Истерия 2011

Не один дома. Рецензия на фильм «Истерия»

Хоррор о путающем реальность и кошмары бывшем пациенте психушки, запертом в доме своего отца, радует актерской работой Тофера Грейса, но расстраивает отсутствием смелости и решительности.

После жестокого убийства, совершенного еще в детстве, Том был отправлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу. По истечении 20-летнего заключения мужчина возвращается в старый фамильный особняк своего отца, не дожившего до воссоединения с сыном всего каких-то пару дней. По решению суда Том должен месяц провести в изоляции, исправно отвечая на звонки полицейского куратора, сдавая мочу на анализ и не допуская в дом посторонних, но в одиночестве бывшему узнику некомфортно, тем более что с возвращением в свою детскую комнату Том сталкивается с теми страхами, что преследовали его все прошедшие годы. Ситуация усугубляется тем, что, оставшись один на один с прошлым, мужчина не всегда понимает, что вокруг него реально, что является плодом его воображения, а что – проявлением психического заболевания, переданного по наследству от тирана-отца…

Переживающий настоящий ренессанс жанр фильмов ужасов в последние несколько лет начал дарить зрителям не только любопытные, нетривиальные сюжеты, но и встречи с актерами, которых встретить в «ужастиках» не особенно ожидаешь. Лучшие примеры этим словам – необыкновенный взлет популярности Патрика Уилсона, ставшего визитной карточкой франшизы «Заклятие», и Джон Красински, крайне удачно сменивший амплуа телекомика на испуганного отца семейства в «Тихом месте». Вышедшая на наши экраны «Истерия» позволяет фанатам посмотреть на еще одного популярного актера, попавшего в непривычную среду, – главную роль в фильме исполняет Тофер Грейс, давно выросший из тесных подростковых и юношеских романтических комедий, но пока так и не закрепившийся в чем-то более серьезном.

Кадр из фильма «Истерия»

С точки зрения презентации Грейса как актера с широчайшим диапазоном возможностей картина в высшей степени удачна – Тофер по-прежнему невероятно обаятелен, искренен в кадре, в нем есть и шарм, и сила, и определенная ранимость, роль пугающегося каждого шороха психа ему дается очень легко. Благодаря тому что фильм делает несколько неожиданных сюжетных кульбитов, актеру удается изобразить богатейший спектр эмоций: от ужаса при виде мертвых тел до учащенного пульса при виде очаровательной девушки, доставившей в дом заказ. При всех огрехах сценария и заложенной в сюжет путанности повествования Тофер Грейс остается тем столпом, который удерживает вокруг себя остальные части картины.

А удерживать расползающиеся части мозаики приходится с полной выкладкой сил. Дело в том, что «Истерия» страдает от распространенной в жанре хоррор «болезни» – авторы придумывают для героев увлекательные ситуации и положения, но обосновать, почему они в них оказались, не берутся. Очень здорово, что Том остается один в огромном особняке отца после 20 лет, проведенных в камере психушки, круто, что его отец был успешен и богат, а потому в доме можно легко разместить солдатский полк, замечательно, что стены и полы строения скрывают множество ловушек и тайных ходов, но все вместе это выглядит притянутым за уши. Особенно вкупе со странным месячным условным освобождением, предполагающим нахождение в доме с браслетом на ноге, с регулярными отметками по видеосвязи и, главное, с условием полной изоляции – странный способ социализации для недавно освобождаемого из лечебницы.

Другая проблема фильма кроется в том, что его авторы, кажется, в определенный момент решили, что только психологического давления на героя и зрителей будет недостаточно, а потому им стоит «украсить» ленту кровью и живописным физическим насилием. Крайне неосмотрительный ход – фильм интересен ровно до того места, как совокупность шорохов, непонятных звонков, таинственных видеопленок и загадочного присутствия выливается в появление в доме нежелательного родственника. Другое дело, что в финале сделан легкий намек на неоднозначность показанного, но и он насквозь пропитан неуверенностью авторов в том, что они делают.

