Истерические реакции

Как лечить

ИСТЕРИЧЕСКИЕ РЕАКЦИИ

Некоторые нервные дети обнаруживают уклонения от нормального поведения. К таким отклонениям относятся прежде всего истерические реакции.

Обычно форма их следующая: если ребенок недоволен тем, что не исполняют его желаний, он ложится на пол, бьется головой, руками и ногами, плачет, исступленно кричит. У детей со спазмофилией эта реакция иногда носит характер спазмофильного припадка.

Истерические реакции почти всегда имеют целевую установку — либо добиться желаемого, либо выразить свой протест. Следует отметить, что истерические реакции у маленьких детей — падение на пол, топанье ногами — проявляются особенно часто на людях: в трамвае, на улице и т. д. Особенно легко они возникают при неправильном подходе к ребенку.

Истощение центральной нервной системы после перенесенного инфекционного заболевания благоприятствует появлению таких реакций.

У детей старшего возраста .истерические реакции протекают иначе: наблюдается повышенная эмоциональная возбудимость, быстрая смена настроения, внушаемость-* склонность к преувеличенной фантазии, к рисовке,» сосредоточенности на личных переживаниях при недостаточной самокритике.

Иногда эта реакция проявляется во внезапной потере голоса, в шепотной речи (ребенок говорит только шепотом), в потере способности стоять и ..ходить, хотя в лежачем положении ребенок свободно двигает конечностями; в истерическом параличе.

Такие реакции могут возникать при наличии семейных и школьных конфликтов. Сюда же относятся попытки ребёнка уйти из дома на несколько часов и дней с целью запугать близких и добиться исполнения своих требований.

Н. И. Красногорский, изучая детей, больных истерией, установил, что механизм истерических проявлений обусловлен чрезмерной возбудимостью и легкой истощаемостью клеток коры головного мозга.

При истерии наблюдается, что сильные раздражители вызывают слабые реакций или же совсем их не вызывают, и, наоборот, при слабых раздражителях часто отмечаются сильные реакции (парадоксальная реакция, по И. П. Павлову).

Н. И. .Красногорский установил, что словесный раздражитель играет большую роль, чем другие сильные раздражители, исходящие непосредственно из окружающей действительности. Отсюда становится понятной повышенная внушаемость детей, страдающих истерией.

Зная патофизиологические закономерности детской истерии, можно создать правильный подход к таким больным и соответствующую обстановку для них. Это значит, что следует избегать сильных раздражителей, ведущих к еще большему утомлению и истощению клеток коры головного мозга. В то же время необходимо учитывать вредность для истерических детей, монотонных раздражителей. Поэтому в основу профилактики, лечения и воспитания детей, больных истерией, должен быть положен принцип ограждения их от сильных раздражителей.

Предупредить возникновение истерических реакций у ребенка можно ровным, спокойным обращением с ним, повседневной заботой и вниманием, учетом интересов и возрастных потребностей ребенка. Если же реакция истерического характера у ребенка находится в стадии возникновения, то надо своевременно заинтересовать его любимой игрушкой или дать интересное для него поручение — все это будет способствовать предупреждению развития истерического поведения.

Если предупредить истерическую реакцию не удается, не следует предъявлять категорических требований к ребенку в этот момент, а рекомендуется оставить его на некоторое время в покое. Вследствие того что нервная система этих детей склонна к чрезмерной возбудимости

и легко истощается, необходимо для предупреждения истерических явлений строго соблюдать режим, соответствующий данному возрасту ребенка.

У детей более старшего возраста следует спокойно разрешать конфликты, вызывающие истерические реакции (неполадки в отношениях с товарищами и т. д.). Такие дети крайне внушаемы и поэтому словесное воздействие со стороны взрослых имеет большое воспитательное значение и может способствовать разрешению конфликтов.

www.kaklechitsya.ru

Симптоматика истерической реакции — Клинические лекции по психиатрии детского возраста

