Эмоциональное выгорание как особый вид стресса в социальных профессиях

Эмоциональное выгорание как особый вид стресса в социальных профессиях

ФГБОУ ВО ВГМУ им. Н.Н. Бурденко Минздрава России,

кафедра психиатрии и неврологии ИДПО

Россия, г . Воронеж

Аннотация. Профессиональная деятельность медицинских работников, участвующих в лечении и реабилитации пациентов, предполагает эмоциональную насыщенность и высокий процент факторов, вызывающих стресс. В статье рассматривается проблема развития синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) у врачей и других медицинских работников в процессе их профессиональной деятельности.

Ключевые слова : врачи, дистресс , истощение, медицинские работники, профессиональный стресс, психологи, стратегии восстановления , э моциональное выгорание .

Актуальность . Согласно определению ВОЗ «Синдром перегорания ‒ это физическое, эмоциональное или мотивационное истощение, характеризующееся нарушением продуктивности в работе и усталостью, бессонницей, повышенной подверженностью соматическим заболеваниям, а также употреблением алкоголя или других психоактивных средств (ПАВ) с целью получить временное облегчение, что имеет тенденцию к развитию физической зависимости и (во многих случаях) суицидального поведения [ 10 ] . Этот синдром обычно расценивается как стресс реакция в ответ на безжалостные производственные и эмоциональные требования, происходящие от излишней преданности человека своей работе и сопутствующим этому пренебрежением семейной жизнью и отдыхом. Сфера деятельности медицинских работников является профессией с наибольшей склонностью к «выгоранию», так как весь рабочий день – это постоянное общение с людьми, к тому же больными и их родственниками , требующими заботы, внимания и сдержанности [ 1 ‒ 4 , 6 , 7 , 9 , 10 , 12 , 14 ] .

По классификации профессий по « критерию трудности и вредности » (по А.С. Шафрановой), медицина относится к профессии высшего типа по признаку необходимости постоянной внеурочной работы над предметом и собой. В 60 ‒ х годах в США впервые был введен термин « профессиональная деформация » в профессиях « человек – человек » , в которых на эффективность работы существенно влияет социальное окружение. Были сделаны выводы о существовании профессиональной деформации и необходимости особого профессионального отбора в профессиях системы «человек ‒ человек ».

СЭВ был впервые описан в 1974 году американским психологом Фрейденбергером для описания деморализации, разочарования и крайней усталости, которые он наблюдал у работников психиатрических учреждений. Разработанная им модель оказалась удобной для оценки данного состояния у медицинских работников ‒ профессии с наибольшей склонностью к « выгоранию » . Ведь их рабочий день ‒ это постоянное теснейшее общение с людьми, к тому же больными, требующими неусыпной заботы и внимания, сдержанности [ 1 , 4 , 5 , 6 , 10 , 11 , 13 , 14 ] .

Основными симптомами СЭВ являются: усталость, утомление, истощение после активной профессиональной деятельности; психосоматические проблемы (колебания артериального давления (АД) , головные боли, заболевания пищеварительной и сердечно ‒ сосудистой систем (ССС) , неврологические расстройства, бессонница); появление негативного отношения к пациентам (вместо имевшихся ранее позитивных взаимоотношений) ; отрицательная настроенность к выполняемой деятельности; агрессивные тенденции (гнев и раздражительность по отношению к коллегам и пациентам); функциональное, негативное отношение к себе; тревожные состояния, пессимистическая настроенность, депрессия, ощущение бессмысленности происходящих событий, чувство вины [ 1 , 4 , 5 , 6 , 8 , 9 , 10 , 11 ] .

Психическое выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями в пр оцессе ее. Выгорание можно при равнять к дистрессу : тревога, депрессия, враждебность, гнев в его крайнем проявлении и к третьей стадии общего синдрома адаптации ‒ стадии истощения. Выгорание ‒ не просто результат стресса, а следствие неуправляемого стресса [ 3 , 4 , 6 , 7 , 13 , 14 ] .

Данный синдром включает в себя три основные составляющие: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных (снижение личных) достижений: эмоциональное истощение ‒ чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой; деперсонализация ‒ циничное, безразличное отношение к труду и объектам своего труда; редукция профессиональных достижений ‒ возникновение чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней [ 1 , 4 , 5 , 8 , 9 , 11 , 12 , 14 ] .

Более всего риску возникновения СЭВ подвержены лица, предъявляющие непомерно высокие требования к себе. Входящие в эту категорию личности ассоциируют свой труд с предназначением, миссией, поэтому у них стирается грань между работой и личной жизнью. В ыделены три категории людей, которым грозит СЭВ: « педантичный » тип ‒ характеризуется добросовестностью, возведенной в абсолют; чрезмерной, болезненной аккуратностью, стремлением в любом деле добиться образцово го порядка (пусть в ущерб себе); « демонстративный » тип , характеризуется стремлением первенствовать во всем, всегда быть на виду. Вместе с тем им свойственна высокая степень истощаемости при выполнении незаметной, рутинной работы, а переутомление проявляется излишней раздражительностью, гневливостью.

Третий тип – « эмотивный » , характеризуется противоестественной чувствительностью и впечатлительностью. Их отзывчивость, склонность воспринимать чужую боль как собственную граничит с патологией, с саморазрушением, и все это при явной нехватке сил сопротивляться любым неблагоприятным обстоятельствам [ 3 , 4 , 7 , 8 , 10 , 12 , 14 ] .

СЭВ включает в себя 3 стадии, каждая из которых состоит из 4 ‒ х симптомов.

Первая стадияНапряжение характеризуется следующими симптомами: неудовлетворенность собой; «загнанность» в клетку»; пережив ание психотравмирующих ситуаций; тревожность и депрессия.

Вторая стадия ‒ Резистенция : неадекватное, избиратель ное эмоциональное реагирование; эмоционально ‒ нравственная дезориентация ; расширение сфе ры экономии эмоций; редукция профессиональных обязанностей.

Третья стадияИстощение : эмоциональный дефицит; эмоциональная отстраненность; личностная отстраненность ; психосоматические и психовегетативные нарушения [ 1 , 2 , 5 , 6 , 7 , 10 , 11 , 13 , 14 ] .

На появление и степень выраженности СЭВ влияет множество факторов. Наиболее тесную связь с выгоранием имеет возраст и стаж работы в профессии. Выявлено , что средний медицинский персонал психиатрических клиник « выгорает » через 1,5 года после начала работы, а социальные работники начинают испытывать данный симптом через 2 ‒ 4 года. Склонность более молодых по возрасту работников к выгоранию объясняется эмоциональным шоком, который они испытывают при столкновении с реальной действительностью, часто не соответствующей их ожиданиям. Установлено, что у мужчин более высокие баллы по деперсонализации, а женщины в большей степени подвержены эмоциональному истощению. Это прежде всего связано с тем, что у мужчин преобладают инструментальные ценности, женщины же более эмоционально отзывчивы и у них меньше чувство отчуждения от своих клиентов. Работающая женщина испытывает более высокие рабочие перегрузки (по сравнению с мужчинами) из ‒ за дополнительных домашних и семейных обязанностей, но женщины продуктивнее, чем мужчины, используют стратегии избегания стрессовых ситуаций [ 1 , 3 , 4 , 5 , 10 , 13 , 14 ] .

Проведены исследования, свидетельствующие о наличии связи между семейным положением и выгоранием. В них отмечается более высокая степень предрасположенности к выгоранию лиц (особенно мужского пола), не состоящих в браке. Причем холостяки в большей степени предрасположены к выгоранию даже по сравн ению с разведенными мужчинами.

По данным английских исследователей, у медицинских работников нетрудоспособность почти в половине случаев связана со стрессом. Треть врачей принимала медикаментозные средства для коррекции эмоционального напряжения, количество употребляемого алкоголя превышало средний уровень. Установлено, что одним из факторов синдрома «выгорания» является продолжительность стрессовой ситуации, ее хронический характер.

На развитие хронического стресса у представителей коммуникативных профессий влияют: ограничение свободы действий и исполь зования имеющегося потенциала; монотонность работы; высокая степень неопределенности в оценке выполняемой работы; неудовлетворенность социальным статусом [ 1 , 3 , 5 , 7 , 9 , 11 , 13 ] .

У многих врачей нет никого, кроме супруги или супруга, с кем можно было бы поговорить о чем ‒ нибудь личном. При этом они рискуют испортить личные взаимоотношения, внося профессиональные вопросы в дом и будучи не в состоянии выполнять другие обязанности. По данным западных периодических изданий, число разводов в семьях врачей на 10 ‒ 20% выше, чем в общей популяции. Браки, в которых муж и жена ‒ медицинские работники, чаще бывают несчастливыми [ 3 , 4 , 5 , 9 , 10 , 11 , 14 ] .

