотрит в другую сторону. Затем он смотрит попеременно то на мужчину, то на женщину, то на свои раскрытые ладони.
Хеллингер бережно притягивает его к себе, продолжая держать руку на его сердце. Через некоторое время клиент высвобождается и снова смотрит на свои ладони.
Хеллингер дает ему понять, что тот должен снова подойти к мужчине. Клиент встает, подходит к нему, но снова начинает беспокойно расхаживать из стороны в сторону, глядя на свои ладони. Затем он садится к своим сопровождающим.

Хеллингер (через некоторое время, обращаясь к мужчине и женщине): Лягте на пол рядом друг с другом. Хеллингер (когда они легли, обращаясь к клиенту): Ляг на пол рядом с мужчиной. Клиент встает и беспокойно ходит. Затем он становится рядом с мужчиной, который продолжает лежать на полу. Сопровождающий объясняет ему, что он должен лечь на пол и помогает это сделать. Когда клиент лег, Хеллингер кладет руку мужчины на клиента. Мужчина обнимает его и притягивает к себе. Другой рукой он обнимает свою жену. Та кладет голову ему на грудь.
Клиент снова коротко смотрит на свои ладони. Он раскрывает ладони, дважды он раскрывает и закрывает ладони. Долгое время он остается неподвижен. Затем мужчина ослабляет объятья. Клиент поднимает голову, опускает ее, смотрит на свои ладони, поднимает голову, осматривается, снова опускает ее и смотрит на свои ладони. Опускает руки и остается так лежать.
Хеллингер (после продолжительной паузы, обращаясь к груп-п*): Вот решение. Он опустил руки.

Хеллингер (обращаясь к заместителям): Хорошо, достаточно.
Заместители поднимаются. Клиент садится рядом с Хеллингером. Его руки опущены. Хеллингер кладет свои руки поверх его рук. Оба смотрят друг на друга. Затем клиент смотрит на своих сопровождающих.
Хеллингер (обращаясь к группе): У него такие хорошие сопровождающие. И он это заслужил.
После паузы: Какие удивительные вещи выявляются в расстановках, если начинать с малого. Представьте себе, что бы произошло, если бы я сначала поставил жену и капитана, хотя это и напрашивалось. Но я начал с одной женщины. Я сам не знал почему, но мне было совершенно ясно, что я могу начинать только с нее одной. Мне пришло в голову, что кто-то тут был исключен. Зачастую исключенный и есть самый важный. В нашем случае это был муж той женщины. И мы сразу увидели, что именно о нем идет речь. История с капитаном была всего лишь историей.
Мы увидели: душа знает все. Эта душа, которая действует, она охватывает всех, она общая для всех. Поэтому заместители чувствуют то же, что и люди, которых они замещают. Эта душа не забудет никого, в ней представлены вес. Правда выявилась, потому что мы полностью доверились движениям души. Никакая теория не помогла бы нам проделать этот путь. Движения души показали нам, где решение: в примирении между убийцей и жертвой. Там решение. Заместители нашли путь к решению, свой особый путь. Душа привела их к решению.
И клиент знал, что нужно делать, когда позволил им обнять себя. Примирение начинается с того, чтобы дать обоим, и убийце и жертве, место в нашем сердце.
Я не знал, что делать дальше. Но поскольку и мужчина и женщина уже умерли, я попросил заместителей лечь на пол. И тут мне стало ясно, клиент должен лечь рядом с ними. Там он начал раскрывать и закрывать ладони.

Через некоторое время, когда оба обняли его, он смог УСПОКОИТЬСЯ. Он освободился от чего-то. Он поднимал голоду и я подумал, может, он встанет. Это могло стать решением. так он мог оставить что-то позади себя.
Обращаясь к сопровождающим: Это будет продолжать действовать в его душе. Ваша забота поможет ему в этом. Не нужно ничего обсуждать, пока душа его не проснется. Это потребует времени. Но я вижу, как прапрабабушка и прапра¬дед его понимают. Это и мой образ. Им вы тоже должны доверять, а также высшей силе, которая смоет кровь.
Клиент снова смотрит на свои ладони.
Хеллингер (обращаясь к клиенту): Я желаю тебе всего хорошего.
Оба долго смотрят друг на друга. Затем клиент встает и хочет идти вперед. Хеллингер берет его за левую руку и держит. Клиент снова садится и смотрит на Хеллингера. Потом он смотрит вдаль.
Хеллингер (обращаясь к клиенту): Теперь ты сможешь остаться.
Хеллингер кладет руку на руки клиента. Тот высвобождает правую руку и снова смотрит на свою ладонь. Затем он опускает руки. На этом работа окончена.
Послесловие
В заключение сопровождающие сообщили, что они были очень удивлены тем, как спокойно вел себя клиент во время этой работы и что он не убежал. Они также были удивлены, Что он позволял до себя дотрагиваться, чего он обычно никому не позволял.

