История излечения от депрессии

Как я вылечилась от постпсихотической депрессии

Прежде, чем начать, скажу, что я с недоверием отношусь к диагнозам. Вспоминаются слова одного знакомого врача — «шизофренией называют все отклонения, которых не понимают». Когда все только началось, меня больше интересовали не психиатрические ярлыки, а вопрос: «Что теперь делать?» В больницах точно знают, какие препараты подействуют при определенных проявлениях болезни, а структурирование и создание названий для них — занятие психиатров. Похоже, что принятие названий для различных состояний придает им уверенности в себе. Но не стану приуменьшать достоинств настоящих профессионалов, с которыми мне довелось пересечься на нелегком пути, просто чувствую легкую иронию сейчас, когда самое сложное позади.

Я — одна из тех, кто испытал на себе то, что называют «постпсихотической депрессией», и выйти из этого состояния амбулаторно у меня не вышло. Связь с врачом еще не образовалась (мы были почти незнакомы), и мне снова посоветовали госпитализацию. Если бы не тяжелое положение психиатрических клиник, то я бы считала полученный опыт, в большей степени, позитивным. Результатом месяца, проведенного в больнице, стало прекращение бредовых и галлюциногенных состояний, что позволило мне постепенно вернуться в реальный мир. В клинике, также как и в любом обществе, имеют место отношения между людьми, и бывает, что общение продолжается и «на свободе».

Эта коммуникация между людьми в клинике важна, так как это первое сообщество, в которое попадает человек после «путешествия в иной мир». Также важно, чтобы близкие больного вовремя напомнили ему об осмотрительности при общении, потому что часть людей может нести в себе угрозу. Человек, недавно прошедший через острый психоз, слабо защищен от окружающих и может легко стать жертвой злых людей.

Таким образом, спустя две госпитализации, длившиеся в сумме полгода, я попала домой под присмотр любящей, но очень строгой мамы. Она заставила меня пройти через многое — отказаться от курения, заняться гимнастикой, ходить в церковь. Хочу донести до людей, что сразу после выписки из клиники перед ними только часть человека, другая его часть — все еще под впечатлением от другого мира, который бывает для него реальнее, чем щетка, которой вы чистите зубы.

Нужно отметить, что до заболевания я не раз с успехом продвигалась по карьерной лестнице в разных отраслях, а принуждение к работе уборщицей неприемлемо для моего чувства собственного достоинства. Но выхода не было — ведь теперь в моем прошлом буйное отделение психиатрической клиники. Моя любящая, но строгая мама совершила часто встречающуюся ошибку, я бы ее назвала «преждевременная насильственная социализация». С другой стороны, — излишняя вездесущая забота о своем родном человеке, перешедшем в категорию психически больных. Пускай частично он все еще находится в своем виртуальном мире, но позвольте ему самому разогреть еду, так он сможет наладить свою пока что слабую связь с реальностью. И, когда, поднявшись с утра с кровати, он смог поставить кипятиться чайник, похвалите его, это важно.

Обращаюсь к вам, родственники больного, — приложите все усилия, чтобы сохранить в общении с ним золотую середину, которая не даст близкому вам человеку превратиться в инвалида, побудит его к самостоятельности, пускай сначала и в обыденных бытовых делах, но, с другой стороны, защитит его от нездоровых проявлений его личности.

В течение этих двух лет я постоянно общалась со своим врачом, со временем мы наладили контакт, и был найден подходящий курс лечения. Терапия завершилась посещением нашей группой больных шведской реабилитационной клиники.

Хочу поделиться здесь своими наблюдениями. Известно, что в Швеции одна из лучших социальных защит в мире, и мы в этом убедились. Мы посетили целый небольшой поселок для людей, испытавших на себе, что такое психическое заболевание. Со своими магазинами, кафе, небольшим зоопарком, — всей необходимой инфраструктурой и доброжелательным отношением социальных работников. Все замечательно, но возникает вопрос — а зачем этим людям прикладывать усилия, чтобы вернуться в реальный мир?

