Конституционные психопатии

ПСИХОПАТИИ

ПСИХОПАТИИ (роль наследственности) (психопатическая конституция, конституциональная психопатия, психопатическая личность, патологический характер, аномалия характера) — патологические состояния, возникающие вследствие нарушения формирования личности и характеризующиеся дисгармоничностью преимущественно эмоционально-волевых свойств при достаточном уровне интеллекта. Их относят к своеобразным психическим аномалиям, которые стоят на грани между психическим здоровьем и болезнью.

Психопатические личности составляют около 5% среди лиц, состоящих на учете в психоневрологических диспансерах и поступающих на стационарное лечение в психиатрические больницы. В развитии психопатий придается определенное значение генетическим факторам. Использование близнецовых и клинико-генеалогических исследований, несмотря на известную противоречивость, свидетельствует о несомненной роли наследственных факторов в происхождении некоторых клинических форм психопатий, в особенности аффективных, так называемых эпилептоидных и шизоидных (аутичных) психопатических личностей, относимых к категории конституциональных психопатий. Исследование однояйцевых близнецов выявило примерно в 70% внутрипарное сходство по особенностям отклонений темперамента, влечений, моторики, являющихся важными компонентами психопатической структуры личности. В семьях психопатических личностей отмечено значительное накопление как по прямой, так и по боковым линиям лиц с патологическими чертами характера. На основании клинико-генеалогических исследований предполагается аутосомно-доминантный тип наследования основных патологических свойств личности. Существование различных вариантов в степени проявляемое генетического задатка, обусловливающего аномальное развитие личности, по-видимому, объясняется модифицирующими влияниями генотипических факторов и факторов внешней среды. Патогенез психопатий связывают с различными типами нарушенного развития мозговых механизмов («задержанное развитие», «искаженное развитие», «поврежденное развитие» по Г. Е. Сухаревой).

Критерии психопатий наиболее четко сформулированы П. Б. Ганнушкиным. К ним относятся: выраженность патологических черт личности до степени нарушения социальной адаптации, тотальность психопатических особенностей, определяющих психический облик индивида, относительная стабильность и малая обратимость состояния. Конкретные типы психопатий можно рассматривать как проявление патологических вариантов типов высшей нервной деятельности. Единой группировки психопатий не существует. Наиболее распространенным и общепринятым является выделение клинико-психопатологических форм психопатий. Астенические психопаты характеризуются неуверенностью в себе, нерешительностью, робостью, неумением отстаивать свои интересы, эмоциональной ранимостью, повышенной впечатлительностью. Им свойственна повышенная утомляемость, склонность к астеническим реакциям, неустойчивость вегетативной регуляции. Отдельные проявления астенической психопатии отмечаются у детей дошкольного возраста. Психопатам-психастеникам свойственна крайняя нерешительность, постоянная склонность к сомнениям и колебаниям, повышенное стремление к самоанализу, доходящее до «умственной жвачки», мнительность, тревожность, слабость чувства реальности. Психастенические личности обнаруживают большую готовность к возникновению разнообразных навязчивых переживаний. Резкое усиление последних под влиянием неблагоприятных психогенных воздействий составляет большую часть случаев невроза навязчивых состояний. Более отчетливые психастенические особенности личности обнаруживаются в подростковом возрасте.

Возбудимые психопаты — сборная группа психопатических личностей, отличающихся склонностью к неадекватным по своей силе проявлениям аффективной возбудимости, часто с агрессией, слабостью сдерживающих тенденций. Самостоятельную подгруппу возбудимых психопатических личностей составляют эпилептоидные психопаты, у которых аффективный разряд отличается длительным последствием (аффективная вязкость). Им свойственны также аккуратность, доходящая до педантизма, чрезмерная практичность, бережливость вплоть до скупости, злопамятность, жестокость, часто недоброжелательность, хмурый оттенок настроения. В этой подгруппе относительно часто встречается семейная отягощенность по психопатии и эпилепсии. Проявления эпилептоидной психопатии обнаруживаются в младшем детском возрасте. Аффективные психопаты (тимопаты) делятся на гипертимиков и гипотимиков. Гипертимики характеризуются постоянно повышенным настроением и самочувствием, нередко легкомысленным отношением к обязанностям. На фоне повышенного настроения могут возникать вспышки гнева. В детском возрасте у гипертимных личностей отмечаются двигательная расторможенность, изменение поведения. У гипотимиков постоянно пониженный фон настроения, недовольство собой и окружающими, пессимизм, пониженное самочувствие со склонностью к ипохондрическим опасениям. В детском возрасте гипотимические особенности личности не выявляются. Истерические психопаты отличаются стремлением находиться в центре внимания, получать признание окружающих («жаждущие признания»). Отсюда вытекает демонстративность, неестественность, театральность их поведения. Им свойственны выраженный эгоизм, внешне яркая, но не глубокая эмоциональность, нестойкость интересов и привязанностей, склонность к приукрашивающей лжи, красочному фантазированию и непоследовательной эмоциональной логике. Они склонны к различным истерическим реакциям в ответ на отрицательные психогенные воздействия. Отдельные истерические черты характера могут наблюдаться в детстве. Паранойяльные психопатические личности характеризуются склонностью к образованию сверхценных идей, которые, хотя и связаны с реальностью, однако чрезмерно сильно эмоционально заряжены, а потому подчиняют себе остальное содержание сознания и определяют в значительной мере поведение личности. Они склонны к повышенной самооценке, подозрительности, односторонней направленности мышления. Шизоидные (аутичные) психопатические личности характеризуются выраженной замкнутостью, склонностью к уходу в мир внутренних переживаний, эмоциональной ранимостью при внешней сдержанности чувств и даже холодности. Они предпочитают занятия, менее связанные с повседневной жизнью, не требующие постоянных контактов с окружающими. Проявления, свойственные шизоидным личностям, обнаруживаются уже у детей дошкольного возраста. Личности шизоидного склада часто встречаются в семьях, в которых имеются больные шизофренией, что указывает на их генетическую близость. Хотя психопатии являются относительно стойкими, непроцессуальными состояниями, им свойственна определенная динамика. При врожденных психопатиях динамика проявляется преимущественно в количественных изменениях (компенсация, декомпенсация) психопатических особенностей личности, связанных как с внешними воздействиями, так и с биологическими сдвигами в самом организме. К отдельным клиническим формам динамики психопатией относятся психогенные патологические реакции (невротические, психотические, психопатические) и патологическое развитие личности. Динамика становления врожденных психопатий существенно отличается от динамики формирования приобретенных психопатий. Стадия формирования последней обозначается как патохарактерологическое развитие личности.

