История анорексии моя

Обсуждения

История больной анорексией.

177 сообщений

ВЗЯТО С ФОРУМА!! АВТОР-НЕ Я.

Я больна анорексией уже почти 12 лет. Все это время длится противостояние между мной и болезнью, с переменным успехом то в ее, то в мою сторону. Расскажу, как все началось. В психологии принято искать корни всех бед в семье. Не правых или виноватых, а причины и взаимосвязи с нашим нынешним положением. Поэтому два слова о моих родителях и обо мне.

Моя мама была властной, эмоционально холодной женщиной, а отец, к тому времени как мне исполнилось четырнадцать, стал законченным алкоголиком, агрессивным и неуравновешенным. К своему совершеннолетию я была почти неврастеником с кучей разных комплексов, из-за постоянных домашних битв, которые вели мои родители, и в которых я непременно принимала участие. Мое самоощущение сводилось к ощущению полного бессилия, собственного ничтожества и общего сомнения по поводу моего права на существования в этом мире.

Добавлю, что в тот период я была довольно полная девушка. При росте 172 я весила 75 кг. Я плохо контролировала свое питание, постоянно объедалась. Теперь я понимаю, вероятно, таким образом я пыталась заглушить тот страх и боль, которые постоянно жили в моей душе с детства.

Конечно, я страшно переживала по поводу своего веса. Огня подливал и мой отец, который называл меня «коровой», говорил много обидных и неприятных вещей в мой адрес. Я пыталась похудеть, но не выдерживала никаких ограничений в еде, занятия спортом не помогали.

Еда была моей манией. Я ненавидела себя, ненавидела свое жирное тело, свое безволие. И вот в таком состоянии я дожила до 19 лет, когда впервые в жизни влюбилась. Влюбилась со всей страстью, на которую была способна. Надо сказать, что мой избранник ответил мне взаимностью, несмотря на мои 75 кг, но сама себе я взаимностью ответить не могла. Рядом с ним я казалась себе еще уродливей.

В то время я работала медсестрой в больнице. Я заметила, что от ежедневных клизм некоторые больные теряют в весе. Я немедленно испробовала это на себе. И, о чудо! Стрелка весов поползла вниз! Впервые мне удалось добиться снижения веса, да еще таким легким способом!

Тем временем, первая любовь превратила мою жизнь в бурный водоворот событий и чувств. Случилось другое чудо! Я начала забывать про еду! Впервые в жизни моя голова была занята не мыслями о еде, а о нем, любимом! Я забывала пообедать! Это было невероятно! Я почувствовала невероятную свободу и легкость! ВПЕРВЫЕ в жизни (это и есть наркотик, вызывающий привыкание) я нравилась себе, т.е. я начала испытывать по отношению к себе по-настоящему приятные чувства, исчез мучительный стыд.

Любовь продолжалась. Мы пили вино, занимались любовью, и я худела. За полгода я похудела на 15 кг. Меня не узнавали родные и друзья! Я упивалась гордостью, моя самооценка взлетела до небес. Я сменила гардероб и щеголяла в коротких юбочках и шортах. К тому времени клизмы, слабительные и мочегонные уже вошли в мою жизнь. Я обнаружила, что горячая вода тоже помогает сбрасывать вес, и изводила себя обжигающими ваннами, в которые медленно заползала, затаив дыхание. Кроме того, после них однозначно пропадало чувство голода.

Отношения с любимым интересовали меня все меньше и меньше. Вес стал моим главным интересом, отныне и навсегда. Вскоре, я обнаружила, что испытываю определенные сложности с приемом твердой пищи. Пища начала вызывать у меня отвращение и ужас уже при мысли о том, что она окажется внутри меня.

Все попытки родных накормить меня вызывали взрывы злости и раздражения. Мне казалось, что таким образом они пытаются вернуть меня обратно в то, как я это называла, свиноподобное состояние, где меня опять поджидали муки от стыда и ненависти к себе. Попытки родных еще глубже загоняли меня в протест и отказ от еды. Кроме того, воспоминания о моих прошлых обжорствах, постыдной зависимости от еды заставляли меня все крепче цепляться за мое нынешнее состояние.

Я нашла извращенный способ полюбить себя! За следующие пару месяцев я похудела еще на 12 кг. При росте 172 я весила 48 кг. Я принимала только жидкую пищу, могла есть шоколад или мороженое и пила алкоголь, без которого, конечно, не обходилась не одна тусовка. Когда я достигла 48 кг, то почти не имела сил двигаться. У меня массивные кости и они сами по себе много весят, так что 48 кг — это кости обтянутые кожей и плоская грудь. Я не могла поверить в реальность происходящего.

