Избыток витамина с шизофрения

Шизофрения и другие психические заболевания

В данном тексте «шизофрения» означает широкий спектр тяжелых психических расстройств, определенных доктором Карлом Пфайфером как «нарушения восприятия неизвестного происхождения». При психических болезнях (вклю­чая шизофрению) с симптомами нервозности, тревожности, депрессии, бреда и другими нарушениями восприятия будут полезны рекомендации, которые были даны в главе «Стихия Огня». Кроме, того, когда эти состояния становят­ся истрщающими, они часто вызывают разрушение всего организма. В этих случаях мудрым решением будет основательное очищение и восстановление соответствующими восстановительными диетами А, В или С .

Эффективное в большинстве случаев лечение было разработано привержен­цами ортомолекулярной медицины. Доктор Карл Пфайфер, опытный пользова­тель этой методики, контролировал лечение более 25 ООО пациентов, многие из которых страдали шизофренией. Его успешный и достаточно простой протокол лечения различных форм шизофрении (описан в книге «Питание и психические болезни» [Healing Arts Press, 1987]) включает потребление достаточного коли­чества некоторых питательных веществ, таких как цинк, марганец, витамины ВЗ, В6, В12, С и фолиевая кислота. Кроме того, приверженцы ортомолекулярной медицины часто отмечали, что симптомы шизофрении пропадали при изле­чении таких состояний, как гипогликемия, аллергия и/или чрезмерный рост дрожжей Candida.

Следуя программе восстановления, больные шизофренией начинают меньше зависеть от лекарственных препаратов и синтетических питательных веществ. В диетах А, В и С перечисленные выше питательные вещества в больших коли­чествах содержатся в зернах, проростках, фруктах, овощах, морских водорос­лях!, богатых хлорофиллом продуктах, свежих маслах и бобовых. Более того, питательные вещества из цельной пищи естественным образом сочетаются с ферментами, минералами, жирными кислотами и другими полезными веще­ствами. Последователи ортомолекулярной терапии могут ожидать большего успеха от самопроизвольного омоложения при использовании хорошей диеты, чем от одних нутриентов.

Интересно, что двумя питательными веществами, которые выписывались Пфайфером и его коллегами при любой форме шизофрении, были марганец и цинк, иногда назначаемые для выведения избытка меди из организма. Шизоф­рения часто сопровождается накоплением в организме избытка меди, а также недостатком марганца и цинка. Тем не менее даже тем больным шизофренией, у которых нет избытка меди, можно без опаски назначать марганец и цинк, по­скольку у них обычно присутствует нехватка этих минералов.

Это говорит о том, что недостаток минералов связан с дополнительной про­блемой: у больных шизофренией часто наблюдается нехватка простагландина PGE1. Превращение линолевой кислоты в гамма-линоленовую кислоту (GLA), как и превращение GLA в PGE1, полностью зависит от цинка. Кроме того, марганец полезен тем, что способствует синтезу жирных кислот в целом. Потребление GLA также повышает уровень PGE1 у больных шизофренией.

Избыток меди в тканях может возникать из-за медных водяных труб, медных внутриматочных спиралей или кухонной утвари из меди; согласно Пфайферу, противозачаточные таблетки и гиповитаминозы витаминов С или ВЗ изменяют течение химических процессов в организме, тем самым вызывая накопление меди. Люди, чья питьевая вода подается по медным трубам, должны перейти на потребление чистой природной или очищенной и обогащенной минералами воды.

Повышенный уровень гистамина в крови, который часто сопровождается недостатком меди, встречается приблизительно при 20 % случаев шизофрении с такими симптомами, как навязчивые идеи, вынужденное влечение и склон­ность к суицидальной депрессии. Люди с повышенным уровнем гистамина могут получать медь из таких источников, как неочищенные зерна, зеленые овощи и бобовые. Медь из неорганических источников, например из медных труб или внутриматочных спиралей, может не оказывать такого полезного воздействия на организм, как медь из пищи.

В связи с высокой вероятностью целиакии (аллергии на глютен) больным шизофренией лучше всего избегать глютенсодержащих зерен (пшеницы, ржи, ячменя и сладкого риса). Вместо них используйте рис, просо, гречиху, кукурузу, овес, киноа и амарант. По другим причинам распространена аллергия на куку­рузу: ее также следует избегать; если она вызывает нежелательные реакции. Для получения дополнительной информации о причинах и средствах для лечения аллергии см. раздел «Аллергия и сочетания продуктов», с. 326.

