Карикатуры стресс

Психологическая карикатура. Выпуск 1

Нередко шутка служит проводником такой истины, которая не достигла бы цели без ее помощи.

Отношения между психологом и клиентом в психотерапии и консультировании интересуют и тех, и других, и даже тех, кто никогда не был ни психологом, ни клиентом. Удовлетворить этот интерес или простое любопытство можно, не только читая серьезные статьи маститых терапевтов или «мемуары» многоопытных клиентов. Более веселый, но не менее полезный способ — остроумные карикатуры, которые рассказывают нам о правде через хорошую долю шутки.

Закончим с введением и приступим. Сегодня я отобрал для вас 6 карикатур.

Пробовали разные методы психотерапии, но ничего не помогает? Готовы пойти на эксперимент? Воспользуйтесь новой прогрессивной методикой.

Иногда быть психоаналитиком — это сущее мучение.

Вы знаете, с чего началась когнитивная психология? С экспериментов Павлова с собаками. Почему не с кошками? А вот почему.

И раз уж мы вспомнили о собаках, то у них тоже бывают проблемы.

А если вы любите читать популярные психологические книжки с советами, как жить лучше, то помните — результат может вас удивить.

Иногда от достижения счастья нас отделяет буквально чуть-чуть.

Вот и все на этот раз. Будет ли продолжение — зависит от того, как вы проголосуете. Ну, или не зависит.

www.b17.ru

Европейская правда

Политическая карикатура на улицах украинских городов может стать настоящим экзаменом для украинской власти на демократичность и открытость.

Институт мировой политики (ИМП) убедился в этом, обратившись к городским властям Киева, Днепропетровска, Одессы, Харькова и Винницы с просьбой разместить выставку карикатур, которая до этого побывала в пяти странах.

Сначала немного предыстории. Два года назад, накануне запланированного подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, команда ИМП объехала с мобильной выставкой карикатур о различиях жизни в ЕС и Украине тринадцать областей, и даже Крым.

Выставка была частью так называемых «Уличных евроуниверситетов», во время которых дипломаты стран-членов ЕС и эксперты ИМП рассказывали рядовым украинцам о перспективах и вызовах европейской интеграции Украины.

Наша цель – заставить граждан задуматься над острыми проблемами современного мира и украинской политики в частности.

Ведь настоящая европеизация Украины невозможна без изменения политической культуры: освобождения от неоправданного пиетета перед властью и воспитания критического, но конструктивного отношения к политикам.

Тогда мы старательно избегали слова «карикатура», заменяя его в разговорах с местными чиновниками нейтральным «рисунки».

Однако в ряде городов ни наши языковые хитрости, ни поддержка со стороны посольств стран-членов ЕС, ни апелляция к официально провозглашенному курсу на евроинтеграцию не помогли нам получить разрешение на установку выставки в центре города.

Больше всего проблем возникло с Киевом, Харьковом и Запорожьем.

Харьков вообще остался вне маршрута ИМП, поскольку в городе с крупнейшей в Европе центральной площадью «не смогли найти» свободного места для выставки. Свободных мест не было. до конца года.

В Запорожье нам настоятельно «советовали» не приезжать, намекая на высокую вероятность провокаций, а в Киеве сначала позволили разместить выставку на Крещатике, а потом решили ее фактически спрятать возле МИД Украины. Но даже в тех городах, где обошлось без скандалов, процесс переговоров отнюдь не был легким.

Изменилось ли что-то после Революции достоинства? Стала ли местная власть более открытой к общественным инициативам?

К сожалению, опыт ИМП по организации Международной выставки политической карикатуры позволяет дать лишь частично утвердительный ответ на эти вопросы.

Когда в начале 2015 года мы вместе со словацкими коллегами из Euforion запустили проект, то и не подозревали, что он превратится в своеобразный стресс-тест на европейскость для украинских чиновников. В этот раз мы не прибегали ни к каким языковым трюкам и открыто говорили о политической направленности выставки.

И хотя ни на одном из рисунков нет украинских политиков, однако, как оказалось, политическая сатира даже в отношении иностранных лидеров вызывает не меньше беспокойства у местных чиновников, чем критика украинских реалий.

Харьков

Как и два года назад, ИМП не смог получить согласие на проведение выставки в городе, хотя соответствующий запрос был направлен за месяц до запланированного открытия. Местные чиновники всячески затягивали процесс, а перед самым открытием, 22 августа, проинформировали, что свободного места для размещения выставки нет.

Департамент международного сотрудничества, который занимался этим вопрос, положительно отнесся к нашей инициативе, по крайней мере на словах.

Одновременно нас сразу предупредили, что установление выставки на Площади Свободы невозможно, поэтому будут рассматриваться другие варианты в центре города.

Нас сразу попросили прислать копии всех представленных на выставке карикатур.

Когда за неделю до запланированного открытия выставки мы так и не получили никакой информации о месте ее размещения, то начали немного нервничать. И вот в 17.00 (то есть в последние минуты рабочего дня) 20 августа нам сообщили, что Департамент культуры не нашел свободной площадки для размещения выставки политической карикатуры.

Свою позицию чиновники аргументировали тем, что в связи с многочисленными мероприятиями ко дню города и Дню независимости установление выставки в единственно подходящем для этого месте – парке им. Горького – «не представляется возможным».

Таким образом, Департамент культуры Харьковского городского совета сознательно сорвал открытие выставки, поскольку времени найти другое место уже не было.

В Департаменте международных отношений заявили, что смогут вернуться к рассмотрению нашего запроса только 26 августа. Мол, День независимости, да и сотрудник, ответственный за этот вопрос, в командировке.

Одесса

Одесса получает от нас оценку «удовлетворительно».

Одесситы и гости города увидели работы известных карикатуристов лишь благодаря личному вмешательству советника городского головы Елены Павловой, которая, хотя и работает на общественных началах, приложила все усилия, чтобы выставка все-таки состоялась.

