Хью лори депрессия

Хью лори депрессия

Едва ли не самый популярный теледоктор мира играет на фортепиано, занимается боксом и пишет романы.

«Болван, тупица, чтоб мне провалиться!»
Имя английского актёра Хью Лори прочно связано с драматическим телесериалом «Доктор Хаус», в котором он играет главную роль – доктора-диагноста и инфекциониста Грегори Хауса, мизантропа и анархиста. А ведь до этой своей культовой роли артист более 20 лет являлся неотъемлемой частью британского комедийного истеблишмента.
И сейчас на публике он редко снимает маску комедианта. Хотя журналисты недоумевают, воспринимать ли всерьез или как лицедейство его манеру во время интервью называть себя болваном, идиотом, дураком, притворщиком, тупицей… Лори перемежает свою речь словами «чтоб мне провалиться!», «иди ты!», «черт возьми» и не устает корчить дурацкие гримасы. А затем объясняет нарочито сконфуженно, как будто ему важно, что про него только что подумали, – «шутка»! Несмотря на все его ужимки, ближайшее окружение Хью Лори называет его «красивым».
Этот голубоглазый мужчина ростом 189 сантиметров, которому 11 июня исполнится пятьдесят, выглядит моложе своих лет, даже несмотря на «дизайнерскую щетину». Это потому, что Хью Лори – великолепный и потомственный спортсмен. Его отец завоевал золото в парной гребле на Лондонской олимпиаде 1948 года, а сам Хью в 1977 году выиграл юношеский чемпионат Англии по всё той же парной гребле, а на юношеском чемпионате мира пришел четвертым. Его взяли в гребную команду Кембриджа, а в Британии это гораздо почетнее, чем быть членом олимпийской сборной: традиционная гонка между командами Оксфорда и Кембриджа является событием национального значения. Когда Хью участвовал в гонке, Кембридж отстал от Оксфорда на 2,5 метра. «Этот позор будет сопровождать меня до самой могилы. Может, мне и не нужно этого говорить, но я вынести не могу вида радующегося соперника».
Когда отец Хью Лори завершил спортивную карьеру, он стал врачом. Отец не дожил до того дня, когда сын превратился в любимого доктора планеты, хотя, может, оно и к лучшему. «Папа пришел бы в полный ужас от моего героя. Он отличался безупречными манерами, тихим голосом и мягкостью. Помыкать собой он не позволил бы, но и не стал бы смеха ради обижать, шокировать или доводить до бешенства других людей. С другой стороны, ему бы понравилось, что наука и логика являются для моего героя религией. Нужно сказать, что я преклонялся перед отцом и преклоняюсь перед врачами, перед рациональной мыслью, научным подходом и профессиональным опытом. Я не верю в народную и нетрадиционную медицину – кору плакучей ивы пусть жуют другие. У меня врожденная неприязнь к ненаучному подходу. Поэтому меня так раздражает современное увлечение всей этой восточной чушью. Стоит только мне чихнуть на съемочной площадке, как сорок человек протягивают мне эхинацею. Спасибо, с таким же успехом я могу погрызть карандаш».

В Кембридж поступил, чтобы грести
«Я произошел из семьи, которая была, в общем, счастливой, но не очень это показывала, – вспоминает Хью. – Мы не очень много разговаривали и отзывались друг о друге не иначе, как в почтительной манере. Мы не прикасались друг к другу; в детстве я не целовал свою мать. Где-то только после двадцати лет до меня дошло, что целовать свою мать – это обычная вещь, и после этого мы стали делать это с общего согласия».
«Если быть откровенным, – продолжает Лори, – то я пошел в Кембридж только для того, чтобы грести. Мне было совершенно всё равно, на каком факультете учиться. Я выбрал антропологию, потому что это был единственный предмет, который можно было учить, когда проводишь по восемь часов в день на реке».
Как и его доктор Хаус, Хью Лори только играет в цинизм. Антропология – непростая дисциплина, а учился он очень хорошо, поскольку окончил факультет с отличием.
Почему Хью Лори стал не антропологом, а актером? Потому что, помимо учебы и гребли, он еще играл в студенческом театре Кембриджа. И не только играл, но и писал для театра мини-
атюры, а в течение двух последних лет учебы в Кембридже избирался президентом театра.
В качестве писателя в 1996 году он выпустил в свет роман – пародию на криминальную драму «Торговец пушками». Обладая хорошим голосом, Хью Лори выступает как вокалист и клавишник в лос-анджелесской благотворительной рок-группе «Бэнд из ТВ».
Кроме того, Лори увлекается боксом: «Бокс – это прекрасное лекарство от самодовольства. Ты можешь воображать себя крутым перцем, но это чувство сразу проходит, когда выходишь на ринг с мужиком, который знает, что делает».
Хотя отец Лори был доктором, неизвестно, помогло ли это актеру в создании роли Хауса. Хотя сам Лори в своей работе использует систему Станиславского – в той форме, как её понимают за рубежом. Вопиющий пример: чтобы войти в образ зависимого от обезболивающего препарата «Викодин» доктора-ипохондрика, артист сам ненадолго пристрастился к этому лекарству. В интервью британскому журналу Radio Times он признал, что если не испытываешь боль, то лекарство дает легкое и приятное ощущение. Впрочем, и сам актер далек от идеала здоровья. Он регулярно страдает сильнейшей депрессией и проходит лечение у физиотерапевта.

