Константин меладзе аутизм

Экс-жена Константина Меладзе открыла правду о воспитании сына-аутиста

Недавно Яна Сумм создала центр помощи детям с таким диагнозом. Женщина прикладывает максимум усилий, чтобы помочь не только любимому сыну, но и чужим детям.

Мало кому известно, что у знаменитого продюсера и его бывшей супруги Яны Сумм подрастает сын Валерьян, страдающий тяжелой формой аутизма. О заболевании родители малыша узнали семь лет назад. С тех пор мама мальчика постоянно ищет новые пути лечения, посещает специальные семинары и лекции. Сейчас Валерьяну уже десять лет. Яна решила помочь другим семьям с подобной проблемой и открыла в Киеве центр АВА-терапии (Applied behavior analysis – прикладной анализ поведения) по работе с аутистами.

Право на жизнь

«Валерьян до 2,5 лет был обычным активным и любознательным малышом, как и его ровесники, – вспоминает Яна Сумм. – Ползал, бегал, пел и даже говорил. А небольшие странности мы списывали на особенности характера. Ничто не предвещало беды. Помню, как Костя приходил с работы, дети бежали его встречать. Папа по очереди подбрасывал их вверх, а Валерьяша все время твердил: «А потом Валера, а потом Валера…» Однажды, прогуливаясь с сыном мимо стенда памяти одному врачу, сказала ему: «Доктор умный был, людей лечил». С тех пор он произносил эту фразу каждый раз, когда оказывался в том месте. А к трем годам начался регресс, но мы не сразу это поняли. Думали, капризничает, а он терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки, даже не мог сам себя обслужить. Позже нам объяснили, что речь Валерьянчика была неосознанной. Абсолютно все дети до трех лет работают как диктофон, повторяют слова за окружающими».

Терапия надежды

Меладзе-младший прошел все медицинские обследования, но они не прояснили, что спровоцировало торможение в развитии. Валерьяну поставили диагноз – аутизм. Яна ежедневно занимается с мальчиком, привлекает специалистов даже из Израиля, обменивается опытом с мамами и папами таких же детей. На одной из родительских встреч она познакомилась с Игорем Згуровым.

«Оказалось, что Игорь искренне хочет помочь не только своему, но и чужим детям, – делится со «СтарХитом» Сумм. – Мы с ним пообщались на тему создания центра для ребят с расстройством аутистического спектра. Выслушав меня, он предложил финансовую поддержку – очень помог нам. Если бы десять лет назад мне сказали, что я со своим легким нравом буду этим заниматься, не поверила бы».

Центр Яны Сумм работает по методике АВА-терапии, придуманной в Америке, это один из самых эффективных способов коррекции поведения. По словам Сумм, обучение и развитие аутистов, безусловно, важны, но основной проблемой таких детей является не речь и не решение уравнений, а социализация.

«Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются, – рассказывает создательница центра. – Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо. Правда, сначала пришлось с Ваней немного позаниматься, поработать над его поведением. В общем, он показал нам, где раки зимуют».

С бывшим мужем Константином Меладзе Яна общается в основном по вопросам воспитания детей. Два года назад она второй раз вышла замуж за бизнесмена Олега.

«Я не представляю, как бы справилась без любимого, – признается Сумм. – Буквально недавно Валера ложился спать, прыгал на кровати и рассек себе бровь. Олег меня оставил дома с дочками, а с «летчиком» посреди ночи помчался в больницу. Я была спокойна и уверена, что муж позаботится о Валере».

www.starhit.ru

Тест на человечность: особенные дети звезд

Продюсер Константин Меладзе развелся с женой Яной в 2013 году после 19 лет совместной жизни, у пары осталось трое общих детей – Алиса, Лия и Валерий. Константин не сразу узнал, что его сын страдает редким заболеванием – аутизмом. С этим диагнозом свыкнуться непросто, ведь бороться с ним невозможно. Долгое время эта информация скрывалась от прессы. Однако мама мальчика Валеры рассказала о том, что сын страдает аутизмом, в первом интервью после развода с Меладзе.

«Врачи поставили Валере диагноз „аутизм“. Лечение этой болезни во всех странах мира стоит очень дорого, включая Украину. Нет, это не приговор, это расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество „инаковых“ не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка. И родителям не надо стыдиться, винить себя. Не стоит думать, что ты мог что-то не так сделать. Когда вы поймете, какую ответственную миссию в жизни своего ребенка выполняете, осознаете ценность или даже бесценность своей роли. И самое главное: аутичное расстройство должно диагностироваться на первом году жизни ребенка! Роковая ошибка врачей и родителей – ждать до трех лет. Дети, с которыми начинают правильную коррекцию до года, показывают потрясающие результаты. И в итоге мало чем отличаются от своих сверстников».