В течение нескольких недель Департамент международных связей и Департамент культуры перебрасывали друг на друга решение нашего вопроса. К бюрократической путанице с тем, кто за что отвечает, добавилось категорическое нежелание чиновников брать на себя любую ответственность за содействие в проведении выставки.

Просмотрев наши карикатуры, сотрудница Департамента международных связей заявила, что Одесса – это не Киев, и поинтересовалась наличием у нас разрешения от Министерства иностранных дел.

Мол, в Одессе есть консульства многих иностранных государств, которых может обидеть выставка.

Решить проблему с «разрешением МИД» помогло Представительство МИД Украины в Одессе, за что особая благодарность его сотрудникам. Они проявили незаурядную оперативность и с пониманием отнеслись к нашему вопросу.

Похоже, европеизацию одесские чиновники понимают лишь как следование новой «генеральной линии» центральной власти, а не изменение подходов и методов деятельности.

Киев

Столица получает от нас оценку «хорошо». Чиновники Подольской райгосадминистрации, к которым мы обратились с просьбой разместить выставку на Контрактовой площади, отреагировали достаточно оперативно и не оспаривали выбранное нами место. Однако несколько моментов все же усложнили нашу коммуникацию.

Во-первых, чиновники настойчиво просили показать им все карикатуры, а после ознакомления поинтересовались, не планируем ли мы привлечь в качестве партнеров МИД Украины или кого-то из народных депутатов.

Подобная попытка легитимации выставки вызвала откровенное недоумение, поскольку главным принципом нашей инициативы является независимость.

Во-вторых, официальное письмо с разрешением мы получили лишь за день до официального открытия выставки. Хочется думать, что причиной задержки был банальный бюрократизм органов власти, а не желание избавиться от «политически рискованного» мероприятия.

Отметим, однако, что за несколько дней до открытия экспозиции стало известно, что ее планирует посетить президент Словакии Андрей Киска, который именно в эти дни должен был приехать в Киев с рабочим визитом. Мы со своей стороны немедленно сообщили об этом факте сотрудникам Подольской райгосадминистрации.

Днепропетровск и Винница

Эти два города подтвердили свое право называться европейскими, а потому получают от нас оценку «отлично».

Местные чиновники, в отличие от своих коллег из Одессы, Харькова и Киева, не просили показать им предварительно все карикатуры, дали ответ оперативно, свели к минимуму бюрократические процедуры, а также не оспаривали выбранное нами место для проведения выставки.

Остается только поблагодарить их за профессионализм!

А теперь – несколько выводов.

Наш мини стресс-тест с помощью политических карикатур позволяет сделать несколько выводов.

Настоящая европеизация означает изменение ценностей и принципов деятельности власти, в том числе и местной. К сожалению, инертность, подозрительность к общественным инициативам и нежелание брать на себя ответственность остаются характерными чертами местных органов власти.

По традиционной для чиновников схеме любые акции, так или иначе связанные с политикой, должны быть санкционированы сверху.

Если же такой санкции нет и местный чиновник оказывается перед необходимостью самостоятельно принимать решения, срабатывают два фактора: его собственные политические убеждения и готовность взять на себя ответственность.

Перестраховываясь, местные чиновники всегда спрашивали, нет ли на карикатурах действующих политиков, а кое-кто даже интересовался, какие у нас отношения с «правящей партией».

Уверяя, что ничего крамольного в нашей выставке нет, нам не оставалось ничего другого, как апеллировать к тому, что отрицательный ответ повредит имиджу города, и надеяться на их благоразумие и готовностью работать по европейским принципам.

В конце хотим выразить свою признательность и восхищение украинскими гражданами.

В каждом из городов местные чиновники и работники милиции предупреждали нас, что стационарная выставка без всякой охраны – это плохая идея. Однако украинцы показали себя с лучшей стороны: до сих пор ни одна из карикатур не была повреждена.

Интересно, какие из этих карикатур больше всего насторожили местных чиновников?

www.eurointegration.com.ua

Европейцев возмутили карикатуры, мусульмане — пришли и убили

Кто кого «переварит» Европа мигрантов или наоборот?

15.09.2015 в 18:27, просмотров: 23802

Цивилизованный мир в шоке и, поеживаясь от пережитого стресса, отводит глаза, чтобы, не дай бог, еще раз не бросить взгляд на карикатуры, напечатанные в известном французском еженедельнике Charlie Hebdo.

Мертвый ребенок, лежащий на песке лицом вниз, и надпись: «Так близко к цели» на фоне ресторана быстрого питания со словами «Два детских меню по цене одного». Вторая карикатура вызывает еще большую оторопь: по воде идет Иисус Христос, рядом плавает мертвый ребенок лицом вниз и надпись: «Христиане ходят по воде, а мусульманские дети тонут». Эта карикатура называется: «Доказательство того, что Европа христианская».

И третья — мальчик с ранцем, рухнувший у воды, как Айлан Курди: «1 сентября».

Чем являются для Франции и европейского мира в целом такие карикатуры? Провокацией? Агрессивным завоеванием аудитории хозяевами издания любой ценой? Нравственным распадом личности автора?

Совсем недавно — настолько, что это еще очень свежо в памяти, на издание Charlie Hebdo было совершено нападение. Жертвами стали 12 человек, из них десять — сотрудники журнала. Столь дорогая цена была заплачена за карикатуры на пророка Мухаммеда, помещенные на обложку. Тогда весь мир откликнулся сочувствием и гневом в адрес убийц, а выкрик «Я — Шарли» стал и громким лозунгом, и популярным логотипом, который стремился поставить себе каждый, посчитавший себя нравственно причастным к трагедии.

Сегодня те же сочувствующие отводят глаза.

Ошиблись тогда? Или ошибаются сегодня, и рисунки эти, как уверяет их автор Эммануэль Шоню, действительно всего лишь предназначены «почтить память погибшего мальчика»?