Проведено большое количество исследований, в которых документально подтвержд ена широк ая распространенность неудовлетворенность ю профессией и чувство сожаления в связи с выбором медицинской карьеры. Повышенные нагрузки в деятельности, продолжительность рабочего дня, сверхурочная работа стимулируют развитие выгорания. Перерывы в работе оказывают положительный эффект и снижают уровень выгорания, но этот эффект носит временный характер: уровень выгорания частично повышается через три дня после возвращения к работе и полностью восстанавливается через три недели.

Врачи и медсестры испытывают более сильное выгорание по сравнению с обслуживающим персоналом больниц, при чем выше уровень наблюдается у медицинского персонала онкологических отделений. Сравнительный анализ персонала, работающего за пределами больниц (например: врачи, занимающиеся частной практикой) с психически больными людьми и в больницах, показывает, что первая группа работников наиболее подвержена выгоранию. Pines и Maslach (1978) обнаружили, что чем дольше персонал работает в психиатрических учреждениях, тем меньше им нравится работать с больными, тем в меньшей мере они ощущают себя успешно работающими и тем менее гуманна их позиция по отношению к душевнобольным [ 4 , 5 , 8 , 14 ] .

При изучении эмоционального дистресса у врачей психолог King ( 1992) сделал поражающий вывод: « Врачи, работающие в медицинском учреждении, подвержены значительному личностному дистрессу , им трудно раскрыться перед кем ‒ нибудь за пределами своей непосредственной семьи и круга друзей » . Преобладающая особенность врачебной профессии ‒ отрицать проблемы, связанные с личным здоровьем. Выгорание ‒ не просто результат стресса, а следствие неуправляемого стресса. По словам Grainger (1994): « Врачей много учат теории и практике медицины, но почти не учат тому, как заботиться о себе и справляться с неизбежными стрессами » .

СЭВ ‒ почему он часто встречается у врачей?

СЭВ (как и другим расстройствам, связанным с профессиональной деятельностью), в первую очередь подвержены представители профессий, связанных с непосредственной работой с людьми и/или высокой ответственностью за других (особенно если речь идет о жизни, здоровье и безопасности) [ 1 , 2 , 5 , 9 , 10 , 12 , 14 ] .

Работа врача по определению требует значительных эмоциональных вложений, так как связана с общением с людьми и со всеми трудностями, которые из этого проистекают (негативные эмоции, п еренос, переживания, конфликты) [ 1 , 4 , 5 , 6 , 9 , 10 , 13 , 14 ].

Работа врача требует интеллектуальных и временных вложений в учебу и постоянное последипломное образование как в рамках курсов повышения квалификации, так и самостоятельно.

Работа врача зачастую связана со стрессами, ночными дежурствами, ненормированным рабочим днем [ 4 , 5 , 10 , 13 , 14 ] .

Врачу необходим круг профессионального общения. И проблемы в отношениях с коллегами (изоляция, конфликты) врач, как правило, переживает тяжело, даже если и не осознает этого. Люди такой сложной профессии, как врач, очень подвержены изменениям настроения и мотивации к труду при конфликтах с коллегами и затруднениями в коммуникации с руководством.

Также в работе врача есть немало трудностей, связанных с ведением медицинской документации , что требует затрат времени и может быть источником конфликтов с руководством. Необходимость финансового обеспечения себя и семьи нередко входит в конфли кт с пр офессиональными стремлениями врача [ 1 , 4 , 5 , 8 , 9 , 12 , 13 , 14 ] .

Все перечисленные факторы дамокловым мечом висят над головой каждого врача, угрожая ему развитием синдрома хронической усталости (СХУ) , влекущее за собой целый спектр психосоматических разладов. Именно поэтому СЭВ является серьезной проблемой данн ой категории работающих людей.

СЭВ развивается постепенно в течение длительного периода времени. Он не наступает неожиданно, в одночасье. Если вы вовремя не будете обращать внимание на предупреждающие признаки выгорания, то он непременно наступит. Эти признаки вначале незаметны, но со временем все больше ухудшаются. Необходимо п омнит ь о том, что ранние признаки СЭВ ‒ своего рода красные флажки, подсказывающие вам, что что ‒то у вас не в порядке и необходимо принятие решения для предотвращения срыва. Если вы проигнорируете их, то в конечном итоге у вас наступит СЭВ [ 1 , 2 , 4 , 6 , 8 , 9 , 14 ] .

Физические признаки СЭВ : чувство усталости, истощения, головокружение, изменение веса; снижение иммунитета, плохое самочувствие, чрезмерная потливость, дрожь; проблемы с аппетитом и сном, болезни ССС ; частые головные боли, головокружение, боли в спине и мышцах.

Эмоциональные признаки СЭВ : чувство неудачи и неуверенность в себе, безразличие, изнеможение и усталость; чувство беспомощности и безнадежности, эмоциональное истощение, потеря идеалов и надежд, истерика; все чаще делается циничный и негативный прогноз, остальные люди становятся безликими и безразличными (дегуманизация); отрешенность, чувство одиночества, депрессия и чувство вины; снижение удовлетворения и чувства выполненного долга, душевные страдания; потеря мотивации и профессиональных перспектив, негативное восприятие своей профессиональной подготовки.

Поведенческие признаки СЭВ : уход от ответственности, импульсивное эмоциональное поведение; социальная самоизоляция; перенос своих неурядиц на других; выполнение отдельных работ требует больше времени, чем раньше; работа более 45 часов в неделю, недостаточная физическая нагрузка; использование пищи, наркотиков или алкоголя, чтобы справиться с проблемами [ 1 , 4 , 5 , 8 , 9 , 10 , 14 ] .

Безусловно, только на основании перечисленных симптомов диагностировать СЭВ достаточно сложно ‒ для этого разработаны специальные тесты, многие из которых можно найти в интернете и книгах по психодиагностике. В частности, вопросами психологии труда (и, соответственно, проблемой выгорания) занимался российский ученый Е. Климов. Есть и авторский тест ‒ опросник В.Бойко, который позволяет определить эмоциональное выгорание. Он довольно громоздкий, и требует определенных временных затрат для выполнения, но возможность своевременно выявить такую серьезную проблему как СЭВ стоит всех усилий!

СЭВ особенно опасен тем, что на фоне нарастающих проблем человек (даже врач!), вместо того, чтобы начать анализировать проблему и решать ее, замыкается в себе, бездействует, отдаляется от людей, чем еще больше усугубляет болезненное состояние [ 1 , 2 , 5 , 6 , 7 , 8 , 11 , 12 ] .

СЭВ , как показали исследования, имеет еще одну неприятную особенность: в отличие от насморка или «простуды», он не исчезает самостоятельно ‒ чтобы от него избавиться, надо приложить усилия. Конечно, идеальным вариантом было бы посещение психолога и прицельная работа с ним по данному вопросу. Однако далеко не все мы можем себе позволить такую форму помощи. Поэтому попробуем последовать знаменитой заповеди «Врачу, исцелися сам!» [ 1 , 4 , 5 , 6 , 7 , 10 , 13 , 14 ] .

СЭВ возникает на фоне информационной и эмоциональной перегрузки из ‒ за отсутствия переработки и трансформации этого материала. Поэтому выход один ‒ учиться управлять эмоциями и расслабляться, качественно анализировать массивы информации и правильно расставлять приоритеты как в ежедневной работе, так и в перспективе.

СЭВ интроверты подвержены больше, чем экстраверты ‒ это связано с тем, что интровертам не свойственно «обнародовать» эмоции.

Выход: осознанно учиться говорить о своих эмоциях. Кому ‒ то легче поделиться наболевшим с незнакомыми людьми (в транспорте, на отдыхе, в интернете), а кому ‒ то ‒ с самими собой (дневники), кто ‒ то же предпочитает открыться близким. Ищите форму, которая устроит именно вас ‒ это необходимо для вашего здоровья. Иначе хронический стресс, не имея возможностей для выхода, будет накапливаться [ 1 , 4 , 5 , 6 , 7 , 8 , 11 , 12 ] .

СЭВ во многих случаях возникает от осознания того, что в ежедневной практике нарушена «золотая пропорция» соотношения затраты/вознаграждение (примите во внимание: вознаграждение может быть не только материальным).

Выход: проанализируйте, каковы ваши ожидания от работы и насколько она их оправдывает, а затем честно ответьте себе, что необходимо для того, чтобы профессиональная деятельность приносила истинное удовлетворение.

У каждого из нас есть потребность в достижениях, повышении комфорта, доходов, статуса. Если мы долго не получаем того, к чему стремимся, у нас возникает раздражение и неудовлетворенность, приводящие к СЭВ ! Поэтому в рамках борьбы с СЭВ не стоит идти на компромисс с собой или игнорировать собственные желания ‒ нужно следовать за мечтой. Считаете, что ваше призвание ‒ не принимать больных, а читать лекции будущим врачам? Что для этого надо? Начать думать над темой диссертации? Искать руководителя и кафедру? Вперед!

Стало тесно в рамках вашей специальности? Нуждаетесь в освоении новых навыков? Идите на курсы, например, УЗИ или лапароскопической хирургии. Не хотите или не можете больше работать с людьми? Подумайте о переходе в лабораторию, гистологическое отделение, отдел исследований.

