Истории об анорексии

Анорексия: история выжившей

Жизнь — тот еще парадокс. Взять хотя бы историю с британской моделью Твигги: маленькая и хрупкая девочка, которую, кажется, вот-вот унесет первый же порыв ветра, а смотрите-ка, сколько девушек по всему миру изнуряли себя строгими диетами и доводили организм до изнеможения голодовками, только бы немного приблизиться к идеальному и растиражированному во всех СМИ того времени образу Твигги.

Хотя, конечно же, и до появления знаменитой «тростинки» эта проблема существовала: первые упоминания о заболевании anorexia neurosa (основной симптом и проявление — отсутствие аппетита или полный отказ от пищи) встречались еще в XIX веке. В клинику американского доктора Уилльяма Чипли нередко попадали барышни (кстати, чаще всего из богатых семей), которые напрочь отказывались есть. Причем многие делали это ради того, чтобы подчеркнуть свою индивидуальность, став не такими, как все, и прославиться (бывали случаи: люди, якобы не принимающие пищу по полгода, собирали у своих постелей подлинные аншлаги). Еще один серьезный стимул — необходимость быть настоящей леди, бледным хрупким ангелом. Ведь если на тебе трещит корсет — ты не леди, а слон. Поэтому врагу придется отдать не только ужин, но и обед (в совсем тяжелых случаях — еще и завтрак).

Сегодня анорексия замыкает тройку самых распространенных хронических заболеваний у подростков. По данным многочисленных опросов, более 50% девушек в возрасте между 13 и 15 годами считают, что у них проблемы, связанные с лишним весом. А около 80% тринадцатилетних девочек уже успели опробовать на себе какую-нибудь модную диету.

Официальная статистика неумолима — от 3 до 20 % больных нервной анорексией обречены. Самые распространенные причины смерти — пневмония, отек легкого, туберкулез или другие инфекции. На Западе без необходимого принудительного лечения погибает каждый шестой пациент. Сколько больных булимией и анорексией умирают каждый год в России, доподлинно неизвестно.

В модельном бизнесе (самом уязвимом для пищевых расстройств) показатели анорексии зашкаливают за 70%. А вообще этим коварным недугом страдают около 5% девушек и молодых женщин, которые не имеют отношения к fashion-сфере. И наша героиня, попросившая оставить ее безымянной, из их числа. Итак, история от первого лица.

Последний бургер

«Когда я иду по улице, то по привычке ищу осуждающие взгляды людей, которые смотрят на меня, смеются, тыкают пальцем и говорят про себя: «Смотри, какая жирная девушка». Отогнать от себя эти мысли невозможно, поверьте. Иной раз думаю, что лучше вообще не покидать пределы родной квартиры и никому не показываться на глаза.

Можете не верить, но раньше я была абсолютно другой, искренне радовалась жизни и приятным мелочам, всегда улыбалась. Но мой молодой человек при каждом удобном случае пытался напомнить, что я, мягко говоря, неидеальна. «Ну у тебя и щечки, натуральный хомяк», — как-то раз заявил он мне. А я так хотела ему нравиться. Зачем? Ну как же, любой девушке хочется быть прекрасной принцессой для любимого. Но когда тебе всякий раз напоминают, что «твое место в коровнике», отчаяние достигает критического уровня.

На тот момент я весила 65 килограммов при росте 170. То есть была абсолютно нормальной девушкой из категории «все при ней». Но у моей второй половинки было свое мнение на этот счет. Помню, как-то зашли в ресторан фаст-фуда, я едва только открыла коробочку с гамбургером и услышала от него: «Куда?! Ты с ума сошла? Выпей чаю, и хватит на сегодня». Это был мой последний бургер. Это сейчас я понимаю, что в тот вечер надо было просто встать и уйти. Но любовь зла. К тому же он убедил меня в том, что такая толстая и некрасивая девушка никому не нужна, мол, один лишь он добрый, заботливый и жалостливый.

