История изучения аутизма

Часть I. Клинико-психологические проблемы раннего детского аутизма

Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ РАННЕГО ДЕТСКОГО АУТИЗМА

Аутизм (от греч. autos—сам) представляет собой отрыв от реальности, отгороженность от окружающего мира. Впервые термин «аутизм» был использован немецким психиатром Эйгеном Блейлером в 1911 г. для обозначения симптома у взрослых больных, страдающих шизофренией, который проявляется в виде ухода человека от внешней реальности в мир собственных фантазий.

Проблема аутизма тесно связана с проблемой общения — базовой категории психологической науки, изучение которой достаточно широко представлено в психологии [Ломов, 1984]. Опираясь на общепсихологические принципы категории общения, В. Е. Каган предложил определение аутизма, на наш взгляд наиболее точно отражающее его сущность [1981, с. 12]: аутизм — это психопатологический синдром, который характеризуется недостаточностью общения, формируется на основе первичных структурных нарушений или неравномерности развития предпосылок общения и вторичной утраты регулятивного влияния общения на мышление и поведение. Под предпосылками общения понимаются:

pedlib.ru

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ РАННЕГО ДЕТСКОГО АУТИЗМА

Несмотря на то, что этот термин употребляется во всем мире и по сей день, следует отметить, что современное понимание аутизма существенно отличается от первоначального клинического определения, предложенного Блейлером. В зарубежной психиатрии аутизм рассматривается в поведенческом плане как уход от действительности в мир внутренних переживаний, как сознательное или бессознательное защитное приспособление против душевной боли, дающее человеку возможность избежать непосильных для него требований окружающей среды.

Подход к определению аутизма в отечественной психиатрии также характеризуется некоторой неоднозначностью. Так, В. П. Осипов определял аутизм как «разобщенность больных с внешним миром» [Осипов, 1923]. В. А. Гиляровский рассматривал его как своеобразное нарушение сознания самого «Я» и всей личности, нарушение адекватных установок к окружающему миру. Автор подчеркивал, что больные аутизмом замкнуты и отчуждены от всего остального мира [Шляровский, 1928].

На протяжении столетия термин «аутизм» использовался в психиатрии достаточно широко, выступая в качестве обозначения и отсутствия у человека потребности в совместной деятельности, и замкнутого образа жизни, и болезненного погружения в свои мысли, нарушения самосознания и, кроме этого, способа психологической защиты.

До сих пор не существует однозначного представления о том, что же такое «аутизм» и каковы его основные характеристики.

Проблема аутизма тесно связана с проблемой общения — базовой категории психологической науки, изучение которой достаточно широко представлено в психологии [Ломов, 1984]. Опираясь на общепсихологические принципы категории общения, В. Е. Каган предложил определение аутизма, на наш взгляд наиболее точно отражающее его сущность [1981, с. 12]: аутизм — это психопатологический синдром, который характеризуется недостаточностью общения, формируется на основе первичных структурных нарушений или неравномерности развития предпосылок общения и вторичной утраты регулятивного влияния общения на мышление и поведение. Под предпосылками общения понимаются:• возможность адекватного восприятия и интерпретации информации;

• достаточность и адекватность выразительных средств общения;

• взаимопонимание с его регулирующим влиянием на мышление и поведение;

• возможность адекватного планирования и гибкого варьирования поведения, выбора способа и стиля общения.

Таким образом, аутизм рассматривается как отклонение в психическом развитии личности, главными проявлениями которого являются нарушение процесса общения с внешним миром и трудности в формировании эмоциональных контактов с другими людьми.

Аутизм, возникший у ребенка в раннем возрасте, называется ранним детским аутизмом (РДА). Это особая аномалия психического развития, при которой имеют место стойкие и своеобразные нарушений коммуникативного поведения, эмоциональных отношений ребенка с окружающим миром. Основной признак РДА — это неконтактность ребенка, которая может обнаруживаться уже на первом году жизни, но особенно четко проявляется в возрасте 2—3 лет.

