Экономика сша после депрессии

Экономику США спасет «хорошая война»

Ведущий заокеанский экономист зявил, что новые вооруженные конфликты выведут страну из кризиса

Победоносная война или энергичная подготовка к ней стали бы лучшими средствами для вывода американской экономики из нарастающего кризиса. Об этом, по сути, заявил бывший председатель Федеральной резервной системы (ФРС) США Бен Бернанке, выступая в Брукинском институте (Brookings Institution) — ведущем консервативном центре США по изучению политики и экономики.

«Военные расходы увеличивают общий спрос в экономике, в особенности в ситуации с высокой безработицей и рецессией. Конечно, военные задачи все же лучше держать особняком от краткосрочных целей и задач в экономике, однако иногда они довольно важны», — отметил бывший руководитель ФРС.

По его словам, одним из наиболее очевидных примеров является Вторая мировая война, «когда колоссальные военные заказы буквально вытащили экономику США из депрессии и оказали огромный эффект на увеличение производства, который ощущался и после окончания войны».

По мнению Бернанке, сокращения военных расходов, начиная с 2010 года, оказали негативное влияние на темпы роста ВВП США.

«Сегодня военные расходы не составляют такой большой доли в ВВП, как прежде, во Вторую мировую войну или в 1960-е годы, однако эффекты от изменения в их объемах, тем не менее, довольно ощутимы, и за последние несколько лет они были негативными», — заявил экс-глава американского регулятора.

О каких «смертельных» видах вооружений Пекина забывают в Вашингтоне

Особо Бернанке подчеркнул, что «одним из наиболее серьезных положительных эффектов от военных расходов была и остается связь между военными разработками и более широкими технологическими тенденциями».

«Именно это — один из основных источников роста экономики США в долгосрочной перспективе. Мы остаемся (благодаря войнам, — „СП“) технологическим лидерами в мире, в этом заключается один из основных элементов нашей силы как государства», — подытожил Бен Бернанке.

На деле, бывший глава ФРС прямым текстом объявил: только война реально «подбросит» американскую экономику, и позволит ей преодолеть негативные последствия нынешнего кризиса.

Что стоит за выступлением Бена Бернанке, какие войны могли бы вернуть Америке позиции безальтернативного экономического лидера?

— Бен Бернанке — не просто авторитет в мировых финансовых кругах, к которому прислушиваются деловые круги США. Он глубокий аналитик, хорошо понимающий геополитическую ситуацию, — считает академик Академии геополитических проблем, в 1996—2001 годах начальник Главного управления международного военного сотрудничества Миниобороны РФ, генерал-полковник Леонид Ивашов. — Надо думать, влияние военных расходов на рост американской экономики Бернанке, будучи директором ФРС, изучил досконально.

Говоря об этом влиянии, надо иметь в виду, что американцы вывели значительную часть своего промышленного производства в страны Азии, где дешевая рабочая сила и дешевое сырье. Но предприятия оборонно-промышленного комплекса и космическое производство Америка сохранила на собственной территории. В этой ситуации Бернанке прав вдвойне: чтобы раскрутить американскую экономику в ее нынешнем виде, позарез нужны огромные военные заказы.

К тому же только военная раскрутка экономики наиболее эффективна. Скажем, вы выпускаете автомобили. Но каждый из проданных вами авто стоит относительно недорого, и насыщает рынок, поскольку его владелец не будет менять автомобиль несколько лет.

С оружием ситуация принципиально иная. Крылатая ракета стоит не менее миллиона долларов. Сразу после выпуска она может быть подвешена под крыло боевого самолета и пущена в дело. Тогда военному заводу поступит новый заказ.

Именно капитал, пущенный в ВПК в период войн, приносит максимальные прибыли. Он умножает рабочие места и ускоряет общее движение средств в финансовой системе страны. Все это крайне позитивно влияет на рост ВВП.

В США считают, что в последних операциях Альянс действовал нерешительно и неэффективно

Америка стала великой державой во многом благодаря заказам в период Первой и Второй мировых войн. Америка поставляла продукцию всем — Великобритании, фашистской Германии, СССР. На всех зарабатывала. Плюс к тому, война в Европе заставила почти все европейские страны вывезти свои золотые запасы на хранение в безопасное место — в ту же Америку. США и их пустили в дело, чем дополнительно раскрутили свою экономику.