При распознавании психопатий необходимо учитывать, что психопатические особенности обнаруживаются не столько в высказываниях больного, сколько в его поступках и поведении.

Дифференциальный диагноз надо проводить с неврозами, психопатоподобными состояниями при органических процессах и вяло текущих формах шизофрении, с педагогической запущенностью.

Лечение. В лечении психопатий ведущее место должно принадлежать коррекционным лечебно-педагогическим мероприятиям, адекватной профессиональной ориентации, оздоровлению взаимоотношений в микросреде. Психотерапия и медикаментозное лечение имеют вспомогательное значение и проводятся главным образом амбулаторно. В условиях психиатрической больницы лечатся в основном больные с состояниями выраженной декомпенсации, тяжелыми реактивными состояниями и патологическим развитием личности с психотической симптоматикой. При аффективной возбудимости, агрессивности, расторможении влечений показано назначение нейролептиков фенотиазинового ряда (аминазин, пропазин, меллерил), в более тяжелых случаях — нейлептил. Психопатические личности группы тормозимых в состоянии декомпенсации лечатся транквилизаторами (элениум, либриум, седуксен).

В профилактике психопатий важная роль принадлежит борьбе с патологией беременности, инфекциями, черепно-мозговыми травмами, а также нормализации микросреды, коррекции неправильного воспитания. Определенное профилактическое значение в отношении так называемых конституциональных психопатий должны иметь медико-генетические консультации.

  1. Справочник по клинической генетике\\Под общей редакцией профессора Бадаляна Л.О. — Москва: Медицина, 1971

genetiku.ru

Конституционные психопатии

Теперь разберем, что надо понимать под термином психопатическая конституция.

Прежде термин психопатия идентифицировался с термином дегенерант. Морель первый связал эти два понятия и тесно соединил их с представлением о предрасположении, о прогрессирующей наследственности. Морель учил, что, следуя законам постепенного преобразования вида, дурные влияния, получаемые нервно-психической системой, проходя через ряд поколений, постепенно образуют своеобразный тип дегенеранта-психопата с новыми чертами, отличающими его от общего видового типа. Тоди в 1881 году идентифицирует понятие психопат-дегенерант и психопатическая конституция: «психопатическая конституция— говорит он—это первая ступень последующих психических рас­стройств в роду». «Эти прирожденные аномалии развиваются в течение жизни. пока на подготовленной таким образом почве не вспыхнет бред и психоз».

Позже, школа Маньяна старалась отделить понятия «наследственное помешательство» и «дегенерация». Маньян считал, что в первом случае предрасположение вначале латентно, мозговое строение нормально, но хрупко, и лишь под влиянием болезненных причин, впоследствии, мозг регрессивно изменяется; наследственность здесь сходная (из психозов сюда относились: мания, меланхолия, хронический бред с систематическим развитием). Во втором случае — мозговое строение с рождения ненормально, это—стойкие, врожденные аномалии; наследственность тяжелая, но причудливая, трансформированная; дегенерация — явление патологическое, но не регрессивное; это — реверсивный (атавистический) тип. Сюда относились fohie lucide старых авторов, бредовые острые вспышки, вспышки у дегенерантов, везании, обсессии, резонирующая мания, folie persecutes persecuteurs.

Это различие в дальнейшем вылилось в учение о резком разграничении психозов-процессов и психопатий: в первых здоровая: вначале личность разрушается процессом, во вторых — личность не разрушается, но от рождения своеобразно изменена.

Однако, это разделение с самого начала заключало в себе ряд неясностей: целый ряд авторов, признававших психозы — процессы, называли психопатиями также легкие, абортивные формы этих психозов. Бирнбаум называет психопатии «патологическими уклонениями легкой степени», Липман «патологическими отклонениями, которые не могут быть отнесены к категории вполне-развитых психозов, так как здесь недостает тяжелых симптомов ». Гаупп «психическими отклонениями на границе душевного здо­ровья и душевной болезни», Крепелин «неразвитыми, началь­ными стадиями настоящих психозов (unentwickelte Vorstnfen wirklichen Psychosen)».

С другой стороны, оказывалось неясным и самое понятие «процесс». «Едва ли всегда возможно — говорит Ясперс — точное разграничение между биологическим развитием, типом прогрессивной или регрессивной эволюции личности и болезнью-процессом. Каждая личность представляет в своем жизненном развитии известный процесс, каждая личность в течение своей жизни изме­няется», имеет, как указал Гоффманн, свою «индивидуальную кривую». Психоз-процесс дает своеобразную форму течению развития личности, но не изменяет личность. Некоторые авторы (Молльвейде) такие психозы — процессы как dementia praecox стали объ­яснять своеобразной наследственной особенностью развития жизни мозговой ткани (быстрая отживаемость). Таким образом нельзя согласиться с Бумке, который думает, что принять возможность постепенного перехода от нормы к органическому процессу — является «бессмыслицей».

