Меню

Как обезьяна спасла собаку

Видео: Бабуины воруют щенков диких собак и выращивают их в качестве домашних животных

Не только человек хочет иметь домашнее животное, но и сами животные охотно одомашнивают других зверей. В видео, представленном в нашем материале сегодня, бабуины воруют щенков диких собак и выращивают их в качестве домашних животных.

Неудивительно, что последователями человека в возможности обладать домашними животными стали обезьяны. Бабуины из семейства мартышковых — приматы с высокоразвитыми социальными отношениями, то есть у бабуина и человека много общего. Обезьяны, так же как и человек, хотят заботиться не только о своем потомстве, но и о других животных, и выразилась эта потребность именно так.

Одомашнивание собаки началось около тридцати тысяч лет назад: тогда человек приобрел своего самого главного друга. К нему прибились самые хилые особи, а также самые хитрые — то есть те, кто не очень хотел напрягаться в добывании еды. Они знали, что пребывание рядом с человеком существенно облегчит им жизнь.

Но самая большая проблема человечества сейчас в том, что мы слишком очеловечиваем собак, приписывая животным те качества, которых у них нет. И из-за этого часто возникают разные проблемы во взаимопонимании между собакой и человеком. Насмотревшись мультфильмов и фильмов, где показана большая дружба человека и животного, люди считают, что это возможно и в реальной жизни. Тем не менее не стоит забывать, что так или иначе у собак сохраняются животные инстинкты.

Бабуины вряд ли приписывают собакам те качества, которых у них нет. Но тем не менее сильная связь с племенем обезьян у собаки есть, особенно если она росла с бабуинами с детства. Щенки кормятся вместе с группой приматов, мигрируют с ними и проводят почти всю свою жизнь. В этом видео удалось запечатлеть, как обезьяны крадут маленьких щенков дикой собаки.

Источник



Обезьяна спасла щенка и стала для него приёмной мамой!

Эта удивительная история уже разволновала сердца миллионов и стала еще одним подтверждением того, что «чужих детей» не бывает даже у братьев наших меньших!

На улицах одного из индийских городков дикая обезьяна увидела, как маленького беспризорного щенка травят большие бродячие псы.

Сработавший инстинкт подсказал, что этого малыша необходимо скорее спасать. Ни секунды не раздумывая, разъяренное животное тут же бросилось в атаку, ну а после расправы над обидчиками у смелой спасительницы проснулись …материнские чувства!

С того самого печального момента обезьяна стала заботиться и опекать своего приемного детеныша, словно родная мама!

Ставшие свидетелями этого благородного поступка горожане были поражены увиденным. Дабы поддержать животных, они начали приносить им еду и разные лакомства. И вы не поверите, обезьяна ни разу даже не притронулась к миске с едой, пока из нее первым не поест ее любимый щенок!

Сегодня эти двое просто неразлучны.

Обезьяна не выпускает из своих лап «приемного детеныша», даже не допуская мысли, что он мог быть не ее…

Как самая заботливая мама на свете, она носит щенка в лапах, сама кормит, играет и даже укладывает спать.

Ну что, разве для проявления настоящей материнской любви, преданности и заботы могут быть хоть какие-то границы?

Источник

“Настоящая мама”: обезьяна “усыновила” бездомного щенка и спасла ему жизнь

В одном из небольших индийских городков под названием Эрод можно стать свидетелем очень интересной ситуации, которая надолго останется в памяти. Об этом уникальном случае мы сегодня расскажем.

В Индии очень распространены обезьяны. Отношения со стороны людей к ним лояльное, поэтому они уже давно стали полноценными жителями городов. Одним из самых распространенных видов макак являются макаки-резусы, которые считаются священными животными.

Вот одна из таких макак и стала героиней нашего сегодняшнего рассказа. Обезьяна неожиданно для всех взяла себе на воспитание маленького щенка.

Все произошло когда макака заметила, как больной и брошенный родной матерью щенок бродивший по городу в поисках пропитания стал жертвой нападения стаи бродячих собак. Тогда обезьяна бросилась на защиту малыша с ворчанием и лаем, у этого вида макак есть великое множество звуков, которые они применяют в зависимости от ситуации.

Зоологи объяснили поведение животного тем, что, скорее всего собственный детеныш макаки погиб, поэтому обезьяна проявила материнский инстинкт по отношению к щенку. Теперь приемный сын всегда находится рядом с мамой.

Макака внимательна к своему новому детенышу и кроме того, что защищает его, еще и содержит в чистоте, вылавливает блох. Кроме того пытается кормить его привычными для себя фруктами, но щенок еду не воспринимает.

Местные жители удивленные поведением обезьяны решили ей помочь и подкармливают щенка молоком. Индусы относятся к макакам-резусам очень трепетно и даже оставляют часть урожая в знак подношения.

Многие пользователи в сети были тронуты этой историей. Хотелось бы чтобы и среди людей было больше добра и меньше “чужих” детей.

Источник

Интересная история об обезьяне, ставшей мамой для щенка

В начале января эта макака из Индии стала приемной мамой для щенка. Изумленные местные жители, увидев, как мать защищает своего детеныша от бродячих собак, даже стали подкармливать необычную семью. К всеобщему удивлению, сначала макака кормит щенка и лишь после него доедает остатки.

«Люди, которые видели их, говорят о сильной взаимной привязанности, и описали эту связь как самую трогательную в мире: обезьяна заботится о щенке и защищает его как родитель. Их бесконечная любовь дарит нам ценный урок об отношениях», — сообщают СМИ.

