Как в старину лечили депрессию

Популярно о депрессии

История лечения депрессии

Антидепрессанты, являющиеся на сегодняшний день самым популярным средством при лечении депрессии, открыли всего 50 лет назад. А как же депрессию лечили раньше?

В Древней Греции начиная с Гиппократа депрессию лечили травами, в особенности настоями мандрагоры или морозника. В Древнем Риме лечение депрессии состояло в кровопусканиях, однако если они противопоказаны в виду общей слабости больного, то их заменяли рвотными средствами; кроме того, необходимы растирания всего тела, движения и слабительные. При этом очень важно внушить больному бодрость духа, развлекая его разговорами на такие темы, которые были ему приятны раньше (А. Цельс). Патрициям также было известно, что лишение сна наряду с развлечениями позволяет временно вылечить от депрессии. Этот метод был вновь незаслуженно забыт и был открыт повторно только во второй половине 20 века. (О депривации сна можно почитать подробную статью на блоке выход из депрессии )

В 18 веке в Германии от типичного симптома депресии, который описывался больными, как свинцовая тяжесть в руках и ногах , пудовый груз на плечах , врачи пытались вылечить с помощью довольно-таки странного способа. Больных привязывали к вращающимся стульям и колесам, предполагая, что центробежная сила может устранить эту тяжесть.

Вообще, вплоть до 20 века с больными, которые попадали в руки психиатров, особо не церемонились. Голод, избиение, держание на цепи – вот перечень далеко не самых жестоких методов, применявшихся в психиатрических заведениях того времени. Избиение меланхоликов и причинения им сильной физической боли на специальных растяжках были строго научно обоснованны: психиатры считали, что сильная физическая боль отвлекает больных от боли душевной. Так лечили даже английского короля Георга III, когда он впал в безумие — по совету лучших лекарей Европы его жестоко избивали. Во время одной такой процедуры король умер. Нужно отметить, что данными методами «излечивали» в основном буйные заболевания, а поскольку при депрессиях больные вели себя в основном смирно, при лечении депрессии исполтьзовали более мягкие методы.

В России в 19 веке для лечения депрессии использовали «рвотный винный камень, сладкую ртуть, белену, натирание головы рвотным винным камнем, приложение пиявиц к заднему проходу, нарывные пластыри и другие оттягивающие средства. Теплые ванны предписывали зимой, а холодные летом. Также прикладывали моксы к голове, обоим плечам и дели прижоги на руках .

До начала эры антидепрессантов для лечения депрессии широко использовались различные наркотические вещества. Наиболее популярным антидепрессантом был опиум и различные опиаты, которые продолжали применять вплоть до 60-х годов XX века. А первое упоминание опиума для лечения депрессий встречается еще в трактатах древнеримского врача Галена (130 – 200 г. н.э).

В XIX веке в Европу был завезен каннабис, который психиатры стали использовать для лечения депрессии. С каннабисом, более известным как марихуана, цивилизация Востока познакомилась более 10000 лет, а для лечения депрессии его использовали китайские врачи еще в 3 веке до н.э. В 40-х гг. XIX века парижский врач Жак-Йозеф Моро де Ту полагая, что для избавления от меланхолии нужно заменить симптомы душевной болезни аналогичными, но контролируемыми симптомами, вызванными наркотиками применял каннабис при депрессиях и обнаружил, что он в числе прочего вызывает оживление и эйфорию. Данный эффект, впрочем, был весьма кратковременным.

В 1884 году З.Фрейд впервые попробовал кокаин, что привело к появлению его первого крупного научного труда, который назывался «О коке». В нем говорится, в том числе, о применении кокаина для лечения депрессий. В то время кокаин продавался в аптеках свободно, без рецепта, и прошел не один год, прежде чем были выяснены отрицательные стороны воздействия этого лекарства — сильная наркозависимость и то, что употребление кокаина само по себе приводит к депрессии, которая даже получила собственное имя — «кокаиновая грусть».

obrydlo.ru

Лечение меланхолии в древности

Существует мнение, что депрессия — это расстройство, которое стало широко распространено только в современности, однако тексты античных времен указывают на то, что уже тогда люди страдали от этого недуга и пытались его лечить.

Гиппократ в своих работах описывал «меланхолию», которая очень напоминает современную депрессию. Знаменитый врач даже предлагал специфическое лечение этого состояния с использованием средств античной медицины. Лечение меланхолии по Гиппократу заключалось в назначении настойки опия, тёплых очистительных клизм (он заметил, что меланхолия часто сопровождается запорами), в психологической помощи (он советовал «ободрять и веселить» пациента), тёплых ваннах, массаже и употребление минеральной воды из одного источника на Крите. Интересно, что в этой минеральной воде было обнаружено большое количество ионов брома, магния и лития — то есть она действительно могла помогать при лечении депрессии.

Гиппократ также указывал на связь депрессии с погодой и временем года, на сезонную цикличность настроения у многих людей, на улучшение состояния некоторых пациентов после бессонной ночи. Интересно, что такие методы как депривация сна и фототерапия применяются современными врачами при лечении депрессии.

В Эберсовском папирусе, в одной из известнейших медицинских текстов древнего Египта, также есть упоминание о депрессии. Несмотря на то, что в этой работе предлагаются мистические методы лечения депрессии (изгнание демонов, например), в ней также изложен опыт древних египтян о долгой истории наблюдения за этим расстройством, которая расценивается как болезнь, которую следует лечить.

Цицерон, римский политический деятель и писатель, в «Беседах о Тускулапах», так четко описывает проявления депрессии, что предполагается, что это знание основывается на его собственном опыте преодоления и тяжелого эпизода меланхолии. Он пишет: «…страх и скорбь возникают от мыслей о зле. Именно страх есть мысль о великом зле предстоящем, а тоска – о великом зле уже в наличии и к тому же свежем, от которого естественно встает такая тоска, что мучающемуся кажется, что он мучается поделом. Эти-то волнения, словно некие фурии, напускают на нашу жизнь неразумие человеческое». Цицерон указывает, что «…всякое умственное расстройство есть бедствие, скорбь же или печаль подобно настоящей пытке». Если страх вызывает подавленность, то скорбь кроет в себе …изнурение, маразм, мучение, сокрушение, искажение и наконец, разрушение, разгрызение, уничтожение ума совсем». Он ссылается на греческого философа Хризиппиуса, который описывал депрессию как «…растление самого человека», а также на Гомера, который говорил, что люди в меланхолии ищут уединения, что «…тело поддается лечению, для души – лекарств не имеется».

