Меню

Какая собака у ширвиндта

Михаил Ширвиндт: «Гошу подобрали на помойке в Гусь-Хрустальном…»

Текст Ирина Итунина
Фото Сергей Нестеров

В гости к Михаилу Ширвиндту мы попали с легкой руки его отца – Александра Анатольевича, который поведал нам, что «сейчас у Миши есть замечательный «дворник» под названием Гоша». Нам захотелось с этим «дворником» познакомиться – и мы позвонили Михаилу Александровичу. «Приходите ко мне в кафе «Семь сорок», мы с Гошей там с утра будем», – легко согласился бывший «собаковод в законе», ведущий популярной в свое время на ТВ программе «Дог-шоу». И мы с фотографом поехали на Малую Бронную…

ДОСЬЕ
Михаил Александрович Ширвиндт (14 августа 1958, Москва) — российский телеведущий, теле- и кинопродюсер.
В 1981 году окончил Театральное училище им. Щукина и поступил на работу в театр «Сатирикон» под руководством Аркадия Райкина.
В 1989 году ушёл из театра вместе с женой, Татьяной Морозовой.
В 1992 году начал работать на телевидение как автор и ведущий передачи «Лотто-Миллион». В этом же году вместе с А. И. Коняшовым создал студию «Весы», позже телекомпания «Живые новости». Как телепродюсер выпускал передачи: «Живые новости с Татьяной Морозовой», «Путешествия натуралиста с Павлом Любимцевым», «Растительная жизнь с Павлом Лобковым», «Охотники за рецептами с Любовью Полищук и Сергеем Цигалем», «Музыкальная история», «Хоббиты с Василием Уткиным», «От смешного до великого», документальные фильмы «Роберт Стуруа репетирует Гамлета», «Процесс Синявского и Даниэля», «Великий Октябрь: голая правда» и др.
Широкую известность получил как ведущий телепередачи «Дог-шоу. Я и моя собака» (НТВ и Первый канал, 1995—2005). С 2007 по 2013 г.г. на Первом канале вел телепрограмму «Хочу знать».
Вместе со своим отцом вел передачу «Браво, артист!».
Женат. Дети – сын Андрей (1981) и дочь Александра (1986), внучка Элла (2011 г.).

Встреча в «Семь сорок»

– Итак, вы решили завязать с карьерой телеведущего и переквалифицироваться в рестораторы?
– Я давно завязал с карьерой ведущего (с 2007 по 2013 г.г. Михаил вел телепрограмму «Хочу знать» на Первом канале. – Прим. ред.). Уже три года как. Я против телевидения ввел санкции, личные.

– Чем оно провинилось?
– Оно поганое. Знаете такое – «поганая ваша собака. »? Так вот поганое ваше телевидение. Поэтому я ввел санкции. Пока что-то там не изменится – я туда ни ногой. Ни ухом, ни рылом я туда не хочу.

– Странно слышать, казалось бы, так все у вас там легко складывалось – включен был зеленый свет светофора. Снимай – не хочу!
– Во-первых, никогда особого света не было, всегда надо было самому все утверждать, добивать и дожимать. А потом, когда-то ведь надо становиться принципиальным человеком. Вот я и стал.

– И трудно это дается?
– Это приходит само, каких-то моральных догм во мне никогда не было, просто я понял, что это уже невозможно, это уже край. Не телевидение, а то, что происходит в стране. Я решил, что это мой маленький протест, плюс у меня были конфликты с моим товарищем, руководителем первого канала. Все совпало.

– Нашли, значит, спокойную нишу, не связанную с беспокойными СМИ?
– Конечно. Тем более что уже был подобный опыт – у меня когда-то вместе с Антоном Табаковым был огромный ресторан. В основном он был его, конечно, так как он опытный, у него их 15 штук. Он назывался «Штольц» – и находился он в здании фабрики, практически это был фабричный цех, мы его переоборудовали. Просто совпало все удачно – у Антона был недалеко такой вальяжный ресторан «Обломов», а тут конструктивистский «Штольц» получился. Еще и Ширвиндт-Табаков, ШТ.

– Удачный был опыт?
– Очень удачный. Хорошо развивался, хоть место это было не «проходняк», никого там кроме нас не было. На Саввинской набережной, между Новодевичьим монастырем и Белым домом. Неосвоенный был район. Но у нас все получилось.

– И почему закрылся такой удачный проект?
– Знаете такое слово – «рейдерство»? Мне кажется, мы были первыми, к кому его применили. Мы даже не знали, что это такое – и вот нас буквально за полгода «под асфальт» закатали и забрали ресторан. Мягко, через суды.