В настоящее время существует много теоретических подходов к пониманию раннего детского аутизма. Для того чтобы лучше познакомиться с ними, необходимо обратиться к истории изучения проблемы раннего детского аутизма в зарубежной и отечественной психиатрии и психологии.

В. М. Башина выделяет четыре основных этапа в становлении изучения данной проблемы.

Первый, донозологический, период конца XIX — начала XX века характеризуется несколькими упоминаниями о детях с выраженным стремлением к одиночеству и уходом от взаимодействия с Окружающим миром. В медицинской литературе того времени можно встретить отдельные описания аутистического поведения детей в связи с врожденными церебральными расстройствами, умственной отсталостью. Особый интерес представляют работы доктора Э. М. Итара (Е. М. Itard), который описал историю дикого мальчика Виктора, пойманного в лесах Аверона в возрасте 11—12 лет и до этого не общавшегося с людьми. С помощью специальных методов обучения Виктору существенным образом удалось развить свое социальное поведение.

Второй, так называемый доканнеровский, период приходится на 1920—1940-е годы. На протяжении этих лет предпринимались первые попытки системного подхода к изучению проявлений аутизма в детском возрасте. Были описаны аутистические состояния у детей в клинике детской шизофрении, психозов, нарушений, имеющих в своей основе органические поражения или недоразвитие центральной нервной системы [Гуревич, 1932; Сухарева, 1925; Симсон, 1929; Озерецкий, 1938; Осипова, 1940 и др.]. Авторы исследовали этиологию и патогенетические факторы, проводили классификацию аутистических состояний у детей — в основном при ранней детской шизофрении. Кроме клинических исследований, в тот период осуществлялись клиникопсихологические и психологические исследования когнитивных процессов у детей, страдающих шизофренией [Бобкова, 1936; Выготский, 1932, 1934; Соловьева, 1936; и др.].

Третий, каннеровский, период — с 1943 по 1979 год — ознаменовался выходом в свет основополагающих работ по аутизму Л. Каннера [Kanner, 1943] и Г. Аспергера [Asperger, 1944].

Американский детский психиатр Лео Каннер первым описал синдром раннего детского аутизма в 1943 году. Автор наблюдал 11 детей, у которых в течение первых лет жизни отмечалась замкнутость, отгороженность от окружающего мира. Эти дети не воспринимали других людей, избегали зрительного контакта, не проявляли внимания к социальной стороне жизни, частично или полностью не могли овладеть коммуникативной речью, постоянно повторяли одни и те же стереотипные движения или слова. Характерными для них были также персеверации, любимые ритуалы, нарушать которые мог только сам ребенок. Каннер назвал эти расстройства ранним инфантильным аутизмом («early infantile autism»). В качестве основной черты аутизма он выделил «проявление с самого начала жизни неспособности детей соотносить себя обычным образом с людьми и ситуациями» [Kanner, 1943, р. 242]. Каннер отмечал, что для этих детей характерно крайнее аутистическое одиночество, заставляющее их замыкаться в себе, игнорировать внешний мир и отвергать все, что происходит вокруг них. Учитывая то, что такие состояния наблюдаются у детей в раннем возрасте, Каннер пришел к выводу, что причиной аутизма является врожденная неспособность к установлению близких отношений с другими людьми. Отдельное внимание автор уделил описанию родителей детей-аутистов. Он охарактеризовал их как педантичных интеллектуалов, холодных и отстраненных в отношениях с другими людьми. Несмотря на то что Каннер рассматривал аутизм прежде всего как врожденное психическое расстройство, он отмечал, что оно является во многом защитной реакцией ребенка на холодную, интеллектуальную «враждебность» родителей, проявляющуюся в неправильном воспитании, в отчуждении ребенка «холодной» матерью. То есть аутистические проявления у ребенка автор рассматривал и как своеобразную форму психологической защиты [Kanner, 1943].