Наконец, многие авторы стали понимать под психопатиями: своеобразные случаи недоразвития личности, при которых, благодаря недостатку или ослаблению высших механизмов, на сцену выступают древние защитные механизмы, используются древние инстинктивные и эмотивные реакции или в лучшем случае архаически примитивные формы мышления.

Таким образом постепенно начинают сглаживаться границы не только между психозами-процессами и психопатиями, но и между психопатиями и органическими повреждениями мозга, тогда как вначале эти понятия, казалось, были настолько противоположными, что вовсе не предполагалось возможности их смешения, т.к. считалось, что органические психозы зависят от внешних причин, пси­хопатии от вырождения и наследственности. В настоящее время, как говорит Шнейдер, «уже прошло время, когда органический психоз и вырождение ставили как дилемму». Органические пора­жения также ведут к обнаружению примитивных, до сих пор скрытых особенностей (Майер-Гросс), благодаря разруше­нию, возникают такие диссоциации личности, что ее приходится признать психопатической, так как ее форма приспособления к реаль­ности не соответствует форме приспособления у лиц со здоровым мозгом.

Крепе дин определяет психопатов как «неудачные личности, развитие которых повреждено неблагоприятной наследственностью, неправильным развитием зародыша или ранней задержкой развития». К этому теперь надо прибавить, что психопатии вызываются не только ранней задержкой развития, но и позднейшими измене­ниями хода выявления личности вследствие органических заболе­ваний мозга.

Само собой разумеется, что органические разрушения могут выявить лишь те особенности, которые были генотипически заложены в личности. И таким образом понятно, что в настоящее время говорят о конституциональных особенностях уже при всех решительно психопатических реакциях. Экзогенные факторы явля­ются только вызывающим моментом (Aufl sung) того, что уже дано. Бирнбаум говорит, что в настоящее время нельзя опре­делять психоз, как продукт мозгового процесса, но как взаимо­действие мозгового процесса и всей личности. Даже Крепелин теперь говорит, что внешнее выражение душевной болезни полу­чается вследствие выявления раз навсегда заложенных механизмов в человеческом организме, которые обнаруживаются всякий раз, когда даны для этого условия, все равно какого бы внешнего вида эти условия ни были. Всякая болезнь есть результат соотно­шения идиотипических сил организма и вызывающих болезнь внешних причин.

Таким образом, мы видим, что в настоящее время к психопатическим конституциям надо отнести всю область патологических реакций, различая в этих реакциях генотипическую основу, внеш­ние влияния и вызывающий момент.

Возникает только вопрос, какие психические реакции называть патологическими. Еще Мёбиус указал, что понятие «патология» — это понятие ценности (Werturteil); Хюппе говорит, что понятие «болезнь» в сущности зависит от признания тех или иных норм социального или имманенто-телеологичеокого характера; Крепелин называет болезненными «явления, которые мешают достижению общих жизненных целей»; Кох называет патологическими (психопатами) те личности, которые «составляют тягость и обременение для самих себя или для общества»; Шнейдер — «кто или сам страдает или заставляет страдать общество»: Видьманс — тех «кто нуждается во враче, или является преступником» и т. д.

При таких определениях, вполне естественно, понятие патологического (психопатического) носило резко субъективный характер, и на все то, что почему-либо индивидуально казалось чуждым, непонятным, что желательно было социально обесценить, легко накладывался штемпель «патологического». Лучший пример такого субъективизма в этом отношении представляет книга Нордау «Вырождение», в которой он все ненравящиеся ему литературные и художественные направления (Ибсен, Вагнер, Толстой) включил в группу вырождающегося, больного. Далее, благодаря этому, все свободное от традиций, все носящее на себе печать оригинального также попадало в патологическое. Наконец, благодаря тому, что понятие патологического связывалось с нормами социальной ценности, — оно носило и классовый характер. Уже Шнейдер, например, указывает, что «своеобразный человек, который руководит революционной группой, для одних будет разрушителем, для других созидателем, творцом, и, таким образом, одними будет причислен к психопатическим индивидуальностям, другими к самым здоровым». И, действительно, еще в 1848 году Гроддек описал особую «morbus democraticus»; в еще более сильной форме ожило это стремление в настоящее время, и мы видим в немецкой литературе немало работ по «патологии» революционных вождей.

Кроме того, одни и те же особенности (напр., предприимчивость, живость, подвижность психики) в одних социальных усло­виях поведут к преступности, в других — к весьма социально-полезным действиям и также будут рассматриваться то как признак здоровья, то как признак патологический.

Мы в данной книге психопатическими назовем лишь те психические реакции, которые входят как генетические компоненты в резко выраженные психозы, ведущие к несомненной и полной неприспособленности к жизни в обществе, к полной потере работоспособности.

С точки зрения социальной ценности эти формы психических реакций сами по себе могут получить и положительную, и отрицательную оценку, но они являются, с нашей точки зрения, патологическими потому, что составляют часть тех конституций, которые предрасполагают к резким психическим явлениям, ведущим к невоз­можности продуктивно работать.