Цицерон писал, что самостоятельно выйти из глубокой меланхолии невозможно: «Это не в нашей власти заглушить в себе то, что вообразили злом, затаить или забыть таковое. Он грызет, пугает, колет, жжет, не дает дышать, а ты приказываешь забыть?». Он считал, что лучшим лекарством является время и поддерживающие беседы: «…самое важное при утешении – удалить от скорбящего то представление, будто бы скорбя, он выполняет справедливый и надлежащий долг». Такой подход напоминает некоторые современные методы психотерапии при лечении депрессии. Цицерон считал, что при лечении депрессии важно помочь вернуть веру в будущее, что человеком «…будет выдержано самое острое страдание, если хотя бы издали ему видится надежда на что-то доброе».

Плутарх в своих работах описывает состояние, которое современная медицина называет психогенной депрессией. Юный царевич Антиох страдал от сильной меланхолии, чувства вины, ничего не ел, и угасал прямо на глазах. Придворный врач Эразистат решил, что причина меланхолии – тайная любовь. Это подтвердилось, когда врач обнаружил, что сердце юноши бьется, тело дрожит, а на лице выступают капли пота при виде его молодой мачехи. Эразистат сообщил причины болезни отцу, который был готов отказаться от жены, чтобы спасти сына от болезни.

Авл Корнелий Цельс хоть и не был врачом, но был автором энциклопедии по многим областям знаний древних римлян, из которых медицина занимала 8 томов. Он так описывает депрессию: «Меланхолия определяется как безумие, которое овладевает человеком на долгое время, начинается почти без лихорадки, а потом дает легкие припадки последней. Эта болезнь состоит из печали, которая, по-видимому, причиняется разлитием черной желчи».

Римский врач Асклепиад занимался лечением депрессии при помощи теплых ванн и смачиваний головы холодной водой, слабительных, массажа, легкими физическими нагрузками, диетой (исключение жирного мяса и вина). Он рекомендовал не оставлять человека в меланхолии одного и советовал ему при наступившем улучшении отправиться в путешествие.

Аретей Каппадовкийский в своих работах старается объяснить депрессию как ее физиологическими, так и психологическими причинами: «…черная желчь, заливает диафрагму, проникая в желудок, и вызывая там тяжесть и вздутие, расстройство психической деятельности, дает таким образом меланхолию. Но помимо этого, она может возникнуть и чисто психическим путем: какое-нибудь угнетающее представление, печальная мысль, вызывает совершенно аналогичное расстройство». Его определение депрессии: «Угнетенное состояние души, сосредоточившееся на какой-либо мысли». Меланхолия может возникнуть сама по себе, без каких-либо внешних причин, так и может быть следствием неприятного события. Он считал, что продолжительная меланхолия может привести к равнодушию и безразличию человека, который при этом перестает правильно оценивать себя и окружающий мир, что волне согласуется с современными представлениями о природе и проявлениях депрессии.

Константин Блохин – психотерапевт, кандидат психологических наук, «Время радости»

joyjoyjoy.ru

Как в старину лечили депрессию

Что же это за болезнь такая? И болезнь ли?

Это слово появилось в обиходе лишь в 30-х годах прошлого века. До этого более двух тысяч лет использовался другой термин – меланхолия. Ввел его в обиход, впервые использовал – великий философ древности, основатель медицины – Гиппократ.

Древние считали, что в человеческом организме есть четыре жидкости – черная желчь, желтая желчь, слизь и кровь. Именно черная желчь на греческом звучит – меланхолия.

Из множества легенд можно вспомнить одну…

Когда Зевс Громовержец убил Кроноса, он Адамантовым серпом разрубил его на три части. Тем самым он разделил время на прошлое, настоящее и будущее. Так появилось чувство вины, которое всегда связано с прошлым, ведь винить себя или других можно лишь за то, что уже произошло. Чувство страха присуще будущему, ведь бояться можно лишь того, что тебя ожидает в будущем. Когда прошлое соединилось с будущим, когда чувство вины слилось с тревогой и страхом появилось то, что называют меланхолией.

Если вернуться к истокам, то необходимо отметить, что древние разделяли людей на четыре типа в зависимости от преобладания в организме той или иной из перечисленных жидкостей. Гиппократ в этом плане систематизировал имеющиеся на то время знания и выделил четыре типа людей и тех у кого преобладала «черная желчь» назвал меланхоликами. Гиппократ разделял людей одержимых меланхолией на два типа. К первым относились те, у кого тоска, тревога, апатия, душевная слабость развивались в ответ на сильные потрясения. Это аналог современной реактивной или невротической депрессии. К другим он причислял тех людей, у которых меланхолия развивалась без каких-либо видимых причин. Сегодня это соответствует эндогенной депрессии, которая относится к «большой психиатрии».

Чуть позже, кроме состояний подавленности были описаны периоды чрезмерно повышенной активности, которые в современной медицине называют манией (эйфорией). Таким образом раскрылась картина характерного течения известного в психиатрии заболевания – маниакально-депрессивный психоз или биполярное расстройство.

Давайте вернемся к депрессии. Как я уже говорил, этот термин появился относительно недавно. К началу двадцатого века слово меланхолия уже не соответствовало требованиям и ритму времени. Оно было слишком длинным и мелодичным. Требовалось что-то новое, что вводило бы меланхолика в трепет и соответствовало великому таинству оглашения диагноза. И такое слово было найдено – депрессия. Оно состояло из четырех слогов, было особенным и в меру сакральным по своему звучанию. Депрессия – от латинского слова Depressum (Подавлять). Да к тому же в двадцатом веке настроение у людей снижалось не из-за какой-то там черной желчи , а из-за всеобщей подавленности на фоне экономического кризиса и чрезмерно высокого ритма жизни человека.