Независимо от Л. Каннера, австрийский педиатр Ганс Аспергер описал состояние, названное им аутистической психопатией. Автор отмечал необычайно раннее речевое развитие у детей, когда, речь появляется прежде, чем ребенок начинает ходить. У этих детей наблюдалось своеобразное использование языка, необычные интонации, словотворчество. Также как у детей, описанных Каннером, у детей, наблюдавшихся Аспергером, отмечались неспособность создавать полноценный зрительный контакт, бедность мимики и жестов, моторная неловкость, дисгармоничные, угловатые движения. В играх и увлечениях для них характерны тенденции к стереотипии и привычным действиям. Аспергер подчеркивал существенную роль генетических факторов в возникновении данного расстройства. Между тем в прогностическом плане синдром Аспергера, названный в честь описавшего его исследователя, рассматривается как более благополучный: у детей и подростков с синдромом Аспергера хотя и имеются нарушения коммуникативной речи, они не выражены так сильно, как у детей с синдромом Каннера. Кроме того, у них не наблюдается грубых интеллектуальных нарушений. Вследствие этого в психиатрии синдром Аспергера рассматривают как своеобразное личностное расстройство [Asperger, 1944].

В России первое описание аутизма в детском возрасте было представлено С. С. Мнухиным в 1947 году, который выдвинул концепцию органического, то есть обусловленного органическим поражением центральной нервной системы, происхождения РДА. Как отмечает В. Е. Каган, к 1960-м годам сложился своеобразный «аутистический бум»: аутизму посвящались монографии, специальные выпуски периодической литературы, многие проблемы рассматривались «через призму раннего детского аутизма» [Каган, 1981, с. 9].

В конце 1960-х — начале 1970-х годов появились работы отечественных авторов, в которых была представлена аргументированная критика расширительной диагностики раннего детского аутизма в западной психиатрии. Среди этих работ особое место занимают исследования Ленинградской школы детских психиатров под руководством С. С. Мнухина. В статье под названием «О синдроме «раннего детского аутизма», или синдроме Каннера у детей», опубликованной в 1967 году в «Журнале невропатологии и психиатрии», С. С. Мнухин.А. Е. Зеленецкаяи Д. Н. Исаев на основе пятилетних наблюдений за 44 детьми в возрасте от 2 до 14 лет показали отличительные признаки детей с синдромом Каннера [1967, с. 1501—1506]:

• ослабление либо полное отсутствие каких-либо контактов с окружающей средой;

• отсутствие ясных интересов и адекватных эмоциональных реакций, целенаправленной деятельности;

• неспособность к самостоятельному психическому напряжению;

• своеобразное развитие речи, которое проявляется в отсутствии ее прямого социального назначения, информативной роли и в наличии эхолалий и персевераций;

• своеобразие движений, когда «отдельные движения часто легки и ловки, но формул движения, двигательных навыков очень мало, из-за чего дети эти обычно беспомощны, долго не научаются одеваться, нуждаются в обслуживании».

Авторы выделили основные симптомокомплексы раннего детского аутизма. Это снижение психического, или «витального», тонуса; ослабление или отсутствие способности к психическому напряжению и целенаправленной активности.

Одним из самых существенных симптомов авторы, вопреки мнению Каннера, посчитали «изначальное очень явное, необычно разительное ослабление инстинктивных или безусловно-рефлекторных реакций — ориентировочных, пищевых, самозащиты и др.». Отсутствие этих реакций делает поведение детей «. аморфным, хаотичным, дезорганизованным, а их самих — практически беззащитными и беспомощными» [там же]. По мнению авторов, объяснить аутизм ребенка только патологией личности родителей, отсутствием контактов между родителями и ребенком, отрицательными воспитательными влияниями, распадом семьи и т. п. невозможно. В своей работе, представляющей результаты одного из первых отечественных клинических исследований раннего детского аутизма, С. С. Мнухин с соавторами поставили под сомнение использование только метода психотерапии в коррекции аутистических тенденций у детей, а подчеркнули необходимость комплексного подхода к данной проблеме.