– И вы со своими именами и фамилиями ничего не смогли сделать?
– Они так мягко это сделали, что мы не успели даже испугаться. Было все очень продумано. На нас собственники подали иск, что гипсокартонная перегородка в служебном помещении не соответствует плану БТИ. При том, что мы взяли кирпичную коробку и выпотрошили ее на 5 метров под землю и все внутри построили с нуля. И планы подавали в БТИ сами. Поэтому уровень этого иска не произвел нас никакого впечатления. Был какой-то там суд, который мы проиграли. Оказывается, на это все было и рассчитано, что никто не испугается. Мы подали апелляцию, и когда второй суд проиграли, вот тут мы испугались, но было поздно – нам выкатили такие деньги… и забрали ресторан.

– А здесь вы разве не рискуете? Мы прошлись по Малой Бронной, здесь такой «проходняк» – ресторан на ресторане. Конкуренция…
– Эта улица – кулинарная столица. Москва – кулинарная столица России, а Малая Бронная – это ее эпицентр. Но мы случайно оказались в этом месте. У моего партнера здесь был антикварный магазин, и мы в этом помещении открыли успешное, надеюсь, в будущем кафе.

– Сколько времени существует кафе?
– Чуть меньше года, прошлым летом здесь была еще разруха. Все было перерыто, улучшали тут все нам. Сейчас потихонечку двигаемся, так как мы не сетевые и нам трудно. Сейчас выживают только сетевики.

– Чем привлекаете клиентов?
– Привлекаем атмосферой, привлекаем тем, что у нас вкусно, хотя этим сейчас трудно привлечь. Придумали эту историю с тарелками – всякие звезды приходят и рисуют коряво на тарелках сорок и что-то, с этим связанное. Тут рядом театры, и к нам всегда много известных людей приходит. Им уютно. Плюс сейчас у нас начнет работать один из знаменитых итальянских поваров. Надеюсь, что проскочим.

С народным артистом РФ Евгением Князевым

– Ваше кафе дог-френдли? Можно сюда с собакой?
– Как видите.

– Это хозяйская собака.
– Приходят сюда с собаками. У нас даже есть миска для собак. Конечно, если придет Цигаль со своей Дуней, то как придет – так и уйдет. (Улыбается.)

Дворняга и… дворняга

– Ну вот мы и добрались до главного – до собак. Насколько мне известно, Гоша – не первый ваш питомец…
– Я вырос с дворнягами. На даче у нас жили сторожа, и их собак всегда звали Диками – один Дик за другим у меня появлялся. Они были злобные и сидели на цепи, но я этого не знал, поэтому выгонял их из конуры и там сидел. А они в шоке стояли на улице, ничего не понимая. Я никогда не боялся собак, у меня всегда с ними были хорошие отношения. Потом первая моя собака, которая появилась в доме, была подарена Сергеем Владимировичем Образцовым моей бабушке. Это была дворняжка с признаками таксы, такой той-терьерчик Тоша.

– Наверное, вы ее кормили, гуляли с ней…
– Мы не гуляем. У родителей на Котельнической набережной мраморный балкон, который тянется вдоль всего третьего этажа, роскошный – метров сорок квадратных. И все маленькие собаки, которые были у нас, гуляли на балконе. Потом совочком раз – и все. Когда я своего Гошу отдаю им, то он вынужден гулять по балкону, хотя здесь мы с ним нарезаем километры. У моей дочки собака породы веймаранер, для которой пробежать километр – значит даже не успеть стартовать, и он приучил Гошу гулять в таком же режиме.

Потом у Тоши появились двое детей, причем совершенно непонятно от кого и как такое получилось. Один – лохматый терьер с челкой, закрывающей глаза, который у нас остался – Антон, знаменитая собака, которая внятно и четко говорил «мама». Второй щенок был гладкой белой колбасой, которого взял Арканов. И назвал его Колбан. Так что были дворняжки и… дворняжки, а потом я как-то «киксанул» – уже родилась дочка, и какое-то время у меня не было собак.

Логотип «Дог-шоу»

– И кто стал первым после паузы?
– Как-то на улице мне понравилась собака – и по цвету, и по форме. Я уточнил – оказался черно-подпалый английский кокер-спаниель. Ужасно понравился не курносый нос, как у американца, а длинный аристократический. Так появился у меня Сандрик – дети у меня Саша и Андрюша. И по легенде он был инициатором программы «Дог-шоу» (в 1995–2005 г.г. Михаил Ширвиндт вел на телевидении передачу «Дог-шоу. Я и моя собака» – Прим. ред.). Когда мы с товарищами у меня дома придумывали, что бы такое сделать на телевидении семейное, Сандрик сидел рядом, и я предложил сделать что-то из серии «человек-собака». И мы с двумя моими соавторами на листочке тут же написали эскиз программы. А Сандрик вполне заслуженно стал логотипом программы.