В результате фильм никак не назовешь прорывным, как то же самое «Тихое место» или указанные на постере «прародители» «Прочь» и «Судный день», но фильм смотрится за счет слаженной актерской работы, стараний оператора и мастеров звуковых эффектов, а также по причине неоднозначности поднятого в картине вопроса о том, имеет ли страсть к насилию наследственный характер и где находится грань между участием в преступлении и его непредотвращении. Возможно, сценарист и режиссер поталантливее Адама Аллека и Денниса Илиадиса сделали бы лучше, но пока имеем то что есть – «Истерию».

wi-fi.ru

Истерия как щит

03/04/2012 в 11:59

  • 0

Рубрику «Главная тема» заинтересовал не главный эпизод российского футбольного уик-энда, а то, что произошло после него.

В очередном блокбастере на приевшуюся тему «Убийство вратаря» меньше всего будоражит технический вопрос – вопрос собственно столкновения Диканя и Кержакова. А потому, что суть его очевидна: футболист Кержаков совершил удар не намеренно. Вот главный вывод, от которого и стоило плясать. Питерский форвард, не замеченный раннее в откровенной подлости, получивший хоть и в 2004-м, но все же приз «джентльмен года», одним бэкграундом заслуживает алиби. И характерным поведением после стыка, когда Александр бросился молить прощения у Диканя, попутно вызывая спартаковских эскулапов, он статус благородного игрока лишь укрепил.

Да, был жуткий цейтнот: ногу, за полсекунды проделавшую путь от бьющей до опорной, Кержакову убрать было крайне сложно (и давайте выйдем из-под власти замедленного повтора!). Да, Александр, загубивший верный момент, на те же полсекунды в расстройстве из эпизода выключился, что написано на его лице – и, быть может, этого-то времени ему и не хватило. Да, Кержаков виноват: не среагировал, сколь бы мало шансов на избежание стыка у него ни было. Но как же мало футбола надо через себя пропустить, дабы заявлять, что ломал он вратаря умышленно…

Все, довольно. Ведь мы условились: будоражиться техническим вопросом здесь – пустое дело. Гораздо большего осуждения, чем нерасторопность Кержакова, заслуживает спартаковская реакция на злополучный стык. Не берем в расчет первейший отклик на эпизод: от красно-белых фанатов, тотчас принявшихся сравнивать Кержакова со всем подряд, чего-то другого ожидать и не стоило. Хотя на словах, в общении тет-а-тет, для многих из них и Керж, и тот же Семак – безмерно уважаемые персонажи. Особенно во время матчей сборных, ага. Проехали. Но что же начал творить Карпин?!

В одном из прошлогодних выпусков программы «90 минут плюс» рулевой «Спартака» заявил прямо: его беспрерывные претензии к РФС в общем и к КДК в частности – самый настоящий троллинг. Такая вот своеобразная защита от спорных «антиспартаковских» решений. Защита в виде агрессивного нападения – громогласные требования столь же жестко, как и спартаковских игроков, наказывать других футболистов. Безусловно, какая-то правда на стороне Карпина – тренер действует в интересах клуба. Безусловно, кашу заварил КДК, назначивший 6-матчевую (пусть и урезанную после до 3-матчевой) дисквалификацию Веллитону за столкновение с Акинфеевым вне пределов штрафной. Ныне всякий фол на вратаре – прямой отсыл к тому эпизоду и к той беспрецедентной санкции. КДК сам подставился под удар. И все же не стоит доводить дело до истерик. До истерик и провокаций к ним.

From Official Website

Это уже не похоже на ловкий троллинг. Это похоже на банальные обиду и ябедничество. При этом обидно тренеру не столько из-за Веллитона, чье наказание пролоббировано другими клубами, сколько из-за текущих проблем «Спартака». Из-за смазанного рисунка игры, из-за непослушанья футболистов, из-за справедливых поражений от ЦСКА и «Зенита». Карпину обидно – он ябедничает и провоцирует. А спартаковским поклонникам с их пуленепробиваемым альтер-эго, образованным бородатыми победами прошедших десятилетий, только этого и надо. Им бы поругать чужих да пожалеть своих. Им бы пожаловаться на скрытые силы, отдаляющие любимую команду от второй звезды. Показательно, что даже журналистам на упомянутой пресс-конференции поначалу не лезли в голову футбольные вопросы – им бы узнать, подаст ли «Спартак» жалобу.

