Истерический радикал это

Истерический радикал или почему красавицам не везёт в любви

Слово «истеричка» чаще употребляется как расхожее ругательство, чем как диагноз. Так обзывают несдержанного человека, который выплёскивает, по мнению собеседника, слишком много эмоций. Слово Википедии:

К проявлениям истерии относили демонстративные эмоциональные реакции (слёзы, смех, крики), судороги, параличи, потерю чувствительности, глухоту, слепоту, помрачения сознания, повышенную сексуальную активность и другое.

Немалую роль в нелюбви к истеричкам играет театральность, преувеличенность эмоциональных проявлений, манипулятивность. Порой истеричка будто наказывает собеседника своим страданием, получая садистическое удовольствие. Как представить себе типичную истерическую женщину? Чаще всего они довольно привлекательны и эффектны. Пожалуй, нет единого типа истерической внешности. Среди них встречаются и Мэрлин Монро, и Минни Маус и девушки с татуировкой дракона. Но всегда можно буквально учуять этот радикал по легкому флёру детскости, беззащитности, хрупкости и соблазнительности.

Вот одно из прекрасных описаний этого характера:

А это о чувствах мужчины:

Хотя Маленький принц и полюбил прекрасный цветок и рад был ему служить, но вскоре в душе его пробудились сомнения. Пустые слова он принимал близко к сердцу и стал чувствовать себя очень несчастным.

Что вы чувствуете к этой розе? Она будто и женщина и ребенок, зависимый и капризный, трогательный и раздражающий одновременно. Такая женщина сочетает в себе сексуальность и инфантильность. Это, пожалуй, и есть ключ к распознаванию этого характера. Такой женщине не трудно привлечь к себе внимание, в них есть нечто тёплое и манящее, у них могут быть поклонники, иногда даже в большом количестве, но даёт ли это личное счастье? Чаще всего нет.

Парадокс этого характера — привлекательность и одиночество, потому что они способны завоевать мужчину, но не умеют быть счастливыми рядом с ним. Чтобы понять почему, нужно проследить становление этого характера.

Существуют разные теории на этот счёт. Нэнси Маквильямс, например, излагает распространённую идею о том, что в его основе травма. Вместо девочки хотели мальчика, предпочитали ей братьев или других мужчин, сильные мужчины подавляли и имели власть, а она страдала от беспомощности и зависти. А саму эту девочку ценили только за внешние или подчёркнуто женские проявления: например, как невинную малышку с бантиками. Так женщина научается использовать свою внешнюю привлекательность для получения власти и значимости через влиятельного мужчину, которого можно соблазнить. Ей кажется, что сама она ничего не стоит, причём зачастую это далеко не так, но она автоматически обесценивает собственные достижения.

Именно об истерических пациентках Фрейд писал, говоря о зависти к пенису. Ему казалось, что этих женщин черезвычайно привлекает мужественность, так сильно, будто они горюют по невозможности самим иметь пенис. Но мне кажется важным показать, что такой взгляд на вещи отражает лишь защитный уровень этого характера. А истинная потребность такого человека — в хорошем материнском объекте, а не в пенисе. Собственно, сами женщины нередко так обманываются, поэтому не могут найти желаемого, разочаровываются и чувствуют себя неудовлетворёнными.

Изначально младенец, маленький ребёнок очень зависим и нуждается в помощи. Речь идёт как о физическом выживании, так и о психическом. Малыш не может сам успокоиться, распознавать свои чувства и потребности, находить объяснение происходящему. Тогда на помощь приходит родитель, который выступает своеобразным посредником между ребенком и его мыслями и чувствами, его психикой. Он распознаёт состояния ребёнка, разделяет их, даёт им названия, тем самым нормализуя их. Нементализированная психика похожа на дикую лошадь, которую родитель постепенно приручает. И вот, через какое-то время на ней можно кататься ради удовольствия или работать. Это и есть начальная триангуляция: младенец, его психика и родитель.

Теоретически таким родителем может быть только мать, но это бы потребовало от неё практически бесконечных ресурсов, ведь нужно всегда быть рядом да ещё и в форме. Вряд ли хоть одна реальная мать из плоти и крови способна на такое. Здесь диаде мать-ребёнок должен очень пригодиться отец. Он может на время брать на себя все родительские функции, может поддержать и вызвать к жизни мать, если ей случится погрузиться в депрессию, истощиться. Если этого не происходит, то, в случае перегрузки, мать и ребенок оказываются в одной тонущей лодке. Их медленно заливает недефференцированными, неосознанными импульсами, чувствами. Как в известной песне, они имеют на двоих только одно дыхание, ведь малыш ещё слишком мал и может только брать, и очень страшно оказаться в таком психическом дефиците. Это по-настоящему ужасная ситуация. Есть множество хороших образов в фильмах ужасов, которые её иллюстрируют. Например, если мы видим какую-то пару в каком-то страшном месте, опасность, кажется, поджидает за каждым углом и окружающая среда враждебна, но тут один из персонажей вдруг меняется и постепенно приходит осознание, что зло внутри него, теперь он — главная опасность. Именно это чувствует ребёнок, когда мать, призванная быть защитой и опорой, не выдерживает и сама становится источником тревоги и боли.

Чтобы избежать таких срывов, девочка может попытаться привлечь дистанцированного отца, чтобы «воздуха» стало больше, чтобы не задыхаться вдвоём с мамой. Дети очень изобретательны и перебирают возможные типы поведения, тестируя, на что отец откликнется. Один из способов обратить на себя внимание — женственность. Девочка пытается угадать желания отца и соответствовать этому. Так и закрепляется в будущей женщине образ очаровательной девочки, которая умеет понравиться.

Одна моя клиентка потеряла отца очень рано, осталась с матерью, которая мало ей занималась. Это была молодая женщина, которая боялась одиночества и не готова была воспитывать ребёнка одна. Думаю, она чувствовала сильную вину за уход мужа и пыталась защититься от этих чувств поиском нового мужчины. Так моя клиентка оказалась чуть ли не основной причиной нового брака своей матери и долгие годы имела неофициальную, но ощутимую обязанность удерживать отчима. Я не могу описать её как милашку с бантиками, скорее она похожа на маленькую разбойницу из сказки, но и у неё есть истерический флёр детскости, озорства и соблазнительности.

К сожалению, в случае с истерическим характером, эта ситуация с привлечением отца происходит слишком рано. Ребенок не успевает напитаться симбиотической безусловной любовью. Из-за провалов в отношениях с родителями, способность осознавать и контрейнировать свои переживания не дозревает, а тоска по счастливому довербальному опыту остаётся на всю жизнь. На практике это означает, что такая красавица с успехом привлекает мужчин, но сама бессознательно тоскует по ранней хорошей матери. Она требует или ждёт от мужчин её функций: понимания без слов, безоценочной любви, безграничного принятия её во всех проявлениях, опеки, мужчина должен чувствовать её лучше, чем она сама себя.

Но даже получение такого опыта всё равно не помогает, потому что внутри себя она не верит, что её могут полюбить и испытывает своего партнёра снова и снова, провоцируя конфликты. Она чувствовала себя не принятой матерью, которая её не выдерживала, но и любовь отца не кажется ей искренней, ведь она была направлена не на всю её, а только на привлекательный образ. Всё это создало трещину в самом фундаменте её любви к себе, веры в себя.

Ярчайший пример этого — Мэрилин Монро, которой никакая слава и красота не помогали обрести уверенность, что вело к разрушительному потреблению алкоголя и препаратов. Она мечтала быть серьёзной актрисой, думаю, чтобы доказать всем и самой себе, что у неё есть душа и она заслуживает внимания и любви. Но неверие, страхи, ненависть к себе высасывали всё: она приходила на съёмки нетрезвой, часто срывалась, не могла играть.

Я не вижу ничего предосудительного в наличии у женщины истерической нотки. У каждого из нас свой характер с уникальным сплавом черт и женщине немного «истеричности» не повредит. Но только до тех пор, пока это не делает её несчастной, одинокой, зависимой, не рушит её способность создавать и находиться в близких отношениях, любить и быть любимой. Если же чувство разочарования и неудовлетворенности становятся разрушительными, если вы или мужчины не можете удержаться в отношениях, то, вероятно, хватит пытать себя. Если снять нереалистиченые ожидания с мужчин, то отношения от этого не обеднеют, наоборот, станут только глубже. Но для этого надо навести порядок внутри, понять, что там за чувства и к кому на самом деле они относятся.

