Как мне победить шизофрению

Содержание:

SAPHRIS (asenapine) — лечение шизофрении

Новости психиатрии и психологии

Гормоны смогут победить шизофрению

Гормоны, которые помогают пожилым женщинам пережить менопаузу, могут также способствовать исчезновению самых страшных симптомов шизофрении, показало недавно проведенное исследование.

Ученые пришли к выводам, что женский половой гормон эстроген сокращает количество галлюцинаций, чем способен улучшить состояние женщин, страдающих сильными психическими расстройствами. Это революционное открытие, показывающее, что гормоны действительно помогают этим женщинам, — отметил автор исследования, профессор Джайашри Кулькарни. — Это самое серьезное доказательство того, что шизофрению можно лечить новым способом — используя женские репродуктивные гормоны.

Эстроген, сильный нейростероид, является ключевым компонентом заместительной гормональной терапии (HRT), противоречивого лечения, способного избавить женщин от неприятных проявлений периода менопаузы. Недавнее исследование показало, что этого гормон может также помогать от шизофрении. Именно поэтому женщины сталкиваются с этим серьезным психическим заболеванием в более зрелом возрасте, а болезнь протекает легче, чем у мужчин.

Профессор Кулькарни исследовала этот вопрос на протяжении 15 лет. Ее команда проанализировала истории болезни 102 пациенток в Мельбурне. Женщинам давали умеренные дозы гормонов, используя специальный пластырь, который применяется при заместительной гормональной терапии. У женщины, получавших дозу гормонов на протяжении восьми недель, уменьшились проявления самых серьезных симптомов, — отметила эксперт.

Гормоны работали как эффективные антипсихотические препараты, влияющие на рецепторы допамина и серотонина, а также восстанавливая нейронную ткань. У женщин не повышался риск возникновения рака груди, так как лечение была краткосрочным, — добавила она.

www.saphris.ru

Нейроновости

Свежие записи

Препарат от рассеянного склероза поможет победить шизофрению?

Исследователи из Великобритании запустили испытания нового подхода к лечению шизофрении. По их мнению, причина развития этого заболевания кроется в нарушении работы иммунной системы мозга. The Guardian рассказала о подробностях эксперимента на своих страницах.

Credit: MRC London Institute of Medical Sciences

В причинах шизофрении разбираются уже почти четыре века, и до сих пор не установлено, какой именно фактор определяющий. Профессор Лондонского института медицинских наук Оливер Хоус (Oliver Howes) после многочисленных исследований предположил, что к психическому расстройству причастна микроглия – иммунная система мозга. Вместе с командой исследователей Хоусу удалось подтвердить свою гипотезу и разработать новый подход в терапии шизофрении.

По словам профессора, в прошлом считалось, что разум и тело отделены друг от друга, но оказалось, что это не так. Учёный говорит, что разум и тело взаимодействуют постоянно, и иммунная система – не исключение. Такие сведения могут изменить понимание психических заболеваний.

В ходе исследования Хоус обнаружил повышение числа и активности клеток микроглии на ранних стадиях шизофрении. Такая гиперактивность мозгового иммунитета приводит не только к уничтожению нежелательных связей между нейронами, но и к разрыву «желательных», то есть нужных и важных нейронных взаимодействий.

Микроглиальные клетки, выделенные зелёным цветом, имеют значительное влияние на нейроны, выделенные красным. Credit: Bloomfield et al

Наиболее уязвимыми в этой ситуации стали области мозга, отвечающие за слух, а также префронтальная кора, которая участвует в дифференциации мыслей и мотивов, мотивации и социальном поведении. В этих участках связи подвергаются разрушению наиболее интенсивно, что проявляется у больных в виде параной, навязчивых состояний и слуховых галлюцинаций.

Медики настроены пролечить 30 добровольцев в течение двух лет. Первым пациентом уже стал 33-летний мужчина, у которого болезнь развилась после переезда в другую страну. Ежемесячно больные будут получать инъекции препарата с антителами, который применяется обычно при другом аутоиммунном процессе – рассеянном склерозе. Исследователи предполагают, что подобный препарат поможет устранить саму причину заболевания – скорректировать работу иммунной системы мозга, и вывести терапию шизофрении с симптоматического уровня на патоэтиологический.

Текст: Екатерина Заикина

Читайте материалы нашего сайта в Facebook, ВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

neuronovosti.ru

Шизофрения рождается. в носу?

Как распознавать шизофрению или предрасположенность к ней до того, как у человека начнутся серьезные проблемы с психикой, и он окончательно выпадет из нормальной жизни? Обычно диагноз «шизофрения» ставится уже на основании имеющихся симптомов, а значит — в тот момент, когда заболевание уже началось и прогрессирует. Ученые из Тель-Авивского университета открыли простой метод диагностики шизофрении. Вероятно, в будущем этот метод поможет «перехватывать» тяжелое заболевание в самом начале.

Ученые из Тель-Авивского университета обнаружили, что обонятельные нейроны из верхней части носа у шизофреников отличаются от аналогичных клеток здоровых людей. Выяснилось, что у больных шизофренией значительно повышен уровень одной из микрорегуляторных РНК в этой области. Микро-РНК играют роль в регуляции генетической активности — поэтому вполне возможно, что связь этой патологии и шизофрении не случайна. Это исследователи намереваются проверить в ближайшем будущем.

Но уже сейчас корреляция между различием обонятельных нейронов шизофреников и здоровых людей способна помочь выявить заболевание. Прелесть данной методики в том, что для теста требуется лишь небольшая манипуляция под местной анестезией. Речь не идет, к примеру, о глубокой биопсии мозга, или о многолетнем наблюдении пациента, который к моменту манифестации (проявления) заболевания может уже значительно выпасть из социума, потерять работу и контакт со здоровым окружением. Анализ спектра микро-РНК не занимает много времени. Что еще более важно — эти данные намного надежнее, чем результаты традиционной диагностики, которая до сих пор была основана на беседах с больными и их родственниками.

Правда, пока неясно, когда появляются изменения в обонятельных микро-РНК: в самом начале или даже еще до заболевания, или же в то время, когда оно началось. Исследователи надеются, что полученный диагностический метод поможет «схватывать» и лечить шизофрению в самом зародыше.

Открытие израильских ученых — не единственное свидетельство изменений на биохимическом уровне, сопровождающих шизофрению. В 2011 году появилась информация о том, что шизофрения сопровождается слуховыми нарушениями. Пока неясно, что в данном случае является причиной, а что — следствием. Однако исследователи из Университета Пенсильвании установили, что виновником слуховых галлюцинаций шизофреников может оказаться повреждение генетической информации в генах белка дисбиндина. Данная мутация нередко встречается у больных шизофренией, что уже давно наводило ученых на мысли о взаимосвязи этих явлений.

Мутации в гене дисбиндина ведут к нарушению функционирования нейронов-регуляторов, которые руководят информационными потоками, идущими от слуховых рецепторов. Еще в 2002 году была обнаружена связь одной из аллельных вариаций гена дисбиндина (DTNBP1) с шизофренией. Дальнейшие исследования не дали стопроцентного подтверждения этой версии, но DTNBP1 остается одним из так называемых «кандидатов» — генов, потенциально связанных с развитием какого-либо заболевания. В данном случае — шизофрении.

В клетках подопытных мышей со «сломанным», то есть мутировавшим дисбиндином эти нейроны переставали выполнять свою функцию — соответственно нарушался и процесс анализа звуковой информации, поступающей в мозг. Причем речь идет не о нарушениях самого слуха, а скорее о нарушении восприятия тех звуков, которые мы улавливаем. Вполне возможно, что именно этот механизм лежит в основе шизофренических галлюцинаций.

В 2006 году у мутации дисбиндина обнаружили еще одну взаимосвязь с шизофренией. Психиатры из больницы Zucker Hillside при Институте медицинских исследований Файнштейна вместе со специалистами Гарвардского партнерского центра генетики и геномики в Бостоне открыли ген, который предположительно влияет на уровень интеллекта. Как ни странно, этим геном оказался все тот же ген белка дисбиндина-1 (DTNBP1).