Мне, толстой корове, люди стали говорить: «Девушка, Вы слишком худая!». А дальше начался кошмар. В течение 2 лет я обходилась почти без еды, а если и ела, то это были микроскопические дозы. Если я с голодухи съедала что-нибудь более существенное, то я по 2-3 раз в день устраивала себе промывания, глотала сенну и бисакодил. Сквозь свой живот, в котором всегда бултыхалась вода, я запросто прощупывала заднюю стенку крестца. Отеки я сгоняла мочегонным. Сон пропал, ни отношения, ни секс меня больше не интересовали. 2,5 года у меня не было месячных, крошились и выпадали зубы, лезли волосы. Но меня ничего не останавливало. Я ежедневно делала клизмы, все так же пила слабительное, все также еле с чайного блюдца кофейной ложкой. Пока, наконец, я не поняла, что это путь к смерти или сумасшествию.

Эта болезнь изменила не только мое тело, но и психику. В детстве и юности я была правильной и послушной отличницей, вежливой и доброжелательной. Я играла на фортепиано, пела в хоре, танцевала, придумывала и шила наряды.

К 30-ти годам я с болью и отчаянием осознала, каким ограниченным человеком я стала. 70% времени я провожу в мыслях, что и когда я съем, в сомнениях, не слишком ли много я съела накануне, в бичеваниях по поводу лишнего или чересчур калорийного куска, в беспокойстве по поводу того, успею ли я сделать клизму и когда именно я ее сделаю.

Кем я стала? Каковы мои интересы и достижения? Я превратилась в раздражительную и злобную особу, угрюмую и нелюдимую. В юности я мечтала о собственном доме, любимом муже, трех детях и большой собаке. И хотя у меня есть любимый человек, я прихожу в ужас от одной только мысли о совместном проживании. Не могу же я ежедневно дефилировать перед ним с кружкой Эсмарха в руках! Мой кишечник уже давно перестал функционировать самостоятельно и если я не предпринимаю никаких мер, то уже на вторые сутки начинаю ощущать себя большим мешком с дерьмом. А дети. 4 года безуспешных попыток забеременеть и на горизонте диагноз, который я даже боюсь называть в слух.

Когда я задала себе вопрос о том, какие же именно потребности я удовлетворяю посредством своих симптомов, то постепенно, после длительных и мучительных размышлений, до меня стала доходить простая истина: я удовлетворяют НЕ ТЕ потребности.

Да, я ощущала себя недостойной, некрасивой, да что там, просто отвратительной. Это тяжелое и неприятное чувство. Когда-то я нашла сомнительный способ справляться этим чувством. Нашла, потому что всей душой хотела избавиться от него.

Но. не значило ли это то, что я пошла на поводу у собственного тщеславия, собственной гордыни? Может быть, надо было сделать шаг в противоположную сторону? И научиться смирению и принятию, простому и человеческому.

Болезнь заставила меня обратить свой взор внутрь себя и увидеть себя такой, какая я есть и признаться себе в этом. И еще. я хочу исцелиться, ради любимого человека, ради будущих детей, пока не поздно.

m.vk.com

История анорексии без купюр. Личный опыт

История анорексии без купюр.

Свежий Magic Box: 12 сэмплов и шанс на удачу!

Magic Box №24 ждет вас! Внутри: 10 сэмплов парфюмерии и косметики + БОНУС — 2 мини-пробника. И полноразмерные бонусы!

Узнать детали и заказать +

Помните сравнительно далекий 2005 год? На обложке британского таблоида Daily Mirror появляется скандальное фото Кейт Мосс, нюхающей кокаин. Медиа судачат о закате ее карьеры, а главный «плохой мальчик» в британской индустрии моды, Александр Маккуин, завершает показ своей коллекции весна/лето 2006, выскочив на подиум в футболке с надписью «We love you Kate». Карьера Кейт, вопреки ожиданиям, делает скачок вверх, а все продвинутые модницы достают с пыльной полки 90-х годов образ, известный под названием «героиновый шик». Кейт заключает контракт за контрактом. Снимками Кейт заполнен весь интернет, — вот она подралась с паппараци, вот она выходит из ночного клуба, еле стоя на своих тонких ножках, а вот пьет пиво из горла на фестивале Гластонбери, где среди прочих инди-панк групп выступает ее любовь, Пэт Доэрти. На большинстве фото она в черных джинсах-скинни и балетках Lanvin, на шее — черный шарф с черепами от McQueen, — теперь она поддерживает своего друга–дизайнера. Неизменно небрежна, неизменно независима. Ее признают самой стильной женщиной Британии, а в последствии и самой стильной женщиной мира. Кейт всемирно признана крутой. Миллионы девушек хотят одеваться как Кейт, выглядеть как Кейт. Быть как Кейт.