Как же лечили депрессию?

Надо сказать, что методы лечения депрессии были очень разнообразны и зависели от общей культуры социума и багажа знаний, накопленных человечеством на ниве бесконечных проб и ошибок.

Самые первые рекомендации (Гиппократ, Демокрит) заключались в приеме теплых жидкостей с целебными травами, чтобы вытеснять из организма черную желчь. Кроме этого рекомендовалось созерцание самого себя, уединение наедине со своими помыслами и чаяниями.

В более позднее время и вплоть до конца девятнадцатого века лечение меланхолии особым разнообразием не отличалось. В лучшем случае люди одержимые меланхолией определялись в богадельни, ну а там с ними особо не церемонились. Лишение пищи, избиения, заковывание в цепи – вот далеко не полный перечень «лечебных методик», которые активно использовались. Кстати, избиение было научно обосновано и строго дозировалось в соответствии с рекомендацией лекаря. Считалось, что для того, чтобы вытеснить душевный недуг из человека, требуется заменить его более сильным, физическим. Для этого пациента избивали или проводили специальные «лечебные процедуры», которые скорее напоминали растягивание на дыбе и тому подобные методы средневековой инквизиции. Такая методика наиболее действенна была для буйных больных, а меланхолики скорее истощенны, чем возбуждены. Поэтому к ним применялись умеренные методы «лечения».

Одним из наиболее ярких примеров специализированного заведения для лечения умалишенных и в частности больных меланхолией, можно вспомнить Сальпетриер в пригороде Парижа. Это богадельня, основанная еще Людовиком IV, которая впоследствии стала самой большой клиникой для душевнобольных. В ней находилось до 10000 человек и трехсот арестанток, задержанных за проституцию. В свое время руководил этой клиникой известнейший психиатр и невролог Жан Мартен Шарко. Вы наверное слышали ранее о такой процедуре как «душ шарко». Кроме этого, он приложил много усилий для изучения таких неврологических заболеваний как, рассеянный склероз, БАС, миопатии и миодистрофии. Шарко был одним из первых учителей Зигмунда Фрейда и именно он заложил в будущего отца психоанализа интерес к очень распространенному заболеванию – истерии и методам ее излечения.

К концу ХIX века в Сальпетриере располагалась клиника для женщин рассчитанная 4000 человек.

Упоминается и такой вид лечения как гидротерапия. Больного окунали в прорубь или выливали на голову от десяти до пятидесяти ведер ледяной воды. В некоторых странах сажали на вращающий стул и сильно раскручивали. По идее, «свинцовая тяжесть» в руках и ногах страждущего, которая ассоциировалась с меланхолией, должна была покинуть тело при сильном вращении.

Когда в Европу завезли Каннабис, началась новая эра в лечении заболевания. Многие доктора стали активно использовать марихуану для лечения меланхолии. На Востоке опыт использования данного растения лечения людей насчитывает многие тысячи лет. В древнем Китае упоминание о нем для лечебных целей датируется трехсотым годом до нашей эры.

Очень показательна практика Фрейда потому что он начинал свои эксперименты с лечением истерии и других душевных заболеваний, в частности меланхолии, с приема кокаина. И только в последствии стало известно, что кокаин и сам по себе вызывает особый вид депрессии «кокаиновая грусть».

Только в середине XX столетия наступает новая эра в лечении депрессии – эра антидепрессантов. Они очень быстро завоевывают все новые и новые рубежи, стимулируя неоправданное расширение показаний к их приему и даже возникновение новых заболеваний. Многие из вас встречались такими – синдром хронической усталости, синдром беспокойных ног и т.д. Я уж промолчу, что ранее в детском возрасте антидепрессанты принимались лишь в исключительных случаях, а сейчас перечень показаний катастрофически увеличился и не последнюю роль здесь играют бизнес-интересы фармкорпораций, но никак не стремление помочь больному.

Если же вернуться к меланхолии, которая с начала XX века известна нам как депрессия, то обязательно нужно помнить, что это – заболевание с которым больной самостоятельно справиться чаще всего не может. Лечение эндогенных депрессий требует помощи врача – психиатра. Но при этом, большинство невротических (реактивных) депрессий, если не проходят самостоятельно, то очень успешно поддаются терапии лишь в одном случае из десяти требуя применения мощных психотропов (нейролептики, транквилизаторы, антидепрессанты).

Как сейчас лечат депрессию?

Есть три основных компонента в лечении депрессии.

Психофармакология. Без нее невозможно обойтись в случае эндогенных депрессий. Она же очень эффективна и при других состояниях, вызванных психотравмирующими факторами. Арсенал препаратов очень широк и врачу есть из чего выбрать. В зависимости от тяжести заболевания, выраженности симптомов применяются различные комбинации антидепрессантов, нейролептиков, транквилизаторов и т.д.).

Психотерапия. Считаю, что это наиболее важный и наиболее эффективный компонент в лечении депрессий, особенно тех, что возникают у людей в неблагоприятной жизненной ситуации и в ответ на различные психотравмирующие факторы. Психотерапия начинается с первой встречи больного с врачом и заканчивается лишь после полного выздоровления пациента. Многое здесь зависит от личности врача, его харизмы и опыта общения с подобными пациентами.

Социотерапия. Мы все помним, что человек – существо социальное и его душевное здоровье во многом зависит от гармонии личности с социумом, в котором он находится. Повышение самооценки, восстановление спектра коммуникаций, расстановка приоритетов вот не полный перечень задач, которые необходимо решить социотерапии, чтобы вернуть больного в окружающий его мир и сделать полноценной частичкой общества.

Уважаемые читатели, я специально не перечисляю в этой статье симптомы депрессии и типичные жалобы пациентов, потому что их спектр неимоверно велик. Не зря считается, что это заболевание может имитировать любую неврологическую или соматическую патологию, тем самым вводя в заблуждение не только пациентов, но и врачей.