Макака спасла жизнь этого щенка

Она защищает детеныша от бродячих собак

Сначала кормит щенка, а потом лишь думает о себе

Мать и дитя не разлучаются

Макака внимательно заботится о щенке, будто это ее собственный детеныш

Местных жителей так удивило это явление, что они стали подкармливать животных

«Их бесконечная любовь дарит нам ценный урок об отношениях».

Найдены возможные дубликаты

Этому щенку необычайно повезло, он «прыгает» по деревьям! Однако, глядя на его грустные глаза. новоиспеченная мама его как будто уже подзае замучила.

Там, кстати, другое отношение к жизни, типа все перерождаются, отсюда и собаки любящие макак и макаки любящие собак.

Она его замучает до смерти своим «уходом»

А мне кажется, что нет, потом друзьями станут. Причем собачка должна быть гораздо умнее других. Должна быть.

Сужу по тому, каким стал сообразительным мой котяра, воспитанный псиной.

Как 17 обезьян спасли тысячи людей

Автор: Юрий Деточкин.

Зоозащитники против науки. История о том, как активист хотел спасти обезьян, а нейробиолог хотел научиться спасать людей. В результате оба достигли своих целей, хотя остались врагами. Тем не менее, конец у истории получился счастливый.

Представьте лабораторию, где учёные проводят жестокие эксперименты над обезьянами. Дело происходит в пригороде Вашингтона, на дворе 1981 год.

Кадр из фильма «28 дней спустя». Думаю, сценаристы вдохновлялись реальными событиями.

Ночью в помещение со спящими животными вламывается группа людей. С благородной целью — избавить бедолаг от мучений, отпустить их на волю. Но что-то идёт не по плану — открыв клетки, активисты понимают, что эти обезьяны какие-то не такие. Они не реагируют на прикосновения и не чувствуют боль…

Звучит как начало фильма про зомби-апокалипсис. Но слава богу, никто не пострадал. Ничем заразным обезьяны не болели — активисты вытащили их из клеток и перевезли в отель. На следующий день лаборатория потребовала вернуть животных. А полиция в свою очередь арестовала руководителя исследований по обвинению в жестоком обращении с подопытными. Началось судебное разбирательство, продлившееся 6 лет.

Учёный потерял работу и вынужден был бороться за свою репутацию. Активист стал основателем могущественной организации PETA. А 17 лабораторных обезьян помогли сделать два важных научных открытия. Благодаря их страданиям сегодня существует эффективная методика реабилитации после инсульта.

Эдвард Тауб и опыты над макаками

Но обо всё по порядку. Мой первый герой — американский нейробиолог Эдвард Тауб, на момент событий ему было 49 лет.

Ещё в молодости Тауб прославился тем, что опроверг рефлексологическую теорию движения, разработанную нобелевским лауреатом Шерингтоном. Молодой аспирант против всемирно известного учёного!

Опровергать устои Тауб не хотел, он собирался только повторить древний эксперимент и получить чуть больше данных.

В опыте исследовали пары нервов, которые идут от спинного мозга к конечностям. В районе позвоночника нерв разделяется на два проводка, которые присоединяются к спинному мозгу. Один отвечает за чувствительность, второй — за двигательные сигналы мышцам. Что будет, если обрезать провода?

Эксперимент по обрезанию чувствительного нерва. Крестиком отметил место разреза.

В 1895 английский физиолог Шерингтон разрезал у лабораторной обезьяны чувствительный нерв, который идёт от руки к позвоночнику. И хотя двигательный нерв остался неповрежденным — обезьяна не смогла после операции двигать рукой. Она не чувствовала прикосновений, не ощущала руку в пространстве — и в итоге конечность беспомощно повисала. Но почему? Почему бы мозгу не послать сигнал в эту руку, если хочется достать банан?

Тогда уже были известны двигательные рефлексы, которые работают без участия мозга. Например, коленный. Шерингтон сделал вывод, что движением руки управляет такой же рефлекс — и он своей операцией просто разорвал кольцо, по которому проходит сигнал.

Получилась целая теория, в которой движением конечностей управляли рефлексы в ответ на стимулы. Нет стимулов — нет и движения.

В 1958 году Тауб повторил эксперимент: обрезал обезьянке чувствительный нерв. Результат подтвердился — после операции макака не смогла использовать руку.

Неожиданный результат дало обрезание чувствительных нервов двух рук у другой обезьяны. Через некоторое время после операции макака начала потихоньку шевелить руками, пытаясь дотянуться до пищи. А потом у неё стало получаться всё лучше и лучше. А потом и вовсе она стала орудовать обеими руками почти с такой же ловкостью, что и до операции.

Получился парадокс — обрезаем нерв на одной руке, получаем обезьянку-инвалида. Разрезаем на обеих руках — подвижность сохраняется. Что-то здесь было не так. Тауб предположил, что дело в выученной беспомощности — если обезьяна привыкает, что можно обойтись одной рукой, то уже и не пытается действовать покалеченной.

Для проверки гипотезы Тауб взял третью обезьяну и удалил чувствительный нерв на одной руке. А здоровую конечность зафиксировал повязкой.

Читайте также:  Состав сухого корма для собак премиум класса

Обезьянка была вынуждена приспосабливаться и учиться работать бесчувственной рукой. Через несколько месяцев Тауб снял повязку со здоровой руки — перед ним была макака с двумя действующими конечностями.