Я успела многое рассказать о диагностике и формировании истерического характера. Если тема интересна, то я могу написать подробнее о терапии в другой статье.

www.b17.ru

«Есть такие люди, которые пытаются любым путем завоевать себе славу»

Брэд Питт получил по лицу от украинского шоумена. Инцидент произошел во время раздачи автографов перед голливудской премьерой фильма «Малефисента», где главную роль сыграла Анджелина Джоли. Об этом сообщает The Daily Mail. Оксана Барыкина и Олег Богданов обсудили эту тему в эфире «Коммерсантъ FM» с Андреем Бильжо, известным художником, писателем и ресторатором, а по образованию психиатром.

Когда Брэд Питт склонился над очередной открыткой, чтобы оставить там свою подпись, неизвестный перепрыгнул через заборчик, ограждающий красную дорожку от поклонников. Гражданин сначала сделал вид, что хочет обнять актера, а затем нанес ему удар в лицо. Нарушителя сразу же скрутила охрана: шесть или семь человек повалили его на землю. Потом его задержала полиция. Оказалось, что побил Бреда Питта шоумен и известный украинский пранкер Виталий Седюк.

О.Б.: Андрей Георгиевич, что скажете?

А.Б.: Если позволите, я сначала расскажу байку. А история такая: сижу я с девушкой за столом — это кладбищенская история — и она говорит: «Андрей, а вот скажите, пожалуйста, на Донском кладбище есть захоронение, и там несколько фамилий Бильжо, они имеют к вам какое-то отношение?». «В общем, это мои близкие родственники», — грустно говорю я. Дальше, внимание, реакция девушки: «Боже мой, какое счастье! Как я рада! Как мне приятно! Как это здорово, Андрей!» Я думаю: «Что ж такое-то?». Она говорит: «Дело все в том, что совсем рядом, буквально вот камень о камень лежат мои родственники». И вот это вызвало у нее дикую радость. Я пошутил, но шутку она не поняла. Шутка моя была такой: «Не поверите, но наступит момент, когда и мы будем лежать с вами рядом, как в одной постели». Вот такая вот история. Все, кладбищенская тема закончена, переходим к Брэду Питту.

Ок.Б.: Да, и украинскому шоумену. Вообще, Украина везде в последнее время.

О.Б.: Это он заглядывал под юбку?

А.Б.: Будем смешивать украинского шоумена по фамилии Седюк, а так и хочется к Седюку приставить букву «р», ну просто вот охота.

А.Б.: Вот потому что и этот господин Сердюков тоже у нас везде. Но этот Седюк еще и залезал под платье, он еще выскакивал не один раз, во-первых, с Леонардо ди Каприо у него что-то было, и с Брэдли Купером у него что-то было, то есть это не первый раз у него. И здесь же на Каннском кинофестивале он залез под юбку к одной из звезд буквально. Так что он парень не промах. Но что про него сказать? Есть много слов в русском языке, которые мы не можем, к сожалению, произнести, потому что мы находимся в прямом эфире, да и вообще на радио не будем их говорить. А вообще есть такие люди, которые пытаются любым путем завоевать себе славу. Они есть и в политике, и фамилии многих из них у нас на слуху. Любым путем — придумать любой дурацкий закон, сделать любое выступление — лишь бы о тебе говорили.

В психиатрии это люди обычно с истерическим радикалом. У артистов часто этот так называемый истерический радикал — хочется быть все время в центре внимания, быть все время на сцене, демонстративное поведение. Если каждый из радиослушателей и вы, Оксана и Олег, вспомните свое ближайшее и не очень ближайшее окружение, вы наверняка кого-то выделите, одного или нескольких человек, которые любят быть в центре внимания, чтобы о них говорили. Вот они обращают на себя внимание либо одеждой, либо своим броским поведением. У артистов, например, это просто заложено, у большинства из них, это часть их профессии. Но когда человеку больше нечем заняться, он никак не может заставить о себе говорить: ни одеждой, ничем другим, он ничем не выдается, талантов у него нет. Вот есть такие попытки, особенно, у людей активных и еще с истерическим радикалом, и еще имеющих деньги, чтобы куда-то приехать, а этот господин бывал и на «Грэмми», и вот оказался на Каннском фестивале, и на разных других фестивалях, он уже забавляется так, это такая забава. Я узнал новое слово для себя, его называют, почему-то, «шоуменом», но еще и «пранкером». Надо объяснить, что пранкер — это, в общем, телефонный хулиган, а отсюда из телефонного хулигана, это вообще хулиганы, которые любят шалости всевозможные, мягко говоря, шалости, на самом деле, это нарушение общественного порядка и полный идиотизм.

Ок.Б.: А как чувствуют себя, интересно, люди такого масштаба как Питт, Ди Каприо, когда с ними известные украинские шоумены так себя ведут?

О.Б.: А где он известный?

Ок.Б.: Все пишут, что он известный.

А.Б.: Мы сейчас делаем большую ошибку, потому что, если мы будем говорить, что он известный, мы будем доставлять, мы уже доставляем ему огромное удовольствие тем, что о нем говорим. Он уже получает гигантское удовольствие, что про него написали.

О.Б.: Думаете, он такой мазохист, что нас сейчас слушает?

А.Б.: Мы говорим «известный», тогда, если вдруг если доложат, ну, я шучу, про такое, тогда он испытает просто состояние высшего наслаждения. Что испытывает Брэд Питт? Очередной идиот попался ему на пути. Вы знаете, я видел Брэда Пита.

А.Б.: На экране. Видел Анжелину Джоли. На экране. Я сидел с ними за соседним столиком в маленьком ресторане Венеции. Они тихо сидели, официанты их обслуживали ровно так же, как и меня, рядом сидели еще люди, и никому не приходило в голову не то, что там, знаете, как у нас: «А можно с вами сфотографироваться?». Нет, никто даже не смотрел в их сторону, чтобы не помешать их покою и их ужину. Вот это вот деликатное поведение. Ну, встретился один господин такой, ну, что сделаешь? Бог с ним, Брэд Питт переживет это, он талантливый и замечательный актер.

www.kommersant.ru

Психотипы: истероидный

Хочешь понравиться истероиду — восхищайся им

Мы решили описывать радикалы по следующей структуре: основные отличительные черты, как узнать, и особенности общения.

Описание заказчика:
Очень активно ведет себя на совещаниях. Выдает массу красивых слов, требует честности и доверия («мы же партнеры»), обвиняет в подозрительности, внезапно приглашает в театр. Выдыхается через час после начала совещания, часто отвлекается во время совещания на другие задачи, но другим этого не позволяет. Или позволяет иногда. Активно требует рассказать о планах и нюансах, включая диаграмму Гантта с учетом возможных ошибок и решений об архитектуре на полгода вперед. После подготовки диаграммы может одним взглядом ее окинуть и забраковать с объяснениями, что «всё не так» и «ничего не понятно»

В основе истероидного радикала лежит неспособность нервной системы длительно выдерживать процесс возбуждения. Выглядит поведение такого человека как прерывистое, нестабильная работоспособность, повышенная истощаемость, быстро развивающиеся потребности в отдыхе и восстановлении душевных и физических сил, склонность беречь силы.

Первая отличительная черта. Истероиды не любят погружаться в какую-либо проблему, бороться с реальными трудностями — то есть они, в принципе, не любят работы, в которой надо сосредотачивать внимание и которые требуют длительных и сосредоточенных усилий.

  • Если заказчик или начальник истероид — он попытается вникнуть в то, что вы делаете, потребует приготовить подробную и понятную презентацию, а потом отмахнется от результата — «это не то, что я от тебя хотел», «мне некогда», «слишком сложно, расскажи это проще»

Вторая черта истероидов — это умение демонстрировать себя и свою работу. Скорее всего это качество родилось как механизм компенсации, чтобы выжить в обществе. Истероид, которому сложно решать проблемы, связанные с наукой, физическими и эмоциональными трудностями, вынужден находить то, что у него получается. Истероиды хотят выглядеть успешными, яркими, значительными. Истероиды учатся демонстрировать свои достижения в более выгодном свете (и особенности нервной системы, более низкий порог чувствительности тут помогают).
Особенно хорошо у них получается использовать правило 15 секунд (то есть впечатление о человеке формируется за 15 секунд и потом неохотно меняется). Что любопытно, в дальнейшем впечатление от истероидов идет на убыль. Они широко декларируют масштабные намерения, убеждают в наличии у них (и присутствующих) больших возможностей (создают иллюзию всеобщего благополучия и гарантированного успеха). Как правило на это у них и уходят основные силы, что делать потом — они обычно не знают (напоминает сюжет из СаузПарка: шаг 1 крадем кальсоны, шаг 3 прибыль, какой шаг 2 — никто не знает).