После посещения Швеции особенно тяжело было возвращаться к повседневной жизни, которая так сильно отличалась от увиденного. Несмотря на внешнее благополучие (у меня была работа, которая приносила достаточный для скромной жизни доход), большинство внутренних проблем оставались нерешенными. Кто я, куда я иду и каково моё место в этом мире? Посещение церкви не помогло мне на этом пути. Напротив, я увидела неприглядную изнанку церковной действительности, которая повергла меня в отчаяние.

Однажды я осознала, что мой жизненный опыт позволяет мне помогать другим людям. Например, опыт избавления от алкогольной зависимости — отличное подспорье для помощи страждущим, желающим вернуться к нормальной жизни. В поисках подобной работы я попала в городской центр занятости, где мне предложили место социального работника.

Начало работы ознаменовало третий период моей реабилитации. Он вовсе не был легче предыдущих, нет, он был просто другим. Накопленный опыт болезни и обострений помогал чувствовать опасные моменты, способные спровоцировать ухудшение состояния, и избегать их. Улучшились и отношения с родителями, которые предоставили мне полную свободу. Огромную благодарность я испытываю к своим лечащим врачам, которые помогли мне преодолеть серьёзный кризис и не позволили ему перерасти в полноценное обострение.

Со временем на работе смирились с моим не совсем формальным выполнением обязанностей и убедились в моей компетентности. Мне было предложено получить профильное высшее образование, на что я радостью согласилась.

На сегодняшний день с момента госпитализации прошло уже семь лет. Моя жизнь стала более размеренной, без ярких взлётов и падений. Я приношу настоящую пользу людям, что меня бесконечно радует. Остался всего год до окончания ВУЗа, и я уже задумываюсь о последипломном образовании. И это уже четвёртый период реабилитации.

Что ожидает меня дальше — не знаю, но уверена, что во всём меня поддержат мои близкие, коллеги, и врачи. Спасибо им за всё!

onevroze.ru

Депрессия в истории человечества.

Статьи о психологии любви на сайте о любви с точки зрения психологии, философии, религии и искусства

Навигация по сайту:

Депрессия не является расплатой человечества за грехи или модной болезнью, появившейся в последнее время. Нам неизвестно, когда человек впервые ощутил на своей груди ее тяжелую длань, но известно, что депрессивными расстройствами страдали еще люди, жившие в каменном веке.

— Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сравнивает депрессию с эпидемией, охватившей все человечество. На 51 сессии ВОЗ были объявлено: депрессия уже вышла на первое место в мире среди причин неявки на работу, на второе — среди болезней, приводящих к потере трудоспособности. Если не будет принято соответствующих мер, то к 2020 году депрессия парализует экономическую жизнь как развитых, так и развивающихся стран.

* — По прогнозам ВОЗ, к 2020 году депрессия выйдет на первое место среди заболеваний в мире, обогнав сегодняшних лидеров — инфекционные и сердечно-сосудистые заболевания. Уже сегодня она является самым распространенным заболеванием заболеванием, которым страдают женщины.

* — В США согласно данным Американской психиатрической ассоциации депрессией страдает 15 млн. человек. Другие исследования оценивают распространенность депрессивных расстройств гораздо выше — более 26% среди женщин и 12% среди мужчин.

* — По некоторым оценкам — количество больных депрессией в России увеличивается на 3-5% ежегодно. На сегодняшний день до четырех пятых населения России перенесли депрессии различной тяжести.

* — Согласно проведенным в США исследованиям, подверженные депрессивным состояниям психики люди имеют в два раза больше шансов погибнуть от других заболеваний.