Таким образом, теория Шерингтона была опровергнута.

А Тауб продолжил ставить эксперименты на обезьянах, держа в голове цель — помочь парализованным людям встать на ноги. На это потребовалось ещё 20 лет исследований.

Прониклись уважением к учёному? Сейчас будет ложка дёгтя.

Активист под прикрытием

Перехожу ко второму герою заметки — Алексу Пачеко. В 1981 году ему было 23 года.

Алекс был студентом-политологом, но уже успел засветиться в нескольких громких кампаниях по защите животных. В частности, выступал за запрет охотничьих капканов. Успел поработать матросом на корабле «Морской пастух», чьей миссией было помешать браконьерскому китобойному промыслу.

Летом 1981 года Алекс решил проверить, как обстоят дела с защитой животных в научных лабораториях. Нашёл по справочнику ближайший к дому исследовательский институт и устроился туда волонтёром.

Это и была лаборатория Тауба. Учёный позже говорил, что ему понравился смышлёный и старательный парень. Алекс помогал ухаживать за животными и проводить эксперименты.

Но параллельно вёл записи и тайно фотографировал обстановку в лаборатории. Т.к. обнаружил, что условия содержания обезьян были ужасными, а эксперименты — жестокими.

Обезьяны (17 диких макак-крабоедов с Филиппин) жили в тесных клетках. Их не выводили на прогулку и не давали общаться друг с другом. В помещении царили грязь и антисанитария.

Поскольку обезьяны не чувствовали своих конечностей, то могли нечаянно ранить себя. Одна макака отгрызла себе пальцы. Открытые раны не перевязывались. А если люди накладывали повязку, то потом не меняли её неделями.

Собрав доказательства, Пачеко написал заявление в полицию. В этот момент Тауб как раз уехал в трёхнедельный отпуск. А дальше случился полицейский рейд, затем суд и публичная огласка.

На стороне Алекса Пачеко были активисты, общественность, прокуроры и конгрессмены. Лаборатория была тут же лишена финансирования, институт начал собственное расследование.

За Тауба никто не впрягся. Учёному запретили заниматься исследованиями, выселили из дома. Пока шли суды, его не брали на работу в университеты. Эдварда Тауба «отменили» и вычеркнули из жизни. Но сдаваться он не собирался.

На 6 лет Таубу пришлось переквалифицироваться в юриста и заниматься только собственной защитой в суде.

Постепенно ему удалось снять с себя все обвинения.

«Обезьяны ранили себя и страдали» — да, ранили, это случается при потере чувствительности. Но боли они не чувствовали и не страдали.

«Открытые раны не лечились» — повязка привлекает внимание обезьяны, она начинает ещё сильнее царапать рану. Чаще всего лучшее лечение — не трогать, чтобы зажило само.

«Повязку не меняли несколько месяцев» — опять же, так было лучше для заживления в том конкретном случае. В целом обезьяны были здоровы — о чём свидетельствует состояние кожи и шерсти. Анализы крови показали отсутствие инфекций.

«В лаборатории было грязно» — справедливо, особенно грязно стало перед рейдом. Так получилось, что во время отпуска Тауба двое сотрудников забили на работу и не приходили целую неделю. За это время грязи значительно прибавилось.

В итоге ситуацию в лаборатории суд охарактеризовал как «ужас», но не «ужас-ужас-ужас». После череды апелляций Тауб был оправдан. Правда, работу ему никто не вернул и расходы на суды не компенсировал.

Шумиха позволила утвердить новый национальный закон по защите лабораторных животных. Теперь любая лаборатория, если проводила исследования с животными на государственные деньги, обязана была это делать под контролем специальных ветеринаров.

А группа PETA (People for the Ethical Treatment of Animals) превратилась в огромную и влиятельную организацию. Алекс Пачеко долгое время был её президентом.

Их цель — полностью исключить эксплуатацию животных. Люди должны стать веганами поголовно. Нельзя даже употреблять молоко и мёд, потому что это эксплуатация коров и пчёл.

Пока до этой цели далеко, но у ребят всё хорошо. Алекс Пачеко затеял новый проект — стерилизовать всех бездомных собак в мире. Для этого он собрал средства на разработку специального стерилизующего печенья. Пока результата нет, и коллеги-зоозащитники даже обвиняют его в присвоении денег.

А ещё PETA известна как крупная сеть собачьих приютов со странной политикой: если не получается найти приёмную семью для собаки, животное нужно без промедления усыпить. Статистика удручает: только 2,5% находят приют, остальных собак и котов зоозащитники убивают.

Сам кейс с 17 обезьянами PETA до сих пор считает своей победой. Правда, они никогда не упоминают о научной ценности тех исследований, которые они таким образом прервали.

И правда, а что было дальше с Эдвардом Таубом? Удалось ему применить результаты на практике?

Нейропластичность и облачные технологии

В 1986 году Тауба приняли в Университет Алабамы (впрочем, не обошлось без протестов активистов на лужайке перед кампусом). Тогда же он получил грант на исследования инсультов и открыл клинику по реабилитации.

Но как связать паралич при инсульте и опыты с разрезанием чувствительного нерва? Тауб смог объяснить, что происходит с обезьянами после операции, следите за рассуждениями:

а) После операции обезьяна не может двигать рукой из-за спинального шока. Несколько недель конечность не может получать сигналов, даже если мозг посылает команды двигательному нерву. Через 2-6 месяцев проводимость двигательного нерва восстанавливается.