«СП»: — Какие войны сейчас работают на Америку?

— Прежде всего — кризис на Ближнем Востоке, который запланирован лет на двадцать. Этот кризис — удар по Европе, Китаю и азиатским странам, как основным потребителям ближневосточной нефти. Кроме того, с точки зрения США, это еще и способ устранить конкурентов на нефтяном рынке.

На военную машину США работает сегодня и Европа. Нынешняя структура НАТО устроена таким образом, что сами европейцы, без помощи американцев, воевать не могут. Например, европейские армии не имеют самолетов дальнего радиолокационного обзора, спутниковой системы разведки и навигации. В результате, едва возникает очередная война — европейцы выстраиваются в очередь за американским вооружением.

Кстати, именно для «стимуляции» европейцев США демонизируют Россию. И, надо сказать, довольно успешно — европейцы все охотнее раскошеливаются на военные нужды.

Но важно понимать: военные расходы приводят к благополучию не всей американской нации, а только определенных компаний и тех политических групп, которые базируются на оборонно-промышленном капитале.

«СП»: — Почему Бернанке поднял тему военной стимуляции экономики?

— Выступление бывшего руководителя ФРС лежит в русле новой Стратегии национальной безопасности США, которая принята в феврале текущего года. В документе, напомню, сделана ставка на однополярный мир, Россия названа в числе главных угроз, и провозглашен принцип отстаивания американских национальных интересов в любой точке мира с позиции силы. Это означает, что военные расходы США в ближайшее время будут расти. Я не исключаю, что они не только достигнут прежней рекордной планки 600 млрд долларов в год, но и преодолеют ее.

«СП»: — К чему это приведет?

— К большой мировой войне без применения ядерного оружия. Либо к серии войн регионального характера. Сейчас раскручивается межкорейский кризис, нет даже попытки предотвратить войну на Ближнем Востоке, тлеет украинский кризис. Ну и, конечно, возможен конфликт между США и Китаем. Либо между Японией и КНР.

Очень тревожная ситуация складывается и в Арктике. Словом, конфликт может возникнуть в любом регионе мира, особенно в ситуации, когда американская экономика падает. Готовится, на мой взгляд, целая серия конфликтов. И очень скоро США останется лишь поднести спичку — мир взорвется…

-Для великих держав военно-промышленный комплекс является мощным локомотивом экономики, — отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Да и разработки, изначально создаваемые в рамках военных проектов, действительно зачастую уходят «на гражданку». Для России, кстати, сказанное тоже отчасти справедливо. Наш ВПК сегодня в целом поддерживает российскую экономику.

Тем не менее, я бы на месте Бена Бернанке не стал проводить параллели между Второй мировой и нынешними войнами, которые ведут американцы. Все-таки Соединенные Штаты в боевых действиях и Первой, и Второй мировой, по большому счету, участия не принимали. Они умело подсуетились в конце обеих кампаний, чтобы прибрать к рукам плоды победы. В этом американцы мастера.

По словам Джона Керри, США ждет крах в случае срыва соглашения с Ираном

Конечно, американская экономика в период Второй мировой получила мощный толчок к развитию. Она освоила и огромные военные заказы, и колоссальные военные кредиты. Кроме того, Вторая мировая позволила США уничтожить своего главного тогдашнего экономического соперника — Великобританию. Британия именно после войны окончательно сдулась в плане экономики, разрушилась как империя, и бесповоротно стала сателлитом Вашингтона.

«СП»: — Можно ли расценивать слова Бернанке как призыв к новой военной кампании?

— Бернанке повторяет мысль американского истеблишмента: чтобы экономика заработала, нужна новая хорошая война. Собственно, США так и поступали в последние годы — в Югославии, Ираке, Ливии. Так же они будут действовать и впредь.

И кто это сможет сделать реально

Пол Робертс о том, чего ждет весь мир от России, но она упорно стоит на своем

Пол Робертс еще помнит, когда Америка была свободной

svpressa.ru

От Великой до Величайшей депрессии за сто лет

В декабре Федеральная резервная система США отпразднует вековой юбилей, экономисты подводят итоги работы регулятора и вспоминают, с чего все начиналось

Вашингтон. 21 марта. FINMARKET.RU — Система федеральных резервных банков США была создана 23 декабря 1913 года. Сто лет назад смысл создания центрального банка и его филиалов заключался в том, чтобы навести порядок в банковской системе страны и сделать доллар более эластичным. Созданию ФРС предшествовали банковский и финансовый кризисы, особенно суровым выдался 1907 год. Деловые круги и политики, в итоге, потребовали от правительства серьезной финансовой реформы.

