Как пережить невроз

Как пережить депрессию после расставания

Депрессия после расставания с любимым человеком – это состояние, которое возникает после разрыва значимой эмоциональной связи. Цепочка событий, ведущая к такому результату отношений, также провоцирует переживание личностью тоски, апатии, внутреннего дискомфорта. Такая форма депрессии характеризуется страданием души по той сильной привязанности, по самому человеку, который безвозвратно исчез из жизни. Как пережить депрессию после расставания и как вообще дальше жить и строить отношения? Давайте начнем разбираться в этих вопросах прямо сейчас.

Конечно, каждый слышал об алкогольной, табачной или наркотической зависимости, но, кроме этих, есть еще и психологическая зависимость от любимого человека. Страх его потерять равняется страху потерять себя, то есть смерти. Для того чтобы освободиться от такого угнетающего чувства нужно очень сильное желание, безоговорочное стремление к достижению результата и железная воля.

Побороть депрессию после расставания поможет осознание того, что же кроется за этой сильной потребностью – быть вместе с кем-то, т.е. человеку необходимо заняться «самокопанием» и постараться понять самого себя. Давайте начнем с осознания того факта, что одной из базовых потребностей является потребность в любви и принятии. Когда любящий мужчина пропадает из жизни женщины, или наоборот, то сознание либо отказывается верить в такую действительность, либо делает это с очень большим трудом. Невыносимыми становятся приятные воспоминания о радостных и счастливых моментах жизни, которые зачастую еще и гиперболизируются личностью в состоянии депрессии. Боль с новой силой накатывает и усугубляет положение еще больше.

Выход из депрессии возможен, если разобраться с компонентами, входящими в состав сильной эмоциональной привязанности. Ученые-психологи выделают следующие этапы этого чувства:

  1. Влечение – сильная эмоция, которая имеет отношения как к психологии, так и к физиологии;
  2. Влюбленность – партнер воспринимается в розовом свете, как самый лучший или даже идеальный;
  3. Привязанность – установление глубокой и прочной связи между двумя людьми.

Любовь или гормоны?

Позитивные эмоции на первых двух этапах создают химические вещества, выделяющиеся железами внутренней секреции – дофамин, серотонин и эндорфины. Эти элементы характерны и для наркозависимых, которым нужна очередная доза, чтобы вновь спровоцировать выброс таких веществ в кровь, а для влюбленных в качестве такой дозы выступает новое свидание.

В связи с этим романтическая любовь с девушкой обречена закончиться в силу биохимических причин. Наш организм не имеет возможности постоянно поддерживать огромное количество гормонов или любых других веществ в крови, поэтому с течением времени сильное влечение друг к другу ослабевает. Представители дофаминовой любви через три года разочаровываются в отношениях, их любовь проходит и они разрывают отношения. В данном случае, депрессия после разрыва отношений может пройти после того, как человек осознает, что он не плохой, просто его бывшему партнеру больше не доставляет удовольствие пребывание вместе, ведь эндорфины не выделяются. Ярким подтверждением этому факту является статистика разводов в первые годы семейной жизни.

Для личности, переживающей депрессию, важно покинуть оковы любовной зависимости. Очень часто человек печалится не о своем ушедшем партнере, а за теми эмоциями и чувствами, за тем состоянием, которое он ощущал, пребывая в отношениях. Вследствие этого девушка после расставания с парнем печалится не о нем, а о самой себе, что лишилась его любви. Нужно понимать, что все люди в любви эгоисты. Нам хочется, чтобы ее было как можно больше, а когда такого не происходит, или партнер и вовсе уходит навсегда, с таким сложно смириться.

Переживаем кризис

Преодолеть депрессию зависимому человеку поможет понимание физиологии и биохимических процессов, происходящих в организме после расставания. Конечно, сразу после разрыва увеличивается энергетическая связь между партнерами, ведь один из них не готов к такому результату и, соответственно, любовная зависимость растет, что сопровождается изматывающей ломкой.

Исследования среди людей, переживающих разрыв отношений, показали, что расставание воспринимается как сильное психотравмирующее событие, характеризующееся фрустрацией, психологическим дискомфортом, чувством униженности и обесцениванием себя. Глубинные убеждения человека о любовных, семейных взаимоотношениях, о верности и преданности терпят крах или переживают трансформацию.

Результаты исследований депрессии после расставания помогли ученым выделить две основные стратегии поведения человека после травмирующего события – это комплекс агрессии и комплекс жертвы. Принимая комплекс агрессии, человек становится ожесточенным, раздражительным, он переживает горечь и у него возникает желание отомстить, возможна даже аутоагрессия.

В случае, когда человек берет на вооружение комплекс жертвы, он становится обидчивым, беспомощным, печальным, ощущает униженность, пассивность, может даже винить себя в произошедшем, на него постоянно накатывают воспоминания, приносящие боль. Принятие того или иного комплекса зависит от пола. Мужчины чаще всего проявляются агрессию, а женщины становятся жертвами.

Также депрессия проявляется в виде эмоционального оцепенения или глобального торможения чувств, безнадежности и тенденций к мыслям о самоубийстве, а также в виде психосоматических заболеваний. Даже самые обыденные обязанности становятся трудными для выполнения.

Психологическая помощь

Следует отметить, что депрессивное состояние после разрыва будет влиять на другие отношения человека, которые он попробует создать в будущем. Чаще всего личность просто закрывается, и в серьезные отношения вступает лишь через 3-5 лет. Такая дистанция объясняется безразличной позицией или внутренней пассивностью по поводу создания новых отношений.