www.order-love.ru

Форум о заикании

Stuttering — Независимый сайт о заикании

Расстановки Берта Хеллингера

Описание: Обсуждение различных методик лечения заикания.
Общение с представителями и авторами методик.
Модераторы: Inkognito, Skif

Продолжаю изучать эту тему, кто тоже интересуется — вэлком.
Мне понадобился год, чтобы что-то начать понимать в этом методе. Хотя, вроде, не так всё и сложно.

Довольно внятное описание расстановки случая заикания
http://www.b17.ru/article/54968/

Добавлено спустя 4 минуты 13 секунд:

йота , картинка

Скопирую статью под спойлер, чтобы не зависеть от сторонних сайтов.

Работа с заиканием по Берту Хеллингеру Заикание как память о деде (на примере работы методом системной семейной расстановки)

Если в системе нарушен основной принцип «принадлежности» и есть исключенный (о ком забыли, не знали или не хотят говорить), то кто-нибудь из последующих поколений обязательно попытается этого человека «вернуть» в систему самым доступным средством — через собственную болезнь или другой симптом. Делается это для равновесия в системе.

Заикание как память о деде на примере работы методом системной семейной расстановки

Пример работы с симптомом — заикание в расстановочной группе, клиент – С., 19 лет

– Я хотел бы избавиться от моего симптома «заикания»

– Когда он появился?

– Когда мне было лет семь.

– Что тогда происходило в твоей жизни?

– Наша семья переехала в другую квартиру.

– Из кого состояла на тот момент «наша семья»?

– С кем вы жили до переезда?

– Мы жили с бабушкой (маминой мамой) и ее мужем.

– Что случилось с родным дедушкой?

– Дедушка повесился, когда мама была совсем маленькой, ей было года три.

– Как у родителей появилась квартира, в которую вы переехали?

– Это квартира мужа бабушки, он подарил ее нам.

– Какие у тебя с ним отношения?

– Очень хорошие, он мне заменил родного дедушку, играл со мной, заботился обо мне. Я всегда называл его дедушкой и относился к нему, как к родному.

Проблематику клиента легче понять, принимая во внимание ее системный характер. Расстановка по методу Б. Хеллингера направлена на работу с семьей (родом) через одного из ее представителей – носителя симптома. Жизнь семьи как системы подчиняется определенным законам, определенному порядку, нарушение которых приводит к потере любви и, как следствие, к возникновению симптомов. Расстановка показывает семейные нарушения и направлена на восстановление естественного потока жизни и любви через восстановление порядка в семье.

С.выбрал заместителей для себя, родителей, родителей мамы и второго мужа бабушки. В ходе расстановки выяснилось, что у бабушки много подавленной агрессии к первому мужу, который повесился, оставив ее с маленьким ребенком. Это чувство передалось и другим членам семьи. О дедушке не принято говорить в семье, факт его существования игнорируется, и никто не смотрит в его сторону. С. предложено ввести в расстановку фигуру «заикания». С первых же секунд «заикание», стоящее около С., обращает его внимание на родного деда.

Для осознания и принятия своего места в системе ведущий предлагает заместителям проговаривать «традиционные» фразы. Их еще называют «фразы – решения». При этом слова проговариваются, если они созвучны состоянию говорящего, если их легко сказать.

Так, например, мама С. говорит своей маме: «Ты моя мама, а я твоя дочь». Она не может сказать родному отцу — самоубийце: «Ты мой отец», потому что всегда считала отцом второго мужа мамы. Ее мама должна дать ей разрешение на признание родного отца, потому что ребенок не может идти против родителей, или одного из родителей, если он это делает, то приобретает тяжелый груз вины. Но злость и обида бабушки по отношению к первому мужу не дают ей возможности разрешить дочери признать родного отца. Иногда, чтобы прозвучали слова благодарности, необходимо проговорить негативные чувства, которые не дают увидеть то хорошее, что было в отношениях или в ситуации.