Симптоматика истерической реакции у детей имеет ряд отличительных особенностей по сравнению с тем, что наблюдается у взрослых. Как и при многих других детских нервно-психических расстройствах, нарушения двигательной сферы и здесь относятся к числу наиболее частых синдромов. Из них первое место по частоте занимает астазия-абазия, для которой характерна возможность двигать конечностями при полном отказе от ходьбы и стояния. Варианты астазии-абазии (спастические, паралитические) одинаково часто встречаются в детской практике. В некоторых случаях нарушение двигательных функций сопровождается слабостью движений, нарушением уверенности в направлении движений, расстройствами координации по типу хореи и атаксии.
Следующим по частоте расстройством являются истерические параличи, среди которых встречаются и вялые формы, и с контрактурами. Наиболее часто отмечается параплегия нижних конечностей, реже верхних. Гемиплегии истерического характера наблюдаются у детей значительно реже. Поражение конечностей обычно резко ограничено суставной линией; изолированных параличей отдельных мышц не отмечается. Важно указать также на редкость поражения лицевой мускулатуры при истерических гемиплегиях. Отмечающиеся контрактуры при истерических параличах более массивны, часто наступают остро, по апоплектиформному типу.
Ирритативные симптомы встречаются значительно реже, из них наиболее частой формой являются хореиформные гиперкинезии с характерными, ритмически повторяющимися движениями.
Из моторных ирритативных симптомов следует еще упомянуть о припадках. Сложная картина истерического припадка, описанная Шарко под названием «большой истерии», с последовательной сменой отдельных стадий (истерическая дуга, клоунизм, стадия страстных поз и театральных движений) у детей встречается редко.
Припадки характеризуются размашистыми движениями с обилием выразительных жестов. Следует отметить легкое возникновение припадков при давлении на так называемые истерические пункты. Это удается у детей легче, чем у взрослых, и часто не требует даже определенных мест; иногда при надавливании на любое место у ребенка можно вызвать припадок. После припадка в течение некоторого времени могут остаться параличи, контрактуры, разные расстройства дыхания по типу астмы, респираторные аффективные судороги. Особого упоминания заслуживает истерический кашель, особенно часто встречающийся у детей, перенесших коклюш. Отмечаются также судорожные расстройства в области пищеварительного (судорожное глотание, рвота, задержка дефекации) и мочеполового (спазмы мочевого пузыря, задержка мочи) аппаратов. Судорожные проявления отмечаются также в области речевых функций (истерическое заикание). Нередки истерический мутизм и афония.
Изменения чувствительности в форме гипо- и гиперестезии у детей встречаются значительно реже, чем у взрослых. Этим изменениям присущи все особенности, характерные для истерических расстройств, а именно: изменение чувствительности всегда ограничивается зонами, зоны выпадения соответствуют примитивному представлению больного об анатомии. Это обычно целый орган, конечность, рука или нога до определенного сустава. Иногда зона выпадения соответствует определенной части туалета — чулок, пояс, шапка. Особенно часто снижение чувствительности слизистых оболочек.

Отсутствие конъюнктивального и глоточного рефлексов считается характерными истерическими стигматами.
Проявление гиперестезии у детей выражается в идиосинкразии к определенным раздражителям: шерсти, меху, металлу, определенным запахам и др.
Из расстройств органов чувств наиболее частым является в детском возрасте истерический амавроз (истерическая слепота); психогенная глухота у детей встречается реже (нам пришлось наблюдать один лишь случай истерической глухоты). Нередкий симптом — истерический блефароспазм.
Особое место в клинической картине истерии у детей занимают пароксизмы с различными формами измененного сознания. Часть из этих пароксизмов проявляется обмороками с характерной бледностью лица, расслабленностью мускулатуры, малым пульсом, .нечувствительностью к внешним раздражениям. У детей старшего возраста отмечаются и более выраженные психопатологические расстройства по типу так называемых истерических сумеречных состояний. Каждый приступ сопровождается устрашающими переживаниями с криком и неистовством. Характер измененного сознания в этот период не такой грубый, как при органических формах (в большинстве случаев речь вдет не о помраченном, а об аффективно суженном сознании). Больные сохраняют способность избегать опасности, не разрушают тех предметов, которые нужны, говорят по-разному с людьми, находящимися с ними в разных общественных взаимоотношениях. Однако воспоминание о пережитом во время приступа часто отсутствует или сохраняется лишь частично. Чаще, чем выраженные формы так называемых истерических сумеречных состояний, отмечаются особые приступы, во время которых ребенок ведет себя не соответственно возрасту: шепелявит, сюсюкает, как маленький; играет в игры, не соответствующие его возрасту, дает ответы не по существу. Все поведение его носит характер какой-то нарочитости, игры, что вполне соответствует тем картинам, которые у взрослых описаны под названием псевдодементного состояния и пуэрилизма.
У детей младшего возраста эти приступы измененного сознания встречаются реже. Наиболее частой формой пароксизмов у них являются аффективные вспышки гнева и злобы, заканчивающиеся иногда судорожными состояниями, так называемыми аффективно-респираторными судорогами.