Если вы не хотите отдать пять лет своей жизни на переживание травмы, следует сразу обратиться к специалисту-психологу, который поможет справиться с расставанием и симптомами печали, горечи, фатализма, низкой самооценки, и обвинения себя. Человеку сложно принять свои негативные стороны, а психолог сопровождает это принятие, в процессе которого личность растет и развивается.

Немаловажным аспектом лечения является открытость. Проводите как можно больше времени с друзьями, занимайтесь тем, что любите, найдите новое хобби или увлечение, путешествуйте, общайтесь с интересными людьми. Можно сделать дома ремонт, или сделать в саду очаровательную клумбу. Главное помните, что мир не рухнул и то, что сейчас кажется катастрофой, со временем может дать толчок для нового старта или крутого поворота вашей жизни. Будьте свободны в отношениях, работайте над ними и тогда счастье непременно постучится к вам в окошко!

depressiya-nevroz.ru

Состояние невроза: как не потерять уверенность в результате?

Нередко люди, испытывающие состояние невроза, чувствуют неуверенность в результате. Они говорят: «Я понял, в чем моя проблема, знаю, как с ней работать, делаю все, что сказано в книгах, видеотренингах, которые помогают мне избавиться от состояния невроза. И все идет неплохо, есть ощутимые результаты, но при этом есть и некоторая неуверенность.

Вдруг в один прекрасный момент состояние невроза вернется?

Суть этого вопроса заключается в том, что при избавлении от тревожного расстройства и иных состояний невроза у некоторых людей нет уверенности в том, что им становится лучше. Их беспокоит, что у них снова начнутся панические атаки, страхи и т. д. А поскольку такие вопросы встречаются очень часто, есть смысл посвятить им отдельную статью.

В целом, если человек задает такой вопрос, это говорит о том, что он еще не до конца избавился от своей проблемы. И критерием того, что он полностью освободился от тревожного расстройства, от состояния невроза, будет то, что у него не будет таких мыслей. Даже если у него и появится мельком такая мысль, он не будет этого пугаться, не будет тревожиться, переживать. Это будет проходить само собой. Он не будет испытывать волнение или страх. Слушая истории других людей, потому что у него уже не будет проблем, связанных с тревожностью.

Ранее мы говорили про обет молчания при работе над своей проблемой, и сейчас, когда мы говорим про общение, в этом нет никаких противоречий. Дело в том, что обет молчания необходимо соблюдать на стадии избавления от состояния невроза. А когда человек от него избавился, он может спокойно слышать про людей с проблемами онкологии, про инфаркты, инсульты и прочие заболевания. При этом никаких тревожных ощущений у него не возникает.

Почему нельзя быстро избавиться состояния невроза?

Еще раз напомним, что процесс избавления от тревожного расстройства не такой быстрый, как кажется. Потому что нервная система человека истощалась долгое время, его организм очень долго привыкал и формировал определенное поведение, поддерживающее состояние невроза. В частности, формировались избегающие формы поведения. Например, у человека чуть ускорилось сердцебиение – он ложится в кровать. Когда он подумал, что его повышенное давление связано с шоколадом – он перестает есть шоколад. Начинается головокружение – он сразу хватается за какие-то предметы, ищет опору. Появилась дереализация – он куда-то не пошел и т. д. Таким образом, постепенно, на протяжении длительного времени человек сформировал у себя определенные формы поведения, которые поддерживают его проблему.

Поэтому и избавляться от состояния невроза и тревожных расстройств приходится постепенно. Сам процесс избавления от этих проблем происходит неравномерно. Если изобразить его на графике, то мы получим синусоиду, на которой будут замечены и резкие скачки, плавные подъемы, и небольшие откаты. И это нормальный последовательный процесс, при котором со временем подъемов будет больше, а откатов меньше, а затем откаты исчезнут полностью. Но бывает и так. В самом начале, когда человек только приступил к работе над собой и получил какую-то полезную информацию, у него происходит резкий прогрессивный скачок. Ему становится хорошо и спокойно, он прекрасно себя чувствует – и в этот момент у него появляется ложное убеждение, что он избавился от своей проблемы.

На самом деле это заблуждение.

Обладая информацией, что такое вегетососудистая дистония, паническая атака, навязчивые мысли и поняв, что это все не страшно, не опасно, он от этих проблем не избавляется. Если бы это было так просто, то огромное количество людей избавлялись бы от своих проблем после одного прочтения статьи или просмотра видео, но это не так.

Здесь необходимо работать над собой, и работать интенсивно. Поэтому в первое время у человека может возникнуть всплеск, потом будет откат, его будет немножко колебать, и это нормально. Но если он будет двигаться в одном направлении. Убирать формы поведения, поддерживающие его тревоги и страхи, то постепенно ему будет становиться лучше. И чем больше он будет убирать факторы, поддерживающие его проблему, тем меньше у него останется тревожности и тем больше будет уверенности. И постепенно, убрав все избегания, он станет уверенным в себе человеком, и у него уже не будет возникать состояние невроза.

На первых порах такая неуверенность – это нормально, потому что пока человек находится в состоянии тревоги, у него обязательно возникнет мысль: «А что, если это не пройдет, а что, если это вернется?». В этот момент в нем еще говорит тревога, от которой он хочет избавиться. Именно тревога и задает ему эти вопросы, заставляет думать о них. Просто нужно продолжать работу над собой, и все будет хорошо.

Что значит «работать над собой»?