Только после того, как бабушка проговорила бывшему мужу: «Я ненавижу тебя, ты бросил меня, повесившись, а я осталась с маленькой дочкой без средств к существованию. Мне было очень трудно», она смогла сказать: «Но, если бы не ты, нашей дочки не было бы на свете. И не было бы ее сына, нашего внука». И, обращаясь к дочери, бабушка, наконец проговорила: «Это твой отец, другого отца у тебя никогда не будет. Это он дал тебе жизнь. Наши отношения с ним тебя не касаются. Ты можешь любить его». После этого разрешения матери дочь посмотрела на родного отца и сказала слова признательности. Тоже сделал и внук по отношению к деду.

Я опускаю подробности. Иногда, для того, чтобы заместители могли произнести те или иные слова, психологу, ведущему расстановку, необходимо помогать течению процесса дополнительными вопросами к протагонисту (человеку, по запросу которого делается расстановка, в нашем случае это С.) или репликами, обращенными к заместителям, а иногда и к разным участникам группы. Так как про деда в семье забыли, у внука возник симптом, символически напоминающий о прародителе. Так работает родовая совесть, для которой важно, чтобы все члены семейной системы имели свое место. Второй муж мамы, который помог воспитать ее дочь, внука, искренне их любил, помог в получении жилплощади и т.д. тоже, безусловно, заслуживает признания и благодарности. И это признание и благодарность необходимо проявить и в расстановке.

Бабушка второму мужу: «Спасибо за то, что ты много лет был со мной рядом и помогал мне».

Мама С., ему же: «Спасибо, что ты заботился обо мне. Я люблю тебя и всегда буду любить, но своей жизнью я обязана другому человеку. Разреши мне любить и его».

С.: «Я всегда относился к тебе, как к родному деду. Ты любил меня и заботился обо мне. Но, жизнь моей маме дал другой человек, а это значит, что и я обязан ему жизнью. Он – мой родной дед. Для тебя всегда будет особое место в моем сердце».

Родной дед – первый муж бабушки второму мужу: «Спасибо, что ты сделал то, чего не смог сделать я – ты позаботился о моей жене и моей дочери».

Второй муж бабушки ее первому мужу: «Ты был первым в жизни моей жены, а я второй. Я воспитывал твою дочь и любил ее, но, если бы не было тебя, то не было бы и ее и мне не о ком было бы заботиться. Я уважаю тебя и твою судьбу».

После этих слов заместитель «заикания» С. встал рядом с его родным дедом.

Эта расстановка – пример того, как симптом, возникающий у потомка, может напоминать о предке, исключенном из семейной системы, так как все члены рода имеют равное право на принадлежность. Как правило, люди не любят вспоминать о тех, у кого были психические болезни, о преступниках, самоубийцах. Таких родственников стыдятся. Но, в семье действуют законы, согласно которым, дети или внуки повторяют судьбы своих предков, они продолжают сценарий судьбы человека, лишенного права на принадлежность.

Берт Хеллингер пишет: «Коллективная совесть … защищает всех членов группы в равной степени, обеспечивая для всех равную защиту права на принадлежность, и восстанавливая его, если это требуется. Что происходит, если член семьи лишается этого права? Нарушение восстанавливается через другого члена семьи. Если исключенный восстанавливает свое место в семье, то другой член семьи чувствует себя освобожденным» (Хеллингер, 2008).

Симптом появился в момент переезда семьи С., который произошел благодаря второму мужу бабушки, то есть роль этого человека, и без того значительная, еще усилилась, и тогда семейной системе потребовался симптом родного деда С., чтобы напомнить о его роли в существовании семейной системы.

Одним из условий процветания рода является «Закон целого числа», согласно которому для каждого члена рода должно быть отведено место в душе.
Признавая обоих дедушек, родного и воспитавшего, давая им место в сердце и семейной системе, С. может освободиться от симптома.

Таким образом, расстановка позволила найти и восполнить «перекосы» и пробелы в структуре семьи, дать всем её членам «хорошее» место, принять исключенного дедушку с любовью.