Читайте также:  Защемление спинного нерва у собак

– Значит, это был не купленный формат?
– Это моя гордость. Когда нас посылали на «Тэфи» как детскую программу, я говорил, что она авторская. На ТВ с тех пор авторские только КВН, «Что, где, когда?» и «Дог-шоу». Мы гордимся, что ее украли в Англию и Японию. Как мы не соблюдаем авторских прав, так и они к нам. Кстати, как мы тогда написали передачу, так она и прожила собачью жизнь, все 10 лет. Я и сейчас предлагаю возобновить передачу с новым ведущим, но сейчас другие времена – скандалы, интриги, расследования.

– Но зато за эти 10 лет ведения программы вы стали чертовски опытным собаководом и дрессировщиком, как сказал ваш папа.
– Нет, это мне приписывают фанатическую любовь к собакам и всякое собаководство и кинологию. Я в гробу все это видел. Я абсолютно нормальный пользователь. Практически я понял, что надо завязывать с программой, когда с интервалом в две недели в разных уголках Москвы на улице ко мне подошли две пожилые женщины и, глядя на меня, сказали: «Гав-гав!». И я понял, что приехали, до свидания, все. То «роял канином» назовут, то «дог-шоу пошел».

Собака мечты

– Я ушел, но программа породила приобретение главной собаки моей жизни. За годы производства «Дог-шоу» я вычленил для себя абсолютную собаку, абсолютную породу, если это не дворняжка. Дворняжка – это абсолютно. А среди пород это лабрадор. Где-то я прочитал – как описать инопланетянам, что такое собака? Надо описать лабрадора. Мой друг и партнер, ставший сейчас знаменитым, Сережа Урсуляк (российский кинорежиссёр и сценарист. – Прим. ред.), когда костлявая рука голода к нему потянулась, согласился побыть года два режиссером дог-шоу. У него никогда не было собак, и мы одновременно взяли двух лабрадоров – нам сделали блатных породистых щенков из одного помета. У него Чук, а у меня Чос, Чосер. Но получился сапожник без сапог. У обоих оказалась дисплазия, и мы всю жизнь провели на уколах. Урсуляку повезло, в кавычках и не в кавычках, что собака у него в год попала под машину. Собаку всю переломало, делали операцию, и задние ноги привязали какими-то нитками внутри, и он худо-бедно дожил до 17 лет. Мой тоже долго прожил, до 14 лет, но практически уже не ходил – я носил его задние ноги на полотенце.


Михаил Ширвиндт с Чосером и Мики-первым (собакой отца)

– Но ни о чем не жалеете?
– Ни секунды. По обаянию, уму и характеру это была абсолютно моя собака, точнее, это был человек – с моим характером, хитрый, ленивый, как я. После Чосера я решил никогда больше не заводить собаку.

Гоша из Фейсбука

Как я понимаю, далее следует «но»…
– Да. Моя приятельница Дайна разместила перед Новым годом в Фейсбуке фотографию – такую морду, ему было месяца полтора, что я понял – судьба. Хотя пытался вяло отнекиваться, а у него уже было 500 лайков. Но Дайна сняла его с «торгов», поняв, что ажиотаж предновогодний, и все хотят подарить этого монстрика на Новый год. Возобновила пристройство после праздников, а тут уже и я подоспел и забрал его в Старый Новый 2015 год.

А у нас есть замечательный ветеринар, который проявился, когда «сделал» собаку Урсуляку и всю жизнь ею занимался – Кац его фамилия. Смешно получается у моей дочки Саши: собаку зовут Фима, порода веймаранер, хозяйка Ширвиндт, а ветеринар Кац. И вот мы с ним определили, что Гоша родился 9 октября. Его подобрали на помойке в Гусь-Хрустальном. Поэтому он Гоша. Гошей мне его уже дали.

– Вернулись, значит, к дворнягам…
– Ну да. Он здесь в Москве очень быстро адаптировался. Когда гуляем и идем мимо кафе, он сразу забегает сюда. Лежит цыпленком табака в углу зала. Дайна говорит: мог ли помирающий от холода на помойке Гоша предположить, что у него будет свое кафе на Малой Бронной.

– Кстати, сразу видно, что у него отличный характер. Нет впечатления подобранной дворняги, которая всего мира боится.
– Он не боится – просто он осторожный. Даже протяни руку я, он сначала подумает.