Важно понимать, что избавление от состояния невроза – это серьезная, длительная и разноплановая работа. Человек должен работать сам, не надеясь, что кто-то сделает ее вместо него. Помимо изменения поведения, необходимо постепенно работать и над характером, над мировосприятием, над тревожно-мнительным складом личности. Человек привык раздувать из мухи слона или боится не сдать экзамен, или переживает, что о нем подумают другие люди. Когда он не может кому-то сказать «нет», боится публичных выступлений и т. д. Необходимо двигаться по всем этим направлениям, прорабатывать все свои тревоги и страхи. Общаться только с позитивными людьми – и тогда человек действительно сможет избавиться от состояния невроза и тревожных расстройств.

И напоследок совет: остерегайтесь мошенников!

В последнее время участились мошеннические схемы. К людям, испытывающим состояние невроза, в соцсетях обращаются мошенники и через фейковые страницы рекомендуют психотерапевтов. И эти псевдопсихотерапевты говорят, что избавиться от этой проблемы невозможно без лечения невроза. И что для эффективного избавления от тревожных расстройств нужно работать только с психотерапевтом. Действительно, психотерапевт может помочь, с ним проще преодолеть свою проблему и добиться положительного результата. Но необходимо помнить, что человек, прежде всего, должен работать над собой сам.

И еще один момент, на который мы хотим обратить ваше внимание: ни один настоящий, профессиональный и достойный психотерапевт не будет таким образом – через фейковые страницы, через личные сообщения в соцсетях – звать вас к себе на прием. Это абсурд, потому что истинным, стоящим психотерапевтам, которые серьезно занимаются своей профессией, некогда этим заниматься такой ерундой и ловить клиентов – к ним давно записываются в очередь, и отнюдь не в соцсетях.

Поэтому не позволяйте мошенникам запугивать и дурачить себя, навязывая вам страхи, а под этим «соусом» – собственные сомнительные услуги. Имейте в виду, что им нужны только ваши деньги, а ваше здоровье и самочувствие их не интересует. И всегда помните: только планомерная и целенаправленная работа над собой поможет вам избавиться от состояния невроза и тревожных расстройств, и вернуться к полноценной, свободной жизни без тревог и страхов.

fdrk.ru

Каждый человек должен следить за своей психикой, которая не всегда бывает в нормальном состоянии, а в наше время очень многие люди часто подвержены стрессовым ситуациям. Почти у каждого человека бывали такие случаи, когда нужно было прибегнуть к психологической помощи : побывать на консультации психолога , психотерапевта или же психоаналитика. К сожалению наши сограждане в критические минуты предпочтут пойти к друзьям и за бутылкой спиртного провести время. Или нанести визит гадалке и пообщаться с ней. А вот подумать о последствиях таких методов устранения стрессовых ситуаций мало кто может.

Невроз – причины

Как уже известно, к психологам обращаются в первую очередь люди, которые страдают неврозами. А также люди, страдающие такими заболеваниями, как гипертония, ишемия сердца, гастриты, бронхиальная астма, язвенная болезнь. Все эти болезни запускаются именно проблемами психики. Хотя многие даже не подозревают, что все эти заболевания берут начало от нарушений психики. С ними можно и нужно бороться, но в каждом случае это будет индивидуальный метод лечения.

Невроз – симптоматика

Около 3,5 миллионов наших людей страдают различными формами психических расстройств, но к психологам обращаются не многие. Чаще это делают те, кто страдает тяжелыми психическими расстройствами, например, шизофрения. А вот люди, которые долгое время находятся в депрессии, к врачам практически не обращаются. Нашим людям проще пойти к целителям, магам, экстрасенсам и поверить в то, что с помощью лягушачьих лапок или волшебных трав можно избавиться от депрессии или решить проблемы в их жизни, которые стали причиной их психических заболеваний.

Почему же наши соотечественники так любят решать свои проблемы с помощью гадалок, экстрасенсов и магов? Многие это связывают с тем, что наши соотечественники имеют магическое мышление, поэтому в наше время так модно обращаться к экстрасенсам. Конечно, никто не говорит, что маги и экстрасенсы совсем не помогают в решении человеческих проблем, ведь многое решается на уровне доверия, эти отношения помогают разобраться во многом. Но если эти специалисты плохо разбираются в области подсознания, то они могут только усугубить депрессивное состояние человека.

Во многих случаях люди будут больше прислушиваться к словам гадалки или же экстрасенса, нежели к словам родных и близких. Иногда слова гадалки о том, что девушка сможет скоро выйти замуж за хорошего человека, дадут девушке надежду, и она найдет себе достойного жениха. Иногда родители, потерявшие всякую надежду наладить отношения со своими детьми, обращаются к гадалке как к последней инстанции. И она помогает им понять, в чем состоит конфликт и где кому нужно уступить, во многих семьях происходят примирения. Часто чувство вины ощущают девушки, которые сделали аборт. В этом случае может помочь лучше священник, нежели даже гадалка. Хотя здесь может помочь и подружка или же соседка по подъезду. Главное, чтобы раскаяние было чистосердечным, а помощь — правильной. Но если у человека тяжелое расстройство или же глубокая форма депрессии и особенно, когда у него появляется навязчивая идея самоубийства, то здесь может помочь только квалифицированная помощь специалиста.

Невроз лечение

Часто люди смешивают просто плохое настроение с глубокой депрессией, надо уметь различать эти два понятия. Глубокая депрессия длится не день и не два, а не менее двух недель. Если мир кажется серым, вы не различаете цвета, работа становится нудной, разговоры с друзьями раздражают – это и есть все признаки депрессивного состояния. Такие люди очень часто раздражаются, казалось бы, без какой-либо причины, жалуются на свою жизнь, женщины часто плачут.