Истероиды хорошо чувствуют, когда ими восхищаются (при этом рады обмануться, поэтому падки на комплименты и лесть). Любопытно, что они не всегда чувствуют, как к ним относятся, весь фокус внимания истероида направлен на положительные эмоции от их персоны. Как правило, истероиды игнорируют тех, кто ими не восхищается.

Кстати, одна из фишек истероидов — они постоянно ищут окружение, которое их воспринимает положительно, и не просто положительно — а с перехлестом, они ищут тех, кто ими восхищается — это необходимо для поддержания самооценки. У истероидов с самооценка нестабильна, им восхищаются — самооценка завышена, его критикуют — самооценка ниже плинтуса. Подобная динамика свойственна всем людям, но у истероида она черезмерна.

У истероида слегка гипертрофированны обычные человеческие черты: концентрация на себе, желание нравиться, считать себя центром вселенной (поведенческий эгоизм).

Истероиды, кстати, хорошие имитаторы. Истероид изменчив, как во внешности, так и в своем поведении, легко включается в социальную группу и ловит её социальные нормы. Он неплохо ловит тренды в начале появления их, и часто с успехом в них вписывается (любопытно, при этом истероиды крайне редко создают тренды). У истероидов получаются отличные экспромты и пародии.

Кстати, если хотите научиться качественно производить впечатление в публичном выступлении, имеет смысл копировать и наблюдать за истероидами. Они отличные презентаторы.

Как отличить

Как мы сказали, сама классификация построена на уменьшении симптомов психиатрических болезней. Вот допустим как диагностируется истерическое расстройство личности (по DSM-IV Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders — Руководство по диагностике и статистике психических расстройств ):

  • некомфортно себя чувствует в ситуациях, когда не является центром внимания;
  • взаимодействие с окружающими часто характеризуется неадекватной обольстительностью или провокационным поведением;
  • проявляет быстро изменяющиеся, неглубокие эмоции;
  • последовательно использует свою внешность для привлечения к себе внимания;
  • отличается импрессионистским стилем речи с недостатком внимания к деталям;
  • демонстрирует самодраматизацию, театральность и преувеличенные эмоции;
  • внушаем, то есть легко оказывается под влиянием окружающих или ситуации;
  • полагает отношения более близкими, чем они есть на самом деле.
  • Признак, который нельзя пропустить — истероид всегда тянет на себя внимание. Если оставлять истероида без внимания, он либо найдет возможность его привлечь, либо ему станет скучно. Заказчик-истероид найдет возможность привлечь к себе внимание — и это далеко не всегда будет весело. Лучше уделять ему внимание заранее.

    В акцентуации (не в паталогии) истероид имеет специфический внешний вид: он яркий, он старается выделиться, одежда, поза, он из о всех сил старается, чтобы на него обратили внимание. При этом истероиду далеко не все равно, что о нем подумают окружающие, поэтому его желание выделиться всегда находится в каких-то социальных рамках.

    Дополнительным признаком будет: истероид любит эффектную речь, красивые слова, и ссылки на авторитетов. Вообще, с риторикой у грамотного истероида полный порядок, многие риторические приемы он учит интуитивно.

    Демонстрация эмоций — “шеф все пропало”, когда истероидам становится скучно, они начинают демонстрировать сильные эмоции, иногда разжигают конфликт. Главная задача — тут получить внимание (часто, проблема вторична).

    it-boost.com

    Истероидный радикал

    *Для начала прочитайте статью «Типология личности»

    Истероидный радикал
    (демонстративный)

    Коротко

    Общая характеристика:

    • Слабая нервная система, неспособная выдержать длительное возбуждение.
    • Нестрогое, наглядно-образное или образное мышление.
    • Вытеснение негатива (память говорит – было, чувство собственного достоинства – не было, память отступает, событие забыто).
    • Формирование стремления к существованию в виртуальной среде мнимого благополучия. Воспитывались как любимцы семьи.
    • Постоянный поиск благожелательной среды для себя.
    • Конфликт самооценки. При реальной оценке результатов у истероида обычно возникает тревога, неуверенность. Отсюда конфликт между реальной оценкой и мнением о себе (оценкой социальной значимости, обычно поднятой социальным окружением). Отсюда поиск комфортного и благожелательного окружения, повышающего самооценку и устраняющего конфликт.
    • Поведение направлено на создание благоприятного впечатления о себе (поэтому второе название радикала – демонстративный).
    Внешний вид:
    • Телосложение роли не играет, встречаются самые разные типы.
    • Оформление внешности – яркое, контрастное, бросается в глаза. Яркость в цвете, насыщенность в оттенках – не только в одежде, но и в прическе, макияже.
    • Истероид изменчив, часто меняет внешность (прически, цвет волос, у мужчин – усы). Периодически полностью меняется имидж, гардероб, даже манера поведения. Цель этих изменений – привлечение внимания.
    • Стремление быть оригинальным, но оригинальность чаще подражательная, заимствованная.
    • Истероид изменчив как внешне, так и внутренне. Он не имеет внутреннего постоянства, стержня, основы. Это имитатор, человек-невидимка. Он легко подстраивается, как бы мимикрирует, под любое внешнее окружение и благодаря этому свойству везде выглядит «своим».
    • Играет роль, исходя из мотивации, при исчезновении мотивации роль меняется. Это дается ему достаточно легко, так как он чаще скользит по поверхности, не погружаясь глубоко.
    • Если человек внимателен к собственной внешности, значит, истероидный радикал в его характере присутствует. Если это занимает большую часть жизни – радикал доминирует.
    Мимика и пантомимика:
    Театральность, манерность, желание произвести эффект.
    Вследствие слабости нервной системы неспособны длительно переживать эмоции, но, стараясь произвести эффект, часто эмоции наигрывают, подражают им, без эмоционального отклика.
    Оформление пространства:
    Любят украшать помещение, особенно то, где, в основном, существуют. Здесь будет много ярких, обращающих на себя внимание деталей интерьера, а также всевозможных вещиц, указывающих на личность хозяина помещения, на его успехи: личные фото на рабочем столе, дипломы и грамоты на стенах и т.п.
    Черты характера:
    • Способность сразу привлечь к себе внимание и произвести максимально выигрышное впечатление.
    • Социальная гибкость, уживчивость, способность мимикрировать к любой социальной группе.
    • Склонность к псевдологии (привирает, но с искренней верой в свою ложь).
    • Непостоянство, неспособность к длительным стабильным отношениям или действиям.
    • Поверхностность, не углубленность ни во что.
    • Селективное, выборочное формирование социального окружения. Выбор близкого окружения по комплиментарному признаку. Отсюда субъективизм в оценке людей: не в соответствии с действительностью, а по степени их готовности к комплиментам истероиду.
    • Неспособность к длительному ожиданию, нетерпеливость, отсутствие длительного самоконтроля. Нестабильная работоспособность.
    • Готовность довольствоваться «мнимым» результатом (грамота, медаль, аплодисменты и пр.).
    Задачи, доступные истероиду:
    • Свойственны любые задачи с элементами самопрезентации.
    • Успешны в рекламе, пресс-службах, актерских профессиях. Истероид – отличный массовик-затейник, организатор презентаций, ведущий собраний, профсоюзный деятель и т.п.
    • Решение реальных проблем противопоказано полностью, особенно рутина без возможности показать себя.
    Особенности коммуникации:
    • Внимания и комплиментов много не бывает. Старайтесь больше слушать, стать фоном для истероида.
    • Ошибкой будет собственное истероидное поведение, выпячивание себя. В этом случае последует реакция отторжения, конкуренция.

