Эйфория при депрессии

Эйфория – это радостное, повышенное настроение, дающее индивиду чувство благополучия, довольства, зачастую не соответствующее объективным обстоятельствам. У лиц в состоянии эйфории преобладает оптимистическая оценка всей окружающей действительности, а противоположное состояние — аффект им недоступен.

Эйфория сочетается с ускоренным протеканием мыслей, отмечается образным фантазированием, малопродуктивной, но активной деятельностью, медлительностью психических процессов, расторможением влечений, вялостью, пассивностью, отсутствием побуждений.

Повышенное настроение способно возникнуть под влиянием незначительных доз алкоголя, морфия, других психостимулирующих средств и наркотиков. Кислородное голодание (высотная болезнь) и тяжелые соматические заболевания также способны спровоцировать чувство эйфории. Данное нездоровое состояние может выступать проявлением органических поражений головного мозга (прогрессивный паралич) и способна сочетаться с признаками слабоумия (олигофрения).

Симптомы эйфории

Эйфория относится к категории ярко выраженного эмоционального состояния и обнаруживает себя положительными эмоциями, замечательным настроением, добросердечностью, восторженностью, ощущением счастья. В отличии от гипертимии наблюдается невысокая подвижность, некоторая заторможенность, замедленность мыслительных процессов и – совершенное отсутствие в чем-либо затруднений.

Окружающий мир в состоянии эйфории воспринимается, словно сквозь стекла розовых очков, доминирует несокрушимый оптимизм, жизненный трагизм воспринимается неадекватно радостно. Из-за измененного в состоянии эйфории сознания возникает снижение, либо гранично высокое усиление моторных, умственных и рефлекторных процессов.

  • беспричинное повышение настроения;
  • чувство беспечности, довольства, безмятежности;
  • отсутствие ускорения ассоциативных процессов;
  • отсутствие повышения продуктивной деятельности;
  • усиление психической активности;
  • благодушное, блаженно настроение с оттенком безоблачной радости, прекрасным самочувствием;
  • растормаживание влечений (в частности, сексуального);
  • подъем кровяного давления и увеличение частоты сердечных сокращений;
  • бездеятельность и пассивность в поведении.

Часто состояние, когда проявляются симптомы эйфории, достигается в случае прослушивания музыкального произведения, основанного на приятном ритме и повторяющихся отрезках мелодии. Следствием оказывается возникновение транса, соседствующего с благостным добродушным настроением.

Причины эйфории

Медицина рассматривает данное состояние, как нездоровое проявление, наступившее после токсических поражений головного мозга, наркотического опьянения и пр. Попасть в такое состояние человек может и после психологической или физической травмы, однако не надолго.

В зависимости от провоцирующего фактора проводят следующую классификацию:

  1. эйфория как проявление маниакального синдрома (сопровождается некоторым (обычно чисто внешним) повышением психической продуктивности, в отличие от соматогенной эйфории, сопровождающейся ее очевидным снижением);
  2. «пустая», или малопродуктивная эйфория, как проявление тяжелой интоксикации или кислородной недостаточности (при кровопотере, грубоорганических поражениях головного мозга);
  3. эйфория от употребления психоактивных веществ (сопровождается оглушенностью, затруднением всех мыслительных процессов и повышением порога восприятий, грубым нарушением критики);
  4. эйфория в период выздоровления – реконвалесценции после тяжелых заболеваний (например, тифов) (представляет собой сочетание «радости от выздоровления» с компенсаторным усилением функциональной активности надпочечниковой коры).

Эйфория выступает симптомом разных психических заболеваний, ярко выражена при аффективном расстройстве и маниакальном синдроме.

При каких заболеваниях возникает:

  • психопатии,
  • шизофрения,
  • циклотимия,
  • эпилептическая болезнь,
  • органические заболевания головного мозга (опухоли лобных и височных областей, травмы лобных и височных областей),
  • маниакальный синдром,
  • тяжелая интоксикация,
  • кислородная недостаточность,
  • кровопотери,
  • злоупотребление наркотическими препаратами (группы морфина, снотворными),
  • после употребления алкоголя,
  • после тяжелых заболеваний (например, тифов),
  • конечные стадии туберкулезного процесса.
  • Депрессивная реакция, являясь основной причиной, приводит человека за помощью к терапевту и выступает основной жалобой. Сама депрессивная реакция выступает частью цикла, проводящая кривую либо вниз, либо вверх. Во многих случаях депрессивной реакции предшествует эйфория, а крушение ее погружает индивида в депрессию. Если мы желаем понять депрессивную реакцию, то следует понять феномен эйфории.