Самая возможность выраженных форм истерических реакций в раннем детском возрасте в настоящее время уже никем не оспаривается. Некоторые авторы считают, что в младшем детском возрасте они встречаются чаще у мальчиков, чем у девочек. Брунс (Bruns) чаще всего отмечает начало истерических проявлений в возрасте 7—14 лет, а в отдельных случаях — между 4-м и 6-м годом (астазия-абазия). Случаи контрактуры и тремора головы наблюдались им уже у детей 3-летнего возраста. Из советских авторов о ранних формах истерических реакций писала Т. П. Симеон. Ею описано несколько случаев, когда в годовалом возрасте проявлялись выраженные истерические симптомы. Ребенок при неудовольствии падает навзничь, изгибается дугой, делает движения, как будто плавает. Если в это время мать подходит к нему и исполняет его желания, припадки тотчас же прекращаются. Этот же автор отмечает, что уже в 2-летнем возрасте дети с целью добиться желаемого нередко используют имеющуюся у них готовность к спазмофильным припадкам.
Каковы отличительные особенности детской истерии по сравнению со взрослой? Большинство авторов, изучавших этот вопрос, отмечает следующие особенности истерии у детей: 1) массивность истерических проявлений; 2) большая динамичность симптомов; 3) моносимптомность (по данным Е. Е. Сканави симптомы могут варьировать в пределах одной и той же физиологической системы).
При наличии каких-либо болевых ощущений истеричные дети кричат, неистовствуют, вертятся в кровати, в то время как дети с органическим характером заболевания при таких же болевых ощущениях лежат тихо и спокойно. Массивный характер имеют и истерические контрактуры, которые по своей силе значительно превосходят органические формы. Истерические параличи и анестезии также носят тотальный характер; ни одно движение не удается.
То же относится и к истерическому мутизму, который в противоположность органической афазии не обнаруживает никаких остатков речи, больные не могут произнести ни одного звука.
При распознавании истерической природы того или другого симптома (паралич, контрактура, анестезия) всегда остается в силе основное положение: истерия в своих симптомах «эмансипируется» от тех анатомо-физиологических соотношений, которые характерны для сходных расстройств органического происхождения. Доминирующими здесь являются «наивные анатомические представления». Выше уже было указано, что истерический паралич и истерическая анестезия всегда захватывают конечность в пределах того или иного сустава.

При истерическом амаврозе отсутствует гемианоптическое сужение в поле зрения.
Важным диагностическим признаком при истерических реакциях является наличие психогенного повода (при несоответствии между незначительностью причины и массивностью реакции). Естественно, что этот важный признак ни в коей мере не может считаться решающим, так как психогенный повод нередко играет роль в возникновении органических заболеваний. Податливость симптомов психотерапевтическим воздействиям — важный, но также не абсолютный признак, так как это отмечалось и при органических заболеваниях центральной нервной системы (при закрытой травме мозга и энцефалитах).
При дифференциальном диагнозе истерии ошибочная диагностика может иметь место в двух направлениях: во-первых, поставив диагноз истерии, можно не распознать органического заболевания мозга, во-вторых, истерическая реакция неправильно трактуется как тяжелый церебральный процесс.
Особенно часты затруднения в дифференциальной диагностике истерических проявлений при подкорковых заболеваниях мозга. Нередко наблюдаются истерические симптомы при эпидемическом и ревматическом энцефалитах, проявляющиеся как в отдельных пароксизмах, так и в длительных состояниях психопатического поведения. Элементарность проявления, импульсивный характер двигательного беспокойства, неврологическая картина и, наконец, анамнестические данные позволяют поставить правильный диагноз.
В клинической практике наиболее часто приходится проводить дифференциальную диагностику между эпилепсией и истерией, протекающей с судорожными припадками. В лекциях, посвященных эпилепсии, мы уже касались этого вопроса. Истерический припадок имеет ряд существенных отличий от эпилептического: 1) реактивное начало припадка вслед за неприятным переживанием; 2) отсутствие в картине припадка полной потери сознания, упускания мочи и кала, тяжелых ушибов, прикуса языка; сохранность зрачковых реакций; самый характер двигательных проявлений в картине истерического припадка имеет ряд особенностей: они размашисты, массивны, сопровождаются массой выразительных движений; 3) длительность истерического припадка также значительно больше, чем эпилептического, и может достигать нескольких часов; 4) картина постприпадочного состояния при истерической реакции отличается от эпилепсии (отсутствует оглушенность, а последующий сон не носит патологического характера).

Однако следует учесть, что в отдельных случаях, когда истерическая реакция возникает у лиц с резидуальной церебральной неполноценностью, картина судорожного припадка может соответствовать эпилептическому. В этих случаях любой из симптомов эпилептического припадка, кроме симптома Бабинского, может встречаться при истерическом припадке. Поэтому при дифференциальной диагностике эпилепсии приходится руководствоваться не только картиной припадка, но и данными тщательного анализа всей картины заболевания.
Дифференциально-диагностические трудности могут возникнуть и при отграничении истерической реакции от других психогенных форм. Часто трудно отграничить истерическую реакцию от шоковой, так как клинические проявления той и другой формы нередко очень сходны. Характерные признаки шоковых форм (большая глубина помрачения сознания, более выраженные вегетативно-вазомоторные признаки, наклонность к более элементарным судорогам и сумеречным состояниям) не всегда могут служить критерием дифференциальной диагностики, особенно в клинике детских психических заболеваний. Кроме того, признаки, характерные для истерических сумеречных состояний (как театральность, пуэрилизм, ответы невпопад), иногда могут иметь место и в картине эмоциогенной шоковой реакции. Основное различие истерической реакции от шоковой не столько в самих симптомах, сколько в особенностях структуры переживания. Специфичным для истерии является наличие конфликтного переживания (неудовлетворенность больного своим положением, жажда внимания, стремление поднять свою значимость); тогда как шоковая реакция связана с чрезвычайным раздражителем, конфликтное переживание отсутствует.
Ошибочно применяется название истерической реакции к тем патологическим реакциям у детей, которые возникают по механизму патологических условных связей. Первоначальной причиной патологической реакции является чрезвычайный раздражитель, испуг, вызывающие сильное волнение или какое-нибудь другое неприятное переживание. В дальнейшем всякая ситуация, которая лишь отдаленно напоминает пережитое, вновь дает аналогичные реакции. Так, например, маленький ребенок, испугавшись кошки и реагируя на это сильной дрожью, всякий раз начинает вновь дрожать, когда видит мех, напоминающий кошку. Однако патологическая реакция может со временем приобрести и истерический характер. У детей, страдавших ранее коклюшем, в дальнейшем эта наклонность к спазматическому кашлю часто используется для привлечения к себе внимания родителей.
У маленьких детей с наклонностью к спазмофилии относительно чаще, чем у других, в определенной ситуации развивается судорожное состояние, которое носит название аффект-респираторных судорог. Не дали любимую игрушку, не выполнили желания, когда ему этого хотелось,— в ответ на это ребенок «закатывается», синеет, появляются клонические судороги, на высоте припадка часто помрачается сознание. У детей с вегетативно-сосудистой неустойчивостью, с наклонностью к обморочным состояниям последние могут возникнуть под влиянием обиды, ревности, отказа в любимой игрушке.