– Исполняет он что-нибудь из арсенала «Дог-шоу»?
– Говорит «мама», есть команда «взвой!» и еще он дает лапу. А так – понимает язык. Говоришь «стой!» – и он начинает крутиться, чтобы удобнее встать ко мне спиной, чтобы я поднял его на руки. Вообще он очень деликатный. Но злопамятный. Однажды щенком разгрыз мой ботинок, я заорал и швырнул ботинок в его сторону. Месяцев восемь после этого он не подходил ко мне, когда я возвращался домой, а радовался, присев неподалеку. На него также наорал за сгрызенный ботинок муж моей дочери Леша, так теперь он его не замечает, даже когда они едут на дачу, хотя дочку боготворит, визжит, когда видит и прыгает на плечо. А Лешу он не видит, даже когда они вместе гуляют. Не может простить. Меня-то простил, куда ему деваться.

– А где он спит?
– У него на диване и на полу подстилки. Когда он у моей мамы, ему на диван нельзя, и он немного растерян. У дочки можно что угодно и где угодно: кровать, диван, так как своя собака носится по всей квартире. Поэтому у него тройные стандарты.

– Любит дачу и природу?
– Обожает. Носится по участку кругами, бессмысленно.

– Не убежит, не боитесь?
– Нет, даже по городу мы ходим без поводка. Хотя есть одно «но»: благодаря моей внучке, которая его мучает, он боится детей. Если он видит детей, то может шарахнуться и выскочить на дорогу, поэтому при виде детей его приходится брать его на поводок.

В общем, «гав-гав» продолжается, только без экстрима.

Источник



В семье Ширвиндтов живут четыре собаки, и две из них — бывшие бездомные дворняжки

Если вы думаете, что в звездной семье Александра Ширвиндта и животные — гламурные, то вы ошибаетесь.

Ширвиндты любят собак, и в семье их четверо. Но только две из них породистые. Вообще, в этой семье собаки были всегда.

По воспоминаниям Михаила Ширвиндта, первую собаку подарил его бабушке знаменитый Сергей Образцов. Тоша стал всеобщим любимцем, а после него собаки в семье просто не переводились.

Один из щенков Тоши – Антон – остался жить в семье и удивлял хозяев и гостей своей способностью вполне внятно произносить слово «мама». Михаил вообще легко находил общий язык с этими животными и даже вёл передачу «Дог-шоу».

Александр Ширвинд и его супруга долгое время держали спаниелей, а потом влюбились в вест-хайленд-уайт-терьеров. Нынешний питомец Микки-второй обаятелен до невозможности, и при появлении в зоне видимости незнакомого человека бросается к нему со всех лап в надежде облизать новенького с ног до головы.

На своей страничке в Инстаграм Михаил Ширвиндт рассказывает:

— Когда-то Гоша был маленький и почти бездомный. А потом мы его взяли, и у него появился настоящий дом. Кстати, у нас в семье — четыре собаки. Помимо Гоши, папин Микки и двое дочкиных: породистый Фиму и подобранный Чук.
А если вы задумываетесь о том, чтобы взять домой животное, будь то собака, кошка или даже мышка — это очень хорошая идея. Потому что, взяв бездомное животное, вы можете сделать этот мир чуточку добрее и счастливее.

Источник

Александр Ширвиндт: «Мики страшно любвеобильный – абсолютно беспринципен в этом плане»

Текст Ирина Итунина
Верхнее фото Сергея Нестерова

Александра Анатольевича Ширвиндта представлять не надо – его знает в нашей стране практически «всякая собака». А вот сколько собак знает Александр Анатольевич – и решили выяснить наши корреспонденты, напросившись к нему в гости в «Театр сатиры».