    Подробно

    Знакомство с названными ранее семью радикалами мы начинаем с истероидного. Это, как вы поймете несколько позже, весьма распространенный в социуме радикал. Наблюдения показывают, что он — как, впрочем, и все остальные радикалы, — одинаково часто встречается как у мужчин, так и у женщин, независимо от их расовой принадлежности, национальности и т. п.

    Это замечание представляется важным, поскольку нам следует с самого начала освободиться от ложных стереотипов и уяснить, что характер — общевидовое явление.

    Иными словами, объективно не существует «женского» и «мужского», «негроидного» и «европеоидного», «славянского» и «семитского» и т. д. характеров. Различия в поведении разнополых, молящихся разным богам, имеющих разный цвет кожи, разрез глаз и пр. людей обусловлены лишь формальными — автор настаивает на этом! — особенностями стереотипов поведения, бытующих в мировых культурах и субкультурах. По-разному, например, происходит богослужение.

    Но склонность (или не склонность) сопереживать божественному, волноваться, входя в храм, испытывать глубокие религиозные чувства не зависит от перечисленных выше и иных популяционных различий.

    Очевидно, тот, кто давал название истерии — психическому заболеванию, поведенческие элементы которого мы наблюдаем в рамках истероидной тенденции (напомню, так мы продолжаем называть характерную стилистику поведения, производную, в данном случае, от истероидного радикала), не разделял эту точку зрения.

    Давно это было. Со времен Гиппократа считалось, что истерией болеют только женщины. Слово «истерия» происходит от греческого hystera, что в переводе на русский язык означает «матка». Врачи, изучая проявления истерии, полагали, что матка (по их представлениям, самостоятельное живое существо, обитающее в теле женщины) время от времени начинает «рыскать», перемещаться от одного органа к другому в поисках лучшей доли. Поднимаясь к гортани, она вызывает ее закупорку и, как следствие, приступ удушья. Соприкасаясь с сердцем или печенью, причиняет им боль…

    Лечение истерии заключалось тогда в «приманивании» матки с целью возвращения ее в естественное, «исходное» положение. Больной женщине давали пить разную гадость (например, разведенные водой фекалии), хлестали ее по щекам или таскали за волосы, при этом окуривая благовониями и умащивая драгоценными маслами область половых органов. Создавали, так сказать, градиент удовольствия. Так лечили бы истерию и до сих пор, если бы мировая знаменитость — Зигмунд Фрейд — публично не признался в том, что он сам страдает истерией.

    Этот выдающийся ученый (усатый и бородатый мужчина1) рассеял ложные представления о половой обусловленности этого заболевания. Так, во всяком случае, гласит легенда.

    Вернемся, однако, к истероидности и рассмотрим этот радикал по ранее согласованной (см. главу 1) схеме.

    Общая характеристика

    В основе истероидного радикала лежит слабая нервная система. В нейрофизиологии силу/ слабость нервной системы принято оценивать по ее способности (или неспособности) длительно выдерживать процесс возбуждения.

    Таким образом, одним из ведущих внутренних условий истероидного радикала является неспособность нервной системы выдерживать возбуждение относительно долго. На поведенческом уровне это означает прерывистую, нестабильную работоспособность, повышенную истощаемость энергетического потенциала, быстро развивающуюся потребность в отдыхе, восстановлении душевных и физических сил, склонность, исходя из всего перечисленного, беречь то немногое (в смысле запаса энергии), чем наградила природа.

    Зададимся вопросом: какой образ поведения должен сформироваться при таком внутреннем условии? Ответим, исходя из собственных наблюдений и здравого смысла: поиск — всегда и во всем — легких путей. Неспособность и. соответственно, нежелание глубоко погружаться в какую бы то ни было проблему, бороться с реальными трудностями, добиваться осязаемых результатов… Верно. Все верно. Как человек с неразвитой мускулатурой обходит стороной пугающие его тяжеленные гири и штанги, так индивидуум, наделенный истероидный радикалом, старается

    не связываться с задачами, требующими длительных, сосредоточенных усилий.

    Понимаю вашу реакцию на подобное сообщение. Выходит, — спрашиваете вы, — истероидная тенденция в поведении — это леность, поверхностность во всем, уклонение от напряженного производительного труда? Следовательно, этот радикал — социально вредный?

    На первую часть вопроса отвечу: да. На вторую: нет. Категорическое «нет»! Как было сказано ранее, каждый радикал выдержал испытание временем, многократно подтвердил и продолжает подтверждать свою полезность для общества. Нам с вами, коллеги, чтобы это как следует осознать, возможно, понадобится пересмотреть некоторые из наших собственных стереотипов оценки различных социальных явлений. Обсудим проблему «глубины» погружения в ту или иную область деятельности, отношений. Всегда ли «глубоко» означает «хорошо»? Представьте себе анекдотическую ситуацию: «муж неожиданно возвращается из командировки». Что лучше — когда он тщательно, методично начинает обследовать каждый уголок и закоулок квартиры в поисках затаившегося любовника или когда он доверчиво обнимает жену и легко, без тени сомнения, удовлетворяется ее путаными, взволнованными объяснениями своего неглиже?

    Согласитесь, однозначного ответа нет. Если отбросить шутки в сторону, в других, в том числе имеющих принципиальное значение для общества, вопросах также далеко не всегда необходима глубина проникновения в суть вещей. Подчас она даже вредна. Многие вековые устои (мировоззренческие, нравственные, экономические и т. д.) социума, обеспечивающие его вполне стабильное процветание, были безжалостно разрушены в попытках «копнуть поглубже».

    И не факт, что взамен разрушенного предлагалось нечто более эффективное. Нередко эти попытки лишь «умножали скорбь», заставляя людей разочаровываться в основах своего бытия, приносили в общество «не мир, но меч». Так что, друзья, глубина не всегда позитивна, а следовательно, поверхностность не всегда негативна.

    Это важно понимать. Как, впрочем, важно понимать и то, что индивидуум, наделенный истероидный радикалом, не выбирает. Он, возможно, и рад быть глубоким и содержательным, но это недоступно для его психики, это слишком большая нагрузка, которая непременно приведет к перенапряжению психической деятельности, к срыву. Образно говоря, к «воспалению мозга». Поэтому поверхностность и прочее, о чем говорилось выше, — его удел.

    Однако сказанным общая характеристика истероидного радикала не исчерпывается.

    Забегая вперед (поскольку мы условились с вами изучать качества характера в соответствующем разделе), отметим, что у обладателей истероидного радикала вроде бы присутствует (по крайней мере, бросается в глаза окружающим) неистребимая уверенность в высокой социальной значимости, в особом предназначении и ценности собственной личности. Откуда она берется?

    Эту поведенческую особенность формирует логика социальной адаптации. Судите сами. Как человеку, с самого раннего возраста неспособному равняться со сверстниками в объемах и качестве любой поведенческой продукции, тем не менее, отвоевать себе место под солнцем? — Только уверенно и неутомимо нахваливая то немногое, что ему удалось сделать (чтобы шевелить во рту языком, сил хватит), а самое главное — себя, любимого.

    Представьте себе ребенка, наделенного эпилептоидно-паранояльным сочетанием радикалов (допустим, что вы

    догадываетесь о связанных с ними свойствах характера), производящего в песочнице свои любимые «куличики». Старательный и аккуратный, он изготовит — если не будет остановлен заботливой матерью — десятки превосходных куличиков: прочных, ровненьких, без единого изъяна. В то время как ребенок с истероидный характером осилит едва ли несколько штук. И все они будут сомнительными с точки зрения качества. В подобной ситуации истероидному ребенку остается либо признать безусловное превосходство соперника и впредь подчиняться его влиянию, либо… Совершенно верно! Принять торжествующую позу и сказать, в переводе на взрослый язык, что-нибудь вроде: «Лепить без остановки и без фантазии любой дурак может, а ты попробуй, как я — сделать пяток, но каждый — шедевр, лучше твоих всех!»

    Закреплению этого свойства характера нередко способствуют старшие. Психологи и педагоги не без основания говорят о своеобразном явлении, благоприятствующем развитию истероидности как поведенческой тенденции, — о воспитании по типу «кумира семьи». Что бы ни сделал ребенок, каких бы результатов ни добился, каких бы ошибок ни совершил — его воспитатели (прежде всего родители) оценивают его поведение безусловно положительно. Они выражают (и сообщают ребенку) полную уверенность в его выдающихся способностях и бесспорных заслугах.