Среди крайне сложных и многообразных типов поведения личности крайне трудно выделить самые важные и типические черты отдельных характеров, но в психозах природа дает нам как бы естественный эксперимент в этом направлении. Психиатрам удалось благодаря психозам выделить типические черты ряда патологических характеров, принимая при этом во внимание и все дру­гие биологические особенности личности. Эта биологическая база, данная психозами, биологически-клиническая группировка психических проявлений и дальнейшее наследственно-генетическое изу­чение отдельных рядов этих проявлений позволили понять биологическую структуру целого ряда сложных психических реакций личности и выделить .в известные биологические группы людей с особыми механизмами психики. В этом ценность изучения психопатических конституций для понимания психики человека вообще. До сих пор деления сложных психических проявлений в большинстве базировались на спекулятивных философских соображениях, пси­хиатрия дала впервые возможность биологического изучения слож­ных психических реакций.

Изучивши проявления личности душевно-больного и просле­дивши в его семье на основании Менделевских законов наслед­ственности 1) , на какие части, какие характеры расщепляется эта личность, мы постепенно обнаружим большую серию биологически обоснованных типов характера, типов сложных психических реак­ций всей личности.

1) В этой книге излагать .методику и теоретич. основы менделизма мы не имеем возможности. Незнакомых с ними мы отошлем, хотя бы к книге Филипченко: «Наследственность», где приведена и главнейшая литература предмета.

www.ncpz.ru

Психопатии

Оглавление

Психопатии (psychopathia; греческий psyche душа + pathos страдание, болезнь; синонимы: психопатические конституции, конституциональные психопатии, психопатические личности, патологические личности, патологические характеры, аномалии характера, расстройства личности) — состояние стойкой дисгармонии личности при достаточной сохранности интеллекта.

Психопатии как самостоятельные клинические, формы наиболее полно и всесторонне описаны П. Б. Ганнушкиным. Дисгармония личности при Психопатии такова, что препятствует безболезненной социальной и профессиональной адаптации больного. Психопатический склад личности, хотя и может подвергаться известному изменению, то есть усиливаться или развиваться в определённом направлении в течение жизни, представляет собой постоянное врождённое свойство индивидуума. Патологический свойства психопата тотальны, определяют структуру личности (смотри полный свод знаний).

Описания неправильного поведения, не сопровождающегося признаками психоза, содержатся в трудах Ф. Пинеля (1809). В 1835 год Причард (J. С. Prichard) выделил вариант патохарактерологических изменений — моральное помешательство, в 1838 год Ж. Эскиролъ — инстинктивную мономанию. Отечественный психиатр Ф. И. Герцог в 1846 год сообщил о лицах, которым свойственны странности и превратности характера (гневливость, раздражительность, необузданность влечений). Представления о конституционально-генетической обусловленности Психопатии исходят из учения Б. Мореля (1857) о дегенерации, получившего широкое распространение во второй половине 19 век Значительный прогресс в этой области наметился благодаря работам В. Гризингера, 1886 (смотри полный свод знаний), Г. Модели (1871), Краффт-Эбинга (R. Krafft-Ebing, 1897), способствовавшим выделению психопатических состояний из группы так называемый дегенеративных психозов.

Термин «психопатии» в зарубежной медицинский литературе был введён Кохом (Y. Koch), который в монографиях «О состояниях психопатической неполноценности» (1891 —1893) и «Патологические характеры» (1900) дал типологическое описание пограничных состояний, включающее и конституциональные варианты психопатических личностей. Развитие учения о Психопатии в отечественной психиатрии связано с именами С. С. Корсакова, В. X. Кандинского, И. М. Балийского, С. А. Суханова, О. А. Чечотта, В. М. Бехтерева. Стимулом к изучению Психопатии, как показали исследования О. В. Кербикова (1971) в области истории отечественной психиатрии, служили насущные потребности судебно-психиатрической экспертизы. Взгляды В. X. Кандинского на проблему Психопатии впервые были изложены в 1883 год в работе «Случай сомнительного душевного состояния перед судом присяжных». Основой Психопатии он считал неправильную организацию нервной системы, приводящую к непостоянству, изменчивости, неустойчивости, дисгармонии всей душевной жизни. Формирование психопатий В. X. Кандинский, так же как И. М. Балинский, связывал с врождёнными аномалиями психики.

В. М. Бехтерев в 1886 год в монографии «Психопатия (психонервная раздражительность) и её отношение к вопросу о вменении» определил Психопатии как патологический состояния, характеризующиеся выраженными отклонениями в психической сфере (лабильность эмоций, импульсивность, недостаточность нравственного чувства). В основе Психопатии лежат изменения в структуре головного мозга, причиной которых могут быть пороки развития и перенесённые заболевания.

В конце 19— начале 20 век в отечественной и зарубежной психиатрии в общем виде было сформулировано понятие «психопатия» как врождённая или приобретённая на ранних этапах жизни аномалия личности. Заслуга выделения Психопатии в самостоятельные формы в психиатрической систематике принадлежит С. С. Корсакову, который в «Курсе психиатрии» (1893) посвятил специальную главу психопатическим конституциям. В ней психопатия, как врождённая, обусловленная генетически, так и связанная с происходящим во внутриутробном периоде нарушением развития мозга, рассматривается как аномалия характера, проявляющаяся неуравновешенностью и дисгармонией душевного строя. В 1904 год в руководстве по психиатрии Э. Крепелина появился раздел «Психопатические личности». В основе психопатии, по Э. Крепелину, лежат нарушения, обусловленные наследственным вырождением, повреждением на стадии зародыша или в пренатальной стадии.

В дальнейших исследованиях обнаружились существенные расхождения в клинической и патогенетической оценке Психопатии, что нашло отражение в их классификациях. Классификация Э. Крепелина (1915), включающая 7 групп (возбудимые, безудержные — неустойчивые, импульсивные — люди влечений, чудаки, лжецы и обманщики — псевдологи, враги общества — антисоциальные, патологический спорщики), не последовательна, так как одни группы выделены по клинико-описательному принципу, другие — по социально-психологическому или просто социальному.