Так и зарождается истерия. И зачинает ее тот, кто прекрасно понимает сам: история «Кержаков-Дикань» – не более чем игровой момент, пускай и с неприятными последствиями. Однако Карпин упорно провоцирует, заслоняя разожженными страстями и прочим околофутболом чисто футбольные беды своей команды. И происходит это настолько регулярно, что невольно закрадывается мысль: а не поступает ли он так намеренно?

www.eurosport.ru

«Истерия»: Спокойствие, только спокойствие

Рецензии на фильмы >>

По-своему оригинальный хоррор про отчий дом и психологические проблемы

В совсем юном возрасте Том (Тофер Грейс ) был замешан в жестоком преступлении вместе с братом Алексом — и вот, после 20 лет в психиатрической клинике, его решают отпустить в родительский дом. Правда, как сразу объясняет приставленная к нему полицейская с повадками доминатрикс (Патриция Кларксон ), на время испытательного срока ему нельзя ни отлучаться из дома (за это отвечает и браслет с маячком на ноге), ни игнорировать звонки на домашний телефон в любое время суток. Если он не успеет ответить до десятого звонка, в гости приедет полицейский наряд.

Огромный особняк с бассейном наводит на мысль об успехе, достатке и благополучии, но вообще семейные дела молодого человека оставляют желать лучшего – мать исчезла еще в детстве, отец покончил с собой за несколько дней до выхода сына на волю, а старший брат мотает срок в тюрьме. Да и быть одному дома не всегда так уж приятно. Не успел Том наклеить плакат с Синди Кроуфорд, как нашел за стенами комнат лазы с глазками для подглядывания, а без прописанных врачом таблеток ему и вовсе начинает мерещиться всякая пакость. Единственная радость – знакомство с девушкой (Дженезис Родригез) из службы доставки, которая дарит бедняге микстейп с блэк-металлом и группой Swans, видимо, чтобы немножко поднять настроение. Но радость будет недолгой. К Тому прямиком из тюрьмы нагрянет Алекс (Кэллан Малви), и тут уж зрителю вместе с протагонистом предстоит поломать голову – настоящий ли брат приехал проведать брата, или это всего лишь галлюцинация?

Очередной хоррор-кирпич в стене студии Blumhouse Productions изготовил грек Деннис Илиадис, автор ненужного ремейка самого омерзительного грайндхаус-фильма всех времен «Последний дом слева». Поначалу «Истерия» очень напоминает хоррор «Пакт» 2011 года и вообще кажется очередной историей про возвращение в отчий дом, где скелеты выпрыгивают из шкафов, как черти из табакерок, а память всегда услужливо, но безуспешно старается вытеснить детские травмы. Но самое главное достоинство фильма состоит в том, что первое впечатление обманчивое – Илиадис попытался вставить в скромный хронометраж сразу несколько жанров. Возвращение домой после долгого отсутствия напоминает драматический сериал «Ошибки прошлого», сомнения героя в играх собственного разума ставят фильм на одну полку с легионом культовых хорроров, от «Лестницы Иакова» до «В пасти безумия», а сцена с сейфом на стандартный триллер про ограбление. Прибавим сюда аллюзии на «Людей под лестницей», «Пункт назначения» и «Мучениц» — и получается гремучая смесь из казалось бы несочетающихся элементов.

Но так уж выходит, что главный плюс картины оказывается и ее самым жирным минусом — из-за обилия разнородных слагаемых костяк «Истерии» трещит по швам, а главный твист вызывает недоумение. К актерам при этом претензий нет – Кэллан Мулви, лицо которого пострадало в автокатастрофе, одной улыбкой намекает на страшные последствия, на пару сцен заходит и талантливая Патриция Кларксон.