Исследователи обратили внимание на особенности интеллектуального развития детей с РДА. «Мы полагаем, — пишут они, — что «детский аутизм» представляет собой своеобразную разновидность психического недоразвития, при которой на передний план выступают аффективно-волевые нарушения, шизоформный характер поведения, обусловленный преимущественным недоразвитием активирующих, «энергозаряжающих» систем ствола мозга. Это вовсе не означает, что в интеллектуальном отношении дети эти вполне нормальны. Наоборот, среди наших больных не было ни одного интеллектуально полноценного, но, во-первых, структура интеллектуального дефекта у них качественно иная, чем в других случаях «истинной» олигофрении, во-вторых,; интеллектуальная недостаточность у них «перекрывается» обычно грубыми нарушениями личности и поведения. У большинства этих больных выявляются конкретное, «регистрирующее» мышление, длительная неспособность овладеть навыками чтения, письма и счета, временными и пространственными представлениями, операциями, состоящими из ряда последовательных актов (перечисление дней и месяцев в прямом и обратном порядке и др.), длительная дезориентировка в сторонах тела. Все эти нарушения нередко маскируются хорошей памятью, способностью «попугайно» воспроизводить сложные отрывки из речи окружающих, хорошей речью, часто отличным музыкальным слухом, склонностью к фантазированию» [Мнухин, Зеленецкая, Исаев, 1967, с. 1501].

Исследования московских психиатров М. Ш. Вроно и его сотрудников привели к выводу о неоднородности синдрома Каннера и преимущественном отношении его к шизофрении. Авторами было обследовано 300 больных с детской шизофренией, из них 32 больных с синдромом Каннера. Однако при динамическом обследовании только у 9 наблюдался «истинный синдром Каннера», а в ходе катамнестического наблюдения количество этих больных сократилось до 8 человек. В связи с этим авторы подчеркивали необходимость дифференциальной диагностики аутизма от аутистических состояний, возникающих у ребенка после приступа шизофрении [Вроно, Башина, 1975].

В этот период появилось значительное количество работ по исследованию физиологических, биологических, психологических аспектов раннего детского аутизма. Однако можно говорить о том, что клинической определенности данной проблемы на тот момент достигнуть не удалось, что четко прослеживалось во взглядах отечественных и зарубежных исследователей на этиологию РДА. Многие авторы подчеркивали полиэтиологичность РДА, связывая его происхождение с генетическими и органическими причинами, с последствиями нарушения симбиоза между матерью и ребенком, нарушениями адаптационных механизмов у незрелой личности [Mahler et al., 1959; Nissen, 1963; Rutter, 1979; и др.]. В эти же годы были описаны аутистические симптомы в клинике больных фенилпировиноградной олигофренией, при Х-ломкой хромосоме, синдроме Ретта и др.

Особое значение в тот период имели первые отечественные клинико-психолого-педагогические исследования раннего детского аутизма. Впервые в нашей стране была создана специальная экспериментальная группа при клинической лаборатории Института дефектологии АПН СССР под руководством профессора К. С. Лебединской, которая в течение четырех лет занималась клинико-психологическим изучением детей с РДА и разработкой методов психолого-педагогической коррекции. Результаты многолетней работы были отражены в сборнике научных трудов НИИ дефектологии под редакцией Т. А. Власовой, В. В. Лебединского и К. С.Лебединской [1981]. Впервые на основе комплексного клинико-психологического исследования авторами были разработаны дифференцированные методы психолого-педагогической коррекции детей с аутизмом с учетом этиологии и степени тяжести РДА, а также прогностические оценки.

В 1981 году вышла в свет первая отечественная монография по раннему детскому аутизму В. Е. Кагана. В своей работе автор обобщил исследования зарубежных и отечественных авторов по данной проблеме, предложил клиническое определение аутизма, выделил дифференциально-диагностические критерии раннего детского аутизма, отграничивающие его от других, сходных, нарушений психики ребенка. Особое внимание В. Е. Каган уделил комплексному клинико-психологическому подходу к данной проблеме, лечебно-реадаптационной работе с детьми с РДА, а также психопрофилактике аутистических нарушений в детском возрасте [Каган, 1981].