Систематика К. Шнейдера (1923), так же как и близкая к ней классификация аномальных личностей Н. Петриловича (1960), построена по описательно-психологическому принципу: на основе преобладающих характерологических черт выделено 10 психопатических типов — гипертимики, депрессивные, неуверенные в себе, фанатичные, ищущие признания, эмоционально лабильные, эксплозивные, бездушные, безвольные, астенические.

Э. Кречмер создал классификацию Психопатии по принципу «движение от болезни к здоровью». За исходный пункт он принял две полярные группы эндогенных психозов (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз) и соответственно все аномалии личности объединил в два типа — шизоиды и циклоиды. Для интерпретации разнообразия патологический характеров, которые рассматривались в рамках двух конституциональных типов, Э. Кречмер выдвинул концепцию пропорций, то есть «столкновения» в различных сочетаниях внутри каждого конституционального типа полярных свойств соответствующего темперамента. Циклоидам свойственна диатетическая пропорция (различные соотношения между повышенным и депрессивным аффектом). Для шизоидов характерна психэстетическая пропорция (различные соотношения между гиперестезией и анестезией). Один из основных недостатков концепции Э. Кречмера — игнорирование качественных различий между складом личности как вариантом нормы, выраженной аномалией личности (психопатией) и болезненными расстройствами, в том числе обнаруживающими тенденцию к прогредиентности (шизофрения).

В отечественной психиатрии начиная с 30-х годы 20 век наибольшее распространение получила классификация психопатий П. Б. Ганнушкина. В монографии «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика» П. Б. Ганнушкин выделяет следующие группы: циклоиды, астеники, шизоиды, параноики, эпилептоиды, истерические характеры, неустойчивые психопаты, антисоциальные психопаты, конституционально-глупые. Значительное место в этой классификации занимает группа конституциональных Психопатии (шизоиды, циклоиды, эпилептоиды), непосредственно противостоящих определённым психозам. В отличие от классификации Э. Кречмера, психопатические типы в ней получили уже известную клинические, определённость. Например, П. Б. Ганнушкин выступал против оценки аномалий личности и психозов как состояний, различающихся лишь по степени интенсивности болезненных проявлений. По Ганнушкину, непроцессуальное усиление шизоидных черт может развиться до состояния, находящегося уже на рубеже между душевным здоровьем и болезнью (патологический характер, пограничный тип), то есть лишь до уровня Психопатии Наличие такой психической конституции ещё не предопределяет возникновения психоза. Сходную позицию занимал Т. И. Юдин (1926).

Этиология. Ведущая роль в этиологии Психопатии, по мнению ряда исследователей, принадлежит конституциональному предрасположению, генетическим факторам. Значение генетических факторов выявлено Шилдсом (J. Shields, 1972), О’Коннором (М. O’Connor) с сотрудники (1980) при близнецовых исследованиях, показавших, что среди монозиготных партнёров конкордантность по аномалиям личности в несколько раз выше, чем среди дизиготных. Об этом же свидетельствует сходство аномальных личностных характеристик у монозиготных близнецов, воспитанных раздельно. Придаётся также значение негрубым органическим экзогенным повреждениям головного мозга во внутриутробном, раннем постнатальном и перинатальном периодах развития, связанным с различными заболеваниями головного мозга (инфекции, травмы, интоксикации). Эти патохарактерологические изменения определяются как органические Психопатии

В соответствии с представлениями О. В. Кербикова формирование Психопатии возможно не только при конституциональном предрасположении и аномалиях развития, но и при неблагоприятных средовых и ситуационных влияниях. В. П. Осипов (1936) такие приобретённые Психопатии описывал как псевдопсихопатии, Е. К. Краснушкин (1940) — как реактивные психопатии, А. К. Ленц (1927) — как социопатии. Ряд зарубежных психиатров к социопатиям относит изменения личности, связанные с пагубными социальными условиями (неблагоприятная семейная ситуация, безнадзорность и другие).

Исследования В. А. Гурьевой и В. Я. Гиндикина (1980) показали, что возникновение и фиксация психопатических проявлений могут быть обусловлены подражанием психопатическому поведению окружающих (фиксация реакции подражания, имитация) или культивированием окружающими психопатических реакций подростка, закреплением повторяющихся в силу особенностей ситуации негативистических реакций (реакции протеста, оппозиции). Объединение приобретённых психопатических состояний с конституциональными аномалиями не является общепризнанным. С точки зрения клинические, практики оно чревато опасностью расширенной диагностики психопатий. В. В. Ковалев (1979) рассматривает приобретённые психопатические состояния в рамках психогенных патохарактерологических формирований личности, А. Е. Личко (1977) — в рамках психопатических или патохарактерологических развитий. Отклонения высшей нервной деятельности в случаях патологический развития личности при благоприятных изменениях социальной среды легче (по сравнению с конституциональными Психопатии) поддаются обратному развитию. По данным Г. Е. Сухаревой (1959), эмоциональная жизнь таких личностей богаче, интересы более устойчивы, у них развиты высшие формы волевой деятельности, отсутствует инфантилизм.

Патогенез изучен недостаточно. Э. Крепелин (1915) к основным механизмам формирования Психопатии относил нарушения в ходе развития, проявляющиеся парциальным инфантилизмом. Психопатам, однако, свойственна не только частичная задержка формирования тех или иных свойств личности. Как показали исследования Г. Е. Сухаревой, среди типов дизонтогенеза, лежащих в основе аномалий личности, наряду с задержанным наблюдается также искажённое (диспропорциональное) и повреждённое развитие (смотри полный свод знаний: Психический дизонтогенез).