Скажу лишь, что если у ваших знакомых длительное время вы замечаете пониженное настроение иногда доходящие до тоски, безысходности с занижением самооценки, не редко апатии, тогда самое лучшее, что можно и нужно сделать – обратиться за помощью к врачу. Чаще всего такое заболевание или состояние в самом начале очень хорошо поддается лечению.

www.neurolog.kiev.ua

Депрессия. Лечение депрессии. Экскурс в историю

Меланхолия, acedia, сплин, хандра, депрессия . Что дальше?

В первой половине XX века антропологами были проведены исследования среди многочисленных племен, населяющим глухие уголках нашей планеты, которые жили по законам первобытнообщинного строя. Исследования показали, что некоторые члены племени были подвержены различным расстройствам психики, среди которых были и депрессивные расстройства. На основании этого, ученые сделали вывод, что депрессией имеет очень давнюю историю. Но, с другой стороны, результаты этого исследования не могут служить 100% доказательством того, что депрессиями страдали и наши далекие предки, ведь нецивилизованные люди обладают гораздо большей чувствительностью, и потому их депрессии могут быть откликом на события, которые происходят на Земле. То есть они могут страдать, потому что «чувствуют» страдания Земли, не отделяя себя от происходящего во внешнем мире — про это очень точно сказал Кафка «всеми страданиями вокруг нас должны страдать и мы. У нас разные тела, но одно развитие, а это проводит нас через все боли в той или иной форме».

В четвертом тысячелетии до н.э. Жрецы Древнего Египта лечили людей, у которых наблюдалось патологическое состояние тоски. Жрецы Древней Индии считали, что уныние, как и другие душевные заболевания является результатом одержимости, поэтому специально обученные жрецы занимались лечением депрессии с помощью заклинаний, изгоняющих злых духов.

Самый ранний эпизод, описывающий депрессию, можно найти в Библии. Правда в то время еще не было ни слова «депрессия», ни слова «меланхолия», но была история, повествующая о первом царе иудеев Сауле, жившем в 11 в. до н.э. Это был гневный и мрачный человек, погрязший в отчаянии: «а от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа». Шло время, и Саула все чаще одолевали приступы мрачного настроения, а светлые периоды случались все реже.

Слуги сказали Саулу, что ему станет легче, если он услышит игру лютни. Они находят Давида, «умеющего играть, человека храброго и воинственного, и разумного в речах и видного собою». «Отраднее и лучше» становится Саулу, во время игры Давида, и вскоре «злой дух отступает от него». По сути, Саула можно назвать первым музыкотерапевтом, поскольку он занимался лечением депрессии с помощью музыки.

Но не благодарность, а черная зависть к Давиду рождается в сердце Саула, все больше страдает его самолюбие. Ведь все, что доставалось Саулу великом трудом, дается Давиду легко и просто. Прежде всего его ранит то, что после победы над филистимлянами народ славит в песнях не его, а Давида: «Саул истребил тысячи, а Давид – десятки тысяч». Он сокрушается о потере признания народом и понимает, что это плоды его дел. Он жаждет признания и обожания, но понимание несбыточности этого желания превращается в слепую ярость, когда он бросает в Давида копье. Копье пролетает мимо, а Давид становится “врагом его на всю жизнь”.

В этой библейской истории четко описаны типичные депрессивные признаки — мрачное, подавленное настроение, агрессия, страх, чувство вины. Все это все глубже и глубже вгоняет Саула в депрессию и в конце концов приводит к тому, что он кончает жизнь самоубийством, бросившись на меч.

Многие места Книги Псалмов говорят о том, что и Давид испытывал состояние глубокого уныния. «Нет мира в костях моих от грехов моих; я совсем поник, весь день сетуя хожу; я изнемог и сокрушен чрезмерно; кричу от терзаний сердца моего» (Пс. 37.4.7.9). «Утомлен я воздыханиями моими, каждую ночь омываю ложе мое, слезами моими омочаю постелю мою» (Пс.6.7). «Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет!» (Пс. 21.12) и др.

Eine der ersten Beschreibungen der Depression findet sich bei Homer in Illias, wo Bellerophontes «Irrt’ er umher einsam, sein Herz von Kummer verzehret, Durch die aleïsche Flur, der Sterblichen Pfade vermeidend.».

Великий философ и врач Пифагор Самосский (570-500 г. до н.э.) при приступах печали или гнева рекомендовал уйти от людей и уже в одиночестве «переварить» это чувство, добившись успокоения души. Также он полагал, что лучшим средством для лечения депрессии является музыка — особенно подходящими для этой цели он считал гимны Гесиода.

Демокрит (460-370 г. до н.э) рекомендовал в моменты грусти заниматься созерцанием внешнего мира и своей собственной жизни. Это позволяет избавиться от страстей, ибо, как он полагал, именно страсти являются причиной страданий.

Древние греки считали, что все болезни возникают от дисбаланса четырех жидкостей в человеческом организме — черной и желтой желчи, слизи и крови. А подавленность, страх, плохое настроение вызывает переизбыток черной желчи — упоминание об этом можно найти у Эмпедокла.

Сам термин депрессия (от лат. depressio — подавление) появился сравнительно недавно — в XIX веке, а широкое распространение он получил только в 20-30 годах XX века. На протяжении более чем двух тысяч лет депрессию называли меланхолией. Этот термин впервые был введен великим врачом древности Гиппократом (460-356 г до н.э). Меланхолия, в переводе с греческого, дословно означает melaina chole – черная желчь.

Гиппократ приводит два значения слова «меланхолия». Первое – один из четырех темпераментов человека, меланхолический. Гиппократ считал, что у людей меланхолического темперамента в организме преобладает черная желчь. Меланхолики «боятся света и избегают людей, они полны всевозможных опасностей, жалуются на боли в животе, словно их колют тысячами иголок».

Второе – это меланхолия как болезнь: «Если чувство страха и малодушия продолжаются слишком долго, то это указывает на наступление меланхолии. Страх и печаль, если они длятся долго и не вызваны житейскими причинами, происходят от черной желчи». Гиппократ описал симптомы, характерные для меланхолии – это «отвращение к пище, уныние, бессонница, раздражительность и беспокойство». О том, что причину заболевания следует искать в человеческом мозге, догадывались еще предшественники Гиппократа (Пифагор и Алкмеон), но именно Гиппократ впервые записал, что «именно мозг делает нас безумными и исступленными, от него все огорчения, печаль, недовольства, бессонница, ошибочные действия, бесцельная тревога и странные поступки. От него мы становимся безумными, нас охватывает тревога и страхи ночью или с наступлением дня. Все это происходит, когда мозг становится излишне горяч, холоден, влажен или сух».