До сих пор не могу понять, за чем гналась я, — за красотой или за модой? Мне нравился образ тощей, агрессивной Кейт, которой все нипочем. Мне хотелось быть такой же крутой. И мне во что бы то ни стало надо было тоже обтянуться суперузкими джинсами, которые, как мне казалось, выглядят уместно только на очень худых ногах. Поэтому летом 2006 года мною было официально принято решение худеть. Интернет, наш друг и враг в одном лице, сообщал, что при росте 172 см, Кейт Мосс весит 48 килограмм. Путем нехитрых вычислений я наметила себе целевой вес в 46 кг и разработала собственную диету из 500 калорий в день, состоящую только из белков и клетчатки. Весила я тогда – при росте 170 см. — 58 килограмм. (На фото ниже — я до того, как решила сделать из себя Кейт. )

Знаете, как идут к цели перфекционисты? Как танки. В моем случае еда была строго по часам, одинаковая изо дня в день: на завтрак маленький хлебец с чаем, на обед кусочек отварной нежирной рыбы, на ужин 100 грамм обезжиренного творога. Взвешиваться было решено каждое утро, и вес на глазах начал снижаться. Вдохновленная, я решила сократить путь к своей мечте. Через месяц из ежедневного меню исчезло утреннее печенье, а обеденная рыба заменилась квашеной капустой. (Говорят, кстати, что организм на переваривание этого блюда тратит больше калорий, чем содержится в нем самом). Мое ежедневное взвешивание скоро превратилось в ритуал: утром до завтрака и вечером перед сном. Вес продолжал падать. И чтобы он уходил еще быстрее, творог превратился в стакан кефира1%-ной жирности. А затем — в 0%-ной.

Для закрепления эффекта я стала качать по утрам пресс, делать отжимания и приседания. И в ноябре уже гордо шла по жизни в джинсах 25-го размера, полагая, что все вокруг завидуют моим ногам-спичкам. Я тогда работала, училась на вечернем и писала диплом. Энергии почему-то хватало. Но, кроме бессонницы, меня на тот момент не беспокоило ничего.

Первый звонок прогремел, когда я упала в обморок по дороге на работу. Отправившись к терапевту, с порога услышала: «А, синдром отличницы!», — и получила два направления на анализы. Все показатели оказались в норме, кроме давления 80/50. Это я гипотоник, сказала я себе и полетела на работу, радуясь тому, что пропустила обед. Слово «полетела» тут не случайное: советские напольные весы показали чуть меньше 45 кг. Меня запросто могло унести ветром, и я бы не сопротивлялась.

Наступил декабрь, а я по-прежнему бегала, обтянув свое прозрачное тельце ультраузкими лосинами. Купила свои первые балетки Marc Jacobs, черно-белый шарф McQueen, кожаную косуху и ждала весны, чтобы показать миру свой «Кейт Мосс total look”. Даже поклонник-барабанщик нарисовался на горизонте.

Но к весне тревожные звоночки превратились в колокольный звон. Бессонница стала абсолютно привычной. Начались какие-то странные проблемы с концентрацией внимания. Остатками здравого смысла я фиксировала полное отсутствие сил и штормовые перепады настроения. Кроме того, оказалось, что сохранить вес на отметке в 45 кг очень сложно – он продолжал падать. Я боялась любого, даже самого маленького, самого некалорийного кусочка. И принималась плакать у прилавков с тортами и булочками. Я покупала в магазине то, что не разрешала себе есть, и выбрасывала пакеты с продуктами в ближайшие урны. Для того, чтобы были силы учиться и работать, стала есть только сухофрукты и шоколадные конфеты. Лимит калорийности, так и быть, увеличила до 700 в день. Была зима, я сильно мерзла, мне было очень тяжело ходить по снегу. И я помню моменты, когда мне надо было съесть маленький кусочек горького шоколада для того, чтобы появились силы идти дальше. А самое страшное – я все равно казалась себе толстой. Или «нормальной», что в моем больном сознании превратилось в синоним «толстой».