lekmed.ru

ОСТРЫЕ ПСИХОГЕННЫЕ РЕАКЦИИ (острые истерические реакции)

Острые истерические реакции возникают чаще у подростков в связи с угрозой потерять социальный статус. Это могут быть под­ростки, привлеченные к уголовной ответственности и находящиеся в местах предварительного заключения, или подростки, опозорив-

шиеся своим аморальным поведением, будучи пойманными в мо­мент прелюбодеяния.

У них на фоне острого страха может появиться ганзеровский синдром, вариант истерического сумеречного состояния. В этом случае на фоне сужения сознания отмечается симптом «миморе- чи» — неправильные ответы на задаваемые больному вопросы. Кроме того, могут также наблюдаться симптом «мимодейст- вия» — невозможность выполнения простейших инструкций, исте­рические расстройства чувствительности и иногда зрительные гал­люцинации. Ганзеровский синдром обычно возникает как «акти­рованный» на фоне речедвигательного возбуждения, растормо- женности, иногда после бредоподобных фантазий. Этот психоз длится несколько дней и завершается полной амнезией.

В ряде случаев синдром Ганзера может смениться явлениями псевдодеменции (ложного, кажущегося слабоумия). Последняя характеризуется «нарочито» неправильными действиями (напри­мер, зажигает спичку обратным концом), нелепых ошибках при решении простейших задач (прибавляя 2 к 3, получает 6), потере элементарных знаний (не помнит места, где родился). Как непра­вильные ответы, так и неправильные действия все же отражают известную сохранность представлений о назначении предмета. Не­правильный ответ больного родственен правильному — он или прямо противоположен правильному, или сходен с ним, или явля­ется ответом на предыдущий вопрос. В содержании ответа всегда можно уловить связь с травмирующей ситуацией. Все ответы при псевдодеменции сходны, их можно заранее угадать [Фелин- скаяН. И., 1968]. Острая псевдодеменция может быть этапом те­чения реактивного состояния на фоне депрессии и заторможенно­сти. При этом больной отвечает: «Не знаю, не помню», повторяет одни и те же слова, цифры, имеющие отношения к травмирующей обстановке, не может запомнить имен медицинского персонала, соседей по палате. При попытках выполнить письменное задание пропускает буквы, совершает грубые грамматические ошибки.

Синдром пуэрилизма — кратковременный истерический пси­хоз, проявляющийся сужением сознания, детсковатым поведением и соответствующими высказываниями. Механизм появления этих состояний объясняют психогенным регрессом «на стадию детст­ва». Самыми характерными для этого расстройства являются дет­ская речь, детская мимика и движения, детские эмоции. Больные подростки произносят слова с детскими интонациями, высоким голосом, строят упрощенные фразы, так как это делают младшие дошкольники. Ко всем взрослым обращаются на «ты», называют их «дядями» и «тетями». Они трогают все предметы, попадаю­щиеся на глаза, хватают все яркое, блестящее, прячут в карманах и личных вещах. Преобладающая самостоятельная активность бо­льных — игра, они сами делают игрушки из бумаги, спичечных

коробков, с ними играют, изображая голосом звуки, издаваемые локомотивами, автомашинами, трамваями. Они капризничают, как дети, обижаются, надувают губы, топают ногами.

Это кратковременное расстройство обычно быстро завершает­ся полным восстановлением здоровья, однако в некоторых случа­ях его сменяет другой реактивный синдром.

Лечение. При острых реактивных психотических расстройст­вах полезны «поведенческие» нейролептики: хлорпротиксен, сона- пакс, неулептил в комбинации с «седирующими» антидепрессанта­ми: амитриптилином, анафранилом, герфоналом, коаксилом и при необходимости тизерцин и реланиум (парентерально).