Гиппократ впервые сделал попытку классифицировать различные состояния меланхолии: есть меланхолия, которая вызвана внешними событиями — сильными потрясениями или переутомлением — «долгий труд души может привести к меланхолии» и меланхолия, которая возникает без видимой причины — в современной психиатрии называется «психогенной» и «эндогенной» депрессией. Также он высказывает предположение, что некоторые люди рождаются с предрасположенностью к меланхолии и то, что меланхолия может возникнуть в результате сильной травмы. Гиппократ связывал накопление черной желчи с осенне-зимним периодом и говорил, что именно в этот период усиливается «печаль, тревога, подавленность, уныние, бессонница, отвращение к пище и склонность к самоубийству.» Он лечил меланхолию специальной диетой, давал больным настой мандрагоры и морозника — средства со слабительным и рвотным эффектом, что по мнению Гиппократа способствовало освобождению организма от черной желчи.

Платон (428-348 г. до н.э.) впервые описал не только состояние депрессии, но и мании. Он говорит о мании, как о заболевании «правильного» неистовства, происходящего от муз – это дает поэтическое вдохновение и говорит о преимуществе носителя этого заболевания перед обычными людьми с их житейской рассудочностью.

Вообще, четкое разделение современных методов лечения депрессии на медикаментозные и психотерапевтические стоит искать в противоречии, которое возникло между Гиппократом с одной стороны и Платоном и Сократом — с другой. Гиппократ резко выступал против лечения депрессии методами храмовой медицины, называя жрецов «мошенниками и шарлатанами», а также против философов — «все, что написано философами в области естественных наук относится к медицине так же, как к живописи». Сократ и Платон наоборот, полагали что теории Гиппократа слишком механистичны и говорили, что легкие расстройства врачи еще могут вылечить, но избавление от тяжелых — удел философов. Депрессия (меланхолия) относится к тяжелым заболеваниям, поэтому лечением депрессии должны заниматься не врачи, а философы. Именно Сократ и Платон ввели в обиход понятие «эго». Платон говорил о том, что события детства и влияние родителей определяют личность человека и создал модель психики состоящей из разума, влечения и духа.

Гиппократ, Платон и Сократ значительно определи свое время. Прошло почти две с половиной тысячи лет, прежде чем их теории привели к созданию современных средств лечения депрессии — теория Гиппократа привела к созданию антидепрессантов, а теории Платона и Сократа — к появлению психотерапии.

Аристотель (384-322 г. до н.э.) задал интересный вопрос, который не потерял свой актуальности и более чем через две тысячи лет. : «почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусством были меланхоликами? Некоторые из них страдали разлитием черной желчи, как среди героев – Геракл. Именно он, как полагали, был такой меланхоличной природы, а древние по его имени, называли священную болезнь Геракловой. Несомненно, и многие другие герои, как известно, страдали той же болезнью. А в позднейшее время также Эмпедокл, Сократ и Платон и многие другие замечательные мужи» (Проблемы XXX,I). Аристотель попытался объединить крайние воззрения философии и медицины: «Телесное расстройство поражает душу, а болезни души исходят от тела». Ну, а об отношениях с депрессией, который складывались у великих мира сего в можете прочитать в разделе«Великие депрессии или великие в депрессии»

Наиболее близко подошел к сущности депрессии в своих «Беседах о Тускулапах» Марк Тулий Цицерон (106-43 г. до н.э.) – римский оратор, политик и писатель. В этих строках, написанных более двух тысяч лет назад, настолько точно и ясно описывается состояние депрессии, что многие исследователи полагают, что это мог сделать человек, который сам пережил приступ тяжелой депрессии. Цицерон писал, что «страх и скорбь возникают от мыслей о зле. Именно страх есть мысль о великом зле предстоящем, а тоска – о великом зле уже свершившемся, и к тому же недавнем, от которого естественно встает такая тоска, что страдающему кажется, что он страдает поделом. Эти-то волнения, словно неких фурий, напускает на нашу жизнь неразумие человеческое». Он подчеркивает, что «всякое умственное расстройство есть бедствие, скорбь же или печаль подобно настоящей пытке». Если страх вызывает подавленность, то скорбь кроет в себе «изнурение, маразм, мучение, сокрушение, искажение и, наконец, разрушение, уничтожение ума». Он приводит мнение греческого философа Хризиппиуса, называвшем депрессию «растлением самого человека». Цицерон упоминает, что до него уже многие авторы писали о меланхолии, в том числе Гомер, говоривший, что в меланхолии часто ищут уединения. Однако никаких конкретных средств для лечения депрессии он не предлагал, резюмируя, что «тело поддается лечению, для души лекарств не имеется».

Цицерон писал, что часто собственными силами невозможно выйти из глубокой депрессии: «Это не в нашей власти заглушить в себе то, что вообразили злом, затаить или забыть таковое. Оно грызет, пугает, колет, жжет, не дает дышать, а ты приказываешь забыть?» Он упоминает, что лучшим лекарством с древних времен является время. Вместе с тем нельзя полагаться только на время: «не устранив ее полностью нельзя избавиться от этого бедствия». «Самое важное при утешении – удалить от скорбящего представление, будто бы, скорбя, он выполняет справедливый и надлежащий долг». Наилучшим средством для лечения депрессии Цицерон считал беседы с страдающим, то есть он одним из первых предложил использовать психотерапевтические беседы для лечения депрессии. И конечно же, Цицерон говорит о самом главном, о надежде, что человеком «будет выдержано самое острое страдание, если, хотя бы издали, ему видится надежда на что-то доброе».