Однако насколько же эта работа свежее и необычней привычных пирожков «Блумхауса», Джеймса Вана и их последователей: в первую очередь, в силу своей несколько несуразной оригинальности. Во всяком случае, «Истерия» выбивается из ряда «Астралов», «Заклятий», «Аннабель» и их многочисленных сиквелов и спин-оффов. Пусть это и самое большое достижение, но у зрителя хотя бы не получится угадать, что же именно его ждет в финале.

«Истерия» в прокате с 10 мая.

www.kino-teatr.ru

Канны-2011: истерия вокруг «Меланхолии»

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

«Совет Директоров Каннского фестиваля, собравшийся на экстренное заседании 19 мая 2011 года, глубоко сожалеет о том, что кинофорум был использован Ларсом фон Триером для высказывания комментариев, являющихся неприемлемыми, нетерпимыми, и противоречащих идеалам гуманизма и великодушия, лежащим в основе существования Фестиваля. Совет Директоров резко осуждает эти комментарии и объявляет Ларса фон Триера персоной нон-грата. Это решение вступает в силу немедленно,» — говорится в пресс-релизе, распространенном в четверг дирекцией фестиваля.

Скандал с Триером вернул Канны на первые полосы французских газет, которые последние несколько дней были заняты исключительно делом Доминика Стросс-Кана. Французская версия еженедельника «Метро» вышла с изображением Ларса фон Триера, грозящего человечеству кулаком с нецензурной наколкой, на первой странице.

«Красивый фильм о конце света»

Истерика вокруг режиссера «красивого фильма о конце света» (таков рекламный слоган «Меланхолии») разгоралась постепенно.

Утренний пресс-показ в битком набитом кинотеатре Люмьер закончился небольшой овацией, а зал пресс-конференций был переполнен желающими задать вопрос датскому мэтру, изобретателю кинематографа «Догмы», лауреату Золотой Пальмовой ветви 2000 года (за фильм «Танцующая в темноте»), ветерану Красной дорожки, в 12-й раз представлявшего свою картину в официальной программе главного кинофестиваля мира. В 12-й и в последний.

Двухчастная «Меланхолия» Ларса фон Триера открывается видеоувертюрой под музыку из «Тристана и Изольды» Вагнера. Увертюра, являющаяся одновременно и финалом, изображает конец света.

В голубую планету Земля врезается планета «Меланхолия», тоже голубая, только поменьше. Врезается плавно и торжественно, в такт Вагнеру, и пока «Меланхолия» подлетает, череда стоп-кадров позволяет зрителю разглядеть главных персонажей трагедии: сестер Жюстин (Кирстен Данст) и Клэр (Шарлотта Генсбур).

Снятая в идиллическом шведском замке, написанная по всем правилам классической драматургии и овеянная бергмановским духом, «Меланхолия», действительно, кажется самой красивой лентой Ларса фон Триера. По словам режиссера, «Для меня «Меланхолия» — это история не столько о конце света, сколько о состоянии сознания».

Женщины без мужчин

Младшая сестра, Жюстин, чья свадьба разыгрывается в первой части картины, больна депрессией. И чем дальше в ночь тянется праздничная церемония, тем труднее новобрачной совладать с экзистенциальным ужасом.

Постепенно, после череды казусов и гротескных неловкостей, когда буржуазный ритуал вывернут режиссером наизнанку и высмеян, гости, один за другим, как музыканты в «Прощальной симфонии» Гайдна, покидают сцену. Прекрасная Жюстин в пышном белом платье устремляется навстречу «Меланхолии», чье приближение в ночи сулит удовлетворение и покой.

Если Жюстин в блестящем исполнении Кирстен Данст – альтер эго режиссера Фон Триера, то Клэр Шарлотты Генсбур – воплощение «нормы». Она хозяйка замка, мать семейства, заботливая сестра, жрица бессмысленного ритуала. Она и конец света хочет встретить «правильно»: на террасе, с бокалом вина.