ДОСЬЕ
Ширвиндт Александр Анатольевич (род. 19 июля 1934, Москва) — советский и российский актёр театра и кино, театральный режиссёр и сценарист, педагог. Заслуженный артист РСФСР, Народный артист РСФСР (1989).
В 1956 году окончил Театральное училище им. Б. В. Щукина (курс Веры Константиновны Львовой) и был принят в труппу Театра-студии киноактёра. В 1957 году принят в труппу театра им. Ленинского комсомола и зачислен в штат киностудии «Мосфильм».
С 1969-го года — актёр Московского драматического театра на Малой Бронной.
С 1970 — актёр Московского академического театра сатиры.
С 2000 до настоящего момента является художественным руководителем Московского академического театра сатиры.
Снимается в кино с 1956 года. Первая картина – «Она вас любит». После были фильмы: «Приходите завтра» и «Майор Вихрь», «Двенадцать стульев», «Мнимый больной», «Трое в лодке, не считая собаки», «Инкогнито из Петербурга», «Небесные ласточки», «Ирония судьбы, или с легким паром!», «Вокзал для двоих», «Забытая мелодия для флейты», «Старики-разбойники», «Отпуск за свой счет», «Самая обаятельная и привлекательная» и др.
Ширвиндт преподает в Театральном училище имени Бориса Щукина. Его студентами были: Андрей Миронов, Алла Демидова, Наталья Гундарева, Светлана Рябова, Александр Пороховщиков, Леонид Трушкин, Амалия Мордвинова, Мария Голубкина, Леонид Ярмольник, Антон Макарский, Елена Подкаминская и др. Александр Ширвиндт также покорил телевидение с помощью нескольких телепередач. В то время мега популярными были: «Семь нас и джаз», «Терем-теремок» и особенно «Театральные встречи». Ширвиндт озвучивает мультфильмы: «Новый Аладдин», «Алиса в Стране Чудес», «Самый маленький гном», «Жил-был Саушкин».
Жена (с 1957 года) — Наталия Николаевна Белоусова (род. 1935), архитектор, племянница химика Б. П. Белоусова, внучка архитектора В. Н. Семёнова.
Сын — Михаил Ширвиндт, телепродюсер. Внук — Андрей Ширвиндт (род. 1981), преподаватель права в МГУ, правнучка – Элла. Внучка — Александра Ширвиндт (род. 1986), искусствовед.

Читайте также:  Колики у собаки обезболивающее

Буддист Мики

– Александр Анатольевич, до нас дошли сведения, что вы воспитываете юного вест-хайленд-уайт-терьера…
– Это не я воспитываю, а моя жена воспитывает, а я – подмастерье.

– И в чем же ваши обязанности подмастерья?
– По мере сил пытаюсь противодействовать попыткам бросаться на колени (он обожает сидеть на коленях), и влезать на диваны и кровати. Для этого существует специальный плед: когда супруга садится, он ждет, чтобы этот пледик был положен на колени, и тогда пулей летит и забирается туда. А я слежу, чтобы это правило соблюдалось.

– Насколько мне известно, это не первый ваш вест-хайленд…
– Да, этот вест-хайленд у нас второй, его зовут Мики, как и первого. Раньше у нас были всякие спаниели, а потом неожиданно супруга увидела у Леньки Ярмольника двух этих самых – и влюбилась. С тех пор у нас вест-хайленд-терьеры.

– Сколько Мики сейчас?
– Год.

– Характер уже виден?
– Да, характер нордический. Нахален до предела. Очень обаятелен, нежен – и при этом абсолютно безапелляционен. Сейчас у нас идет ремонт в доме, леса везде жуткие, ходят рабочие в шлемах. И когда они идут через наш большой балкон, то Мики бросается со страшным криком… целоваться: может зализать до смерти, если не оттащить, кто бы ни был – бомж, премьер-министр, высотник, ему важно, что идет человек, значит нужно целоваться.

– Практически Далай-лама.
– Абсолютно. Он страшно любвеобильный – абсолютно беспринципен в этом плане.

Воспитание по-ширвиндтовски

– Неужели никак его не воспитываете?
– Никак. Воспитание собак – очень трудная вещь. У моего покойного тестя тысячу лет назад был огромный эрдель. Они сидели целыми днями на даче, и тесть говорил ему: скажи «Сталин, я миллионер», тот преданно смотрел на него и молчал, и это продолжалось бесконечно. А вот спаниель Ролик говорил моей супруге «мама».

– А ваш сын не давал вам советов по воспитанию – у него ведь был большой опыт общения с собаками?
– Это правда, мой сын Миша был «собаковод в законе» (в 1995–2005 г.г. Михаил Ширвиндт вел на телевидении передачу «Дог-шоу. Я и моя собака» – Прим. ред.), мы все под ним ходили, он был абсолютный специалист, у него даже книжка есть о собаках («Собачья жизнь Михаила Ширвиндта» – Прим. ред.). Поэтому как их воспитывать, он нас учил.

– Давал советы.
– Да. Потом собака всегда у нас была не одна. С прошлым замечательным Мики был лабрадор Чосер.


Михаил Ширвиндт с Мики-первым и Чосером

– Это Мишин был лабрадор, как я понимаю…
– Да, но они все время были вместе: дача – вместе, когда командировки – все сваливается на мою супругу. Сейчас у Миши замечательный «дворник» под названием Гоша. Как только Миша куда-то – Гоша к нам, и у них с Мики такая дружба – ревность. С одной стороны, скучают друг по другу, а с другой стороны, когда кто-то один влезает на колени, то у другого истерика. Вообще собак в нашей семье много. У внучки какая-то очень редкая порода, каких в Москве почти нет. Так что у нас семья собачья абсолютно. А у одной из бабушек моей правнучки – у них на даче шесть собак – все подобранные «дворники». Так что моя пятилетняя Эллочка бегает с огромными собаками.