    Признаки эйфории легко узнаваемы. Индивид в состоянии эйфории гиперактивен, быстро говорит, полон различных идей. Личное самоуважение бросается в глаза, а развитие этого состояния приводит к развитию мании.

    Эйфория выступает лишь меньшей степенью депрессивной реакции. Эго индивида, находящегося в эйфории, настолько перевозбуждено, как будто оно принимает участие в чудотворном, необычном событии, которое осуществит сокровенные мечты. Данная реакция сравнима с реакцией ребенка, которого разлучили с матерью и теперь он ждет ее возвращения с неимоверным возбуждением. Для малыша возвращение мамы и ее любви является самым заветным желанием. Материнская любовь воплощает исполнение всех потребностей ребенка. Возвращение матери дает мотивационный энергетический всплеск, заканчивающийся эйфорией.

    Зачастую, индивид в эйфорийном состоянии неспособен осознать динамику своей реакции, а также воспринимает неосознанно людей за материнские образы, которые должны заботиться, любить и даже кормить его. Первоначальный интерес людей к нему будет, однако возрастая, его эйфория станет раздражать людей, и они от него отшатнутся.

    Нет гарантии, что люди удовлетворят его неосознанные надежды, поэтому со временем индивид почувствует себя отторгнутым. Самоуверенность и самоуважение, сопровождающие эйфорию, растворяются, и наступает депрессия, а с ней и крушение иллюзий.

    Польза и вред эйфории

    Если такое радостное состояние вызывают естественные причины, то польза его очевидна. В такой период человек избавляется от стресса, наполняется положительными эмоциями и расслабляется. Ведь очень важно увидеть прекрасное и получить радость от его созерцания, будь то природа, музыка, картины и т. д.

    Если же эйфория вызвана искусственным путем, то пользы здесь мало. Возвращаясь из такого блаженного состояния, человек стремится вернуться в него обратно. Ведь так важно для художника, поэта или музыканта состояние творческого подъема, когда необходимо завоевать или поддержать свой авторитет или призвание.

    Лечение эйфории

    Чтобы устранить симптомы эйфории необходимо обратиться к психиатру. Именно специалист может дать верную оценку самочувствию пациента, произвести диагностику и назначить последующее лечение эйфории. Наркотики и алкоголь – средства, приносящие с собой ощущение эйфории, на текущий момент времени являются наиболее сильными факторами, влияющими на разрушение социального благополучия.

    Люди, подверженные их влиянию, требуют помощи и лечения в соответствующих врачебных учреждениях – реабилитационных наркологических центрах. Именно в стенах этих организаций они смогут получить квалифицированную помощь от опытных врачей-наркологов, сопровождаемую индивидуальным подходом к терапии.

    Одним из важнейших факторов, оказывающих положительное влияние на излечение от алкогольной и наркотической зависимости, приводящих к состоянию заболевания эйфорией, личная убежденность самого пациента в пагубности приобретенных им привычек с полным осознанием возможных социальных и иных последствий: потерей трудоспособности, деградацией личности, выпадением из социума с ярко выраженной опасностью для него.

    healthsovet.ru

    Какие виды депрессии существуют, и каковы их симптомы?

    Как и остальные заболевания, например, порок сердца или диабет, депрессия проявляется по-разному. Ниже описаны три самых распространенных вида депрессии. Однако необходимо помнить, что внутри этих видов возможны вариации по частоте, тяжести и продолжительности симптомов.

    Глубокая депрессия
    Глубокая депрессия – это совокупность симптомов, включая уныние (см. перечень симптомов), которые вызывают нарушение работоспособности, сна, аппетита и мешают пациенту радоваться когда-то приятным моментам. Подобные приступы депрессии могут возникать один, два или несколько раз в жизни.

    Дистимия
    Дистимия – это менее тяжелая форма депрессии. Она характеризуется длительными (хроническими) симптомами, которые, хотя и не нарушают полностью ход нормальной жизни пациента, но все же не дают ему жить «в полную силу» или чувствовать себя здоровым. Иногда у людей с дистимией наступают периоды глубокой депрессии. Сочетание этих двух видов депрессии называется двойная депрессия.