Гипогликемия и системный кандидоз часто способствуют шизофрении.

В главе «Стихия Огня» обсуждались «Основные синдромы сердца-ума» и другие состояния, сопровождающиеся психическим дисбалансом. Приве­денные там средства могут быть добавлены к рекомендациям из данного раз­дела. Диапазон и причины психических расстройств с психологической точки зрения кажутся очень широкими, однако большинство «психических проблем» поддерживается химическими и физическими дисбалансами, которые могут излечиваться подходящей цельной пищей.

Следующая растительная формула заменяет растения, которые рекомен­довались для восстановительных диет: настой 1 части шлемника (Scutellaria laterifolia), Zz части лобелии (lobelia inf lata) и 1 части корня аира обыкновенного (Acorus calamus и родственных видов). Дозировка: 2-3 стакана в день. Каждое из этих растений по отдельности традиционно применялось при психических расстройствах. Аир имеет долгую историю использования в Индии и Китае для улучшения функционирования головного мозга; он также помогает восстанав­ливать мозговую ткань, которая была повреждена наркотиками, травмами или инсультом.

med-slovar.ru

Витамин В12, старость и шизофрения

Ученые обнаружили, что концентрация витамина В12 в головном мозге снижается по мере старения человека, а также при шизофрении и аутизме.

Об этом сообщает журнал Public Library of Science One (PLOS One).

Например, 10-летний ребенок с аутизмом имеет в три раза меньший уровень В12 в мозге по сравнению со своим здоровым сверстником.

При этом его показатель будет соответствовать здоровому человеку 50-60 лет.

«Мы нашли существенные различия в концентрации витамина В12 в мозге здоровых людей, а также больных шизофренией и аутизмом. Важно то, что указанные различия невозможно выявить при рутинном анализе крови, который проводят в клинике. Между тем, серьезный дефицит В12 в мозге может объяснить некоторые неврологические симптомы, наблюдаемые при этих заболеваниях», — пишут авторы исследования.

Международную группу ученых возглавлял доктор Ричард Дет (Richard Deth), профессор фармакологии Нового Юго-Восточного университета в США. Исследователи сравнивали мозговую ткань умерших доноров разных возрастов и с разными заболеваниями, пытаясь найти биохимические закономерности.

Выяснилось, что уровень витамина В12 в мозге человека 60-80 лет примерно втрое ниже, чем у молодых. Снижение концентрации этого витамина, судя по всему, происходит постепенно на протяжении всей жизни, параллельно со «старческими» изменениями функций головного мозга – ухудшением памяти и интеллекта.

Активная форма витамина В12 – метилкобаламин, или метил-В12, принимает участие в нормальном развитии нервных тканей и контролирует экспрессию целого ряда генов в клетках нервной системы.

Примечательно, что преждевременное снижение уровня метил-В12 в юные годы может негативно повлиять на неврологическое развитие человека и отразиться на его памяти и интеллектуальных способностях позднее.

Как шизофрения, так и аутизм ассоциируются с сильным окислительным стрессом. Ученые полагают, что окислительный стресс определенным образом связан и с дефицитом метил-В12 в мозге больных.

Теперь встал вопрос: можно ли при помощи пищевых добавок с В12, антиоксидантами или глутатионом предотвратить окислительный стресс и улучшить течение обоих заболеваний? Но это уже вопрос будущего.

medbe.ru

Избыток витамина с шизофрения

Передо мной аптечный пузырек с этикеткой: «Аскорбиновая кислота 0,05 г. Детям 1 шт., взрослым 2 – 3 шт. «. Сверяюсь с таблицами.
Чтобы жить дольше и чувствовать себя лучше, таких желтеньких таблеток нужно глотать не менее двадцати в день, а лучше сразу пятьдесят или сто.
Бред какой-то. Однако Лайнуса Полинга, одного из отцов современной биохимии, открывателя белковой альфа-спирали, я привыкла уважать. Как говорил К.С.Льюис, если человек, сделавший невероятное заявление, до этого был разумен и правдив, мы не имеем права сразу назвать его лжецом или дураком. Надо, по крайней мере, выслушать его аргументы.