Валера – совершенно нормальный ребенок внешне. Родители поняли, что он болен, когда ему исполнилось три года. Он прекрасно выглядит, но живет в каком-то своем мире. Он почти не общается с людьми, у него нет необходимости в этом. Ребенок похож на заколдованного мальчика, который внешне абсолютно такой же, как мы.

www.wday.ru

Семья Водяновой не одинока: Константин Меладзе, Лолита и другие известные родители особенных детей

14 августа 2015 13:30 1

Мать четверых детей, супермодель Наталья Водянова не понаслышке знает об отношении общества к инвалидам, к людям с особенностями развития. Фото: Инстаграм Фото: Соцсети

Мать четверых детей, супермодель Наталья Водянова не понаслышке знает об отношении общества к инвалидам, к людям с особенностями развития. Среди тысяч семей, где родились детки с синдромом Дауна, аутизмом, ДЦП, есть и знаменитые мамы и папы.

Эвелина Бледанс, актриса

Одна из немногих звездных мам, которая кинула вызов сначала врачам, советовавшим не оставлять ребенка, а затем и обществу, до сих пор не научившемуся принимать людей с геномными патологиями, расстройствами и нарушениями развития, стала Эвелина Блёданс. Ее сыну уже три года — и он полноценный член общества. Эвелина и ее муж-продюсер Александр Семин убеждены, что их сын должен получать все то же, что и дети без особенностей. Семья Блёданс внушает уверенность и силы тысячам таких же как она мамочек.

Эвелина Бледанс с сыном Семеном. Фото: Инстаграм

Сергей Белоголовцев, актер

Еще одним известным в шоу-бизнесе отцом ребенка с особенностями является актер Сергей Белоголовцев («Духless», «Моя прекрасная няня»).

С супругой Натальей они воспитывают трех сыновей, младший из которых родился с Детским церебральным параличом. 26-летний Евгений Белоголовцев сделал практически невозможное среди людей с нарушениями развития — стал телеведущим (программа «Разные новости»). Несмотря на то, что телепроект уже завершен, Женя не отчаивается и готов искать себя дальше. Он, кстати, профессиональный актер.

Сергей Белоголовцев с сыном Женей. Фото: Инстаграм

Лолита, певица

Дочери певице Лолиты от брака с шоуменом Александром Цекало сегодня 14 лет. Ева родилась пятимесячной, спустя время у ребенка диагностировали аутизм. Несмотря на уговоры врачей, певица от дочери не отказалась. Милявская искренне считает Еву обыкновенной. Девочка свободно говорит по-английски, отлично плавает, читает стихи и ходит с мамой на модные показы.

Лолила с дочкой Евой (вторая слева). Фото: Инстаграм

Федор Бондарчук, актер, режиссер

Ребенок с такими же особенностями родился и в семье знаменитого режиссера Федора Бондарчука . У его старшего сына Сергея есть младшая сестра Варвара с ДЦП. Федор вместе с женой занимаются социальной адаптацией ребенка в большей степени за рубежом. Мать девочки, жена режиссера актриса Светлана Бондарчук, в интервью журналу SNC объяснила их решение тем, что жизнь в России «совершенно не приспособлена для людей с ограниченными возможностями». Сегодня Варваре 16 лет.

Светлана Бондарчук с дочкой. Фото: Инстаграм

Константин Меладзе, продюсер

Продюсер Константин Меладзе и его уже бывшая жена Яна воспитывают троих детей: двоих дочерей Алису и Лию 15-ти и 11-лет соответственно и 10-летнего сына Валерия. Младший ребенок родился с аутизмом.

Вот что рассказывала о диагнозе сына в интервью » КП » мать мальчика:

«Это не приговор, это — расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество » инаковых » не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка.

И родителям не надо стыдиться, винить себя. Не стоит думать, что ты мог что-то не так сделать. Когда вы поймете, какую ответственную миссию в жизни своего ребенка выполняете, осознаете ценность или даже бесценность своей. И самое главное: аутичное расстройство должно диагностироваться на первом году жизни ребенка! Роковая ошибка врачей и родителей — ждать до трех лет. Дети, с которыми начинают правильную коррекцию до года, показывают потрясающие результаты. И в итоге мало чем отличаются от своих сверстников».