* — Женщины заболевают депрессией в два раза чаще, нежели мужчины (8-12% против 20-26% соответственно). Скорее всего дело не в «иммунитете» сильной половины человечества перед депрессией, а в том что мужчины гораздо реже, нежели женщины обращаются за врачебной помощью, предпочитая глушить ее симптомы алкоголем, принимать лекарственные препараты, уходить в работу и т.п. Это подтверждают исследования, проводившиеся среди некоторых религиозных концессий. Например у аманитов (протестантской концессии), религия которых запрещает употребление алкоголя и лекарственных препаратов, депрессии встречаются в равной степени как у мужчин, так и у женщин.

* — От 45 до 60% всех самоубийств на планете совершают больные депрессией.

* — Человек, страдающий депрессией, имеет в 35 раз больше шансов покончить жизнь самоубийством. 56% страдающих депрессией предпринимают попытки к самоубийству, а 15% кончают жизнь таким образом.

* — У 2-3% человечества депрессия не зависит от внешних обстоятельств (эндогенная депрессия), а у остальных она возникает преимущественно как реакция на стресс.

* — При депрессивном расстройстве хотя бы у одного из супругов разводы возникают в 10 раз чаще, чем в обычных семьях.

* — Риск развития депрессии среди одиноких и разведенных лиц в 2-4 раза выше, чем среди семейных. При этом разведенные и одинокие мужчины рискуют больше, чем разведенные и одинокие женщины.

* Депрессия не является расплатой человечества за грехи или модной болезнью, появившейся в последнее время. Нам неизвестно, когда человек впервые ощутил на своей груди ее тяжелую длань, но известно, что депрессивными расстройствами страдали еще люди, жившие в каменном веке. Эта информация получена в итоге широкомасштабных исследований, которые проводились в первой половине 20 века. В то время на Земле было еще много глухих нетронутых уголков, в которых, по законам первобытнообщинного строя, жили люди. Исследования показали, что древние люди, так же как и наши современники, были подвержены различным расстройствам психики, среди которых — и депрессивные расстройства.

* Депрессия стара как мир. Еще жрецы Древнего Египта в 4 тысячелетии до н.э. лечили людей, у которых наблюдалось патологическое состояние тоски. Жрецы Древней Индии считали, что уныние, впрочем как и другие душевные заболевания, были вызваны одержимостью, в связи с чем специально обученные жрецы занимались изгнанием злых духов.

* Самый ранний, из дошедших до нас эпизодов, описывающих депрессию, можно найти в Библии. Правда тогда еще не было ни слова «депрессия», ни употреблявшегося ранее слова «меланхолия», но была история, повествующая о первом царе иудеев Сауле, жившем в 11 в. до н.э. Это был гневный и мрачный человек погрязший в отчаянии: «а от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа» (Библия, глава 16). Шло время, и Саула все чаще одолевали приступы мрачного настроения, все реже наступали светлые периоды.

* Слуги Саула подсказывают, что ему станет легче, если он услышит игру лютни. Они находят Давида, «умеющего играть, человека храброго и воинственного, и разумного в речах и видного собою». «Отраднее и лучше» становится Саулу, когда Давид играет и вскоре «злой дух отступает от него». Но черная зависть к Давиду разъедает сердце Саула, все больше страдает его самолюбие — все, что с таким трудом доставалось Саулу, легко дается Давиду. Прежде всего его ранит то, что после победы над Филистимлянами народ славит в песнях не его, а Давида: «Саул истребил тысячи, а Давид — десятки тысяч». Он сокрушается о потере признания народом и понимает, что это плоды его дел. Он жаждет признания и обожания от народа, но понимание несбыточности этого желания превращается в слепую ярость, когда он бросает в Давида копье. Копье пролетает мимо, и Саул испытывать страх и ненависть по отношению к Давиду. Давид становится “врагом его на всю жизнь”.

* В этой библейской истории четко проявляются признаки, характерные для депрессии. Это в первую очередь мрачное, подавленное настроение, агрессия, страх, ненависть, зависть. Так же среди причин “депрессивного” настроения Саула — его чувство вины перед Господом, поскольку однажды он нарушил слово Господне. Все это все глубже и глубже вгоняет Саула в депрессию и в конце концов приводит к тому, что Саул кончает жизнь самоубийством, бросившись на меч.