Интересен депрессивный эпизод, описанный Плутархом (46-120 г.н.э). Юный царевич Антиох страдал от сильной депрессии — испытывая тяжелое чувство вины, он отказывается от пищи и угасает прямо на глазах. Придворный врач Эразистат заподозрил, что причина болезни царевича – тайная любовь. Сам способ лечения депрессии царевича был более чем оригинальным — врач положил руку на сердце юноши, в то время как все женщины, жившие во дворце, по очереди подходили к нему. Когда порог переступила молодая мачеха царевича – прекрасная Стратоника – сердце юноши забилось, он сильно задрожал, а на лице выступили капли пота. Эразистат сообщает о причине болезни отцу, и тот с радостью отдает жену и половину царства в придачу, лишь бы избавить сына от черной меланхолии, которая вот-вот сведет его в могилу. Эта история послужила темой для картин известных итальянских художников Паоло Веронезе и Берретини.

Авл Корнелий Цельс, живший в Риме в 1 веке н.э. во времена Тиберия не был врачом, но он составил потомкам огромную энциклопедию по всем областям знаний древних римлян, из которых только медицина занимает 8 томов. «Меланхолия определяется как безумие, которое овладевает человеком на долгое время, начинается почти без лихорадки, а потом дает легкие припадки последней. Эта болезнь состоит из печали, которая по-видимому причиняется разлитием черной желчи».

Римский врач Асклепиад(128-56 до н.э) советовал лечить депрессию теплыми ваннами, смачиванием головы холодной водой, слабительным, массажем, умеренной гимнастикой, воздержанием от жирного мяса и вина, предостерегая оставлять человека в депрессии в полном одиночестве и, когда наступят улучшения, советовал отправиться в путешествие.

Клавдий Гален (131 -200 н.э), которого почитают не меньше Гиппократа, личный врач Марка Аврелия, подробно описал меланхолический бред. Он расширил идею Гиппократа о четырех темпераментах до девяти. В одном из них преобладает меланхолия, но не как патология, а как нечто естественное: «Есть люди от природы беспокойные, подавленные, страдающие, постоянно печальные, коим врач полезен мало». Он полагал, что черная желчь поступает в мозг и высушивает его и «как темнота проникает в душу. Так же как дети боятся темноты, взрослых под влиянием черной желчи одолевают различные страхи — в мозгу у них бесконечная ночь и страх. Вот почему меланхолики боятся смерти и в то же время желают ее. Они убегают от света и стремятся к тьме.» Не последнюю роль в причинах меланхолии Гален отводил подавленной сексуальности, поскольку в мозг проникают вредные пары от сдерживаемой половой жидкости. Так одну свою пациентку, страдающей меланхолией, он лечил «стимуляцией влагалища и клитора, от чего пациентка получила огромное удовольствие, из нее вылилось много жидкости и она выздоровела»

Аретей Каппадокийский (вторая половина 2 века н.э.) в своих трактатах соглашался с древними, что «черная желчь, заливая диафрагму, проникая в желудок, и вызывая там тяжесть и вздутие, расстройство психической деятельности, приводя таким образом к меланхолии. Но помимо этого она может возникнуть и чисто психическим путем: какое-нибудь угнетающее представление, печальная мысль вызывают совершенно аналогичное расстройство». Он так и определяет меланхолию: «Угнетенное состояние души, сосредоточившееся на какой-либо мысли». Сама по себе печальная идея может возникнуть без внешних причин, но может быть следствием какого-либо события. По его мнению, длительная, затяжная меланхолия приводит к равнодушию, полному отупению человека, который утрачивает способность правильно оценивать обстановку.

Воззрения средних веков целиком и полностью определяет христианство. Августин (354 — 453 г.) считал, что разум отличает человека от животного, поэтому потеря разума низвергает его к животному состоянию и ведет к отпадению от Бога. С этого времени отчаяние меланхоликов определяется как состояние, которое не проникнуто милостью и благодатью божьей, а описание Навуходоносора в книге Даниила нередко приводится в качестве доказательства, что психические заболевания — есть наказание Божье.

У Энагрия Понтиака (346-399 г.) и Иоанна Кассиана (360-435 г.) описана чистая, беспричинная меланхолия отшельников, селившихся в пустынных местах. Поскольку меланхолия достигает своего пика именно в полдень она была названа «бесом полуденным». Основным симптомом этого состояния была acedia (вялость, лень). Именно это слово в средние века стало синонимом слова «меланхолия». Монах, находящийся во власти acedia, испытывает непреодолимое желание покинуть келью и искать исцеление где-то в другом месте. Он исступленно оглядывается, надеясь увидеть кого-нибудь, кто идет его навестить. В своем тоскливом беспокойстве он находится под угрозой впасть в состоянии апатии или, наоборот, пуститься в неистовое бегство. Acedia, являвшаяся для отшельников «повальной напастью, которая наводит порчу в полдень», обычно связывалась с «бесом полуденным из 90 псалма. Она парализовала способность к концентрации внимания и молитве. Энагрий Понтиак говорил своим собратьям, что не следует поддаваться меланхолии и покидать свои места. Кассиан полагал, что меланхолика следовало лечить физическим трудом, и вся остальная братия должна была отвернуться от него, чтобы не подвергаться влиянию «беса полуденного».

Церковь называла девять (а позднее — семь) смертных грехов. Среди них была и asedia, которая с 13 века все больше толковалась как «праздность». В Средневековье античное «в здоровом теле здоровый дух» было придано забвению, а Труды Фомы Аквинского (1225-1274), согласно которым телесный недуг не имеет никакого влияния на душу, всякая болезнь является болезнью тела или души (а меланхолия была названа болезнью души), способствовали еще большему отделению души от тела. Поскольку душа подвержена влиянию Бога или Сатаны, нетрудно догадаться в более чем однозначных выводах средневековой Церкви. Наступили времена инквизиции, и одному Богу известно сколько меланхоликов сгорело на ее кострах. Церковь средневековья считала, что если человек, отпавший от божьей благодати (а то что, это происходит при меланхолии, сомнений не вызывало), может вызвать соблазн у других, и потому его следует удалить из сообщества верующих. Сначала это было отлучение от церкви, а позднее — штраф, тюремное заключение, а если это не помогало, то его просто сжигали на костре. И это помогало.