Работа этого гена влияет на качество и индивидуальные особенности когнитивных навыков (т.е. способности к усвоению и обработке информации). Нарушения же данного гена ведут к ухудшению познавательных способностей, которые часто сопровождают шизофрению. Помимо ослабления способности к запоминанию и пониманию нового, шизофренические когнитивные расстройства включают в себя навязчивые идеи: манию преследования, страх перед инопланетянами, вторжения в мозг больного, идеи глобального заговора и тому подобные.

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

www.pravda.ru

Диагноз «шизофрения» — не приговор

«Я могу выздороветь?» От ответа на этот вопрос зависит так много: планы, мечты, вся жизнь. Проект «Изумрудный город» объединил молодых людей, которые учатся полноценно жить с душевным заболеванием

«В названии «Изумрудный город» зашифрован главный принцип и секрет успеха: как в одноименной сказке, вместо волшебной таблетки мы предлагаем начать действовать, исходя из лучшего в себе, и тогда чудо происходит. Только авторы чуда – мы сами». Изображение с сайта izumrudnyjgorod.wordpress.com

Полгода назад у магазина цветов «Городской букет» появился новый способ доставки: «курьер для своих». Рядом пояснение: поддержать благотворительную курьерскую службу, где работают люди с ментальными особенностями.

Нажимая кнопку на сайте магазина, вы выбираете курьера — он доставит вам букет и заработает 400 руб. Это не просто плата за труд, а часть программы реабилитации в благотворительном проекте «Изумрудный город». Курьеры – в основном молодые люди 18-20 лет, у которых есть проблемы с социальной адаптацией из-за душевного заболевания. Сейчас в проекте «Курьеры для своих» заняты 10 курьеров с ментальной инвалидностью (панические атаки, депрессия, биполярное расстройство, шизофрения, аутизм).

Десять человек, которым теперь есть, зачем выходить из дома.

Постойте – курьеры с диагнозом «шизофрения»?

Разве эти люди не должны быть в психиатрической клинике под присмотром врачей? Нет, не должны. Госпитализация – крайняя мера, к которой в наши дни прибегают все реже, стараясь оказать помощь амбулаторно или в условиях дневных стационаров, чтобы не нарушать и без того хрупкую социальную адаптацию таких людей. Сам термин «шизофрения» в современной психиатрии постепенно выходит из употребления как стигматизирующий. Расстройства шизофренического спектра — это целый океан самых разных состояний: от легких (симптомы почти не заметны и не мешают вести нормальную жизнь) до тяжелых, когда требуется постоянное амбулаторное наблюдение.

Цель – не изолировать человека, а научить его полноценно жить с душевным заболеванием: самостоятельно распознавать приближение кризиса и вовремя принимать лекарство, обращаться к врачу. А еще дружить, учиться, работать, строить отношения…Так же, как если, например, у вас диабет или астма.

Дружеский пинок

Надежда Степунина, врач-психиатр, психотерапевт и идейный вдохновитель «Изумрудного города»

Возвращаться на учебу, работу после курса лечения от душевного заболевания или начинать взрослую жизнь, когда тебе 15-16 лет и у тебя аутизм – все равно, что прыгать с парашютом. Очень трудно решиться на прыжок без поддержки и…дружеского пинка. Проект «Изумрудный город» — как раз и есть такой дружеский пинок, чтобы преодолеть страх социальной адаптации.

«Мы выписывали девчонок из нашего чудесного 15-го отделения ПКБ № 15 — позади столько разговоров, слез и утешений, кризисы и общая победа, уже родные все, — и уходят как будто в пустоту, — вспоминает Надежда Степунина, врач-психиатр, психотерапевт и идейный вдохновитель «Изумрудного города». — Кто их встретит? Врач психоневрологического диспансера, не имеющий времени на разговоры? Школа, где не дай Бог сказать, что была ТАМ… Страх за них подтолкнул меня перейти в амбулаторную службу, чтобы быть по ту сторону, помогать, не отрывая от жизни. Заставил искать действенные способы помощи разным ребятам, включая тех, кто вообще не выходит из дома».

Месяц в деревне

8 лет назад Надежда придумала летний лагерь – вывезла несколько своих бывших пациентов в деревню. Ей хотелось дать детям попробовать на вкус самостоятельную жизнь. Деревня — идеальное место: минимум комфорта, максимум романтики, все, начиная от воды для мытья посуды и заканчивая продуктами, нужно добывать.

Вечерами ребята собирались вместе и обменивались впечатлениями прожитого дня – что было самым важным сегодня, чему научился, что нового узнал о себе, о тех, кто рядом.

«Меня вдохновлял пример коммуны Януша Корчака – рассказывает Надежда Степунина. – В ней отношения строятся на основе взаимного уважения, нет «обслуживающего персонала» и «обслуживаемых детей», потому что каждый вносит свой вклад в жизнь общего дома, несет свою долю ответственности. А значит — чувствует себя значимым, имеет право решать. Это то, чего так не хватает подросткам, страдающим душевными расстройствами! В семье и обществе у них вечно роль слабых и беспомощных, заслуживающих жалости, а не доверия».

Как-то отец одного из участников лагеря спросил Надежду: «А можно устроить что-то подобное в городе?». Так в проекте появились социальные тренеры.

Вечер у костра в летнем лагере: чувствовать себя значимым, иметь право решать — вот чего больше всего не хватает людям, страдающим душевными расстройствами

Стать наставником и повзрослеть

«Тренеры «вырастают» из наших пациентов, — объясняет Надежда Cтепунина. – Эти ребята на собственном опыте знают, каково быть одиноким и непонятым, беспомощным, зависимым, слабым — и как из этого выбираться».

Они учат подростков и молодых людей, не сумевших вовремя развить навыки самостоятельной жизни из-за различных душевных заболеваний, всему, что может пригодиться в реальной жизни: чистить картошку, заправлять постель, делать покупки в магазине, пользоваться транспортом, оплачивать коммунальные счета, искать и находить работу.

Одновременно тренер помогает восполнить дефицит общения (он всегда есть у таких ребят) и улучшить коммуникативные навыки. Важное преимущество – практически одинаковый возраст с подопечными. Тренеры – молодые взрослые, старшие товарищи.

При этом сами тренеры получают ценнейший опыт – меняют роль «подопечного», «пациента» на роль наставника. «Это дает опору, стимул для внутреннего роста, решения собственных проблем, взросления, — считает Надежда Степунина. — Возможность делать что-то полезное и интересное, быть частью классной команды. Тренерство может быть важным промежуточным этапом трудовой адаптации или определить призвание и будущую профессию».

Маленькая типография

За работой в «Маленькой типографии»

В первый год существования проект столкнулся с серьезным препятствием: ни одного из подопечных не удалось трудоустроить. В многомиллионной Москве просто не нашлось для них вакансий.

Да, это были ребята с особенностями, но они могли и хотели работать. «Тренеры помогали составлять и рассылать резюме, сами звонили работодателям, обращались даже в волонтерские организации, чтобы наши подопечные смогли получить свой первый опыт работы, почувствовать себя нужными, взрослыми, — говорит Надежда Степунина. — Однако мы потерпели неудачу: многие работодатели выслушали нас, некоторые искренне сочувствовали нашим ребятам, но никто так и не решился взять их на работу».

И тогда в «Изумрудном городе» появилась «Маленькая типография». Сейчас там работают 12 человек: 3 тренера, 9 сотрудников и 2 стажера. Они осваивают типографское дело и выпускают визитки, листовки, брошюры, открытки и блокноты на заказ. Благодаря работе и общению молодые люди не замыкаются в одиночестве и беспомощности, а выходят из дома и учатся находить свою дорогу в большом мире.

Глоток доверия

Миша встает рано утром, когда все спят, сам собирается и готовит себе завтрак, а потом уходит на работу – развозить букеты цветов или печатать в типографии документы. Мише 20 лет, у него ментальная инвалидность и невозможно передать словами, какой ужас еще недавно охватывал его при мысли, что работы для него не найдется или он с ней не справиться.