* Многие места из Книги Псалмов свидетельствуют о том, что и сам Давид также испытывал нападения тяжелого давящего уныния. «Нет мира в костях моих от грехов моих; я совсем поник, весь день сетуя хожу; я изнемог и сокрушен чрезмерно; кричу от терзаний сердца моего» (Пс. 37.4.7.9). «Утомлен я воздыханиями моими, каждую ночь омываю ложе мое, слезами моими омочаю постелю мою» (Пс.6.7). «Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет!» (Пс. 21.12) и др. Печален стих царя Соломона, повествующий о суете сует.

* У Гомера в «Илиаде» (7-8 в до н.э.) также встречается описание депрессии, когда герой Беллерофонт «по Алейскому полю скитался кругом, одинокий, сердце глодая себе, убегая следов человека».

* В своих трудах великий философ и врач Пифагор Самосский (570-500 г. до н.э.) при приступах печали или гнева рекомендовал уйти от людей и, оставшись одному, «переварить» это чувство, добившись успокоения души. Также он был первым в истории приверженцем музыкотерапии, рекомендуя в часы уныния слушать музыку, в частности гимны Гесиода.

* Демокрит (460-370 г. до н.э) рекомендовал в моменты грусти созерцать мир и анализировать собственную жизнь. Это позволяет избавиться от страстей, ибо, как он полагал, именно от них и идут все беды.

* Сам термин депрессия (от лат. depressio — подавление) появился сравнительно недавно — в XIX веке. На протяжении более чем двух тысяч лет депрессию называли меланхолией. Этот термин впервые введено в обиход великим врачом древности Гиппократом (460-370 г до н.э). Меланхолия, в переводе с греческого, дословно означает melaina chole — черная желчь. Гиппократ приводил два значения слова «меланхолия». Во-первых — меланхолическим он обозначил один из четырех темпераментов человека, в организме у которого преобладает черная желчь — меланхолики «боятся света и избегают людей, они полны всевозможных опасностей, жалуются на боли в животе, словно их колют тысячами иголок».

* Во-вторых — это меланхолия как болезнь:: «Если чувство страха и малодушия продолжаются слишком долго, то это указывает на наступление меланхолии. Страх и печаль, если они долго длятся и не вызваны житейскими причинами, происходят от черной желчи». Он также описал симптомы, характерные для меланхолии — это отвращение к пище, уныние, бессонница, раздражительность и беспокойство. На то, что причину заболевания следует искать в человеческом мозге, догадывались еще предшественники Гиппократа (Пифагор и Алкмеон), но именно Гиппократ впервые записал, что «надо знать, что . огорчения, печаль, недовольства и жалобы происходят от мозга. От него мы становимся безумными, нас охватывает тревога и страхи либо ночью, либо с наступлением дня».

* Аристотель (384-322 г. до н.э.) задал вопрос «почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусством — почему все они по-видимому были меланхоликами? Некоторые из них страдали разлитием черной желчи, как, например, среди Героев — Геракл: именно он, как полагали, был такой меланхоличной природы, а древние по его имени, называли священную болезнь Геракловой. Да, несомненно, а многие другие герои, как известно, страдали той же болезнью. А в позднейшее время также Эмпедокл, Сократ и Платон и многие другие замечательные мужи» (Проблемы XXX,I).

* Платон (428-348 г. до н.э.) в своих трудах описывал состояние депрессии и мании. Он описывал состояние мании, как заболевание «правильного» неистовства, происходящего от муз — это дает поэтическое вдохновение и говорит о преимуществе носителя этого заболевания перед обычными людьми с их житейской рассудочностью.