Не хватает денег? Тут вариантов много: от смены места работы в государственной клинике на частную (для начала хотя бы в форме дополнительных консультаций) до ухода из медицины ‒ например, в фармацевтический бизнес [ 4 , 5 , 8 , 9 , 10 , 12 , 13 , 14 ] .

В глубине души вообще не любите свою работу? Тогда разрабатывайте план смены профессии. Даже у врача есть только одна жизнь, и он, как сказал классик, «должен прожить ее так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». В се сказанное требует определенных эмоциональных и материальных затрат. Но в данном случае риск оправдан: хорошее настроение, новые профессиональные перспективы и финансовые возможности положительно отразятся на жизни любого индивидуума. И наоборот ‒ если ничего не делать, СЭВ превратит свою «жертву» в несчастного, раздраженного человека, страдающего от чувства одиночества. А для врача это гибельно!

СЭВ может вызвать и определенная монотонность ежедневного распорядка: схема работа ‒ дом ‒ работа, типичная для врача, отнюдь не всем кажется воплощением мечты о счастье! В этом случае вспомогательными способами компенсации СЭВ является спорт, хобби, общение с близкими, поездки на курорты. А еще ‒ дыхательные техники, аутогенные тренировки, медитативные техники, ограничение приема алкоголя и кофе, ароматерапия .

О чень полезно учиться разделять работу и все, что с нею не связано. Не позволяйте себе заниматься профессиональными проблемами вне рабочего дня. Делайте тайм ‒ ауты во время работы ‒ перерывы на 5 ‒ 10 минут каждые 2 часа. В перерывах запретите себе мысли на «рабочую тему» ‒ лучше глубоко подышите, прогуляйтесь. или просто представляйте перед собой лист белой бумаги. Эти меры помогут быстрее и легче «стабилизироваться», и, следовательно, справиться с СЭВ [ 3 , 4 , 7 , 8 , 9 , 13 , 14 ] .

Н е тяните долго с оказанием себе помощи, потому что процесс саморазрушения может зайти слишком далеко. И тогда без консультаций психолога будет трудно обойтись. В очень запущенных случаях может понадобиться даже лекарственная терапия ‒ седативные препараты, анксиолитики , транквилизаторы, антидепрессанты [ 1 , 4 , 5 , 8 , 9 , 10 , 13 , 14 ] .

Выработайте для себя определенный расслабляющий ритуал . Например, как только проснетесь, сразу поднимайтесь из постели. Проведите медитацию, по крайней мере, в течение пятнадцати минут. Прочтите что ‒ то, вдохновляющее вас. Послушайте любимую музыку.

Примите здоровую пищу, проделайте физические упражнения . Когда вы правильно питаетесь, занимаетесь регулярной физической активностью и много отдыхаете, у вас будет более высокая энергия и устойчивость к жизненным неприятностям и требованиям.

Не надо никому подыгрывать . Если вы не согласны с чем ‒ то, то твердо отвечайте «нет», согласны ‒ «да». Поверьте это не сложно. Не перенапрягайте себя.

Делайте для себя ежедневный технологический перерыв . Установите время, когда вы полностью можете отключиться. Оставьте в покое ваш ноутбук, телефон, социальные сети, электронную почту. Проанализируйте прошедший день, больше уделяйте внимания положительным моментам.

Поддержите свое творческое начало . Оно является тем мощным противоядием, которое поможет вам в борьбе с СЭВ . Создайте какой ‒ нибудь новый интересный проект, придумайте новое хобби.

Используйте методы профилактики стресса . Если вы еще на пути к выгоранию, постарайтесь предотвратить стресс, используя методы медитации, делайте перерывы в работе, записывайте свои мысли в дневник, займитесь любимым хобби и другими делами, не имеющими ничего общего с вашей работой [ 1 , 2 , 5 , 10 , 13 , 14 ] .

Если наступила конечная стадия СЭВ , постарайтесь другими глазами взглянуть на все, что привело вас в такое состояние. Подумайте и позаботьтесь о своем здоровье. Вы должны пересмотреть ваше отношение к вашей работе и личной жизни, заставьте себя рассмотреть возможность отдохнуть от работы и подлечиться.

Стратегия восстановления № 2: Получите поддержку .

Когда вы выгорели, естественным стремлением является самоизоляция с целью защиты оставшейся в вас энергии. Это шаг в неверном направлении. В эти трудные времена ваши друзья и семья являются для вас более важными, чем когда ‒ либо. Обратитесь к ним за поддержкой. Просто поделитесь с ними своими чувствами, это может несколько облегчить ваше состояние.

Стратегия восстановления № 3: Пересмотрите свои цели и приоритеты . Если вы достигли стадии выгорания, вероятно, что что ‒ то в вашей жизни делается не так. Проанализируйте все, сделайте переоценку ценностей. Вы должны правильно реагировать на предупреждающие знаки как на возможность пересмотреть вашу текущую жизнь. Найдите время, чтобы рассмотреть то, что делает вас счастливым и, что важно для вас. Если вы обнаружите, что вы пренебрегаете значимой деятельностью или людьми в вашей жизни, соответственно измените свое отношение [ 1 , 4 , 5 , 6 , 9 , 12 , 13 , 14 ] .

Еще несколько полезных советов . Наиболее эффективный способ состоит в том, чтобы перестать заниматься тем, чем вы занимались до сих пор. Это может быть смена работы, изменение карьеры, смена места жительства. Но если это не вариант для вас, то есть и другие возможности для улучшения ситуации или состояния вашей души.

Активно решайте ваши проблемы . Проявите активную позицию, а не пассивную для решения проблем на вашем рабочем месте, старайтесь исключить стрессовые ситуации на работе. Вы почувствуете себя менее беспомощными, если вы заявите о себе и выразите свои потребности. Если у вас нет возможностей для решения проблемы, поговорите с вашим начальником.

Уточните вашу должностную инструкцию . Попросите вашего руководителя уточнить ваши должностные обязанности. Напомните ему те виды работ, которые приходилось вам выполнять в последнее время сверх ваших функциональных обязанностей.

Попросите новые обязанности . Если вы выполняете свою работу в течение достаточно длительного времени, попросите попробовать что‒то новое: другой уровень работы, другая территория продаж, другие условия работы .

Выкройте время . Если выгорание кажется неизбежным, сделайте полный перерыв в работе. Попросите очередной или неоплачиваемый отпуск, используйте больничный. Важно выйти из сложившейся ситуации. Используйте время для «перезарядки своих батареек» и принятия новой перспективы [ 1 , 4 , 5 , 8 , 9 , 10 , , 13 , 14 ] .

Если после следования этим советам не наступит облегчение, обязательно обратитесь к специалисту психологу .

Медицинские психологи КУЗ ВО «ВКПНД» на протяжении нескольких лет проводят лекции на тему: «Синдром эмоционального выгорания», в медицинских учреждениях г . Воронежа. В последнее время вырос интерес к этой проблеме, медицинские работники задают много вопросов, высказывают желание о персональной работе с ними.

На основании полученного опыта в проведении этих лекций можно сделать вывод, что уровень СЭВ довольно высок среди медицинских работников, и эта проблема по прежнему актуальна в настоящее время [ 7 , 10 ] .

Выводы . Изучени е СЭВ у мед и цинских работников должно преследовать не только цели выявления проблем , но и необходимо находить пути разрешения данных вопросов . К ним относятся: п росветительская работа о сущности и последств иях профессиональной деформации; с оздание комнат «психологической разгрузки» в лечебны х учреждениях для медперсонала; о рганизация работы клинического психолога; с оздание благоприятного психологическог о климата в коллективе; организация наставничества; т естиро вание на предмет выявления СЭВ; п сихологическое консультирование как возможность проработки профессиональных и личных проблем.

1. Агибалова Т.В. Синдром «эмоционального выгорания» / Агибалова Т.В., Козин В.А. // Независимость личности. –2012. –Т.4, № 2(9). – С –. 33 – 41.

2. Барабанов М.В. Изучение психологического содерж ания синдрома выгорания / М.В. Барабанов // Вестник МГУ. ‒ 1995. ‒ №1 – стр.54 ‒ 67 .

5. Захаров О.П., Куташов В.А., Ульянова О.В. Прогнозирование распространенности и качества жизни пациентов с психическими расстройствами на основе математического моделирования / О.П. Захаров, В.А. Куташов , О.В. Ульянова // Центральный научный вестник. ‒ 2016. ‒ Т. 1, №17. ‒ С. 10‒12.

6. Каннабих Ю. Что такое душевные болезни // Ю. Каннабих . ‒ М., 1928. – 102с.

7. Куташов В.А. Аналитическое исследование синдрома эмоционального выгорания / Куташов В.А. // Системный анализ и управление биомедицинских системах . – 2015. – Т.14, №2. – С. 295 – 299.

9. Ульянова О.В. Исследование личностной акцентуации у пациентов с ишемической болезнью сердца коморбидной с аффективными расстройствами / О.В. Ульянова, В.А. Куташов // Кардиоваскулярная терапия и профилактика– 2015. – Т.1спец. выпуск, № 15. – С. 61 ‒ 62.