Таблетки для привидения

Вернувшись тогда домой, я первым делом облазила весь Интернет в поисках быстрого и эффективного способа сбросить лишние килограммы. Нашла рекламу каких-то непонятных таблеток, принимая которые, можно потерять за неделю около 10 килограммов. Естественно, сразу же заказала себе упаковку — 30 капсул «счастья». Уже после первой таблетки во мне проснулись какие-то неведомые силы, появилась масса энергии. На работе никто не мог понять, что происходит: я носилась как угорелая, одновременно выполняя сто дел. На пятый день энергетические приливы стали меня пугать и настораживать: я просто не понимала, откуда берется столько сил. Кроме того, меня постоянно мучила жажда. Я перестала есть, спать, думать — даже не могла спокойно сидеть на одном месте, мое сердце билось так сильно, как будто хотело выскочить из груди.

Так прошла неделя. Моего парня порадовал результат: минус 7 килограммов за 7 дней. Зато меня такая картина скорее огорчала. Я стала похожа на бледное привидение с синяками под глазами. В итоге все закончилось обмороком в метро, таблетки я пить перестала и буквально за неделю сброшенный вес вернулся с лихвой. Это был полнейший провал. «Вторая половинка» подливала масла в огонь, каждый раз напоминая о том, что я «корова», и ему скоро будет стыдно ходить со мной по улицам.

Ветрянка перемен

Я решила не оставлять попытки похудеть. На помощь снова пришел Интернет: однажды я случайно наткнулась на форум девушек, страдающих булимией — расстройством, характеризующимся перманентным усилением аппетита и постоянным чувством голода. Прочитала, как девчонки справляются с приступами обжорства — оказалось, что можно есть сколько угодно, достаточно после каждого приема пищи вызывать рвоту.

Поначалу я на такое не отважилась — сам процесс вызывал острое чувство омерзения. Но тут я подцепила ветрянку, которая во взрослом возрасте переносится очень тяжело. Еда перестала усваиваться, меня рвало даже после кефира. Потери в весе были потрясающие — мои законные 65 кг превратились в 57!

После этого моя жизнь круто изменилась. Я стала разделять всю пищу на «трудновыходимую» и «легковыходимую». Каждый раз после еды я отправлялась в туалет и вызывала рвоту. В такие моменты во мне боролись два человека: первый, который ненавидел все это, которому было мерзко, противно, больно и тяжело. И второй, которого все устраивало, потому что это делалось ради мечты и любви.

Прошел год. Я уже не могла есть ни в кафе, ни в ресторанах. Точнее, могла, конечно, но лишь в тех, где были отдельные и более-менее приличные кабинки туалетов — все-таки в них я проводила большую часть времени. Зато как я полюбила слово «еда»! За один присест могла «заточить» нереальное количество пищи, у меня смешались вкусовые рецепторы и предпочтения: например, съесть жареное мясо со сгущенкой, заедая шоколадным батончиком, намазанным сырным соусом. При этом все запивая водичкой, чтобы потом «легко» избавиться от всего, что поглотила в припадке.

Из-за постоянного издевательства над горлом мой голос превратился в сиплый и низкий. Смесь ненависти и любви к себе стала моим нормальным состоянием. Вес снизился до 53 кг, а грудь с третьего размера «сдулась» до первого. Грудная клетка стала похожа на обтянутый кожей набор костей. Каждый день начинался и заканчивался контрольным взвешиванием. Я полностью сменила гардероб — старые вещи на мне смотрелись как мешки для мусора.

Моего парня такой поворот событий вполне устраивал. Он не знал, каких жертв требует эта «красота». Но мою проблему стали замечать родители. И немудрено: сложно скрыть ненормальную худобу, усталость, раздражительность. Один раз я так измучила себя, что от бессилия упала в обморок около унитаза. Родителям пришлось выламывать дверь в уборную. Тогда-то все и вскрылось.

Реабилитация

Меня стали пытаться лечить — правильное питание, диетолог, психиатр, все как положено в таких случаях. Вначале я со всеми соглашалась и говорила: «О, какой ужас, как я могла так жить!» Но спустя год меня потянуло на прежние подвиги во имя совершенства.