* Но наиболее близко подобрался к сущности меланхолии в своих «Беседах о Тускулапах» Марк Тулий Цицерон (106-43 г. до н.э.) — римский оратор, политик и писатель. В этих строках, написанные более двух тысяч лет назад, настолько точно и ясно описывается состояние депрессии, что многие исследователи полагают — это мог сделать только человек, который сам пережил приступ тяжелой депрессии. Цицерон писал что «страх и скорбь возникают от мыслей о зле. Именно страх есть мысль о великом зле предстоящем, а тоска — о великом зле уже наличном и к тому же свежем, от которого естественно встает такая тоска, что мучающемуся кажется, что он мучается поделом. Эти то волнения, словно некие фурий напускает на нашу жизнь неразумие человеческое». Он подчеркивает, что «всякое умственное расстройство есть бедствие, скорбь же или печаль подобно настоящей пытке». Если страх вызывает подавленность, то скорбь кроет в себе «изнурение, маразм, мучение, сокрушение, искажение и, наконец, разрушение, разгрызение, уничтожение, уничтожение совсем ума». Он приводит мнение греческого философа Хризиппиуса, называвшем депрессию как бы «растлением самого человека». Цицерон упоминает, что в его время уже многие авторы писали о депрессии, в том числе Гомер, говоривший, что в меланхолии часто ищут уединения. О лечении этого состояния он пишет, что «тело поддается лечению, для души лекарств не имеется».

* Цицерон о том, что часто собственными силами невозможно выйти из глубокой депрессии: «Это не в нашей власти заглушить в себе то, что вообразили злом, затаить или забыть таковое. Оно грызет, пугает, колет, жжет, не дает дышать, а ты приказываешь забыть?» Он упоминает, что лучшим лекарством с древних времен является время. Вместе с тем нельзя полагаться только на время: «не устранив ее полностью нельзя избавиться от этого бедствия». Так же он сделал замечает, что «самое важное при утешении — удалить от скорбящего представление, будто бы скорбя он выполняет справедливый и надлежащий долг». Наилучшим средством излечения от меланхолии Цицерон считал беседы с страдающим, т.е. выражаясь современным языком, он одним из первых предложил использовать психотерапевтические беседы для выхода из депрессии. И конечно же Цицерон говорит о самом главном, о надежде, что человеком «будет выдержано самое острое страдание, если, хотя бы издали, ему видится надежда на что-то доброе».

* В отличии от Саула, который страдал от необъяснимых приступов тоски, что современная медицина характеризовала бы как эндогенную депрессию, характерен депрессивный эпизод, описанный Плутархом (46-120 г.н.э), который можно было охарактеризовать как психогенную депрессию. Юный царевич Антиох страдал от сильной депрессии, испытывая давящее чувство вины, отказывается от пищи и угасает прямо на глазах. Придворный врач Эразистат заподозрил, что причина меланхолии — тайная любовь. Он положил руку на сердце юноши, в то время как все женщины, жившие во дворце, по очереди подходили к нему. Когда порог переступила молодая мачеха царевича — прекрасная Стратоника — сердце юноши забилось, он задрожал, на лице выступили капли пота. Эразистат сообщает причину болезни отцу, и тот готов отдать жену и половину царства, лишь бы избавить сыны от черной меланхолии, которая вот-вот сведет его в могилу. Эта история послужила темой для картин известных итальянских художников Паоло Веронезе и Берретини.

* Авл Корнелий Цельс, живший в Риме в 1 веке н.э. во времена Тиберия не был врачом, но он составил потомкам огромную энциклопедию по всем областям знаний древних римлян, из которых только медицина занимает 8 томов. «Меланхолия определяется как безумие, которое овладевает человеком на долгое время, начинается почти без лихорадки, а потом дает легкие припадки последней. Эта болезнь состоит из печали, которая по видимому причиняется разлитием черной желчи.