    Таким образом, в неустойчивую работоспособность, поверхностность обладателя истероидного радикала, в принципе не предполагающего достижения каких-либо серьезных, осязаемых практических результатов, орга-

    нично вплетается представление о собственной непогрешимости.

    Но реальна ли эта самоуверенность? Насколько она прочна, устойчива в различных жизненных обстоятельствах? Не является ли она иллюзией, создаваемой обладателем истероидного радикала для себя самого и окружающих? — Вот важнейшие вопросы, требующие рассмотрения.

    В самооценке человека можно выделить, с некоторой долей условности, две составляющие. Одна — это оценка масштабов и значения собственной личности (с этим у обладателей истероидного радикала, как мы знаем, все в порядке). Другая — уверенность в своих силах, в способности решить предлагаемую задачу «здесь и теперь».

    Поскольку вы внимательно следили за мыслью автора, коллеги, то легко догадались, что если первая из этих частей самооценки получает в рассматриваемом случае постоянное положительное подкрепление («кумир семьи») к с годами только развивается, то вторая, напротив, время от времени страдает от осознания объективно невысокой результативности.

    Возникает конфликт самооценки. Обладатель истероидного радикала постоянно испытывает психический дискомфорт, воспринимая себя неординарной, богато одаренной личностью, и одновременно переживая постыдную для высоко ценимого собой человека неуверенность, боязнь спасовать перед реальными трудностями.

    Единственным выходом из создавшегося неприятного положения для него становится поиск социального окружения, которое безоговорочно согласилось бы воспринимать его таким, каким он хочет казаться — ярким, значительным, успешным.

    Иными словами, истероид*

    * Автор устал называть его «индивидом, обладающим истероидным радикалом». Давайте условимся, коллеги, терминами «истероид», «шизоид» и т. л. здесь и далее обозначать людей, у которых в характере эти радикалы явно доминируют над остальными.

    в течение всей жизни воспроизводит модель межличностных отношений, аналогичную той, семейной, модели, в которой он играл роль «кумира». Не имея полноценной возможности справиться с реальностью, истероид создает иллюзию. Иллюзию благополучия и успеха. При этом все, что противоречит этой иллюзии, удаляется (вытесняется) из его сознания. Все те, кто не желает верить в иллюзию, удаляются им из его социального окружения.

    Вы, конечно, помните, как в известном комедийном фильме «Пятый элемент» «мегазвездный» радиоведущий после каждого выхода в эфир требовательно обращался к своему близкому окружению: «Ну, и как я выступил?» Ответом было многоголосое: «Ты был бесподобен! Ты превзошел самого себя!!» Иной реакции этот эгоцентричный человек просто не потерпел бы. Разумеется, это шарж. Однако в реальности истероиды ведут себя практически так же. Попробуйте-ка, скажите известному эстрадному вокалисту, что в его репертуаре слишком много неоригинальных песен. Отповедь будет впечатляющей: оскорбленный артист нелицеприятно пройдется и по вашей внешности, и по вашей генетике… Ему необходимо, чтобы зритель видел в нем исключительно талант, гениальность. Он и выступать-то старается только в благожелательно настроенной аудитории, от остальных отгораживается плотным кольцом охраны. А знаменитая Эллочка-Людоедка из «Двенадцати стульев»? Как благосклонно встретила она Оста-па Бендера! А он всего-то похвалил ее «мексиканского тушкана», то есть согласился поддержать создаваемую ею примитивную иллюзию богатства и шика. Мужу-инженеру, не понявшему и не оценившему ее «имитаторских» усилий, досталось совершенно другое — «развод и девичья фамилия»… Истероидность одинаково, по сути, проявляет себя и в характерах «звезд», и в характерах домохозяек.

    Таким образом, имеющийся в его распоряжении психический потенциал истероид употребляет не на производительный труд и упорное преодоление препятствий, а на создание и сохранение (в собственном психическом пространстве и в сознании окружающих) иллюзорного благополучия, что становится основной тенденцией его поведения.

    Создается впечатление, что в нервной системе истероида вначале формируется некий рабочий коллектив нейронов (нервных клеток), нацеленный на решение поведенческой задачи. Однако при столкновении с трудностями или просто когда решение оказывается более долгим и утомительным, чем казалось, этот нейронный «коллектив» теряет интерес к процессу работы и пытается сразу, откуда ни возьмись, сбрести ее результат… Как если бы войско двинулось на неприятеля, но, увидев, как силен враг и как много нужно еще сделать для победы над ним, побросало бы оружие, взяло в руки трубы, литавры и переносные походные арфы и вообразило себя военным оркестром, исполняющим победный марш… Поскольку в реальном мире подобные трюки, как правило, невозможны — действие переносится в психическое пространство, где позволитель но оперировать иллюзиями.

    Можно предположить, что для осуществления такого способа адаптации слабость нервной системы должна сочетаться с достаточно высокой внут ренней динамикой (подвижностью) нервных процессов, обеспечивающей гибкую перестройку «войска» в «оркестр».

    Внешний вид

    Истероидный радикал никак не связан по крайней мере, в представлении автора, с особенностями телосложения. Поэтому сразу перейдем к оформлению внешности.

    Вы спросите, можно ли на групповой фотографии разглядеть человека, наделенного выраженным истероидным радикалом (то есть истероида)? Отвечу, коллеги: нельзя не разглядеть!

    Истероид, желая обратить на себя благожелательное внимание (а иначе ему не создать искомой — см. выше — модели отношений), принимает все меры к тому чтобы не затеряться в толпе. Он хочет выделиться. Говоря языком гештальтпсихологии, он стремится предстать перед окружающими «фигурой» и ни в коем случае не слиться с фоном.*

    *Такой стиль поведения называется демонстративным, соответственно, второе название истероидного радикала — демонстративный.

    В этой связи, основной особенностью оформления внешности, свойственной истероидному радикалу, является яркость.

    Яркость, насыщенность красок одежды, яркость косметики, обилие и яркость украшений, иных аксессуаров Помните, как Пушкин в «Арапе Петра Великого» описывает процесс одевания щеголя Корсакова: «Француз камердинер подал ему башмаки с красными каблуками, голубые бархатные штаны, розовый кафтан, шитый блестками; в передней наскоро пудрили парик, его принесли, Корсаков..- потребовал шпагу и перчатки, раз десять перевернулся перед зеркалом и объявил Ибрагиму, что он готов».

    Яркость дополняется претензией на оригинальность. Именно «претензией», а не истинной оригинальностью (которая, скажем, забегая вперед, является уделом шизоидов). Истероид, выбирая одежду и т. д., отдает безусловное предпочтение моделям, наиболее оригинальным из общеупотребительных, общепризнанных. Он следует-моде, но не творит моду.

    Истероид по сути своей не творец, а подражатель, имитатор. Подумайте, а как же иначе? Ведь, решая задачу выделиться из общей «серой» массы, истероид делает лишь первый шаг к обретению своего внутреннего психологического благополучия. Ему еще только предстоит расположить к себе окружающих, заставить их поверить в его необыкновенные способности, редкие душевные качества и т. д. А этого добиться невозможно, не оставаясь понятным и близким большинству. Излишняя оригинальность здесь может только помешать, оттолкнуть людей.

    Рассказывают, что Сергей Есенин при встрече с представителем одного из многочисленных в то время эксцентрично-«революционных» направлений в искусстве, ходившим по улице нагишом, поспешно ретировался. Великий поэт сам обладал выраженной истероидностью, очень любил быть на виду, оригинальничать на публике, порождал о себе масштабные слухи, однако он сознательно избегал всего, что «чересчур», знал и чувствовал границы дозволенного. Он не хотел, чтобы его отождествляли с клоунами от литературы.

    Вообще, истероиды, боясь нелестных для себя сопоставлений, избегают общества шизоидов.

    Продолжая тему имитаторства истероидов, отметим их удивительную способность к социальной мимикрии, что в области оформления внешности проявляется в склонности переодеваться в самые различные наряды, приобретать характерный внешний облик той социальной группы, в которую они в данный момент включены (или тешат себя иллюзией, что включены). И не просто переодеваться, но преображаться! Формально-поведенчески и, что самое интересное, внутренне тоже.