Я снова стала нервной и раздражительной, быстро уставала, постоянно ныла. И вскоре загремела в больницу с неприятным диагнозом. Врачи пришли к выводу, что все это из-за моего экстремального похудения — у организма просто не было сил бороться с болезнью. Молодой человек, кстати, больше ничего не говорил о моем весе. Он просто исчез. Как, собственно, и я сама. У меня стали выпадать волосы, ногти, зубы — обо всем этом я когда-то читала на форуме людей, страдающих булимией, но тогда возможные последствия казались чьей-то дурацкой выдумкой, а в голове зрела уверенность в том, что уж со мной-то такого точно не случится.

Будет день — будет пища

Сейчас можно признаться в этом — мне повезло, я взяла себя в руки и справилась, начала лечиться, медленно, но верно восстанавливая истерзанный организм. Вычеркнула из жизни весь этот ад — вечно недовольного мной молодого человека, проклятую булимию, безумное обжорство и приступы ненависти к себе. Я захотела снова улыбаться — открыто и искренне, как раньше, когда шла по улице и ела мороженое, и мне было плевать на то, сколько в нем калорий и жиров.

Я очень хочу верить, что моя история пригодится тем девушкам (и юношам), которых также кто-то «близкий» уверяет в их неполноценности, толкая на поистине страшные поступки. Просто помните — сначала это кажется азартной игрой (еще минус пара килограммов, ключицы так красиво выступают, скулы стали, как у модели, любимые джинсы болтаются на бедрах), но потом затормозить самостоятельно уже не выходит. А момент, когда станет слишком поздно для этого, так легко упустить из виду за чередой утренних и вечерних взвешиваний, вызовами рвоты и бесконечными голодовками».

lady.mail.ru

Я — анорексичка: реальные истории из жизни

В наше время стройность стала одной из составляющих жизненного успеха. С экранов, глянцевых страниц, рекламных плакатов на нас смотрят худые, ухоженные, уверенные в себе девушки и юноши. Однако погоня за идеалом иногда оборачивается страшной бедой. Перед вами — реальные истории. Имена, по понятным причинам, изменены.

Пять лет назад я презирала модные диеты звезд и неокрепших умом подростков. Просто как-то так вышло, что я решила немного похудеть. Мне было 24 года, я была прекрасным специалистом на работе, планировала стать начальником отдела крупной компании, получала хорошую зарплату, жила с парнем и задумывалась даже о свадьбе. Анорексия пришла ко мне незаметно, встраиваясь в образ жизни и прикидываясь, как ни странно, развитием, самореализацией.

Мир разделился на эффективную и бесполезную части.

Под лозунгом «ничего лишнего!» я лишала себя пищи и отдыха.

Коллеги замечали перемены, с уважением говорили, что я похудела. Мой гражданский муж с удовольствием отмечал мои обновленные формы. О, здравствуй, новый мир, без комплексов, без страха оказаться недостаточно совершенной! Мне казалось, что все отлично, но вдруг меня поразило одно мое фото, сделанное на смартфон.

FOTO: Flickr/by Faviola Alvarez Photography Это было похоже на хронику страшной войны. Никакой сексуальности не было в ребристых очертаниях грудной клетки, посеревшей коже тонких бледных палок-рук, нелепой демонстрации отсутствующих грудей.

В ванной провела полчаса. Я впервые рассматривала свое тело, силясь найти в нем очертания того страшного монстра. Но в зеркале была всего лишь я, обычный мой облик не внушал никаких опасений. Разве я могла так измениться? Я выбросила странные сомнения прочь и.

Сейчас мне 29, я безработная, трижды лежала в психиатрической больнице и несметное количество раз в больницах общего профиля, перенесла два эпилептических припадка, потеряла несколько зубов. Я вынуждена постоянно принимать антидепрессанты и психотропные препараты, состою на учете в ПНД, из дома практически не выхожу, живу с матерью на ее пенсию,

сейчас мой вес 40 кг (минимальный был 31,2 кг при росте 162 см), месячных нет уже пять лет.

Гормональный фон нарушен, из-за чего я абсолютно асексуальна, а также из-за постоянного приема разных лекарств моя психика порой совершенно неадекватна.