«Мы ходили на биржу труда, он ездил на собеседования, но все было бесполезно, — рассказывает мама Миши Юлия. – Сын сидел возле меня и бесконечно повторял: «Что мне делать?». И я не могла ему ничем помочь. И себе тоже». В свои шестнадцать он очень смешно сокрушался (ему самому при этом было совсем не смешно): «Осталось жить всего сто лет, а я еще не работаю!».

Арт-терапия

«Горы». Гуашь, Татьяна Е. Рисунок с одного из занятий арт-терапией

Чтобы совладать с последствиями болезни, укрепить эмоционально-волевую сферу, развить мышление, в «Изумрудном городе» проводятся арт-терапевтические группы. В основе – метод артсинтезтерапии, адаптированный для участников с расстройствами шизофренического и аутистического спектра. В группе через занятия живописью, стихосложением, сценическим фехтованием, театр импровизации подростки и взрослые с ментальными особенностями учатся распознавать и адекватно выражать эмоции, работать в одиночку и в команде, взаимодействовать в конфликтных ситуациях.

Во время терапии Надежда задает участникам, на первый взгляд, парадоксальный вопрос: что хорошего дала тебе твоя болезнь, в чем ты стал/стала сильнее благодаря ей?

Отклики поразительные: «Мне открылись глубина, красота и сложность нашей психики, о которых я не имела представления и никогда бы не узнала». «Я перестал переживать из-за мелочей, которыми изводят себя сверстники, и научился ценить каждую минуту, понимать, что важно, а что нет, просто радоваться новому дню».

Настоящее и будущее

«Без названия». Гуашь, Наум С. Рисунок с одного из занятий арт-терапией

«Я могу выздороветь?». От ответа на этот вопрос зависит так много: планы, мечты, вся жизнь.

В знаменитой автобиографии «Завтра я всегда бывала львом» Арнхильд Лаувег (подростком она тоже заболела шизофренией и смогла победить болезнь) есть эпизод, где девушку отпускают ненадолго домой из больницы.

«…В гостиной был накрыт стол. Свежие цветы, вышитая скатерть и чашечки с розами. Фамильный сервиз. Самые красивые и самые лучшие из всей маминой кофейной посуды… Маме не раз приходилось видеть, как я била чашки. Она знала, как молниеносно я способна это проделать… И все же она выставила на стол свои розовые чашечки с полным доверием ко мне… И я, естественно, их не разбила…Чашечки и сервированный стол громко говорили, как она мне доверяет: «Ты моя дочка, Арнхильд… Ты никогда не можешь дойти до такого сумасшествия, чтобы перебить красивые и ценные вещи, и никогда болезнь не овладеет тобой настолько, чтобы ты перестала ценить привычную тебе с детства красоту. Здесь, дома, ты не пациентка с диагнозом «шизофрения», здесь ты Арнхильд».

И я никогда этого не забуду. После долгих месяцев и лет, прожитых под знаком ожидаемого от меня безумия, зафиксированного в диагнозах и описаниях, я получила несколько светлых майских часов, когда я вместе с чаем, выпитым из тоненьких фарфоровых чашечек, получила глоток доверия и надежды. Это было потрясающе и как раз то, что мне тогда было нужнее всего!».

Глоток доверия и надежды нужен каждому из нас, независимо от душевного состояния, — и это то, что мы все можем друг другу дать.

«Изумрудный город» в цифрах

За 2 года работы в проекте приняли участие 11 тренеров и 16 подопечных. На данный момент 7 из 11 тренеров вышли на постоянную работу или поступили учиться. Сейчас в проекте заняты 4 социальных тренера, еще двое проходят стажировку. Из 16 подопечных у 10 наблюдаются отчетливые улучшения социального функционирования: 3 освоили самостоятельное перемещение по Москве, 5 начали работать, 1 подросток научился самостоятельно выполнять школьные домашние задания, у 3 улучшились навыки общения, наладился контакт со сверстниками.

С мая 2017 заработал еще один проект «Волонтерство для всех». Подростки и молодые люди с ментальными особенностями выступают с благотворительными концертами, навещают сверстников из семей в трудной жизненной ситуации, посещают приюты для бездомных животных, убирают природные территории, участвуют в социально значимых мероприятиях (постоянные партнеры – «Даунсайд Ап», Гринпис). Волонтеры выступили организаторами и участниками 12 выездных мероприятий

www.miloserdie.ru

Детские Судьбы

Медицинский журнал

Шизофрения как победить

«Когда болезнь поражает организм, в мозгу создаётся матрица устойчивого патологического состояния. Она помогает приспособиться к болезни, смириться с ней. И чтобы вернуться к здоровью, нужно эту матрицу разрушить, пройти через дестабилизацию».

Наталья Петровна Бехтерева

Шизофрения — это не болезнь; это глубокий духовный кризис, некоторые проявления которого психиатры склонны считать симптомами хронического психического заболевания и пытаются его лечить. Лечить глубокий духовный кризис не только бесполезно, но и очень вредно.

Духовный кризис следует преодолевать с помощью духовных методов и средств. Задача эта, конечно, непростая, но решаемая. Она требует колоссальных временных, моральных, волевых, материальных затрат и потому может быть доступна далеко немногим. Не каждый способен, оказавшись почти в безвыходном положении, собрать волю в кулак и выжить.

Другими словами, теоретически можно помочь каждому, кому недавно был поставлен диагноз шизофрения, при условии, если нет органических поражений головного мозга, однако сделать это практически можно не всегда.

Любого преступника теоретически тоже можно перевоспитать и сделать равноценным и полноправным членом общества, но практика показывает другое.

Общество ещё не готово каждому своему члену уделить достаточное (для него) количество внимания и заботы. Потому асоциальным элементам оно может предложить лишь условно приемлемые или полуприемлемые для жизни условия. Общество занято решением более актуальных задач и потому не обладает потенциалом, необходимым для того, чтобы решать проблему шизофрении; нет на это ни достаточных стимулов, ни средств. Как оно решало эту задачу сто лет назад, так будет решать её и сегодня, и завтра, и послезавтра. Обществу выгодно считать глубокий духовный кризис хроническим неизлечимым психическим заболеванием. Гораздо проще признать индивидуума с глубокими духовными проблемами инвалидом, чем заниматься решением его проблем.

Неугодные члены общества никому не нужны, кроме родных и близких. Потому именно на их плечи ложится вся тяжесть проблем и трудностей личности, от которой общество пытается избавиться.

Чтобы не допустить перехода глубокого духовного кризиса в духовный крах, ни в коем случае, при появлении у индивидуума неадекватного поведения, нельзя обращаться к врачам-психиатрам.

Преодолеть «непонятное состояние» намного легче, чем вылечить «хроническое психическое заболевание» с пугающим названием «шизофрения», считающееся неизлечимым.

Для преодоления убеждённости в наличии неизлечимого заболевания часто требуются такие значительные физические, моральные, интеллектуальные и материальные затраты, что они просто невыполнимы.

Кто такой лостер? Это вполне нормальный человек, который, получив ущербное воспитание, совершил целый ряд поведенческих ошибок и. запутался. Превратившись в неудачника, не зная, что делать для достижения успеха, индивидуум «потерялся» в своих мыслях, желаниях, чувствах и. боится вообще что-либо делать.

Лостер обретает статус шизофреника ТОЛЬКО тогда, когда получает диагноз «шизофрения». Поставить этот диагноз могут ТОЛЬКО врачи психиатры. Если обращения к психиатрам не было, значит — шизофрении нет, а все «симптомы шизофрении» — это признаки глубокого духовного кризиса, не более!