Но за это время мозг понимает, что рука не слушается, срабатывает «усвоенное неиспользование».

б) После инсульта у человека повреждается участок мозга и наступает «кортикальный шок». Через 2-6 месяцев парализованную часть тела можно тренировать и использовать, но аналогично включается фактор усвоенного неиспользования. Если заставить человека работать парализованной рукой, можно добиться прогресса.

Постойте, но ведь целый участок мозга умер! Нейроны в двигательной зоне погибли, как вы предлагаете их «тренировать и использовать»?

А вот тут выходит на первый план ещё одно явление, к открытию которого приложил руку Тауб — нейропластичность. Двигательные функции могут взять на себя соседние уцелевшие зоны мозга.

Долгое время было неизвестно, насколько далеко могут располагаться эти «соседние» зоны.

И тут на помощь снова пришли наши обезьяны из лаборатории. Все эти годы они жили под опёкой института здоровья, пока не состарились. В 1991 году организация PETA стала настаивать, чтобы их усыпили.

Учёные выполнили их просьбу, но перед этим провели эксперимент.

Ввели наркоз обезьяне и вскрыли черепную коробку, чтобы наблюдать карту импульсов в мозгу в реальном времени.

Стали стимулировать руки — ноль реакции в соответствующих зонах. Логично, т.к. чувствительные нервы от рук были обрезаны многие годы назад.

Стали касаться мордочки — и в этот момент засветились нейроны не только в чувствительной зоне, отвечающей за лицо, но и на участке коры, отвечающей за чувствительность рук! А это 14 миллиметров в сторону.

За эти годы мозг обезьяны перераспределил ресурсы — нейроны в неиспользуемой зоне стали служить для других задач. Напоминает облачные технологии?

Так эти макаки в последний раз послужили науке.

Лучше звоните Таубу

А мне осталось рассказать про современную реабилитацию жертв инсульта.

Итак, человека после инсульта спасли, но мозг повреждён, пациент лежит наполовину парализованный.

Реабилитация раньше: человека приучали выполнять все действия оставшейся здоровой рукой. Плюс объясняли, как приспособиться к жизни инвалида. Никто не рассчитывал, что пациент восстановит навыки в полном объёме.

Или терапия с принудительным использованием.

Пациенту накладывают повязку на здоровую конечность, надевают рукавицу, чтобы не было искушения всё делать действующей рукой. А потом заставляют выполнять простые упражнения повреждённой рукой — застёгивать пуговицы, переносить кубики, опускать монетки в ящик и т.д. Сложность упражнений возрастает постепенно.

Эффект наступает уже через 3 недели занятий по 3 часа в день.

К сожалению, методика применима не ко всем больным — всё зависит от тяжести поражения мозга. В целом значимого эффекта можно добиться у 25% перенёсших инсульт. Вместе с моторными навыками можно вернуть и когнитивные: речь и письмо.

Сравните ситуацию: человек остаётся инвалидом и уезжает домой умирать, или восстанавливается и возвращается к нормальной полноценной жизни.

В сериале «Лучше звоните Солу» показана реабилитация Гектора Саламанки после инсульта:

Прогресс у дедушки был неплохой. Если бы Гус Фринг не приказал доктору остановить реабилитацию, Саламанка бы ещё побегал!

Так наши обезьянки помогли продлить полноценную жизнь тысячам людей.

А Эдвард Тауб в свои 90 лет всё ещё занимается наукой и преподаёт в университете, дай бог каждому!

На этом заканчиваю историю, пара практических выводов:

1. Протестуя против исследований на животных, не перегибайте палку. Вдруг эти испытания жизненно важны для миллионов людей?

2. Если кто-то из ваших родных перенёс инсульт — узнайте побольше о способах реабилитации. Сейчас наука может сделать гораздо больше, чем 30 лет назад.

3. Позаботьтесь о своей старости — нагружайте разные зоны своего мозга. Занимайтесь спортом, музыкой, языками.

4. Чем больше зон используете, тем больше резерва останется на случай инсульта или болезни Альцгеймера.

(а от инсульта вас защитит визит к кардиологу, не пренебрегайте ранней диагностикой)

5. Когда будете в Азии, угостите макаку-попрошайку чем-нибудь вкусненьким.

Помните, человечество многим обязано её 17 собратьям.

1. Норман Дойдж. Пластичность мозга. Эскмо, 2011.

Автор: Юрий Деточкин (@Yury.Detochkin) специально для блога VDSina.ru.

А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс-Юmoney (410016237363870) или Сбер: 4274 3200 5285 2137.

При переводе делайте пометку «С Пикабу от . «, чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Подробный список пришедших нам донатов вот тут.

Подпишись, чтобы не пропустить новые интересные посты!

Безграничная щенячья дружба

Гудолл. Джейн без Тарзана

Автор: Ася Бажутина.

«Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю шимпанзе», — могла бы сказать Джейн Гудолл, но не скажет, потому что эта женщина безмерно любит все человечество, нашу планету и этих больших волосатых существ, которые везде стараются доминировать. Речь идет, конечно, о шимпанзе.

Давным-давно, в том самом Лондоне, где Мэри Поппинс, туманы и все такое остальное, 3 апреля 1934 года родилась девочка. Родилась она во вполне благополучной и состоятельной семье: папа – бизнесмен, мама – писательница.