10. Ульянова О.В., Куташов В.А, Скороходов А.П., Дудина А.А. Синдром эмоционального выгорания у врачей неврологов / О.В. Ульянова, В.А. Куташов , А.П. Скороходов, А.А. Дудина // Прикладные информационные аспекты медицины . ‒ 2016. ‒ Т. 19, № 1 . ‒ С. 119 ‒ 123

11. Ульянова О.В., Куташов В.А. Принципы организации питания пациентов неврологического и психосоматического профиля / О.В. Ульянова, В.А. Куташов // Кардиоваскулярная терапия и профилактика– 2016. – спец. выпуск, № 15. – С. 163 ‒ 164

12. Швецова Е.Ю. Пути повышения эффективности терапии тревожных расстрой ств в пр актике невролога / Е.Ю. Швецова , В.А. Куташов // Центральный научный вестник . ‒ 2016. ‒ Т. 1, № 1(1) . ‒ С. 28 ‒ 31.

14. Юдчиц Ю.А. Проблема профилактики деформации. / Ю.А. Юдчиц // Журнал практического психолога. ‒ 1998г. №7 – стр. 28 ‒ 36

Сведения об автор ах :

Мегедь Елена Викторовна , медицинский психолог КУЗ ВО «Областной Клинический Психоневрологический Диспансер», ул. 20 ‒ летия октября, д.73,

cscb.su

Общероссийская общественная организация ДЕЛОВЫЕ ЖЕНЩИНЫ РОССИИ – Успех и достаток для всех!

Психология

Профилактика эмоционального выгорания специалистов профессий особого риска

  1. История изучения проблем эмоционального выгорания в мировой психологии.
  2. Модель эмоционального выгорания В.В. Бойко Трехфакторная модель эмоционального выгорания К.Маслач. Структурная схема психического состояния (по В.А.Ганзен и В.Н.Юрченко)
  3. Социально-психологические, организационные, личностные детерминанты эмоционального выгорания.
  4. Эмоциональное выгорание как состояние и как процесс. Эмоциональное выгорание в свете потребностей и интересов представителей профессий особого риска.
  5. Возможности самоактуализации и направления карьерного роста в профессии особого риска и ее взаимосвязь с эмоциональным выгоранием.
  6. Организационные условия предупреждения эмоционального выгорания в профессиях особого риска. Модель психопрафилактики выгорания.
  7. Методы диагностики эмоционального выгорания в профессиях особого риска. Особенности применения и интерпретации полученных результатов.
  8. Развитие персонала и работа с кадровым резервом, как формы работы по профилактике эмоционального выгорания у представителей профессий особого риска.

1. История изучения проблем эмоционального выгорания в мировой психологии.
Тема синдрома выгорания обсуждается в зарубежных научных кругах около сорока лет и связывается с именем американского психиатра Х. Дж. Фрейденбергера, который в 1974 году ввёл термин «burnout». Он определил это как синдром, включающий в себя симптомы общей физической утомленности и разочарованности у людей альтруистических профессий. «Выгорание» было описано им как истощение, вследствие резко завышенных требований к собственным ресурсам и силам.
К.Маслач определила «выгорание» как потерю интереса и осторожности в работе. В 1984 году К. Маслач и С.Джексон к этим симптомам добавили эмоциональную истощенность, деперсонализацию и снижение общей работоспособности.
К 1982 году в англоязычной литературе было опубликовано более тысячи статей по эмоциональному выгоранию. Но исследования в основном носили описательный характер. К. Маслач одна из ведущих специалистов по исследованию эмоционального выгорания писала, что деятельность специалистов, которые относятся к системе «человек-человек» различна, но общее между ними то, что все они находятся в близком контакте с людьми, который очень трудно поддерживать продолжительное время
В настоящее время большинством исследователей синдром профессионального выгорания определяется как «состояние эмоционального, психического и физического истощения, развивающегося в результате хронического неразрешённого стресса на рабочем месте»
В 80-х годах ХХ века «выгорание» стали исследовать экспериментально, с применением научных методов исследования. Было принято единое соглашение по определению «выгорания», разработаны стандартизированные инструменты его измерения, что позволяет интерпретировать знания о «выгорании», планировать и продолжать дальнейшие исследования.
В отечественной литературе при исследовании феномена выгорания использовались различные термины: «эмоциональное сгорание» , «эмоциональное выгорание , «перегорание» «психическое выгорание» и «профессиональное выгорание . Можно найти сведения о «выгорании» среди людей профессий типа «человек-человек», по классификации Е.А Климова . В отечественной науке существуют трудности и разногласия в понимании терминологии данного феномена. Среди группы профессионалов обнаруживаются симптомы физического утомления и эмоциональной истощенности в ответ на действия производственного стрессора, связанного с межличностными отношениями.
Одним из первых в России проблему «выгорания» исследовал В.В Бойко . По его мнению, эмоциональное выгорание представляют собой приобретенный функциональный стереотип эмоционального поведения, позволяющий человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. По мнению других авторов, процесс «выгорания» может также возникать на отдельных этапах профессионального развития и часто рассматривается как «болезнь общения». Так, Л.А. Китаев — Смык считает, что «выгорание» возникает вследствие душевного переутомления. Проявления «выгорания» он описывает как приглушение эмоций, исчезновение остроты чувств и переживаний, возникновение конфликтов с партнерами по общению в результате переноса раздражения на окружающих; потеря человеком представлений о ценности жизни, безразличие .
В последние годы проблема изучения «выгорания», как феномена отрицательного влияния профессиональной деятельности на личность, привлекла активное внимание отечественной психологии (Т.В. Форманюк; В.Е. Ореол; Н.Е Водопьянова и др).
Однако, несмотря на большое количество теоретических и эмпирических исследований, единого подхода к пониманию сущности «выгорания», механизмов его развития и психотерапии не выработано. Поэтому необходимо рассмотреть основные существующие подходы «выгорания» и его структуре, причине его возникновения и факторов, способствующих его возникновению. Как и любую болезнь, выгорание легче предупредить, чем лечить, поэтому важно обращать внимание на определение факторов, способствующих развитию этого явления

2. Модель эмоционального выгорания В.В. Бойко Трехфакторная модель эмоционального выгорания К.Маслач. Структурная схема психического состояния (по В.А.Ганзен и В.Н.Юрченко).
Синдром эмоционального выгорания (англ. Burnout) — понятие, введённое в психологию американским психиатром Фрейденбергером в 1974 году, проявляющееся нарастающим эмоциональным истощением. Может влечь за собой личностные изменения в сфере общения с людьми (вплоть до развития глубоких когнитивных искажений).
Синдром эмоционального выгорания («эмоциональное сгорание») — специфический вид Профессиональной деформации лиц, вынужденных во время выполнения своих обязанностей тесно общаться с людьми.
Эмоциональное выгорание В. В. Бойко определяет, как выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ на психотравмирующие воздействия.
Для него выгорание представляет собой приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального, поведения, отчасти функциональный стереотип, позволяющий человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы.
Само по себе выгорание, таким образом, В. В. Бойко считает конструктивным, а дисфункциональными — его следствия, когда «выгорание» отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с партнерами. Тогда же эмоциональное выгорание приводит к профессиональной деформации личности.
В. Бойко указывает следующие личностные факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания: склонность к эмоциональной холодности, склонность к интенсивному переживанию негативных обстоятельств профессиональной деятельности, слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности.
Ролевой фактор. Установлена связь между ролевой конфликтностью, ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Работа в ситуации распределенной ответственности ограничивает развитие синдрома эмоционального сгорания, а при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия этот фактор резко возрастает даже при существенно низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий.
Организационный фактор. Развитие синдрома эмоционального выгорания связано с наличием напряженной психоэмоциональной деятельности: интенсивное общение, подкрепление его эмоциями, интенсивное восприятие, переработка и интерпретация получаемой информации и принятие решений. Другой фактор развития эмоционального выгорания — дестабилизирующая организация деятельности и неблагополучная психологическая атмосфера. Это нечеткая организация и планирование труда, недостаточность необходимых средств, наличие бюрократических моментов, многочасовая работа, имеющая трудноизмеримое содержание, наличие конфликтов как в системе «руководитель — подчиненный», так и между коллегами.
Выделяют еще один фактор, обусловливающий синдром эмоционального выгорания — наличие психологически трудного контингента, с которым приходиться иметь дело профессионалу в сфере общения (тяжелые больные, конфликтные покупатели, «трудные» подростки и т.д.). Личностный фактор.
Трехфакторная модель (К. Маслач и С. Джексон). Синдром психического выгорания представляет собой трехмерный конструкт, включающий в себя эмоциональное истощение, деперсонализацию и редукцию личных достижений. Эмоциональное истощение рассматривается как основная составляющая эмоционального выгорания и проявляется в сниженном эмоциональном фоне, равнодушии или эмоциональном перенасыщении.
Вторая составляющая (деперсонализация) сказывается в деформации отношений с другими людьми. В одних случаях это может быть повышение зависимости от окружающих. В других — усиление негативизма, циничность установок и чувств по отношению к реципиентам: пациентам, клиентам и т. п.
Третья составляющая эмоционального выгорания — редукция личностных достижений — может проявляться либо в тенденции негативно оценивать себя, занижать свои профессиональные достижения и успехи, негативизме по отношению к служебным достоинствам и возможностям либо в преуменьшении собственного достоинства, ограничении своих возможностей, обязанностей по отношению к другим.
Структурная схема психического состояния (по В.А.Ганзен и В.Н.Юрченко)
Наиболее общий взгляд на понимание структуры психического состояния выражают В. А. Ганзен и В. Н. Юрченко. Они выявили такие взаимоотношения характеристик психических состояний, как уровневость, субъективность – объективность и степень обобщённости. На основе каждого из них формируется соответствующая подструктура общей структуры психического состояния личности.
Первая подструктура – иерархическая, по мнению В. А. Ганзена и В. Н. Юрченко, состоит из следующих компонентов: физиологический уровень (включает нейрофизиологические характеристики, морфологические и биохимические изменения), психофизиологический уровень (вегетативные реакции, изменения психомоторики, сенсорики), психологический уровень (изменение психических функций и настроения), социально-психологический уровень (характеристики поведения, деятельности и отношения к окружающим). Вторая подструктура состояния – координационная: здесь происходит упорядочение характеристик компонентного состава состояния по признаку субъективности-объективности. К субъективным относят характеристики психических явлений, полученные субъектом в процессе самонаблюдения. Объективные характеристики являются результатом внешнего объективного наблюдения поведения и деятельности субъекта. Третья подструктура психических состояний упорядочивает характеристики их компонентного состава по степени обобщённости – общие, особенные, индивидуальные. Полный цикл психологического исследования предполагает выявление в индивидуальных характеристиках особенных, а затем и общих, т.е. раскрытие третьей подструктуры состояния.