Милашина Ольга Георгиевна
Опубликовано на сайте: 20 июля 2016
http://www.b17.ru/article/54968/

Katrina , то есть, вам расстановщики сказали об этих 90%?
Я читала о таком мнении у Хеллингера, но расстановки заикания на видео не нашла.
Хорошо бы, конечно, иметь такого рода статистику. Но, видимо, для этого нужно организовать исследование заикания методом расстановок.

В той расстановке, которая в спойлере, не подтверждается.
Возможно, это сложнее, убийство может быть не буквальным, а символическим — исключение, например.

А как ощущался результат от расстановок, если не секрет?

Сегодня была на расстановке, записывалась заместителем, но в итоге практически была зрителем. Атмосфера понравилась, и как расстановщик работал тоже. Хотелось бы ещё несколько раз побыть зрителем или заместителем, клиентом пока страшно)
Тоже хотела бы расставить «симптом».

Добавлено спустя 1 минуту 46 секунд:
PS — согласна, что расстановщика нужно выбирать очень и очень аккуратно.

да, и в книжке я потом прочла тоже.

честно — у меня никак. расстановка — это не лечение, не волшебная таблетка, это причинно-следственные связи, обзор что ли. посмотрели/поговорили/расставили всё и всех по своим местам, после я отдала дань памяти предкам, сделала «домашнее задание» и. счастливо продолжила заикаться дальше))) ведь речевой аппарат как был нетренирован, так нетренированным и остался))) так что практические упражнения на дыхание/дикцию/чтение вслух и тд (см.мой дневник) мне помогли реально))

я пыталась у знакомых ребят поспрашивать про их расстановку с «симптомом», но кроме как про «грехи рода» мне ничего не сказали)) конечно, родовые скелеты в шкафу — очень личное все это

Спойлер я вообще какие только точки зрения в свое время про заикание не выслушала) семейный расстановщики — про убийство в роду, медики — про родовую травму и клиническую смерть, психологи — про развод родителей, психиатр — про испуг, логопеды — про наследственность (папа хоть и не заикается, но оч нечетко говорит, а бабушка до 5лет молчала), остеопаты — про нарушение энергетического канала, астрологи — про сатурна в меркурии))))
а реально помогло одно — более-менее систематическая работа над собой

Я скорее какие-то изменения общего состояния и мировоззрения имела в виду. Остальная работа, упражнения несколько другой смысл приобретают.

ну да, вообще и не приветствуется расстановки с кем-то обсуждать. Особенно, если человек сделал, например, одну-две расстановки и не планирует вникать в саму методику.

Добавлено спустя 16 минут 38 секунд:
Katrina , а что ты читала по этой теме, можешь порекомендовать?

я себе определила что-то типа базы — для знакомства с темой, это две книги Берта Хеллингера — «Порядки любви» и «Порядки помощи» и обучающий семинар из 16 частей на ютубе (где-то уже на форуме постила ссылку)

но материалов на самом деле выложено сейчас море

а, ну это да) взгляд на некоторые семейные события поменялся. даже больше: через некоторое время в семье произошли какие-то мистические события, долго описывать детали) не знаю, может, совпадение.

Статья нейропсихолога , психолога и расстановщика из Центра патологии речи и нейрореабилитации — (какой город я не поняла, и не было цели выяснять), некая Ингуран Ольга http://samopoznanie.ru/articles/semeynye_rasstanovki_i_rechevye_narusheniya/

«Хотелось бы поделиться ещё одним аспектом моей работы — это работа с заикающимися (отделение логоневроза). Это молодые люди от 14 лет и старше, которые приходят к нам на курс 45 дней, занимаются в групповом режиме, имеют разную степень заикания от лёгкой до очень грубой степени выраженности речевого дефекта. С этими пациентами у меня есть возможность делать расстановку в группе. Нужно отметить необычайную чувствительность молодых ребят к динамикам Души. Они охотно учувствуют в расстановках, и искренне и открыто проявляют все, что хочет быть проявленным. При этом я так же могу отметить, что степень их доверия к Жизни значительно выше, чем у взрослых пациентов.»