Михаил Ширвиндт с Мики-вторым и Гошей

– А кошек у вас никогда не было?
– В детстве, когда я был совсем маленький, была кошка. А когда я «погибал» на ипподроме, то была специально приставленная ко мне лошадь.

Маленький Александр с кошкой

– Вы ездили верхом?
– Нет, я увлекался скачками.

– Значит, кошки совсем не зацепили? Не чувствуете их?
– Нет. Была такая черная кошка Вася, потом убежала от нас. Но я знаю много семей, которые обожают всех животных, но берут только кошек. Например, любимая моя семья Державиных–Бабаян – кошатники, у них всегда были кошки. Я этого не понимаю, но только кошки. У нашей семьи другой диагноз – мы собачники.

С Михаилом Державиным

Благотворительность – это очень конкретно

– И откуда в вашей семье такая страсть к собакам?
– Всю жизнь у нас были собаки. У мамы моей были собаки, в основном дворняги. Это уже потом, когда стало неудобно, что у всех всякие терьеры, а у тебя дворняги, появились разные новомодные породы. Сейчас потихоньку все возвращаются к дворнягам, потому что они самые обаятельные, умные, непритязательные, скромные, а эти все – пижоны.

– Сейчас вообще тренд – брать собак из приютов. Как вы относитесь к такой благотворительности?
– Отношусь очень дифференцированно – если это не для пижонства и очередного пиара, что сейчас очень модно, то это правильно. Аллочка Пугачева мне рассказывала, что она ничего не курирует, а берет рояль и просто везет его в детский дом. Когда конкретно взял и помог – это я понимаю. Будь то собаки, люди, дети – это не важно, важно, чтобы это было конкретно.

Эксклюзив по Джерому

– На съемках знаменитого фильма «Трое в лодке, не считая собаки» одним из ваших партнеров был фокстерьер – как с этой собакой сложились взаимоотношения?
– Видишь – до сих пор шрам на пальце? Это укусила та собака. На съемках были две абсолютно похожие собаки. Один был совершенный кретин, но зато милый и обаятельный, его можно было взять за нос. Положить. Наступить на него. Он ничего не умел. Зато мог часами валяться в лодке, что от него и требовалось. А второй был дрессированный, замечательная собака, которая тащила лодку, исполняла любые приказы. Он был с хозяйкой, и к хозяйке нельзя было подойти – он ее охранял. А я случайно в перерыве между съемками подошел к ней и протянул руку. Он с земли выскочил и укусил меня за палец. Вот я вам первым рассказываю эту историю – настоящий эксклюзив. (Смеется.)


Кадр из фильма «Трое в лодке, не считая собаки»

От Зощенко до Сухово-Кобылина

– Вы удивительно всеобъемлющий человек – актер, режиссер, преподаватель, художественный руководитель, даже являетесь сопредседателем Московского английского клуба. Как вы все это успеваете?
– Главное – не обращать ни на что внимания, тогда все успеваешь. Если думать «ой, не успею» – тогда хана. Когда настала старость – вы готовьтесь, лет через 50 она настанет, – нет сил, усталость, и вдруг выкраивается два дня – какое счастье! Пять минут счастья, полдня счастья, а потом начинается шило в жопе. Это уже такая привычка. Как у Зощенко: бросил я пить, час не пью, два не пью…

– А что из всего многообразия ваших профессий вам ближе всего?
– Если говорить честно, то я душевно больше всего привязан к педагогике.


Фото Сергея Нестерова

– Щукинское училище?
– Да, я там самый старый педагог, с 1957-го года, профессор. Там мне уютнее всего. Недавно опять набежали ко мне мои ученики, ныне профессорши, стали уговаривать поработать. Вот я и «уговорился» – буду ставить на курсе у Ани Исайкиной «Свадьбу Кречинского» Сухово-Кобылина.

– А в Английском клубе не уютно?
– Там симпатично, но это совсем другая история. До революции это был великий Английский клуб, куда еще Пушкин ходил. Там просаживал все деньги еще Достоевский. И вот решили эту историю реанимировать. Мы же живем келейно – актеры и режиссеры, физики и химики, политики – а там собралось человек 150 элитного плана разных людей. Стали ходить в театр, образовался бизнес-клуб, политические арены. Расширяется диапазон общения, ведь мы обычно так все зашорены в своих местечковых проблемах. Так что теперешний Английский клуб – это возрождение прежнего, 1772 года «выпуска».