Тёмная сторона Хью Лори
Сериал и исполнитель главной роли снискали множество наград, в том числе такие престижные, как «Глобус» и «Эмми». Но по артисту не скажешь, что премии как-то греют его самолюбие. «Я вообще-то ставил сотню долларов, что победит Джеймс Спейдер, но сегодня просто не мой вечер», – отшучивался Лори на вручении ему очередной награды, на этот раз американской Гильдии актеров экрана, за лучшую мужскую роль.
И к популярности Хью равнодушен – недаром любит ездить на своём любимом мотоцикле Triumph: «шлем позволяет сохранить анонимность».
Как утверждают его друзья, у личности Лори две стороны, так же как у его таланта играть несчастного и привлекательного персонажа. «Есть Хью, который готов до упада балагурить. Но есть и другой Хью: мучающийся, тёмный».
Однажды Хью признался: «Моя карьера – полная неразбериха. Никакой последовательности, никакого плана и дороги. Я просто наобум перекидываюсь с одного на другое. Моя цель? Я до сих пор её ищу. Не скажу, что мне нравится быть актёром. Просто я так и не понял, что ещё могло бы стать делом моей жизни».
Вид угрюмого, погруженного в раздумья Лори уже стал настолько привычным на съемочной площадке, что никто уже не обращает на это внимания.
Друзья Лори говорят, что его жена Джо Грин, которую он повстречал в 80-х годах, уравновешивает его. (Лори шутит, что он вынужден был сдерживать свое угрюмое настроение, когда они были вместе, поскольку «Джо ещё более угрюма, чем я»).
Пара прошла через сложные времена и остаётся вместе. В 1997 году они пережили раскрытие романа Лори с режиссером Одри Кук на съемочной площадке детского приключенческого фильма The Place Of Lions. Миссис Лори была настолько полна решимости спасти свой брак, что написала эмоциональное письмо Кук, умоляя её прекратить встречи с её мужем. Что касается Лори, то осознание того, какую боль он причинил, подстегнуло его к лечению от депрессии, которая мучила его с юношества. «Я был настоящей болью для всех вокруг, – вспоминает он о тех временах. – Я был жалок и поглощен собой. Очень эгоистично быть в депрессии и не попробовать хотя бы что-то сделать с этим».
Сейчас Хью примерный семьянин, который вместе с супругой, работающей театральным администратором, воспитывает троих детей: Чарли (20 лет), Билла (18 лет) и Ребекку (15 лет).