Человек и другие мутанты

Все знают, что некоторые вещества, необходимые человеку, не синтезируются в организме, а поступают извне. В первую очередь это витамины и незаменимые аминокислоты, важнейшие компоненты полноценного питания (не в кризис будь сказано). Но мало кто задает себе вопрос: как получилось, что более десятка абсолютно необходимых веществ в нашем организме не синтезируется? Живут ведь лишайники и низшие грибы на минимуме органики и все необходимое создают в собственной биохимической кухне. Почему у нас так не выходит?

Вещества, которые добываются во внешней среде (а значит, могут поступать нерегулярно или совсем пропасть), вряд ли заняли бы важные «посты» в метаболизме. Вероятно, наши предки умели синтезировать и витамины, и все аминокислоты. Позднее гены, кодирующие нужные ферменты, были испорчены мутациями, но мутанты не погибали, если находили пищу, которая восполняла дефицит. Они даже получали преимущество перед немутантной родней: переваривание пищи и удаление отходов требует меньше энергии, чем синтез полезного вещества de novo. Неприятности начинались только при перемене рациона.

Очевидно, что-то подобное происходило и с другими видами. Кроме людей и человекообразных обезьян, аскорбиновую кислоту не умеют синтезировать и другие исследованные приматы (например, беличья обезьяна, макака-резус), морские свинки, некоторые летучие мыши, 15 видов птиц. А у многих других животных (в том числе у крыс, мышей, коров, коз, кошек и собак) с аскорбиновой кислотой все в порядке.

Интересно, что и среди морских свинок, и среди людей встречаются индивидуумы, которые неплохо обходятся без аскорбинки или нуждаются в гораздо меньших ее количествах. Самый знаменитый из таких людей – Антонио Пифагегга, спутник и хронист Магеллана. В его корабельном журнале отмечено, что во время путешествия на флагманском корабле «Тринидад» 25 человек из 30 заболело цингой, сам же Пифагегга, «благодарение Богу, не испытал такого недуга». Современные опыты с добровольцами также показали, что бывают люди с уменьшенной потребностью в витамине С: по долгу не едят ни фруктов, ни зелени и хорошо себя чувствуют. Возможно, в их генах произошли исправления, вернувшие активность, или же появились другие мутации, позволяющие более полно усваивать витамин С из пищи.Но пока запомним главное: потребность в аскорбиновой кислоте индивидуальна

Рис.1 Превращение аскорбиновой кислоты в дегидроаскорбат необходимо для нормального протекания некоторых важнейших клеточных реакций. Действие витамина С как стимулятора иммунной системы еще не до конца изучено, но сам факт стимуляции не подлежит сомнению

Зачем вообще нужно это незаменимое вещество? Основная роль аскорбиновой кислоты (точнее, аскорбат-иона, поскольку в нашей внутренней среде эта кислота диссоциирует) – участие в гидроксилировании биомолекул (рис.1). Во многих случаях для того, чтобы фермент присоединил к молекуле ОН-группу, одновременно должно произойти окисление аскорбат-иона до дегидроаскорбата. (То есть витамин С работает не каталитически, а расходуется, как и другие реагенты.)

Важнейшая реакция, которую обеспечивает витамин С, – синтез коллагена. Из этого белка, по сути, сплетено наше тело. Коллагеновые тяжи и сетки формируют соединительные ткани, коллаген содержится в коже, костях и зубах, в стенках сосудов и сердца, в стекловидном теле глаз. А чтобы вся эта арматура могла собраться из белка-предшественника, проколлагена, определенные аминокислоты в его цепочках (пролин и лизин) должны получить ОН-группы. Когда аскорбинки не хватает, наблюдается дефицит коллагена: прекращается рост организма, обновление стареющих тканей, заживление ран. Как следствие – цинготные язвы, выпадение зубов, повреждения стенок сосудов и прочие страшные симптомы.