А., 16 лет. Поступила в больницу в связи с неправильным пове­дением. Родилась в сельской местности от здоровых родителей. Рос­ла и развивалась без отклонений. Тяжелых заболеваний не переноси­ла. В школе с 7 лет. Училась неохотно, получала преимущественно удовлетворительные отметки. Девочка общительная, имеет много по­друг, однако часто бывает грубой. Читает мало, духовный мир бед­ный. В течение последнего года пристрастилась к курению, изредка выпивает. Менструации с 12 лет, цикл регулярный. За полгода до по­ступления, впервые начав половую жизнь, имела несколько случай­ных связей. Несколько месяцев тому назад бросила школу, приехала в город, поступила в качестве рабочей на ткацкую фабрику. Посели­лась в общежитии. .

За сутки до госпитализации была застигнута комендантом обще­жития в постели с молодым человеком во время полового акта. Со­звав девушек из других комнат, комендант представила больную пе­ред собравшимися людьми в обнаженном виде. Работницы смеялись над ней и осуждали за безнравственное поведение. С этого момента перестала отвечать на вопросы, ни к кому не обращалась. Перестала с кем бы то ни было разговаривать. Той же ночью несколько раз со­вершала действия, которые соседками были поняты как стремление к самоубийству. Была в связи с этим помещена в больницу.

В отделении в течение первых 4 суток была недоступна контак­ту. Подолгу сидела в одной и той же позе, устремив свой взгляд ку­да-то вниз. Пищу принимала из рук персонала, только если ее при­нуждали к этому. Пассивно подчинялась приказаниям, но на вопро­сы не отвечала. Нельзя было понять, ориентирована ли она в обстановке и окружающих ее лицах. Все попытки медикаментозного расторможения ни к чему не привели. Только к концу 4-го Дня, ког­да пришла подружка, начала немного разговаривать. После этого контакт стал восстанавливаться. Рассказала, что не отвечала, так как трудно было говорить, да и не хотелось отвечать. Было очень плохое настроение. Однако стало очевидно, что больная далеко не все мо­жет вспомнить из того периода, когда была скованной.

После выхода из кратковременного ступора никакой психопато­логической симптоматики не было. Больная — личность, не отличаю­щаяся содержательностью. Свое поведение расценила как предосуди­тельное. Все же отметила: «А где же я буду с Андрюшей встречаться, я ведь в общежитии живу?» Перед выпиской планировала продол­жать работать. Однако сказала о том, что стесняется показаться на глаза свидетелям ее позора.

Здесь приведена краткая история болезни девушки. У нее по­сле душевного потрясения, заключавшегося в переживании позора из-за того, что ее застали во время полового акта, возникла острая реакция. Эта реакция, продолжавшаяся 4 дня, выразилась в полной обездвиженности и мутизме. О наличии измененного со­знания можно сделать заключение по амнезии переживаний, имевших место в первые дни острой реакции. Аффект, последо­вавший за вмешательством в интимную жизнь девушки, был на­столько силен, что привел к сужению сознания и двигательной за­торможенности. Диагноз: острая психогенная реакция в форме психогенного ступора. Из-за того, что переживания у этой боль­ной были не очень глубокими, продолжительность острого психо­за была короткой и не потребовала серьезного лечения.

bib.social

Истерические реакции у детей раннего возраста

Истерики у малыша появляются не вдруг. Ребенок постепенно обучается этому приему управления родителями. Бороться с истериками можно, но это требует некоторых усилий.

Почему дети устраивают истерики?

Малыши устраивают истерики не потому, что им нравится себя плохо вести, и не потому, что хотят разозлить родителей. Дети кричат и бросаются на пол потому, что это работает. Истерикой ребенок пытается добиться своего и, получив желаемое, он обязательно воспользуется этим способом ещё раз. Как часто он будет прибегать к этому способу, зависит от реакции родителей.

Как бороться с детскими истериками?

  • Научиться предугадывать капризы ребенка, чтобы их предотвратить. Обратить внимание на характерные предвестники «бури» — хныканье, беспокойство, напряжение, и постарайтесь отвлечь его при первых признаках раздражения. Сами малыши ещё не умеют контролировать свои эмоции, поэтому родители должны им помогать.
  • Выразить нетерпимость истерики. Ребенок должен понимать, что его истерика ни к чему не приведет. Не стоит уговаривать его, кричать, шлепать. Постарайтесь не обращать внимания, не смотреть в его сторону – это даст понять малышу, что его крики бесполезны.
  • Лишите его зрителей (например, уйдите в другую комнату).
  • Ваше неприятие истерик должно быть постоянным. Истерики всегда неприятны, но главное в этом деле иметь терпение и постоянную позицию.