Депрессия — очень опасный недуг, с которым нужно бороться только вместе со специалистом. Человека, болеющего этим недугом, распознать несложно. Подавленное настроение, чувство отчаяния, безразличия, апатии, тоски, раздражительности – это и есть депрессия. Существует два варианта поведения человека, находящего в таком состоянии. Человек не может усидеть на одном месте, постоянно раздражен, не может расслабиться – это первый вариант депрессивного состояния. Второй вариант – это постоянно подавленное состояние, апатия, человеку трудно двигаться, много спит, постоянно ощущает чувство усталости, ничего не хочет делать.

Депрессия парализует и мышление и действия человека. Он начинает чувствовать ужасную усталость, все валится из рук, очень часто появляется чувствительность к изменениям погоды, раздражительность не только из-за людей, но и из-за яркого света, резких звуков, а прикосновения незнакомых людей вызывают даже агрессивное состояние. При депрессии у мужчин и женщин исчезает всякое сексуальное влечение. Помочь в этом случае может только специалист.

bass-hb.ru

О смысле труда. Невроз безработицы

Как мы уже говорили, в смысле жизни нельзя сомневаться, его надо осуществлять, ибо мы перед жизнью в ответе. Отсюда следует, что отвечать мы должны не словами, а делами, всей своей деятельностью. Более того, правильность ответа зависит от конкретной ситуации и конкретной личности. Ответ должен включать в себя эту конкретность. Таким образом, правильным будет ответ действием, в пределах реальных условий каждодневного существования индивида, в пределах области ответственности каждого отдельного человека.

В пределах такой области каждый индивид является необходимым и незаменимым. Мы уже обсуждали, насколько важно осознание человеком своей индивидуальной неповторимости. Мы уже рассматривали, почему экзистенциальный анализ ставит своей целью переведение ответственности в область сознательного и каким образом осознание ответственности возникает из понимания человеком своей индивидуальной личной жизненной задачи, или «миссии». Не видя уникальности и неповторимости смысла своего существования, каждый отдельный человек чувствовал бы себя скованным, оцепенелым в трудных ситуациях. Он был бы подобен скалолазу, который, входя в плотный туман, лишенный какой бы то ни было видимой цели, рискует поддаться чувствам полнейшей усталости и отчаяния. Если же туман рассеивается и он видит вдали какой-нибудь домик, который сможет послужить ему прибежищем, он сразу же ощущает свежий прилив сил. Каждому скалолазу знакомо ото чувство усталости, какого-то бессилия, когда он «в стене» и не может определить, не ошибся ли он маршрутом, не попал ли в расщелину, из которой нет выхода, до тех пор, пока не обнаружит ход, по которому можно выбраться к заветной цели. И тогда, осознав, что он буквально в двух шагах от вершины, он чувствует, как силой наливаются руки, и он вновь бодро цепляется за каменную твердь.

Пока созидательные ценности находятся на переднем плане жизненной задачи человека, он их, как правило, реализует в процессе своей работы. Обычно работа представляет собой ту область, где индивидуальность личности человека проявляется по отношению к обществу и, таким образом, приобретает смысл и ценность. Однако эти смысл и ценность зависят от того, какой вклад в общество вносит работа, выполняемая человеком, а не от собственного положения, занимаемого им в обществе. Поэтому нельзя сказать, что именно эта или та должность предоставляет человеку возможность выполнения своей жизненной задачи. В этом смысле профессия сама по себе не является единственным путем к самовыражению. Действительно, многие, особенно склонные к невротическим реакциям, люди утверждают, что могли бы выполнить свою жизненную миссию, если бы выбрали себе другую профессию. Но подобное заявление есть следствие либо неверного понимания роли, которую играет в жизни человека выбранная им специальность, либо самообмана. Если и существуют случаи, когда выбранная работа не приносит человеку удовлетворения, то виноват сам человек, а не работа. Работа сама по себе не делает человека нужным и незаменимым; она лишь предоставляет ему возможность стать таковым.

Одна пациентка как-то заявила, что считает свою жизнь бессмысленной, а потому и не желает поправляться, но все было бы иначе, все было бы прекрасно, имей она работу, в которой она могла бы реализовать себя как личность: если б, к примеру, она была врачом, или санитаркой, или фармацевтом, или же занималась какими-нибудь научными изысканиями. Необходимо было показать этой больной, что важна не работа, которую человек выполняет, а то, как он делает эту работу. И не от нашей профессии, а от нас самих зависит, найдут ли свое выражение в работе те личностные, неповторимые черты, которые составляют нашу индивидуальность и, таким образом, наполняют смыслом нашу жизнь.

Что в действительности представляет собой профессия врача? Что придает смысл его деятельности? Осуществление всех премудростей медицины? Укол в одном случае, назначение лекарства в другом? Использование всех лекарских хитростей еще не делает человека искусным врачевателем. Профессия врача лишь предоставлявт человеку то поле деятельности, где он может всегда найти возможность для выполнения своей жизненной миссии, проявляя свое профессиональное мастерство. Смысл работе врача придают как раз те дела, которые он делает помимо своих чисто медицинских обязанностей. Особый статус профессия врача имеет благодаря именно тому, что человек привносит в свою работу как личность. Ибо иначе было бы безразлично, например, кто делает уколы: именно этот врач или его коллега и т. д., если бы врач лишь релизовывал премудрости своей профессии. И только выходя за пределы чисто профессиональных функций, премудростей своей профессии, врач выполняет истинно уникальную работу, в которой лишь одной он может раскрыться как личность.

