Клаустрофобия москва клуб

Escape Room

На день рождения Тайлер получает в подарок от своей девушки Кристен сертификат самого модного развлечения сезона — квеста «Клаустрофобия». Вместе с двумя другими парами они должны в течение часа разгадать несколько загадок, чтобы выбраться из закрытого помещения. С каждым шагом загадки становятся все сложнее, а опасность все реальнее. Друзья начинают подозревать, что они здесь не случайно, каждый из них — ключ, и если не сложить паззл, квест начинает играть против тебя.

Возрастное ограничение: 18+

Сюжет фильма Клаустрофобия

Фильм «Клаустрофобия» снял дебютант Уилл Верник. В его картине сыграли в основном телевизионные и начинающие актёры, среди которых Ивэн Уильямс («Серые сады», сериал «Версаль»), Аннабелл Стивенсон (сериал «Реванш»), Элизабет Хауэр (сериалы «Форс-мажоры», «Луи»), Дэн Дж. Джонсон (сериалы «Чикаго в огне», «Их перепутали в роддоме»), Билли Флинн (сериал «Дни нашей жизни») и другие.

По сюжету фильма «Клаустрофобия» шестеро друзей решают проверить свои силы и сообразительность в одной популярной игре. Однако вскоре она оборачивается для них настоящим ужасом.

Интересные факты о фильме Клаустрофобия

— В 2017 году, помимо фильма Уилла Верника, также выходит фильм Питера Дьюкса с таким же названием и похожим сюжетом

— Актёр Билли Флинн играет персонажа по имени Виктор. В сериале «Дни нашей жизни» он играл персонажа, который был врагом героя по имени Виктор (сыграл его Джон Энистон, отец Дженнифер Энистон)

— «Клаустрофобия» — полнометражный дебют режиссёра Уилла Верника

msk.kinoafisha.info

Выйди вон: Как Москва полюбила и разлюбила квесты

11 июня 2015 в 16:18

Квесты в Москве открываются едва ли не каждый день. Уставшие после работы клерки грабят банки, исследуют лаборатории, пытаются выжить после ядерного взрыва и даже спасти Путина, отдавая за попытку выйти из комнаты больше 3 тысяч рублей. Быстрый и, казалось бы, простой бизнес привлёк такое количество предпринимателей, что за год существования российский рынок квестов от расцвета успел прийти к упадку. The Village исследовал это явление и выяснил, во что москвичи будут играть дальше.

Первые комнаты

Первый квест «Клаустрофобия» запустился в Москве в декабре 2013 года. Сооснователи компании Stupid Casual Богдан Кравцов, Сергей Кузнецов и Тимур Кадыров, которые до этого занимались выпуском настольных игр «Имаджинариум», решили сделать escape room — такой же, какой Богдан видел в Будапеште. Игроков на час запирают в комнате, и они должны выбраться оттуда, решив разные задачки. Ускорения новому бизнес-проекту придал пост в блоге Артемия Лебедева, бывшего начальника Кравцова. Дизайнер похвалил начинание в нецензурных выражениях и рассказал о том, как сам прошёл квест. После этого от желающих попробовать развлечение не было отбоя. Некоторые игроки просили продать им франшизу, едва выйдя из комнаты.

«К концу прошлого года франшиза у „Клаустрофобии“ стоила до 12 миллионов рублей, — говорит Илья Пухов из „Гильдии квестов“. — В основном деньги брали за то, чтобы поместить новую локацию на сайт компании». По его оценке, сейчас на сайт заходит порядка 70 тысяч посетителей в сутки — такой трафик сравним с посещаемостью небольшого новостного сайта.

Вскоре после «Клаустрофобии» в Москве запустился другой квест, «Лаборатория 33». Светлана Буслаева, Антон Кадочкин и Евгений Зыков задумали его ещё осенью 2012-го, но очень тщательно подошли к строительству и в итоге стали вторыми. Свою лабораторию они создавали по мотивам компьютерных квестов, стараясь сделать так, чтобы у игры был сюжет, а участники не просто решали головоломки и открывали замки. «У нас авторские загадки, уходим от использования ультрафиолетовых ламп, открывания сейфов», — говорит Буслаева.

У её компании быстро появились подражатели. «Весной 2014 года мы заинтересовались квестами и прошли всё, что тогда было, — рассказывает сооснователь „Клуба квестов“ Артём Инджикян. — Большинство авторов шли по пути наименьшего сопротивления: расставляли никак не связанные между собой головоломки, прятали ключи, заставляли перемножать на бумажке какие-то числа. В лучшую сторону отличалась только „Лаборатория 33“ — когда мы сходили к ним, мы поняли, как надо делать квесты, и решили открыть свой».