Комментирует руководитель Института диетологии и диетотерапии, доктор медицинских наук, профессор, врач-диетолог, психотерапевт Михаил Гинзбург:

Очень типичная история — когда человек испытывает возбуждение, некий подъем, как будто его что-то гонит, и в какой-то момент наступает истощение, когда он не видит ни в чем смысла. Здесь я могу только посочувствовать героине и посоветовать продолжить лечение у психиатра. И очень важно доверять врачам, которые проводят лечение, сотрудничать с ними.

Алена, 25 лет

Меня постоянно дразнили из-за лишнего веса. Но в 13 лет я твердо решила избавиться от него, а также от своих комплексов. Я совершенно не хотела какой-то экстремальной худобы и модельной внешности. Я просто решила получить свою «нормальную» фигуру.

Иллюстративное фото FOTO: Flickr/by Blogpaedia И я ее получила. За пять месяцев жесткой диеты (в день я съедала не более 1000 ккал при норме в 2000) мне удалось сбросить вес с 83 килограммов до 60.

Это было настоящее чудо. Все мною восхищались, говорили мне, какая я худенькая, красивая. Говорили мне о том, что дальше худеть не стоит. Но разве слова могли остановить меня? Конечно же, нет.

Это было отвратительное время, я просто сошла с ума от желания быть худой, как щепка. Все мои мысли были сосредоточены на еде.

Умственная деятельность уменьшалась, менструальный цикл нарушился в корне.

Частые депрессии, суицидальные наклонности и одиночество — вот, что получила я

вместо желанного когда-то идеального тела. Вес снизился до 50 кг.

И тогда начался еще один круг ада — булимия. Лето прошло в постоянных обжорствах. Я бросила друзей, в буквальном смысле закрылась в комнате и начала стремительно набирать вес. Осенью на весах я увидела цифру 72. И снова жесточайшая диета, протянувшаяся два месяца ровно. В день я потребляла не более 500 ккал, иногда просто сидела на одной воде.

В результате — убитый обмен веществ, нарушенный менструальный цикл, нестабильная психика, частые депрессии и на их фоне сильные обжорства, нередкие галлюцинации, разорванные дружеские отношения. Сейчас при росте 173 я вешу «свои» 63—65 килограммов. И я все еще думаю о диетах, правда, после всего пережитого я стала по-другому к ним относиться.

Девушки дорогие, не стоит губить себя и свое здоровье ради чрезмерной стройности! Вы нужны миру здоровые и счастливые. А если вы думаете, что постигнете счастье, достигнув худобы, вы глубоко ошибаетесь.

Комментирует врач-диетолог, психотерапевт Михаил Гинзбург:

Анорексия и булимия — две стороны одной медали. У человека имеется определенный пищевой инстинкт, и булимия — это следствие попыток его укротить. Но он прорывается эдаким бунтом. А люди воспринимают все наоборот: они должны держать себя в руках, потому что у них булимия такая ужасная. Если человек не ставит себе резких и строгих ограничений и запретов, то у него и булимии не бывает. Одна из главных проблем в лечении булимии — это не как воспитать силу воли, а как заставить себя довериться своему организму.

Оксана, 24 года

Я очень хотела стать моделью (в возрасте 14 лет при росте 170 см я весила около 70 кг — для подиума многовато!). Перепробовала кучу диет, спорт, бассейн. Не помогало. И я решила, а чего бы мне совсем не ограничиться в питании? Где-то через полгода я будто начала таять… дошло до 28—29 кг. Дальше — ничего интересного.

Больницы, клиники. Врачи предлагали родителям купить местечко на кладбище

(бедные мои родные, и особенно мамулечка). Что творилось в голове, не передать словами. Кто прошел это, тот знает. Нормально есть так и не начала.

Сейчас я вешу 60 кг и продолжаю взвешиваться каждое утро. и каждый раз, увидев «+» на весах, очень огорчаюсь.

Я вышла замуж (кстати, это событие во многом поспособствовало прибавке веса — за 4 месяца я набрала (о, ужас!) 10 кг). До сих пор очень боюсь поправиться, и каждый грамм для меня стресс, но у меня есть цель! Я очень-очень хочу родить сына любимому мужу, и эта цель заставляет меня двигаться, надеюсь, в правильном направлении!