    Биполярная (маниакальная) депрессия
    Еще один вид депрессии – это биполярная депрессия, которая раньше в медицинской литературе носила называние «маниакально-депрессивный психоз» или маниакальная депрессия. Этот вид депрессии передается по наследству, но встречается реже остальных. Пациенты с биполярной депрессией переживают периоды депрессии и периоды мании или эйфории. Депрессия этого вида часто принимает хроническую форму и возвращается периодически. Иногда настроение пациента меняется стремительно и резко, но гораздо чаще изменения настроения происходят постепенно.
    Во время периода депрессии могут проявляться все или некоторые симптомы депрессии. Во время периодов мании проявляются все или некоторые симптомы эйфории. Эйфория часто влияет на способности к мышлению и суждению и на социальное поведение, впоследствии могут возникнуть неловкие ситуации или другие проблемы. Например, в стадии эйфории могут быть начаты заведомо провальные проекты или приняты откровенно неудачные решения.
    Существует еще один вариант биполярной депрессии, который носит название биполярная депрессия II типа (Обычно встречается биполярная депрессия I типа). Биполярная депрессия второго типа – это синдром, при котором у пациента возникают периодические приступы депрессии, с вкраплениями гипоманиакального состояния (мини-эйфория). Эйфорическое состояние при биполярной депрессии второго типа не полностью соответствует критериям эйфории при биполярной депрессии первого типа.

    Симптомы депрессии и мании

    При депрессии или мании могут проявляться некоторые или все из нижеперечисленных симптомов. Также тяжесть проявления симптомов изменяется индивидуально.

    Симптомы депрессивной стадии биполярной депрессии

  • Постоянное чувство уныния, беспокойства, чувство «пустоты»
  • Безнадежность, пессимизм
  • Чувство вины, собственной ничтожности, беспомощности
  • Потеря интереса к любимым занятиям и увлечениям или удовольствия от них, включая секс
  • Бессонница, раннее пробуждение или сонливость
  • Снижение аппетита и/или потеря веса или переедание и увеличение массы тела
  • Усталость, отсутствие энергии, медлительность
  • Мысли о смерти или самоубийстве, попытки самоубийства
  • Беспокойство, раздражительность
  • Проблемы с концентрацией, памятью, с принятием решений
  • Постоянные нарушения функций организма, не поддающиеся лечению, например, головные и другие боли, нарушения пищеварения.

    Симптомы маниакальной стадии биполярной депрессии

  • Неоправданный восторг
  • Неуместная раздражительность
  • Очень сильная бессонница
  • Грандиозные планы
  • Быстрая и/или излишне громкая речь
  • Несвязные «беглые» мысли
  • Увеличение полового влечения
  • Заметное увеличение энергичности
  • Нарушения суждения
  • Неадекватное социальное поведение

    da-med.ru

    О психологии.

    Эйфория и депрессия

    Посколькудепрессивная реакция — это основная причина, которая приводит человека к терапевту и которая является его основной жалобой, мы упускаем из виду тот факт, что са ма депрессивная реакция является частью цикла, чья кривая может идти либо вверх, либо вниз. В большинстве случаев депрессивной реакции предшествует период эйфории, крушение которой погружает человека в депрессию. Если мы хотим полностью понять депрессивную реакцию, нам также нужно понять феномен эйфории.

    Признаки эйфории легко узнать. Человек в таком состоянии гиперактивен, говорит быстро, полон всевозможных идей, которые он свободно излагает. Его самоуважение так и бросается в глаза. Дальнейшее развитие этого явления приводит к состоянию мании. Психоанализ уже в течение долгого времени пытается решить проблему мании и депрессии. Отто Фенихель рассматривает депрессивную реакцию как первичную. Вот что он пишет по этому поводу: «Ликующий характер мании возникает от высвобождения энергии, которая была связана напряжением депрессии и которая в данный момент ищет своего выхода» /2/. Рассматриваемая с точки зрения эго, такая интерпретация содержит определенную долю истины. В состоянии депрессии эго человека связано с его обессилевшим телом и переполнено чувством безнадежности и отчаяния. Оно пытается освободиться и, освободившись, торжественно поднимается, подобно воздушному шарику, который выпустила рука ребенка. Поднимаясь вверх, оно становится еще более надутым, более напыщенным. В маниакальном состоянии возбуждение нарастает, но это усиленное возбуждение, или энергетический заряд, ограничено областью головы и поверхностью тела, где оно активирует произвольную мышечную работу, что в свою очередь ведет к гиперактивности и чрезмерной разговорчивости. Энергетический поток направлен вверх, а не вниз, и поэтому не приводит к разрядке напряжения, что является функцией нижних частей тела. Вместо этого направленность потока фокусирует внимание на индивидууме и представляет собой попытку восстановить чувство младенческого всемогущества, которое было преждевременно утеряно. Фенихель признает иллюзорный характер мании: «Мания не является подлинным освобождением от депрессии, а судорожным отрицанием зависимости».