С позиций нейрофизиологические учения И. П. Павлова формирование Психопатии связано с нарушениями в соотношении основных свойств высшей нервной деятельности и во взаимодействии второй и первой сигнальных систем. О. В. Кербиков, Н. И. Фелинская (1977), Г. К. Ушаков (1978) на основании корреляции патологический черт личности с преобладающими типами век н. д. выделяют возбудимые и тормозимые Психопатии. Возбудимые психопаты относятся к представителям крайних вариантов безудержного типа. Разновидности тормозимых психопатов соответствуют слабым типам высшей нервной деятельности. Среди истерических психопатов преобладают лица художественного типа с превалированием первой сигнальной системы. Патологический подвижность и инертность основных нервных процессов являются соответственно основой неустойчивой и параноической Психопатии

Н. А. Краснушкина (1971), исследуя электрическую активность головного мозга, обнаружила у психопатических личностей нарушения взаимодействия между корой головного мозга, структурами межуточного мозга и ретикулярной формацией. Основу нарушений при Психопатии, как показал А. М. Иваницкий (1976), составляют изменения регуляции афферентных потоков в мозге, что обусловлено изменением общего тонуса подкорковых центров.

Эпидемиология. Исследования Вейлланта и Перри (G. Е. Vaillant, J. Ch. Perry, 1980) показали, что в зависимости от критериев диагностики Психопатии у взрослого населения составляют 5—15%. По данным Е. Д. Соколовой (1980) и других исследователей, среди состоящих на учёт е в психоневрологических диспансерах и поступающих в психиатрические больницы психопатические личности составляют 4,3—5%. По данным Горвая (I. Horvai, 1968), 10,04% госпитализированных в психиатрические стационары составляют психопатические личности. Ряд исследователей указывает, что среди психопатических личностей превалируют лица мужского пола.

Клиническая картина. Выделение типов Психопатии является условным, так как в основном наблюдаются смешанные типы. По данным Бройтигама (W. Brautigam, 1978), 66,2% психопатических личностей невозможно отнести ни к одному чистому типу. В основе клинические, классификации Психопатии лежит принцип выделения основных, облигатных для данной личности свойств.

Клинические, картина Психопатии рассматривается в статике и динамике. При описании её в статике выделяют следующие типы психопатических личностей: шизоидные (шизоиды), параноические, психастенические, астенические, аффективные (циклоиды), истерические, возбудимые (эпилептоиды), неустойчивые (безвольные). Шизоидные психопатические личности — замкнутые, необщительные, сдержанные, лишённые гибкости люди. Их контакты с окружающими носят формальный характер; привязанности ограничиваются узким кругом родных или друзей, в выборе которых они очень разборчивы. Выделяют крайние (при наличии широкой шкалы переходных типов) типы шизоидных психопатических личностей: сенситивный и экспансивный. Сенситивные шизоиды ранимы, чувствительны (мимозоподобны), гиперестетичны, мечтательны; они легко утомляются, избегают бурных проявлений чувств, болезненно самолюбивы. Для них характерны глубокие и длительные реакции, сопровождающиеся сенситивными идеями отношения в ответ на те или иные этические конфликты (служебные или домашние неудачи, сексуальные комплексы). Экспансивные шизоиды — холодные, решительные, волевые натуры, равнодушные к нуждам других; иногда они бессердечны и даже жестоки, но при этом легко уязвимы, с глубоко скрываемой неудовлетворённостью и неуверенностью в себе.

Параноические психопатические личности склонны к образованию сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются. Это люди односторонних, но стойких аффектов, берущих верх над логикой. Их отличает недоверчивость, настороженность по отношению к окружающим, сочетающиеся с повышенным самомнением, обидчивостью, узостью кругозора и ограниченностью интересов. К этому типу Психопатии относят патологических ревнивцев, ханжей, сутяг, лиц, склонных к конфликтам и реформаторству, а также фанатиков, то есть лиц со слепой, не требующей логического обоснования уверенностью (например, религиозный фанатизм), степень которой бывает такова, что фанатики способны увлечь своей идеей других.

Психастенические психопатические личности отличаются склонностью к сомнениям, отсутствием внутренней уверенности в правильности своих суждений и поступков, в оценке людей, наконец, нерешительностью в поступках. С. А. Суханов (1905) к этому типу относил лиц с тревожно-мнительным характером, а Шнейдер (К. Schneider, 1923) — ананкастов, которых Вейллант и Перри (1980) определяют в рамках компульсивной психопатии. Ананкастические психопатические личности тревожно-мнительны, щепетильны, совестливы, подчас чрезмерно заботливы, постоянно находят повод для беспокойства, панически боятся грядущих неприятностей, тревожатся не только о себе, но и о других. Они отличаются ригидностью, приверженностью к порядку и всякого рода условностям, сочетающейся с опасениями совершить ложный шаг, сверх скрупулёзностью; им свойственна склонность к фиксации некоторых невротических расстройств (фобии, тики и другие).