Комментирует врач-диетолог, психотерапевт Михаил Гинзбург:

Если спросить любую девушку-анорексичку, чего она хочет, она ответит, что хочет похудеть, стать красивой. Казалось бы, вполне позитивное желание. Но на самом деле ею движет патологическая боязнь поправиться — что если за эту неделю она набрала 300 г, то точно так же она легко наберет и 30 кг. А страх очень сильно калечит психику. Человек с ним живет, работает, ходит в гости. Постепенно паника начинает угнетать, и формируется патология. не видел ни одной анорексички среди тех, кто по-настоящему счастлив, кто по-настоящему любит. Как только у женщины появляется любовь, ощущение нужности самой себе, ей тут же становятся нужны и другие люди, и жизнь приобретает другие краски.

m.rus.tvnet.lv

3 истории от кировских анорексичек

Анорексия – заболевание, в основе которого лежит нервно-психическое расстройство, проявляющееся навязчивым стремлением к похуданию. Больные анорексией прибегают к потере веса с помощью диет, голодания, изнурительных физических упражнений и других жестких мер. В интернете популярны паблики, в которых девушки делятся своими историями, переживаниями. Мы сделали подборку историй кировчанок.

Я ем редко, иногда не каждый день

Когда друзья заказывают пиццу или роллы, я смотрю, как они едят, расспрашиваю про вкус блюда, нюхаю его. Когда чувствую невыносимый приступ голода, смотрю кулинарные шоу, фото красивых блюд. Я голодаю не для того, чтобы похудеть, я хочу, чтобы меня любили. Мне нравится, когда от голода у меня кружится голова, когда я падаю в обморок, а вокруг меня все толпятся. Мне нравится пугать свою семью и друзей истощенным видом, худобой. Так я чувствую себя более нужной и любимой.

Не мое тело

Я всегда была полненькой, если в детстве мне было на это плевать, то когда наступила юность и пора влюбленностей, вес стал больной темой. Я могла не есть два-три дня, пока от голода просто не переставала думать голова. Сидишь на уроке и ничего не соображаешь, весь какой-то рассеянный и дерганый. мама замечала странное поведение и заставляла есть, а потом я замыкалась в себе, запиралась в своей комнате и плакала. Сейчас я понимаю, что родилась не в своем теле, я хрупкая, женственная девушка, запертая в несуразном жирном теле.

Худая — не значит счастливая

Полненькие девушки часто думают, что худоба — это красота и счастье, но все не так. Утром я выгляжу как зомби: серая кожа, огромные синяки под глазами, белые губы. Я начинаю замазывать всю эту красоту косметикой. Мои волосы похожи на солому, раньше они были длинными и красивыми, сейчас пришлось сделать короткую стрижку. Кожа сухая, безжизненная. Чтобы выглядеть нормально, мне приходится тратить много времени и сил. Вы видите только красивую сторону моей жизни, но не видите, как меня тошнит, как я хожу по стенке от сильнейших головокружений, вы не знаете, как я себя ненавижу. Ваша ошибка в том, что вы думаете, что счастье во внешней красоте, а оно есть гармония в душе и принятие себя.

Худой или добрый?

Когда я начала голодать, мне было 17 лет. Я считала себя уродливой и хотела поменяться от и до: похудеть, покрасить волосы, сделать стрижку, сменить гардероб. Я думала, что это решит все мои проблемы, меня будут все любить и уважать. Голод — это страшно, ты пытаешься его контролировать, но он всегда сильнее тебя, это что-то древнее, пугающее, темное. Даже не подчинился и не съел чего-то, это не значит, что ты победил, ведь голод в твоей голове, ты думаешь о нем постоянно, он всегда рядом. Когда ты не ешь, ты становишься другим человеком — злым, нервным, замкнутым, ты теряешь друзей, перестаешь видеть мир, солце, добро. Думаешь только о голоде. Однажды я поняла, что слишком меняюсь, не узнаю себя. Тогда поняла простую истину: лучше быть толстым, чем вечно злым, загнанным, завистливым. Толстый человек не приговор, а вот плохой человек — приговор. Любите себя, счастье в вас.