Ей посвящена вторая часть фильма. Чем ближе подлетает «Меланхолия», тем труднее Клэр совладать с собой, тем истеричнее ее попытки убедить близких в том, что «все обойдется», и именно она отправляется в аптеку за снотворным «на крайний случай».

В финале картины на сцене, лужайке замка, под электрическим заревом настигающей Землю «Меланхолии» останутся три персонажа – две сестры и малыш. Как всегда у Триера, мужчины сходят с дистанции, оставляя женщин наедине с жизнью и смертью.

«На мой взгляд, меланхолия – необходимая составляющая любого хорошего произведения искусства. Мне было важно передать состояние тоски, в котором пребывает Жюстин, и которое, полагаю, знакомо всем,» — заметил Фон Триер на пресс-конференции.

Отвечая на вопросы журналистов, режиссер заметил, что сам сейчас вышел из депрессии, пребывает в хорошем расположении духа, не злоупотребляет алкоголем, читает книжки и пишет сценарий порнофильма о взаимоотношениях западной и восточной христианских конфессий.

А на вопрос, не собирается ли режиссер «Догвилля» и «Антихриста» снять комедию, Триер пророчески посетовал: «Почему-то, когда я делаю комедии, они оборачиваются трагедиями!».

Пресс-конференция уже подходила к концу и, казалось, так и закончится на легкой шутливой ноте, в столь непривычной для Ларса фон Триера атмосфере одобрения и поддержки со стороны прессы. Казалось, ничто не помешает Кирстен Данст стать главной претенденткой на приз за лучшую женскую роль (на самом деле, приз стоило бы разделить между Данст и Генсбур), а Фон Триеру претендовать, как минимум, на приз за лучшую режиссуру.

Окончательное решение журналистского вопроса

Но тут грянул гром: журналистка газеты «Таймс», попросила Фон Триера рассказать о его немецких корнях, о готическом элементе в «Меланхолии» и об интересе режиссера к нацистской эстетике.

Фон Триер, воспитанный отчимом-евреем, до 30 лет считавший себя евреем и узнавший о своем немецком происхождении лишь в зрелом возрасте, ответил после небольшой паузы: «Я понимаю Гитлера. Я думаю, что он совершил дурные вещи, да, конечно. Но я представляю, как он сидел в своем бункере в конце. Я думаю, что я понимаю этого человека».

«Его не назовешь хорошим парнем, но я много о нем понимаю и сочувствую ему немного. Хотя, конечно, я не оправдываю Вторую мировую войну и я не против евреев. » — в конец запутался Фон Триер, с опаской поглядывая на сидевшую рядом с ним и отчаянно жестикулировавшую Кирстен Данст, которая своим женским чутьем, видимо, уже поняла, что столь неполиткорректный монолог будет стоить ей приза за лучшую женскую роль, лишит режиссера шансов на Пальмовую ветвь, а «Меланхолию» — шансов на американский прокат.

Вот, собственно, и вся история. И несмотря на то, что в самом последнем ответе, продолжая иронизировать над собой и публикой, Триер пообещал, что может снять голливудский блокбастер об «окончательном решении журналистского вопроса», в зале раздались смех и аплодисменты, и к режиссеру бросилась толпа репортеров за автографами и фотографиями.

Однако уже к вечерней гала-премьере стало ясно, что режиссеру не простят иронии: сначала была отменена вечеринка по случаю премьеры фильма, потом от Триера потребовали принести извинения (что он сделал), ну а потом – через 24 часа после пресс-конференции – крупнейший скандинавский режиссер современности был объявлен персоной нон-грата.

По мнению кинокритика и автора монографии о творчестве Фон Триера Антона Долина, с психологической точки зрения, поведение режиссера вполне понятно.

«Триер не выносит ситуаций, когда он становится всеобщим любимцем. После «Антихриста», избавившись от депрессии, он снял «Меланхолию», которая, по его собственным словам, оказалась слишком красивой. Она почему-то всем нравится! Даже американский журнал Variety написал о нем положительную рецензию, чего никогда не бывало,» — говорит Антон Долин.