Другая реакция, в которой участвует аскорбат, превращение лизина в карнитин, протекает в мышцах, а сам карнитин необходим для мышечных сокращений. Отсюда усталость и слабость при С-авитаминозах. Кроме того, организм использует гидроксилирующее действие аскорбата, чтобы превращать вредные соединения в безвредные. Так, витамин С очень неплохо способствует выведению холестерина из организма: чем больше витамина принимает человек, тем быстрее холестерин превращается в желчные кислоты. Сходным образом быстрее выводятся и бактериальные токсины.

С обратным процессом – восстановлением аскорбата из дегидроаскорбата – по-видимому, связано действие витаминов-синергистов С (то есть усиливающих эффект от его приема): многие из этих витаминов, как, например, Е, обладают восстановительными свойствами. Интересно, что восстановление аскорбата из полудегидроаскорбата тоже вовлечено в очень важный процесс: синтез дофамина, норадреналина и адреналина из тирозина.

Наконец, витамин С вызывает физиологические эффекты, механизм которых еще не раскрыт до конца, но наличие их четко продемонстрировано. Самый известный из них – стимуляция иммунной системы. В усиление иммунного ответа вносит вклад и увеличение числа лимфоцитов, и быстрейшее перемещение фагоцитов к месту инфекции (если инфекция локальна), и некоторые другие факторы. Показано, что в организме больного при регулярных приемах витамина С повышается выработка интерферона.

От рака до сенной лихорадки

Из сказанного в предыдущей главе легко вычислить, какие болезни должен предотвращать витамин С. Про цингу мы говорить не будем, поскольку надеемся, что нашим читателям она не угрожает. (Хотя даже в развитых странах иногда болеют цингой. Причина, как правило, – не отсутствие денег на фрукты, а лень и равнодушие больного. Апельсины, конечно, дорогое удовольствие, но смородина летом и квашеная капуста зимой никого еще не разорили.)

Однако цинга – экстремальный случай авитаминоза С. Потребность в этом витамине возрастает и во многих других случаях. Усиление иммунного ответа и активный синтез коллагена – это и заживление ран и ожо гов, и послеоперационная реабилитация, и торможение роста злокачественных опухолей. Как известно, опухоли, чтобы расти, выделяют в межклеточное пространство фермент гиалуронидазу, который «разрыхляет» окружающие ткани. Ускорив синтез коллагена, организм мог бы противодействовать этому разбойному нападению, локализовать опухоль и, может быть, даже задушить ее в коллагеновых сетях.

Разумеется, простое и общедоступное средство от рака не внушает доверия. Но надо подчеркнуть, что сам Полинг никогда не призывал онкологических больных заменить все виды терапии ударными дозами аскорбиновой кислоты, а предлагал применять и то, и другое. А не испробовать средcтво, которое теоретически может помочь, было бы преступно. Еще в 70-е годы Полинг и шотландский медик Айвен Камерон провели несколько серий экспериментов в клинике «Вейл оф Левен» в Лох-Ломондсайде. Результаты были настолько впечатляющими, что в скором времени Камерон перестал выделять среди своих пациентов «контрольную группу» – счел безнравственным ради чистоты эксперимента лишать людей лекарства, которое доказало свою пригодность (рис.2).

Рис.2 Действие сверхдоз аскорбиновой кислоты при восьми видах онкологических заболеваний. В контрольной группе (она показана гладкой линией) спати не удалось никого, а среди пациентов Полинга и Камерона есть выздоровевшие

Про лечение гриппа и простуды «по Полингу» знают все. Регулярный прием больших доз аскорбинки снижает заболеваемость. Сверхдозы при первых симптомах предотвращают болезнь, а сверхдозы, принятые с опозданием, облегчают ее течение. С этими положениями Полинга уже никто всерьез и не спорит. Споры идут лишь о том, на сколько процентов и при каких условиях приема снижается процент заболевших и ускоряется выздоровление. (Об этом мы еще поговорим.) Снижение температуры после приема витамина С вызывается его противовоспалительным эффектом – угнетением синтеза специфических сигнальных веществ, простагландинов. (Так что жертвам сенной лихорадки и прочим аллергикам аскорбинка тоже может быть полезна.)

Подобным образом действуют многие антигистаминные средства, например аспирин. . С одним «но»: синтез одного из простагландинов, а именно PGE1, аскорбиновая кислота не угнетает, а стимулирует. Между тем именно он повышает специфический иммунитет

Суточная доза по Минздраву и по горилле

Словом, в том, что витамин С полезен для здоровья, не сомневаются даже самые непримиримые противники Полинга. Яростные споры на протяжении тридцати с лишним лет идут только о количестве, в котором его надо принимать.