Комментарий психолога Веры Шумихиной

Анорексия — это фобии и комплексы человека, запустить эту страшную болезнь может стресс, трагедия, неудачи в личной жизни. Примечательно, что часто жертвой анорексии становятся недолюбленные дети, которых мало хвалили, давили на них, сравнивали со сверстниками, не поддерживали в сложные моменты жизни. Если десять лет назад жертвами этой болезни становились девушки до 25 лет, то сегодня ей подвержены и молодые люди. Анорексия «пошла» и по взрослому населению, выявляются случаи болезни у людей 35+. Ключ к выздоровлению — осознание того, что голодание — не путь к успеху, а серьезная проблема, которую можно решить только с помощью психолога или даже психиатра.

m.progorod43.ru

Анорексия — реальные истории больных страшным недугом

КИШИНЕВ, 31 мар — Sputnik. Корреспондент Sputnik Беларусь Валерия Берекчиян побеседовала с заведующей отделением в минском РНПЦ психического здоровья Светланой Мельгуй, а также с юными девушками, которые борются с нервной анорексией последние несколько лет. Рассказываем, каковы реальные причины болезни, кто ей подвержен и какова ее самая страшная сторона.

Встречаемся с врачом в отделении расстройств пищевого поведения, где лечат только девушек и женщин. Некоторые из местных пациенток приехали сюда по доброй воле, другие — по настоянию родных, третьих привезла скорая помощь.

Самые распространенные из упомянутых расстройств — нервные анорексия и булимия; именно для таких пациенток организованы никогда не пустующие койки в местном стационаре. Пик расцвета болезней — 16-20 лет, но встречаются как ранние случаи (в РНПЦ лечилась 9-летняя девочка), так и поздние.

«У нас лечилась 40-летняя пациентка, которая болела с 18. Симптомы проявлялись то слабее, то отчетливее: в периоды ремиссии она даже родила двоих детей, а однажды попросту не смогла продолжать активную социальную жизнь. Потеряв семью, работу и физическое здоровье, обратилась к врачам и довольно успешно полечилась», — вспомнила врач Светлана Мельгуй.

Одни не проводят тут и дня, отказавшись от помощи и избежав госпитализации, другие остаются на долгие месяцы или даже годы.

«Одна из наших пациенток (30-летняя женщина) в течение 5-7 лет лечилась часто и подолгу: была у нее даже годовая госпитализация с периодическими переводами в реанимационное отделение. Ее болезнь продолжается до сих пор, несмотря на то, что она условно социально адаптирована. Она научилась болеть «дозированно» и различными способами поддерживает низкую массу», — рассказала она.

Аня (16 лет, рост 163, вес около 40 кг) уже несколько лет старается справиться с расстройством пищевого поведения. Начала худеть, когда весила 58 кг при росте 158 сантиметров.

«В 10 лет я сильно заболела, четыре месяца не ходила, что привело к начальной стадии детского ожирения. Все методы похудения были опасными: голодовки, десятки диет, рвота, я даже ранила десны, чтобы было больно есть. Принимала, наверное, все препараты, которые якобы помогают сбросить вес», — поделилась она с корреспондентом Sputnik.

Стоит отметить, что среди пациентов с нервной анорексией и булимией крайне редко встречаются те, кто когда-то имел избыточную массу тела. Врач подчеркивает, что анорексия как следствие похудения — миф: не потеря веса ведет к расстройству пищевого поведения, а наоборот.

«Это болезнь не про похудение, а про душевный дискомфорт (недовольство жизнью, трудности взаимоотношений, заниженную самооценку), который лишь внешне выражается в том, что человек контролирует массу тела. И этот контроль очень удачно вписывается в тенденции современного мира — ей кажется, что если она станет красивой, проблемы исчезнут», — пояснила специалист.

Кто рискует заболеть

Причины имеют разную природу. У одних расстройство возникает как наследственность: в анамнезе родственников таких пациентов нередко можно встретить некую форму зависимости (к примеру, алкогольную) или расстройство настроения. Другие сдаются из-за особенностей личности — особо тревожные и мнительные, перфекционисты или чрезмерно послушные. Третьи подвергаются социальному влиянию: травмировать могут семья и сформированная ею среда или высокие требования к внешности в современном мире.