Для благополучного развития эмоционально-волевой сферы ребенка необходимо обеспечить:

  • Единство требований и педагогических воздействий со стороны всех взрослых, которые участвуют в воспитании. Если действия не согласуются, малыш не понимает, как он должен поступать, действовать.
  • Правильно пользоваться запретами. Нельзя разрешать делать малышу всё, что он захочет. Как частые запреты, так и вседозволенность ребенку вредны. В случае постоянных запретов у ребенка не формируются навыки и умения. Запреты должны быть обоснованными. Требования должны предъявляться спокойным тоном. Нельзя разрешать то, что ранее запрещалось. Требования должны быть посильными для выполнения.
  • В раннем возрасте ребенок не может быстро произвольно переключиться с одного вида деятельности на другой, и поэтому резкий срыв, требование немедленно прекратить, например, игру или занятие чем-то вызывают резкий протест. Взрослый делает это постепенно – вначале предлагает закончить игру, положить игрушки на место, затем дает новую установку на новый вид деятельности.
  • Соблюдение адекватного режима дня
  • Эмоциональное подкрепление
  • Правильная организация деятельности. Нужно помнит о том, что ребенку трудно длительное время не двигаться – сидеть или стоять,сохраняя одну и туже позу.
  • Удачи вам!

    Автор- составитель: Вачинская И.В, психолог ЦРВ

    www.2gdp.by

    ИСТЕРИЧЕСКИЙ НЕВРОЗ

    Термином «истерический невроз» в современной психиатрии обозначают психогенное заболевание, характеризующееся разнообразными (соматовегетативными, моторными, сенсор­ными, аффективными) расстройствами невротического уров­ня, в возникновении и клинических проявлениях которых ве­дущая роль принадлежит психогенетическому механизму •«условной приятности или желательности» (А.

    Истерические невротические расстросйтва у детей и под* ростков чаще вызываются подостро действующей или хрони­ческой психотравмирующей ситуацией (Г. Е. Сухарева,

    1959) , особенно связанной с противоречием между желае­мым и реально достижимым (низкая успеваемость, невнима- ,’ние со стороны сверстников при наличии повышенных притя­заний), ущемленным самолюбием, недовольством своим по­ложением в коллективе и ролью в семье. Вместе с тем у детей дошкольного и младшего школьного возраста истери­ческие расстройства могут возникать непосредственно в ответ на то или иное психотравмирующее воздействие: наказание,, замечание, высказанное в резком тоне, категорический отказ- выполнить какую-либо просьбу, разлуку с матерью и т. п. В этих случаях внутриличностная переработка психотравми­рующей ситуации минимальна, а расстройства представляют- проявление непосредственной истерической реакции. Истери­ческие расстройства у детей младшего возраста могут воз­никать также в результате патологической фиксации отдель­ных проявлений аффективно-шоковой реакции, связанной с острым испугом.

    В этиологии истерического невроза (в меньшей степени — в этиологии элементарных истерических реакций)’ важная- роль принадлежит наличию истерондных черт личности и психического инфантилизма, как факторов внутренних усло­вий, а также семейному воспитанию по типу «кумир семьи» (О. В. Кербиков, В. Я. Гиндикин, 1960), как фактору внеш­них условий.

    В психогенезе истерических расстройств большое значе­ние имеет механизм «условной желательности» болезненного», симптома (А. М. Свядощ, 1971) или «воли к болезни», «бег­ства в болезнь» (5. Ргеид, 1953). Данный механизм играет роль своеобразной патологической защиты личности (Н. В. Иванов, 1974) от «трудных» для нее ситуаций. Так; фиксированные по механизму «условной желательности» го­ловные боли, приступы удушья, напоминающие астматиче­ские, и другие соматовегетативные нарушения могут служить «■защитой» от тягостных переживаний, связанных со школь­ной неуспеваемостью, поскольку, делая ребенка или подрост­ка больным, они оправдывают его отставание в учебе, а нередко и избавляют от необходимости ходить в школу.

    Патогенез истерических расстройств сложен’ и раскрыт далеко не полностью. Согласно И. П. Павлову (1951), глав­ная роль в патогенезе истерического невроза принадлежит, с одной стороны, преобладанию подкорковой деятельности, над корковой в связи с относительной слабостью последней* — а с другой стороны — относительному преобладанию дея­тельности первой сигнальной системы над второй. На этом: фоне действуют механизмы иррадиации возбуждения, отри-

    дательной индукции и патологической фиксации условных ^связей, которые лежат в основе возникновения отдельных истерических симптомов (выпадение или возбуждение тех или иных функций). Эти представления были дополнены исследованиями Н. И. Красногорского (1951), который уста­новил при истерических реакциях у детей наличие выражен­ной истощаемости корковых клеток и склонности к быстрому развитию в них охранительного торможения. По мнению Е. Кге1зсЬтег (1923), истерические симптомы связаны от­части с выявлением древних, примитивных защитных реак­ций нервной системы (реакций «мнимой смерти», «двига­тельной бури» и др.), а с другой стороны, обусловлены ме­ханизмами безусловнорефлекторного «привыкания» и «произвольного усиления рефлекса», действующими при наличии более низкого (гипобулического или «гипноическо- го») уровня сознания. ‘ ♦

    Среди истерических расстройств в детском возрасте пре­обладают моторные и саматовегетативные нарушения. Ча­стым двигательным расстройством, по мнению Г. Е. Сухаре­вой (1959), является астазия-абазия, т. е. неспособность стоять и ходить при сохранении пассивных и активных дви­жений в лежачем положении. По нашим наблюдениям, астазия-абазия встречается в основном у девочек-подрюст- ков и отличается относительной длительностью (в одном из наблюдавшихся нами случаев она сохранялась около полу- года). В генезе подобных случаев, по-видимому, играет роль .механизм патологической фиксации субъективного ощуще­ния слабости в конечностях, возникающего нередко в момент сильного страха.