«Берт Хеллингер отмечал, что симптом что-то уравновешивает в системе. В первую очередь к болезням приводит непринятие родителей, упрёки или обвинения в их адрес. Принятие родителей удаётся, когда мы с ними встречаемся по ту сторону добра и зла, на уровне любви духа. Оказалось, что речевые нарушения обусловлены семейной историей; за всеми речевыми нарушениями стоит нерешённый семейный конфликт: кто-то не имел права находиться в семье, и не имел голоса, потому что его существование скрывалось или потому что от него отказались; или двое членов семьи находились в непримиримом противостоянии, к примеру, преступник и жертва. Это приводит к тому, что кто-то из потомков замещает одновременно их обоих и потому они не могут высказаться в нем поодиночке. Поэтому они начинают заикаться. Так, обнаружилось, что заикание имеет ту же подоплёку, что и шизофрения; в то время как при шизофрении нерешённый конфликт проявляется в спутанности сознания, у заики он проявляется в речи.»

и ещё немного в спойлере
Спойлер Открывается глубокая лояльность к своим матерям, чаще к матерям, хотя и к отцам тоже.

Пациент В., 24 года, учится в духовной семинарии, хочет стать священником-оратором; средне-грубая степень заикания. История жизни пациента: третий ребёнок в семье; отец и старшие братья тоже заикаются, но у пациента В. самая тяжёлая степень заикания, чем у них всех. От индивидуальной расстановки отказался по религиозным убеждениям. При выписке имел незначительные улучшения.

Пациент Д., 18 лет, закончил школу, имеет органическое поражение головного мозга, задержка речевого развития с детства, самая грубая степень заикания (практически ни одного слова сказать не может). В Москву на курс нейрореабилитации приехал с мамой из г. Вологды. История жизни пациента Д.: мама в разводе с отцом; отец в жизни ребёнка не принимал участия; единственный ребёнок; живёт с мамой, тётей и бабушкой. Пациент Д. легко вступает в контакт со специалистом, даёт разрешение на расстановку. Запрос: «На что указывает симптом заикание или что стоит за заиканием?». Первое, что открылось в расстановке, что пациент Д. не единственный ребёнок своей матери. Это была тайна. И пациент Д. был растерян, потому то не знал, что делать со своей злостью. Я пояснила ему, что ребёнок имеет право знать своё место в родительской системе, поэтому сейчас злость, которую он испытывает, уместна. На следующий день ко мне приходит мама этого юноши с претензией: «Что Вы сделали с моим милым мальчиком? Он вчера агрессировал на меня». Я спросила маму: «Д. не единственный Ваш ребёнок? Да?». Мама сначала ещё пыталась защищаться, спросив: «Вы откуда знаете?», а потом отдалась чувствам (она плакала). Я начала работать и с мамой тоже. И маме удалось соединиться с болью потери трёх предыдущих детей, и это освободило на уровне Души и пациента Д. В следующие дни мама с сыном выглядели эмоционально «более живыми» и открытыми. С юношей мы сделали ещё несколько расстановок, и выяснилось, что он лоялен к дедушке, который воевал на войне, и было много умерших (братские могилы). Когда пациент Д. с этим фактом соединился, в его душе стало мирно. Уехали мама и Д. в свой город с глубокой благодарностью в сердце.

Хочу отметить такой момент, который я заметила в работе с пациентами, имеющими речевые нарушения: чем большую давность имеет причина или факт, тем степень выраженности речевого дефекта грубее. Т.е., если человек, с которым связан носитель симптома, является дедушкой, т.е. третье поколение назад, то степень дефекта грубее; чем ближе — например мама — тем степень легче.

. Другие причины заикания:

Заикание из страха перед человеком : часто мы видим, что заика, прежде чем начать говорить, смотрит в сторону. Это значит, что он смотрит на какой-то внутренний образ, или точнее, человека, перед которым он испытывает страх и перед которым начинает заикаться. Решение: в расстановке заика имеет возможность встретиться с этим человеком и проявить к нему уважение.

Заикание в связи с запретом на раскрытие тайны : тайна, которая стремиться выйти на свет, но внушает семье страх. Пр.: ребёнок, чьё существование скрывается. У детей речевые нарушения часто возникают потому, что их родители хотят или вынуждены что-то скрывать. Только когда родители начинают говорить об этом открыто, у детей появляется возможность оставить своё речевое нарушение в прошлом.

Безумие : у имеющих речевые нарушения часто бывает что-то безумное (пр.: непроизвольный истерический смех). Сумасшествие — это что-то что не в состоянии примириться, преступник и жертва. У человека возникает заикание, потому что в нем одновременно стремятся высказаться два антогониста. Один хочет что-то сказать, но не имеет на это право, и другой. Решение: предпосылкой здесь является то, что в психологе тоже происходит аналогичный процесс. Психолог тоже должен соединить в своей душе тех, кто противостоит друг другу.