Образ, который иллюстрирует обратную ситуацию, имеющую место практически во всех случаях шизофрении, «нарисован» И.А. Крыловым в басне «Лебедь, Рак да Щука». Персонажи басни тянут воз и, несмотря на огромные усилия, «воз и ныне там». В чём мораль басни? Усилия, приложенные в трёх разных направлениях, дать результата не могут. Аналогично с проблемой шизофрении. Шизофреник — это, образно говоря, «Лебедь», рвущийся в небеса; родственники шизофреника пытаются вернуть шизофреника в «состояние до болезни» — это «Рак», который пятится назад; врач-психиатр — это «Щука», тянущая в глубину проблемы и усугубляющая её. Так, как все тянут «воз» шизофрении в разные стороны, он с 1911 года стоит на месте и будет оставаться там до тех пор, пока «Лебедь», «Рак» и «Щука» не договорятся «тянуть в одну сторону», не придут к согласию. К сожалению, это невозможно.

Ни родственники, ни психиатры не могут договориться с шизофреником потому, что они не понимают природы шизофрении; шизофреник не может согласиться с психиатрами и родственниками потому, что они предлагают ему то, что ему не нужно. Выразить свои потребности шизофреник не может, потому что сам не понимает, что с ним происходит.

Лебедь не может подняться в небеса вместе с возом. Это исключено. Никто ему в этом не поможет: ни Рак, ни Щука. Даже если Орёл придёт Лебедю на помощь, их совместные усилия всё равно окажутся тщетными.

Образ воза в басне — это диагноз «шизофрения». Пока не освободить шизофреника от статуса шизофреника, от убеждённости в наличии неизлечимого заболевания, он пожизненно будет прикован к «возу», не сдвинется ни на миллиметр, и полёт ему не грозит. Напротив, предпринимая отчаянные и порывистые попытки подняться в небо вместе с возом, Лебедь может сломать себе крылья, упасть на землю и разбиться насмерть.

Только тот, кто осознал иллюзорный характер шизофрении, чётко видит причины и факторы, которые привели к ней, может отцепить «Лебедя» от «воза» и обеспечить его свободный полёт.

Первый шаг, который следует сделать для преодоления шизофрении — это «вырвать» индивидуума из эгрегора шизофрении, то есть превратить шизофреника обратно в лостера. Выполнить эту задачу может только тот, кто глубоко понимает суть процесса превращения лостера в шизофреника и отдаёт себе отчёт в том, что постановка диагноза «шизофрения» является информационно-энергетическим кодированием.

Говоря народным языком, шизофрения — это «порча», которую «наводит» врач-психиатр на пациента, обратившегося за помощью в состоянии глубокого духовного кризиса.

Поэтому, прежде чем приступить к мероприятиям по «возвращению шизофреника к нормальной жизни», следует проделать процедуру декодирования шизофрении, то есть «снять порчу». Критериями успешности декодирования является глубокая убеждённость индивидуума в том, 1) что он не болен шизофренией, 2) что его состояние временное, 3) что он сможет в ближайшее время это состояние преодолеть. Подтверждением «снятия кода шизофрении» является безусловное повиновение индивидуума, прошедшего декодирование, специалисту, осуществлявшему эту процедуру.

Второй шаг по преодолению шизофрении, который следует выполнить после успешно проведенной процедуры декодирования шизофрении, состоит в том, чтобы мобилизовать все ресурсы и консолидировать все усилия семьи лостера в подготовке к преодолению глубокого духовного кризиса.

Не следует обольщаться окрылённостью лостера, его обещаниями «свернуть горы» и первыми позитивными изменениями в состоянии и поведении «бывшего шизофреника», которые появляются сразу после процедуры «снятия порчи». Они недолговременны. Силы и возможности лостера весьма ограничены и находятся в обратно пропорциональной зависимости от времени, которое он провёл в состоянии духовного тупика (чем больше времени индивидуум находился в состоянии «неопределённости», тем меньше у него сил). Подобно тому, как не следует обольщаться, глядя на то, как больной с тяжёлой травмой поясничного отдела позвоночника, «прикованный к кровати» в течение нескольких лет, поднялся и пытается сделать первый шаг. Если ему не помочь, не поддержать его, он ОБЯЗАТЕЛЬНО упадёт обратно на кровать или на пол. Аналогично по отношению к лостеру: если постоянно ИСКУССТВЕННО не поддерживать его стремление к активным мероприятиям по преодолению кризисного состояния, он ОБЯЗАТЕЛЬНО «упадёт» в то же состояние, в каком находился ранее, если не впадёт в более глубокое и более мучительное состояние. Сам лостер «научиться ходить» не может. Ему нужны «костыли», опора, помощь. Он «покалечен» и находится у подножия многокилометровой горы, взобраться на которую способен только первоклассный альпинист. Разве может инвалид сравниться с альпинистом-профессионалом, и стоит ли ему пытаться карабкаться по каменистым уступам самостоятельно?! Вопрос риторический. Конечно же, лостер выбраться из того хаоса, который творится у него в голове, самостоятельно не может. Ему нужно помочь.

Усилия, которые необходимы для того, чтобы «реанимировать» и «реставрировать» «поломавшуюся» личность — огромны. Хватит суммарных усилий всех, кто будет принимать участие в решении этой задачи, глубокий духовный кризис будет преодолён и шизофрения окончательно побеждена; не хватит — проблема останется, и вероятность перехода глубокого духовного кризиса в состояние краха останется очень высокой.

Надеяться на то, что глубокий духовный кризис пройдет «сам по себе» и глупо, и безответственно. Подстрекать лостера к тому, чтобы он «поднимался в гору» самостоятельно — это ещё большая безответственность. Пока лостер находится в обществе ещё более безумных людей, чем он сам, и зависит от них, преодолеть состояние внутренней дезинтеграции невозможно.

Третий шаг, который следует предпринять тогда, когда все члены семьи пришли к единому правильному пониманию трудности преодоления глубокого духовного кризиса, — найти «альпиниста-профессионала», который научит лостера «ходить по горам». Эту задачу может выполнить только тот, кто хорошо разбирается в вопросах духовности и прекрасно ориентируется во внутреннем мире человека.

Если на первые два шага понадобятся дни, недели; на третий — месяцы, то для выполнения четвёртого, завершающего шага потребуются годы упорного труда лостера под руководством компетентного духовного учителя.

О чём следует помнить всегда, поставив задачу преодолеть глубокий духовный кризис?

Нельзя сделать индивидуума счастливым, решая за него, что ему нужно, а что не нужно. Считая лостера неспособным правильно выражать свои желания и принимая все решения за него, окружающие фактически лишают его общечеловеческих прав и пытаются превратить в покорное послушное животное.

Любое действие, выполненное без предварительного согласования, как правило, направлено против желаний и воли лостера, а это значит, что такое действие однозначно ведёт к углублению и усугублению кризиса и перехода его в состояние духовного краха.

Как родственники способствуют превращению лостера в шизофреника? Насильственно помещают его в психиатрическую больницу.

Когда поставлена цель избавиться от шизофрении, о психиатрах следует забыть навсегда. Подобно тому, как навсегда следует забыть о милиции тому, кто решил «завязать» с криминальным прошлым.

Чтобы вернуть лостера обратно в общество, нужно сделать его востребованным. Общество должно нуждаться в опыте, знаниях, интеллекте, навыках, умениях индивидуума, тогда оно с радостью и с распростёртыми объятьями примет его. Что может лостер предложить обществу особенное, в чём оно действительно испытывает острую нужду? Знания юриста, инженера, педагога, врача, программиста, дантиста, маляра, штукатура, плиточнка, художника, дизайнера, тракториста, водителя? Какую бы мы ни назвали мирскую специальность, она не является остро необходимой. Общество перенасыщено специалистами среднего и низкого уровня. Целая армия безработных, имеющих различное образование и самые разнообразные навыки, не востребована. Сможет ли лостер победить более толерантных конкурентов и доказать своё превосходство, отвоевав право занимать достойное место под солнцем? Сможет. Если пройдёт предварительную длительную специальную подготовку. Стоит ли тратить значительные средства, время и усилия на адаптацию лостера к жизни в социуме, в котором он жить не хочет? Устроит ли его та жизнь, от которой он уже однажды отказался? Ответы на эти два вопроса, как правило, не устраивают ни родителей лостера, ни других ближайших его родственников. Неужели ситуация тупиковая? Складывается впечатление, что движение в любом направлении обречено на поражение.