Вероятно, почувствовав себя в непривычной позиции любимца публики, Триер позволил себе неуместную шутку, которая и привела к эскалации скандала.

«Всем известно, что Ларс фон Триер, выросший в еврейской семье, человек абсолютно либеральных взглядов, — сказал в интервью bbcrussian.com кинокритик Антон Долин. — К сожалению, Триер не принял во внимание состояние общественного сознания и тот факт, что пресс-конференция – это место, где нельзя себе позволять такого рода шутки, потому что любые твои слова могут быть вырваны из контекста, искажены и растиражированы».

Итак, решением дирекции Каннского фестиваля, Ларс фон Триер не имеет больше права ступить на красную дорожку. Говорят, он остается на вилле в окрестностях Канн, назначенные интервью с журналистами не отменял, и настроен бодро.

Между тем, сам фильм «Меланхолия» остракизму не подвергся и продолжает претендовать на Золотую Пальмовую ветвь. Решение жюри, которое возглавляет Роберт де Ниро, будет объявлено в воскресенье.

www.bbc.com

atrum_stella

atrum_stella

Волна возмущения по поводу антинародной деятельности Единой России поднялась еще задолго до начала выборов. Интернет пестрел лозунгами «Единая Россия – партия воров и жуликов!», «Проголосуй за любую партию, кроме Единой России!» и т.п. Неудивительно, что после 4-го декабря, когда стали появляться предварительные результаты голосования, сеть просто взорвалась народным возмущением. Люди повсеместно кричат об отсутствии демократии, тоталитаризме, категорически отказывая правящей партии в честности набранных голосов. Никто, если пролистать Твиттер или окинуть взглядом ленту новостей, не верит, что Единая Россия набрала 49%. «Нарушения! Обман!». «По итогам интернет мониторинга, люди голосовали за «Яблоко» и КПРФ, «Единая Россия» балансировала на уровне 7%». «…Череда фальсификаций на выборах…» «Я спрашивала своих знакомых: никто не голосовал за ЕдРо!! Все голосовали либо за Яблоко, либо за Справедливую Россию. » Активно обсуждаются реальные результаты партии власти, и называемые цифры сенсационно низки.

Ситуация с интернет-настроениями вполне ясна. Если же попытаться проанализировать ситуацию без лишних эмоций, то бесспорно: Единая Россия за последние годы стала пользоваться меньшим доверием народа. Обещанная борьба с коррупцией протекает чисто номинально, многие люди живут за чертой бедности, реформа ЖКХ провалилась, добавим к этому цирк с политической самоликвидацией Медведева, ожидающееся возращение презедента-батюшки Владимира Владимировича, иллюзорность социальных гарантий и засилье иммигрантов … Как оно и почти всегда происходит, партия не сдержала большей части своих обещаний, и народ уже не верит в то, что ЕдРо совершит для них чудо. Нужно обещать нечто новое, предлагать избирателям новый красочный бренд – новую красивую предвыборную ложь, если угодно. Единая Россия же выступила в прежнем политическом образе. В сочетании с большим количеством нерешенных проблем в стране, это негативно сказалось на желании народа снова увидеть ЕдРо у власти.

Но! Не смотря на то, что существует целый ряд объективных причин для неуспеха Единой России на нынешних выборах, я не поддерживую Анти-ЕдРосское кликушничество, бушующее в сети. Разуеется, безраздельная власть одной партии не может не иметь негативных последствий. В обществе, где отсутствует политическая конкуренция, нельзя рассчитывать на отражение народных интересов государством. Именно поэтому я призывала всех своих знакомых проголосовать 4 декабря за любую другую партию, кроме Единой России. Стране необходима оппозиция. Но это я, москвичка, интерент-юзер, студентка журфака, человек, интересующийся политической жизнью страны. Но вообще-то большая часть страны состоит отнюдь не из жителей больших городов. Большая часть россиян живёт в маленьких городах, деревнях и сёлах, не имеет высшего образования и не разбирается в политике. Интернет же, как основной проводник либеральных настроений, имеется только (в лучшем случае) у 40% жителей страны, да и то – поверьте мне – далеко не всем 40% качество подключения и собственные запросы к сети позволяют использовать его так же рьяно и широко, как жителям Москвы или Питера. И так за кого же будет голосовать эта – явно большая – часть России? Может быть за партию Яблоко? Не смешите меня.