Быстрые деньги

На запуск первого квеста «Лаборатория 33» потратила около 700 тысяч рублей. Недавно заработал второй, «Кома» (по сюжету экстрасенс впал в кому и его сознание преследует тёмная сущность). Он обошёлся в миллион рублей, многие арт-объекты, задействованные в квесте, делал муж Буслаевой и арт-директор компании Антон Кадочкин — это позволило сэкономить.

В среднем строительство квеста, рассчитанного на четырёх игроков, в комнате в 30 квадратных метров в Москве стоит 2 миллиона рублей. «Если вы хорошо строите», — уточняет Пухов из «Гильдии квестов». По его словам, ошибиться со сметой на 20 % могут даже профессиональные художники-декораторы. Неопытные предприниматели иногда тратят на строительство по 5–8 миллионов рублей.

В случае удачного стечения обстоятельств вернуть потраченные деньги можно примерно за полгода. Экономика успешного квеста проста: при загрузке по десять игр в день и среднем чеке в 3,5 тысячи рублей с группы за месяц можно заработать около миллиона рублей. На поддержание работы квеста уходит около 400 тысяч (аренда, зарплата оператора и уборщиков, реклама). Предприниматели, как правило, запускают в одном месте несколько комнат: одна позволяет покрывать текущие расходы, остальные приносят прибыль.

Квестомания

Сравнительно недорогой входной билет на рынок и быстрый возврат инвестиций сделали квесты очень популярным способом заработка. За год в Москве появилось порядка 300 комнат.

«Минимальный оборот, который позволяет квесту существовать, — 100 тысяч рублей, — говорит сооснователь компании CityQuest Александр Гончаренко. — Запас прочности у бизнеса большой». До того как запустить свой квест, он занимался консалтингом и девелопментом загородной недвижимости. Среди его партнёров есть инвестбанкир, разработчик онлайн-игр и совладелец крупной видеостудии. Вместе они когда-то играли в КВН, участвовали в ночных городских квестах.

«Первые две идеи, которые приходят в голову создателям квестов, — побег из тюрьмы и ограбление банка», — говорит Александр Гончаренко. CityQuest тоже решил начать с банка, но, пока шла стройка, в Москве открылось пять подобных квестов. Сейчас у компании семь комнат в Москве, имитирующих старый театр, музей, лабораторию, тонущий корабль. Есть также квест «Диверсант» с участием профессионального актёра. Недавно открыли склеп. «Мы не любители ужастиков, но наша аудитория любит хорроры», — говорит сооснователь компании.

На строительство каждой комнаты уходит около 1,5 месяца. По сути, квест — это умный дом с множеством датчиков и контроллеров. Все задания выводятся на пульт оператора, который следит за открытием замков. «С точки зрения оформления это декорации для кино, они выглядят очень натурально и при этом ещё антивандальные», — говорит Александр Гончаренко.

Весной в Москве появились подрядные компании, которые предлагают построить квест под ключ. Со строительством могут помочь компании, которые продают и франшизы на квесты. К примеру, «Выход» запустил комнаты уже в 27 городах — от Петербурга до Находки. В Москве работают его квесты по «Игре престолов» (чтобы избежать проблем с правообладателями, их называют «7 королевств» или «Железный трон»).

Сама компания начинала в Новосибирске. Её основатели занимались организацией мероприятий, но год назад увидели интерес москвичей к открыванию замков и решили запустить такое же развлечение на своей студенческой родине.

«Первый квест был собран не столько за счёт вложения денег, столько с помощью использования артефактов от друзей, — рассказывает сооснователь компании Роман Купецкий. — Мы исследовали блошиные рынки, бункеры». По сценарию выжившие после ядерного взрыва участники должны доказать системе, что они люди, решив семь задач на историю и логику.

Первые пару месяцев предпринимателям приходилось рассказывать новосибирцам о том, что это за развлечение, а потом к ним стали поступать просьбы продать франшизу. Сейчас в Новосибирске работает полсотни квестов — почти столько же, сколько в Петербурге. Это как партнёры «Выхода», так и самостоятельные игроки. Стоимость франшизы у компании Купецкого зависит от региона: 350 тысяч для небольшого города и от миллиона в Москве. Рекорд окупаемости квеста — три месяца, рентабельность — 40 %, стоимость запуска — от 300 тысяч рублей.