В апреле я уже не работала. Мой вес составлял 39 килограммов, и я проводила почти все время дома: спала и медленно работала над дипломом. На улицу выходила только за пачкой обезжиренного творога, которого мне хватало на три дня.

Весна в 2007-м случилась ранней, в апреле было уже совсем тепло. Вот он, тот самый момент для балеток, скинни-джинсов и кожаной куртки!

Момент настал, но не осталось меня. Вся одежда была мне велика, а интерес к людям, моде и даже к сексу пропал. Барабанщик давно меня покинул. В редкие дни, когда я бывала на улице, люди показывали на меня пальцем. А соседка, как потом оказалось, совершенно серьезно считала, что у меня рак или СПИД. Мне уже хотелось немного набрать вес, но я не могла: боялась сорваться и бесконтрольно начать есть. А ведь я знала про белки, жиры и углеводы все. Могла наизусть пересказать меню любой диеты: японской, кремлёвской, протасовской. (О диете Дюкана тогда не говорили, все увлекались спорной, но действующей диетой Аткинса, из которой потом проклюнулся Дюкан. Белковые диеты сильно ударяют по печени, но дают быстрый результат. ) Но придерживалась я по-прежнему своей, кефирно-творожной. Правда у меня был маленький секрет: под подушкой я всегда хранила маленькую ириску на тот случай, когда «сердце начнет останавливаться от голода, — вроде как съем и не умру». Месяц спустя врач комментировал это так, — «Больная логика искаженного восприятия».

Честно, так могло продолжаться еще недолгое время. Почки у меня уже «блуждали», на языке врачей это называется нефроптоз. Подкожно-жировая клетчатка почти отсутствовала, менструальный цикл остался где-то в воспоминаниях. Кожа на кистях рук постоянно трескалась до крови, волос на голове становилось все меньше, а на попе появились уродливые белые растяжки, которые до сих пор со мной.

Спасли меня случайно. Стоматолог, к которому я пришла запломбировать дырку, с порога взяла меня за руку и отвела в кабинет невропатолога. Вышла я оттуда с направлением на лечение от астенодепрессивного сидрома и нервной анорексии.

В течение двух месяцев меня ставили на ноги в отделении для больных расстройствами пищевого поведения при кафедре РУДН. Кололи витамины группы B, делали инъекции глюкозы в вену, помогали преодолеть страх поправиться. Набирала я вес очень грамотно, — сначала ела пол-порции, потом добавляла хлеб. Каждый день ходила на лечебную физкультуру, тонизирующие ванные и массаж. С помощью медиков я проделала над собой колоссальную работу. Оказалось, это гораздо сложнее, чем истощить себя до полусмерти.

Гордая собой, в июне я вышла из клиники с прекрасным весом в 54 кг. «Помни, все, что ниже – для тебя уже патология,» — сказала мне на прощанье лечащий врач.

Сейчас мне 27 лет, мой вес соответствует моему росту и возрасту. Я выбросила всю одежду, которая стала мне мала. Анорексия оставила мне на память остеохондроз, хронический гастрит, нарушенный менструальный цикл. Ну и те самые неприличные растяжки на попе. Недавно, кстати, я узнала, что их легко можно удалить. Сосредоточусь-ка я лучше на этом, — и одним напоминанием будет меньше.

www.beautyinsider.ru

Как я победила анорексию — моя история жизни

«Анорексия? У меня? Такого не может быть! Я — успешная женщина, и не могу страдать подростковыми психическими заболеваниями». Так я говорила, находясь в реанимации. При росте 163 см вес мой составлял 30кг, организм был полностью истощен.

Попав в больницу, я познакомилась с другими девочками, столкнувшихся с такой же проблемой. Там я узнала о разных проявлениях этой болезни.

Первая, жертвенная анорексия, — развивается у девочек подросткового возраста из-за комплексов. Они переходят все разумные границы, стремясь к увиденным в телевизоре и журналах идеалам.

Вторая категория — нервная анорексия. Это расстройство, присущее девочкам-отличницам, которые хотят все делать лучше всех.

Третья, бредовая анорексия — болезнь девушек постарше с идеей об идеальном теле. В этом случае организм противится и случаются срывы с перееданием, обычно заканчивающиеся осознанным вызыванием рвоты.

Мой случай — из второй категории. Я старалась, чтобы все в моей жизни было идеально — работа, брак, дружба, внешность. Я была убеждена, что должна весить 47 кг и шла к этому, изнуряя себя спортом.