Прежде всего, откуда взялись общепринятые нормы – суточные дозы витамина С, которые фигурируют в энциклопедиях и справочниках? Ежедневная норма для взрослого мужчины, рекомендуемая Академией наук США, – 60 мг. Наши нормы варьируют в зависимости от пола, возраста и профессии человека: 60 – 110 мг для мужчин и 55 – 80 для женщин. При этих и больших дозах не бывает ни цинги, ни выраженного гиповитаминоза (утомляемости, кровоточивости десен). По данным статистики, у людей, потребляющих не менее 50 мг витамина С, признаки старости проявля ются позже на 10 лет, чем у тех, чье потребление не дотягивает до этого минимума (зависимость тут не плавная, а именно скачкообразная).

Однако минимальная и оптимальная доза – не одно и то же, и, если человек не болен цингой, это не означает, что он совершенно здоров. Мы, несчастные мутанты, неспособные обеспечить себя этим жизненно важным веществом, должны быть рады любому его количеству. Но сколько витамина С нужно для полного счастья?

Содержание аскорбинки в организме (как и других веществ, необходимых всем органам и тканям) часто выражают в миллиграмах на единицу веса животного. В организме крысы синтезируется 26 – 58 мг аскорбиновой кислоты на килограмм. (Таких больших крыс, к счастью, не бывает, но в килограммах удобнее сравнивать данные по разным видам.) Если пересчитать на средний вес человека (70 кг), это даст 1,8 – 4,1 г – по порядку величины ближе к Полингу, чем к официальным нормам! Сходные данные получены и для других животных.

Горилла, которая, как и мы, дефектна по синтезу аскорбиновой кислоты, но, в отличие от нас, сидит на вегетарианской диете, в сутки потребляет около 4,5 г витамина С. (Правда, надо иметь в виду, что средняя горилла весит больше среднего человека.) А если бы человек строго придерживался растительной диеты, он получал бы на свои 2500 калорий, необходимых для жизни, от двух до девяти граммов аскорбинки. Питаясь одной смородиной и свежим перцем, можно съесть и все 15 граммов. Получается, что «лошадиные дозы» вполне физиологичны и со ответствуют обычному здоровому метаболизму.

Однако у большинства людей свободного времени меньше, чем у горилл. Целый день пережевывать низкокалорийную свежую зелень, овощи и фрукты нам не позволят дела. И вегетарианская диета, содержащая вареные продукты, положения не поправит. Обычный полноценный дневной рацион без сыроядения и прочего героизма дает всего лишь около 100 мг. Даже если положить в тарелку капустного салата и запить его апельсиновым соком.

Таким образом, у современных горожан нет иного выхода, кроме дополнительного приема витамина С Мы попались в ловушку, поставленную эволюцией, – сначала утратили собственный механизм синтеза аскорбиновой кислоты, а потом научились охотиться и ступили на путь цивилизации, который увел нас от зелени и фруктов, положенных высшим приматам, прямо к цинге и гриппу. Но те же достижения цивилизации подарили нам биохимию и органический синтез, который позволяет получать дешевые и общедоступные витамины. Почему бы не воспользо ваться этим преимуществом?

«Чужой жратвы не надо нам, пусть нет, зато своя!»

«Любой препарат в больших дозах становится ядом. Медикам давно известны гипервитаминозы – болезни, вызванные избытком витамина в организме. Вполне вероятно, что пациент Полинга, начав лечиться от одной болезни, заработает другую». Это для Полинга вопрос принципиальный. В своих книгах он часто вспоминает, как в 60-е годы, занимаясь биохимией психических заболеваний, узнал о работах канадских врачей, которые давали ударные дозы витамина В3, (до 50 г в день) больным шизофренией. Полинг обратил внимание на парадоксальное сочетание свойств: высокая биологическая активность при минимальной токсичности. Тогда же он назвал витамины и подобные им соединения «ортомолекулярными веществами», чтобы отличить от других лекарств, которые не столь легко вписываются в естественный метаболизм.