    Эйфория — это лишь меньшая степень депрессивной реакции. Эго человека, находящегося в эйфории, так перевозбуждено, будто оно принимает участие в каком-то необычном, чудотворном событии, которое осуществит его самые сокровенные желания. Такую реакцию можно сравнить с реакцией ребенка, который был разлучен со своей матерью и теперь ожидает ее возвращения с чрезмерным возбуждением. Для совсем маленького ребенка возвращение потерявшейся мамы (или ее любви) — его самое заветное желание. Ее любовь воплощает исполнение всех его потребностей.В основе каждой депрессивной реакции лежит утрата материнской любви. Я буду подробно обсуждать этот аспект проблемы в следующей главе. Здесь же важно просто понять, что эта потеря не принималась как безвозвратная. Надежда, как правило неосознанная, на возвращение обеспечивает мотивацией энергетический всплеск, который заканчивается эйфорией. К сожалению, человек в эйфории не осознает динамики своей реакции и того факта, что он неосознанно воспринимает людей вокруг себя как замену материнских образов, которые будут любить, заботиться и даже кормить его. Кажется, что их первоначальный интерес к нему будет поддерживать этот перенос. Но вскоре его эйфория, все возрастая, станет досаждать людям и они отшатнутся от него. Нет никакой вероятности, что они удовлетворят его неосознанные надежды, так что рано или поздно человек почувствует себя отторгнутым. Пузырь самоуверенности и самоуважения, сопровождавший эйфорию, лопнет, и наступит депрессия. Крушение иллюзий — явление биоэнергетическое. Энергетический заряд, который перевозбуждал периферийные структуры тела, снова отходит к центру — к области диафрагмы, желудка и солнечного сплетения. Всемогущее эго становится бессильным. При отсутствии волевых усилий человек, угнетенный депрессией, уже не может продолжать мобилизовывать себя, как он это делал раньше.

    Люди, страдающие от депрессии, не удовлетворили свои оральные потребности: потребности в том, чтобы их держали или поддерживали, потребности в переживании телесного контакта, потребности сосать, получать внимание и одобрение, потребность быть согретыми любовью и заботой. Все это называется оральными потребностями, потому что они соответствуют тому периоду жизни — младенчеству, — в котором доминирует оральная деятельность. Иначе говоря, эти индивидуумы были лишены материнской любви или удовлетворения, которое обеспечивает безусловная любовь. Если такие лишения являются определяющими в структуре характера человека, то его можно назвать оральной личностью. Во взрослом человеке эти неудовлетворенные потребности проявляются в его неспособности находиться в одиночестве, в страхе разлуки, в разговорчивости или в какой-либо другой деятельности, например в хвастовстве или в других ухищрениях, направленных на то, чтобы привлечь к себе внимание, в чувствительности к холоду и, наконец, в зависимом поведении. Если лишения были не такими существенными, то мы говорим, что в характере индивидуума присутствуют оральные черты или оральная тенденция.

    Оральные потребности, не удовлетворенные в детстве, не могут быть восполнены во взрослом периоде жизни. Никакое количество суррогатов материнской любви не сможет возместить человеку чувство безопасности, которое он не смог получить в детстве. Будучи взрослым, он должен сам найти эту безопасность внутри себя. Сколько бы внимания, восхищения, одобрения или любви ни получала оральная личность, это не заполнит ее внутреннюю пустоту. Она может быть заполнена только самим взрослым и только на его взрослом уровне, то есть через его любовь, через его работу и через его сексуальность. Мечта о том, что кто-то может изменить прошлое, — иллюзия. Когда на терапевтическом сеансе пациента побуждают вспомнить или вернуться в младенческое состояние, то целью этого является заставить его заново пережить депривации и встретиться с теми конфликтами и чувствами, которые они породили. Также целью является преодоление его неосознанных инфантильных фиксаций, чтобы таким образом помочь ему начать вести более полную и содержательную взрослую жизнь в настоящем. Но пока его оральные потребности будут продолжать влиять на его поведение, он будет подвержен циклическим перепадам настроения — от эйфории до депрессии.