Для астенических психопатических личностей характерна общая нервная слабость, недостаточная активность, повышенная робость, впечатлительность, утомляемость, а также вегетативная стигматизация (конституциональная невропатия), обнаруживающаяся с детских лет. У таких лиц в процессе работы, требующей напряжения сил, быстро нарушается концентрация внимания, снижается продуктивность. При необычных, выходящих за пределы повседневных ситуациях наряду с общим недомоганием, головной болью, усиливающейся истощаемостью, возникает гиперестезия, раздражительность, иногда вспышки гнева. П. Б. Ганнушкин (1933) к астеническим психопатическим личностям относил ипохондриков, Шнейдер (1923) и Е. К. Краснушкин (1960) — соматопатов, у которых на первый план выступает озабоченность состоянием своего здоровья. Они концентрируют своё внимание на деятельности организма, причём незначительнее функциональные расстройства фиксируются, психогенно усиливаются и закрепляются.

Аффективные психопатические личности (циклоиды) — уживчивые, мягкосердечные, приветливые, добродушные люди. Их отличительные особенности — эмоциональная лабильность, неустойчивость аффекта. Изменения настроения, возникающие в связи с психогенным влиянием или беспричинно, могут достигать глубины выраженных аффективных фаз. Среди аффективных психопатических личностей выделяют дистимиков и гипертимиков. Дистимики — прирождённые пессимисты, тихие, грустные, большую часть времени пребывающие в мрачном расположении духа. Гипертимики — оптимисты, предприимчивые, нередко разносторонне одарённые, подвижные, легковозбудимые люди. Их неуёмная деятельность может явиться причиной многочисленных конфликтов.

Психопатическим личностям истерического типа свойственны «жажда признания», стремление привлечь к себе внимание и предстать перед окружающими более значительными личностями, наделёнными достоинствами и возможностями, которых у них нет. Истерические психопаты внушаемы, их суждениям недостаёт зрелости и серьёзности, эмоциям — глубины и устойчивости; поведение диктуется не внутренними мотивами, а рассчитано на внешний эффект. Чтобы привлечь внимание, достичь желаемого или, наоборот, избегнуть неприятностей, они используют все возможное — эксцентричность в одежде, театральность, позёрство, необычные поступки, взгляды, контрастирующие с общепринятыми, таинственные симптомы никому не известной болезни, внезапно появившиеся у них обмороки, а также оговоры и самооговоры. Как отметил Дельбрюк (A. Delbruck, 1891), особое место среди истерических психопатов занимают псевдологи, обнаруживающие склонность к фантастическим вымыслам. Искажение действительного смысла, ложь, преувеличение реальных событий характеризует их поведение. Дюпре (Е. Dupre, 1923) выделил таких психопатов в самостоятельную группу — мифоманов, Э. Крепелин (1915) — лгунов и мошенников, П. Б. Ганнушкин (1964) — патологический лгунов. Фантастические построения и ложь псевдологов не всегда невинны. Чаще преследуются определённые корыстные цели, приводящие к правонарушениям.

Возбудимые психопатические личности отличаются вспыльчивостью, раздражительностью, злопамятностью, иногда жестокостью, сочетающейся с садистскими наклонностями. Подобные личности образуют группу эпилептоидов, психопатические проявления у которых сходны с изменениями личности больных эпилепсией. Некоторые исследователи выделяют эпилептоидов в самостоятельный тип Психопатии. В жизни они активны, настойчивы, упрямы, претендуют на лидерство, нетерпимы к мнению других, в связи с чем у них нередко возникают конфликты с окружающими. Рано обнаруживающаяся склонность к мрачному настроению сочетается у них с периодически возникающими непродолжительными дисфориями. Наиболее характерные формы реагирования у возбудимых психопатических личностей — приступы гнева, ярости, возникающие по любому поводу аффективные разряды. Неспособность сдерживать влечения, а также усиливающаяся в связи с алкогольными эксцессами склонность к необдуманным, а порой и опасным действиям приводят их нередко к насильственным актам.

Неустойчивым (безвольным) психопатическим личностям свойственна слабость высших форм волевой деятельности, внушаемость, беззащитность по отношению ко всякого рода внешним влияниям, непостоянство, сочетающееся с неспособностью к целеустремлённой деятельности. Без колебаний они меняют решения и установки, место работы и профессию, не доводят до конца начатое дело, живут одним днём, не имея серьёзных планов, не задумываясь о будущем. Основной движущий механизм их жизни — жажда новых впечатлений и удовольствий. Они легко перенимают отрицательные формы поведения, предаются пьянству, принимают наркотики, подчиняются дурному влиянию, нередко совершают правонарушения, ограничивающиеся чаще всего мелкими кражами, хулиганскими поступками.

Независимо от типа Психопатии психопатических личностей отличает повышенная чувствительность к действию внутренних (например, критических возрастных периодов) и внешних соматогенных и психогенных влияний. При неглубоких аномалиях те или иные психопатические отклонения могут длительное время оставаться латентными (латентные психопатии, по Ганнушкину), не нарушая процессов социальной адаптации. При акцентуациях личности происходит усиление не всех особенностей личности, а отдельных её черт, что не приводит к заметной дезадаптации и приобретает значительную выраженность лишь в периоды биологический пертурбаций (пубертатный период, инволюция), а также под влиянием ситуационных и психотравмирующих факторов. В таких случаях клинически выраженные аномалии характера выявляются лишь в динамике. Схематично в динамике Психопатии можно выделить два основных состояния: компенсацию и декомпенсацию, которые определяются взаимодействием ряда факторов (тяжестью и типом Психопатии, возрастом, социальными условиями). По материалам катамнестического исследования, проведённого в 1966 год Тюлле (R. Tulle), достаточно полная компенсация возможна у 2/3 психопатических личностей, ранее нуждавшихся в лечебный немощи и даже госпитализации. Нарушения компенсации, обусловленные эндогенными особенностями динамики или связанные с влиянием средовых факторов, обозначаются как декомпенсация. Отчётливо выступает связь декомпенсации с возрастом. По результатам клинико-статистического анализа, проведённого в 1973 год В. Я. Гиндикиным, наибольшая частота психопатических проявлений приходится на следующие возрастные периоды: 3—4 года, 7—8, 13—14, 18—20 лет, 30—31 год, 42—43 года, 48—50 лет. При этом наиболее опасными периодами для наступления декомпенсации являются возрастные кризы. Среди проявлений декомпенсации, возникшей в переходные возрастные периоды, особенно в пубертатном, чаще всего наблюдаются реакции протеста (оппозиции), нередко имеющие характер сверхценных образований (смотри полный свод знаний: Сверхценные идеи), — обида на родителей в связи с недостаточным вниманием с их стороны, ущемлённое самолюбие, желание отомстить. Проявляются они непослушанием, отказом от еды, грубостью, агрессивным поведением, побегами из дома, суицидальными попытками.