3. Социально-психологические, организационные, личностные детерминанты эмоционального выгорания.
Выделяют три основных фактора, играющие существенную роль в синдроме эмоционального выгорания — личностный, ролевой и организационный
Личностный фактор. Проведенные исследования показали, что такие переменные, как возраст, семейное положение, стаж данной работы, никак не влияют на эмоциональное выгорание. Но у женщин в большей степени развивается эмоциональное истощение, чем у мужчин, у них отсутствует связь мотивации (удовлетворенность оплатой труда) и развития синдрома при наличии связи со значимостью работы как мотивом деятельности, удовлетворенностью профессиональным ростом. Испытывающие недостаток автономности («сверхконтролируемые личности») более подвержены «выгоранию».
Психолог Фрейденберг описывает «сгорающих» как сочувствующих, гуманных, мягких, увлекающихся, идеалистов, ориентированных на людей, и — одновременно — неустойчивых, интровертированных, одержимых навязчивыми идеями (фанатичные), «пламенных» и легко солидаризирующихся. Махер (Маxer Е.) пополняет этот список «авторитаризмом» (Авторитарным стилем руководства) и низким уровнем Эмпатии. В. Бойко указывает следующие личностные факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания: склонность к эмоциональной холодности, склонность к интенсивному переживанию негативных обстоятельств профессиональной деятельности, слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности.
Ролевой фактор. Установлена связь между ролевой конфликтностью, ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Работа в ситуации распределенной ответственности ограничивает развитие синдрома эмоционального сгорания, а при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия этот фактор резко возрастает даже при существенно низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий.
Организационный фактор. Развитие синдрома эмоционального выгорания связано с наличием напряженной психоэмоциональной деятельности: интенсивное общение, подкрепление его эмоциями, интенсивное восприятие, переработка и интерпретация получаемой информации и принятие решений. Другой фактор развития эмоционального выгорания — дестабилизирующая организация деятельности и неблагополучная психологическая атмосфера. Это нечеткая организация и планирование труда, недостаточность необходимых средств, наличие бюрократических моментов, многочасовая работа, имеющая трудноизмеримое содержание, наличие конфликтов как в системе «руководитель — подчиненный», так и между коллегами.
Выделяют еще один фактор, обусловливающий синдром эмоционального выгорания — наличие психологически трудного контингента, с которым приходиться иметь дело профессионалу в сфере общения (тяжелые больные, конфликтные покупатели, «трудные» подростки и т.д.).

4. Эмоциональное выгорание как состояние и как процесс. Эмоциональное выгорание в свете потребностей и интересов представителей профессий особого риска.
Словом «выгорание» (по-английски burnout) на настоящий момент в медицине обозначаются состояния, возникающие у человека, когда он на протяжении длительного промежутка времени отдает слишком много энергии, не восполняя истощенные запасы ресурсов. Современные исследователи подчеркивают, что эмоциональное выгорание может быть причиной развития синдрома хронической усталости.
Проявления синдрома эмоционального выгорания
Ученые выделяют три основных группы проявлений этого состояния:
Эмоциональное истощение (под которым имеется в виду чувство эмоциональной опустошенности, усталости, вызванное выполнением профессиональных обязанностей).
Деперсонализация (ощущение отстраненности, холодности, раздражении по отношению к объектам своей деятельности — пациентам, клиентам, ученикам и т.д.). Очевидно, что рано или поздно такое отношение может привести к конфликтам.
Редукция профессиональных достижений (ощущение собственной некомпетентности в профессиональной сфере, занижение своих профессиональных успехов).
Эмоциональное выгорание не наступает вдруг, внезапно. Оно накапливается постепенно, проявляясь теми или иными симптомами.
«Предвестником» эмоционального выгорания обычно служит повышенная активность, трудовой энтузиазм, работа «на износ». Безусловно, для того, чтобы выгореть, человек должен гореть. Без горения нет и выгорания. Однако хочу сказать читателям МирСоветов, что дело не в трудовом энтузиазме самом по себе, а в той энергетической зарядке, которую человек получает. При качественной энергетической подпитке можно проявлять трудовой энтузиазм годами, и при этом не почувствовать эмоционального выгорания.
Эмоциональное выгорание наступает не в момент перегрузок, а в тот момент, когда перегрузки приобретают форму хронического стресса, когда появляется разрыв между требованиями на работе или в семье и собственными ресурсами человека. Или же в ситуации хронического конфликта, который истощает ресурсы человека.
Вслед за высокой активностью наступает период утомления и истощения. Происходит снижение активности, первым признаком которого часто является нежелание идти на работу. Особенно после выходных. На работе же такие «выгорающие» сотрудники стараются свести к минимуму свои рабочие обязанности. Медицинская сестра отмахивается от жалоб пациентов, управленец отправляет просителя «по инстанциям», педагог не замечает, что с его учеником что-то происходит. На этом этапе выгорания выполнение обязанностей становится формальным, появляются высказывания «надоели уже», «каждый день одно и то же». И это о людях, помощь которым входит в обязанности специалиста. Если же обстоятельства не позволяют свести работу к минимуму, «выгорающий» сотрудник сводит к минимуму общение с близкими людьми или домашние дела.
При снижении рабочей активности сотруднику, естественно, приходится отказаться от продвижения по служебной лестнице, от профессионального творчества и профессионального роста. Происходит отказ от значимых целей. Учитель отказывается от внедрения новых педагогических технологий, которыми был увлечен ранее, врач оставляет исследовательскую деятельность, управленец перестает добиваться продвижения по карьерной лестнице.

Неудовлетворенность профессиональной деятельностью и жизнью в целом ведут в одних случаях к депрессии, в других – к агрессии. В случае депрессии человек обвиняет в профессиональных и личностных неудачах себя: «Я не смог. У меня как всегда не получилось. Я ни на что не годен». При преобладании агрессивных реакций обвиняются окружающие – начальство, коллеги, близкие.
Психосоматические проявления появляются уже на начальных стадиях эмоционального выгорания. Тревожность и неудовлетворенность приводят к снижению общей сопротивляемости организма. Напряжение ведет к повышению артериального давления и другим соматическим заболеваниям, тесно связанным с психическим состоянием.
На стадиях спада и отчаяния специалист все меньше способен удовлетворить профессиональным требованиям. Деятельность становится стереотипной, профессиональная неудовлетворенность распространяется на другие сферы жизни – семья, дружеские отношения. Исчезают хобби и увлечения, человека перестает трогать искусство и красота природы. На этих стадиях эмоциональное выгорание превращается в хроническое состояние и с большим трудом поддается коррекции.
В результате «сгорания» человек теряет психическую энергию, у него развиваются психосоматическая усталость (изнурение), эмоциональное истощение («исчерпывание ресурсов»), появляются немотивированное беспокойство, тревога, раздражительность, возникают вегетативные расстройства, снижается самооценка, утрачивается осознание смысла собственной профессиональной деятельности.
Существует тесная взаимосвязь между профессиональным выгоранием и мотивацией деятельности. Выгорание может приводить к снижению профессиональной мотивации: напряженная работа постепенно превращается в бессодержательное занятие, появляется апатия и даже негативизм по отношению к своим обязанностям, которые сводятся к минимуму. Психическому выгоранию в большей степени подвержены трудоголики — те, кто работает с высокой самоотдачей, ответственностью, установкой на постоянный рабочий процесс. СЭВ рассматривается как результат неблагоприятного разрешения стресса на рабочем месте, при этом следует отметить, что профессиональная специфика сказывается лишь на определенной степени стрессогенности отдельных факторов. Связь между производственными стресс-факторами и симптомами выгорания выявлена:

  • Между общим (суммарным) показателем выгорания и характеристиками работы (значимостью задачи, продуктивностью, намерениями поменять работу);
  • Между деперсонализацией и недисциплинированностью, плохими отношениями с семьей и друзьями;
  • Между эмоциональным истощением и психосоматическими заболеваниями, между персональными достижениями и отношением к профессиональным обязанностям, значимостью работы и др.
  • 5. Возможности самоактуализации и направления карьерного роста в профессии особого риска и ее взаимосвязь с эмоциональным выгоранием.
    Синдром эмоционального выгорания (СЭВ) — это реакция организма, возникающая вследствие продолжительного воздействия профессиональных стрессов средней интенсивности. На Европейской конференции ВОЗ (2005 г.) отмечено, что стресс, связанный с работой, является важной проблемой примерно для одной трети трудящихся стран Европейского союза и стоимость решения проблем с психическим здоровьем в связи с этим составляет в среднем 3-4% валового национального дохода.
    Первые работы по этой проблеме появились в США. Американский психиатр H.Frendenberger в 1974 г. описал феномен и дал ему название «burnout», для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с пациентами (клиентами) в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Социальный психолог К.Maslac (1976 г.) определила это состояние как синдром физического и эмоционального истощения, включая развитие отрицательной самооценки, отрицательного отношения к работе, утрату понимания и сочувствия по отношению к клиентам или пациентам. Первоначально под СЭВ подразумевалось состояние изнеможения с ощущением собственной бесполезности. Позже симптоматика данного синдрома существенно расширилась за счет психосоматического компонента. Исследователи все больше связывали синдром с психосоматическим самочувствием, относя его к состояниям предболезни. В Международной классификации болезней (МКБ-Х) СЭВ отнесен к рубрике Z73 — «Стресс, связанный с трудностями поддержания нормального образа жизни».
    Распространенность синдрома эмоционального выгорания
    Среди профессий, в которых СЭВ встречается наиболее часто (от 30 до 90% работающих), следует отметить врачей, учителей, психологов, социальных работников, спасателей, работников правоохранительных органов. Почти 80% врачей психиатров, психотерапевтов, психиатров-наркологов имеют различной степени выраженности признаки синдрома выгорания; 7,8% — резко выраженный синдром, ведущий к психосоматическим и психовегетативным нарушениям. По другим данным, среди психологов-консультантов и психотерапевтов признаки СЭВ различной степени выраженности выявляются в 73% случаев; в 5% определяется выраженная фаза истощения, которая проявляется эмоциональным истощением, психосоматическими и психовегетативными нарушениями.
    Среди медицинских сестер психиатрических отделений признаки СЭВ обнаруживаются у 62,9% опрошенных. Фаза резистенции доминирует в картине синдрома у 55,9%; выраженная фаза «истощения» определяется у 8,8% респондентов в возрасте 51-60 лет и со стажем работы в психиатрии более 10 лет.
    Те или иные симптомы выгорания имеют 85% социальных работников. Сложившийся синдром отмечается у 19% респондентов, в фазе формирования — у 66%.
    По данным английских исследователей, среди врачей общей практики обнаруживается высокий уровень тревоги в 41% случаев, клинически выраженная депрессия — в 26% случаев. Треть врачей использует медикаментозные средства для коррекции эмоционального напряжения, количество употребляемого алкоголя превышает средний уровень. В исследовании, проведенном в нашей стране, у 26% терапевтов отмечен высокий уровень тревожности, а у 37% — субклиническая депрессия. Признаки СЭВ выявляются у 61,8% стоматологов, причем у 8,1% — синдром в фазе «истощения».
    СЭВ обнаруживается у трети сотрудников уголовно-исполнительной системы, непосредственно общающихся с осужденными, и у трети сотрудников правоохранительных органов.
    Существует тесная взаимосвязь между профессиональным выгоранием и мотивацией деятельности. Выгорание может приводить к снижению профессиональной мотивации: напряженная работа постепенно превращается в бессодержательное занятие, появляется апатия и даже негативизм по отношению к своим обязанностям, которые сводятся к минимуму. Психическому выгоранию в большей степени подвержены трудоголики — те, кто работает с высокой самоотдачей, ответственностью, установкой на постоянный рабочий процесс. СЭВ рассматривается как результат неблагоприятного разрешения стресса на рабочем месте, при этом следует отметить, что профессиональная специфика сказывается лишь на определенной степени стрессогенности отдельных факторов. Связь между производственными стресс-факторами и симптомами выгорания выявлена:

    Под самоактуализацией в современной психологии понимается особый вид деятельности человека, направленный на самосовершенствование, развитие своей социальной и индивидуальной компетентности, максимально возможное использование своего потенциала на благо общества и самого себя.
    Понятие самоактуализации впервые появилось в гуманистической психологии. Этот термин ввел Курт Гольдштейн, рассматривавший самоактуализацию как фундаментальный процесс в каждом организме, который может иметь как позитивные, так и негативные последствия для индивидуума. По К.Гольдштейну, организм управляется тенденцией актуализировать в набольшей возможной степени свои индивидуальные способности. Основное положение теории Гольдштейна: индивид мотивируется не многими, а одним главным мотивом – самоактуализацией (самореализацией). К. Роджерс, в свою очередь, полагает, что в каждом есть стремление становиться компетентным и способным настолько, насколько только это возможно для нас биологически. Как растение стремится быть здоровым растением, как зерно содержит в себе стремление стать деревом, так человек побуждаем становиться целостным, полным, самоактуализирующимся человеком.
    Один из ведущих психологов гуманистического направления, Абрахам Маслоу, проанализировав потребности психически здоровой личности, разделил их на две группы. Первая группа — базовые физиологические (в еде, питье и др.) и психологические (в безопасности, любви, признании) потребности. Вторая группа – это метапотребности, состоящие из потребностей более высокого уровня. В них проявляются наши стремления к знанию, тенденции к росту и достижениям (самоактуализации). Эти потребности организованы иерархически, высшей из них является потребность в самоактуализации, удовлетворение которой возможно только при удовлетворении базовых потребностей. Мы обращаем внимание на красоту, истину и развитие наших возможностей, когда более или менее сыты и находимся в безопасности.
    Стремление человека к возможно более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей. В некоторых направлениях современной западной психологии самоактуализация выдвигается (в противовес бихевиоризму и фрейдизму, считающим, что поведением личности движут биологические силы, а его смысл заключается в разрядке создаваемого ими напряжения и приспособлении к среде) на роль главного мотивационного фактора. Подлинная самоактуализация предполагает наличие благоприятных социально-исторических условий.
    Самоактуализация — это непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т. п., как более полное познание и, стало быть, принятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности.
    Проблематику самоактуализации активно разрабатывал А. Маслоу. Он считал, что самоактуализация является наивысшей потребностью человека, в соответствии с «пирамидой потребностей».
    По мере удовлетворения нижележащих потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня, но это вовсе не означает, что место предыдущей потребности занимает новая, только когда прежняя удовлетворена полностью. Также потребности не находятся в неразрывной последовательности и не имеют фиксированных положений, как это показано на «пирамиде потребностей». Такая закономерность имеет место как наиболее устойчивая, но у разных людей взаимное расположение потребностей может варьироваться.
    Деятельность специалистов профессий особого риска сопровождается сложностью, ответственностью, опасностью, физическими и психическими нагрузками и, как следствие, возрастанием требований к профессиональной подготовленности, способностям, мотивации, стрессоустойчивости, что непреложно оказывает влияние на сохранение профессионального здоровья.
    Успешность и результативность деятельности специалиста зависит от его способности сохранять ощущение стабильности и целостности в различных ситуациях и в разное время, т. е. от ресурса личности. Очевидно, что специалист, не обладающий внутренним ресурсом сопротивляемости к негативным воздействиям, может быть «выведен из строя» или полностью потерять возможность для своего эффективного функционирования. Обеспечение специалистом собственной психологической безопасности можно рассматривать в качестве одного из главных условий сохранения профессионального здоровья, минимизации физического и психического травматизма, и, в целом, эффективного выполнения поставленной задачи.
    Специалист профессий особого риска должен обладать знаниями, умениями и навыками для сохранения и восстановления целостности своего тела и психики в заданной (в том числе агрессивной) среде, в соответствии со своими функциональными возможностями, «здесь и сейчас». Отсюда четко выделяются и основные направления психологического сопровождения деятельности специалистов профессий особого риска: предупреждение профдеформации, снятие последствий перенапряжения в служебной и боевой деятельности, профилактика суицидов, и, в целом, поддержание профессионального здоровья и долголетия.
    Ключевым ресурсом сохранения психологической безопасности при выполнении поставленной задачи является способность специалиста по отдельным признакам предугадывать ход развития еще не развернувшихся событий, т.е. антиципация (предвидение), реализация навыков опережающей формы поведения, что является профессионально-важным качеством, приобретаемым в результате специального обучения.
    Целенаправленное формирование данного профессионально важного качества позволит специалисту, реализующему деятельность в особых и экстремальных условиях, действовать максимально дисциплинировано, эргономично, разумно, эмоционально — стабильно, выбирать соответствующие меры безопасности, обеспечивающих высокую надежность профессиональной деятельности, профессиональное долголетие и максимальную длительность жизни.
    В современных условиях особую актуальность среди проблем психологии приобретает проблема готовности человека к различным видам деятельности (военной, спортивной, трудовой, операторской и т. п.), а также к творческому выполнению конкретных жизненных, общественных (но, по сути своей) задач. Заметим, что зачастую деятельность человека протекает в измененных, отличающихся от обычных, условиях. Всё это заставляет по-новому ставить вопрос о готовности профессионала к деятельности в особых, и прежде всего — в экстремальных условиях. Условия, предъявляющие повышенные требования к работающему человеку, носят название особых условий деятельности.
    К числу таких условий относятся:

  • Работа в уникальных условиях, сопряженных с опасностью для жизни;
  • Высокая «стоимость» (ответственность) принимаемых решений;
  • Усложнение выполняемых функций;
  • Увеличение темпа деятельности;
  • Монотонность работы в условиях ожидания сигнала к экстренным действиям (т. н. труд ожидания);
  • Совмещение различных по целям действий в одной деятельности (т. н. совмещенная или раздвоенная деятельность);
  • Переработка больших объемов и потоков информации (т. н. перегрузка информацией);
  • Дефицит времени на выполнение требуемых действий;
  • Усложненные факторы рабочей среды и т. п.
  • Особые условия деятельности предъявляют повышенные требования к работающему человеку, являются причиной ошибок и срывов в работе, неблагоприятно влияют на работоспособность человека и состояние его здоровья. Эти причины обусловили возникновение таких дисциплин, как экстремальная психология и психология труда в особых условиях.
    Особые условия деятельности всегда связаны с воздействием экстремальных факторов или возникновением экстремальных ситуаций. В зависимости от степени периодичности, частоты их возникновения и продолжительности различают:

  • Собственно, особые условия деятельности, которые справедливы для тех ситуаций, когда деятельность связана с эпизодическими действиями экстремальных факторов.
  • Экстремальные условия деятельности (как крайняя форма особых условий), связанные с постоянным действием экстремальных факторов.
  • Например, деятельность космонавта или летчика в полете осуществляется всегда в экстремальных условиях, т. е. постоянно имеют место экстремальные факторы: невесомость, перегрузки, сенсорная изоляция, потенциальная угроза жизни и т. п. Причем эти условия сохраняются практически постоянно на протяжении всей деятельности. Аналогичная картина имеет место в деятельности пожарных, военнослужащих, спасателей, скалолазов и др. Ее изучением занимается экстремальная психология.
    Однако экстремальность условий или наличие определённой вероятности их появления присуща не только представителям указанных профессий. Работа машиниста локомотива, водителя автотранспорта, оператора энергосистемы, авиадиспетчера и т. п. осуществляется в условиях, связанных с вероятностью аварийных ситуаций, дефицитом времени, возможным резким изменением функциональных состояний от монотонного и оперативного покоя до стрессовых состояний. Однако такие ситуации не сопровождают постоянно деятельность этих специалистов, а возникают лишь эпизодически. Изучением такой деятельности занимается психология труда в особых условиях. К сожалению, точная количественная мера, отделяющая особые условия от экстремальных, в психологии пока еще не определена.
    Индивидуально-психологические особенности субъекта экстремальной деятельности (каким он должен быть) по Дергачу:

    • Сильная личность
    • С развитой антиципацией – умением точно, далеко и надежно прогнозировать, предвосхищать развитие ситуации.
    • С высоким уровнем саморегуляции – умение управлять своим состоянием, высокая работоспособность, стрессоустойчивость, постоянная готовность к экстренным действиям, способность мобилизовать свои ресурс в необходимый момент.
    • Умение принимать решения, смелость в принятии решений, надежность решений, их своевременность и точность.
    • Креативность – умение нестандартно, но эффективно решать профессиональные задачи
    • Высокая и адекватная мотивация достижений. При этом мотивация избегания неудач не должна быть нулевой, иначе решения будут поспешными и опрометчивыми.
    • Собчек: должно быть выражено такое качество, как спонтанность, которая будет проявляться в высокой поисковой активности, склонности к быстрому и самостоятельному принятию решений, способность «идти на риск»; агрессивность – в виде противодействия неблагоприятным обстоятельствам, напористости, завоевательной формы активности. При этом и тревожность не должна быть нулевой, иначе будет проявляться склонность к необдуманному риску.
      Смирнов. Долгополова: субъект деятельности должен обладать достаточным уровнем общего интеллекта (интеллектуальной гибкостью, общей осведомленностью, когнитивной гибкостью, практическим мышлением); высоким уровнем личностной стабильности (надежность, резистентность к стрессу, уверенность в себе, ответственность, социабельность, развитые коммуникативные способности). Предпочтительнее люди с сильной нервной системой (они спокойны при выполнении обычных задач, а под действием активации продуктивность их деятельности повышается); с уравновешенной нервной системой – более выносливы к экстремальному напряжению. Нервные процессы должны быть подвижны (для быстрой адаптации). Особо обращает внимание понятие надежности личности – это степень выраженности моральных, волевых качеств, чувства ответственности.
      Эмоциональная устойчивость (она же стрессоустойчивость) характеризует, способен ли человек действовать без напряжения под влиянием психогенных факторов. Она определяется:

    • Тревожностью – т.е. склонность к переживанию тревоги; при высокой тревоге легче возникает стресс, быстрее и более выражено нарушается деятельность.
    • Силой и подвижностью нервных процессов
    • Личностными факторами – направленностью личности, мотивационной сферой, уверенностью в себе.
    • Не должно быть признаков нейропсихической неустойчивости – склонности к функциональным срывам нервной системы при физическом или психическом напряжении (что встречается при акцентуациях, пограничных состояниях, легкой умственной отсталости, алкоголизме и наркомании.

      6. Организационные условия предупреждения эмоционального выгорания в профессиях особого риска.
      Модель психопрафилактики выгорания.
      Организационный фактор “эмоционального выгорания” может быть связан с многочасовой работой, не оцениваемой должным образом, имеющей трудноизмеримое содержание, требующей исключительной продуктивности или соответствующей подготовки, или с несоответствием методов руководства содержанию работы. Администрация может смягчить развитие “эмоционального выгорания”, если обеспечит работникам возможность профессионального роста, наладит поддерживающие социальные и другие положительные моменты, повышающие мотивацию.
      ОСНОВНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФАКТОРОВ

    • Условия работы: основной упор при изучении этих факторов был сделан на временны2е параметры деятельности и объем работы. Повышенная нагрузка стимулирует развитие “эмоционального выгорания”. Перерывы в работе оказывают положительный эффект и снижают уровень “эмоционального выгорания”, но этот эффект носит временный характер. Уровень “эмоционального выгорания” частично повышается через 3 дня после возвращения к работе и полностью восстанавливается через 3 недели.
    • Содержание труда: количественные и качественные аспекты работы с пациентами, т. е. количество, частота их обслуживания, степень глубины контакта.
    • Социально-психологические факторы: взаимоотношения в организации как по вертикали, так и по горизонтали.
    • Высокая производственная нагрузка медицинских сестер, круглосуточный режим работы с обязательными дежурствами, ожидание осложнений в состоянии больных требуют высокой функциональной активности организма и могут быть квалифицированы как ведущие патогенные профессиональные факторы. Кроме того, отягчающее влияние на здоровье работающих оказывает контакт с умирающими больными, когда медицинский работник не видит положительных результатов своих усилий по спасению больного и нередко ощущает собственное бессилие. В результате развиваются церебральные нарушения в форме невроза, соматовисцеральные нарушения в виде гипертензии, стенокардии, язвенных поражений желудочно-кишечного тракта. Профессиональная деятельность нередко оказывает неблагоприятное воздействие на личность, приводит к депрессии.
      Чем больше производственная нагрузка, тем меньше медицинский работник испытывает удовольствие от самого процесса работы. Превышение нормативного числа пациентов, большой объем канцелярско-оформительской работы, низкая техническая оснащенность рабочего места и постоянный дефицит лекарственных средств также способствуют проявлениям усталости и нервозности. Из эргономических факторов медсестры часто отмечают напряжение зрения, перегрузку опорно-двигательного аппарата.
      Происшедшие в последнее время радикальные перемены в обществе оказывают дополнительную психологическую нагрузку на медицинский персонал, т. к. требуют более качественной работы в значительно более короткие сроки при экономически ограниченном обеспечении учреждений здравоохранения. Инновационная деятельность лечебно-профилактического учреждения направлена на практическое использование научнотехнического результата и интеллектуального потенциала с целью расширения ассортимента предоставляемых услуг, способов их производства, повышения качества медицинской помощи и удовлетворения потребностей пациентов в высококачественных медицинских услугах, а в итоге – на оптимизацию здоровья населения. большинство медиков, работающих в инновационных условиях, имеют ненормированный рабочий день, сверхурочную работу, связанную с совмещением должностей или дополнительной профессиональной нагрузкой (повышение квалификации, освоение новых методов диагностики и лечения). Интенсификация профессиональной деятельности отражается на состоянии здоровья, способствуя увеличению уровня общей заболеваемости и распространенности хронической патологии.
      Низкая оплата труда медицинских сестер в условиях развития рыночной экономики заставляет работать, часто пренебрегая временем, предусмотренным на отдых для восстановления физического и эмоционального баланса организма. Огромная ответственность за результат своей деятельности – жизнь пациента – приводит к перенапряжению отдельных органов и систем, возникновению заболеваний.
      Медицинский работник находится в рамках медико-экономических стандартов, требований к объему медицинской помощи и диагностических вмешательств, которые он должен выполнить по отношению к пациенту. Однако финансирование здравоохранения не соответствует этому объему. Кроме того, состоянию стресса способствуют перегрузки, связанные с дежурствами, и напряженность труда.
      Медицинский персонал подвержен высокому профессиональному риску заражения парентеральными вирусными гепатитами, ВИЧ-инфекцией, туберкулезом. Медицинский работник находится в постоянном контакте с лекарственными и дезинфицирующими средствами, что создает опасность аллергических и токсико-химических поражений. Воздействие ионизирующих и неионизирующих излучений (радиация, ультразвук, лазерное) является потенциальной причиной возникновения катаракты, новообразований.
      Интенсивная работа в неблагоприятных условиях труда и при высокой изношенности оборудования обусловила высокие показатели выявления и рост профессиональной заболеваемости у медицинских работников.
      В качестве факторов, способствующих развитию синдрома “эмоционального выгорания”, исследователи называют чувство социальной незащищенности, неуверенности в социально-экономической стабильности и другие негативные переживания, связанные с социальной несправедливостью и недостатком социальной поддержки.

      7. Методы диагностики эмоционального выгорания в профессиях особого риска. Особенности применения и интерпретации полученных результатов.
      Тема синдрома выгорания обсуждается в зарубежных научных кругах около сорока лет и связывается с именем американского психиатра Х. Дж. Фрейденбергера, который в 1974 году ввёл термин «burnout». Он определил это как синдром, включающий в себя симптомы общей физической утомленности и разочарованности у людей альтруистических профессий. «Выгорание» было описано им как истощение, вследствие резко завышенных требований к собственным ресурсам и силам.
      Кристина Маслач (американским психолог) определила «выгорание» как потерю интереса и осторожности в работе.
      Основные методы диагностики эмоционального выгорания.
      Методика диагностики уровня эмоционального выгорания Виктора Васильевича Бойко (доктор психологических наук).
      По мнению автора методики (В. В. Бойко), эмоциональное выгорание — это выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на психотравмирующие воздействия.
      Методика состоит из 84 утверждений, к которым испытуемый должен выразить свое отношение в виде однозначных ответов «да» или «нет» и позволяет диагностировать ведущие симптомы «эмоционального выгорания» и определить, к какой фазе развития стресса они относятся: «напряжения» (эмоциональное состояние беспокойства, тревоги, готовности действовать, тревожное ожидание), «резистенции», «истощения». Оперируя смысловым содержанием и количественными показателями, подсчитанными для разных фаз формирования синдрома «выгорания», можно дать достаточно объемную характеристику личности, оценить адекватность эмоционального реагирования в конфликтной ситуации, наметить индивидуальные меры.
      «Напряжение». — Переживание психотравмирующих обстоятельств; Неудовлетворенность собой; «Загнанность в клетку»; Тревога и депрессия.
      «Резистенция». — Неадекватное эмоциональное избирательное реагирование; Эмоционально-нравственная дезориентация; Расширение сферы экономии эмоций; Редукция профессиональных обязанностей.
      «Истощение». — Эмоциональный дефицит; Эмоциональная отстраненность; Личностная отстраненность (деперсонализация); Психосоматические и психовегетативные нарушения.
      Опросник «Профессиональное выгорание» (Maslach Burnout Inventory, MBI). Модификация Наталии Евгеньевны Водопьяновой (Кандидат психологических наук), Еленой Станиславовной Старченковой (Кандидат психологических наук). Предназначен для оценки симптомов выгорания у представителей социономических профессий («человек-человек», предполагают постоянную работу с людьми).
      Выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями. Такое понимание подвергло опр. видоизменению и понимание его осн. компонентов: эмоционального истощения, цинизма, профессиональной эффективности. Русскоязычная версия опросника «Синдром профессионального выгорания» рассматривает синдром выгорания в профессиональном контексте, т. е. как последствие воздействия профессиональных стресс-факторов. Методика состоит из 22 вопросов. Ответы оцениваются по 7-балльной шкале измерений и варьируют от «никогда» (0 баллов) до «всегда» (6 баллов). О наличии высокого уровня выгорания свидетельствуют высокие оценки по субшкалам эмоционального истощения и деперсонализации и низкие — по шкале «профессиональная эффективность» (редукция персональных достижений). Соответственно, чем ниже человек оценивает свои возможности и достижения, меньше удовлетворен самореализацией в профессиональной сфере, тем больше выражен синдром выгорания. Диагностируя выгорание, следует учитывать конкретные значения субшкал (факторов), к-рые имеют возрастные и гендерные особенности. Напр., некоторую степень эмоционального истощения можно считать норм. возрастным изменением, а опр. уровень деперсонализации — необходимый механизм психол. защиты для целого ряда социальных (или коммуникативных) профессий в процессе профессиональной адаптации. При анализе индивидуальных показателей по шкале «профессиональная эффективность» следует учитывать возраст и этап становления человека в профессии. Начальный период профессиональной адаптации неизбежно связан с осознанием молодым специалистом некоторой недостаточности своих знаний и умений требованиям практической деятельности. Это, естественно, обусловливает опр. напряженность (психол. стресс) в рабочих ситуациях профессиональной деятельности. Если подобное явление не учитывать, можно ошибочно интерпретировать у начинающих специалистов низкие баллы по шкале «персональные достижения» как симптомы выгорания. У сформировавшихся специалистов на этапе зрелости и поздней зрелости низкие баллы по шкале «профессиональная эффективность» часто свидетельствуют о сниженной самооценке действительно достигнутых результатов и вторичном снижении продуктивности из-за изменения отношения к работе. При исследовании динамики выгорания необходимо брать в расчет как конкретные значения по всем 3 субшкалам, так и их взаимосвязь. Разработано неск. вариантов опросника, предназначенные для разл. групп профессий, «ключ» и средневозрастные значения по российской выборке, позволяющие определить персональные характеристики выгорания. Опросник ПВ обладает достаточными психометрическими свойствами. Проведенные исследования подтвердили надежность и валидность российской версии опросника «Профессиональное выгорание». Полученные данные могут рассматриваться как устойчивые — репрезентативные по отношению к генеральной совокупности, и могут служить основой для определения тестовых норм для работников социальных профессий. Результаты исследования (проведенная оценка) концептуальной, содержательной, внутренней, конструктивной, конвергентной, эмпирической валидности подтверждают возможность использования данной методики для измерения синдрома выгорания.

      8. Развитие персонала и работа с кадровым резервом, как формы работы по профилактике эмоционального выгорания у представителей профессий особого риска.

      Развитие персонала является одним из важнейших направлений деятельности по управлению персоналом и факторов успешной деятельности специалиста.
      Под развитием персонала понимается совокупность мероприятий, направленных на повышение квалификации и совершенствование психологических характеристик работников. Это охватывает прежде всего:

    • Обучение, которое в форме общего и профессионального образования дает необходимые знания, навыки и опыт;
    • Повышение квалификации, задача которого — улучшение профессиональных знаний и навыков;
    • Переквалификацию, которая, по сути, дает второе образование. Под ней понимается любая профессиональная переориентация. Цель переквалификации состоит в том, чтобы дать возможность работникам освоить новую для них специальность.
    • Кадровый резерв — это группа руководителей и специалистов, обладающих способностью к управленческой деятельности, отвечающих требованиям, предъявляемым должностью того или иного ранга, подвергшихся отбору и прошедших систематическую целевую квалификационную подготовку.
      Этапы работы с резервом:

    • Этап 1. Анализ потребности в резерве
    • Этап 2. Формирование и составление списка резерва.
    • Этап 3. Подготовка кандидатов.
    • Для формирования резерва, как правило, недостаточно отобрать способных к продвижению сотрудников — важно правильно подготовить их к должности и организовать продвижение.

      www.dgr.ru