Правила игры

Комнаты «Выхода», построенные по мотивам саги Джорджа Мартина, находятся на Зубовском бульваре. В гардеробе на крючках висят холщовые рясы. Их надевают игроки, по легенде, они — простолюдины, которые должны спасти мир: найти семь медальонов и получить оружие от драконов. Во время игры в комнате звучит музыка, но сейчас тихо, слова гулко разносятся по импровизированному замку.

Внутри каждой комнаты установлен компьютер, к примеру, в «Семи королевствах» он спрятан внутри деревянного алтаря. И когда игроки отгадывают загадку или вводят правильные символы, он даёт команду. Допустим, открывается дверь: компьютер отключает магнит, который её держит. Или меч перерубает железные цепи. Налаживать работу механизмов предпринимателям помогают специалисты по электронике из Москвы и Брюсселя. У них также есть знакомый физик, который «ездит после работы к нам и что-то тут шаманит». По словам основателей, механизмы обычно срабатывают. Правда, некоторые чуть хуже. Но уверяют, что «совсем провальной истории не было».

Из соседней комнаты за игроками наблюдает администратор. На его мониторы выводится видео со звуком. Здесь же есть микрофон, через который он может общаться с участниками квеста. Сотрудник вмешивается в ход игры, если игроки пытаются что-то сломать. Тогда его голос раздаётся в динамиках, встроенных под потолком комнаты. Для большего эффекта тембр администратора меняется на раскатистый бас с помощью специального устройства. Поломки бывают часто: что-то чинить приходится каждый день. Для большей антивандальности деревянные меха для раздувания огня пришлось заменить на железные.

По словам владельцев квеста, поломки совершают в основном девушки. Бывают и казусы. Например, после прохождения одной из загадок голова дракона начинает дымиться. Однажды бдительные игроки полили её водой из фонтана, который расположен рядом. Управляющий московским квестом Роланд Горис показывает увесистый ключ. «Это кованый ключ XIX века, казалось бы, его невозможно погнуть, но ребята выгнули рукоятку спиралью, как штопор», — сетует он. Администраторы заранее предупреждают, что потолок в квесте не игровой и смысла искать что-то выше вытянутой руки нет, но иногда кто-то да заберётся на шкаф. «Думают, что с него что-то можно будет увидеть, или просто ради смеха», — рассказывает совладелец компании Илья Съедин.

www.the-village.ru

Квест «Клаустрофобия» — мощная игра для тех, кто не боится

В Москве появился необычный аттракцион, который станет хорошей альтернативой приятного и полезного досуга для тех, кто порядком устал от картинных галерей, распродаж и еженедельных суматошных событий, которыми столица наполнена до отказа.

Пейнтбол — игра серьезная и максимально приближенная к реальным боевым действиям, поэтому пользуется огромной популярностью у подростков. В столичном пейнтбольном клубе сорочаны часто проводятся юношеские соревнования на двух-и трехуровневых полях с использованием игровой пиротехники.

Итак, что же такое квест «Клаустрофобия», который придумали московские ребята, насмотревшись в детстве, как они сами признаются, популярного телешоу «Форт Бойяр»?

Игра представляет собой полное погружение в придуманную реальность: всё выглядит абсолютно также, как как в компьютерных играх, но только действие происходит в настоящей комнате с осязаемыми предметами. Задача игрока состоит в том, чтобы выбраться из помещения, в котором его заперли. Для этого необходимо привлечь логику и здравомыслие, так как участник будет разгадывать головоломки, заниматься исследованием тайников, получать подсказки, которые нужно будет правильно применить, и добыть ключ, который откроет дверь навстречу свободе.

На прохождение квеста даётся всего один час. По его окончании, даже в том случае, если вы не справились с задачей, двери распахнутся, и вы сможете выбраться из комнаты с неудовлетворённым чувством тщеславия и азарта. Впрочем, пройти квест ещё раз никто не запрещает.

К слову, приключение делится между двумя или четырьмя участниками, так как некоторые задачи требуют совместных действий. Для того, чтобы одержать верх над замкнутым пространством вовсе не обязательно иметь силу Колоса или мудрость Соломона, но логическое мышление и внимательность к мелочам — это то, что вам непременно пригодится.