Ну а что же представляет собой работа санитарок, которым так позавидовала наша пациентка? Они стерилизуют шприцы, разносят судна, меняют постельное белье — все это очень важные дела, однако едва ли сами по себе достаточные для удовлетворения духовных запросов человека. Но только когда санитарка делает какую-нибудь мелочь, которая не входит в ее более или менее регламентированные обязанности, когда, скажем, она находит какое-нибудь теплое слово для тежелобольного, тогда и только тогда ее жизнь наполняется смыслом благодаря ее работе. Подобное возможно в каждой профессии, если работу рассматривать в свете вышеизложенного. Нужность и незаменимость человека, его индивидуальная неповторимость проистекают из него самого, зависят от того, кто и как выполняет работу, а не от того, что это за работа.

В дополнение необходимо было указать нашей больной, заявившей, что она не может найти себя в работе, на то, что у нее есть возможность раскрыть свою индивидуальную неповторимость за пределами сферы труда, что смыслом ее существование может наполнить личная жизнь: ведь она любит и любима, она жена и мать — и в этом она незаменима, она нужна своему мужу и своему ребенку.

Естественное отношение человека к своей работе как сфере возможной реализации созидательных ценностей и самовыражения часто искажается из-за того, что на человека «давят» условия его труда. Некоторые, к примеру, жалуются, что работают по восемь и более часов на своего работодателя и исключительно в его интересах и вся работа состоит в том, что они складывают бесконечные столбцы цифр или стоят у линии конвейера и производят одно и то же движение, нажимают один и тот же рычаг у станка. И чем меньше в работе личностного, чем ближе она к стандарту, тем милее она нанимателю. В подобных условиях, верно, работа может восприниматься лишь как необходимость заработать деньги, то есть получить необходимые средства для настоящей жизни. В этом случае настоящая жизнь у человека начинается только в свободное от работы время, и смысл жизни состоит в том, чтобы организовать этот досуг. И это действительно так: ведь мы не должны забывать о существовании людей, занятых на такой изматывающей работе, что после нее единственное, на что они годятся, — это лечь спать, чтобы восстановить свои силы.

Нам всем хорошо известен такой тип управляющего фабрикой или финансового магната, который полностью посвятил себя добыванию денег, который так занят извлечением средств на жизнь, что забывает о ней самой. Погоня за богатством стала для него самоцелью. У такого человека много денег, и деньги его находят применение, но добыча средств к существованию затмевает жизнь.

Наиболее ярко значение работы для человеческого бытия проявляется в тех случаях, когда работа полностью исключается из жизни человека, как, к примеру, при безработице. Психологические исследования безработицы породили такое понятие, как невроз безработицы. Примечательно то, что наиболее явным симптомом подобного невроза является не депрессия, а апатия. Безработный становится все более и более безразличным ко всему, все реже и реже проявляет инициативу. Такая апатия таит в себе большую опасность, ибо под ее влиянием безработные оказываются не в состоянии ухватиться за руку помощи, которую им могут протянуть. К примеру, нам вспоминается следующий случай.

Одного человека отвезли в психиатрическую клинику после попытки самоубийства. Там к нему подошел врач, неплохо знавший его. Несколько лет назад, будучи в то время врачом консультативной клиники, он оказал этому пациенту психологическую помощь, выручив его также и материально. Теперь необыкновенно удивленный врач спросил больного,»почему же тот вновь не обратился к нему за помощью. На что пациент ответил: «Да мне просто было на все наплевать».

Человек, не имеющий работы, переживает пустоту своего времени как свою внутреннюю пустоту, как пустоту своего сознания. Будучи безработным, он чувствует себя ненужным. Он считает, что раз он лишен работы, то и жизнь его лишена смысла. Подобно тому как на бездействующих частях тела начинают развиваться опасные опухоли, и духовное бездействие ведет к заболеванию психики. Безработица, таким образом, становится питательной средой для распространения неврозов. Когда человеческий дух работает, так сказать, вхолостую, это может привести к развитию устойчивого «воскресного невроза».

Однако апатия, этот основной симптом невроза безработицы, является не только выражением духовной опустошенности или неудовлетворенности человека. Мы считаем, что она к тому же является, подобно другим симптомам невроза, следствием физического состояния человека, в данном конкретном случае — следствием недоедания, которое обычно является спутником безработицы. Иногда сам факт безработицы дает пищу для невротических переживаний, входит в состав этих переживаний как часть их содержания и «обрабатывается сквозь призму невротического мировосприятия». В подобных случаях безработица для невротиков — это находка: ибо теперь они могут во всех своих жизненных неудачах (а не только в неудачах на работе) обвинить ее. Безработица выступает в роли своеобразного козла отпущения, на которого они могут свалить всю вину за свою «испорченную» жизнь. И свои собственные промахи больной неврастенией склонен рассматривать как предопределенное судьбой следствие безработицы.

«Ах, если бы у меня была работа, все было бы иначе, все было бы превосходно», — заявляют такие невротики. И тогда они сделали бы это и сделали бы то. Будучи безработными, они могут позволить себе относиться к своему существованию как к чему-то временному. Они считают, что с них ничего нельзя спросить. И сами ничего с себя не требуют. Бедственное положение в результате незанятости, по их понятиям, как бы снимает с них всю ответственность перед другими и перед собой, они уже не отвечают перед жизнью. Они винят свое бедственное положение за свои неудачи во всех сферах бытия. Видно, таким больным приятно считать, что «туфля жмет только в одном месте». Объяснять все происходящее как результат действия одного единственного фактора, да еще предопределенного судьбой, необыкновенно удобно. Ибо тогда можно делать вид, что ни у кого ни перед кем нет никаких обязательств; и ничего не нужно делать, кроме как дожидаться какого-то воображаемого момента, когда, изменив этот единственный фактор, можно будет изменить и все остальное.