Четвертый, послеканнеровскйй, период — 1980—1990-е годы — знаменуется отходом от позиций самого Л. Каннера во взглядах на РДА [Башина, Пивоварова, 1970; Башина, 1980; Мнухин, Зеленецкая, Исаев, 1967; Rimland, 1964; Wing, 1976; Rutter, 1972; Gillberg, 1992]. Ранний детский аутизм стал рассматриваться как неспецифический синдром разного происхождения, характеризующийся функциональными ограничениями в трех основных областях:

Наряду с ранним детским аутизмом в МКБ-10 как особая категория выделяется атипичный аутизм. В отличие от раннего детского аутизма, он характеризуется отсутствием некоторых важных при диагносцировании РДА признаков. Атипичный аутизм наиболее часто возникает у детей с глубокой умственной отсталостью, а также у детей с атипичными детскими психозами.

В современной науке все большее распространение получает биогенетический подход, рассматривающий аутизм как биологически обусловленное и хроническое нарушение развития, которое проявляется в первые годы жизни ребенка.

Таким образом, на протяжении более полувека, начиная с 1943 года, когда ранний детский аутизм был впервые описан Л. Каннером, взгляды на его причины, клинические проявления, Прогнозы дальнейшего психического развития детей с аутизмом существенно менялись. Длительный период времени аутизм и шизофрения рассматривались как одна из форм психической патологии, между тем как в настоящее время они считаются различными расстройствами. В связи с принятием в нашей стране Международной классификации болезней 10-го пересмотра ранний детский аутизм был выведен из рубрики психозов, специфичных для детского возраста, и введен в рубрику так называемых первазивных общих расстройств развития.

Несмотря на то что большинством специалистов ранний детский аутизм рассматривается как нарушение психического развития, в настоящее время существует множество противоречивых точек зрения на причины его возникновения, специфику клинических проявлений, особенности и прогноз в психическом развитии детей с РДА.

studopedia.ru

Нейроновости

Свежие записи

Нейронауки для всех. История болезни. Аутизм: 50 оттенков одного заболевания

Термин «расстройство аутистического спектра» регулярно использовался ещё до выхода последней версии международного диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам DSM-5. Само же нарушение, скорее всего, существовало на всём протяжении истории человечества, по крайней мере, если считать аутизм неврологическим расстройством, а не последствием плохого воспитания или каких-либо факторов внешней среды. Несмотря на всю сложность и серьёзность, аутизм не считали отдельным самостоятельным расстройством почти до середины XX века. По словам Адама Фейнштайна, автора книги «История аутизма: беседы с пионерами», на полное описание истории такого комплексного нарушения потребовалось бы несколько томов. В этой статье мы лишь коротко расскажем о некоторых основных моментах «становления» РАС.

Возникновение термина

Расстройство аутистического спектра (РАС) — это комплексное нарушение развития, которое характеризуется отклонениями в социальных взаимодействиях и коммуникациях, ограниченностью интересов и повторяющимися действиями.

Понятие «аутизм» (от греч. autos — «сам») впервые употребил швейцарский психиатр Ойген Блейлер (Eugen Bleuler) в 1911 году. Новый термин прозвучал в его работе «Раннее слабоумие или группа шизофрений». Блейлер среди первых исследовал шизофрению и аутизм причислял к одному из её проявлений. Этим понятием учёный обозначал форму мышления, для которой характерны ослабление или потеря контакта с реальностью. По мнению профессора Юты Фрит (Uta Frit), «аутистическое мышление в понимании Блейлера не имеет ничего общего с нашим сегодняшним представлением об аутизме».