Ключевой частью этой реформы и стала ФРС. Новый институт должен был обеспечивать ликвидностью банки, оказавшиеся в сложном положении во время кризисов, о сегодняшних целях ФРС — борьбе против инфляции и за занятость речь тогда не шла.

Известный экономист Кеннетт Рогофф из Гарварда вместе со своей коллегой и соавтором Карен Рейнхарт проследили за тем, как менялся мандат ФРС.

Три возраста ФРС

1913-1930 годы: ФРС на страже интересов доллара.

В этот период функции ФРС сводились к сохранению финансовой стабильности в экономике США.

Отцы-основатели ФРС мало думали об инфляции. Для них высокая инфляция была скорее редким феноменом, который возникает в периоды войн или других бедствий. У них были основания так считать: в 1913 году цены были лишь на 20% выше, чем в 1775 году и на 40% ниже, чем в 1813 году, в разгар войны между Великобританией и США. Цены в США начали расти после отказа от золотого стандарта в 1933 году. Сейчас цены в 30 раз выше, чем в 1913 году.

ФРС явно со своей задачей не справилась. С 1929 по 1933 годы выпуск экономики США упал на 31%. С 1925 по 1933 годы в США обанкротилась половина банков.

Итогом стало создание Федеральной корпорации по страхованию банковских вкладов и других регуляторов, взявших на себя часть функций ФРС.

В течение 1930-х годов политика невмешательства государства в дела финансового рынка сменилась жестким регулированием. Тогда же были созданы барьеры на пути потоков международного капитала — в мире началась финансовая деглобализация.

Тогда в распоряжение ФРС было множество инструментов влияния на денежную политику, но многие из них использовались неправильно и лишь усугубляли проблемы экономики. Например, норма резервирования с1935 по 1937 годы выросла в два раза с 13% до 26% — это случилось в разгар Великой депрессии, когда ее нужно было наоборот снижать.

1939-1978 годы: ФРС — слуга Казначейства.

С начала Второй мировой войны до 1970-х годов в истории ФРС настала эпоха бюджетного доминирования. Это эпоха роста госдолга — такого в истории США больше не было. Тогда ФРС во имя борьбы с безработицей должна была финансировать бюджетные проекты.

Использование монетарных инструментов в это время была ограниченным: рост ставок был зафиксирован, до начала 1950-х годов существовал потолок роста кредитования, а в США и в других странах применялись различные финансовые репрессии.

С 1945 по 1970-е годы в мире не было крупных банковских кризисов. Такой длительный период спокойствия был совершенно новой эпохой в мировых финансах.

Но мягкая монетарная политика, шоки предложения и постоянное бюджетное стимулирование привели к стабильно высокой инфляции. Со временем появилась необходимость бороться с ней. Это стало началом эпохи современных независимых центробанков.

После Второй мировой войны США поняли, что такое инфляция

1979-2007 годы: ФРС — борец с инфляцией.

В начале 80-х годов ФРС и другие центробанки переключились на поддержание ценовой стабильности и смягчение макроэкономических циклов. С 1979 года начинается период стабилизации инфляции, который закончился с кризисом 2007 года.

Без предыдущих этапов ФРС не смогла бы превратиться в то, чем она сейчас является.

Регулятор перестал использовать и некоторые инструменты, например, почти забытыми оказались нормы резервирования и другие способы, которые должны были обуздать бурный рост кредитования.

Единственным оружием ФРС стали ставки и различные коммуникационные стратегии.

После 2007 года: ФРС и ставки «около ноля»

В 2007 году началась новая эпоха, которую пока сложно как-то охарактеризировать.

В отличие от Рогоффа и Рейнхарт, некоторые аналитики все-таки пытаются представить как будет менять политика ФРС.

Сейчас ФРС наращивает свой баланс. Исторически тоже самое происходило во время Второй мировой войны и Великой депрессии. Тогда баланс, по оценке Morgan Stanley,доходил до 20% ВВП. Сейчас баланс превышает $3 трлн, это пока меньше 20% ВВП. Но баланс имеет все шансы вырасти до этой отметки.