Прототип маленького ребенка на карикатурах — трехлетний сириец Айлан Курди, тело которого вынесло к берегам Турции: он утонул, когда переполненная лодка с беженцами, в которой находился и он с родителями, перевернулась по пути в Европу. Тогда фотография выброшенного на берег тела малыша облетела весь мир, вызывая острое чувство боли и желание помочь. Сегодня вслед полетела карикатура. Она породила возмущение. И это естественно. Но! За эмоциями должен последовать анализ: почему же она была нарисована?

Да, проблема беженцев в Европе сегодня не просто проверка цивилизованного мира на прочность, начиная с экономических основ — выдержит ли созданная буферная зона благополучия наплыв мигрантов — и заканчивая социальными механизмами — сработают ли они, принимая чужеродную по культуре, мировоззрению, менталитету, религии волну инородцев?

И достаточно ли исправной окажется государственная машина, чтобы перемолоть за короткий срок приехавших и сделать из них новых европейцев, приносящих пользу приютившему их обществу и согласных жить по законам обретенной родины?

Нет, этого мало, сегодня идет проверка работы всей системы либеральных ценностей. Если она окажется не столь хороша, как привык считать Запад, то мигранты просто начнут сосать из принявших их стран соки, напирая на необходимость применения к ним этих самых либеральных добродетелей, в которых воспитаны коренные жители, а после и вовсе навяжут старушке Европе свои правила бытия, чем изничтожат ее изнутри.

Сегодня, по сути, мы ждем возвышения или падения европейского общества. И это — легендарный исторический момент.

Но карикатуры во французском журнале не имеют к нему ровно никакого отношения. Более того, беженцы в картинках вообще случайны. Они там условны, они там просто потому, что, выражаясь современным европейским языком, «находятся сегодня в тренде».

Карикатуры эти — то же самое, что появление на «Евровидении» Кончиты Вурст, то есть максимально острый медийный продакшн. И если женского платья и мужской бороды хватило, чтобы всколыхнуть простоватых зрителей музыкального конкурса, то для того, чтобы заставить вздрогнуть всех европейцев сразу, нужен был электрошок посильнее.

Сегодняшний мир не предполагает длительных вложений ни во что, начиная с производства продуктов питания и заканчивая созданием культурных ценностей.

Два быстрых урожая в год вместо дорогой и длительной селекции, публикации вызывающих постов в социальных сетях вместо саг и трилогий, острые эпиграммы вместо сборников стихов и карикатуры вместо художественных выставок. Это — сегодняшняя Европа.

И именно в такое вот общественное варево из социальных гарантий, с одной стороны, и либеральных свобод — с другой, вливаются сегодня мигранты с совершенно другими жизненными устоями. Кто кого «переварит»? Европеец трепещет от возмущения, видя карикатуры на деликатную тему. Мусульмане, посчитавшие пародийные рисунки оскорблением пророка Мухаммеда, пришли и убили.

Своими провокационными карикатурами журнал Charlie Hebdo не ставил задачи показать колоссальную разницу между христианами и мусульманами, он просто хотел высокой популярности. А сыграл в осознании сегодняшней действительности совсем другую роль.

Заголовок в газете: Карикатурная демократия
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26913 от 16 сентября 2015 Тэги: Дети Места: Франция

www.mk.ru

Стресс вокруг: как помочь испытывающему трудности коллеге

Стресс на рабочем месте — серьезная проблема как минимум для четверти всего трудоспособного населения в США. Особую обеспокоенность вызывает то, что среди белых воротничков этот процент выше почти вдвое. Если верить статистике, один из ваших коллег, сидящих напротив вас, вероятнее всего, испытывает сильный стресс. И в какой-то момент это обязательно коснется вас — прямо или косвенно. Что же делать?

Можно не обращать внимания на настроение своего коллеги, но это не лучшая стратегия поведения. Если вы не против помочь, вот несколько способов, которые позволят вам занять активную позицию в этом вопросе.

Для начала хочу предупредить: в прямом смысле слова стресс не заразен, но он способен распространяться. Это обусловлено устройством нашего мозга: он подхватывает эмоциональное состояние окружающих. Например, если вы сидите напротив беспокойного человека, вам, скорее всего, тоже будет некомфортно — так работает наша нервная система. Поэтому прежде, чем пытаться вникнуть в проблему коллеги, скажите себе, что это чужой, а не ваш стресс. Это позволит вам защитить себя.

Вы можете использовать три способа, чтобы помочь вашему коллеге, испытывающему стресс.

1. Выслушайте и проявите эмпатию

Иными словами, проявите самую обыкновенную доброту. Разговаривая с человеком, испытывающим сильный стресс, постарайтесь найти спокойный, располагающий к вам тон и сосредоточиться на слушании и подтверждении слов собеседника. Во-первых, просто покажите ему, что вы заметили его состояние: «В последнее время из-за твоей перегородки доносится много вздохов. Что случилось? Чем я могу помочь?» Для некоторых людей бывает достаточно того, чтобы кто-то открыл им глаза на их эмоциональное состояние — это помогает им собраться и прийти в себя. Если человек говорит, что он переполнен чувствами, обеспокоен или растерян, для начала просто повторите то, что вы от него услышали: «Теперь-то я понимаю, что случилось. Тебе сейчас действительно нелегко». Цель тут не в том, чтобы согласиться и назвать стресс оправданным, а в том, чтобы другой человек почувствовал, что его услышали и поняли. Без этого шага любые попытки снизить уровень стресса будут иметь оттенок снисхождения или даже осуждения.

2. Найдите причину проблемы

Теперь, когда вы поняли, где кроется источник стресса, побудьте «резонатором» или коучем и помогите своему коллеге прояснить все вызвавшие его причины. Разумеется, необходимая ему помощь напрямую зависит от конкретной ситуации, но здесь можно отметить три основных раздражающих фактора: слишком много работы, неуверенность в выборе правильного решения

для той или иной задачи или же межличностный конфликт. Обнаружив причину, вы сможете предложить практические способы решения проблемы.