* Римский врач Асклепиад(128-56 до н.э) советовал лечить меланхолию теплыми ваннами, смачиванием головы холодной водой, слабительным, массажем, умеренной гимнастикой, воздержанием от жирного мяса и вина, предостерегая оставлять человека в меланхолии в полном одиночестве и, когда наступят улучшения, советовал отправиться в путешествие.

* Аретей Каппадокийский (вторая половина 2 века н.э.) в своих трактатах соглашался с древними, что «черная желчь, заливая диафрагму, проникая в желудок, и вызывая там тяжесть и вздутие, расстройство психической деятельности дает таким образом меланхолию. Но помимо этого она может возникнуть и чисто психическим путем: какое-нибудь угнетающее представление, печальная мысль вызывает совершенно аналогичное расстройство». Он так и определяет меланхолию: «Угнетенное состояние души, сосредоточившееся на какой-либо мысли». Сама по себе печальная идея может возникнуть как без каких-либо внешних причин, как может быть следствием какого-либо события. По его мнению длительная затяжная меланхолия приводит к равнодушию, полному отупению человека, который утрачивает способность правильно оценивать обстановку.

* Великий врач Востока Авиценна (980-1037 г.) писал, что «меланхолия — есть уклонение мнений от естественного пути в сторону расстройства, страха и порчи. Меланхолия определяется по чрезмерной задумчивости, постоянные наваждения, взгляд неизменно устремленный на что-нибудь одно или в землю». На это также указывает грустное выражение лица, бессонница и задумчивость.

* В 11 веке Константин Африканский написал трактат «О меланхолии», в котором скомпилировал данные из арабских и римских источников. Он определяет меланхолию как состояние, при котором человек верит в наступление лишь неблагоприятных событий. Причина болезни в том, что пары черной желчи поднимаются к мозгу, затемняя сознание. Такая наклонность формируется не у всех, а лишь лиц, имеющим к этому особую предрасположенность.

* У Энагрия Понтиака(346-399 г.), Иоанна Кассиана (360-435 г.) описана чистая, беспричинная меланхолия отшельников, селившихся в пустынных местах. Она одолевает этих одиноких людей в полдень, потому то называется «бесом полуденным». Она составляет основной симптом acedia (вялость, лень), которая в средние века была синонимом старого понятия «меланхолия». Монах, находящийся во власти acedia, испытывает непреодолимое желание покинуть келью и искать исцеление где-то в другом месте. Он исступленно оглядывается, надеясь увидеть кого-то, кто идет навестить его. В своем тоскливом беспокойстве он находится под угрозой впасть в состоянии апатии или, наоборот, пуститься в неистовое бегство. Acedia, являвшаяся для отшельников «повальной напастью, которая наводит порчу в полдень», обычно связывалась с 90 псалмом. Она парализовала способность к концентрации внимания и молитве. Энагрий Понтиак говорил своим собратьям, что не следует поддаваться меланхолии и покидать своих мест.

* Жан Франсуа Фернель (1497-1558 г.) — врач эпохи Возрождения называл меланхолию безлихорадочным безумием. Она наступает по причине «истощения мозга, ослаблении основных способностей последнего». Меланхолия — это состояние, когда «больные мыслят и говорят и поступают абсурдно, им надолго отказывает разум и логика, и это все протекает со страхом и унынием». «Начинающие» меланхолики вялые, подавленные, «душою слабые, к себе равнодушные, жизнь считают тяготой и пугают уходом из нее». Когда болезнь развивается, то «душой и рассудком, расстроенным и беспорядочным, они воображают многое, и это почти все мрачное, другие считают что им не следует ни с кем говорить и они должны провести всю жизнь в молчании. Общества и внимания людей они избегают, многие ищут одиночества, что гонит их скитаться среди могил, гробниц, в дикие пещеры».

* Т. Брайт (1550-1615 г.) — первый английский протопсихиатр выпустил в 1586 году первую в Англии книгу по психиатрии. Это книга, состоящая из 41 глав, была целиком посвящена депрессии и называлась «Трактат о меланхолии». По мнению некоторых исследователей Брайт дружил с Шекспиром. Причем анализируя и сопоставляя творчества Шекспира и «трактата о меланхолии», можно предположить, что Шекспир был хорошо знаком с этим трудом.