Читайте также:  Первое знакомство собаки с человеком

Назвали девочку Валери Джейн Моррис Гудолл.

Однажды папа подарил девочке игрушечную обезьянку и все заверте…

Эта игрушка до сих пор с ней.

А также свою роль сыграли две замечательные детские книги «История доктора Дуллитла» Х. Лофтинга, «Тарзан, приёмыш обезьян» Э. Берроуза и одна «очень недетская» — «Чудо жизни» Х. Виллера.

Многие в детстве листают анатомические атласы, но не многие после этого изучают шимпанзе.

К сожалению, когда Джейн была подростком, её родители развелись. Пришлось им с мамой уехать в город Борнмут. Окончив школу, мисс Гудолл училась на секретаря и одновременно подрабатывала в кафе. Но в 1957 году она смогла приехать в Африку, где устроилась в Кенийский национальный музей ассистентом и секретарем знаменитого антрополога Луиса Лики.

Луис «Сейчас мы измерим тебе череп» Лики.

И однажды он пригласил её на раскопки в ущелье Олдувай (Восточная Африка, Танзания), где были найдены останки Человека умелого или Homo habilis, а также (видимо, чтобы усердная Джейн не «закопалась» в раскопках), отправил её изучать поведение и жизнь шимпанзе в Национальном парке Гомбе-Стрим.

Неплохая такая колыбель человечества.

Вот он, вот он, национальный парк мечты Джейн Гудолл.

«Я впервые побывала в Танзании в 1960 году — тогда национальный парк Гомбе-Стрим был частью экваториального лесного пояса, проходящего через всю Африку.[…] Хотя целью моей поездки было изучение шимпанзе, вскоре я поняла, что само существование приматов находится под угрозой, и нужно не просто изучать их, но и попытаться сохранить их популяцию». — писала впоследствии Джейн.

Антрополог надеялся, что исследования шимпанзе дадут возможность сделать выводы о жизни наших общих далеких предков, (если ты, котан, не рептилоид с Нибиру).

Луис Лики указал мне путь к исследованию шимпанзе. И этот путь довольно необычен. Сегодня это звучит банально, но в то время Лики, который занимался поисками останков ранних людей в Африке, рассуждал так. Очень многое о внешности наших предков могут рассказать ископаемые останки, особенности костных сочленений. Кое-что об их образе жизни говорят находимые вместе с останками артефакты. Но каким было их поведение? Вот что хотел знать Лики. Черты поведения ведь не сохраняются в земле. Он утверждал, и сейчас это всеми признанная теория, что модели поведения наших ближайших родственников, человекообразных обезьян, и современных людей схожи или даже совпадают. Следовательно, не исключено, что эти образцы поведения были присущи нашим общим предкам, жившим около семи миллионов лет назад. Возможно, мы вынесли эти черты из далекого-далекого прошлого.

Так что с 1958 года девушка сначала изучала анатомию и поведение приматов, а в 1960 году «ушла в лес». Гомбе-Стрим станет её домом на много лет. Она придумала оригинальный новаторский метод и внедрилась в группу обезьян. Ранее ученые наблюдали за ними лишь издали.

Да-да, вылитые люди…

«Понадобились четыре месяца, чтобы наладить какой-то контакт с одной из них, и год, чтобы я смогла сидеть в их компании. Они раньше никогда не видели такой странной белой обезьяны».

Джейн стала давать им имена вместо порядковых номеров. И с тех пор этот метод стал традицией. Хотя не все ученые ему поначалу были рады.

Гудолл обнаружила, что шимпанзе – плотоядные. Что они способны использовать и даже изготовлять орудия труда, и это уже не прерогатива одного только человека. Это стало прорывом в научном мире! Впервые к приматам стали относиться гораздо серьезнее. Они несколько «поднялись» в иерархии, где человек был венцом творения. Ведь наши ДНК совпадают на 98,6%.

У шимпанзе есть семейные и социальные отношения, индивидуальность, эмоции, сообразительность. Они могут вести войны, и довольно жестокие, с уничтожением группы противника «под ноль».

Такую войну смогла в течение 4 лет наблюдать Гудолл.

«Несколько самцов со своими самками отделились от основной стаи и отправились южнее тех мест, где они прежде жили все вместе».

Поскольку количество самцов в группе стало слишком большим, это разделение было естественным.

Но затем началась война. «Старая» стая начала охоту на «новую», убивая ушедших самцов. Более крупная стая полностью истребила меньшую по численности, заняв её территорию.

«Они убивали тех, с кем недавно играли и за кем ухаживали. Они наносили им ужасающие раны и оставляли умирать. Это было воистину страшно. Я думала, что они такие, как мы, только лучше нас. Потом я увидела, что они похожи на людей еще больше, чем мне казалось».

Некоторые исследователи полагают, что неумышленно войну спровоцировала сама Гудолл, установив кормушки на станциях наблюдения.

Однако шимпанзе способны к самопожертвованию, например, защищая и обихаживая лишившихся матерей детенышей.

«У шимпанзе нет языка слов, но они пользуются довольно широким набором жестов и телодвижений, многие из которых похожи или даже полностью совпадают с нашими и употребляются в тех же ситуациях. При встрече шимпанзе обнимаются. Они также целуются, держатся за руки и хлопают друг друга по спине. А еще они важничают и кидаются камнями.»

Записи Джейн о жизни и поведении обезьян.

Параллельно с этим Джейн училась в колледже Дарвина в Кембриджском университете.