3. Предложите стратегию минимизации влияния негативного фактора

Слишком много работы. Если ваш коллега перегружен заданиями, помогите ему определиться с приоритетами и прояснить, что в его списке дел должно стоять на первом и втором местах. Начните с фразы: «Хорошо, я вижу, что работы очень много. Но за что стоит взяться в первую очередь?» Затем помогите выбрать самое важное дело, задавая такие вопросы: «Когда срок сдачи? С каким заданием тебе кто-то может помочь? Чем логичнее заняться в первую очередь?» Возьмите блокнот и запишите для наглядности все пункты. Вполне возможно, что одного этого будет достаточно, чтобы коллега нашел выход из трудной ситуации.

Неуверенность в правильном решении задачи. Если человек не уверен в себе, обсудите с ним задачу и условия, при которых ее можно будет успешно решить. Поддержите его хорошие идеи и помогите продумать альтернативные способы для тех вариантов, где мысли коллеги не столь удачны. Спросите: «Кто бы мог обладать знаниями в этой области?» и «Какой из наших старых проектов был похож на этот?» И снова вашей целью будет создание списка из конкретных шагов.

Межличностный конфликт. Если источник стресса кроется в отношениях, ваш взгляд со стороны может оказаться весьма полезным. Вы можете расспросить коллегу о его переживаниях, а затем попробовать убедить, что его оппонент, возможно, вовсе не хотел обидеть его. Если источник стресса кроется в негативных поступках третьего лица, помогите коллеге увидеть ситуацию по-другому. Например, спросите: «А что, если ее небрежное отношение к тебе во время совещания было обусловлено всего лишь ее опозданием?» Вы даже можете предложить ролевую игру: «Давай я побуду Карлой. Как бы ты поделился со мной тем, что тебя беспокоит?»

Независимо от природы и источника стресса ваша стратегия должна состоять из трех пунктов: детально обсудить ситуацию, чтобы подойти к ней более конструктивно; разделить ее на части; а затем визуализировать план действий.

Иногда нейтрализовать источник стресса попросту невозможно. В таких случаях попытайтесь уменьшить его влияние. Здесь большую роль могут сыграть даже незначительные проявления добрых намерений с вашей стороны. Например, следите за тем, чтобы коллеге хватало сил. Если вы заметите, что он не ходит на обед, принесите ему что-нибудь — лучше всего что-то с протеином или фрукты, если все совсем плохо — угостите коллегу чем-нибудь сладким. Еще один действенный подход — обсудить список дел сотрудника во время прогулки за кофе (физическая активность, особенно на свежем воздухе часто помогает вывести человека из оцепенения). Еще один способ снять напряжение соседа — показать ему карикатуру или видеоролик (можно вдохновляющую беседу TED, а можно и 15-секундное видео с кошкой, решайте сами). Ничто из этого перечня не уменьшит уровень стресса, но в то же время повысит стрессоустойчивость вашего коллеги и поможет сделать ситуацию более управляемой.

Мой любимый комикс изображает команду из трех строителей, которые несут бревно, передвигаясь по стальной балке. В балке есть разрыв, слишком широкий для человеческого шага. На первой картинке первый рабочий болтает ногами над пропастью, крепко держась за бревно, лежащее у него на плече. Лишь благодаря помощи других членов команды он удачно переходит на другую сторону. На следующем рисунке болтаются ноги второго строителя, затем подходит очередь третьего. Бывают дни, когда вы крепко стоите на ногах, а ваш сосед находится в подвешенном состоянии. Но в следующий раз все будет наоборот. В нужный момент будьте опорой, столь необходимой вашим коллегам. Когда придет ваш черед, вам тоже обязательно помогут.

Об авторе. Лайан Дэви, вице-президент отдела решения проблем в Knightsbridge Human Capital, автор книги «Your Team to Grow Up, Get Along, and Get Stuff Done».

hbr-russia.ru

Группа поддержки людей, переживающих депрессию

Позвонить — 358 — 40 — 5689681

Бенджамин Колодзин. Посттравматический стресс.

По каким признакам можно распознать присутствие посттравматического стресса? Если мы говорим, что тот или иной человек «болен» посттравматическим стрессом, — что именно мы подразумеваем? Прежде всего то, что этот человек пережил травмирующее событие, т.е. испытал нечто ужасное, что не часто случается с людьми. По определению психиатров, травмирующим называют событие, выходящее за пределы нормального человеческого опыта.

* Говоря о посттравматическом стрессе, мы имеем в виду, что человек пережил одно или несколько травмирующих событий, которые глубоко затронули его психику. Эти события так резко отличаются от всего предыдущего опыта или причиняли настолько сильные страдания, что человек ответил на них бурной отрицательной реакцией. Нормальная психика в такой ситуации естественно стремится смягчить дискомфорт: человек, переживший подобную реакцию, коренным образом меняет свое отношение к окружающему миру, чтобы жить стало хоть немного легче.
Чтобы убедиться, насколько это естественно и насколько важно для душевного комфорта, обратимся еще раз к психиатрическому определению: врачи считают, что событие, которое обладает всеми признаками травмирующего, окажет свое действие практически на любого человека. А это значит, что потеря душевного равновесия, бурные психические проявления в этом случае совершенно нормальны.
Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно пройдут в течение нескольких часов, дней или недель. Если же травма была сильной или травмирующие события повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы.