Можно предположить, что невроз безработицы, как и другие формы невроза, в конечном итоге окажется образом жизни, позицией, принятой человеком, его экзистенциальным решением. Ибо невроз безработицы отнюдь не является «безвыходной» судьбой, как хочет ее представить страдающий таким неврозом больной. Ведь не каждый безработный поддается неврозу безработицы. Здесь вновь мы видим подтверждения тому, что люди могут «поступать иначе», что они могут решать, уступать своей социальной судьбе, или нет. Существует множество примеров, доказывающих, что состояние психики каждого отдельного безработного далеко не однозначно сформировано и предопределено судьбой. Наряду с описанным выше невротизированным типом безработного существует и другой тип людей, которые, хотя и вынуждены жить в таких же неблагоприятных экономических условиях, как и невротики, тем не менее неврозу не подвержены. Такой человек не производит впечатления впавшего в депрессию или апатию, по сути дела, он даже сохраняет жизнерадостную безмятежность духа. Почему же так происходит? Если мы как следует займемся этим вопросом, мы обнаружим, что такие люди находят занятие где-то еще, пока не получат постоянного места. Например, они заняты в различных общественных организациях в качестве добровольных помощников, на образовательных курсах для взрослых, они бесплатно оказывают помощь публичным библиотекам. У них выработалась привычка ходить на лекции и слушать хорошую музыку. Они много читают и обсуждают прочитанное с друзьями. Если они молоды, они принимают активное участие в работе молодежных клубов, выступают в спортивных соревнованиях по месту жительства, занимаются гимнастикой, ходят в походы, играют в различные игры и т. д.

Такие люди наполняют смыслом свое свободное время, которого у них в избытке, и содержанием — свое сознание и жизнь. Нередко они вынуждены туже затягивать пояса, так же как и безработные, страдающие неврозом, но тем не менее к жизни они относятся оптимистично и далеко не безнадежны. Они умеют наполнить свою жизнь интересом, сделать ее осмысленной. Они поняли, что смысл человеческой жизни не только в оплачиваемой работе, что бессмысленность существования — вовсе не обязательный удел безработного. Они перестали ставить знак равенства между жизнью и занятостью. То, что в действительности повергает невротизированного безработного в состояние апатии, что в конечном счете лежит в основе невроза безработицы, — это ошибочная точка зрения, что только работа может наполнить смыслом нашу жизнь. Человек совершенно неверно отождествляет свое профессиональное призвание с той жизненной задачей, для которой он в этот мир призван. Именно в результате такого неправильного отождествления этих двух понятий безработный страдает от ощущения своей бесполезности и никчемности.

Один молодой человек рассказывал как-то нам, что за долгое время безработного существования, которое довело его до отчаяния и едва ли не до самоубийства, всего лишь один час был прожит им достойно. Однажды, когда он сидел в одиночестве в парке, он заметил на соседней скамейке рыдающую девушку. Он подошел к ней и спросил, что с ней стряслось. Она рассказала юноше о своих неприятностях и призналась в том, что твердо решила покончить с собой. Молодому человеку пришлось призвать всю силу своего убеждения, чтобы отговорить девушку от ее опасного намерения, и ему в конце концов это удалось. Этот самый момент — единственный за долгое время радостный момент и единственный светлый лучик на все последующее время — наконец вернул ему ощущение причастности к собственной жизненной задаче, способности совершить хоть что-нибудь значимое. И это ощущение вырвало тогда его из тисков апатии, несмотря на то что ему предстояло пережить еще немало возвращений к этому состоянию.

Из всего сказанного выше следует, что индивидуальная душевная реакция на безработицу едва ли вообще может быть предопределена. У человека всегда остается возможность для свободного выбора. В свете нашего экзистенциального анализа невроза безработицы становится очевидно, что одна и та же ситуация безработицы приобретает различные формы в представлениях разных людей, что в более общем виде — один человек допускает, чтобы его душевные состояния, характер и поступки предопределялись социальными обстоятельствами, тогда как другой пытается сам формировать свою общественную судьбу (и в этом едва ли не главное различие между здоровой и невротизированной личностью). Таким образом, каждый безработный сам волен выбрать для себя тот или другой путь — сохранить ли бодрость духа или впасть в полную апатию.

Итак, невроз безработицы не является прямым и неизбежным следствием безработицы. В действительности мы подчас обнаруживаем, что дело обстоит как раз наоборот — безработица оказывается следствием невроза. ^Поскольку совершенно очевидно, что невротическое расстройство вызывает изменения в социальном окружении и в экономическом положении человека, страдающего этим расстройством. При прочих равных условиях в конкурентной борьбе за рабочее место у того безработного, который не падает духом, шансы значительно лучше, чем у того, кто уже отчаялся и впал в апатию. Вероятнее всего, именно первый получит работу, которой добиваются оба.

Невроз безработицы приводит не только к социальным последствиям, но его эффект может быть даже физическим. Поскольку уже само истинное понимание собственной жизненной задачи придает нашей духовной активности устойчивую форму и организованность — постольку такой же эффект это оказывает и на организм человека. Вместе с тем внезапная утрата ощущения полноты и осмысленности жизни неизбежно сопровождается дезорганизацией собственной активности, что и приводит к физическому износу организма. Психиатрам, например, хорошо знаком типичный синдром ускоренного «психофизического износа», связанный с выходом человека на пенсию — признаки старения в этом случае проявляются с удивительной быстротой. Аналогичный феномен наблюдается и у животных: дрессированные цирковые звери, вынужденные постоянно заниматься «задачами», которые ставит им человек, живут значительно дольше, чем их собратья, представители те» же видов, которые содержатся в зоопарках и не имеют никаких «занятий».