Считала, что отсутствие у человека кубиков пресса — признак лени. Я пропускала мимо ушей слова врачей о том, что каждому сочетанию роста и возраста соответствует минимальный вес, необходимый для рождения детей и нормального функционирования организма. Помимо этого огромное внимание уделяла косметике, солярию, тату, посещала курсы визажа.

Сначала я перестала есть мясо и мучное, а позже вообще заменила нормальное питание едой на ходу. В это же время посещала курсы, часто даже не успевая освоить одно дело — начинала заниматься другим. Жизнь проходила в постоянной спешке, хотелось побывать везде и сделать все, а времени не хватало. И тогда я решила спать не больше четырех часов в сутки. Причем эта идея мне настолько понравилась, что я придерживалась такого режима 3 года.

Первые признаки болезни появились у меня 6 лет назад. Жила я тогда во Владивостоке. Однажды я сказала себе: «Пора показать всем, что я могу!» И началось: утром я просыпалась в 5.30, в 7 часов ехала на плавание, к 9 на работу, а оттуда к 8 вечера в спортзал на еще одну тренировку. На выходных вместо отдыха я ходила на различные курсы, нагружая голову ненужной информацией.

К 23 годам я стала заместителем генерального директора в довольно известной в нашем регионе компании. Но этого казалось мало, поэтому я переехала в Москву, где тоже успешно работала на руководящих должностях. Начальство всегда высоко ценило меня за трудолюбие и активность. Я и не подозревала, что такая самоотдача может не просто подорвать здоровье, а и быть опасной для жизни.

Это был период сумасшедшей скорости жизни, тяги к совершенствованию, занятий спортом, танцами и путешествий. В пылу гонки я забыла, для чего все начинала. Как результат — я потеряла мужа и впоследствии оказалась в больнице, больная анорексией.

Заставил опомниться меня звонок брата: «Сестра, хватит. Возвращайся домой. Вместе мы поставим тебя на ноги». К 26 годам я вернулась во Владивосток больным, уставшим и озлобленным человеком. Мы обратились к врачам. Сначала мне лечили желудок, потом нервы, но состояние только ухудшалось. Каждый день слышала от окружающих: «Что с тобой? Ты так похудела! У тебя анорексия!» На что каждый раз отвечала: «У меня? Такого не может быть!»

Я хотела, чтобы моя семья мной гордилась, а получилось наоборот. В какой-то момент я устала сопротивляться и стала безразличной ко всему. Тогда сестре удалось уговорить меня почитать в интернете об анорексии, и это перевернуло мой мир. Пускай я все еще не принимала диагноз «анорексия», но в описании симптомов нарушения пищевого поведения я узнала свое нынешнее состояние, и поняла, что выход есть. Благодаря моральной и материальной поддержке родственников, собралась с силами, и полетела на лечение в московскую клинику.

Там мне был поставлен диагноз «нервная анорексия в стадии истощения». В течение трех месяцев я находилась на лечении, узнав за это время, что такое булимия, групповая терапия, пищевые срывы и антидепрессанты. Там же у меня произошла кардинальная переоценка взглядов на жизнь.

Здесь же я обрела новых друзей, ставших мне ближе, чем все старые знакомые. Ведь в этот сложный период, когда особенно необходимо общение и поддержка друг друга, они были рядом и понимали меня, в то время как прежние друзья меня избегали. Эти новые близкие люди чувствовали то же, что и я, поэтому вместе нам было легче преодолеть недуг.

После завершения лечения я вернулась домой во Владивосток. Здесь я часто встречаю девочек, страдающих анорексией, я узнаю их по привычкам, которые раньше были и у меня. Но, к моему разочарованию, здесь я не смогла найти подобных клиник, оказывающих помощь такого рода больным.

Поэтому я поставила себе цель — создать группу взаимопомощи для людей, страдающих анорексией. В ней можно будет, находясь в кругу понимающих людей, получить поддержку и информацию о симптомах и методах лечения этого заболевания.

onevroze.ru

Пермячка рассказала, что похудела до 35 килограммов из-за издевательств в школе

В Перми девушка, которая когда-то увлекалась экстремальным похудением, рассказала свою историю — зачем она это делала, что стало с ее здоровьем и как она чувствует себя сейчас.

Про начало

В 15 год я впервые серьезно задумалась о похудении. До этого, конечно, предпринимались какие-то попытки, так как с детства я была полненькой, но никогда до того момента я еще не заходила так далеко.

Летом 2010 года я четко осознала, что мне некомфортно находиться в своем теле. Так не может больше продолжаться, с этим нужно что-то делать. Знаний в области похудения у меня было недостаточно, поэтому началось все с банального «не есть после 18.00» и отказа от вредной пищи. К этому добавлялись физические упражнения.