* Подобно тому, как мы приобретаем иммунитет к определенной болезни, наша психика вырабатывает особый механизм для защиты от болезненных переживаний. Например, человек, переживший трагическую потерю близких, в дальнейшем подсознательно избегает устанавливать с кем-либо тесный эмоциональный контакт. Если человеку кажется, что в критической ситуации он повел себя безответственно, ему впоследствии будет трудно брать на себя ответственность за кого-то или за что-то.
«Боевые рефлексы» не казались чем-то необычным, пока человек находился в районе военных действий. Но возвращаясь домой, попадал в такую среду, где подобные рефлексы производили, по меньшей мере, странное впечатление. Тысячу раз, прямо и косвенно, множеством различных способов человеку указывали, что пора прекратить вести себя как на войне. Но никто так и не объяснил ветерану, каким образом это сделать.

* Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, его тело и психика находят способ как-то примениться к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса. Его симптомы — которые в комплексе выглядят как психическое отклонение — на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом. При ПТС наблюдаются следующие клинические симптомы.
1. Немотивированная бдительность. Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность.
2. «Взрывная» реакция. При малейшей неожиданности человек делает стремительные движения (бросается на землю при звуке низко пролетающего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую позу, когда кто-то приближается к нему из-за спины).
3. Притупленность эмоций. Бывает, что человек полностью или частично утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность. Многие пациенты жалуются, что со времени поразивших их тяжелых событий им стало намного труднее испытывать эти чувства.
4. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.
5. Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в силах сосредоточиться.
6. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.
7. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления — например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).
8. Приступы ярости. Не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости, по силе подобные извержению вулкана. Многие пациенты сообщают, что такие приступы чаще возникают под действием наркотических веществ, особенно алкоголя. Однако бывают и в отсутствие алкоголя или наркотиков, так что было бы неверно считать опьянение главной причиной этих явлений.
9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами. В попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие пациенты употребляют марихуану, алкоголь и (в меньшей степени) другие наркотические вещества.
10. Непрошеные воспоминания. Пожалуй, это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии ПТС. В памяти пациента внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.
Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся «в то время», т.е. во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Главное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что посттравматические «непрошеные воспоминания» сопровождаются сильными чувствами тревоги и страха.
Непрошеные воспоминания, приходящие во сне, называют ночными кошмарами.
11. Галлюцинаторные переживания. Это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при галлюцинаторном переживании память о случившемся выступает настолько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся менее реальными, чем воспоминания. В этом «галлюцинаторном», отрешенном состоянии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое травмирующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в тот момент, когда ему пришлось спасать свою жизнь.
Галлюцинаторные переживания свойственны не всем пациентам: это всего лишь разновидность непрошеных воспоминаний, для которых характерна особая яркость и болезненность. Они чаще возникают под влиянием наркотических веществ, в частности алкоголя, однако галлюцинаторные переживания могут появиться у человека и в трезвом состоянии, а также у того, кто никогда не употребляет наркотических веществ.
12. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть это. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также непроходящим чувством физической или душевной боли.
13. Мысли о самоубийстве. Пациент постоянно думает о самоубийстве или планирует какие-либо действия, которые в конечном итоге должны привести его к смерти. Когда жизнь представляется более пугающей и болезненной, чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заманчивой. Когда человек доходит до той грани отчаяния, где не видно никаких способов поправить свое положение, он начинает размышлять о самоубийстве.
14. «Вина выжившего». Чувство вины из-за того, что выжил в тяжелых испытаниях, стоивших жизни другим, нередко присуще тем, кто страдает от «эмоциональной глухоты» (неспособности пережить радость, любовь, сострадание и т.д.) со времени травмирующих событий. Многие жертвы ПТС готовы на что угодно, лишь бы избежать напоминания о трагедии, о гибели товарищей. Сильное чувство вины иногда провоцирует приступы самоуничижительного поведения.

* На пути к истинному, а не иллюзорному исцелению, не столь важно вести себя «как все», но зато очень важно быть предельно честным с самим собой, оценивая то, что происходит в жизни в настоящий момент. Если сегодня на обстоятельства жизни большое влияние оказывают волнующие воспоминания, поведение, образ мыслей и чувств, пришедшие в наследство из прошлого, очень важно честно признать их существование, даже если кому-то это покажется «ненормальным». Постепенно узнавая, каким образом «травмирующие события» повлияли на вашу жизнь, вы одновременно придете к пониманию того, что исцеление — процесс глубоко личностный и охватывает почти все сферы вашей жизни, а значит не может сводиться к одной лишь «социальной адаптации».
«Социально-адаптационный» подход к проблемам людей, побывавших за гранью нормального человеческого опыта, удерживает в рамках тех стандартов ценностей, которые присущи обычной, далекой от опасности жизни. Правильные действия требуют нарушения искусственных границ, которые мы сами поставили: болезненные явления, порожденные экстремальной ситуацией, следует лечить нестандартными методами, выйдя за пределы искусственной схемы «социальной адаптации».

* Опасно судить о других, опираясь только на свой опыт. То, что с одной точки зрения кажется неразумным страхом, с другой представляется обоснованной осторожностью. Вместо того, чтобы стараться «быть как все», вы сначала вспомните, что когда-то повышенная бдительность имела для вас жизненно важное значение, и теперь всякая стрессовая ситуация подталкивает вас именно к такому способу поведения.
Напоминая себе, что такая реакция для вас совершенно естественна, вы как бы даете себе разрешение всякий раз сознательно отмечать ее появление: «опять у меня это нехорошее ощущение…)». И только вы научитесь вовремя распознавать стрессовую реакцию, вам останется только задать себе вопрос, оправдан ли страх в данной ситуации?
При таком подходе вы не стараетесь быть похожим на кого-то другого. Вы остаетесь самим собой, со всеми знаниями и навыками, которых у вас не отнять. Вы учитесь контролировать свои автоматические реакции, чтобы они работали на вас. Вы сможете различать реакцию на стресс: ситуацию, когда вам ничто не угрожает и требуется только расслабиться и отдохнуть, и реальную опасность, когда повышенная бдительность вполне оправдана и необходима. Развивайте в себе это умение, и вам станет легче жить и оставаться таким, как есть. Всего того, чему вы научились в экстремальной ситуации и что вам может еще когда-нибудь пригодиться, забывать не нужно: для истинного выздоровления вовсе не требуется перечеркивать часть своей жизни ради соответствия чьим-то меркам.
Научившись распознавать последствия пережитых экстремальных обстоятельств, люди понимают, что они вполне нормальны, что болезненные явления — естественный результат тяжелых событий в прошлом. Такое понимание приводит к внутреннему принятию того, что произошло в жизни, и к примирению с самим собой.