Оказывается, ощущение тупика у лостера, у ближайшего его окружения, у врачей-психиатров возникает из-за того, что поиск выхода производится в горизонтальной плоскости. Мир «выплюнул» лостера, потому что его поведение не укладывалось в нормы общества. Не надо преодолевать сопротивление всего мира и пытаться вернуть лостера обратно в социум! Это — сизифов труд. Лостеру нужно. «выплюнуться» ещё дальше. Нужно начать двигаться не по горизонтали, не так, как движется общество материально озабоченных людей, а по вертикали. Именно этот беспроигрышный Путь предлагает холология. Путь духовного восхождения.

Образно говоря, шизофреником становится тот, кто в своём индивидуальном развитии попытался обогнать общество, но, не сумев отстоять свои убеждения и взгляды из-за недостатка силы воли, терпения и поддержки окружающих, «сломался», ударившись о социальные рамки, и, вместо того, чтобы обратиться за помощью к «хорошему травматологу», пришёл на приём к психиатру.

Чтобы развитие «поломанного» индивидуума могло продолжиться, оно должно проходить вне рамок общества и по программе, опережающей развитие общества. Самые передовые технологии, известные человечеству, должны быть задействованы в этой программе.

Это — центральная идея книги. Когда она будет услышана и воспринята обществом, лостеров перестанут превращать в шизофреников и прекратят издеваться над ними в психиатрических больницах; их будут беречь и начнут строить специально для них специализированные духовно-аналитические приюты с высоким уровнем духовной культуры.

Шизофрению можно победить

Современные врачи знают о шизофрении значительно больше, чем их коллеги в недавнем прошлом. Нейролептики нового поколения, которые специалисты чаще называют антипсихотиками, разработанные фармацевтической компанией Лундбек (Дания), — это новые оригинальные препараты, обеспечивающие качественное лечение больных психическими расстройствами. Они позволяют не только приостановить болезненный процесс, но и дать человеку шанс жить полноценной жизнью здорового человека.

Современные врачи знают о шизофрении значительно больше, чем их коллеги в недавнем прошлом. Но и сегодня не существует окончательного, единого ответа на вопрос: а каковы же причины возникновения этой болезни?

ЗАМЕТИВ в поведении человека какую-либо странность, непохожесть на других, мы можем бросить в сердцах фразу о том, что он (или она) — наверняка шизофреник. На самом деле это серьезнейшее заболевание, стоящее особняком даже в ряду хронических психических расстройств.

Характерно, что вне зависимости от географического положения страны, национальности ее граждан и уровня развития в среднем около 1% ее жителей больны шизофренией. Начинаться и протекать шизофрения может по-разному. Но чаще всего заболевание дебютирует острым психозом, сопровождающимся бредом, галлюцинациями, нарушениями восприятия и агрессивным поведением, что обращает на себя внимание окружающих и приводит к госпитализации больного. Для снятия этих симптомов в стационаре обычно делают инъекции традиционными нейролептиками. Побочные эффекты после применения таких препаратов очень хорошо известны — это судорожное сокращение мышц, дрожь, скованность, состояния, при которых больной страдает и не может найти себе места. Кроме того, уколы надо делать несколько раз в день, а они болезненны, и часто в месте инъекций образуются инфильтраты и некроз ткани, а у пациентов формируется устойчиво негативное отношение к лечению.

Таким образом, до последнего времени стандартное лечение традиционными нейролептиками не приносило желаемого результата. Больные оставались замкнутыми, апатичными, не интересовались внешним миром — то есть человек был полностью погружен в свой внутренний мир. При отказе от лекарств начинались рецидивы, повторные госпитализации и болезнь полностью поглощала человека. Подобное течение шизофрении (врачи называют его шизофренией с нарастанием негативной симптоматики) служило основанием для назначения 2-й группы инвалидности, и пациент практически выпадал из нормальной жизни.

Традиционные нейролептики (например галоперидол) — это мощные лекарственные средства, позволяющие снять острые расстройства психики, остановить болезненные изменения личности, нарушения процесса мышления. Но до последнего времени речь шла только о приостановлении болезненных изменений, но не о возвращении человека к прежней, здоровой жизни. Нейролептики нового поколения, которые специалисты чаще называют антипсихотиками, разработанные фармацевтической компанией Лундбек (Дания), — это новые оригинальные препараты, обеспечивающие качественное лечение больных психическими расстройствами. Они позволяют не только приостановить болезненный процесс, но и дать человеку шанс жить полноценной жизнью здорового человека.

Сегодня в лечебной практике стало возможным применение флюанксола и клопиксола, разработанных специалистами Лундбека более 20 лет назад. Хотя за рубежом они успешно используются уже давно, для отечественной психиатрической практики эти препараты являются относительно новыми. Клинический спектр этих нейролептиков отличается высокой антибредовой и антигаллюцинаторной активностью. До 60% больных положительно относятся к лечению этими препаратами в связи с удобным режимом приема и минимальными побочными эффектами, что особенно важно для длительной поддерживающей терапии.

Клопиксол выпускается в виде инъекций (акуфаз, депо) и в таблетированной форме, для пациентов в психотическом состоянии, не приемлющих инъекций. Клопиксол — акуфаз лишь одной инъекцией снимает острое состояние, действуя в течение 2-3 дней. Укол не болезненный и, что особенно важно, может быть совмещен с инъекцией другой формы клопиксола — депо. Если акуфаз действует мгновенно, то его инъекция вместе с депо обеспечивает постоянное присутствие действующего вещества в плазме крови. Совместное введение клопиксола — акуфаза и клопиксола — депо (КО — инъекция) делает лечение удобным и более гуманным по отношению к больным.

Новизна разработок Лундбека именно в том, что такой препарат, как клопиксол, способен снимать острые и хронические психозы без побочных явлений, свойственных традиционным нейролептикам. При применении клопиксола — депо, который действует в течение 2-4 недель после инъекции, у больных проходит враждебность к окружающим, появляется большая естественность поведения, соответственно уменьшается негативизм, они становятся терпимее в общежитии, приветливее.

Флюанксол близок по действию к атипичным нейролептикам и выпускается в трех лекарственных формах: таблетки, капли и депо. Этот препарат, как и клопиксол, может снимать острый психоз. В малых дозах (до 3 мг/ сут.) флюанксол оказывает антидепрессивное действие и может быть рекомендован для больных с невротическими расстройствами (депрессией, нарушением сна, тревожными состояниями и др.). Для лечения можно выбрать любую лекарственную форму, особенно удобно применение капель. В процессе лечения шизофрении применяют средние дозы флюанксола (3-40 мг). Этот препарат не вызывает у больных фармакологической депрессии, которая бывает при лечении традиционными нейролептиками.

Как «вылечить» шизофрению

Александр Омкар, врач-психотерапевт, духовный педагог, Украина, Винница

Обзор: чтобы «вылечить» шизофрению следует соблюсти ряд принципов, основные из которых следующие: 1) нужно отказаться от идеи что шизофрения является заболеванием и рассматривать её как глубокий духовный кризис развития личности; 2) для преодоления глубокого духовного кризиса следует задействовать лицо, хорошо разбирающееся в духовном мире; 3) так как природа духовного кризиса имеет мировоззренческие корни, следует коренным образом изменить мировоззрение страдающего шизофренией, а для этого необходима длительная его изоляция от привычных для него условий жизни с созданием особых, индивидуально ориентированных условий, основным фоном которых будут тишина и покой.

Конфуцию приписывают следующие слова: «Трудно найти чёрную кошку в тёмной комнате, тем более, если её там нет». Если выражение Конфуция перефразировать по отношению к шизофрении, получится следующее: трудно вылечить больного, тем более, если он не болен.

Более ста лет мировая психиатрия пытается лечить шизофрению, но безуспешно по той причине, что из-за диагностической путаницы к шизофрении относят два совершенно разных состояния: истинную шизофрению — духовный крах, раннее слабоумие (Dementia Praecox [Kraepelin E., 1898]), и шизофрению мнимую — глубокий духовный кризис, состояние временной паузы в личностном развитии, которое болезнью не является.