* В средневековье характерно то, что все переживания подразделяются на пороки и добродетели. Латинское слово desperatio («отчаяние») обозначало не просто чувство или психическое состояние, а порок, греховное сомнение в милосердии божьем. Пороком была и уже упоминавшаяся acedia, означавшее апатию, духовную леность, нерадивость и безразличие к духовным занятиям. Вместо Acedia часто употребляли слово tristitia («печаль»). В XIII в. это состояние стали ассоциировать с физическим разлитием желчи и постепенно слово acedia вытеснило гиппократовскую «меланхолию» и стало употребляться и в значении «тоска». Средневековая мысль, таким образом, видит в апатии и неустойчивости настроений как порок, так и болезнь (часто то и другое вместе).

* В Англии меланхолия получила название «елизаветинской болезни». Начиная со знаменитого трактата Роберта Бёртона «Анатомия меланхолии» (1621), высоко оцененного Ф. Энгельсом, описания меланхолии как душевной болезни дополняются социально-психологической трактовкой, подчеркивающей значение таких факторов, как одиночество, страх, бедность, безответная любовь, чрезмерная религиозность и т.д. Небезынтересны слова Бертона: «Я пишу о меланхолии, дабы избежать меланхолии. У меланхолии нет большей причины, чем праздность, и нет лучшего средства против нее, чем занятость». Примерно такова же и судьба французского слова ennui. Первоначально оно было одним из производных слова асеdia, но уже Паскаль считает непостоянство, тоску и тревогу нормальными, хоть и мучительными, состояниями человека. В XVII в. словом ennui обозначается очень широкий круг переживаний: тревога, угнетенность, печаль, тоска, скука, усталость, разочарование. В XVIII в. в английском словаре эмоций появляются слова bore, boredom («тоска», «скука»), splee («сплин»). Интересно не столько появление новых слов, сколько сдвиг в оценке соответствующих психических состояний: тосковать и даже просто скучать становится красиво и модно. Романтики начала XIX в. немыслимы без своей «мировой скорби». То, что некогда было смертным грехом, достойным осуждения, превратилось, как заметил О. Хаксли, сначала в болезнь, а затем в утонченную лирическую эмоцию, ставшую источником вдохновения для авторов многих произведений современной литературы.

* Другие с татьи о депрессии читайте в разделе сайта: Депрессия: причины и способы преодоления

* Антидепрессанты, являющиеся на сегодняшний день самым популярным средством при лечении депрессии открыли всего 50 лет назад. А как же депрессию лечили раньше?

* В Древнем Риме лечение меланхолии «состояло в кровопусканиях, однако если они противопоказаны в виду общей слабости больного, то их заменяли рвотными средствами; кроме того необходимы растирания всего тела, движения и слабительные. При этом очень важно внушить больному бодрость духа, развлекая его разговорами на такие темы, которые были ему приятны раньше» (А. Цельс). Патрициям также был известно, что «лишение сна наряду с развлечениями» позволяет временно снять симптомы меланхолии. Данный метод был вновь незаслуженно забыт и открыт только во второй половине 20 века.

* В 18 веке в Германии от такого распространенного симптома меланхолии, который описывался больными, как «свинцовой тяжесть в руках и ногах», «пудовый груз на плечах» врачи пытались избавить с помощью довольно-таки странного способа. Больных привязывали к вращающимся стульям и колесам, предполагая что центробежная сила может устранить эту тяжесть. Вообще, вплоть до 20 века с больными, попадающим в руки психиатров, особо не церемонились. Голод, избиение, держание на цепи — вот перечень далеко не самых жестоких методов, применявшихся в психиатрических заведениях того времени. Так лечили даже английского короля Георга III, когда он впал в безумие — по совету лучших лекарей Европы подвергался жестоким избиениям. Во время одного из приступов король умер. Нужно отметить, что данными методами «излечивали» в основном буйные заболевания, а поскольку при депрессиях больные вели себя смирно, к ним применялись более мягкие методы.