Театральная кличка

– Вернемся к дням сегодняшним. Итак, Мики год. И вы в общем с ним неплохо устроились: не занимаетесь, не гуляете, только получаете удовольствие от общения. А как при таком раскладе Мики относится к вам?
– Относится он скорее к моей жене – Мики абсолютно ее собака. Когда она уходит, идет невозможный скулеж. Тогда он приходит ко мне жаловаться и спрашивать, где она. Я-то думал, что это все разговоры, что собаки все понимают. Но это правда. Прошлый Мики меня убил совершенно. Как-то проснулся я летом часов в пять утра, и Мики тоже проснулся – и сидит смотрит на меня. А собак сейчас кормят же по правилам – этим вот «овечьим говном», и единственный момент, когда все спали, ему перепадало что-то человеческое от меня, и он всегда был рядом – ждал. И вот он сидит сонный рядом, а я его спрашиваю: Мики, может, творожку хочешь? А он сделал вот так – пожал плечами: может, да, я еще не решил. Я обалдел.

– А откуда взялось имя Мики?
– Я ставил в театре спектакль «Слишком женатый таксист», он до сих пор идет. Там этажом выше живет пара милых «голубых» людей, одного из которых зовут Мики. Второй прибегал вниз, и все время – Мики, Мики, Мики. И в конце полицейский делает предупредительный выстрел в потолок, раздается страшный крик – это он попал в Мики. Как раз в то время, когда я ставил это спектакль, мы приобрели собаку и назвали ее Мики.

– Это первого Микки?
– Первого, а потом этого тоже. У них одно лицо совершенно. Так у моей любимой подруги Леночки Чайковской всю жизнь маленькие пуделечки, сколько я их знаю – тысячу лет. И все – Чама, Чама, Чама, Чама. Уже пятый или шестой Чама.

– Получается такой непрерывный процесс владения, типа переселения душ…
– Ну да. Есть еще такой миф, что когда собака совсем старая, нужно взять тут же щенка. Ерунда. Когда у нас погибал совсем старый спаниель, и мы взяли первого Мики, поначалу он его взбодрил, но это было на пять минут.

– Итак, резюмируем: какое место в вашей жизни занимают собаки?
– Это просто члены семьи. Тем более, когда все уже разбежались – дети, внуки, у каждого своя жизнь, судьба, появляются эти члены семьи. Чтобы не быть одинокими.

Источник

Михаил Ширвиндт: Такой же, как лабрадор

Год Собаки наступит только в 2006, но собака остается с людьми всегда. Для многих это полноценный член семьи. И не случайно программа о собаках на НТВ имеет хороший рейтинг. Люди все разные, а друзья у них — одни и те же — овчарки, спаниели, болонки и еще Михаил Ширвиндт — доцент собаковедческих наук. И это, наверное, про него было сказано — “хвост виляет собакой”.