Баланс ФРС продолжает расти

Нетрадиционная политика вроде QE может сохраниться навсегда, став частью нового мирового порядка предполагают авторы блога Free Exchange the Economist. Последняя встреча Комитета по открытым рынкам не преподнесла сюрпризов: политика ФРС не изменилась, регулятор лишь немного снизил долгосрочный прогноз по инфляции и росту экономики. Безработица вряд ли вернется к своему естественному уровню в 5,2-6% до 2015 года.

В этом как раз и проблема. Конечно, ситуация в США не так плоха, как три года назад, но выздоровление пока даже не на горизонте. Если прогнозы ФРС верны, то безработица будет выше нормы в течение семи лет — это признак неэффективной монетарной политики.

ФРС в декабре 2008 года снизила ставки по федеральным фондам до нуля и, тем самым, лишила себя главного инструмента монетарной политики — дальше ставки снижать просто некуда. Регулятор пытался это компенсировать с помощью различных нестандартных средств. Судя по последним заявлениям, члены Комитета по открытым рынкам разочарованы в результатах этой политики и все больше озабочены ее рисками.

Однако это не означает, что ФРС откажется от этой политики. Если экономика будет расти, согласно прогнозам ФРС, то ставка останется на уровне около ноля до 2015 года. Но хуже другое, в долгосрочной перспективе, по мнению членов Комитета по открытым рынкам, ставка по федеральным фондам составит лишь 4% — это очень низкое значение. В прошлые три рецессии ФРС всегда снижала ставку на 4 п.п. Это значит, что при следующем спаде ее вновь придется снизить до нуля. Чтобы стимулировать экономику, ФРС придется полюбить нестандартную монетарную политику.

На пресс-конференции Бен Бернанке заявил, что это, скорее, академический спор и пока эту проблему ФРС решать не намерена. Скорее всего, это означает, что ФРС комфортно себя чувствует с нестандартным стимулированием и не собирается от него отказываться. В будущем проблему можно решить с помощью более высокой цели по инфляции или с помощью таргетирования номинального роста ВВП. Но пока ФРС просто призывает всех привыкнуть к нестандартной политике и медленным восстановлениям.

Любимая политика ФРС тоже не работает — ставки мало влияют на состояние денежного рынка и кредитования

Рогофф и Рейнхарт, правда, уверены, что не стоит сожалеть и о любимой политике ФРС — снижении ставок. Во многом из-за нее регулятор проглядел кризис, да и в принципе она была не слишком эффективна.

В последние тридцать лет динамика частного кредитования почти не интересовала регуляторов даже как индикатор частного спроса, инфляционного давления или в качестве раннего сигнала о финансовом кризисе. При этом многие экономисты доказали, что кризисам всегда предшествуют кредитные бумы. В этот период ФРС сосредоточился на одном виде денежной политике — изменении ставок. С ее помощью регулятор воздействовал на инфляцию и рост экономики. Из-за этого ФРС проглядела кризис и оказалась в нынешней ситуации.

Рогофф и Рейнхарт проанализировали динамику кредитования. Акцент в своем исследовании Рогофф и Рейнхарт сделали именно на росте кредитования домохозяйств, ведь американские компании благодаря развитым финансовым рынкам, практически независимы от влияния банков.

Современное городское общество США начало формироваться в начале XX века. С тех пор доля потребления в располагаемом доходе домохозяйств неуклонно растет.

Номинальные объемы потребительского кредитования, находящегося в обращении, значительно сокращались за последние сто лет лишь в трех случаях: во время коллапса банковского сектора в период Великой депрессии, во время Второй мировой войны и в 2009 году, в период последнего финансового кризиса.

В остальное время кредиты увеличивались в среднем на 8,2% в год в период 1919-2012 году. В 2009 году сокращение составило всего 4,3%.

За последнее столетие кредитование в США сокращалось лишь в трех случаях

Рогофф и Рейнхарт проанализировали динамику кредитования и динамику процентных ставок. Оказалось, что самая популярная политика ФРС работает лишь в 25% случаев.

Если ставки снижались, а кредитование росло, то наступало «явное смягчение». То же самое касается и ужесточения политики. Из 92 годовых наблюдений (1921-2012) лишь 23% попали в категорию «явных», причем оказалась, что эти случаи не зависели от политики ФРС и мобильности капитала.