* Три четверти века в медицине господствовали так называемая гидротерапия. Для лечения меланхолий применяли внезапное погружение в холодную воду (так называемое bainde surprise) до первых признаков удушения, причем продолжительность этих процедур равнялось времени, необходимому, чтобы не слишком быстро произнести псалом Miserere. «Популярным» способом лечения был также struzbad: меланхолик лежал в ванной, привязанный, а на голову ему выливали от 10 до 50 ведер холодной воды.

* В России в начале 19 века меланхолии использовался «рвотный винный камень, сладкая ртуть, белена, наружное натирание головы рвотным винным камнем, приложение пиявиц к заднему проходу, нарывные пластыри и другого рода оттягивающие лекарства. Теплые ванны предписывали зимой, а холодные летом. Часто прикладывали моксы к голове обоим плечам и дели прижоги на руках»

* До начала эпохи препаратов эпоха антидепрессантов широко использовались различные наркотические вещества. Наиболее популярным «антидепрессантом» был опиум и различные опиаты, которые продолжали применять вплоть до 60-х годов 20 века. О использовании опиума при лечении депрессий упоминается еще в трактатах древне-римкого врача Галена (130 — 200 г. н.э).

* Для лечения депрессий в 19 веке применялся наркотик каннабис, по сути дела являющийся обыкновенной марихуаной или коноплей. Каннабис употребляется человечеством более 10000 лет, первые свидетельства использования его в фармакологических целях, в том числе при депрессиях относятся к 3 веку до н.э. в Китае. В Европе каннабис появился значительно позже — в 19 веке. В 40-х гг. XIX века парижский врач Жак-Йозеф Моро де Ту полагая, что для избавления от меланхолии нужно «заменить симптомы душевной болезни аналогичными, но контролируемыми симптомами, вызванными наркотиками» применял каннабис при депрессиях и обнаружил, что он в числе прочего вызывает оживление и эйфорию. Данный эффект, впрочем, был весьма кратковременным.

* В 1884 году З.Фрейд впервые попробовал кокаин, что привело к выпуску его первого крупного труда, который назывался «О коке». В нем говорится в том числе о применении кокаина при лечении депрессий. В то время кокаин продавался в аптеках свободно и без рецепта, и прошел не один год, прежде чем были выяснены отрицательные стороны этого «лекарства» — сильная наркозависимость, и то, что употребление кокаина само по себе приводит к депрессии, которая даже получила имя — «кокаиновая грусть». * Способна ли психотерапия полностью излечить от депрессии? Однозначного ответа на эти вопросы не существует, но в любом случае, для того чтобы докопаться до причин заболевания, потребуются достаточно много времени. И нередко, как отмечал еще К. Юнг, многое зависит от удачи. Наверное, только от не слишком тяжелых форм, но психотерапия может научить контролировать состояние депрессии. Твердой гарантии избавиться от этого недуга — не существует. Во время депрессии, кажется, что все сессии проходят впустую — поскольку ничего не меняется — чаще всего их результаты можно в полной мере осознать только после выхода. Но так или иначе, немаловажным является ощущение поддержки. Что во время, когда все шатко и нелепо, есть человек, который знает что делать, и тем самым помогает удержать в руках ниточку надежды. Курс психотерапии может длиться несколько недель или затянуться на годы. Все зависит от врача, пациента и конкретной ситуации.

* Примечание: Любая депрессия поддается лечению. Сделать это бывает нелегко, но возможно. С помощью глубокой проработки подавленных чувств и путешествия в глубины психики человека. Для этого потребуется помощь психолога, специализирующегося именно на глубоких слоях психики.

heatpsy.narod.ru