    Я уже настолько часто видел, как это происходило у оральных личностей, что, начиная с ними работать, заранее предупреждаю их об опасности, кроющейся в эйфории. Если же они все же поддались этому чувству, я предупреждаю их о том, что за этим последует депрессия. Такое своевременное предупреждение всегда помогает, так как оно привносит в их мышление определенную долю реальности, тормозя и смягчая резкие перепады настроения. Поэтому, когда наступит депрессия, она уже не будет носить такой разрушительный характер. В состоянии эйфории человек думает, что все будет хорошо. Но это «хорошо» никогда не наступит, если его скрытые проблемы не будут проработаны в достаточной степени. Только удерживая такого пациента «внизу», можно побудить его глубже соприкоснуться со своими проблемами и, таким образом, способствовать их решению.

    Слово «низ» в нашем случае имеет еще одно значение — противоположности верху, то есть направления к голове. Низ — это направление к нижним частям тела: к ногам, к земле. Нахождение «внизу» приближает любого человека к его реальности. На самом деле, когда человек падает с вершин эйфории в депрессию, то кажется, он падает так глубоко вниз и попадает в такую глубокую яму, из которой не видно дневного света. Поэтому необходимо помочь ему вытащить себя, но это можно сделать, только если пациент поймет, что он в действительности никогда и не стоял на твердой почве. Яма всегда была под ним, замаскированная веточками и листочками, но такой камуфляж недостаточно прочная основа для личности. Сам пациент никогда на самом деле не доверял этому прикрытию, потому что он никогда не позволял своей реальной сущности или своему телу опереться на него всем весом. Он пытался поддержать себя сверху своим эго или своей волей и падал в депрессию, когда его иллюзорные подпорки рушились. Но с каждым разом он пытался подняться все выше и выше над землей, вместо того, чтобы соорудить прочное основание, на котором он мог бы уверенно стоять. Когда он находится в эйфории, он находится вверху, «в воздухе», «в облаках», и его ноги фактически не касаются земли.

    В здоровом человеке отсутствуют такие резкие перепады настроения от эйфории до депрессии. Он всегда стоит на земле, основной плоскости, на которой он базирует свои действия. Он может прийти в возбуждение из-за какого-то события или перспективы, которые направят мощный энергетический поток ему в голову, но твердая почва никогда не уйдет из-под его ног. Он может почувствовать удовольствие или даже радость, но почти никогда не испытает эйфории. Если в конечном счете событие или перспектива разочаровали его, он может загрустить, даже приуныть, но при этом не впадет в депрессию. Он не теряет своей способности подстраиваться под новую ситуацию, чего не в состоянии сделать жертва депрессивной реакции. Когда люди испытывают резкие падения и взлеты своего настроения, это означает, что с точки зрения биоэнергетики они перестали ощущать своими ногами твердую почву. Я думаю, то же самое можно сказать о культуре, которая также впадает в крайности слишком оптимистичного энтузиазма, что все проблемы можно с легкостью решить, и отчаяния, что их решить невозможно. Если люди будут стоять ногами на земле, они смогут взглянуть на свои проблемы реалистично. Они увидят, что их проблемы огромны, как горы, но при этом они также вспомнят, что вера человека способна двигать горы.

    Взлеты, предвещающие падения, также следует рассматривать как попытки избежать депрессивных чувств, которые человек прячет внутри себя. Только так можно объяснить отчаяние, с которым столько молодых людей прибегают к наркотикам, чтобы «взлететь высоко». Наркотический полет уносит их ум высоко, прочь от тела, прочь от унылых, грустных чувств безвылазной ямы, в которую они попадают без их употребления. Трудно винить этих молодых людей за то, что они стремятся к такому выходу, когда врачи назначают другие наркотики, в виде лекарств, их родителям для достижения подобных же целей. И врачей я тоже не виню, потому что отчаяние, депрессия и безвыходность — все это формы безнадежного страдания, которое часто невозможно вынести. Но, к сожалению, ни один наркотик не может помогать вечно. За взлетом, который он приносит, всегда следует падение, и человек впадает в психологическую зависимость, такую же разрушительную, как и любая физиологическая зависимость. Наше спасение лежит только в понимании и принятии подобных падений, потому что они создают хоть какую-то твердую почву, на которой можно что-то построить.