«Все играют ракетками, а у тебя в руках лосось»
Хотя Хью Лори был хорошо известен в кино- и театральных кругах во многих странах мира, настоящая слава пришла к нему только с исполнением главной роли в медицинской драме производства американской студии «Фокс» – «Доктор Хаус».
Продюсер сериала хотел видеть в этой роли только американца, но Лори так умело изобразил американский акцент, что никто не усомнился в его происхождении. В то время Хью снимался в фильме «Полёт Феникса» (2004). Именно тогда он при помощи актёров, также снимавшихся в этом фильме, записал пробу на роль Хауса в ванной комнате своего номера в отеле. Лори было уже сорок пять лет, но для роли Грегори Хауса он подошёл идеально.
Циничный, хладнокровный, а иногда попросту жестокий человек. Но какой хороший доктор! Таким увидел российский зритель Хью Лори летом 2007 года, когда на наши экраны, спустя три года после американской премьеры, вышел первый сезон «Хауса». Сериал в новаторском жанре медицинского расследования стал чрезвычайно популярным. Хотя сюжетные повороты фильма, по крайней мере для российской действительности, подчас похожи на фантастические.
Ведь невозможно представить себе в реальной жизни, чтобы, к примеру, инфекционист российской городской клиники проник в жилище госпитализированного пациента (взломав квартиру), чтобы проинспектировать бытовые условия больного и выявить или отмести те или иные причины заболевания. А Хаус не брезгует таким «криминалом» и даже отправляет на него своих подопечных, молодых докторов, совсем недавно начавших практику.
Фразочки, часто абсурдные, которыми так сдобрена речь Хауса, становятся крылатыми. Самая знаменитая – «Все врут». «Человечность – это чушь. Те, кто лечат пациентов, не вылезают из тоски. Нужно лечить болезнь, а не пациента. Нужно изъять из медицины человечность, тогда мы не будем врать им, а они нам». Единственные, для кого саркаcтические шуточки гениального мерзавца в белом халате не стали теленаркотиком, – это британцы и сам Хью Лори. У первых стойкое отвращение вызывает приобретенный актером для американского шоу акцент, а у артиста наблюдаются хронические проблемы с восприятием самого себя на «голубом экране».
Что же касается акцента, то для Лори это до сих пор большая проблема: «Я всё время думаю о том, чтобы произнести ту или иную реплику на съемках с правильным акцентом и не ошибиться. Как будто все играют теннисными ракетками, а у тебя в руках лосось».

www.konkurent-krsk.ru

Хью Лори: «Я цепляюсь за несчастье»

— Вы теперь на высоте?

— Да, я купил дом на Голливудских холмах. Первый год в Лос-Анджелесе я жил в отеле, потом снимал квартиру, а теперь у меня свой дом в английском стиле. Все говорили про джакузи, а я его даже не видел. Теперь у меня есть свой бассейн, джакузи, а также тренажерный зал, ну и, конечно, дом для гостей, так что приезжайте в гости. (Улыбается.)

— Спасибо большое, я бы с удовольствием, но вам, наверное, не дают прохода папарацци?

— Первый год меня здесь никто не замечал. А сейчас папарацци дежурят под дверью, но я удираю от них на мотоцикле.

— Как вам живется в Лос-Анджелесе?

— Сначала мне казалось, что я живу на заправочной станции: здесь все за рулем, поэтому заправки на каждом углу. Но потом я стал обращать на них внимание только тогда, когда мне самому нужно было заправиться. На самом деле я снимаюсь с утра до вечера и после работы ложусь спать, так что это даже жизнью нельзя назвать.

— Семья навещает вас?

— Да. А то я слонялся бы как идиот по выходным. Когда я стал Хаусом, то мы с женой стали думать, где же мы будем жить, и быстро поняли, что переезд всей семьи в Лос-Анджелес не решит проблем — меня все равно никто не будет видеть больше чем по часу в неделю.

— Вы стали получать 400 тысяч долларов за эпизод и таким образом стали самым высокооплачиваемым телеактером.

— Я теперь самый высокооплачиваемый актер в Англии, а там не любят, когда кто-то едет в Америку на заработки.

— Главное, что вас любят дети и жена, с которой вы прожили вместе 20 лет. У вас есть свой секрет долголетнего брака?

— Если только жена расскажет, как и почему она меня все еще терпит. Я довольно-таки мрачный тип.

— Я слышала, что вы страдаете депрессией. А когда это началось?

— Мне было 37 лет, и я принимал участие в лодочных гонках. В какой-то момент я словил себя на том, что не испытываю никакого возбуждения — ни предвкушения выигрыша, ни страха проигрыша, а только скуку. Я пошел к своему доктору и сказал: «Мне кажется, у меня депрессия». Я считаю, что это очень эгоистично — ничего не предпринимать. Многие люди думают, что терапия — это сидеть и смотреть на свой пупок. Да, надо сидеть и смотреть на свой пупок, но с целью однажды увидеть окружающий мир в лучшем свете и относиться к своим близким по-доброму.

— Вам стало легче, когда вы стали очень хорошо зарабатывать?

— Я не чувствую себя лучше от того, что деньги перешли из чьих-то рук в мои. Когда меня одолевает депрессия, то я могу сидеть надутый часами. Я цепляюсь за несчастье потому, что это очень знакомое для меня состояние. Когда я чувствую себя счастливым, то знаю, что это случилось потому, что вскоре я вернусь в свое обычное мучительное состояние и буду ныть. Меня еще никто не убедил в том, что счастье — это цель жизни. Я очень подозрительно отношусь к счастью.