Однако, поскольку невроз безработицы не связан фатально с отсутствием работы, с ним вполне можно бороться. Таким людям можно оказать существенную помощь. Что касается профилактики суицидных намерений, которые уже обсуждались нами, то здесь можно различать соматический, психологический, социальный и духовный подходы. Соматический подход при этом должен был бы заключаться просто в том, чтобы избавить такого пациента от голода, снабдить его достаточным пропитанием; социальная помощь должна включать поиск и обеспечение его работой. Однако до тех пор, пока безработица и ее последствия (в частности, и невроз безработицы) остаются в нашей жизни по причинам, лежащим вне сферы компетенции психотерапевта, пока отдельные разобщенные индивиды остаются бессильными обеспечить сколько-нибудь широко соматическую помощь, до тех пор единственным выходом будет оставаться психотерапевтическая помощь.

Конечно, найдется немало тех, кто скептически отнесется к самой идее и возможностям психотерапевтического подхода к проблеме безработицы. Однако таким скептикам стоит напомнить широко известный призыв, под которым могли бы подписаться большинство безработных, в основном молодых людей: «Нам нужны не столько деньги, сколько хоть какое-нибудь дело в жизни». В свете сказанного становится очевидным, что психотерапия в узком, не логотерапевтическом смысле — скажем, «глубинно-психологический» подход — была бы в таких случаях не только безнадежной, но и попросту смехотворной. Поскольку проблемы, возникающие при этом у человека, связаны, с одной стороны, с банальным чувством голода, а с другой — с потерей смысла своего существования, постольку он, вероятнее всего, не сможет удержаться от возмущения и негодования, если кто-нибудь начнет приставать к нему с детективно-психологическими историями и начнет вылавливать его скрытые комплексы. Куда более подходящим оказывается здесь экзистенциальный анализ, который открывает безработному путь к внутренней свободе, несмотря на то что фортуна отвернулась от него, и учит его той осознанной ответственности, которая поможет ему придать некоторое содержание своей нелегкой жизни и найти и сохранить в ней хоть какой-то смысл.

Как мы уже видели, не только безработица, но и полная занятость, в конце концов, могут служить невротическим намерениям, если они дурно поняты и ошибочно использованы. Мы должны проводить строгое и тщательное различение между невротической позицией, в которой работа воспринимается настолько превратно, что в итоге приводит к неврозу, и нормальной здоровой позицией, в которой работа выступает естественным средством, придающим полноту смысла индивидуальному существованию. Ибо человеческое достоинство не должно позволять людям самим выступать средствами осуществления чего-либо, становиться простыми орудиями трудовых процессов, деградировать до выполнения функций средств производства. Способность и возможность трудиться сама по себе еще ничего не значит, она не может составить ни достаточной, ни даже сколько-нибудь существенной основы для осмысленного существования. Один человек может иметь полноценную возможность трудиться, обладать соответствующими способностями и в то же время оставаться лишенным полноты жизненного смысла, а другой — невзирая на потерю такой возможности и таких способностей — может полностью сохранить осмысленность собственной жизни. В общих чертах то же самое можно сказать и в отношении наслаждения. Некоторые люди ищут смысл жизни преимущественно в какой-то одной области, ограничивая этой областью свой жизненный опыт; в таких случаях важно выяснить, имеет ли объективные основания подобное ограничение или в нем не было необходимости. Невротик без каких-либо объективных оснований отказывается от своей способности получать удовольствия ради способности к работе или же наоборот. Подобным невротическим больным мы могли бы процитировать проницательное замечание известной немецкой писательницы Алисы Литткенс: «Где нет любви, ее заменяет работа; где нет работы, наркотиком становится любовь».

Удовлетворение, которое человек может получить от работы, не тождественно тому созидательному чувству удовлетворения, которое дает жизнь в целом. Тем не менее невротик нередко пытается «уйти» от жизни вообще — от пугающей широты ее просторов, находя прибежище в работе, в своей профессиональной деятельности. Однако действительная пустота и в конечном счете скудость смысла его существования выступают на передний план сразу же, как только приостанавливается, хотя бы на время, его профессиональная деятельность: к примеру, в выходные дни. Всем знакомо несчастное выражение лица, которое трудно скрыть тем, кому в свой единственный свободный день в неделю, может быть, не удалось назначить свидание или приобрести билет в кино. Ясно, что они находятся в полнейшей растерянности.

Воскресенье в любом большом городе — самый грустный день недели. Именно в воскресенье приостанавливается темп рабочей недели, именно в воскресенье проявляется вся скудость смысла повседневной городской жизни. Нам кажется, что люди, не имеющие цели в жизни, несутся по ней с такой быстротой, что не замечают ее бесцельности. В то же самое время они стараются убежать от самих себя, но тщетно. В воскресенье, когда в бешеной гонке наступает суточная пауза, вся бесцельность, бессмысленность и пустота их существования вновь встают перед ними во весь рост.

И на что только они не идут, чтобы этого избежать. Они мчатся на танцы — там громко играет музыка, и шум избавляет от необходимости разговаривать. Им даже не надо напрягаться, чтобы поддерживать во время танца светскую беседу, как в былые дни. И думать тоже нет нужды — все внимание можно сосредоточить на танце.