К слову, в игре могут участвовать даже те, кто страдает настоящей клаустрофобией: помещения просторны и хорошо освещены, а в комнатах установлены камеры с микрофонами, и операторы в любую минуту готовы оказать помощь, если таковая потребуется.

kudago.com

Клаустрофобия москва клуб

За последние пару лет рынок квестов захватил всю Россию — сейчас только в столице работает от нескольких сотен до тысячи подобных заведений. «360» решил узнать у представителей индустрии, во сколько обойдется создание реалити-квеста с нуля и как быстро можно выйти в плюс.

Квесты в реальности — это командная игра, цель которой — за определенное время выбраться из помещения, выполняя задания на сообразительность. Сюжеты квестов могут быть разными — от выживания в пост-апокалиптическом мире до приключения в стриптиз-клубе.

Первые квесты появились в Москве в декабре 2013 года в проекте «Клаустрофобия». Сейчас, согласно агрегатору «Афиша-квесты», в столице 425 квестов в реальности. По их количеству в столице лидирует все та же «Клаустрофобия» — у проекта больше 50 квестов.

Сколько стоит открыть квест

Как признается сооснователь «Клаустрофобии» Сергей Кузнецов, стартовые вложения в первую локацию составили чуть больше миллиона рублей, а каждый квест обошелся примерно в 500 тысяч. Окупиться удалось быстро — буквально за две недели, однако Кузнецов не считает это показательным: «Мы окупали новый продукт, который был уникальным для рынка и спрос очень сильно превышал предложение».

Кузнецов оценивает создание одного квеста в настоящее время в 3 миллиона рублей. По его словам, многое зависит от арендной платы.

С ним согласен и сооснователь сети квестов «выХод» Роман Автухов. «выХод» стартовал в Новосибирске весной 2014 года, а первый квест в Москве компания запустила в феврале 2015-го года. Другой сооснователь компании — Роман Купецкий. Сейчас у «выХода» 15 квестов в столице.

По словам Автухова, запуск одного квеста в Москве обойдется в сумму от 1,5 до 3 миллионов рублей. «Есть примеры квестов по шесть и восемь миллионов, но это либо пиар, либо самолюбие владельца», — утверждает он.

Те же суммы называет и сооснователь сети квестов CityQuest Александр Гончаренко. Первые квесты в столице компания открыла в 2014 году, сейчас в Москве 20 их заведений. По словам Гончаренко, существуют и совсем дешевые квесты, производство которых обходится в 200−300 тысяч рублей, но их качество оставляет желать лучшего. В CityQuest стараются укладываться в 2,5 миллиона рублей.

Всем кажется, что создать квест — это очень дешево и быстро, что все могут написать сценарий, сделать абы какие декорации. На такие квесты уходит 200−300 тысяч рублей. Это очень сильно портит рынок.

По словам Гончаренко, основные операционные затраты — аренда, персонал и маркетинг. «Эффективно делать сразу несколько квестов на одной локации, так что все эти затраты распределяются сразу на несколько квестов», — утверждает он.

Гончаренко считает, что эффективная ставка за арендную плату — 12 тысяч рублей за метр в год. Таким образом локация из одного квеста на 60 квадратных метров будет обходиться в 60 тысяч рублей в месяц, а три квеста, расположенные на 140−150 квадратных метрах, в 140−150 тысяч соответственно.

Кузнецов рассказал, что копирование уже работающего квеста занимает порядка трех месяцев. Создание абсолютного нового квеста длится намного дольше, вплоть до полутора лет. «Все зависит от того, насколько технически сложен квест, какое количество работы приходится делать операторам, программистам, бутафорам, дизайнерам, декораторам, инженерам и так далее», — признается сооснователь «Клаустрофобии».

Чтобы окупиться, квесту нужно как минимум полтора года, считает Автухов. Аналогичные цифры называет и Кузнецов.

Сейчас рынок становится более взрослым, конкурентным, менее маржинальным. Цифры по окупаемости достигают нескольких лет и это скорее нормально, чем нет.

Как сделать успешный квест

Кузнецов затруднился назвать факторы, которые гарантированно сделают квест успешным. «Нет какого-то конкретного жанра, какой-то серебряной пули, которая гарантирует популярность квеста. Все очень сильно зависит от того, насколько хорошо поработали сценаристы и вся команда, работавшая над квестом, а это условно около 40−50 человек», — утверждает Кузнецов.

О популярности нового продукта можно сделать вывод через несколько месяцев после запуска, считает он.

Это всегда небольшая магия, и до старта продукта непонятно, насколько полюбится аудитории та или иная история.

По мнению Романа Автухова, сейчас популярны квесты на хоррор-тематику — их доля составляет порядка 50%, однако предприниматель считает, что их популярность постепенно сходит на нет. «Люди начинают пресыщаться страшилками и хотят что-то киношное или приключенческое. При грамотном маркетинге именно эти квесты получают хорошие отзывы у людей», — утверждает он.