Во-первых, в массе своей народ не доверяет левым истинно оппозиционным партиям. Потому что среди простого населения, жителей деревень и далёких от политики работяг очень распространена потребность в высшей власти. Раньше у нас была вера в Богом Избранного Царя, чуть позже – Единая Партия, ведущая страну в светлое коммунистическое будущее, а теперь веру в легитимную священную власть воплощает Президент России и его, если особо не выбирать слова, свита. Все левые партии, такие как Яблоко или Правое дело, с точки зрения этой многочисленной прослойки населения, «идут против власти».

Во-вторых, человек, не разбирающийся в политике, вряд ли будет голосовать за партию, которую не хочет видеть у руля страны, только для того, чтобы создать в ГосДуме оппозицию. Вполне логично и ожидаемо, что он проголосует за тех, кому он желает победы. А какова нынешняя ситуация с партиями?

Наиболее достойно на общем фоне смотрится КПРФ. Из всех близких к Кремлю партий они единственные, кто отличается реальной оппозиционностью взглядов и имеют одну из наиболее внятных политических программ. Именно поэтому избиратели, желающие альтернативы мнений в ГосДуме, отдают свои голоса коммунистам. Добавим к этому представителей старшего поколения, ностальгирующих по советской молодости, и получим довольно высокий процент голосов на этих выборах. Но в то же время есть довольно важный нюанс, который делает слухи о победе КПРФ неправдоподобными. Не стоит забывать, что они всё же коммунисты. А значит, они всегда будут иметь к себе стабильное недоверие среди молодёжи, считающей СССР ветхой древностью, и людей среднего класса — тех, кто с большим трудом заработал себе на квартиры, машины и прочие недешевые «радости». Эта часть населения опасается социализма, склонного к уравниловке.

Все прочие партии, к большому сожалению, не пробуждают желания за них голосовать. Я еще раз хочу обратить внимание на то, что большая часть избирателей — простые люди из мало населённых пунктов. Политический курс партии для них составляет, по большому счету, череду пустых обещаний и многословную галиматью. Потому избиратели руководствуются не столько обещаниями партии, сколько имиджем её лидера, выработанной с годами репутацией и личной симпатией. Так неужели вы всерьёз полагаете, что очень большой процент людей пойдёт рьяно голосовать за Справедливую Россию, оппозиционность которой очень ярко видна по той подхалимажной околесице, что Миронов несёт на встречах с Медведевым? или за ЛДПР, прославившуюся маргинально-скандальным поведением Жириновского и агитационной раздачей бесплатных трусов по русским деревням в 90-ые? Разумеется, за них будут голосовать, но 12%, о которых говорят нам предварительные результаты – это весьма реалистичная цифра. Говорить о большем явно не стоит.

Про Яблоко я уже написала выше. Но и даже среди интеллигентов и либерально настроенной молодёжи нет единства при оценке деятельности этой партии. С одной стороны здесь мы уже имеем настоящую, не показную оппозиционность, но несколько прозападного толка. А последнее для многих имеет принципиальное значение: запад нам не друг, сильная Россия невыгодна Западу.

Добавим к этому общее для всех партий стремление сосредоточиться не столько на своей политической программе, сколько обвинить Единую Россию в её ошибках. Повышает ли доверие к ним соблазн прокатиться на политическом застое? Да – но только у резко оппозиционно настроенной части населения.
Поэтому если мы задаём вопрос: была ли фальсификация на выборах? – Ответ: бесспорно была. В пользу этого говорят как многочисленные свидетельства наблюдателей на избирательных участках, так и наполнившие сеть видео, изобличающими нарушения со стороны ЕдРа.