— Я не очень хорошо понимаю, что такое любовь, поэтому редко произношу это слово — по натуре я очень сдержанный человек.

— Говорят, что доктор Хаус — это медицинская версия Шерлока Холмса. А кому вы подражаете, играя этот персонаж?

— Пациентам моего отца.

— А почему вы не пошли по стопам отца и не стали врачом?

— Медицинские термины не держатся у меня в голове: в одно ухо входят, а после съемок выходят через другое ухо. Парадокс состоит в том, что, притворяясь врачом, я получаю гораздо больше денег за сезон, чем мой отец-врач получил за всю свою жизнь.

www.trud.ru

12 интересных фактов о Хью Лори

1. Джеймс Хью Кэлум Лори (James Hugh Calum Laurie) родился 11 июня 1959 года в английском городе Оксфорд. В Великобритании Хью Лори известен не только как актер, но и как комик, писатель и музыкант.

2. Впервые Хью Лори завоевал популярность благодаря постановке «Фрай и Лори», в которой он сыграл вместе с другом, комедийным актёром Стивеном Фраем, а затем — сыграв в комедийном фильме «Черная гадюка» (Blackadder).

3. Хью Лори был в семье одним из четырёх детей, у него были напряжённые отношения с матерью.

4. Отец актёра William George Ranald Mundell «Ran» Laurie был врачом, при этом выиграл золотую Олимпийскую медаль в парной гребле на Олимпийских играх 1948 года в Лондоне.

5. В университете Лори изучал археологию и антропологию, и, как и отец, был профессиональным гребцом.

6. Будучи студентом Кембриджского университета, будущий знаменитый актёр впервые увлекся театром, а на последнем году учебы в университете стал почетным Президентом студенческого театра «Cambridge Footlights».

7. Первой наградой Хью стала «Perrier Comedy Award», когда актер еще был студентом.

8. В 1998 году Лори снялся в эпизодической роли в популярном американском сериале «Друзья» (Friends) в серии «Свадьба Росса. Часть вторая». Сцену можно посмотреть здесь.

9. Хью Лори женился на театральном администраторе Джо Грин (Jo Green) в июне 1989 году в Лондоне. У них трое детей, которые тоже снимаются в кино.

10. Лори играет на пианино, гитаре, ударных и саксофоне. Он вокалист и клавищник в лос-анжелеской благотворительной рок-группе «Band From TV».

11. Лори периодически страдает от тяжелой клинической депрессии и постоянно наблюдается у психотерапевта.

12. Хью Лори — страстный любитель и фанат мотоциклов. У него их два — один в Калифорнии, другой в родной Англии. В США он приобрел очень дорогой мотоцикл «Triumph Bonneville».

www.factroom.ru

Хью Лори: «Депрессия отлично лечится музыкой»

Лори попал в Книгу рекордов Гиннесса как артист, которого больше всего, если так можно выразиться, смотрят.

Cоздатели «Секретной службы Санта-Клауса» уверяют: на Северном полюсе, где обитает семейство Санта-Клауса, происходит то же самое, что и в обычных семьях. Семейные проблемы, сложности с детьми, конфликты между старым поколением и молодежью. Как в настоящей сказке, есть здесь и два сына: один — добрый и ласковый, другой — умный и невероятно подкованный технически. Он-то, Стив, наследник на престол своего совсем уже старенького дедушки Санта-Клауса, и находит способ, как с помощью современных технологий (не считая тысячи эльфов) решить столь сложную задачу — доставить детишкам подарки еще до рассвета.

Впрочем, у него, похоже, нет выбора. Если миссия окажется невыполнимой, с семейным бизнесом придется распрощаться. Вот этого-то неоднозначного умника, почти что гения, но с холодным сердцем, доверили озвучить не кому-нибудь, а Хью Лори . За роль желчного мизантропа и гениального диагноста в суперпопулярном сериале «Доктор Хаус» английский актер получает по 700 тысяч долларов за серию, обойдя, таким образом, всех звезд, снимающихся в телесериалах. А еще Лори попал недавно в Книгу рекордов Гиннесса как артист, которого больше всего, если так можно выразиться, смотрят. Еще бы — до восьмого сезона на телевидении мало кому удается дожить.

— Скажите, Хью, почему именно вас позвали в рождественское кино?