Лечить истинную шизофрению — бесполезно, потому что она неизлечима. Лечить мнимую шизофрению — преступно, потому что приём высокотоксичных препаратов на фоне глубокого духовного кризиса может привети к органическим изменениям и к переходу мнимой шизофрении в истинную.

Мнимая шизофрения — это глубокий духовный кризис. Любой кризис имеет начало, развитие и. финал. Финал кризиса может быть благоприятным и неблагоприятным.

Если мнимой шизофренией будет заниматься духовный педагог, благоприятный исход возможен, если мнимой шизофренией будет заниматься психиатр, очень большая вероятность неблагоприятного исхода.

Для того, чтобы вылечить «неизлечимую болезнь», врачу следует всегда быть стратегически настроенным на выздоровление больного. В таком случае его тактические действия не будут ограничиваться существующими формулами и схемами лечения, а будут направлены на поиск новых нестандартных лечебных приёмов и подходов, позволяющих реализовать позитивный стратегический план, а, значит, позволят докопаться до причины заболевания и устранить её.

Идею неизлечимости заболевания настоящий врач не только должен отвергать, но даже не допускать. В противном случае, врач автоматически перестаёт быть врачом для конкретного пациента тогда, когда признаёт наличие у него неизлечимого заболевания.

Пациенту, которого врач признал неизлечимо больным, следует в ту же секунду прекратить с этим врачом всякое общение и пуститься в поиски другого рвача, который сможет помочь.

Другими словами, мышление врача всегда должно быть направлено на поиск радикального решения проблемы, обусловившей нарушение здоровья. Тогда целью лечебных мероприятий будет не достижение временного улучшения состояния больного, а полное его выздоровление.

Это может стать возможным только тогда, когда лечебные манипуляции перестанут носить симптоматический характер, обретут каузальность и будут направлены на поиск, обнаружение и устранение причины заболевания. Тогда выздоровление больного начнёт обретать статус реальности и будет зависеть не только от качества, интенсивности и продолжительности лечебных мероприятий, но и от сознательных и активных действий самого больного, направленных на устранение причины болезни.

В тех случаях, когда диагноз больного априори попадает в группу болезней, которые современная медицина считает неизлечимыми, не следует тратить время на попытку лечить больного имеющимися в арсенале медицины лечебными средствами. Следует сразу же применять методы, которые официальной медициной считаются непризнанными.

Для лечения «неизлечимого заболевания» могут оказаться приемлемыми подходы, применяемые в народной медицине, йоге, спорте; в также средства и методы, используемые знахарями и целителями.

Чем более необычным и даже диким может показаться, на первый взгляд, лечебный приём, тем больше вероятность того, что он может быть эффективен при «неизлечимом заболевании». Потому при поиске средств лечения не следует огульно отвергать ни один метод, каким бы абсурдным он ни казался. Требуется обязательное тщательнейшее продумывание каждой мало-мальски правдоподобной версии и, естественно, сначала теоретическая, а затем практическая проверка её эффективности.

Основной характеристикой глубокого духовного кризиса, который принимают за шизофрению, являются процессы дезинтеграции, касающиеся психической деятельности индивидуума. Значит, средством преодоления кризисного состояния могут быть методы и приёмы, направленные на повышение целостности личности.

Одним из основных качеств личности, оказывающим интегрирующее воздействие является сила воли. Строго дозированные физические нагрузки, проводящиеся на свежем воздухе, позитивный эмоциональный настрой, ментальная целенаправленная загруженность и обязательный строжайший контроль выполнения реабилитационной программы — залог успешного преодоления глубокого духовного кризиса, ошибочно именуемого уже более ста лет шизофренией.

Весьма важно, чтобы уровень духовного развития лица, составляющего индивидуальную программу преодоления глубокого духовного кризиса, был не ниже, чем уровень развития страдающего шизофренией. В противном случае, кризис будет только усугубляться и углубляться, что, собственно говоря, имеет место в подавляющем большинстве случаев в психиатрических лечебницах.

Следует помнить о том, что глубокий духовный кризис возникает тогда, когда индивидуум претендует занять более высокий духовный уровень, чем тот, который имеет его ближайшее окружение в силу того, что он нуждается в иных, более качественных и более высоких стандартах. Однако нравы, традиции, обычаи, нормы общества не позвояют ему осуществить эволюционно необходимый переход. Если пытаться «втиснуть» индивидуума, пребывающего в кризисном состоянии, в общепринятые рамки поведения, это будет способствовать нарастанию аутизации, десоциализации, а, значит, углублению и усугублению кризиса.

Прежде чем начинать помогать индивидууму преодолевать глубокий духовный кризис, следует перестать наносить ему вред. Как это ни парадоксально, максимальный вред и ущерб личности ВСЕГДА наносят ближайшие родственники, стремящиеся удовлетворить свои эгоистические потребности за счёт самого слабого и самого уязвимого семейного звена. Другими словами, чтобы помочь лицу, находящемуся в состоянии глубокого духовного кризиса, необходимо, прежде всего, защитить его от внутрисемейного деспотизма.

Идеальный вариант для преодоления состояния глубокого духовного кризиса — это создание мини-общества, полностью изолированного от общества, в котором живём все мы, с нормами и правилами, исключающими обман, несправедливость, насилие, лицемерие; чтобы любое проявление эгоизма было полностью исключено.

Данная статья указывает направление, в котором следует двигаться для того, чтобы вопрос «Как «вылечить» шизофрению?» и такое являение, как шизофрения вообще перестали существовать в нашем обществе.

Истерия, которая в позапрошлом веке принимала масштабы эпидемии, побеждена. Шизофрения также победима, но для этого необходимы целенаправленные и значительные усилия всего общества.

Лицо, у которого обнаруживаются признаки шизофрении, должно быть помещено не в психиатрическую лечебницу тюремного типа с решётками на окнах и с постоянно закрытыми дверями, а в специализированный духовный центр, напоминающий своим ритмом ритм жизни монастыря.

Художница с шизофренией рисует свои галлюцинации, чтобы победить болезнь

18-летняя художница по имени Кейт страдает от шизофрении и дисфункции щитовидной железы. До достижения 17 лет на Кейт навешивали множество «ярлыков», когда, наконец, у неё была диагностирована шизофрения. Кейт очень тяжело приходится с её болезнью, не только из-за симптомов, но и из-за отношения людей, которые начинают совсем по-другому смотреть на неё, как только узнают, с чем она борется. Девушка винит во всём этом стереотипы, распространяемые Голливудом и СМИ. В качестве борьбы и повышения осведомленности о шизофрении Кейт стала рисовать свои галлюцинации.

Родители не придавали много значения необычному поведению дочери, пока не заметили, что её психическое здоровье становилось всё хуже и хуже. Таким образом, в 17-летнем возрасте у девушки была диагностирована шизофрения.

«Я рисую много своих галлюцинаций, потому как рисование помогает мне справиться с ними» «В моих галлюцинациях я слышу голоса, разные звуки, случайные шумы и я часто вижу жуков, лица и бестелесные глаза» «В галлюцинациях я довольно часто вижу жуков, и моя депрессия заставляет меня чувствовать себя бесполезной, словно я муха. Эти рисунки жуков представляют мою болезнь»

«Я надеюсь, ты подавишься своим сигаретным дымом»

«Этот монстр вылезает из вентиляционного отверстия в моем потолке и издаёт щелкающие звуки, или же выползает из под моих вещей» «Это автопортрет. Я смотрела в зеркало, и мои глаза выглядели вот так. Я нарисовала это» «Я испытываю множество сильных эмоций, и слышу голос, который говорит поджечь всё вокруг» Реклама

«Пример бестелесных глаз, которых я вижу. Они появляются на верхушках вещей, стенах и на полу. Они двигаются и деформируются» «Это птичка, она поёт мне» «Моя самооценка находится на самом низком уровне, и я чувствую себя ничтожной. Я всегда мечтала обернуться и стать более красивой»

«Возможно, если я украду их красоту, у меня появится моя собственная»

«Какими я иногда вижу глаза, с большим количеством нечётких цветных кругов вокруг» «Организованность, общение, паранойя, депрессия, тревога и управление моими эмоциями являются самой большой борьбой для меня»

«То как я живу, может показаться изнурительным, но я не живу на улице и не кричу о похищении инопланетянами. Есть такие люди, как я, которым просто больно. Это спектр симптомов различной степени тяжести. Опыт каждого человека является уникальным», — закончила Кейт.