Когда она вернулась в Британию, академики отнеслись к её методам и открытиями с изрядным недоверием. Во-первых, она была женщиной. Во-вторых, у нее даже не было степени бакалавра!

«Упоминать в их присутствии, что шимпанзе обладают индивидуальностью, умом, способным решать проблемы, тем более эмоциями, было совершенно невозможно. В их понимании все это было присуще исключительно людям. Шимпанзе должны были иметь номера, а не имена. Так что многие профессора говорили мне, что я все путаю».

Исследовательница успешно защитила сразу докторскую диссертацию на тему «Поведение шимпанзе в дикой природе» в 1964 году, став этологом (ученым, который изучает поведение животных).

Интересный факт: самые известные этологи человекообразных обезьян – женщины: Дайан Фосс изучала горилл (трагически погибла от рук браконьеров), Бируте Гальдикас изучает орангутанов (и слава богу, жива). В научном сообществе их и Джейн Гудолл прозвали «ангелами Лики» (по аналогии с «ангелами Чарли»).

В 1965 году Гудолл учреждает в Танзании исследовательский центр для желающих изучать поведение и жизнь приматов. Средства в него вложили богатые аристократические европейские семьи. Возможно, в них «взыграла совесть за колониальные грехи прошлого»? Или же это были инвестиции в будущее?

«Бананы есть? А если найду?»

Одно из главных препятствий, которые стоят на пути перемен, — это деньги. Согласно прогнозам ООН, к 2050 году численность населения Земли вырастет от нынешних 7,8 миллиарда до 9,7 миллиарда человек. Наша планета не поспевает за такими темпами, и за половину наносимого ей ущерба ответственны самые богатые люди, которые составляют 10 процентов населения.

Вместо того чтобы судорожно думать о деньгах, накопительстве и власти, нам стоит создать новые критерии успеха. Почему бы не представить, что успешная жизнь — это когда у тебя есть достаточно денег, чтобы прокормить себя и свою семью, и время, чтобы наслаждаться красотой окружающего мира.

Я не экономист и не пытаюсь им быть, но точно знаю, что если мы хотим привлечь больше людей к экологичному образу жизни, то должны обеспечить их «зелеными» рабочими местами в таких областях, как возобновляемые источники энергии.

Если достаточное количество людей будет руководствоваться этичными принципами, если мы сможем сократить масштабы бедности и избавиться от своих неэкологичных привычек, если пересмотрим вопрос чрезмерного богатства отдельных индивидуумов (ну серьезно, кому нужны три-четыре дома?), тогда у нас появится надежда.

— подводит итоги Гудолл в одном из своих последних интервью для ЮНЕСКО.

В 1986 г. Джейн отправилась на научную конференцию и увидела в каких кошмарных условиях содержатся подопытные шимпанзе. Тогда она уехала из Танзании в США и несколько лет ездила по стране, убеждая ученых отказаться от использования сложившейся практики. Эксперименты над шимпанзе в США полностью финансируются из федерального бюджета. На них тестируют новые вакцины и лекарства. Подвергают их болезненным и инвазивным процедурам. А после исследований их убивают и изучают влияние веществ и процедур посмертно. Кроме того, содержатся шимпанзе в маленьких и тесных клетках, некоторые даже десятилетиями.

«Нам нужно с самого начала признать, что то, что мы делаем с животными – как с их точки зрения, так и с нашей – аморально и неприемлемо, и что действительно важно перейти к этим новым методам ведения исследований, не требующим животных».

Наука шагнула вперед, и сейчас существуют альтернативы использованию приматов в исследованиях, например, математическое и компьютерное моделирование, исследования на клетках – когда из живого организма берутся клетки, которые выращиваются в контролируемых условиях.

Также Гудолл придумала, как позаботиться об обезьянах в зоопарках: им поставили телевизоры, показывают фильмы, которые смотрят и сами шимпанзе, и те, кто пришел на них посмотреть.

В 1991 году Джейн снова вернулась в Гомбе и с ужасом обнаружила, что бескрайние джунгли стали небольшим клочком леса.

«Я поняла, что мы не спасем шимпанзе, если не научим людей жить, не уничтожая окружающую среду».

Так что её усилия стали направляться на то, чтобы помочь людям, которые живут рядом с приматами. Была создана программа «Позаботься», в рамках которой волонтеры высаживают деревья, добывают питьевую воду, строят школы, ликвидируют неравенство в получении образования. Осуществляют финансовую поддержку женщин, распространяют знания о планировании семьи, ВИЧ и СПИДе. В результате, что-то получается сделать и для сохранения лесов.

Также в 1991 году Гудолл основала «Roots & Shoots»/ «Корни и Побеги» — детскую организацию, работающую сейчас в 100 странах мира. Её программы направлены на помощь людям и животным. Дети делятся на группы, каждая из которых занимается обсуждением проблем и посильной помощью животным, людям или природе. Каждый ребенок решает, будет он ухаживать за животными, помогать сообществу людей (например, инвалидам) или убирать мусор в лесах и парках, очищать родники и т.д.

В 2002 году Гудолл – посол мира ООН, в 2004 – дама-Командор ордена Британской империи, в 2006 г. – офицер ордена Почетного легиона. Её книги переведены на 48 языков. Основанный в 1977 году Институт Джейн Гудолл имеет сейчас 19 отделений по всему миру и занимается защитой шимпанзе и сохранением их ареала обитания.