Витамины вообще и аскорбиновая кислота в частности, пишет Полинг, значительно менее ядовиты, чем обычные широко распространенные средства от простуды. Аспирином ежегодно травятся насмерть десятки людей, однако не наблюдалось ни одного случая отравления аскорбинкой. Что касается избытка в организме: описаны гипервитаминозы А, D, но гипервитаминоза С до сих пор не описал никто. Единственный неприятный эффект при его употреблении в больших дозах – послабляющее действие.

«Избыток аскорбиновой кислоты способствует камнеобразованию, вреден для печени, уменьшает выработку инсулина. Лечение сверхдозами аскорбиновой кислоты не может быть применено, если больному необходимо поддерживать щелочную реакцию мочи». Разговоры о вреде витамина С до сих пор идут на уровне эмоционального противопоставления «таблеток» и «естественного». Не было ни одного корректного, хорошо спланированного эксперимента, который бы убедительно продемонстрировал этот вред. А в тех случаях, когда почему-либо нежелателен прием больших доз кислого вещества, можно принимать, например, аскорбат натрия. (Его легко приготовить, растворив порцию аскорбинки в стакане воды или сока и, «погасив» содой, сразу выпить.) Аскорбат так же дешев и так же эффективен, а реакция у него щелочная.

«Нет смысла принимать огромные дозы витамина С, которые рекомендует Полинг, так как избыток все равно не усваивается, а выводится из организма с мочой и калом». Действительно, при потреблении аскорбинки в небольших количествах (до 150 мг в день) ее концентрация в крови примерно пропорциональна потреблению (около 5 мг/литр на каждые 50 мг проглоченных), а при увеличении дозы эта концентрация возрастает медленнее, зато растет содержание аскорбата в моче. Но по-другому и быть не может. Первичная моча, фильтрующаяся в почечных канальцах, находится в равновесии с плазмой крови, и в нее попадают многие ценные вещества – не только аскорбат, но и, например, глюкоза. Затем моча концентрируется, происходит обратное всасывание воды, а специальные молекулярные насосы возвращают в кроветок все ценные вещества, которые жалко терять, в том числе и аскорбат. При потреблении около 100 мг аскорбинки в сутки обратно в кровь возвращается более 99%. Очевидно, работа насоса обеспечивает наиболее полное усвоение доз, близких к минимальной: дальнейшее увеличение мощности – это слишком большие по эволюционным меркам затраты.

Понятно, что чем больше начальная (сразу после переваривания пищи) концентрация аскорбинки в крови, тем больше потери. Но все же и при дозах более 1 грамма три четверти витамина усваивается, а при огромных «полинговских» дозах (более 10 граммов) около 38% витамина остается в крови. Кроме того, аскорбиновая кислота в моче и кале предотвращает развитие рака кишечника и мочевого пузыря.

«Сверхдозы аскорбиновой кислоты препятствуют зачатию, а у беременных могут вызывать выкидыш». Предоставляем слово самому Лайнусу Полингу. «Основанием для таких за явлений послужила короткая заметка двух врачей из Советского Союза, Самборской и Фердмана (1966). Они сообщили, что двадцати женщинам в возрасте от 20 до 40 лет с задержкой менструации от 10 до 50 дней орально давали по 6 г аскорбиновой кислоты в течение каждого из трех последовательных дней и что у 16 из них после этого возобновились менструации. Я написал Самборской и Ферд ману письмо с просьбой сообщить, проводился ли какой-нибудь тест на беременность, но вместо ответа они прислали мне еще один экземпляр своей статьи».

Вот так и возникают мифы. А в Америке аскорбинку в сочетании с биофлавоноидами и витамином К прописывают как раз для предотвращения выкидыша. Аскорбинку в больших дозах применяют и для профилактики перенашивания беременности, на последних неделях срока. Но в этих случаях ее действие скорее нормализующее, чем наоборот. И в норме аскорбиновая кислота беременной женщине очень нужна: когда ребенок растет, синтез коллагена идет полным ходом. Еще в 1943 году было установлено, что концентрация аскорбата в крови пуповины примерно в четыре раза превышает концентрацию в крови матери: растущий организм избирательно «высасывает» нужное вещество. Будущим мамам даже официальная медицина рекомендует по вышенную норму аскорбинки (например, таблетки для беременных и кормящих женщин «Lady’s formula» содержат ее 100 мг). И даже российские врачи иногда советуют беременным принимать аскорбинку, чтобы не заболеть гриппом: при первых, самых слабых симптомах или после контакта с больным – полтора грамма, на второй и на третий день – по грамму.