Великий врач Востока Авиценна (980-1037 г.) писал, что «меланхолия — есть уклонение мнений от естественного пути в сторону расстройства, страха и порчи. Меланхолия определяется по чрезмерной задумчивости, постоянному наваждению, взгляду, неизменно устремленному на что-нибудь одно или в землю». На это также указывает «грустное выражение лица, бессонница и задумчивость».

В 11 веке Константин Африканский написал трактат «О меланхолии», в котором собрал данные из арабских и римских источников. Он определяет меланхолию как состояние, при котором человек верит в наступление лишь неблагоприятных событий. Причина болезни в том, что пары черной желчи поднимаются к мозгу, затемняя сознание. Такая наклонность формируется не у всех, а лишь у тех, кто имеет к заболеванию особую предрасположенность.

Для средневековья характерно то, что все переживания подразделяются на пороки и добродетели. Латинское слово desperatio (отчаяние) обозначало не просто душевное состояние, а порок, греховное сомнение в божьем милосердии. То же самое с происходило с вышеупомянутой acedia, означавшую апатию, духовную леность, праздность. Нередко вместо acedia употребляли слово tristitia (печаль). В XIII в. состояние acedia стали ассоциировать с физическим разлитием желчи — постепенно слово acedia вытеснило гиппократовскую меланхолию и стало употребляться в значении «тоска».

Новые времена изменили не только отношение к меланхолии, но и этимологию. Так во французском меланхолию все чаще стали называть словом ennui. Первоначально оно было одним из производных слова асеdia, но во времена Паскаля непостоянство, тоску и тревогу начали считать нормальными, хоть и мучительными, состояниями человека. В XVII веке словом ennui обозначается очень широкий круг переживаний: тревога, угнетенность, печаль, тоска, скука, усталость, разочарование. В XVIII веке в английском словаре эмоций появляются слова bore, boredom (тоска, скука) и spleen (сплин). Меняются времена, меняются нравы, — тосковать и скучать становится привычно и даже модно. Романтики начала XIX в. уже немыслимы без ощущения «мировой скорби». То, что некогда было смертным грехом, достойным осуждения, превратилось, как заметил О. Хаксли, сначала в болезнь, а затем в утонченную лирическую эмоцию, ставшую источником вдохновения для авторов большинства произведений современной литературы.

Мыслители эпохи Возрождения начали освобождать меланхолию от тяжелых средневековых оков греха, и в некотором роде это процесс продолжается до сих пор. Первой ласточкой, был известный итальянский философ и филолог Марсилио Фичино (1433-1499) писал, что меланхолия есть тоска по великому и вечному. Он возвращается к аристотелевскому пониманию меланхолии и говорит, что люди творчества чувствуют тоску более остро и благодаря этому могут глубоко и точно чувствовать природу вещей. Печаль отдаляет душу от мира и тем самым приближает ее к Богу. Фичино сам страдал от тяжелых приступов меланхолии, во время которых впадал в такое отчаяние, что его друзьям приходилось приводить ему его же собственные доводы. Он также боролся с болезнью с помощью специальной диеты, физических упражнений и музыки.

До северной Европы идеи итальянского Возрождения доходили медленно, и там по прежнему считали, что «меланхолия наступает от влияния ангелов зла и сношения с ними», но в то же время признавали, что сам меланхолик не обязательно в этом виноват. Голландский судебный врач Ян Виер спас от костра несколько «ведьм», доказав инквизиции, что у женщин в наличии все признаки меланхолии. В 1584 году Ретженальд Скотт выпуcтил книгу о колдовстве, где говорил, что меланхолия не всегда является следствием одержимости, а может быть и заболеванием. В Англии книга пользовалась большой популярностью , пока король Иаков не приказал конфисковать и сжечь все ее экземпляры.

Жан Франсуа Фернель (1497-1558 г.) – врач эпохи Возрождения называл меланхолию «безлихорадочным безумием, которое наступает в результате истощения мозга, ослаблении его основных способностей». Меланхолия – это состояние, когда «больные мыслят, говорят и поступают абсурдно, им надолго отказывает разум и логика, что протекает со страхом и унынием». «Начинающие» меланхолики вялые, подавленные, «душою слабые, к себе равнодушные, жизнь считают тяготой и пугают уходом из нее». Когда болезнь развивается, то «душой и рассудком, расстроенным и беспорядочным, они воображают многое, и это почти все мрачное, другие считают, что им не следует ни с кем говорить, и они должны провести всю жизнь в молчании. Общества и внимания людей они избегают, многие ищут одиночества, что гонит их скитаться среди могил, гробниц, в дикие пещеры».

Т. Брайт (1550-1615 г.) – первый английский протопсихиатр выпустил в 1586 году первую в Англии книгу по психиатрии. Это книга, состоящая из 41 глав, целиком посвященная меланхолии, называлась «Трактат о меланхолии». Брайт был знаком с Шекспиром, и проведя многочисленные параллели между творчеством великого драматурга и «Трактатом о меланхолии», можно сделать вывод, что Шекспир был хорошо знаком с этим трудом.

В 1599 году вышел «Трактат о меланхолических болезнях» Андреаса де Лоуренса. Лоуренс считает, что меланхолия вызвана не «телесным строем», а в первую очередь «образом жизни и пристрастиями» и пытается определить границы того, что можно назвать болезнью, различая «меланхолический склад в границах здоровья» и «склад, за эти границы выходящий». Лоуренс разделял человеческое «я» на три части: разум, воображение и память, а называет меланхолия болезнью воображения. Идея Лоуренса о том, что глаза человека закатываются назад и смотрят на свой мозг, а поскольку мозг меланхолика пропитан черной желчью, то меланхолики видят все в черном свете кажется на первый взгляд абсурдной. Но только на первый — ведь то, что мы видим — это оптическая проекция мира на сетчатку глаза, которая затем преобразуется в электрические импульсы, которые поступают по сенсорным каналам в мозг и подвергается там окончательной обработке. Депрессия меняет нормальное течение химических процессов в мозге человека, и в результате он действительно видит мир в черном свете.