Сокращение ставок во время «явного смягчения» обычно приводит через несколько лет к рецессии в экономике.

Если ставки снижались, а динамика кредитования не менялась или даже сокращалась, то речь идет о «смешанном смягчении». Такая ситуация складывалась в четверти всех случаев. Именно такая ситуация преобладает после кризиса 2007 года: в 2008 и 2009 годах количественное смягчение и снижение ставок сопровождались падением кредитования.

В 23% случаях рост ставок не приводил к замедлению кредитования — это тоже «смешанное смягчение». Обычно это происходило во времена высокой инфляции: рост ставок был методом борьбы с ней.

Если же ставки не изменялись, а рост кредитования ускорялся, то такая политика была «нейтральна к смягчению». К этой категории относятся все остальные случаи.

Советы для ФРС после кризиса: стоит вспомнить о забытых способах регулирования

Как только кризис закончится, главной целью ФРС вновь станет обеспечение финансовой стабильности. При этом регулятор вряд ли откажется от контроля над инфляцией и поддержания максимальной занятости.

В этом случае ему придется применять множество инструментов для достижения этих целей. Вопреки общепринятому мнению изменения краткосрочных ставок недостаточно, чтобы влиять на финансовую систему. ФРС придется вспомнить об изменениях к требованиям по резервам и резервам обязательств по сделкам, а также о различных кредитных мерах. Именно они должны войти в арсенал центробанка США и других развитых стран. Хотя бы до тех пор, пока в будущем не будет создан супер-регулятор, который сможет отслеживать все риски.

Например, если ФРС сейчас ужесточит требования по резервированию, выход из QE будет куда проще, а саму политику можно будет проводить агрессивнее.

www.interfax.ru

Экономика сша после депрессии

Экономическое развитие США в 1920-е гг. Эпоха процветания

Послевоенный период в США до 1929 года называется Эпохой процветания или Просперити. После окончания второго президентского срока Вудро Вильсона, к власти на 12 лет пришли республиканцы: Уоррен Гардинг (1921-1923), затем после его смерти Кальвин Кулидж (1923-1929) и Герберт Гувер (1929-1933). Население США устало от реформ и поэтому переход к консерватизму был как никогда кстати. Были свёрнуты прогрессистские проекты. Республиканцы в этот период видели своей главной целью:

2. Обеспечение надёжных экономических показателей

3. Помощь фирмам с организацией их деятельности, открытие для них зарубежных рынков

Форд модели Т — символ эпохи процветания

Однако период экономического бума начинался очень неприятно для США: уменьшились правительственные затраты и заграничный спрос на американские товары. Вернувшиеся с фронтов солдаты имели трудности с устройством на работу. Число безработных с 0.5 млн увеличилось до 5. В 1920 году вступила в силу 18 поправка к Конституции – Сухой Закон. Началась контрабанда спиртного и производство самогона в домашних условиях. В связи с этим 1920-21 гг. — это период спада в американской экономике. Но с 1923 года начался процесс оздоровления.

Причины подъёма американской экономики следующие: усиление американского империализма в годы Первой мировой; выход США на лидирующие позиции в мире; превращение США в финансовый центр мира. Имея в своём распоряжении большой капитал, американские монополии успешно провели массовое обновление основного капитала, были построены новые заводы и фабрики.

Америка начала процветать: увеличились доход на душу населения и эффективность производства, что привело к 40 % росту ВНП. В стране установился высочайший уровень жизни в мире, при низком уровне безработицы, низкой инфляции и низкими процентными ставками. А промышленное производство в целом увеличилось к 1929 году на 72 %.

Президент Гардинг сформировал кабинет министров из видных финансистов, миллионеров и сведущих в экономике людях. Были отменены законы военного времени, контролировавшие уровень цен. В этот период послевоенная Америка вышли в лидеры по темпам экономического роста, благодаря чему ещё больше упрочила своё лидерство в мире. Влияние крупного бизнеса сыграло свою роль в экономическом развитии Америки. С 1921-1932 год пост министра финансов США занимал мультимиллионер Э. Меллон. Это было на руку большому бизнесу. По его инициативе ставка налога на доходы, превышающие 1 млн.$, была снижена сначала с 66-50%, а в 1926 и вовсе до 20%. В отношении корпораций прекратилось использование антимонопольных законов, которые были аннулированы Верховным Судом посредством различных толкований. Но возросло количество преследований профсоюзов и, как следствие, их число к 1930 сократилось в 1.5 раза. Так в 1925 году Кальвин Кулидж сказал: «Дело Америки – это бизнес». Отсюда экономический принцип, которому следовала администрация – Laissez-faire – что означает свободу действий, невмешательства государства в экономическую зону деятельности частного сектора.