Эвелина (17 лет, рост около 170 см, вес 42,5 кг) похудела за 8 месяцев с 63 до 38 килограммов. К радикальным переменам ее подтолкнула травля в школе — так появилась одержимость выглядеть безупречно. Девушка начала с правильного питания, которого придерживалась 3 месяца. Скинув 7 килограммов и столкнувшись с жестокими шутками новых одноклассников, перешла к более суровым методам.

«Сначала я около 2 месяцев очень жестко ограничивала себя в еде, а после перешла на строгие диеты, с помощью которых похудела с 56 до 38 кг», — вспомнила она.

Начало болезни в конкретный момент стимулирует некий психотравмирующий фактор. По словам врача, касается он чаще всего разрыва значимых отношений — несчастной любви, развода родителей, смерти близкого человека или даже домашнего питомца.

Каждый год кто-то умирает

Иногда борьба с расстройством заканчивается трагично. Так происходит, если пациенты обращаются слишком поздно. Случаев немного — один в год или полтора.

«Ближайшие случились летом 2016 и осенью 2017 года. Обе молодые девушки попали к нам по настоянию родителей с тяжелым истощением и белково-энергетической недостаточностью. Их было невозможно спасти. Одна прожила в реанимационном отделении около месяца, другая — всего 10 дней”, — рассказала Мельгуй.

Случаи столь позднего обращения родители оправдывают упрямостью ребенка. Мол, попробуйте насильно запихнуть взрослого человека в транспорт и привезти к врачу.

«Чаще всего поздно обращаются дисгармоничные семьи, отношения в которых — созависимые; где верят обещаниям типа «я больше не буду пить» или «я стану есть». В этой болезни много лжи, обе стороны — и носитель, и окружающие его люди — избегают прямых разговоров», — пояснила врач.

Особо тяжелые случаи

Жутких историй хватит на несколько томов. Врач начинает загибать пальцы: пациенты оказываются здесь потому, что, например, изнуряют себя физическими упражнениями — трижды в день после каждого мизерного приема пищи выполняют полуторачасовой комплекс упражнений. Или потому, что все, что попадает в их тело, подвергается немедленной ликвидации посредством самопроизвольной рвоты.

«Выпив сок половины огурца и съев баночку обезжиренного йогурта, они считают, что переели. А в дневнике питания делят суточный рацион, состоящий из йогурта и яблока, на три раза, рассуждая, какого размера должно быть последнее, чтобы вес не увеличился», — поделилась она.

Очевидно, что при таком питании запас жизненных сил истощается, однако порой сюда привозят людей, которые еще вчера были на работе и игнорировали собственную слабость.

«Представьте, такие поступают в приемный покой, где им не могут померить давление, потому что манжета тонометра не держится на настолько хрупких руках», — ужаснулась Мельгуй.

Зачастую отрицание болезни — основное, чем живут пациенты.

«Есть и такие, которым приходится ограничивать движение: ночью они качают пресс в кровати, еду прячут по карманам, перед плановым взвешиванием напиваются воды. Абсолютно все предвидеть невозможно: они быстро находят новые способы обходить контроль», — рассказала специалист.

Методы и последствия

Выбирая методы похудения, аноректики предпочитают экстренные и, конечно, опасные.

«Здоровое питание в их суждениях, по сути, является лишь красивым названием полного отказа от калорийных продуктов. Практикуется изнуряющая физическая нагрузка, самопроизвольная рвота, употребление препаратов, которые имеют снижение веса в списке побочных эффектов: антидепрессантов, эффект от которых совсем слабый в сравнении с их собственными усилиями, а также слабительных и мочегонных препаратов в недопустимых дозировках — я слышала о приеме целой упаковки за один раз», — вспомнила Светлана Мельгуй.

17-летняя Эвелина страдает расстройством пищевого поведения уже 2,5 года. Экстренные методы привели к сильному гормональному сбою: более двух лет назад у девушки прервалась менструация; врачи пророчат ей бесплодие.

«Гормональный сбой — частый спутник анорексии. Прекращается цикл, органы, которыми долго не пользуются (матка, яичники) подвергаются обратному развитию вплоть до атрофии. Возобновить цикл, который долго отсутствует, не всегда возможно», — пояснила врач.