наверное, это «проявление изменения семейной динамики», внешне похоже на мистику, согласна.

Сегодня сделала себе расстановку и поняла, что на самом деле целью расстановок является соединение человека с самим собой, своим сердцем. Да. И потом мне показалось прикольным, что я это только через год поняла, даже больше года.

Всё таки было правильным для меня, что я с самого начала решила смотреть и читать только самого Хеллингера. Я почти никого кроме него не читала и не смотрела, просто раз за разом смотрела и читала одно и тоже. Особенно видео — в принципе, всё было понятно, но было ощущение, что чего-то я не догоняю, чего-то важного. Ему уже хорошо за 90 и он суммирует весь свой опыт, что-то можно понять, просто наблюдая за ним самим, как он работает, в его расстановках, даже самых тяжёлых, есть торжественность, неторопливость, Серьёзность и «Любящая Доброта», которая позволяет увидеть за любыми обстоятельствами нечто большее, глобальное, которое всё примиряет.
Поначалу я искала видео просто в поисковике по слову «расстановки», и иногда это выглядело просто ужасно. Наверное, потому что не хватало Уважения к клиенту, расстановщики суетились, спешили и навязывали своё видение ситуации.

Ирина, пусть все будет хорошо у Вас и Вашей семьи!

А вообще, я благодарна «симптому» (как ни парадоксально это звучит). Если бы не он вряд ли бы я стала заниматься йогой, психологией, самопознанием, собственным развитием, отношениями с семьей и «прочей ерундой». Некому было бы укротить мое эго, умерить гордыню и сломить упрямство.
Так что нет худа без добра!

Katrina , спасибо, и Вам и Вашей семье тоже

Да, про эго, гордыню и упрямство — это то, что как бы на поверхности лежит.
Правда, я, чем дальше в эту тему вникаю, тем осторожнее к этому отношусь. В том смысле, что иногда именно эти качества позволяют человеку выжить в определённый период времени в своих определённых обстоятельствах.
И когда обстоятельства правильно осознаются — это само постепенно уходит.

Ещё я сейчас думаю, что заикание, ну, в моём случае, например, — это не симптом, а большая куча симптомов) На самом деле, по ходу «работы», только поначалу оно было чем-то целым, потом совсем по-другому стало восприниматься.

Safronia , сложно сказать, это ответственность — давать какие-то рекомендации, тем более не зная человека, его ситуации.

«Каждый человек находит своего собственного расстановщика. Именно того, который нужен ему на этот момент и в данной ситуации. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Последствиями как для клиента, так и для самого расстановщика.»(http://www2.hellinger.com/ru/home/portal/forum/forum/?tx_mmforum_pi1%5Baction%5D=list_post&tx_mmforum_pi1%5Btid%5D=38)

мне самой вообще сложно — доверить кому-то сделать расстановку. То ли в силу «дефицита доверия», то ли, действительно, в моём случае пока от самостоятельных расстановок больше толку.

Встретила информацию о том, чем отличаются разные виды расстановок.
Расстановки с заместителями в группе «видят» ситуацию более ограниченно, но делают возможными соединение с глубокими переживаниями.
Расстановки на фигурках и в воображении шире видят ситуацию, но они более лёгкие, поверхностные в смысле переживаний.

В случае заикания, насколько я понимаю, задача соединения с глубокими переживаниями не стоит. Поскольку заикание называют «системным заболеванием», относящимся не к самому человеку, а к его семейной системе. То есть, те чувства, с которыми заикающийся человек «переплетён», как бы не являются его собственными чувствами — это чувства, непрожитые другими участниками системы, как правило, старшими. То есть, с точки зрения расстановок, человек не имеет права на проживание этих чувств. Задача расстановки в том, чтобы эти старшие участники системы соединились со своими собственными переживаниями, а клиент был бы «освобождён» от них и занял бы своё собственное место в системе.

у неё есть цикл обучающих видео, выложенные в свободном доступе.

Добавлено спустя 3 минуты 36 секунд:
Елена Веселаго училась у Неллингера и его первых учеников, психолог — закончила МГУ, до увлечения расстановками работала бизнес-консультантом.

stuttering.su