Администрацией Белого дома были возвращены сверхвысокие протекционистские тарифы (как и в конце 19 века), которые были объявлены одной из основ процветания. Также была уменьшена сумма государственного долга, снижены налоговые тарифы, ограничили правительственное вмешательство в деятельность крупных корпораций.

Особый успех – сфера производства потребительских товаров. Импульсом к развитию послужило широкое распространение электрической энергии. Электрифицированные жилища американцев стали быстро оснащаться бытовой техникой – радиоприёмники, холодильники и т.д. К концу 1920-х большинство промышленных предприятий перешло на электроэнергию.

В период президентства К Кулиджа были установлены предельно низкие закупочные цены на сельскохозяйственное сырье, подлежащее использованию в промышленности. Концентрация капитала происходила в основном в электроэнергетике, автомобилестроении, радио- и развивающейся кинопромышленности. Национальное богатство США к 1928 году достигло 450 млрд. $.

Крупный бизнес стал ещё крупнее. На первый план вышли такие корпорации как «Дженерал моторс», «Крайслер», «Дженерал электрик», «Ю-Эс Раббер» и другие. Увеличивая выпуск товаров, и захватывая рынки сбыта, подобные компании получали всё больше прибыли, которая шла на дальнейшее развитие и расширение производственных мощностей. В результате производилось ещё больше товаров, которые охотно скупались потребителями. Таким образом, в течение десятилетия Соединённые Штаты стали крупнейшим мировым кредитором и увеличили долю предоставляемых кредитов на 58 %. ПРОДУКТ двигал нацию вперёд. И нельзя не сказать об автомобилестроении. Автомобильные заводы были построены ещё в начале 20 века. Но лишь в начале 1920-х гг. машины стали более доступными и массовыми, благодаря Г. Форду.

По праву символом Америки 1920-х гг. можно считать Генри Форда и его автомобиль (первый массовый во всемирной истории) Форд модели Т. Это транспортное средство было доступно многим, так как цена составляла менее 300$, а среднегодовой заработок промышленного рабочего равнялся 1 300 $. Автомобиль перестал быть роскошью и превратился в средство передвижения. В 1920-х гг. парк автомобилей вырос на 250 %, а к 1929 достиг уже 26 млн. экземпляров, при населении 120 млн. человек! Авто стал идолом американской экономики и культуры. Развитие автомобилестроения и массовый выпуск способствовали:

  • развитию инфраструктуры (строительство и развитие дорог, отелей, бензоколонок, пунктов быстрого питания). Законодательные акты 1916, 1921 и 1925 гг. – создание целой сети пронумерованных шоссе. К 1929 году было построено 250.000 миль современных автомагистралей – в 1.5 раза больше, чем существовало 20 лет назад.
  • Конечно же, развитию американской экономики: главным экспортным продуктом стал автомобиль.
  • Развитию химической, сталелитейной промышленности (производство в год увеличилось на 20%), топливно-энергетического комплекса (добыча нефти возросла в 1.5 раза), производства стекла, резины и т.д.
  • Появлению новых рабочих мест: каждый 12 рабочий был занят в автомобилестроении
  • Появлению конвейерного производства (это позволило капиталистам уменьшить число рабочих, оставив только самых выносливых и трудоспособных, и главное, платить им в таком случае немного повышенную зарплату).

Вообще 1920-е года это время формирования общества потребления. Рядовой американец подвергался массированному воздействию со стороны производителей товаров: его постоянно осаждали призывами покупать, покупать ещё больше. В связи с этим начала развиваться современная реклама. Производители делали всё, чтоб заставить покупателя не откладывать деньги в долгий ящик, а немедленно их потратить. А у тех, у кого не было при себе необходимой суммы, предлагался безотказный механизм – покупка в рассрочку (в кредит). Позже это стало нормой американской жизни. Появилось даже понятие – жизнь в кредит, когда подобным образом приобреталась большая часть машин, холодильников, радиоприёмников. Однако проблема неравномерности распределения доходов не была учтена: две трети американских семей были не в состоянии приобрести даже предметы первой необходимости.