Читайте также:  Расширенный биохимический анализ крови собаки

Была замужем дважды. От первого брака (1964-1974 гг) – с фотографом, кинооператором и, между прочим, бароном Гуго ван Лавиком – есть сын Хьюго.

Хьюго рос в Африке среди шимпанзе до 8 лет. А потом пришлось уехать к бабушке в Англию и пойти в школу. Обидно!

С Гуго жизнь не сложилась. Вторым мужем стал танзанийский парламентарий и директор национальных парков Дерек Брайсесон. К сожалению, он скоропостижно скончался в 1980 году. Гуго ван Лавик умер от рака легких в 2002.

У Гудолл трое внуков.

В 2009 году во время поездки в Париж Джейн Гудолл встретилась с Кристофером Ламбертом, в свое время сыгравшим Тарзана. Это была её девичья мечта, которая, наконец, сбылась!

Сейчас Джейн 86 лет, и она уже несколько удалилась от дел, но пристально продолжает следить за ситуацией в мире, выступать с лекциями и предупреждать нас о самом важном.

Джейн Гудолл в 2020 году.

Миллионы людей не понимают, насколько тесно мы, люди, связаны с остальной частью животного мира. Они не осознают, что мы сами — животные. Вместо этого они живут в фальшивой реальности, где люди стоят на одной стороне непреодолимой пропасти и остальная часть животного мира — на другом. Действительно, большие обезьяны – шимпанзе, орангутаны, гориллы – похожи на нас так сильно, что служат послами от имени всех прекрасных животных, с которыми мы делим эту планету.

Помните об этом.

А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс-Юmoney (410016237363870) или Сбер: 4274 3200 5285 2137.

При переводе делайте пометку «С Пикабу от . «, чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Подробный список пришедших нам донатов вот тут.

Подпишись, чтобы не пропустить следующую часть!

Ответ на пост «Интересная история об обезьяне, ставшей мамой для щенка»

ОБЕЗЬЯНИЙ ГЕНОЦИД: ЧЕМ МЫ ОТЛИЧАЕМСЯ ОТ ШИМПАНЗЕ?

«Война шимпанзе» — так назвали явление, зафиксированное в 1974 году в национальном парке Гомбе-Стрим в Танзании. Одна группа приматов полностью истребила другую. Способны ли обезьяны вести войны, как люди? Вдруг у них уже объявились свои Пирры и Македонские? Подробности прокомментировал старший сотрудник биофака МГУ, кандидат биологических наук Владимир Фридман.

Джекил и Хайд обезьяньего мира

Наиболее близкие родственники человека (совпадение генома более 98%) — обезьяны шимпанзе и карликовый шимпанзе, он же бонобо. Правда, по размеру этот «карлик» отличается не так уж сильно. Просто вид описали по одной особи — хиленькой и маленькой, а дальше название прижилось.

Чем кардинально отличаются данные виды, так это агрессией. Объединив данные наблюдений за разными группами бонобо (что суммарно даёт 92 года наблюдений), учёные обнаружили: за всё это время «карлики» убили всего одного себе подобного — самца по имени Фолькер. Этот молодой экстраверт напал на самку с детёнышем, за что его отмутузили «всем колхозом», после чего его уже никто никогда не видел.

Бонобо — любознательные дружелюбные альтруисты. И, понятное дело, такие мирные существа не могут претендовать на наше внимание. Совсем другое дело — обычные шимпанзе

«Да что могут эти тупые обезьяны?» — спросите вы. Эти приматы умеют пользоваться орудиями и знаковыми системами, а до трёх-четырёх лет умственное развитие их детёнышей и человеческих детей протекает примерно одинаково. Поэтому обычно они вызывают у наблюдателей умиление.

Однако восторги изрядно померкли, когда в национальном парке Гомбе-Стрим более крупная группа обезьян убила соседнюю группу и захватила её территорию. Конфликт, задокументированный учёными, длился четыре года. За это время погибла треть мужских особей шимпанзе, обитавших в национальном парке.

Это стало журналистской сенсацией — животные воюют.

Первый же вопрос, который возник у учёных: «может, это люди научили обезьян плохому?».

Во-первых, шимпанзе чему только ни обучали. Включая человеческий язык глухонемых — а обезьяны потом учили пользоваться им своих детёнышей.

Так что перенимать навыки у человека они вполне способны. Во-вторых, наблюдатели поначалу прикармливали обезьян парка, и это подстегнуло конкуренцию за вкусняшки.

Однако сейчас эту гипотезу полностью опровергли. Считается, что агрессивный стиль поведения у шимпанзе «включается» в ситуациях дефицита самок и является эволюционно обусловленным.

Основой конфликта стала борьба за власть трёх самцов внутри одной группы. Хамфри — самый крупный из них — прекрасно кидался камнями. Вкупе с другими достоинствами это обеспечило ему позицию лидера. Двое других претендентов — Хью и Чарли — не смирились с этим. Вместе они были сильнее Хамфри, поэтому тот старался им двоим сразу не попадаться.

Через какое-то время группа раскололась на две, «северяне» и «южане» стали жить в разных концах парка. А спусковым механизмом войны стало подлое убийство одного из «рядовых» самцов, который мирно обедал на дереве, а потому и не ждал подвоха от бывших товарищей. Конец известен… Однако вопрос — можно ли считать произошедшее войной?