18-летняя художница Кейт, страдающая от шизофрении

Отвечаем на вопрос: передается ли шизофрения по наследству

Шизофрения – это наследственное заболевание, приводящее к распаду личности, нарушению мыслительных процессов, изменению эмоционально-волевого и психического состояния. Несмотря на это, не вздумайте ставить на себе клеймо. Зачастую, шизофрения протекает в простой форме, которая развивается довольно медленно. Иногда люди доживают до глубокой старости, так и не узнав, что были ей больны. Сглаженность симптоматики в некоторых случаях может быть трактована врачами как другие психотические состояния, а лечение, схожее с таковым при шизофрении, способствует размытию клинической картины. Не стоит забывать, что родственники заболевших лишь предрасположены к данной патологии. Вероятность ее возникновения у конкретного индивидуума, если в семье болен отец или мать, равна 45 процентам. Разнояйцовые близнецы заболевают в 15% случаев, при наличии патологии у бабушек или дедушек – в 13%. И, несмотря на то, что многие ученые до сих пор спорят, как передается шизофрения, все же большинство склоняется именно к генетической предрасположенности.

Приобретенная шизофрения – сомнительный диагноз, пока не существует точных подтверждений ее существования.

При шизофрении отмечается целый спектр расстройств, который носит название негативной и продуктивной симптоматики.

Негативные симптомы включают в себя:

  • Аутизм. Представляет собой замкнутость, скованность. Человек чувствует себя уютно только в одиночестве или при малом количестве близких людей. Социальные контакты со временем сводятся к нулю, желание общаться с кем-либо исчезает;
  • Амбивалентность. Двойственность суждений. Человек испытывает двойственные чувства ко многим людям и вещам. Они могут вызывать в нем одновременно восторг и отвращение. Это приводит к внутреннему расщеплению личности, человек не знает, что из того, что он думает – истина;
  • Расстройство ассоциативного ряда. Простые ассоциации заменяются более вычурными и абстрактными. Человек может сравнить несравнимое, найти связь там, где ее нет;
  • Аффект. «Эмоциональное отупение». Человек перестает выражать свои эмоции в должной мере, его действия замедленны, а реакция на все – холодная.
  • Продуктивная картина включает в себя:

  • Неврозоподобные состояния. Иногда шизофрения имеет атипичное течение и на первое место выходит эмоциональная нестабильность, фобии, маниакальные состояния;
  • Бред. Часто встречается бред ревности и преследования;
  • Галлюцинации. Могут быть как зрительные, так и слуховые. Чаще всего встречаются слуховые – голоса в голове;
  • Психический автоматизм. Больной считает, что все его действия сделаны по чьей-то воле, а мысли вложили в голову другие люди. Часто – ощущение того, что его мысли читают.

    Негативная и продуктивная симптоматика являются антагонистами. Если преобладает продуктивная симптоматика, то негативная уменьшается, и наоборот.

    По формам врожденная шизофрения делится на:

  • Параноидная. При ней возникают бредовые идеи преследования, заговора, ревности и др. Также имеются галлюцинации, которые могут иметь различный характер (слуховые, зрительные, вкусовые);
  • Гебефренная. Главными клиническими проявлениями является неадекватное поведение, разорванность речи и мышления. Начало приходится на 20-25 лет;
  • Кататоническая. На первый план выступает яркая негативная симптоматика со вспышками гнева, «восковая» гибкость, застывание в одной позе;
  • Недифференцированная. Симптомы шизофрении стерты, нет четкого преобладания продуктивной или негативной симптоматики. Часто путают с невротическими состояниями;
  • Постшизофреническая депрессия. После дебюта заболевания наблюдается болезненное ухудшение настроения, которое сочетается с бредом и галлюцинациями;
  • Простая. Представляет собой классическое течение шизофрении. Начало приходится на подростковый возраст и имеет медленное течение. Постепенно нарастает апатичность, усталость, ухудшение настроения, эмоциональная лабильность, нелогичность мышлений. Данная форма долгое время может оставаться незамеченной, так как часто списывается на «юношеский максимализм»;

    Плохая наследственность

    Передается ли шизофрения по наследству? Однозначно – да. Чаще всего источником патологического генетического материала служит материнская яйцеклетка, так как она содержит в себе больше генетической информации, чем сперматозоид. Соответственно, риск возникновения психического заболевания возрастает, если шизофренией больна мать.

    Психогенетика шизофрении интересна тем, что предрасположенность к ней не всегда вызывает болезнь. Иногда на протяжении многих лет она не дает о себе знать, и только сильное травмирующее событие запускает патологический каскад химических реакций в организме.

    Теории возникновения

    Современные источники указывают на то, что шизофрения передается по наследству, однако существует ряд других теорий, которые имеют меньшую доказательность:

    • Дофаминовая. При шизофрении отмечается большое количество дофамина, однако он не способствует возникновению негативной симптоматики (апатия, снижение эмоций и воли);
    • Конституциональная. Согласно психологу Э. Кречмеру лица с избыточным весом имеют склонность к данному заболеванию;
    • Инфекционная. Длительное снижение иммунитета оказывает влияние на возникновение психических заболеваний;
    • Нейрогенетическая. Нарушение нервной проводимости между лобными долями и мозжечком приводит к продуктивной симптоматике. Опять же, как и при дофаминовой теории, негативные симптомы не возникают;
    • Психоаналитическая. Плохие отношения с родителями, недостаток ласки и любви оказывают травмирующее воздействие на неокрепшую психику ребенка;
    • Экологическая. Плохие условия проживания, воздействие различных мутагенов;
    • Гормональная. Учитывая то, что первый дебют шизофрении, в большинстве своем, возникает в 14-16 лет, имеет место быть гормональный всплеск, оказывающий сильное влияние на психоэмоциональное состояние подростка.

    По отдельности эти теории не имеют клинического значения, так как, возможно, ген шизофрении вызывает проявления данного заболевания. Поэтому если у вас диагностировали шизофрению, при отсутствии таковой у близких родственников, стоит тщательнее изучить свою родословную.

    Шизофрения – не приговор

    Предрасположенность к шизофрении, безусловно, оставляет свой отпечаток на человеке. Он начинает бояться, прятаться от проблем, избегает разговоров о своем здоровье. Это в корне не верно, ведь любую болезнь гораздо проще предотвратить, чем вылечить. Не стоит этого стесняться, ведь чем раньше она была выявлена, тем быстрее будут назначены лекарственные препараты, которые смогут существенно повысить качество жизни человека. Многие люди боятся приема транквилизаторов и нейролептиков, ссылаясь на большое количество побочных эффектов. Однако при простых формах дозировка невелика, а сами препараты подбираются врачом-психиатром каждому пациенту в индивидуальном порядке.

    Для улучшения эффекта от лечения необходимо обеспечить больному человеку полный покой, окружить его заботой и любовью. Необходимо провести беседу не только с ним, но и с его родственниками, чтобы рассказать все нюансы о заболевании и научить жить дальше, с каждым днем побеждая болезнь.

    Шизофрения: лечение, социальная реабилитация

    При шизофрении наблюдают нарушение обмена ряда веществ в ткани головного мозга (серотонина, дофамина, норадреналина). Но до настоящего времени неизвестно, считать ли это нарушение причиной или все-таки следствием болезни. Из-за отсутствия точных знаний о причинах шизофрении затруднена разработка эффективных методик излечения недуга.

    Шизофрения: лечение, социальная реабилитация

    В первой половине двадцатого века предпочитали использовать методы биологической или активной терапии:

  • коматозную;
  • инсулиношоковую;
  • электросудорожную;
  • пиротерапию с повышением температуры тела при помощи инъекций сульфазина или прививки малярии.