В 1924 году был принят план Дауэса по восстановлению экономики Германии. В роли инициатора выступили Соединённые Штаты. Германии выделялся заём, значительную часть которого предоставляли банки США. «Возрождённая германская экономика и крепкие финансы не позволят послевоенной Германии пойти по большевистском пути», – предполагали в американской администрации. Ну да, Германия в итоге и не пошла, пошла по гитлеровскому пути.

Стремление США способствовать экономической стабильности Европы объяснялось интересом к получению рынков сбыта американского экспорта, а также стремлением предотвратить распространение коммунистической идеологии.

А в 1921 году Штаты оказали Советской России благотворительную помощь. Американцы готовы были забыть расхождения в идеологии и тот факт, что это новосозданное государство не было ими признано, но призыв страждущих и гибнущих советских людей — вот что подвигло Соединённые Штаты откликнуться на обращение. И к 1929 году объём американского экспорта уже составлял в денежном выражении 85 млн. $.

Что касается корпораций, часть прибылей монополий превращались в ценные бумаги (акции), которые поглощали нераспределённые доходы. Акции ценились лишь потому, что их покупали, потому что на них можно было заработать. В стране рекламировались лёгкие пути к богатству через акции. И к 1929 году на бирже играло не менее 1 млн. американцев, которые, вложив все свои ограниченные средства в покупку акций, ждали успеха. Председатель финансового комитета «Дженерал Моторс» Дж. Рэскоб утверждал в те годы, что если экономить по 15 $ в неделю и на эти деньги покупать акции, то через 20 лет удастся накопить капитал в 80.000 $. Обладатели ценных бумаг влезали в огромные долги, активно пользовались кредитами. Позже в период Великой депрессии акционеры очень сильно пожалеют, что вообще связали свою жизнь с этой рулеткой. В Америке установился стереотип о вечном процветании и о победе над кризисами.

К концу 1920-х гг. Америка производила почти столько промышленной продукции, сколько весь остальной мир; зарплата среднестатистического рабочего увеличилась на 25%, уровень безработицы был на уровне до 5%. Это также период расцвета потребительских кредитов; в период процветания уровень цен был стабильным.

Впервые в американской истории жителей в городах стало больше, чем в сельской местности, что в результате привело к появлению городских агломераций (т.н. убыль сельского населения в десятилетии просперити составила 6.3 млн. человек).

К концу 1929 года США выпускали 5.4 млн. автомобилей ежегодно. На долю США приходилось 48% промышленного производства всего капиталистического мира – на 10 % больше, чем Великобритании, Франции, Германии, Италии и Японии вместе взятых. Львиная доля производства пришлась на крупные корпорации, которые можно назвать творцами процветания. Объём увеличился в 4.5 раза, а общая рыночная стоимость утроилась.

Развитее экономики США не носило постоянного характера: в 1924 и 1927 гг. были незначительные, кратковременные спады. Но каждый раз после американская экономика продолжала развиваться с новой силой.

Однако в 1929 году в конце октября началась Великая депрессия и через 4 года США лежали в экономических руинах. «Всё, что было нажито непосильным трудом, всё погибло!» Жизнь в кредит не привела к бесконечному и беспрепятственному росту. В банковской сфере в 1920-х годах 5.000 банков было закрыто. Уровень промышленного производства упал на треть, безработица выросла на 20%. Спад в сельском хозяйстве наметился ещё в 1921 году. Проблемы были и на международной арене: настойчиво добиваясь от европейских держав погашения долга (в общей сложности страны Антанты задолжали около 20 млрд. $), сами американцы повышали таможенные пошлины на европейски товары.

В то же время, в период Процветания такие отрасли как угольная, легкая (обувная, пищевая и текстильная) промышленность, судостроение — не развивались должным образом. А в угольной сфере добыча угля и вовсе сократилась на 30 %.

Экономический бум привёл к кризису перепроизводства: к 1929 году рынок был переполнен различными товарами, но в условиях высоких цен эти товары не продавались.

1. В. В. Согрин, История США. Учебное пособие. – СПб, 2003. – 192 с.

2. Д. Макинери, США. История страны, М., 2009 – 736 с. с ил.

3. Э.А. Иванян, История США, М., 2004. – 576 с.: ил.

ushistory.ru