Но прошу вас, «…Единая Россия набрала 7%»? «По данным «гражданин и наблюдатель», партия власти получила 24% голосов?» ЕдРо явно по-прежнему пользуется поддержкой в народе. Я лично спрашивала многих своих знакомых из старшего поколения – многие проголосовали за них. Почему? Ответ очень простой. Люди, не интересующиеся политикой, боятся перемен. Если они видят, что их жизнь хотя бы медленно, хотя бы постепенно становится лучше, они скорее выступят за политическую стабильность и продолжение хоть какого-то роста, чем за перемены. Приход любой другой политической партии к власти – это для них выбор «кота в мешке». Обыватели — консерваторы по своей природе, и они будут поддерживать Единую Россию за те улучшения, что она принесла. На фоне возмущения нарушениями при подсчете голосов очень легко закрыть глаза на все достижение российского правительства. Ругать за ошибки всегда значительно легче. Но вообще-то, факт: пенсии стали выше, пенсионеры живут лучше – лично могу это подтвердить, глядя на своих дедушку с бабушкой. Преодолевается разруха 90-ых. В школах и больницах начинает появляться современное оборудование. Могли ли бы ЕдРоссы добиться больших результатов, если бы захотели? Разумеется, могли бы. Но люди задают сами себе вопрос: «а меня устраивает, как я сейчас живу?» И если ответом на этот вопрос не явилось радикальное «Нет!», они идут и ставят галочку за «Единую Россию». Надо это понимать, и не устраивать либеральную истерию, сводя всю картину своего мира только к образованным жителям Москвы и Санкт-Петербурга. Добавим к этому отсутствие достойных альтернатив, и не стоит удивляться тому, что партия власти сейчас лидирует с 49% голосов.

Лично я считаю полезным обращаться не только к тем двум точкам зрения, которые предлагают государственные СМИ и либерально-истеричный интернет, но и к скептическому взгляду Запада на события в России. А Deutsche Welle писали еще задолго до 4 декабря: «Популярность партии власти падает. Согласно независимым социологическим исследованиям «Единая Россия» имеет в народе поддержку всего лишь 48%». 48. А результаты голосования вполне отражают эту картину. Вы не видите этой поддержки среди своих знакомых? Тогда прибавьте жителей деревень. А потом еще и жителей различных Дагестанов и Кавказов, которые стабильно голосуют за ЕдРо. Вычтите из этого поддельные голоса, которые «Единая Россия» обеспечила себя, явно чувствую падения своей популярности, в итоге мы получим, что как минимум, 40% людей, действительно проголосовали за Единую Россию».

Поэтому не надо придаваться сетевому кликушничеству и брызгать слюной от ненависти к ЕдРу. Вас возмущают нарушения при голосовании? Идите на митинг и скажите своё «нет»! Пусть власть видит, что люди уже не смотрят на её действия сквозь пальцы. Но не надо отфильтровывать информацию так, чтобы видеть со стороны ЕдиноРоссов только обманы, фальсификации, нарушения и пакости против народа. Как пример, могу вам привести реальное возникновение числа «24%» из нашумевшего отчета организации «Гражданин и наблюдатель»: речь шла именно о результатах по 32-м избирательным участкам в Москве. Хочешь сделать сенсацию – выдери информацию из контекста. Вот цифры по всей России из того же отчета:

Поэтому: я призываю вас не впадать в истерию. Политическая ситуация слишком сложна и смотреть на неё нужно здраво, без крайностей. Эмоционально-зашоренная позиция только вредит либеральным тенденциям, потому что строится на одном отрицании, не даёт трезво смотреть на реальность и мешает предложить свой продуманный альтернативный курс развития.

Власть теряет влияние, и голосование отражает это. И если стоит сейчас переживать из-за чего-то – это из-за того, что скоро к власти на ощутимый срок вернётся деформированный своим высоким положением Путин. И вернётся не только из-за фальсификаций в процессе голосования. А потому что у народа просто нет другой заметной фигуры, за которую можно было бы отдать свой голос на президентских выборах.

atrum-stella.livejournal.com