    Значительно реже у детей встречаются истерические па­резы и параличи конечностей (преимущественно нижний па­рапарез), охватывающие либо всю конечность, либо часть ее, строго -ограниченную суставной линией (нога до колена, стопа и т.п.); еще более редки парезы глазодвигательных мышц, сопровождающиеся преходящим косоглазием (Т. П. Симеон, 1958), истерическая афония, связанная с вре­менным парезом или параличном мышц голосовых связок. ‘Редкой формой двигательных истерических расстройств в детском возрасте являются истерические гиперкинезы (хо- реиформные движения, тремор).

    У детей почти не встречаются развернутые истерические психомоторные припадки классического типа, описанные в конце XIX века Л. СЬагсо! (цит. по А. М. Свядощу, 1971). Изредка они могут возникать у подростков-девочек. Однако рудиментарные формы истерических психомоторных припад­ков отмечаются нередко, преимущественно в раннем и до­школьном возрасте (Т. П. Симеон, 1958). Возникают они при недовольстве ребенка чем-либо, отказе выполнить его требо-

    вание, связаны со стремлением добиться желаемого, обра­тить на себя внимание. Внешне такие рудиментарные при­падки выражаются в том, что ребенок с громким криком и плачем падает на пол, беспорядочно бьется руками, ногами и головой об пол, выгибает опину дугой. У некоторых детей подобные припадки возникают до 15—20 раз в день. По наблюдениям Т. П. Симеон (1958), своеобразные истериче­ские припадки встречаются даже у детей годовалого возраста — при недовольстве они падают навзничь, Изги­баются дугой и совершают как бы плавательные движе­ния. Если желание ребенка выполняется, припадок сразу проходит.

    Нередко примитивные истерические припадки у детей выражаются в форме фиксированных двигательных рас­стройств, свойственных имевшим место ранее болезненным состояниям. Так, в одном из наблюдений Т. П. Симеон (1958) у мальчика, страдавшего в первые месяцы жизни спазмофи­лией с припадками, но потом выздоровевшего, вновь возник­ли припадки, напоминающие опазмофилические (синел, «закатывался», появлялись судороги в руках и ногах, изги­бался дугой), после того, как приемная мать однажды не взяла его на руки, когда он к ней потянулся. Особую, форму примитивных истерических припадков у детей раннего воз­раста (примерно от 6 мес до 3 лет) представляют так назы­ваемые а ф’ф е кт — р есп ир ат о р н ы е приступы. Они 1 возникают в связи с какой-либо ситуацией, вызывающей у ребенка сильное недовольство, обиду. Приступ начинается по- типу описанных выше примитивных истерических припадков,, однако вслед за этим наступают прерывистые глубокие вздо­хи, которые завершаются полной остановкой дыхания в экспираторной фазе (в связи с судорожным сокращением мышц гортани), с быстрым развитием цианоза (Р.

    1974) . Сознание полностью не выключается. Приступ закан­чивается спустя 15 с глубоким вдохрм. Восле этого неред­ко возобновляется плач или ребенок становится вялым; Более длительное прекращение дыхания может сопровож­даться полным выключением сознания и развитием разверну­того судорожного припадка. Аффект-респираторные присту­пы, как правило, наблюдаются у детей с невропатическими состояниями, а также при неправильном воспитании по типу «кумир семьи», чаще у мальчиков. Описанные приступы необходимо отграничивать от эпилептических припадков. Для последних не характерно возникновение в четкой связи с аффектом, а также свойственная аффект-респираторным приступам последовательность развития. Кроме того, сле­дует дифференцировать аффект-респираторные приступы с припадками спазмофилии. Основным критерием является наличие при спазмофилии повышенной нервно-мышечной

    возбудимости (симптом Хвостека и др.) и пониженного уров­ня кальция в крови.

    Соматовегетативные истерические расстройства встреча­ются у детей значительно чаще двигательных нарушений (В. П. Белой, 1974). Проявления их весьма разнообразны: боли в животе, особенно в эпигастральной области, в обла­сти сердца, головные боли, рвоты, нарушения глотания, запо­ры, задержка мочеиспускания и т. п. (О. №$зеп, 1974). Ввиду повышенной внушаемости и самовнушаемости детей и подростков с истерическим неврозом характер соматовеге- тативных расстройств у них часто определяется особенно- стями тех или иных проявлений соматических заболеваний у окружающих. Так, у мальчика 14 лет, который был свиде­телем задержки мочеиспускания у жившего вместе с ним деда, страдавшего гипертрофией предстательной железы, ве­дущим проявлением истерического невроза было длительное отсутствие самостоятельного мочеиспускания. Стойкость это­го расстройства привела к ошибочному предположению о наличии органического заболевания спинного мозга, длитель­ному обследованию в стационаре и применению систематиче­ской катетеризации мочевого ‘пузыря, которая способствова­ла еще большей фиксации ‘данного расстройства. В связи с такой повышенной внушаемостью детей и подростков с исте­рическими расстройствами длительное пребывание их в соматическом или неврологическом стационаре совместно с тяжелыми больными может стать источником возникновения дополнительных соматовегетативных и двигательных истери­ческих нарушений.