По таблетке за сигаретку

Итак, норма аскорбинки по Полингу – 6 – 18 г в сутки. Но все-таки шесть или восемнадцать? Почему такой разброс и сколько надо принимать лично вам?

Внимательный читатель, конечно, обратил внимание на неувязку в предыдущей главе: если каждые 50 мг аскорбинки повышают ее концентрацию в крови на 5 мг/литр, а объем крови у человека 4 – 6 литров, то почему го ворится о 99% усвоения? На самом деле все правильно: примерно половину витамина С сразу поглощают клетки и ткани, которые в нем нуждаются. Но как узнать, сколько именно витамина им нужно? Мы говорили, что потребность в аскорбинке сугубо индивидуальна. Она зависит и от массы тела, и от физической активности, и от состояния здоровья пациента, и от его личных биохимических особенностей (например, от того, насколько эффективем механизм обратного всасывания).

Способ научный – нагрузочный тест: принять определенное количество аскорбиновой кислоты (допустим, 1 г) и потом в течение 6 часов замерять ее концентрацию в моче. Так можно определить, насколько интенсивно ткани поглощают витамин и какая его доля остается в организме. У большинства людей в мочу попадут 20 – 25%. Но если в моче аскорбинки не будет совсем или будет очень мало, это значит, что человеку нужна большая доза.

Более простой способ – принимать суточную дозу в один прием и увеличивать ее, пока не ощутите слабительный эффект. Полинг считает, что этот «предел кишечной толерантности» четко коррелирует с истинной потребностью организма в аскорбиновой кислоте. (К сожалению, у Полинга не говорится, как вводить поправку тем, у кого без аскорбинки проблемы со стулом.) Обычно эффект наступает в интервале 4 – 1 5 граммов, но тяжело больные люди могут потреблять и гораздо больше.

Интересно, что у одного и того же человека потребность в аскорбинке изменяется в зависимости от того, здоров он или болен. Повышенная потребность в аскорбинке наблюдается при бактериальных инфекциях, психических заболеваниях и у злостных курильщиков. Экспериментально показано, что каждая выкуренная сигарета разрушает 25 мг витамина С. А дальше, господа курильщики, считайте сами, сколько вы должны вашему организму за полпачки в день.

Немаловажное замечание: тот, кто начал принимать большие дозы витамина С, должен иметь в виду, что прекращать прием нежелательно – это может ухудшить самочувствие (сам Полинг называет это «эффектом отката»). Но не лучше ли попасть в биохимическую зависимость от витамина, чем от сигарет и алкоголя?

А в общем, согласны мы с Полингом или нет относительно сверхдоз, его аргументация помогает взглянуть правде в глаза. Естественным образом, вместе с пищей, мы, трудоголики смутного времени, не получим даже минимального необходимого количества аскорбинки. Хотя бы одну желтенькую таблетку принять надо. .

Памятка хозяйкам: витамин С в продуктах разрушается быстрее при нагревании с доступом воздуха, в щелочной среде, а также при контакте даже с ничтожными количествами железа и особенно меди. Поэтому старайтесь пользоваться эмалированной посудой; ягоды лучше разминать деревянной ложкой, чем протирать через сито или крутить в мясорубке. Неплохо добавить в компот щепотку лимонной кислоты.В блюдах с высоким содержанием белка или крахмала витамин С сохраняется лучше, так как белки связывают медь. Больше всего витамина С в шиповнике коричном (2 – 4%), меньше в яблочном (1,6%) и в морщинистом (1,5%). Витамина больше в плодах с мясистыми чашелистиками, медленносохнущимии и поднятыми вверх, чем с отогнутыми вниз тоненькими.

www.chem.msu.su

Переизбыток аминокислот может быть причиной развития шизофрении

Новое исследование связывает шизофрению с переизбытком аминокислот в рационе беременных женщин. Ученые надеются, что результаты их исследования помогут разработать новые более эффективные методы лечения расстройства.