«Первооткрывателем» аутизма считается психиатр Лео Каннер (о нём читайте в отдельной статье). В 1943 году он сделал первое систематическое описание этого расстройства в своей ключевой работе «Аутистические расстройства эмоционального контакта». Он выявил и обобщил симптомы пациентов, актуальные для описания нарушения и по сей день: отклонения в коммуникации и при социальном взаимодействии, сложности в отношениях, ограниченные повторяющиеся действия и интересы. Для классификации симптомов он наблюдал за поведением пациентов и узнавал у родителей о семейном анамнезе, истории болезни и истории развития.

Каннеру принадлежит введение термина «ранний детский аутизм» (РДА) для описания совокупности симптомов у детей, которых он изучал. Среди 11 случаев его особый интерес вызывал ребёнок по имени Дэвид. Этот мальчик не общался с другими детьми, повторял фразы взрослых и постоянно повторял одни и те же движения.

Каннер так описывает Дэвида в своей работе «Аутистические расстройства эмоционального контакта»:

«Он выглядит самодовольным… Он не замечает, что кто-то приходит или уходит, и как будто не рад видеть отца или мать или кого-либо из товарищей по игре. Кажется, что он вот-вот спрячется в свою раковину и останется весь в себе… На втором году у него развилась мания вращать блоки, миски и другие круглые предметы».

В 1944 году, год спустя после публикации Каннера, выходит труд австрийского педиатра и психиатра Ганса Аспергера об «аутистической психопатии» в детском возрасте. Однако некоторые исследователи полагают, что Каннер не опередил Аспергера: в 1938 году Аспергер уже публично заявлял о детях с «аутистической психопатией». В том же году его речь была опубликована в венской газете.

Работа Каннера, проживавшего в то время в США, довольно быстро стала известной в англоязычных странах. Аспергер же писал по-немецки, и о его наблюдениях англоговорящее медицинское сообщество практически не знало почти 40 лет — до 80-х гг. XX века.

Описания пациентов двух великих исследователей во многом совпадали, несмотря на некоторые различия:

В попытках понять природу

Начиная с 1950-х годов практикующие врачи всё чаще стали сталкиваться с социальным отчуждением, задержками или отсутствием способности говорить и другим необычным поведением у детей. Концепцию РДА на тот момент знали и принимали далеко не все. Озадаченные специалисты пробовали описывать, понимать таких детей и относить их к существующим категориям детских расстройств. Но им это не удавалось.

Вскоре после признания аутизма причину его возникновения ошибочно стали связывать с нарушением отношений между родителями и детьми. Отчаявшимся родителям психоаналитики и психотерапевты говорили, что состояние их «трудного» ребёнка вызвано холодным отношением со стороны матери. Такую точку зрения активно продвигал американский психолог и психиатр Бруно Беттелхейм.

К 70-м годам эту теорию опровергли: исследования выявили у людей с аутизмом значительные аномалии структуры мозга и его функций. В оправдание «холодных» мам также приняли во внимание отсутствие реакции при социальном взаимодействии у таких детей: всё же непросто подружиться с ребёнком, который не смотрит на тебя, не улыбается и не любит объятий. Так что нарушения ранних родительско-детских отношений скорее связаны со странным поведением ребёнка с аутизмом, чем с равнодушием матери.

Другие специалисты рассматривали это нарушение с медицинской точки зрения и считали аутизм психотическим расстройством, обусловленным физическими особенностями головного мозга. Они связывали странное поведение маленьких аутичных детей с ранними признаками шизофрении, поэтому ставили соответствующие диагнозы: шизофрения или психоз детского возраста.

Чтобы задать диагностические критерии для «детской шизофрении», в Великобритании создали комитет во главе с профессором Милдред Крик. В результате в 1961 году появился список из 9 пунктов, которые в той или иной мере применимы к современному описанию РАС:

  • Заметные и продолжительные нарушения эмоциональных отношений;
  • Серьёзная задержка психического развития;
  • Заметное отсутствие осознанности в идентичности личности;
  • Патологическая увлечённость определённым предметом;
  • Продолжительное сопротивление меняться;
  • Отклонения в реакции на сенсорные раздражители;
  • Резко возникшее и необоснованное беспокойство;
  • Отсутствие или недоразвитость речи;
  • Искажённые двигательные паттерны.