Было трудно. Были срывы. Особенно сложно было отказываться от сладкого и вставать в шесть часов утра. Тем не менее я стремительно шла к своей цели с пониманием того, что работа над собой еще никогда не была легкой.

Так прошло около двух месяцев. Я ела все меньше, а занималась все больше. Меня раздражало, что я не видела никаких результатов, и что окружающие их не замечали, в том числе и родители.

Все заметили мою худобу только тогда, когда я, собираясь на отдых, надела футболку и шорты, купленные в начале лета. В итоге, футболка облегала впалый живот, а шорты приходилось затягивать ремнем. Тогда я похудела на 8 килограммов.

Про причины

Общество постоянно указывало на мой недостаток. Когда живешь с двумя братьями, то тебе не избежать таких нелестных отзывов о себе, как «жирная», «толстуха», «жиртрес», «хомяк», «шаня» и так далее. В конфликтной ситуации с одноклассниками и друзьями я почти всегда слышала «а ты толстая» или «заткнись, жируха». Дети бывают очень злыми. Мне хотелось всем им утереть нос, чтобы они не могли меня упрекнуть в лишнем весе.

Помню, в мае 2010 мой вес был около 49.4 кг, тогда нас взвешивали в школе. В начале августа мой вес равнялся уже 42 кг. Для меня это было непозволительно много. Но это далеко не окончательный вес, минимумом было 35 кг при росте 153 см.

Про здоровье

Безусловно, родители заметили мою худобу, когда наступил учебный год, да и моя кадетская форма висела на мне, как мешок. Помню, как они просили остановиться, начать нормально питаться. По закону жанра я делала все наоборот.

Моя мама, которая работает в сфере медицины, первым делом пригрозила отправить меня в больницу под капельницу. Несколько раз водила меня к эндокринологу, и там они уже вместе грозились отправить меня в больницу под капельницу. Напутствий врачей мне хватало максимум на неделю, в течение которой я нормально питалась, но после я начинала морить себя голодом сильнее прежнего.

На самом деле, я понимала, что это не нормально, когда ты думаешь только о еде, каждый день по несколько раз подходишь к зеркалу и пересчитываешь свои ребра, чтобы убедиться в том, что не появилось хоть немного жира над ними. Когда ты постоянно раздраженная, когда твои родители и друзья закатывают глаза и вздыхают, глядя на то, какой образ жизни ты ведешь. Когда ты постоянно мерзнешь, а летом спишь под двумя одеялами, когда шелушится кожа, не растут ни волосы, ни ногти. Но ничто из вышеперечисленного меня не отрезвляло.

Про восстановление

Общество уже указывало на мою чрезмерную худобу. Тогда я поняла, что ему не угодишь: окружающие постоянно будут указывать на твои недостатки, постоянно будут критиковать тебя. Поэтому я просто плюнула на мнение других. Тогда я осознала, что сама создала себе проблемы.

Так я жила на протяжении трех лет. К 2013 году мой вес равнялся, конечно, не 35 кг, а 40, но я все равно оставалась худой, просто набрала мышечную массу, так как усердно занималась спортом.

Выпускной класс, экзамены, надежды, которые возлагали на меня учителя, сделали свое дело. Я не отношусь к тем людям, которые заедают стресс и свои проблемы, но тогда я делала именно так. В моей жизни не было ничего, кроме учебы, а училась я, к слову, на отлично, следовательно, единственной моей радостью и утешением была еда. В итоге, я набрала вес так же быстро, как его когда-то потеряла. Конечно, я жалею, что так вышло, хоть часть здоровья и вернулась ко мне.

Про советы

Не хочу, что бы кто-то последовал моему примеру, потому что это не жизнь, это самоуничтожение. Девочки, девушки, женщины, помните, вы единственные, что у вас всегда будет. И нет, я не имею ввиду тело. Задумайтесь о чуде своего существования, потому что вы стоите куда больше своей талии. Стандарты красоты изменчивы. Полюбите себя, и вас полюбят. Банальный афоризм, но имеет место быть в нашей токсичной реальности.