    В такие минуты истероид не просто выглядит, как типичный (даже наиболее яркий, узнаваемый) представитель этой группы, но и ощущает себя им. Сама личность его существенно трансформируется. Один и тот же человек, щедро наделенный истероидными качествами, одинаково легко и комфортно чувствует себя и во фраке, на высочайшем приеме, и в телогрейке, сидя на деревенской завалинке, и в военном мундире, щеголевато прохаживаясь вдоль строя…

    При этом, будучи одетым во фрак, он (специально не настраиваясь, не заставляя себя!) размышляет о благе Отечества, о преимуществах монархии перед демократией и об иных высоких материях; телогрейка настраивает его на домотканно-лирический лад. «Инда взопрели озимые, — думает он, лениво щурясь. — «Рассупонилось красно солнышко, растолдыкнуло свои лучи по белу светушку ..».

    Мундир заставляет его беспрестанно чертыхаться, врать напропалую о былых боях и походах, бранить в голос подчиненных, сквозь зубы — начальство, и мечтать о прибавке к жалованью*…

    * Любопытно, что истерия как психическое заболевание не имеет, по сути, специфических симптомов (болезненных проявлений). Больной истерией имитирует (неосознанно) признаки других — самых разнообразных — заболеваний: внезапно развившейся глухоты, немоты, паралича конечностей, бронхиальной астмы, даже эпилептического припадка… При этом имитирует так, как сам представляет эти заболевания (в собственной интерпретации). Подчеркнем, это не симуляция, это именно неосознаваемая имитация, очень даже неприятная и разрушительная для самого больного истерией (истерика). Заметьте, как много общего с истероидностью. Разница в том, что истерик имитирует различные болезни, а истероид — различные характеры, социальные роли, результаты поведения.

    Чтобы так преображаться, знаете, кем надо быть? — Правильно. Никем. Чем более в реальном характере выражена истероидная тенденция, тем больше личность напоминает некий конструктор, который легко разбирается и собирается вновь, но всякий раз — в совершенно иной конфигурации.

    Сколько-нибудь устойчивого ядра личности просто не существует. Постоянно присутствует только одно — эгоцентризм. Личность становится изменчивой, как форма жидкости, зависящая исключительно от формы сосуда, в который ее наливают. Для истероида таким сосудом становится социальное окружение.

    Интересный пример. Очень известная (если не сказать, выдающаяся) певица на одном из своих концертов сказала, обращаясь к публике: «Не путайте меня с героинями моих песен. Я не такая, как они». И добавила (внимание!):

    «Я вообще не знаю, какая я». Очень откровенная и психологически точная самооценка истероида!*

    *Разумеется, одной истероидности для того, чтобы стать выдающимся артистом или вообще кем-либо, состоявшимся в жизни, мало. Для этого в реальном характере должна обязательно присутствовать паранояльная тенденция. Но об этом позже.

    Добавив эти штрихи к общей характеристике истероидного радикала, мы не уклонились в сторону, а попутно обосновали еще одну важную особенность истероидной внешности — изменчивость. Никто так часто не меняет свой внешний вид (посредством прически, макияжа, одежды и т. п.), как истероиды.

    В некоторых случаях изменчивость приобретает характер контрастности. Истероид любит быть ярким. Но что делать, если вокруг много ярких, нарядных людей? Как выделиться на их фоне? Остается одно — прийти на праздник жизни в отчетливо затрапезном одеянии. Убрать любые проявления радости из собственной внешности: волосы в пучок и под серый плат, румяна, помаду, серьги и бусы — долой, на ноги — боты «прощай молодость»… И вот оно — вожделенное внимание окружающих!

    Для истероида нет более драматичной ситуации, чем встреча где-нибудь в общественном месте с человеком, нарядившимся в точно такое же платье! Обостренно реагируют истероиды и в тех случаях, когда оказывается, что они — из-за каких-то нелепых случайностей — одеты неподобающим образом.

    Помните, у Саши Черного: «Зачем же индивид удрал с концерта вспять? — Забыл в рассеянности галстук повязать!»

    К сказанному добавим, что любой человек, уделяющий внимание собственной внешности, имеет в характере истероидный радикал.

    При этом его выраженность, «процентное содержание» относительно других радикалов, определяется не в последнюю очередь тем, насколько человек внимателен к своей внешности, сколько времени, сил и средств он тратит на ее оформление. Если забота о внешности является основным занятием индивидуума, ради которого он часто пренебрегает всеми остальными, следовательно, он — истероид.

    В оформлении пространства (жилья, рабочего кабинета и т. д.) истероидный радикал проявляется практически теми же свойствами, что и в оформлении внешности. Яркостью, претензией на оригинальность, изменчивостью, склонностью имитировать предметную субкультуру социальной группы, к которой он принадлежит (или, чаще, хотел бы принадлежать) в этот период его жизни.

    Имитация предметной культуры

    И снова вспоминается Эллочка-Людоедка. Ей так хотелось выглядеть не хуже дочери голландского миллионера, что она тратила все свое «воображение дятла» и все небольшие семейные финансы на приобретение вещей, хотя бы приблизительно имитирующих роскошь. Знаменитые стулья, приобретенные Эллочкой на аукционе под носом у опростоволосившегося Великого Комбинатора, были данью этой самой мотивации. В обыденной жизни мы также нередко наблюдаем нечто подобное. Человек, сидящий на антикварном стуле, за антикварным столовым прибором, наверняка — хоть чуть-чуть! — воображает себя отпрыском и наследником богатого и знатного рода. Обратите внимание, истероид по-разному произносит тосты, закусывает, рассказывает застольные истории и т. п., когда он пьет вино из пластикового стаканчика и когда — из старинного хрустального бокала с монограммой.

    Свойством истероидности является также нескрываемый эгоцентризм. Собственные фотографии: соло, в окружении семьи и — на почетном месте — в обществе известных персон, дипломы, кубки, призы, именные значки и пр. убедительно свидетельствуют, что у хозяина этого интерьера самое любимое слово — «Я». Попадая в интерьер, созданный истероидом и принадлежащий ему, даже неискушенный наблюдатель сразу же и без труда получает максимум позитивной информации о личности его обитателя.

    Автору пришлось как-то побывать в квартире одного знаменитого психотерапевта, часто выступающего на эстраде с гипнотическими «опытами». Первое, что бросилось в глаза, была большая афиша, на которой красовалось имя обитателя квартиры, его научные и эстрадные регалии…

    Таким образом, интерьер истероида персонифицирован и используется в интересах самопрезентации.

    Истероиды обожают всевозможные безделушки, отдавая предпочтение ярким, экзотическим, редким экземплярам.

    Привычки истероида — тоже своего рода безделушки, имеющие привкус имитации реальной деятельности Истероид нередко подражает коллекционерам, собирая подобие реальной коллекции. История, стоимость и иные качества собираемых вещей ему важны не сами по себе, а Лишь постольку, поскольку они способны вызвать широкий социальный резонанс, сделать их обладателя центром всеобщего внимания. И здесь он стремится быть, с одной стороны, оригинальным, с другой — понятным подавляющему большинству потенциальных зрителей…

    Любопытно, что если истероид курит, то, как правило, трубку или сигары. Это эффектно, элегантно, значительно и… на самом деле — не более чем имитация курения.

    Многие из привычек истероида связаны с оформлением внешности. Поэтому среди его вещей особое место занимают специально предназначенные для этого инструменты, украшения и т. д.

    Ну и, разумеется, истероида легко узнать по яркости и разнообразию его гардероба. Постоянное его пополнение, приобретение все новых и новых туфлей, шляпок, перчаток, платьев, кофточек, галстуков и т. д. — главная привычка истероидов.

    Наличие истероидного радикала обнаруживается также в характерных мимике и жестикуляции, отличительными особенностями которых являются манерность, театральность, претенциозность. Истероиды любят красивые, «выигрышные» позы, призванные свидетельствовать о «высоком происхождении», «элитном воспитании». Они принимают подобные позы во всех случаях, независимо от содержания и объективного значения происходящего (кроме тех, когда они по той или иной причине подражают шизоидам, о которых мы поговорим позже). Выражение их лиц часто приобретает характер произвольно надеваемых ими «мимических масок», формально соответствующих роли (имитируемому психологическому состоянию), которую истероиды в данный момент играют.