Шизофрения — это хроническое психическое расстройство, характеризующееся бредовыми идеями, слуховыми галлюцинациями и параноидальными мыслями. Его симптомы можно классифицировать как «позитивные» и «негативные».

«Позитивные симптомы» характерны только для людей с диагнозом шизофрения и не встречаются у здоровых людей. Они могут включать галлюцинации, мании и тревожные мысли.

«Негативные симптомы», напротив, являются нарушениями нормального поведения, например, бесчувственное поведение (известное как «плоский аффект»), отсутствие удовольствия от ранее любимых занятий, трудности в осуществлении различных видов деятельности.

По данным Национального института психического здоровья, факторы риска шизофрении варьируются от генетических и экологических до химических дисбалансов в мозге.

В настоящее время лечение шизофрении включает в себя прием антипсихотических препаратов, психосоциальные методы лечения (обучение людей с диагнозом поведению в социальной среде), а также более сложный подход, называемый «скоординированная специальная помощь», которая включает как лекарственные препараты, так и разнообразные методы лечения, сосредоточенные на навыках преодоления и интеграции.

Новое исследование, проведенное учеными из Калифорнийского университета в Ирвайне, выявило еще одну возможную причину расстройства, которая может привести к разработке более эффективных методов лечения и профилактических подходов. Результаты исследования, которое вела доктор Амаль Алачкар, были недавно опубликованы в журнале «Молекулярная психиатрия».

Подсказки в исследованиях 1960-х годов

В исследовании основное внимание было уделено роли избытка метионина в организме беременных женщин. Метионин представляет собой аминокислоту, которая не может быть синтезирована организмом, но все же имеет решающее значение в процессе метилирования ДНК, который стимулирует экспрессию генов.

Список продуктов, богатых метионином, включает сыр, молочные продукты, яйца, некоторые виды мяса, фасоль, а также различные семена и орехи.

В исследовании было установлено, что избыток метионина в организме матери может привести к неправильному развитию мозга ребенка, что, в свою очередь, может вызвать шизофрению.

Метионин занимает центральное место в метаболизме с одним углеродом. Это аминокислота, которая регулирует метилирование. Шизофрения является многогенным, приобретенным и эпигенетическим расстройством. Метилирование имеет основополагающее значение для всех этих процессов.

Исследование доктора Алачкар и ее коллег было основано на более старых исследованиях, относящихся к 1960-м годам, которые интуитивно указывали на роль переизбытка метионина в развитии расстройства.

Более старые исследования показали, что введение метионина усугубляет симптомы шизофреники. Это заставило исследователей провести собственные эксперименты, которые показали, что потребление метионина привело к шизофрении у взрослых мышей.

Переизбыток метионина провоцирует шизофрению

Однако ученые подчеркнули, что эти эффекты оказались временными. Чтобы проверить правильность их гипотезы, они разработали новое исследование, в котором экспериментировали с метионином на беременных мышах в течение третьей недели беременности во время развития мозга.

Исследователи трижды вводили обычную суточную дозу метионина мышам, сохраняя то же соотношение, что и в старых исследованиях. Это должно было проверить гипотезу о том, что беременные мыши, получающие избыток метионина, будут давать потомство с шизофренией.

У мышат действительно наблюдался дефицит развития, соответствующий шизофрении, подтвержденный девятью различными тестами, которые были сосредоточены как на позитивных, так и на негативных симптомах, а также на когнитивных нарушениях, таких как потеря памяти.

Когда исследователи применяли антипсихотические препараты, используемые для лечения шизофрении, они заметили их эффективность. Мышам был дан галоперидол, который нацелен на позитивные симптомы, и клозапин, который в основном нацелен на негативные симптомы и когнитивные нарушения.

Генетические последствия шизофрении

Наиболее значимые выводы исследования состоят в том, что «у мышей наблюдались симптомы шизофрении, но антипсихотические препараты смогли значительно улучшить их состояние».

Что еще более важно, доктор Алачкар отметила, что «один из генов, который был нарушен у мышей, Npas4, ассоциируется с шизофренией». По словам исследователей, впервые было доказано, что «в определенных областях человеческого мозга этот ген также ослаблен».

В будущем исследователи хотят изучить механизмы шизофрении с молекулярной точки зрения, а также разработать новые методы лечения.

ru.likar.info