А вы сталкивались с подобной проблемой? Оставьте комментарии под новостью

Сейчас я повзрослела и поумнела. Тем не менее не перестала издеваться над своим телом: я все так же пытаюсь сбросить вес, иногда морю себя голодом, хочу вернуть себе прежнюю худобу или похудеть сильнее прежнего. Но с возрастом это дается намного труднее. В то же время я понимаю, что это очень глупо! Корнем всех моих проблем является нелюбовь, даже ненависть к себе. Я взрослела под пристальным взором критиков. Меня учили презирать себя, а не любить, ценить внутреннюю красоту и то, кем ты являешься. Не помню, что бы мне говорили, какая я красивая, милая, талантливая. Поэтому когда мне говорят подобное сейчас, я не верю в это и сразу отвергаю человека. Не смею ассоциировать красоту с чем-то настолько оскорбительным, как мое тело. Полюбить себя? Как это? Для меня это нарциссизм, эгоизм, тщеславие. Но, если подумать, с каких пор забота о себе стала грехом?

m.progorod59.ru

Анорексия: История моей болезни

В детстве я была вполне обычным ребенком. Была очень активной, жизнерадостной, любила покушать. Я всегда выделялась высоким ростом и худощавым телосложением, однако отцовские гены отразились на мне широкой грудной клеткой и выпирающими ребрами, как следствие, строение живота — создается впечатление, что он торчит. Из-за этого меня называли пузатой (ребята же любят дразнить девочек). Я не обращала внимания, продолжала кушать и жить в свое удовольствие.

Наступил переходный возраст…. О да, тот возраст, когда хочется выглядеть лучше всех, хочется нравиться мальчикам, уже чувствуешь себя взрослой, начинаешь копаться в себе и искать недостатки, пути их решения. Так вот, самым главным моим недостатком был толстый живот и худые ноги! Парадокс, да?! Ну сейчас то я понимаю, что живот такой сам по себе и жира в нем было немного. Ну а разве в то время я могла это понять?! Нет! Еще и усугублялись комплексы поддразниванием мальчиков, да и подруга часто рекомендовала втянуть живот. Так я жила до 16 лет. У меня был парень, который души во мне не чаял, но мне мешал жить придуманный комплекс.

В один прекрасный день я решила похудеть….

Вместо привычных макарон/картошки на ужин я стала кушать салаты. Затем убрала крупы вообще. Родителям начала врать, что просто не хочу кушать. К слову, родители мне всегда доверяли и не могли даже усомниться в моих словах и почуять что-то неладное.

Процесс шел медленно. Мне это не нравилось. Я просила маму покупать чай и кофе для похудения. Тут мама насторожилась, но я ей доказывала, что это просто, чтобы вывести шлаки из организма, ага-ага. Я пила его пачками. Но живот не уходил…. Тогда я стала делать разгрузочные дни на кефире и огурцах. Честно, я не заметила, как стала жертвой воронки под названием анорексия. Но когда я поняла, что происходит, я уже весила 37 кг при росте 173….

Напомню, что толстой я никогда не была! Изначально я весила всего 50 кг. Да, качество тела было не очень хорошим. Дряблый животик, но все можно было подтянуть тренировками. Но нет! Это же надо тратить время, силы, заставлять себя заниматься! Не есть то проще!

Итак, 1,5 года я находилась в забытье. Терзалась только муками – как бы всем соврать, что я ем. Прекрасно помню то время: как же я ждала завтрак. Я просыпалась, выпивала 2 стакана воды и ждала 30 минут. И вот он волшебный завтрак…. Целых 2 маленьких зеленых яблока и хлебец. Как же много и вкусно. Мне казалось, что я съела нереально много, что непременно потолстею. Поэтому оставшийся день я ела 3 белка и огурчики.

Я стала раздраженной, но не замечала этого. Мне казалось, что я еще толстая, хотя на улице все тыкали пальцем, смеялись, оборачивались, говорили: «Смотри, анорексичка идет! Да я лучше буду толстой, чем такой!». Я обижалась, плакала, но выводы не делала.

В один прекрасный день пришло осознание того, что со мной происходит. Я увидела наконец-то, что у меня торчат кости, что все тело в волосах (у меня были волосы даже на спине!), выпадают волосы с головы, что я похожа на скелет. Хотя мне об этом каждый день говорили родственники, брат называл «Бухенвальд». Наступили ужасные времена. Я плакала каждый день по нескольку раз, я мучила всех близких. Во мне жило 2 человека: первый все понимал и хотел поправиться, вылечиться, набрать вес, а второй всё запрещал, боялся еды.