    «Маска высокомерия», «маска недоумения», «маска гнева», «маска дружелюбия», «маска сочувствия», «маска приветливости»… Именно формально, поскольку при этом довольно отчетливо чувствуется их неискренность, деланность, наличие в них признаков наигрывания, имитации реальных переживаний.

    Эти характерные для истероидов феномены гениальными штрихами обозначает Толстой, описывая, в частности, поведение Бориса Друбецкого — персонажа великого романа «Война и мир»:

    «Мундир, шпоры, галстук, прическа Бориса, — все это было самое модное и сотте й faut… Он сидел немножко боком на кресле подле графини, поправляя правой рукой чистейшую, облитую перчатку на левой, говорил с особенным, утонченным поджатием губ об увеселениях высшего петербургского света и с короткой насмешливостью вспоминал о прежних московских временах и московских знакомых. Но нечаянно… он упомянул, называя высшую аристократию, о бале посланника, на котором он был, о приглашениях к N.N. и к S.S.».

    На этом обсуждение особенностей внешнего вида, обусловленных наличием в характере истероидного радикала, позвольте завершить. Надеюсь, они определены достаточно ясно, и могут теперь служить для вас, уважаемые коллеги, опознавательными (психодиагностически значимыми) признаками истероидности, т. е. поведенческой тенденции, проистекающей из данного радикала.

    Качества поведения

    Что за характер скрывается за яркой истероидной внешностью? Прежде всего, следует отметить удивительную способность истероидов производить на людей наиболее выигрышное впечатление с первых же минут знакомства. Подчеркнем, наиболее выигрышное. То есть с самого начала они выставляют напоказ лучшее, что в них есть. Поворачиваются к окружающим «фасадом». В дальнейшем впечатление от них идет на убыль.

    Они много обещают, охотно и широко декларируют масштабные намерения, убеждают — на словах — в наличии у всех присутствующих и, прежде всего, у них самих больших возможностей и т. п., словом, активно создают иллюзию всеобщего благополучия и гарантированного успеха. На это, в основном, и уходят их силы. Дальше их поведенческий «сценарий» просто не прописан.

    «Сейчас отсюда вылетит птичка!» — говорят они, завладевая вниманием окружающих. При этом в их собственном психическом пространстве рождается маленькая иллюзия, что птичка все-таки вылетит. Для них такой поворот событий вроде бы даже не исключен, хотя рассудком они понимают, что птички нет и взяться ей неоткуда.

    Иллюзия длится до тех пор, пока истероид и его зрители готовы, хотят в нее верить. Затем какой-нибудь юный эпилептоид, устав от ожидания, занудливо спрашивает: «А где же птичка?» — И злобно констатирует: «А птички-то никакой и нет. Обманули!» Иллюзия рушится, зрители расходятся. Истероид принимается — нет, не за разведение птичек, — а за создание новых иллюзий и поиск новых зрителей.

    Социальная гибкость, то есть широкая приспособляемость к самым различным, разнообразным социальным условиям, группам людей, видам деятельности, — также важное свойство истероидов. Они гибки, потому что поверхностны.

    Вот, например, характерный случай, произошедший на съемочной площадке знаменитого кинорежиссера Сергея Эйзенштейна. Он снимал очередной фильм на революционную тему и требовал от костюмеров документально точного сходства артиста, исполнявшего роль А.Ф. Керенского, с оригиналом. «Во что был одет Керенский?» — грозно спрашивал дотошный режиссер. Костюмеры нерешительно мялись. Вдруг из толпы статистов вышел бородатый немолодой мужчина и заявил: «Александр Федорович носил френч защитного цвета с университетским значком на груди». «Откуда вы это знаете?» — удивился заинтригованный Эйзенштейн. «Я был министром Временного правительства», — с достоинством ответил незнакомец… Возможно ли представить, чтобы, например, Ленин, Дзержинский и Свердлов, в случае провала Октябрьской революции, в поисках хлеба насущного или просто, от нечего делать, подались в массовку на съемки фильма, скажем, «Корнилов в июле»! А истероидный экс-министр сделал подобный шаг. И многие другие его коллеги тоже. Они, устав бороться, приспособились. Нашли для себя возможность спастись, ужиться с новой властью. Уверен, этот бывший министр с удовольствием увидел бы и обратил внимание знакомых на появление своего имени в титрах к революционному фильму…

    Не потому ли победа осталась тогда за «твердокаменными большевиками?

    Попробуйте-ка быть гибким, будучи твердо убежденным в чем-либо, имея собственные устойчивые принципы, правила, взгляды, добиваясь желаемого конкретного результата. Не получится. Придется сталкиваться с противоположным мнением, бороться, негодовать, защищаться, дистанцироваться от оппонентов и злопыхателей… Нельзя быть гибким, занимаясь реальным делом. Легко меняться, подстраиваясь под социальное окружение, можно только за счет замены одной иллюзии на другую. Так происходит с истероидом.

    Главное для него — при любом раскладе сохранить благожелательное внимание к своей персоне. Только вниманием он по-настоящему дорожит.

    Наличие истероидного радикала определяет и способность к ролевому поведению. Увлеките истероида новой, желательно — необычной, неординарной, ролью и вскоре вы его не узнаете. Он, как будет вам казаться, полностью, кардинально изменится. *

    *Разумеется, на самом деле он не приобретет сколько-нибудь устойчивых качеств «новой» личности. Но имитация будет впечатляющей (хотя и непродолжительной)!

    Истероидный радикал (особенно в сочетании с гипертимным) наделяет человека способностью к экспромту. Отсутствие заранее определенного алгоритма поведения, пробелы в информации об условиях, в которых ему предстоит проявить себя, истероида не смущают. Напротив, он вдохновляется возможностью заменить скучноватую реальность гораздо более яркой иллюзией. Кроме того, в основе экспромта — артистизм, талант гибко приспосабливаться к любым обстоятельствам за счет быстрого выбора и убедительного исполнения подходящей к случаю роли.

    Как тут не вспомнить вновь Остапа Бендера! Его истероидность и гипертимность помогали ему выходить из самых трудных положений. Одно проникновение на агитационный теплоход под видом свободного художника чего стоит! «Я закончил ВХУТЕМАС с отличием!» Это заявление и вся остальная неуемная болтовня Великого Комбинатора — яркий пример истероидного экспромта.

    Вот какова она — истероидность. Она (и только она!) делает человека заметным, гибким, артистичным. Согласитесь, не самые плохие качества для этой жизни. Уже не говоря о способности творить иллюзию. Иллюзия правит миром, господа! В девяносто девяти случаях из ста мы охотнее выберем иллюзию, чем правду. Причем, как правило, именно иллюзию благополучия. Не верите? — Давайте проверим.

    Ответьте, только честно. Вам удобнее думать, что вы живете в уютном, чистом, безопасном доме или что подвал вашего жилища кишит крысами, у мусоропровода постоянно питается и ночует бомж с открытой формой туберкулеза, которого время от времени теснят, претендуя на его территорию, «отмороженные» наркоманы?

    Что профессия, которой вы посвятили всю свою жизнь, по-настоящему востребована обществом, исполнена смысла и пользы или что вы большую часть рабочего времени (годы напролет!) толчете воду в ступе?

    Что вы женаты на доброй и чуткой женщине, подруге ваших суровых дней, которая денно и нощно заботится о вас или…?

    Впрочем, чувствую, заносит. Проклятая эпилептоидность!

    Мир так устроен, уважаемые коллеги, что с приобретением любого позитивного свойства одновременно приобретается и его негативное «второе я». Это частное проявление диалектики.

    В отношении истероидного радикала мы обязаны сказать что оборотной стороной сопряженной с ним социальной гибкости является беспринципность. Умение и желание истероида производить яркое впечатление на новых людей превращаются в склонность время от времени менять круг друзей, переходить из одного коллектива в другой и т. п. Талант актера, имитатора, «иллюзиониста» ведет к отказу от реальной деятельности в пользу иллюзии, имитации результата.

    Экспромт оборачивается т. н. «псевдологией» — вдохновенным враньем, посвященным своим или, реже, чужим успехам.*

    * В отличие от обычного, рядового вранья, псевдология возникает не нарочно, из корысти или коварства, а на высоте возбуждения, когда желание создать иллюзию у истероида столь сильно, что он искренне верит собственному вымыслу.