* Нездоровые привычки (например, злоупотребление алкоголем) человек приобретает, когда стремится скрыть что-то другое, сильно беспокоящее его. Я называю это «рефлексом подавления», его часто можно наблюдать в поведении людей, переживших травму. Рефлекс подавления загоняет неприятные чувства вглубь — туда, где их эмоциональное воздействие ощущается с меньшей интенсивностью. Это, как правило, сопровождается постоянным напряжением мышц тела. И по мере того, как человек привыкает подавлять в себе отрицательные чувства (гнев, ненависть, ревность, ярость, подозрительность), он одновременно теряет способность испытывать положительные эмоции (любовь, доброту, дружелюбие, доверие). А ведь именно положительные чувства — к себе, к окружающим, к жизни — дают человеку желание и силы изменить что-то в себе и в обстоятельствах своей жизни.

* Истинное исцеление приходит тогда, когда мы отдаем должное всему, что узнали на своем жизненном пути и пользуемся этими знаниями. Поэтому, я предлагаю отказаться от идеи «адаптации» и отправиться на поиски того, что привело бы вас к более гармоничной жизни, достойной самоуважения.

* Когда мы были маленькими детьми, страх составлял неотъемлемую часть нашей жизни: он появлялся всякий раз при встрече с неизвестным или когда мы испытывали дискомфорт и не знали способа вновь вернуть состояние комфорта и защищенности. Жизнь учила многих из нас, что свой страх нельзя не только показывать окружающим, но даже признаваться в нем самому себе.

* Мы, взрослея, учились лгать и притворяться перед самими собой, чтобы замаскировать чувство страха. Мы делали вид, что переживаем не страх, а что-то другое: «Страшно? Мне? Да нисколько!». Мужчине бояться не пристало; боятся одни трусы — твердили нам не раз.
Когда мужчине страшно, он вынужден каким-то образом видоизменять этот страх, чтобы спрятать его — причем, не только от других, но от себя самого, поскольку показать свой страх означало уронить себя в мнении окружающих. Таким образом, у огромного большинства выработался поведенческий механизм отрицания собственных глубинных страхов. Впрочем, конкретные причины, вызывающие страх, для разных людей совершенно различны. Попросту говоря, когда мы всерьез чего-либо боимся, мы не желаем признаваться в этом даже самим себе. Мы отказываемся называть это чувство страхом и вынуждены подыскивать для него какое-нибудь другое благовидное название. Но все это чистейший самообман, поскольку испытывать страх присуще каждому человеку без исключения.
Говоря о травмирующих событиях, мы обычно имеем в виду события, которые не просто выходят за рамки обыденного опыта, но также рождают сильный страх и душевную боль. Угроза была настолько сильной, что у пережившего ее человека могло быть вовсе утрачено ощущение безопасности, способность чувствовать себя комфортно в этом мире.
Если вы все еще находитесь под властью травмирующего события, случившегося в вашей жизни, то на пути к исцелению вам придется прежде всего без самообмана разобраться во всем, что так сильно напугало вас, что непосредственно угрожало вашей безопасности. Только после этого вы сможете внести конструктивные изменения в свою жизнь, чтобы она стала более плодотворной и осмысленной.

* Существует особая связь между страхом и гневом. Гнев — это реакция на страх. В тех сферах вашей жизни, где часто присутствует гнев, вначале произошло нечто угрожающее, сильно испугавшее вас. Гнев — один из способов ответить на опасность. Это вовсе не означает, что ваш гнев напускной, фальшивый, ненастоящий. Все мы отлично знаем, что чувство гнева вполне реально, и к тому же обладает мощной силой. Внимательно анализируя ситуации, когда мы были особенно рассержены, мы обнаруживаем, что перед тем, как мы пришли к состоянию гнева, с нами случилось что-то воспринятое нами как опасность. Это относится ко всем видам гнева, от легкого раздражения до убийственной ярости. А значит, когда мы учимся распознавать свой внутренний страх, то области, в которых проявляется гнев, дают нам ценную подсказку.
Конечно, чувствовать искренний гнев в минуту реальной угрозы естественно и совершенно нормально. Но, как я уже объяснил, иногда мы чувствуем себя под угрозой из-за необоснованных страхов, и при этом мнимая опасность может разъярить нас ничуть не меньше, чем реальная.

* Когда вас охватывает гнев, причина этому есть всегда, но она может быть скрыта. Если в течение нескольких лет вы развивали в себе тот рефлекс (В кровь поступает гормон адреналин, связанный с чувством страха, и норадреналин, связанный с чувством гнева, которые дают человеку силы сражаться или убежать; солдат рефлекторным приливом сил в момент опасности учат, «накачиваять» в себе злобу и агрессивность до тех пор, пока страх не будет преодолен и можно будет продолжать бой; это старый, испытанный метод подготовки бойцов, и он весьма эффективен), у вас в крови, по всей вероятности, повышен уровень норадреналина (гормона, связанного с чувством гнева) и из-за этого вам свойственно порой проявлять беспричинную агрессивность.
Я уделил так много внимания чувству страха, поскольку распознавание этого чувства поможет вам обуздать гнев, повышенную тревожность и преодолеть привычную скованность мышц. Честно признаться в своем страхе — первый шаг. После того, как мы уясним насколько дестабилизирует воздействие страха нашу психику, можно будет подойти к тому, как вернуться в более устойчивое, уравновешенное состояние.