    Особую, встречающуюся преимущественно у детей млад­шего школьного и отчасти дошкольного возраста, форму истерических расстройств представляет истерический вариант психогенного мутизма, который чаще проявляется в виде элективного (избирательного) мутизма (по М. Тга­тег, 1934). Как показывают исслед&вания Е. И. Кириченко и Л. А. Каганской (1974), а также М. И. Буянова (1974), данная форма психогенного мутизма развивается у детей с речевой и интеллектуальной недостаточностью и чертами 5 повышенной тормозимости в характере в условиях повышен­ных требований к речевой и интеллектуальной деятельности,, например, при начале школьного обучения или, реже, при помещении ребенка в детский сад. Вместе с тем речевое общение в привычной обстановке, прежде всего в семье, а также часто письменная форма общения у школьников сохраняются. Аналогичное речевое поведение наблюдается, у детей в начале их пребывания в психиатрическом стацио­наре, .где они иногда довольно долгое время молчат на занятиях, общаясь в то же время с другими детьми. В пси­хогенезе истерического элективного мутизма ведущая роль.

    принадлежит механизму «условной желательности» молча­ния, который как бы защищает личность ребенка от специ­фической психотравмирующей ситуации, связанной с рече­вым общением. Истерический элективный мутизм следует отграничивать от элективного мутизма как формы реакции пассивного протеста, в основе которого лежат аффективно заряженные сверхценные переживания, связанные с эмоцио­нальной депривацией, недовольством, изменением отношения со стороны окружающих, чувством ревности (например, к младшему ребенку) й т. п.

    Наиболее редкую группу истерических, расстройств в детском возрасте представляют сенсорные нарушения (Г. Е. Сухарева, 1959) в виде гипер- и гипестезии, снижения чувствительности слизистых оболочек. У подростков изредка может наблюдаться истерическая слепота (амавроз). Исте­рические расстройства невротического уровня могут у детей старшего возраста и подростков временами перемежаться абортивными психотическими эпизодами (в форме состояний сумеречного помрачения сознания, псевдодеменции, пуэри- лизма). Истерические расстройства у детей раннего, до­школьного и младшего школьного возраста выступают в форме относительно кратковременных и преимущественно моносимптомных невротических реакций (В. А. Муратов, 1898; Т. П. Симеон, 1958; Г. Е. Сухарева, 1959; О. Шззеп, 1974).

    Более оформленные истерические неврозы, как правило, наблюдаются лишь у подростков. В этом возрасте они часто склонны к затяжному течению, а нередко к переходу в истерический вариант невротического развития личности (Е. Е. Сканави, 1962). Динамика истерического невроза у подростков обычно состоит из двух этапов; под остр о или остро (после аффективно-шоковой реакции) возникающей истеро-невротической реакции, отличающейся клинической простотой и выражающейся одним, реже двумя истерически­ми симптомами, и эташа затяжного истеро-невротического состояния (истерического невроза в собственном смысле) с полиморфной симптоматикой, включающей не только исте­рические расстройства, но и другие невротические наруше­ния (астенические, ипохондрические « др.), которые обус­ловлены заострением под влиянием психогенного заболева­ния преморбидных особенностей «почвы».

    Дифференциальная диагностика истерического невроза и истерических невротических реакций нередко сложна ввиду многообразия истерических расстройств. В основном отгра­ничения от проявлений истерического невроза требуют истероформные состояния .при шизофрении (вяло протекаю­щей или в начальной стадии других форм течения), истеро­формные расстройства органического происхождения и не-

    которые проявления эпилепсии, прежде всего эпилептические судорожные припадки. Во всех этих случаях истероформные проявления психологически мало понятны и не связаны с механизмом «условной желательности». При шизофрении, кроме того, они нередко отличаются особой вычурностью, возникают н,а относительно холодном эмоциональном фоне, сочетаются со специфическими для этого заболевания изме­нениями личности. При текущих и резидуальных органиче­ских заболеваниях головного мозга истероформные расстрой­ства относительно просты, монотонны, сочетаются с прояв­лениями психоорганического синдрома и различными неврологическими нарушениями. Истерический психомотор­ный припадок отличается от эпилептического судорожного припадка наличием аффективно-суженного, а не полностью выключенного сознания, частичным сохранением возможно­сти воспринимать происходящее вокруг и реагировать на него, большей сложностью, массивностью, выразительностью движений с отсутствием смены фаз тонических и клонических судорог, возникновением в ‘связи с отрицательными эмоцио­нальными переживаниями, значительно большей продолжи­тельностью (до нескольких часов) припадка. При истериче­ском припадке всегда сохраняется реакция Зрачков на свет, отсутствующая на высоте эпилептического припадка.