Спорт представляет собой еще одно «убежище» для страдающих неврозом «выходного дня». Они могут сделать вид, к примеру, что самое важное в мире — это какая команда выиграет тот или иной матч. Играют двадцать два человека, а в тысячи раз большее количество людей наблюдает за ними. В боксерском поединке действуют лишь двое, и именно поэтому борьба здесь еще более интенсивна, и в наблюдении болельщиков за поединком присутствует даже элемент садизма.

Из вышесказанного вовсе не следует, что мы против по-настоящему здоровых занятий спортом. Однако нам представляется важным определить, какую же ценность имеют такие занятия. Возьмем, к примеру, альпиниста, его отношение к своему занятию. Восхождение на горы всегда предполагает активное участие, здесь даже и речи быть не может о пассивном наблюдении. В данном случае имеет место истинное достижение восходителя; если говорить о физической доблести, то в определенных ситуациях (например, при крайней опасности) альпинист вынужден «выкладываться» полностью. Восхождение на горы — это еще и психологическая победа скалолаза над собой, ибо он учится преодолевать такие свои психические слабости, как, к примеру, робость или боязнь высоты. Однако необходимо помнить, что альпинист не ищет опасности ради опасности; скорее он «дразнит» ее, как отмечал Эрвин Штраус. Более того, соперничество, приводящее в других видах спорта к мании- побеждать других и устанавливать рекорды, находит в альпинизме более достойное выражение — это стремление «преодолеть себя». И наконец, альпинизм вызывает к жизни еще один положительный фактор — социальный: чувство товарищества людей, объединенных в одной связке.

Но даже в нездоровой мании устанавливать рекорды можно выделить поистине гуманную черту, ибо эта мания представляет собой одну из форм стремления каждого к выражению своей неповторимой индивидуальности. Кстати сказать, подобное стремление лежит в основе других проявлений массовой психологии, таких, как, например, мода. Здесь тоже люди ищут, чем бы выделиться, любой ценой — — только неповторимость, которой они добиваются, сводится лишь к внешней форме.

Страдающие неврозами могут использовать искусство, как и спорт, превратно. В то время как настоящее искусство и истинное наслаждение художественными ценностями обогащают человека, помогая ему реализовать самые глубинные пласты своих возможностей, для больного неврозом искусство — -это лишь возможность убежать от себя. В подобном случае искусство служит лишь еще одним способом самоопьянения и одурманивания. К примеру, человеку, стремящемуся убежать от себя, от ощущения пустоты собственного существования, свойственно выбирать для чтения наиболее захватывающие детективные истории. И если его желание узнать, «чем же все кончилось», его захватывающее дух состояние тревожного ожидания и доставляет ему удовольствие, то это удовольствие «со знаком минус». Это способ избегать неприятных переживаний, тот вид удовольствия, который Шопенгауэр ошибочно считал единственно возможным.

Для тех, кто жаждет острых ощущений, самым сильным является смерть — как в жизни, так и в искусстве. Какой-нибудь тупица, читающий за завтраком газету, жаждет рассказов о несчастьях и смерти. Но несчастья и смерти вообще не могут его удовлетворить; очевидно, они кажутся ему слишком абстрактными. Поэтому у такого читающего газету вполне может возникнуть желание пойти в кино посмотреть какой-нибудь боевик. Поведение такого человека подобно поведению наркомана: чтобы удовлетворить свою жажду ощущений ему необходима встряска, такая нервная встряска порождает еще более сильную жажду острых ощущений, и человек вынужден каждый раз увеличивать их дозу. Эти чужие смерти человеку нужны для достижения, так сказать, эффекта контраста: ему начинает казаться, что если и должен кто-то умереть, то только не он, а кто-то другой. Такой человек стремится убежать от того, что более всего ужасает его, а именно от неизбежности своей собственной смерти, саму мысль о которой пустота его существования делает для него невыносимой. Неизбежность смерти может испугать лишь человека, у которого не чиста совесть по отношению к собственной жизни. Смерти, отмеряющей конец жизни, боится лишь тот, кто не в полной мере использовал данную ему жизнь. Такой человек совсем не в состоянии смотреть смерти в лицо. Вместо того чтобы наполнять смыслом отмеренную ему жизнь и таким образом выполнять свою жизненную «задачу», он ищет убежища в какой-то призрачной вере в то, что его минует всеобщая участь. Так, человек, приговоренный к смерти, в свой последний час начинает верить, что ему еще может повезти, что его еще могут помиловать. Такой человек ищет спасения в самообмане, что с ним лично ничего не может случиться, смерть и несчастье — это удел других.

Невротические больные спасаются бегством в мир романов, отождествляя себя с вымышленными «героями». Спортсмен, полностью поглощенный жаждой рекордов, по крайней мере стремится почить на своих собственных лаврах, любитель же дешевых романов довольствуется тем, что за него совершает подвиги кто-то другой, пусть даже и вымышленный, «герой».

Самая большая ошибка, которую мы можем совершить в жизни, — это почить на лаврах. Никогда не следует довольствоваться достигнутым. Жизнь не перестает задавать нам все новые и новые вопросы, не позволяя нам остановиться. Только самоодурманивание делает нас нечувствительными к постоянным уколам совести, которые посылает нам жизнь. Стоящего неподвижно обходят; довольный собой — потерян. Ни в творчестве, ни в переживаниях нельзя довольствоваться достигнутым, каждый день, каждый час требуют от нас новых свершений.

www.pobedish.ru