    Разумеется, данные методы не безвредны. А лоботомия с хирургическим вмешательством, в ходе которой пытались разорвать связь лобных частей мозга с иными его отделами, и вовсе превращала пациента в тяжелого инвалида. В Советском Союзе эта операция была запрещена в 1953 году, а в Америке при помощи лоботомии шизофрению пытались лечить до 1970 года. Но в те времена психиатрам особенно выбирать не приходилось, других методов излечения в распоряжении специалистов просто не было.

    Лекарство от шизофрении

    В настоящее время количество психотропных препаратов измеряют тысячами наименований. С 1989 года используются антипсихотики — атипичные нейролептики. Эти препараты способны избирательно воздействовать на рецепторы мозга. Препараты тормозят симптомы, но позволяют сохранять максимально возможный уровень социальных и познавательных функций пациента.

    Принято считать, что данные препараты отличаются от нейролептиков старого поколения тем, что наделены незначительными побочными эффектами. Но у любого лекарства из серии антипсихотиков имеются свои недостатки. Некоторые препараты способствуют увеличению массы тела, другие вызывают слюнотечение, тремор конечностей. Но при грамотном подборе лекарств удается снизить данные проявления.

    Как остаться частью социума

    Как остаться частью социума

    В вопросе социальной реабилитации психически больных людей Украина во многом уступает Европе. К примеру, во Франции и Голландии есть специальные интернаты открытого типа, в которых берутся обеспечить больного жильем, медицинской помощью, питанием, помогают социально реализовать себя. При таких интернатах работают арт-студии. Занятие творчеством приносит пациентам материальную выгоду – всевозможные благотворительные организации с готовностью устраивают аукционы по продаже картин. Если состояние больного стабильно, ему нет необходимости пребывать в интернате все время: к примеру, пациент может проходить лечебные процедуры вечером и утром, а в остальное время ему позволено свободно выходить в город.

    Шизофрения — дефект личности

    От сумы и от тюрьмы не зарекайся. Эта пословица вполне применима к душевным расстройствам. В частности к шизофрении. Ибо эта беда может коснуться каждого. В нашем обществе психически больные остаются фактически забытыми: приятели отворачиваются, родственники отчаиваются, да и сам человек не понимает, что с ним происходит. Симптомы болезни то усиливаются, то ослабевают, болезнь меняет распорядок жизни, накладывает определенные ограничения. Но с такой болезнью можно жить, работать, общаться с друзьями. Многое зависит от родственников, от того, сумеют ли они понять и принять близкого человека в новом качестве. Ведь при шизофрении зачастую страдает разум, а чувства, знакомые нам, – любовь, радость, грусть и ревность – никуда не исчезают. Симптомы шизофрении настолько разнообразны, что при внимательном изучении большинство людей может обнаружить их у себя. Или половину из них. Например, замкнутость и вялость, апатичность и уход в себя, неадекватные реакции, мании или галлюцинации. По мнению традиционной медицины шизофрения неизлечима. Точнее, она не поддается лечению теми средствами, которые сегодня рекомендуют психиатры. Но разделение на излечимые или неизлечимые формы болезни весьма условно. Есть достаточно примеров, когда человеку удавалось победить свой недуг вопреки неутешительным прогнозам врачей.

    О статистике, причинах, теории возникновения шизофрении, в каком возрасте она возникает, как проявляется, а также о социальных факторах (кто наблюдает, куда обращаться, имеют ли больные льготы, имеют ли они такие же права, которые имеем мы – здоровые люди, кто наблюдает за этими людьми, если они одиноки, какова дальнейшая судьба этих людей) рассказывает Орест Богданович Чубко.

    – Психически здоровым можно считать человека, который чувствует себя комфортно — это самое короткое и емкое определение.

    – Каково количество психически больных в Украине?

    – На конец 2009 года по Украине на диспансерном и консультационном учете находилось 1 176 133 больных. Из них 20 % больных шизофренией, шизоаффективными и подобными психозами.

    – Причина возникновения шизофрении многовекторная. Теорий возникновения очень много, включая вирусную. Однако большинство психиатров придерживаются наследственной теории. Если предки были с психическими расстройствами, то эта информация откладывается на генном уровне. Процесс может активизироваться под действием некоторых факторов — так называемых триггеров. Это могут быть черепно-мозговые травмы, нейроинфекции, психотравмы, стрессы.

    – Что это за болезнь, как проявляется?

    – При шизофрении мысли утрачивают свою четкость. Нарушается не только мыслительный процесс, но обедняются эмоции, снижается воля. При этом болезнь отличается разнообразием проявлений и нарастанием так называемого «дефекта личности». И, к сожалению, болезнь эта, как правило, прогрессирует.

    – Шизофрения может проявляться в любом возрасте. К примеру, в детстве ребенок должен быть ребенком: он должен быть подвижным, играть со сверстниками, не должен быть замкнутым, не должен задумываться над проблемами общества. Любые проявления замкнутости и отчуждения должны насторожить родителей.

    – Сперва к педиатру. А потом, если ситуация требует, и к психиатру. Причину замкнутости необходимо дифференцировать.

    – Во время гормональной перестройки часто появляются первые симптомы заболевания. Ранее активный в школе ребенок, активно общавшийся со сверстниками, в одночасье может стать замкнутым, отстраненным от всех и всего. Дома он может тихо сидеть, не читая книг, не играя за компьютером. Это первые серьезные симптомы психической болезни, когда требуется осмотр врача. На них мало кто обращает внимание и при этом теряется драгоценное время для лечения.

    – Да, начало шизофрении может протекать остро с психомоторным возбуждением, галлюцинаторными нарушениями восприятия, со сверхценными идеями и т. д. Но это бывает не так часто.

    – Постановка диагноза «шизофрения» — очень ответственное дело, требующее осмотра пациента комиссией врачей. Причем неоднократно. Очень редко такой диагноз устанавливается в амбулаторных условиях. Как правило, это происходит в условиях стационара после 3–4 случаев госпитализации. Сразу никто не возьмет на себя ответственности поставить такой диагноз. Ведь он подразумевает определенные социальные ограничения, запрещение на занятия определенными видами деятельности, в том числе управление автомобилем. В нашем социуме такие больные после выписки из стационара чувствуют себя неполноценными и социально изолированными, и это доставляет им огромное страдание.

    – Во-первых, участковый психиатр обязательно рассказывает про то, как надо выстраивать свои взаимоотношения с пациентом. К больному нужно относиться, как к обычному человеку. Не надо забывать, что у него такие же потребности и чувства, как и у всех остальных. Он точно также чувствует боль, нуждается во внимании, заботе и теплоте.

    – Существуют ли реабилитационные методы лечения шизофрении?

    – В нашем государстве не существует реабилитационной программы по уходу за психически больными людьми. Необходимо создание психологичных реабилитационных центров, где с больными будут проводить адаптацию к социуму.

    – Обычно такие люди являются инвалидами и у них не так много льгот. К примеру, такие больные должны жить в отдельной комнате, но…

    – К сожалению, из штата психоневрологических диспансеров вывели социальных служащих и сформировали отдельное подразделение, которое досматривает больных, готовит им пищу, убирает за ними и т.д. Мы со своей стороны стараемся активнее работать с такими больными и помогать родным, активно общаемся с ними по телефону, медсестры осуществляют патронаж больных по месту проживания, стараются их приободрить. Легче в этом вопросе пациентам, которые по национальности евреи: еврейская община создала благотворительные общества, в которых есть врачи и которые очень активно опекают больных.

    – При условии раннего выявления и адекватной терапии наши пациенты чувствуют себя комфортно: они заканчивают вузы, работают, и окружающие даже не подозревают о наличии у них болезни.

    – Профилактика тут может быть одна — быть внимательным к своему ребенку. То, что заложено в генах, не обязательно приведет к заболеванию: человек может быть здоровым до самой смерти. Болезнь может проявиться через 3–4 поколения в результате определенных причин. В моей практике была женщина, вся семья которой болела этим недугом, но которая была абсолютна здорова.

    detskie-sudbi.ru