Я пыталась есть, как мне это казалось, я объедалась (помню, как плакала, что я объелась, что так нельзя резко бросаться на еду, а на самом деле я съела только пол блюдечка тушеной капусты). Я становилась сумасшедшей, зависимой от еды. Я ее и избегала, но в тоже время понимала, что есть необходимо. Доходило до паранойи. Я корила себя за каждый съеденный кусок. Со временем, порции становились больше, также усиливалось и чувство вины за съеденное. У меня взрывался мозг. Так продолжалось (страшно подумать) 2,5 года.

Я рада, что я не впадала в другую крайность – булимию. Я боролась с собой. Набрала до 49 кг, но в голове осталась она – анорексия. Затем я решила пойти в зал, чтобы отрабатывать еду. Я и правда отрабатывала. Я не ела банан, если тренировка прошла плохо. Я могла не есть вообще, если не приседала. Тренировалась я по 2,5 часа в бешеном темпе (удивляюсь, откуда у меня были силы). И вот я снова 41 кг. Снова не ем, снова истерики, снова страх есть….

Я зарегистрировалась в Инстаграмме @ekkkaty , следила за «фитоняшками», за их рационом и стала подражать. Только по иронии судьбы все «фитоняшки» были на сушке. А я чем хуже?

Прогресса не было. Я хотела, чтобы на таком питании росла масса. Смешно, да? Я даже протеин купила. Пила его и думала, как растут мышцы. Ничего не менялось, ела я на 800-900 ккал, занималась 4 раза в неделю по 2,5 часа.

На мою страничку стали подписываться. Посыпались комментарии в стиле: «Что ты с собой делаешь? Тебе надо булки жрать, а не траву с белком!». Я обижалась. Но в моей голове стали зарождаться здравые мысли. Я стала добавлять крупы на завтрак. Я не поправлялась, но чувство вины за съеденное меня не покидало. Я каждый день говорила маме, что я так много стала есть, а на самом деле ничего не менялось. Бедная моя мама, сколько ей пришлось пережить со мной! Удивительно, но отсутствие менструации 2, 5 года меня не заботило, я думала только о фигуре.

Постепенно желание выкарабкаться превысило страх перед едой. Я стала повышать ккал. Рассчитала себе норму на набор веса – 2600 ккал. Для меня это было чересчур. Но я старалась кушать. Я правда училась кушать заново. За 2,5 года я забыла вкус еды. Я все пробовала, как первый раз. Естественно, меню на день я продумывала заранее. Я стала грезить едой, думала только о ней. Что мне есть, что на завтрак, что на обед, что в перекусы, а можно ли это, можно ли то. Я доставала маму, боролась с родственниками: я не садилась с ними за один стол, ведь там заставят есть обычную «вредную» еду. Я часто уходила в другую комнату и ела там свои куриные грудки.

Было сложно. Все считали меня сумасшедшей. Я набрасывалась на еду, не могла наесться. Могла съесть одна целую курицу и остаться голодной. Мой истощенный организм не мог больше терпеть ограничения в количестве. Я ела по 3-4 пачки творога за раз с литром кефира, ведрами малину и клубнику, кусками хлеб. Я очень долго не могла «насытиться». Если передо мной была еда, то я смотрела на нее глазами голодного волка и набрасывалась, хотя во время болезни чувства голода не было вообще.

Вес стал расти. С каждым набранным килограммом сознание становилось «чище». Я не замечала, как привыкла к большим порциям, как могла съесть конфетку или шоколадку. Тренировки, конечно, тоже изменила. Я очень много читала литературы по набору массы и веса. Я стала тренироваться по часу 3 раза в неделю и продолжаю так делать и по сей день. Кушать приходилось заставлять себя насильно. Много, часто, огромными порциями. Я поняла, что мне это нужно, что иначе я не изменюсь.

Как только появился внутренний стимул, желание — результат не заставил себя ждать! Сейчас я вешу 50 кг. Кушаю много, но никакого чувства вины не испытываю, могу спокойно съесть сладости, выпечку. На данной отметке я не хочу останавливаться, набор веса продолжается, но уже в другой направленности. Мне нравится заниматься в зале, нравится, как крепнут мышцы, как меняется тело. Тренировки дают определенную уверенность в себе, стимул меняться и прогрессировать.

Я очень рада, что мне удалось справиться с этой болезнью, причем самостоятельно. Теперь я понимаю, как не красит девушку худоба, и что здоровье намного важнее фигуры. Болезнь наложила свой отпечаток на состоянии моего здоровья (еще бы, организм сражался за жизнь из последних сил). Я верю, что мне удастся все наладить. И если мой откровенный рассказ кому-то поможет, я буду безумно счастлива.

wlifestyle.ru