По словам девушки, она принимала и продолжает принимать мочегонные и слабительные препараты.

«Сначала у меня диагностировали анорексию: я попала в психоневрологический диспансер, меня «прокапали» и выписали с весом в 46 кг, порекомендовав наладить шестиразовое питание и продолжить набор веса до 55 кг. Позже я столкнулась с компульсивным перееданием — вес увеличился до 52″, — рассказала она корреспонденту Sputnik.

Методы, влекущие вывод жидкости из организма, провоцируют нарушение водно-электролитного баланса и, как следствие — работы сердца и мозга; далее наступает белково-энергетическая недостаточность и в крайнем случае — смерть.

16-летняя Аня начала посещать специалистов по настоянию родителей в 14 лет, когда вес впервые упал сильно — до 39,5 кг (минимального Аня достигла пару месяцев назад — 36,9 кг).

«Насильно я посетила множество психологов и психиатров. Первые советовали положить меня в диспансер, — мол, случай очень запущенный. Вторые выписывали кучу таблеток, которые превращали меня в овоща. Однажды санитары пытались забрать меня прямо во время приема. Я запаниковала, мама отказалась от госпитализации, и мы уехали оттуда — это была последняя попытка. А через пару месяцев меня в срочном порядке отвезли в московский ЦИРПП (Центр изучения расстройств пищевого поведения — Sputnik): было очень сильное обезвоживание из-за приема мочегонных и безумные колебания жидкости — отеки», — рассказала девушка.

Врач подтверждает: белковые отеки — очень опасное последствие, способное повлечь смерть.

«В результате нарушения водно-электролитного баланса остатки питательных веществ не удерживаются в кровеносном русле, а распределяются, где придется. Попав в самые опасные пространства, свободно циркулирующая жидкость может сдавить легкие, прервав дыхание или сердце, остановив его работу”, — поделилась она.

По рассказам специалиста, в человеческом организме нет ни одной системы, которая не страдает при расстройствах пищевого поведения. Болезнь поражает как все внутренние органы, так и мозг — одни переносят психозы на фоне голода, другие снижают интеллектуальное функционирование. Последствий для психического здоровья немало.

17-летняя Эвелина рассказывает, что не может есть при людях, страдает приступами агрессии, когда ее пытаются накормить и практически ни с кем не общается.

«Наблюдаются отсутствие социального взаимодействия, депрессивные расстройства, суицидальные попытки, навязчивые состояния, когда для облегчения тревоги необходимы какие-то особые ритуалы, сверхценные идеи о похудении могут трансформироваться в бред», — рассказала специалист.

Излечиться можно

Вопреки распространенным страхам, излечиться от анорексии можно: это многолетняя работа, однако терапия часто заканчивается успехом.

В минском РНПЦ помощь оказывают комплексную: назначают прием медикаментов и добавление к рациону питательных смесей, арт-терапию; психотерапевты проводят индивидуальную и групповую работу в разных форматах.

Выписывают пациента тогда, когда его удалось мотивировать на продолжение лечения вне стационара. Врачи должны убедиться, что вес стабильно увеличивается, показатели (сердечный ритм, давление и пр.) стабилизируются, экстремальные способы контроля массы тела прекращены и достигнуто психическое равновесие.

«У психических процессов есть определенный темп. Важно понять, что это — болезнь, выделить у себя ее симптомы, осознать их, прочувствовать, какую функцию они выполняют в жизни и что ими регулируется. «Мне отвратителен этот человек, но я вынуждена с ним жить и быть в отношениях, именно это отвращение я выражаю в рвоте» — для того, чтобы пациентка осознала такую природу своего недуга, нужно в среднем полтора-два месяца», — считает Светлана Мельгуй.

На все лечение целиком может уйти несколько лет.

«Болеть можно годами, контролируя массу тела, используя симптомы болезни и не умирая. Но нужно стремиться к полному выздоровлению — и физическому, и психическому: еда должна занять свое место — стать источником сил, а не индикатором душевных неприятностей», — убеждена специалист.

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
  • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

m.ru.sputnik.md