С начала 17 века меланхолический темперамент становится чрезвычайно популярным в Европе, а в Италии слова меланхолия и гений практически становятся синонимами. Меланхолию связывают с чем то утонченным, возвышенным, аристократическим. Так в пьесе середины XVII века мрачный цирюльник жалуется на меланхолию и слышит в ответ: «Меланхолия? Хорошенькое дело, слышать это слово от цирюльника. Тебе следует говорить, что ты ощущаешь тяжесть, тупость и придурковатость. Меланхолия — это герб на воротах царедворца».

В Англии меланхолия получила название «елизаветинской болезни». Начиная со знаменитого трактата Роберта Бертона «Анатомия меланхолии» (1621), которому он посвятил всю свою жизнь, описание меланхолии как душевной болезни дополняется социально-психологической трактовкой, подчеркивающей значение таких факторов, как одиночество, страх, бедность, безответная любовь, чрезмерная религиозность и т.д. Небезынтересны слова Бертона: «Я пишу о меланхолии, дабы избежать меланхолии. У меланхолии нет большей причины, чем праздность, и нет лучшего средства против нее, чем занятость». Бертон говорит о том, что сейчас называется «стрессоустойчивостью» — «что для одного — блошиный укус, для другого — нестерпимая пытка. то, что один легко преодолевает, другой же легко при этом впадает в меланхолия». Бертон определяет меланхолию как болезнь души и тела.

Не последнее влияние на лечение душевных заболеваний оказала модель механистического сознания французского философа Рене Декарта. (1596-1650). Декарт полностью разделяет душу и тело, но в отличии от Церкви, использует для этого сухой и элегантный язык логики. Эти идеи получили распространение в теориях Николаса Робинсона, Германа Бургава и многих других, создавших различные механистические модели человеческой психики. Этот процесс продолжается до сих пор, а истоки современных бесконечных научных споров о том, вызвана ли депрессия дисбалансом химических веществ или все определяет человеческая психика в некотором роде — наследие философии Декарта.

В Древней Греции начиная с Гиппократа депрессию лечили травами, в особенности настоями мандрагоры или морозника. В Древнем Риме лечение депрессии «состояло в кровопусканиях, однако если они противопоказаны в виду общей слабости больного, то их заменяли рвотными средствами; кроме того, необходимы растирания всего тела, движения и слабительные. При этом очень важно внушить больному бодрость духа, развлекая его разговорами на такие темы, которые были ему приятны раньше» (А. Цельс). Патрициям также было известно, что «лишение сна наряду с развлечениями» позволяет временно вылечить от депрессии. Этот метод был вновь незаслуженно забыт и был открыт повторно только во второй половине 20 века. (О депривации сна можно почитать подробную статью на блоке «выход из депрессии»)

В 18 веке в Германии от типичного симптома депресии, который описывался больными, как «свинцовая тяжесть в руках и ногах», «пудовый груз на плечах», врачи пытались вылечить с помощью довольно-таки странного способа. Больных привязывали к вращающимся стульям и колесам, предполагая, что центробежная сила может устранить эту тяжесть.

Вообще, вплоть до 20 века с больными, которые попадали в руки психиатров, особо не церемонились. Голод, избиение, держание на цепи – вот перечень далеко не самых жестоких методов, применявшихся в психиатрических заведениях того времени. Избиение меланхоликов и причинения им сильной физической боли на специальных растяжках были строго научно обоснованны: психиатры считали, что сильная физическая боль отвлекает больных от боли душевной. Так лечили даже английского короля Георга III, когда он впал в безумие — по совету лучших лекарей Европы его жестоко избивали. Во время одной такой процедуры король умер. Нужно отметить, что данными методами «излечивали» в основном буйные заболевания, а поскольку при депрессиях больные вели себя в основном смирно, при лечении депрессии использовали более мягкие методы.

Три четверти века в медицине господствовала так называемая гидротерапия. Для лечения депрессии применяли внезапное погружение в холодную воду (так называемое bainde surprise) до первых признаков удушения, а продолжительность этой процедуры равнялась времени, необходимому, для не слишком быстрого произнесения псалма Miserere. «Популярным» способом лечения был также struzbad, когда на голову лежащего в ванне меланхолика, выливали от 10 до 50 ведер холодной воды.

В России в 19 веке для лечения депрессии использовали «рвотный винный камень, сладкую ртуть, белену, натирание головы рвотным винным камнем, приложение пиявиц к заднему проходу, нарывные пластыри и другие оттягивающие средства. Теплые ванны предписывали зимой, а холодные летом. Также «прикладывали моксы к голове, обоим плечам и дели прижоги на руках».

До начала эры антидепрессантов для лечения депрессии широко использовались различные наркотические вещества. Наиболее популярным «антидепрессантом» был опиум и различные опиаты, которые продолжали применять вплоть до 60-х годов XX века. А первое упоминание опиума для лечения депрессий встречается еще в трактатах древнеримского врача Галена (130 – 200 г. н.э).

В XIX веке в Европу был завезен каннабис, который психиатры стали использовать для лечения депрессии. С каннабисом, более известным как марихуана, цивилизация Востока познакомилась более 10000 лет, а для лечения депрессии его использовали китайские врачи еще в 3 веке до н.э. В 40-х гг. XIX века парижский врач Жак-Йозеф Моро де Ту полагая, что для избавления от меланхолии нужно «заменить симптомы душевной болезни аналогичными, но контролируемыми симптомами, вызванными наркотиками» применял каннабис при депрессиях и обнаружил, что он в числе прочего вызывает оживление и эйфорию. Данный эффект, впрочем, был весьма кратковременным.

В 1884 году З.Фрейд впервые попробовал кокаин, что привело к появлению его первого крупного научного труда, который назывался «О коке». В нем говорится, в том числе, о применении кокаина для лечения депрессий. В то время кокаин продавался в аптеках свободно, без рецепта, и прошел не один год, прежде чем были выяснены отрицательные стороны воздействия этого «лекарства» — сильная наркозависимость и то, что употребление кокаина само по себе приводит к депрессии, которая даже получила собственное имя — «кокаиновая грусть».

lossofsoul.com