Вскоре аутизм отделился от детской шизофрении (I. Kolvin, 1971). Тем не менее, интерес к связи между этими патологиями не угасает до сих пор.

На пути к «признанию»

Ранние попытки объяснить и описать аутизм не возникли случайно: они маркировали нарастающее беспокойство о психическом здоровье детей и их потребностях в сфере образования. Со временем становилось всё больше известно о возможных психологических и поведенческих проблемах в детском возрасте, поэтому стало проще сказать, что из них не относится к аутизму.

Так, в середине 70-х поняли, что аутизм:

  • не вид умственной отсталости, который можно сравнить с синдромом Дауна;
  • не последствие неадекватного обучения;
  • не просто результат крайне серьёзных проблем с изучением языка.
  • Вместе с тем всё больше детей с поведением, описанным Каннером, попадало в клиники детского развития. Исследования аутизма стали активно развиваться. В 1971 году появился первый научный журнал, который освещал исследования в этой области. Сначала его назвали «Журнал аутизма и шизофрении в детском возрасте», но чуть позже изменили название на «Журнал аутизма и расстройств развития». Издание отдельного журнала означало растущее признание аутизма как самостоятельного нарушения.

    В англоязычной среде начали издавать перечни диагностических критериев. Самые авторитетные из них принадлежали Майклу Раттеру (1968) в Великобритании и Ритво и Фримэну (1977) — в США.

    Все эти разработки создали предпосылки для первого официального признания аутизма как особого состояния — почти через 40 лет после описания его Каннером.

    Официальный диагноз

    Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM) Американской психиатрической ассоциации и Международная классификация болезней (МКБ), публикуемая Всемирной организации здравоохранения, официально признаются во всём мире как системы классификации расстройств и диагностических критериев. DSM рассматривает только психические расстройства и наиболее широко применяется в США. МКБ касается всех видов заболеваний и используется в Европе, включая Соединённое Королевство. В содержании двух авторитетных систем больше сходств, чем различий, хотя аутизм раньше признали в изданиях DSM.

    DSM-III, 1980 год

    В третьем издании DSM впервые ввели категорию «ранний детский аутизм» (РДА), который стал отдельным нарушением в группе первазивных (общих) нарушений развития.

    4 критерия для постановки диагноза РДА:

  • нарушения в установлении социальных контактов,
  • нарушения речи и/или коммуникации,
  • необычные реакции на проявления внешнего мира,
  • раннее проявление симптомов (до 30 месяцев).
  • DSM- IIIR, 1987 год

    Через год после выхода DSM-III Лорна Уинг опубликовала работу о синдроме Аспергера, которая впервые освещала описания «аутистических психопатов» на английском языке. В своей публикации доктор Уинг говорила также о людях с отклонениями в социальном взаимодействии и коммуникации, но без значительных нарушений речи и с уровнем интеллектуального развития не ниже среднего. По её мнению, таких людей следовало относить к «обладателям» синдрома Аспергера.

    Публикация психиатра Уинг сильно повлияла на медицинское сообщество, но её предложения не были учтены в исправленной версии DSM-IIIR в 1987 году. Тем не менее, критерий нарушения речи и/или коммуникации перестал быть решающим для постановки диагноза. В этой редакции термин «РДА» больше не детский, он превратился в «аутистическое расстройство», а количество критериев возросло до 16.

    DSM-IV, 1994 год

    Работа Лорны Уинг привлекла внимание к понятию расстройств аутистического спектра, и в четвёртом издании DSM вместо единичного расстройства ввели ряд первазивных (общих) расстройств развития. Среди них оказались аутистическое расстройство, расстройство Аспергера, неспецифичное первазивное расстройство развития, дезинтегративное расстройство детского возраста и расстройство Ретта.

    Как и в прошлом издании, для постановки диагноза требовались проявления аутичных симптомов в трёх сферах: социальном взаимодействии, коммуникациях и стереотипности поведения. Количество диагностических критериев сократилось с 16 до 12.