Казалось бы, если немного расписать любовную линию, сюжет подошёл бы для новой «Илиады». Но не всё так просто. Война предполагает социальный механизм мобилизации, этос воина, дисциплину.

Без солидарности воюющих, без обязательств война невозможна. Поэтому многие антропологи не относят к войнам даже вооружённые столкновения у примитивных народов — например, у папуасов Новой Гвинеи, живущих на уровне Каменного века. Для них соплеменники — это люди, установившие правильное взаимодействие с местными сверхъестественными силами. А все остальные — по умолчанию стрёмные колдуны, имеющие своих волшебных покровителей и способные порушить тут всю гармонию.

Комментарий В. Фридмана: У так называемых примитивных народов — охотников-собирателей или чуть более продвинутых, перешедших к земледелию, — убийства чужаков имеют совершенно иную природу.
Мотив, заставляющий нападать и убивать, — это страх магических действий или «требование духов». Например, Миклухо-Маклай описывает, как в деревне Горенду внезапно умер молодой мужчина, до этого никогда не болевший. Жители единогласно решили: это происки соседей, и надо им отомстить, чтобы не прогневать духов.
Единственная трудность заключалась в том, что соседних деревень было две. Чтобы не ошибиться с выбором, они атаковали сперва одну деревню, затем вторую. Такие преследования и убийства имеют ритуальную составляющую и далеки от того, что подразумевают под войной историки с археологами. Мы привыкли, что военные кампании ведутся ради материальных ценностей — земли, женщин, скота, прочих ресурсов. Однако в древности и у индоевропейцев, и у семитов священная война предполагала не только полное уничтожение противника, но и всех его вещей.

Что касается шимпанзе, то оба вида этих обезьян территориальны, но охраняют свои угодья по-разному. У бонобо пограничные инциденты разрешаются путём позитивного взаимодействия: груминга, игры и даже секса. Кстати, у человеческих племён такой способ тоже был в ходу.

У обычных шимпанзе, напротив, в ход идёт агрессия. Они патрулируют территорию и, сталкиваясь с чужаками, совместно атакуют, чтобы отвадить незваных гостей. Последние от таких выходок нередко гибнут, но это побочный эффект, а не цель нападения.

При встрече с чужаками каждый шимпанзе сам выбирает, как ему себя вести. В бой его ведёт исключительно агрессия.

Если он разозлён — жди беды. Но если у него нет настроения драться — в мире нет такой силы, которая смогла бы его заставить или убедить.

Точно так же обычные шимпанзе ведут себя и в конфликтах внутри группы. Если самец взбешён, он полезет убивать. Если соперник бесит его недостаточно — дело ограничится тумаками.

Комментарий В. Фридмана: Изначально войной считались только конфликты с участием войска. По мере проникновения биологизаторского подхода в антропологию войной стали называть любое систематическое насилие. Однако, чтобы стала возможна война, должно появиться то, что сейчас называется модным термином «парохиальный альтруизм». То есть должно произойти разделение на «мы» и «они». Без этого противопоставления любые конфликты остаются индивидуальным решением. В свою очередь, чтобы такое разделение произошло, общество должно стать классовым или как минимум должно появиться этническое чувство.

Легко заметить, что «воюющие обезьяны» похожи не на армию, а на толпу пьяных гопников, которые интересуются «с какого района», а затем действуют по настроению.

Война устроена совершенно по-другому. Там человек идёт в атаку не потому, что он разозлился и попёр. Ярость воина (которая вообще-то и не обязательна) проистекает не от злобы, а от того, что этот воин не агрессивен по отношению к «своим». Традиционный этос войны — мы мирные люди, но мы воюем, потому что защищаем то, что нам дорого.

Обезьяна с гранатой vs. обезьяна без гранаты

Животным подобный подход не свойственен. А вот внутривидовая агрессия — явление нередкое. Взять хотя бы волков. В американской популяции этих хищников во внутривидовых конфликтах от взаимной агрессии гибнет от 5% до 50% самцов.

То есть многие стаи в обычной жизни теряют больше «мужского населения», чем воюющие государства.

Что же касается обезьян, то в «неблагополучных» районах у обычных шимпанзе совершается примерно одно убийство на сто особей в год. У их соседей — сапиенсов в Чёрной Африке, где и геноцидов, и насилия хватает, этот показатель на порядок ниже. Так что, несмотря на пугающий мем про «обезьяну с гранатой», на самом деле обезьяны чудесно обходятся и без гранат.

Суровые разборки шимпанзе в национальном парке Махали-Маунтинс

Конфликт в Гомбе-Стрим тоже начинался как агрессия самцов внутри одной группы, прежде чем перешёл в нечто напоминающее войну. Это примечательный эпизод, но до человеческих войн обыкновенным шимпанзе ещё расти и расти. А карликовые, дай бог, и вовсе без них обойдутся.

Комментарий В. Фридмана: Вообще, проблема войны лежит полностью вне биологии. В верхнем палеолите в связи с переходом к сельскому хозяйству и жизни в плотных группировках у людей происходит так называемая краниофациальная феминизация — изменение черепа, отражающее снижение уровня тестостерона. По аналогии с увеличением миролюбия лис в доместикационном эксперименте Д. К. Беляева, это получило название «самоодомашнивание человека». То есть произошло снижение биологического компонента агрессивности. Но — неожиданно — археологических свидетельств войны и убийств после этого стало существенно больше. Это показывает, что причины войны у человека не биологические. Так что все вопросы — к социальным наукам.

Источник