— Вы согласны, что собака — друг человека?
— Конечно, есть исключения, но, как правило, собака отличается от любого другого животного своей преданностью и любовью. В первую очередь от кошки. Кошатники именно независимость любят и культивируют в своих питомцах, а собак считают беспринципными тварями. Человеку нужно, чтобы его слепо любили. А что беспринципного в любви? Наоборот, это прекрасно, когда собака каждый день тебя встречает дома, будто не видела всю жизнь. Семья не всегда так встречает.
— Но ведь есть и злые собаки?
— Есть породы бойцовые, убийцы, которые именно для этого и предназначены. У моего соседа собака жила дома в клетке. По-моему, это компенсация недостатка собственной крутизны, которая восполняется за счет крутых собак. В мою передачу пришел человек и говорит: “У меня питбуль, но он котенок”. И я видел, как этот “котенок” вцепился в ротвейлера. Их еле развели.
— Значит, бойцовых собак вы недолюбливаете?
— Собаки не виноваты, я не понимаю людей, которые разводят таких собак.
— Человек находит свою собаку, а как вы нашли свое собачье шоу?
— Можно сказать, что автор “Дог-шоу” — это спаниель Санрик. Как-то я с приятелем сидел дома и думал, какую же сделать телепрограмму. Хотелось не ворованную, семейную и развлекательную. Тут подошел Санрик, я его чесал, и вдруг вырвалось: а может, про человека и собаку? Так получилось “Дог-шоу”. Потом Санрик умер. А я на основе нового опыта вычленил для себя идеальную породу собак. Это лабрадор.
— Это правда, что люди, разводящие собак, не очень любят людей.
— Это глупость. Конечно, есть крайности. Я знаю людей, которые очеловечивают собак, делают их главными в доме, культом. И собака это понимает и садится на шею. Она ест и гуляет, когда ей надо, и сама решает, кого любить из приходящих людей, а кого — нет. У людей то же самое. Ведь бывают же подкаблучники. И многих это устраивает.
— А если не устраивает?
— Тогда они меняют хозяев. Или хозяек. Я знаю семью, в которой восемь собак, от которых хозяйка без ума. А от этих собак у ее мужа страшная аллергия. От собак она отказаться не может, от мужа — тоже, а муж тихо задыхается. Вот такая драма.
— Своих детей вы воспитываете так же, как своего лабрадора?
— У меня принцип — я ни собак, ни детей никак не воспитываю. Я им доверяю и на них рассчитываю, и они это чувствуют.
— То есть своей собаке вы доверяете на сто процентов?
— Мне приписывают особую любовь к собакам. Я обычный человек, и в принципе собака для меня — это бизнес. Когда я после одиннадцати съемок “Дог-шоу” прихожу домой и меня встречает еще одна собака, у меня крыша едет. С другой стороны, собака полезна, снимает стресс, заставляет два раза в день выходить на улицу.
— Значит, бизнес и любовь вещи несовместимые?
— Можно выводить элитные породы собак на продажу, но при этом иметь дворняжку и ее любить. Надо отделять мух от котлет.
— Какая сейчас самая модная порода?
— Чем больше, тем лучше. В моде огромные африканские мастифы. Всегда престижно было иметь йоркширского терьера. Это очень дорогая собака, знак благосостояния.
— Почему собачья жизнь — синоним жизни ужасной?
— Таких выражений тысячи. Как-то Денис Евстигнеев спросил: “Ты знаешь, откуда пошло сочетание “устал как собака”?” Когда Чехов писал Книппер-Чеховой письмо из Ялты, он закончил так: “Страшно устал. Как собака?” А телеграфистка перепутала и знак вопроса не поставила. Конечно, Денис все это придумал, но версия хорошая.
— Вообще, если человека называют собакой, то хотят его унизить.
— В разных странах по-разному. На Востоке собака в страшном почете, и если о тебе говорят “собака”, то это очень престижно. В Японии высший самурайский чин называют собакой.
— А у нас почему все так запущено?
— Еще Сталин о Троцком говорил: “Собаке — собачья смерть”. У нас говорили — собака, а подразумевали — дворовая шавка.
— Из этого можно сделать какой-то вывод о россиянах?
— Очень глубоко копать придется. У дворян собака была всегда орудием охоты. Это было престижно, и больше ничего. А собаки у простых людей жили так же, как хозяева, то есть плохо. Отсюда это пренебрежительное отношение к себе, а значит, и к своей собаке.
— С какими животными, кроме собак вы общались по жизни?
— Я девять лет занимался конным спортом, конкуром. У меня и разряд есть. После восьмого класса передо мной встал тяжелый выбор: либо становиться конюхом, а впоследствии профессиональным наездником, либо с этим завязывать. И я все же завязал.
— Променяли лошадь на собаку?
— Лошадь при всем ее обаянии и доброте не такая умная, как собака. Та классическая история в фильме “Служили два товарища”, когда лошадь прыгает в воду вслед за Высоцким, в жизни вряд ли случится.
— Кто вы по восточному календарю?
— Вы будете смеяться, но я Собака. Соединенная со Львом.
— Говорят, хозяева становятся похожими на своих собак.
— Мы в программе даже конкурс проводили на похожие пары. Было очень смешно. И сходство поразительное. Причем непонятно, кто на кого становится похожим. Например, там была одна дамочка — ну совершенный пудель. И еще здоровенный мастиф и такой же необъятный мужик — просто одно лицо. Да и у моей собаки характер во многом схож с моим. Я такой же ленивый, хитрый, добрый и умный. Когда зову своего лабрадора, он никогда не подойдет, все время дурачком прикидывается. А если печенье покажешь, прибежит тут же.
— То есть вы деньги любите?
— А кто их не любит? Но, по большому счету, я не бизнес на собачках делаю, а телевидением занимаюсь.
— Вы ведь “Лотто Миллион” еще вели. С людьми труднее работать, чем с собаками?
— Конечно. Когда люди у меня выигрывали этот самый миллион (по тем временам это было долларов двести, но все равно деньги огромные, потому что средняя зарплата равнялась четырем баксам), и выходил победитель. Я ему кричу: “Ну вот, вы выиграли миллион”. А он с кислой миной: “Ну, выиграл”. В “Дог-шоу” такого просто быть не может.
— Вы считаете себя артистом, или на вас природа отдыхает?
— Я плохой артист. Хороший артист — человек зависимый. Он должен подчиняться чужой воле. А я этого делать не люблю. И не умею.

Источник