* Воспитание чувства равновесия не означает, что вы должны раз и навсегда найти для себя какое-то равновесное, гармоничное состояние и пребывать в нем всю жизнь. Нормальному человеку это не под силу. Вы должны убедиться в том, что всякий раз, «сорвавшись», можете снова «встать на ноги», и восстановить утраченное равновесие.

* Многие пациенты, у которых сохраняется высокий уровень напряжения в определенных мышечных группах, сами не осознают того, что эти мышцы постоянно напряжены. Дело в том, что мышечные группы находились в состоянии напряжения длительное время, настолько долго, что пациент забыл, как они ощущаются, когда расслаблены.
В этом случае ощущение, соответствующее напряжению мышц, воспринимается человеком, как «нормальное». Были случаи, когда пациенты, которых научили расслаблять мышцы с помощью аппаратуры, в первый момент испытывали дискомфорт, для них было непривычным отсутствие напряжения в этих мышцах.

* Умение расслабляться особенно ценно для тех, кто часто испытывает напряжение и тревогу. Умение расслабляться принесет максимальную пользу в те моменты вашей жизни, которые отмечены наибольшим стрессовым напряжением. Когда вы сталкиваетесь с явлениями и событиями, легко выводящими вас из равновесия, вам очень важно знать, как в такой ситуации сохранить спокойствие и способность управлять своим вниманием. В обычной, повседневной жизни умение сохранять внутреннее равновесие поможет вам обрести покой и легче переносить стрессовые события. В экстремальных условиях это умение может спасти вам жизнь.

* Изменения в организме под воздействием сильного стресса (особенно, если стресс присутствует в течение длительного времени) ограничивают действенность защитных сил. Нам еще не совсем понятно, отчего это происходит, но есть достаточно оснований считать, что высокий уровень стресса и слабость иммунной системы взаимосвязаны.
Под воздействием сильного и длительного стресса человек становится уязвим для целого ряда заболеваний: вирусных, онкологических, аутоиммунных (когда «солдаты» иммунной системы начинают сражаться друг с другом), а также, для различных видов аллергии. Именно по этой причине я не устаю подчеркивать важность душевного равновесия для поддержания здоровья.

Как справиться с тяжелыми воспоминаниями.
По опыту своей психотерапевтической работы я убедился, что именно эти симптомы (ночные кошмары, вспышки гнева, непрошеные воспоминания и чувство отчаяния) представляют собой самую серьезную проблему для большинства пациентов. Общая черта, которая связывает все эти психические явления — присутствие у пациента мучительного чувства, что он ничего не может с собой поделать, что его собственные переживания и поступки совершенно неподвластны ему. Чтобы обрести твердую почву под ногами и контроль над собой, вам предстоит выяснить, что за война идет у вас внутри и каким способом можно положить ей конец.

* Сны о войне.
Такие сны — это и хроника известных вам событий, и напоминание, что вы один можете начать «мирные переговоры». Попробуйте разгадать скрытый смысл ваших сновидений и воспользоваться найденными разгадками, как вехами на пути к исцелению. Эта задача нелегка, потому что в процессе своего исследования вам придется вызвать к жизни самые тяжелые и болезненные воспоминания. Надо последовательно сделать следующее.
1. Вывести на поверхность, осознать в бодрствующем состоянии сюжет своего сна.
2. Спросить себя, что требуется для восстановления мира, прекращения той внутренней войны, к которой сновидение пытается привлечь ваше внимание.
3. Найти способ применить полученный ответ в своей сегодняшней жизни. В терапевтической практике эти три шага — постепенный процесс, который может продолжаться несколько месяцев или даже лет. Работа вам предстоит трудная: ускоренных и безболезненных методов в этой сфере нет.
Анализ собственных сновидений труден, в первую очередь потому, что в них отражены события особого рода. Если эти события произошли в зоне боевых действий, у вас, скорее всего, не было возможности пройти через все стадии эмоциональной реакции, естественной для каждого человека при столкновении с чем-то, что выше его сил: отрицание (этого не может быть, я не верю, что это произошло), гнев (я вне себя от ярости, это не должно было произойти), скорбь (мне очень больно, что это произошло). Вероятно, вам предстоит еще не раз сполна пережить все эти чувства, пока наконец вы придете в более уравновешенное состояние, которое можно назвать «принятием»: «Что ж, придется смириться с тем, что произошло, и заняться другими важными делами».
Если сновидения воссоздают травмировавшие вас когда-то события, вам, видимо, потребуется проложить свой путь сквозь отрицание, гнев и скорбь, прежде чем дойдете до спокойного принятия случившегося раньше. Такое «прокладывание пути» на какой-то период сделает вас уязвимым для чувства вины, стыда, гнева и отчаяния. Именно по этой причине многие пациенты, для которых такое самоисследование уже позади, предупреждают начинающих, что «сначала будет хуже и только потом лучше». Другими словами, прежде, чем вы вновь обретете что-то лучшее в вашей жизни, вам придется некоторое время примиряться с самым худшим. Легче проводить такую работу в тихом, спокойном месте, среди заботливых и понимающих вас людей и под руководством знающего человека.

* Вспоминая сновидение и связанные с ним тяжелые впечатления, вам вновь придется пережить чувства вины, гнева, ужаса — все эмоции, которыми сопровождалось само событие. Не исключено, что тогда, во время травмирующего события, все чувства как бы притупились. В этом случае возможна острая эмоциональная реакция на воспоминание. Это, пожалуй, главная причина заставляющая людей избегать анализа сновидений.