Только потому, что режиссер Сара Смит решила привлечь в основном английских актеров озвучивать главных персонажей?

— Может быть, для того, чтобы я хоть на время перестал отвечать на вопросы о докторе Хаусе? (Смеется.) Я даже слышал, что для многих стал большим откровением тот факт, что я, оказывается, англичанин. Большинство зрителей сериала были уверены, что я американский актер. И только услышав меня в «Санте», выяснили, что это не так. Авторы фильма решили, что им нужен кто-то саркастичный и умный для роли Стива, ну и о ком еще они могли подумать, кроме меня? (Улыбается.) Сара, наш режиссер, сказала, что во мне она хорошо чувствует вот это с трудом подавляемое раздражение — оттого что я, по ее мнению, окружен людьми недостаточно умными и образованными, но при этом умудряюсь — опять же как ей кажется — оставаться милым и обаятельным.

Хотя и с трудом. Так вот и этот самый наследник Санта-Клауса тоже с трудом, ценой неимоверных усилий подавляет в себе такие же ощущения — оттого что ему, техническому гению и прирожденному бизнесмену, приходится иметь дело с допотопными эльфами и своими отставшими от прогресса родственниками.

— Но Стив абсолютно уверен в себе и своих способностях. Разве это вам близко?

— Да, его самоуверенность меня несколько смущала с самого начала. Не то чтобы я совсем лишен этого достойнейшего качества, но и награжден им не в такой, конечно, степени. Так же как и пресловутая высокоорганизованность мне совсем не свойственна.

Знаете, я эти слова с трудом даже произношу.

— Но ваш персонаж, с одной стороны, добро делает, а с другой — не совсем по-рождественски, по-доброму себя ведет…

— Вот то-то и оно! Есть в нем необходимая для истинного главы семейства Санта-Клауса (каковым он должен стать) ответственность и вместе с тем чрезмерная напористость, какой-то военно-стратегический подход к празднику. Отсутствует тот самый дух, который у большинства людей с Рождеством ассоциируется. И поэтому он много чего упускает в своей жизни. Но ведь у него есть младший брат Артур, он-то и отвечает за мягкость и чуткость в семье Санты. Господи, да он от волнения может даже дверь не закрыть за собой — и это на Северном-то полюсе! (Смеется.) Я бы с удовольствием на один денек оказался в сапогах своего персонажа, чтобы поучаствовать в такой захватывающей экспедиции по доставке подарков.

m.7days.ru

Доктор Хаус опять лечится от депрессии

(ФОТО) Звезда телесериала «Доктор Хаус» британский актер Хью Лори (Hugh Laurie) признался, что опять лечится от депрессии, которой страдает много лет.

«Я считаю, что это очень эгоистично — ничего не предпринимать, чтобы выйти из этого состояния. Многие люди думают, что терапия — это сидеть и смотреть на свой пупок.

Да, надо сидеть и смотреть на свой пупок, но с целью однажды увидеть окружающий мир в лучшем свете и относиться к своим близким по-доброму и больше отдавать», — уверен 49-летний актер.

Хью Лори не знает, как его плохое настроение терпит жена, с которой он прожил двадцать лет. «Я довольно-таки мрачный тип», — сказал артист в интервью журналу «Биография».

«Когда на меня находит депрессия, то я могу сидеть надутый часами. Я цепляюсь за тоску потому, что это очень знакомое для меня состояние. Когда я чувствую себя счастливым, то знаю — это случилось потому, что вскоре я вернусь в свое обычное мучительное состояние и буду ныть. Меня еще никто не убедил в том, что счастье — это цель жизни. Я очень подозрительно отношусь к счастью», — поделился Хью Лори.

Самый высокооплачиваемый актер в Англии уверен, что причины его частых депрессий кроются в раннем детстве.

«Моя мать нередко била меня в детстве, приговаривая: «Тебе повезло, что отца нет дома». А когда отец возвращался с работы, и мать рассказывала ему о моих проделках, то он поддакивал ей, повторял: «Да, тебе повезло, что меня не было дома».

Но мы все знали, что это неправда, потому что я был любимчиком у отца, а у матери были периоды, когда она меня не любила, причем довольно-таки затяжные — по несколько месяцев. Она умерла, когда мне было 29 лет, и перед этим два года практически не вставала с постели. Я не плакал — я вообще никогда не плачу. Нет, вру, я плакал, когда родился мой первенец», — сказал Хью Лори.

www.livestory.com.ua