Константин Меладзе с бывшей женой и детьми. Фото: соцсети

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эвелина Бледанс: «Это ужасно, но я счастлива, что такое произошло с сестрой Наташи Водяновой»

По просьбе «Комсомолки» этот вопиющий инцидент прокомментировала Эвелина Блёданс. Актриса и телеведущая прекрасно понимает ситуацию, так как она — мать трехлетнего сыночка с синдромом Дауна.

— Конечно, я пребываю в шоке! — говорит Эвелина. — И как бы это не звучало ужасно, но я счастлива, что это произошло с сестрой Наташи. Потому что куча родителей, которые мне пишут о таких ситуациях, сталкиваются с этим постоянно. Действительно, и кафе, и детские сады, и школы не хотят принимать детей с особенностями развития и стараются всячески, а иногда и в грубой форме таких детей турнуть (далее)

Наталья Водянова: Охранники кафе сказали моей сестре: «Уходите, иначе мы вызовем психушку, скорую помощь и запрем вас в подвал”

«Подробно, чтобы избежать кривотолков пересказываю хронологию событий. Вчера, когда мама работала, няня пошла гулять с моей сестрой Оксаной. У Оксаны несколько лет назад был диагностирован аутизм и церебральный паралич. Оксана — человек с особенностями развития. Она может гулять несколько часов подряд, иногда даже 6 часов, и обычно мама и няня останавливаются в кафе, чтобы передохнуть в тенечке от длительной прогулки, попить чаю (Оксана не пьет воду или сок) и пойти гулять дальше (далее)

m.kp.ru

Как экс-жена Меладзе воспитывает сына-аутиста: сила духа Яны Сумм

Вчера мы писали о том, как скандальный журналист Отар Кушанашвили раскритиковал братьев Меладзе за их неуважительное отношение к бывшим женам. А их действительно есть, за что уважать. На днях экс-жена продюсера Константина Меладзе, Яна Сумм, рассказала российскому изданию «СтарХит» о том, как воспитывает сына Валерьяна, страдающего аутизмом.

Ни для кого не секрет, что у Константина Меладзе и его экс-супруги подрастает сыночек Валерьян, у которого семь лет назад врачи диагностировали тяжелую форму аутизма. Чтобы помочь своему единственному сыну, Яна постоянно ищет новейшие методики лечения, посещает специальные семинары и лекции. Более того, она открыла в Киеве центр АВА-терапии (Applied behavior analysis – прикладной анализ поведения), которые работают с детками аутистами. Так Яна Сумм помогает и другим семьям с подобной проблемой. К слову, знаменитая супермодель Наталья Водянова, сестра которой также страдает аутизмом, основала Фонд помощи детям «Обнаженные сердца», чтобы помогать деткам с этой проблемой. Особе внимание к проблеме аутизма было привлечено после инцидента с сестричкой Водяновой.

Вот как Яна Сумм вспоминает нелегкое время, когда она заметила, что у ребенка проблемы:

Валерьян до двух с половиной лет был обычным активным и любознательным малышом, как и его ровесники. Ползал, бегал, пел и даже говорил. А небольшие странности мы списывали на особенности характера. Ничто не предвещало беды. Помню, как Костя приходил с работы, дети бежали его встречать. Папа по очереди подбрасывал их вверх, а Валерьяша все время твердил: «А потом Валера, а потом Валера…» Однажды, прогуливаясь с сыном мимо стенда памяти одному врачу, сказала ему: «Доктор умный был, людей лечил». С тех пор он произносил эту фразу каждый раз, когда оказывался в том месте. А к трем годам начался регресс, но мы не сразу это поняли. Думали, капризничает, а он терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки, даже не мог сам себя обслужить. Позже нам объяснили, что речь Валерьянчика была неосознанной. Абсолютно все дети до трех лет работают как диктофон, повторяют слова за окружающими.

После многочисленных исследований у Валерьяна диагностировали аутизм. На данный момент Яна не просто каждый день занимается с 10-летним ребенком, но и обменивается опытом с другими родителями с той же проблемой, привлекает западных и израильских специалистов. Основанный Яной центр работает по методике АВА-терапии, придуманной в Америке. Сейчас этот метод признан самым эффективным среди способов коррекции поведения. Звездная мама говорит, что кроме обучения и развития аутистов, важен также момент социализации. Сейчас Валерьян уже демонстрирует свои первые победы:

Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо. Правда, сначала пришлось с Ваней немного позаниматься, поработать над его поведением. В общем, он показал нам, где раки зимуют.