    Алкогольные полеты ничем не отличаются от наркотических, маниакальных или эйфорийных состояний. Человеку, который выпивает, чтобы взлететь высоко, очевидно, тоже нужно некое средство, которое бы его вытащило из «низины», из подавленности и уныния. Я не утверждаю, что каждый, кто выпивает, пытается таким образом избежать депрессии. Но, если человек нуждается в выпивке, это плохой признак. Человек, который может свободно, по своему усмотрению, употреблять или отказываться от алкоголя, получает удовольствие от его расслабляющего или тонизирующего эффекта. Здесь я говорю только о человеке, который пытается «взлететь» при помощи алкоголя. Когда он находится в «полете», то он почти в прямом смысле отрывается от земли. У него нарушено равновесие, ноги не слушаются, и он действительно может почувствовать, что между его ногами и землей образовалось пространство.Каждый знает, что за алкогольным взлетом следует падение. При наличии физических симптомов мы называем это похмельем. Но даже без каких-либо последующих физических эффектов настроение на следующий день подавленное. И если человек не в силах перенести эту подавленность, то у него возникает потребность снова прибегнуть к помощи бутылки. Падение с наркотического взлета может чем-то отличаться от алкогольного. Эффекты от наркотиков обычно длятся дольше, чем от алкоголя. Человек, спустившийся с наркотической высоты, может и не чувствовать себя подавленным на следующий день, потому что наркотик сильнее блокирует чувства, чем алкоголь. Эйфория от марихуаны имеет тенденцию оставлять человека в состоянии апатии, которая может не ощущаться как подавленность, потому что не ощущается совсем. Некоторые утверждают, что они совершили увлекательное путешествие, из которого возвратились в приподнятом настроении. Я не берусь оспаривать это утверждение, потому что в каждом обобщении есть исключения, но они не являются широко распространенным переживанием.

    Должно быть, некоторые люди и в самом деле отчаялись, судя по тому, что они пытаются оставаться на высоте постоянно. Заядлые наркоманы подпадают под эту категорию. Настолько болезненны их уныние и подавленность, что «высокий полет» необходимо получить любой ценой. Но время от времени я встречаю человека, который спрашивает: «Что ж, почему нам нельзя оставаться на высоте постоянно?» Такой вопрос открывает степень нереальности, в которой этот человек пребывает. Я полагаю, что да, человек может оставаться на высоте, принимая наркотики до тех пор, пока он совсем не ослабеет или не умрет. Но это будет его последним падением, после которого уже нельзя подняться. Ничто не может находиться на высоте вечно — ни дерево, ни гора. Но как долго они простоят, зависит от того, насколько глубоко сидят корни в земле, если это дерево, или насколько твердым является основание, если это гора.

    Я уже говорил о депрессии человека, который будто провалился в яму. В действительности яма находится в его чувствах или, если быть более точным, в его теле. Яма в чьих-то чувствах — это ощущение внутренней пустоты, на которую жалуются так много людей, особенно люди с оральной структурой характера. Яма в теле — это отсутствие ощущений в живота. Я уже описывал раньше в случае с оральной личностью, как энергетический заряд отступает от головы к центру тела. Он застревает в этой области, не проходя в нижние части тела. Он удерживается в этой срединной секции из-за страха — неосознанного страха, — что внизу нет земли, на которую можно было бы встать; что ничто или никто не поддержит его, если он отпустит вниз этот заряд. В результате такого зажатия нижние части тела энергетически недозаряжены, что создает сильное чувство беспомощности и опасности. И в животе, который служит вместилищем мужества, силы воли, также отсутствует ощущение или заряд. Когда в животе нет никаких ощущений, то возникает чувство, что нет и мужества, чтобы встать на собственные ноги и сориентироваться в жизни. Пустой живот, глубокий страх, что у него отсутствует сила воли или что он не сможет устоять в кризисной ситуации, — все это образует широкую брешь личности. По японским представлениям, живот — это жизненный центр человека. Он называется «Хара». Вот что говорит по этому поводу Карлфрид Дюркгейм: «Японцы понимали, что жизнь на земле, как в нужде, так и в достатке, можно правильно прожить только при условии, если человек не выпадает из космического порядка и если он поддерживает контакт с великим первоначальным единством» /3/. Прочный контакт с этим единством показан на примере человека, который сохраняет свой незыблемый центр тяжести в этом центре — центре Хара. Поэтому в изображении Будды, как и в изображении других великих учителей, живот показан как центр, «из которого исходят все движения и из которого тело черпает силу, получает направленность и измерение».Независимо от того, принимаем мы или нет такой взгляд, мы должны признать, что живот — это та часть, в которой зарождается жизнь и из которой она появляется на свет.