* Вспышки ярости.
Между яростью и равновесием — дистанция огромного размера. Как вы убедились в игре «толкни меня», в гневе человек не рассчитывает свои силы и легко выводится из равновесия. Впрочем, в момент ярости о сохранении равновесия человек не заботится, поскольку не склонен рассуждать разумно. Внутреннее давление достигает критической массы и требует немедленного выхода. Возможно ли применить стратегию воспитания равновесия непосредственно во время вспышки гнева?
Существуют методы длительного и глубокого самоизучения, приводящего к истокам, изначальным причинам вашего гнева. Чтобы в дальнейшем такие приступы ярости возникали как можно реже, постарайтесь проследить, что происходит внутри и вокруг вас в момент, когда начинает накапливаться раздражение. Причиной вашего гнева может быть окружающая обстановка, прежние боевые рефлексы или сочетание различных факторов. Исследование тех сторон своей жизни, где гнев проявляется чаще всего, поможет вам лучше понять его механизм. Не думайте, будто бы приступы ярости «приходят из ниоткуда». На самом деле они являются одним из усвоенных вами способов снизить внутреннее напряжение. По мере самоизучения вы поймете, что существуют и другие, более эффективные методы преодоления стресса.

* Теперь мы попытаемся получше узнать, какую историю вы постоянно рассказываете самому себе, выясняя, что вы за человек. Мы научимся заполнять пробелы к этой истории т.е. обращать внимание на те черты своей личности, которые, как правило, не опознаем. Вы отправитесь на поиски информации, которая поможет вам жить по-своему, опираясь на свой собственный, уникальный жизненный опыт. Вам предстоит осилить пути, ведущие к миру и принятию его. Этот поиск принесет вам реальные, ощутимые результаты, только если будет направлен внутрь: именно там, внутри нашей личности заложены ответы на все вопросы.

* Те ее стороны, которые находятся в центре вашего внимания, вполне реальны и важны, но кроме них существует и многое другое. Наша цель — тщательно изучить ваш жизненный опыт, все события, которые встретились на вашем пути, чтобы определить, какие именно обстоятельства сформировали вас, определили вашу индивидуальность. Возможно, вы обнаружите такие части своей личности, с которыми давно утратили контакт. Некоторые вызовут у вас болезненное ощущение: вы вспомните, что здесь утратили равновесие, и жизнь сбила вас с ног. Другие, напротив, принесут удовлетворение: здесь вы ощутили твердую почву под ногами.
С самого начала следует усвоить главное правило: вы делаете это только для себя и ни для кого другого. Вы достигнете тем большего успеха, чем искреннее будете с самим собой, а полная искренность возможна скорее наедине, чем при свидетелях.

* Ясную информацию о своих глубинных потребностях нельзя получить от другого человека. Никто не расскажет вам, каким следует быть — такое знание может прийти только из глубины вашей психики. Это означает, что информация, поступающая изнутри, — правдивая; вы можете полностью довериться ей, и она, как стрелка компаса укажет вам дорогу к исцелению.

* Огромное влияние на образ жизни большинства людей оказывает родительский дом — мать, отец и другие взрослые, окружавшие нас в самом начале нашего существования. В детстве мы стремимся завоевать одобрение родителей тем, что ведем себя и думаем так, как они того хотят; или же напротив, отвергаем их ценности и изо всех сил стараемся не быть такими, как они хотят. И в том, и в другом случае верно одно: образ жизни родителей, их взаимоотношения с окружающим миром оказали на нас сильное воздействие; при этом наибольшая часть усвоенного нами влияния перешла в подсознание.
Эта подсознательная программа, заложенная в нас семьей, действует в течение всей нашей жизни. «Наследие предков» формирует наши жизненные цели и принимаемые нами решения, а также определяет нашу способность испытывать душевный покой. Оно оказывает мощное и скрытое влияние на наши подсознательные убеждения (то, во что мы верим, сами того не осознавая) и представляет собой обширную область изучения для всякого, кто хочет достичь внутреннего равновесия.
Если, к примеру, в семье ваших родителей выражать свои чувства было не принято и считалось признаком слабости, то вы с раннего детства научились подавлять свои эмоциональные проявления. Вполне вероятно, что вы унаследовали от родителей убеждение, будто бы чувства страха, боли, вины или гнева показывают вашу слабость и вообще неполноценность и это заставляет вас быть скрытным.

* Уважение к человеку, идеалу или чему угодно еще возникает, когда оно связано с чем-то для нас важным, ценным и любимым. Чувство уважения очень трудно сохранить в обстановке, где тотальное неуважение стало скорее правилом, чем исключением, и чем дольше находишься в такой обстановке, тем труднее дается уважение.
Неуважение — тончайший психологический инструмент, позволяющий всякого, чьи потребности нам удобнее игнорировать, лишать права считаться человеком. По мере практики и при отсутствии альтернатив, эта психологическая установка легко закрепляется в привычку.
Когда мы уважаем кого-то, от нас исходят сигналы о том, что мы высоко ценим само его существование. Этот человек (или группа, или нация), видя наше доброе отношение, постепенно понимает уважительность наших намерений. Напротив, выказывая кому-то неуважение. мы посылаем сигналы, что человек (группа, нация) не такой, как надо, и мы вправе осуждать или перевоспитывать его. Такие заявления ставят под угрозу свободу людей (группы, нации), оставаться такими, какие они есть. Поэтому нас начинают бояться.
Страх, порожденный неуважением, приводит в свою очередь к ответным неуважительным действиям и к порождению взаимного страха. Эта хорошо всем известная цепная реакция ведет к конфронтации и войнам — как на уровне личных, семейных отношений, так и на уровне отношений между сообществами людей и целыми нациями.

* Чем меньше в нашей жизни того, что мы уважаем и ценим, тем труднее найти такое место, где можно по-настоящему раскрыться, ощутить мир и покой. Наша внутренняя война, а значит и наш внутренний мир, обусловлены умением уважать. Когда трудно найти хотя бы что-то достойное уважения, то в равной мере трудно и найти душевный покой.

lifeyes.info