Вот с чем каждый день приходится сталкиваться Яне Сумм. Но надо сказать, что не только Константин Меладзе устроил свою личную жизнь, женившись на Вере Брежневой. 2 года назад Яна вышла замуж за бизнесмена и с Меладзе теперь общается сугубо по вопросам детей. К слову, друга брошенная женщины, экс-жена Валерия Меладзе также демонстрирует силу духа: Ирина Меладзе сейчас занимается бизнесом и не просто довольна тем, что происходит в ее жизни. На данный момент ее сердце несвободно, хотя она и не спешит афишировать свои новые отношения.

hochu.ua

Сын Константина Меладзе болен неизлечимым заболеванием

В интервью «Комсомольской правде» экс-супруга Меладзе Яна откровенно рассказала о семейных кризисах, которые и привели к разводу после 19 лет жизни в браке. По словам Яны, виной всему действительно стало новое увлечение продюсера.

«Развод — просто процедура, — говорит Яна, — А вот принять решение было непросто. Я долго думала, могу ли смириться с какими-то вещами в своей жизни. Поняла: не могу. Не развод страшен, страшно то, что происходит до него. Плохо, когда люди перестают беречь отношения, думают, что где-то можно сачкануть, откупиться, оправдать свое невнимание. Я думала, что в день развода буду как большинство женщин — унылой. А я и не заметила. Нужно быть честной перед собой».

Экс-супруга Меладзе также рассказала о любовнице мужа: по словам Яны, об интрижке Константина она узнала давно, однако надеялась, что ей удастся спасти семью. О том, правдивы ли многочисленные слухи о романе продюсера со своей бывшей подопечной, певицей Верой Брежневой, с которой якобы сейчас Константин проживает под одной крышей, Яна решила не говорить, а имени любовницы экс-супруга публично не называть:

«Я догадывалась, но не знала наверняка. В 2005 году, будучи беременной младшим сыном, я списала кризис в наших отношениях на измену, инстинкт, временную слабость. Измену смогла простить. А подтверждение тому, что служу картинкой, за которой муж живет другой жизнью, я получила в 2007 году. Открыто могу сказать: я из тех женщин, которые, подозревая обман, могут посмотреть телефон мужа. И тогда я не выдержала, набрала ее номер. Сказала: «У меня нет ни упреков, ни претензий. Для меня звонить вам — это унижение. Но я иду на это по одной причине: мне нужно понимать, что происходит в моей семье». Ответ был неискренним: «У нас рабочие и дружеские отношения, как у отца с дочерью… Он мой наставник. Ничего нет…». Спустя пять лет, в начале 2013 года, у Константина случился очень непростой период. Я даже попросила ненадолго отложить процедуру развода. Костя ушел в себя, не отвечал на звонки. И тогда эта женщина пришла ко мне в дом. Зачем? Сказала, хочет помочь. А я думаю, она пришла, чтобы выйти «из подполья». У меня был один вопрос: «Во имя чего понадобилось столько поломанных судеб? Я же звонила тебе. Посчитай, сколько лет жизни вы у меня отняли. Почти 10 лет!». В ответ — широко открытые глаза: «Просто тогда я посчитала, что так будет лучше. ».

В откровенном интервью «Комсомольской правде» Яна также впервые рассказала о тяжелом и неизлечимом заболевании младшего ребенка в семье Меладзе: их 9-летний сын болен аутизмом.

«Алисе в апреле будет 14 лет, Лиечке — 10, Валерику — 9. У меня всегда было желание иметь большую семью, — признается Яна, — Костя тоже любит детей. Его нельзя назвать плохим отцом. Он никогда и ничего не жалеет для дочерей, а для сына — особенно. Врачи поставили Валере диагноз аутизм. Лечение этой болезни во всех странах мира стоит очень дорого, включая Украину. Нет, это не приговор, это — расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка.

И родителям не надо стыдиться, винить себя. Не стоит думать, что ты мог что-то не так сделать. Когда вы поймете, какую ответственную миссию в жизни своего ребенка выполняете, осознаете ценность или даже бесценность своей. И самое главное: аутичное расстройство должно диагностироваться на первом году жизни ребенка! Роковая ошибка врачей и родителей — ждать до трех лет. Дети, с которыми начинают правильную коррекцию до года, показывают потрясающие результаты. И в итоге мало чем отличаются от своих сверстников».

viva.ua