    Согласно учению японцев, если у человека развит Хара, то это означает, что он центрирован. Это также означает, что он уравновешен как физически, так и психически. Уравновешенный человек всегда спокоен, везде чувствует себя свободным, и, пока он остается таким, его движения будут легкими и плавными, но одновременно и уверенными. Хара — важнейший элемент — тайна философии Дзен, ибо человек, обладающий им, действует в резонанс со всеми силами внешнего мира. Поэтому его движения не диктуются волей, но протекают свободно и естественно как ответ целого существа на конкретную ситуацию. Кто-то может не без основания спросить: «Почему живот играет такую важную роль?» На это я отвечу так: он является «вместилищем» жизни. Человек буквально помещен в свой живот и так контактирует с основанием таза, половыми органами и ногами. Если человек «выдергивает» себя вверх, в грудь или в голову, эта важная связь теряется. Движение вверх — это движение по направлению к сознанию и к эго. В культуре, которая придает чрезмерное значение этим аспектам личности, правильным положением тела считается узкий, втянутый живот и широкая грудь. В античной мифологии диафрагма олицетворяла поверхность земли. Все, что находилось над поверхностью, было светлым и поэтому сознательным. Под поверхностью простирается темнота, которая представляет собой бессознательное. Поднимая себя над диафрагмой, человек отрывает сознание от его глубоких корней в бессознательном. Важность живота и центра Хара заключается в том, что, только если человек может пребывать в своем животе, ощущая его мудрость, — только тогда возможно избежать расщепления между сознательным и бессознательным, между эго и телом, между своей самостью и остальным миром. Хара представляет собой состояние интеграции или единства личности на всех жизненных уровнях.Человек, у которого развит Хара, — это, конечно же, внутренне-ориентированный человек, со всеми присущими этому качествами. В действительности Хара представляет собой высшее состояние трансценденции, в котором человек, через полную реализацию своей сущности, ощущает себя частью Великого Единства или Вселенной. Вера такого человека — это не вопрос убеждений, который является функцией сознательного разума, а результат глубокого внутреннего чувства, которое он ощущает в своем животе. И только такая вера обладает подлинной силой. Этот взгляд подводит нас к пониманию того, что настоящую веру нельзя получить через проповедь. Ее можно получить только путем переживаний, которые достигают живота и вызывают внутреннее чувство.

    Быть завершенной, полной личностью, удовлетворенной во всех отношениях, означает быть наполненным, что в свою очередь подразумевает наполненный как хорошей едой, так и хорошими чувствами живот. Но это не то же самое, что иметь толстое пузо, образовавшееся в результате скопления жира. Та полнота, которую я имею в виду, — это признак живучести и выносливости организма, с которой я столкнулся много лет назад в довольно драматических обстоятельствах. Моя сука принесла свой первый приплод — десять живых щенят. Поскольку это был также и наш первый опыт знакомства с собачьими родами, мы с женой сперва растерялись, не зная, как действовать в данной ситуации. Если не вмешиваться, то более сильные щенки высосут все молоко — и слабые погибнут. В конце первого дня мы вызвали ветеринара. Он принял простое и единственно верное решение: разделил щенков на две группы — сильную и слабую. Сначала к соскам допустили слабых. Когда они закончили, разрешили пососать сильным. Чтобы определить, кто из них сильнее, а кто слабее, он поднимал каждого и ощупывал его брюхо. Те щенята, которые имели полное брюхо, были отнесены к сильным. После такой классификации все десять щенят выжили и зажили припеваючи.

    o-psihologii.info