Стоит ли открывать квест самому

По оценке Романа Автухова, сейчас в столице порядка 600−700 квестов. Многие из них закрываются, и в основном это отдельные заведения, не входящие в состав крупных сетей. Автухов советует не начинать бизнес с нуля, а работать с уже существующими сетями.

Открывать и уходить в свободное плавание — это очень рискованное решение. Если же становиться частью показавшей себя и уверенно существующей сети в Москве, то здесь очень привлекательные условия для развития.

С ним согласен и Сергей Кузнецов: рынок реалити-квестов в Москве уже перегружен. По его оценке, сейчас в столице порядка тысячи квестов.

«Это чуть-чуть много для города. В Москве я бы сейчас не рекомендовал отдельно взятым игрокам начинать с создания квестов. Есть ряд сетей, и в их рамках есть шанс сделать хороший продукт и сделать так, чтобы у этого продукта была аудитория. Сагрегировать аудиторию на московском рынке отдельному взятому игроку сейчас невозможно», — говорит предприниматель.

При этом Александр Гончаренко считает, что несмотря на большое количество предложений, достойных из них по-прежнему немного.

С одной стороны, рынок очень сильно насыщен. Квестов много, но половина из них настолько низкого уровня, что и сами не зарабатывают, и портят общую картину рынка. У людей, которые приходят в первый раз на квесты в подобное заведение, складывается ощущение, что это развлечение в дальнейшем не будет достойно их внимания.

Гончаренко убежден, что в индустрии квестов есть потенциал для роста. «Активная аудитория, которая посещает квесты, небольшая, и есть много людей, которые на квесты ни разу не ходили. И наша задача — вовлечь их в нашу тусовку», — заключает предприниматель.

360tv.ru

В Москве появился «Перформанс» от создателей «Клаустрофобии»

22 сентября 2014

В новом виде досуга выйти из комнаты, используя возможности своего мозга, далеко не самое главное.

Квесты формата «час на то, чтобы выйти из помещения, отыскав ключи и решив загадки» стали популярными в Москве чуть меньше года назад. Параллельно с открытием новых локаций команда проекта «Клаустрофобия» совместно с партнерами разработала принципиально новое для столицы развлечение — «Перформанс», где выйти из комнаты, используя возможности своего мозга, далеко не самое главное, хотя это, конечно, важно: элементы квеста сохранены, но главное в данном случае — вести себя так, как если бы все с вами происходило в реальности, и получить максимальное количество эмоций.

«Коллекционер», сделанный по аналогии с нью-йоркским проектом Sleep No More, но подогнанный под российский менталитет, действительно впечатляет размахом и четко продуманной драматургией. Начинается все необычно: милый администратор любезно предлагает вам надеть мешок на голову и проследовать в полной темноте туда, куда он скажет. В контексте происходящего дальше эти пресловутые мешки — невинная шалость: по мере прохождения комнат ты понимаешь, что оказался внутри триллера и, как бы смешно это ни звучало, назад дороги нет. Грибоедовское «ум с сердцем не в ладу» ощущается на собственной шкуре: твой мозг прекрасно понимает, что это все игра, что тебе не могут причинить вреда (хотя перед началом приходится подписывать вполне серьезный договор об отсутствии медицинских противопоказаний, различных болезней и т. д.), но чем дальше, тем больше эмоции берут верх, и ближе к концу ты нервно подпрыгиваешь от каждого постороннего звука и шороха, испытываешь страх, от которого подгибаются колени, морщишь нос от странных запахов и вообще стараешься держаться поближе к членам своей команды — на всякий случай, мало ли что.

Проходя очередной этап и оказываясь в следующем помещении, ты думаешь: «Ну, хуже уже быть не может». Но все стабильно становится страшнее и мрачнее, до такой степени, что в одной из последних комнат физически тяжело находиться: самым точным описанием антуража без спойлеров будет фраза «давит на психику», а одного из игровых заданий — «кощунство». Невероятный, без преувеличений, антураж, аутентичные звуки и запахи, наличие живых и очень органичных актеров — все это способствует полному погружению в создаваемую атмосферу. При этом, завершив игру и оказавшись в светлой комнате-ресепшне с уютными креслами и печеньками, команда Time Out отреагировала однозначно: мы переглянулись, выдохнули и хором сказали: «Это было нереально круто!»

www.timeout.ru