    Говорят, истероиды хорошо чувствуют людей, их настроение, умеют под него подстраиваться. Это не совсем так. Истероидам, с их сугубым эгоизмом, эгоцентризмом, люди важны только как публика, внимающая и хлопающая в ладоши. Они никого не настроены понимать, никому не сочувствуют, они умеют лишь имитировать психологическое состояние собеседника, по типу «зеркального отражения», не более. Впрочем, иногда и этому бываешь рад.

    В предыдущей главе мы условились о том, что в разделе «задачи» будут нами обсуждаться те виды деятельности, которыми обладатель изучаемого радикала способен заниматься с минимальным психическим напряжением, те результаты, на достижение которых он нацелен независимо от внешней (в т. ч. материальной) стимуляции.

    Да, коллеги, вы не ослышались. Характер рождает наиболее мощную (перед которой бледнеет даже столь ценимое нынче денежное вознаграждение) мотивацию к определенному виду деятельности.

    Истероид всегда и везде, в чем бы ни заключались его должностные обязанности, по какому бы департаменту он ни числился, занимается почти исключительно самопрезентацией. Никогда глубоко не проникая в содержание деятельности, он искренне убежден, что может справиться с любым заданием, было бы желание. Однако дальше его присутствия во всевозможных президиумах, масштабного публичного прожектерства, обещаний всеобщего непременного процветания, клятв «лечь на рельсы» в случае неуспеха, эффектного позирования перед зрителями и слушателями и т. п. дело не идет.

    Мы с вами должны знать, что истероид: а) любому своему занятию (даже если его принудили составлять бухгалтерскую отчетность или чистить отхожее место) постарается обеспечить максимум общественного внимания; б) при столкновении с первыми реальными трудностями резко начнет терять к работе интерес и, в конце концов, бросит ее недоделанной; в) на требование дать отчет о полученных результатах мгновенно, экспромтом, нарисует панораму многочисленных ожидаемых и неожиданных успехов (почти сплошь иллюзорных). И так будет всегда. Хотите, поощряйте его за это материально, хотите — лишайте сладкого.

    Поэтому, если вы намерены все же использовать качества истероида с пользой для коллектива, ставьте перед ним задачи презентации (товаров, услуг, идей, новых проектов) и (дай бог, чтобы нас никто не услышал, особенно — моралисты-эпилептоиды и работяги-параноики!) отчетности.

    В первом случае он будет максимально выигрышным способом представлять широкой общественности свой коллектив и созданный им продукт (на самом деле, разумеется, самого себя как лучшую часть такого замечательного, работоспособного, талантливого, et cetera, коллектива). Во втором — будет изо всех сил стараться «не потерять лицо». И у него получится. Более того, если уж у него это не получится, то…

    При этом ни проверять его, ни как-то особо стимулировать, ни подсказывать ему не надо. Единственное, надо вовремя его остановить. Иначе, поощренный вниманием, он докатится до псевдологии или, чего доброго, до выдачи всем присутствующим известной ему информации, не подлежащей разглашению. Есть у истероида такой грех. Словом, выпуская его на сцену (в широком смысле), надо придерживать его за фалды, чтобы в нужный момент утащить за кулисы.

    Автор сказал: «Ставьте перед ним задачи». Надеюсь, вы понимаете, что вне зависимости от того, ставите вы перед ним эти задачи или не ставите, истероид будет решать именно их.

    Категорически нельзя (или просто глупо) мучить истероида работой рутинной, однообразной, требующей сосредоточенности на деталях, последовательности и настойчивости. Тем более, если по окончании ее не ожидается мощного социального резонанса. Оскорбленный, он либо сразу уйдет от вас, либо начнет искать выход из психотравмирующей ситуации, погружаясь то в одну, то в другую объективно легкую, но «долгоиграющую» болезнь (его начнут одолевать бесконечные «простуды», «дистонии», «несварения желудка», «растяжения связок»). Он станет защищаться от вашего произвола больничными листами и справками об освобождении от работы. Как минимум он возьмет в привычку регулярно опаздывать на службу.

    Да, вы можете вступить с ним в войну. Но качество и результативность работы от этого не повысится. Более того, возникший конфликт взбудоражит общественное мнение, а уж общественным мнением манипулировать истероид умеет, поверьте, получше нашего с вами.

    Так что, коллеги, лучшего способа управлять людьми, чем сотрудничать с ними, ставить перед ними не просто выполнимые, а наиболее для них легкие и потому приятные задачи, не существует.

    Только так и можно обеспечить искомую профессиональную надежность человека — стабильную результативность независимо от внешних условий. Ведь даже «ненадежный» истероид в одном абсолютно надежен — в желании нравиться, привлекать внимание, играть роль за ролью… Сделайте это его профессией, и вы не узнаете горя.

    Оглянитесь вокруг и вы увидите, что профессиональная успешность истероидов (нередко, довольно значительная!) связана исключительно с теми областями деятельности, которые предполагают создание иллюзии: актерство, писательство, журналистика, отчасти — политика, отчасти — наука, особенно в некоторых ее отраслях, модные нынче «связи с общественностью», реклама и т. д. и т. п.

    Да, разумеется, актер трудится (не за счет истероидности, а за счет присущего индивиду паранояльного радикала) в поте лица. Но, согласитесь, сыграть роль и построить, скажем, пролет моста через реку — не одно и то же. Роль — иллюзия, мост — реальность. Кто не верит — пусть попробует перебраться на другой берег силой воображения!

    Особенности построения коммуникации

    Если вы хотите сразу понравиться истероиду, сделайте так, чтобы он почувствовал себя «фигурой» на вашем «фоне». Осыпьте его комплиментами, иными знаками вашего расположения и доброжелательного внимания. Не бойтесь переборщить.

    Истероид, пусть даже очень умный, развитый, видавший виды, конечно, заметит, но непременно простит вам подобный разгул воображения. Он будет про себя думать: «Ну, брат, ты хватил. Через край, понимаешь. Хотя…». И в его душе разольется теплота, возникнет ответная волна дружелюбия.

    Помните, что для истероида лучший подарок — публичное признание его заслуг. Он более всего ценит моральные поощрения. Хотите его отблагодарить, отметить в лучшую сторону — вручите ему грамоту, повесьте медаль. При всех, под громкие аплодисменты. Не пытайтесь в темном углу, сопя, молча совать ему в карман мятые купюры «в знак искренней и сердечной благодарности». Смажете картину.

    Не упускайте возможности поздравить истероида с праздниками, с днем его (!) рождения. Вовсе не обязательны при этом дорогие подарки (знайте, истероид не станет, подобно эпилептоиду, пытаться выяснить цену подаренной вещицы). Покажитесь ему на глаза, скажите несколько теплых слов. Этого будет достаточно, чтобы упрочить ваше взаиморасположение. Девиз истероида: «Внимания много не бывает!»

    Если же вам приспичило совершить в отношении истероида грубую коммуникативную ошибку, наоборот, начните конкурировать с ним за место «фигуры», всеми силами оттесняйте его в «фон». Тяните одеяло внимания на себя. Он тут же преисполнится к вам ненависти. С чем вас в этом случае и поздравляю.

    Надеюсь, коллеги, вы правильно, в гуманистическом смысле, понимаете цель изучения разделов, связанных с управлением поведением. Управлять поведением можно и должно, но не за счет пошлых, к тому же малоэффективных попыток «зомбирования», «программирования», а посредством приведения в гармоничное соответствие психологических возможностей человека, с одной стороны, и среды его обитания, деятельности, с другой.

    Возможно, кто-то из вас решит, что сознательно подстраиваться под постороннего (да и близкого) человека, расчетливо подыгрывать ему, в надежде улучшить взаимоотношения — излишне, не вполне честно. Возможно, — отвечу резко, — этот «кто-то» ошибся дверью. Ему не психологию надо изучать, а кирпичи в печке обжигать… Обиделись? Правильно, что обиделись. Простите автора за этот маленький эксперимент. Автору лишь хотелось показать, что хамство, грубость, в которые вдруг превращается наше желание быть прямым, откровенным, резать «правду-матку», не взирая на лица, — не лучший способ завязывать и укреплять отношения.

    Не хочется заканчивать разговор на этой агрессивно-нравоучительной ноте. Поэтому предлагаю, «на десерт», несколько вопросов и заданий.

    Как составлять психологический портрет?

    polinasukhova.ru