Проявления динамики Психопатии разделяют на спонтанные фазы и патологические (психогенные) реакции. Спонтанные фазы могут возникать у психопатических личностей беспричинно или под воздействием внешних или соматогенных факторов, играющих роль пусковых механизмов. После завершения фаз устанавливается состояние, имевшее место до их начала. Клинические, картина фаз включает широкий диапазон психопатологические расстройств — от самых лёгких беспричинных изменений настроения, преходящих колебаний аффекта, свойственных большинству психопатических личностей, эндореактивной дистимии Вайтбрехта (смотри полный свод знаний: Депрессивные синдромы), дисфорий до относительно редко встречающихся тяжёлых длительных депрессий. Наряду с фазами, протекающими с преобладанием аффективных расстройств, в динамике Психопатии наблюдаются астенические, астеноипохондрические, невротические состояния, которые в соответствии с существующей систематикой могут быть отнесены к неврозам (смотри полный свод знаний).

Патологический реакции — психопатические, невротические или психотические симптомокомплексы, которые возникают в ответ на внешние раздражения, как соматические (соматогенные реакции), так и психические (психогенные реакции). К патологическим (психогенным) реакциям относят реактивные психозы (смотри полный свод знаний), а также конституциональные реакции. Клинические, проявлением конституциональных реакций может быть значительное утяжеление основных аномальных черт личности (например, шизоидные реакции у шизоидных психопатов), в более тяжёлых случаях — усиление всех психопатических свойств личности. К таким универсальным формам психопатического реагирования относят ипохондрические, истерические, параноические и некоторые другие реакции. Психопатические реакции, приобретающие затяжной характер и приводящие к постепенному углублению патологический проявлений, определяются как патологическое развитие личности (смотри полный свод знаний).

Диагноз. Существование в психике того или иного субъекта вообще каких-либо отдельных характерологических отклонений ещё не даёт оснований для диагностики Психопатии Диагноз устанавливают на основании анамнеза, клинические, картины.

При дифференциальной диагностике учитывают особенности состояния и закономерности динамики клинические, картины. Психопатии дифференцируют с психогенией, для которой характерны острое возникновение психопатической симптоматики, выраженная динамичность болезненных проявлений, сопровождающаяся расширением их круга и формированием при воздействии внешних факторов синдромов реактивного заболевания, значительный удельный вес невротической симптоматики и сенестопатий. При эпилептических пароксизмах и других явлениях нарушенного сознания, при рудиментарных проявлениях психоза или признаков деменции, связанной с ранее перенесённым болезненным процессом, диагноз Психопатии исключается. Наибольшие трудности возникают при дифференциации Психопатии и псевдопсихопатий, приобретённых чаще всего в результате перенесённой психической болезни. Псевдопсихопатиям свойственна одноплановость структуры, монотонность и мономорфность психопатических черт; динамика псевдопсихопатий имеет ряд особенностей, заключающихся в отражении свойств заболевания, обусловившего их формирование. Если в динамике Психопатии обнаруживается реактивная лабильность, то для псевдопсихопатий, возникших в результате, например, перенесённой шизофрении, характерно однообразие психических реакций, мало связанных с влиянием внешних факторов и носящих подчас парадоксальный характер.

Лечение и профилактика. Решение проблемы компенсации аномалий личности требует целенаправленных социально-средовых, педагогических и медицинских воздействий.

Назначение лекарственных средств при Психопатии показано главным образом в периоды острых и затяжных реакций и фаз, при выраженных аномалиях личности, в случаях, обнаруживающих тенденцию к частым декомпенсациям. Наряду с лекарственной терапией проводится психотерапия (смотри полный свод знаний), основные цели которой — компенсация характерологических отклонений и стимуляция социально полезной активности.

Профилактика Психопатии — предупреждение пренатальных, ранних постнатальных и перинатальных повреждений нервной системы. Большое значение для формирования полноценной личности имеет нормальная внутрисемейная обстановка, способствующая гармоническому развитию личности. В связи с этим существенным представляется возможно раннее выявление родителей с психопатическим поведением и асоциальными наклонностями и применение к ним мер медицинского и социального характера. В наиболее тяжёлых случаях возможно изъятие ребёнка из неблагополучной семьи.

При сформировавшихся Психопатии профилактические мероприятия направлены на стабилизацию состояния наиболее полной компенсации и предотвращения декомпенсации — оздоровление окружающей среды, изоляция психопата от лиц с наклонностями к криминальным поступкам, злоупотребляющих алкоголем, наркоманов, а также формирование стойких трудовых установок и навыков, обеспечивающих успешную профессиональную деятельность.

При совершении правонарушения психопаты (за исключением случаев с глубокими психопатическими изменениями) признаются вменяемыми и подлежат уголовной ответственности.

www.ordodeus.ru