    В 2000 году DSM-IV обновили под редакцией -TR (Text revised) с незначительными изменениями.

    МКБ-10

    Всемирная организация здравоохранения опубликовала десятое издание Международной классификации заболеваний в 1992 году.

    Как и в DSM-IV, аутизм в МКБ-10 — совокупность разновидностей под общим названием «общие расстройства психологического развития». Но есть и отличия в терминах: детский аутизм (вместо аутического расстройства), синдром Аспергера (вместо расстройства Аспергера), атипичный аутизм (вместо неспецифичного первазивного расстройство развития). И всё же перечни критериев для постановки диагнозов этих трёх подвидов в целом похожи на DSM-IV.

    В 2018 году готовится к выходу одиннадцатое издание классификации.

    DSM-5, 2013 год

    В 2013 году вышло в свет пятое издание DSM. В нём довольно радикально изменилась концепция аутизма и критерии диагностики.

    Вот главные изменения в DSM-5 по сравнению с DSM-IV:

    1) Расстройство аутистического спектра (РАС) в новой редакции больше не содержит в себе подкатегорий и становится единой категорией. В РАС входит:

  • аутизм (синдром Каннера)
  • синдром Аспергера
  • детское дезинтегративное расстройство
  • неспецифическое первазивное нарушение развития
  • 2) Триаду из основных симптомов для постановки диагноза ограничили двумя группами проявлений: нарушением социального взаимодействия/коммуникации и ограниченными интересами и повторяющимися стереотипными действиями.

    3) Любое поведение относится теперь к категории повторяющегося поведения, включая избыточную или недостаточную реакцию на сенсорные стимулы, которой не было в DSM-IV.

    4) Критерии для диагностики дополнили уточнениями: появилась оценка степени тяжести нарушений и указание наличия или отсутствия дополнительных состояний или особых обстоятельств («спецификатор»). Наиболее часто встречающиеся в практике пункты из спецификатора — умственная отсталость, нарушения речи и сопутствующие заболевания.

    5) Впервые введено понятие «социально-коммуникативное (прагматического) расстройство», которое обособляют от РАС. Этот диагноз ставится лицам со значительными нарушениями социального, эмоционального и коммуникативного характера, но без симптомов стереотипного поведения.

    Один за всех: зачем всё объединили в единый «спектр»

    Понимание аутизма как «спектра» обсуждают с 1979 года: люди с аутизмом обладают рядом общих отклонений в поведении и наравне с этим — существенно различаются по другим параметрам. В 1979 году Лорна Уинг и Джудит Гоулд провели исследования аутичных детей и детей с умственной отсталостью и ввели термин «нарушение аутистического спектра». Новое понятие указывало на целый спектр проблем и подтипов аутизма.

    Некоторые специалисты указывают на несовершенство прошлой системы классификации. Автор книги «Расстройство аутистического спектра: особенности, причины, практические вопросы» Джил Бушер говорит о сложности при работе с тремя предполагаемыми разновидностями аутизма в практике — было нелегко однозначно их разграничить. Чтобы упросить задачу, врачи прибегали к противоречивым «ярлыкам» при диагностике. Наибольшая путаница возникала при разграничении аутистического расстройства и расстройства Аспергера (синдром Аспергера).

    В статье-комментарии к DSM-5 представители Американской психиатрической ассоциации отмечают, что объединение различных симптомов в единое расстройство поддержали эксперты – не было достоверных данных, которые бы доказывали необходимость продолжать разделять эти расстройства. Несмотря на общую категорию для всех проявлений аутистических состояний, с помощью спецификатора можно определять варианты РАС более детально. Например, ребёнка с диагнозом синдрома Аспергера по критериям DSM-IV в DSM-5 необходимо определять как пациента с РАС и отмечать отсутствие задержек развития и отсутствие нарушения речи в спецификаторе.

    Текст: Светлана Завалишина

    Читайте материалы нашего сайта в Facebook, ВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

    neuronovosti.ru