Коррекция неврозов у детей

Коррекция неврозов у детей

«Психокоррекция – это метод психологического воздействия на человека, направленный на психические механизмы взаимодействия со средой, нарушающие его социальную (в т.ч. школьную) адаптацию.

Целью психокоррекции детей и подростков является исправление нарушений психического развития, гармонизация развивающейся личности и профилактика нервно-психических расстройств, обусловленных внутренними и внешними факторами психического дизонтогенеза»

Рассмотрим коррекцию невроза с помощью рисуночных методов на примере невроза страха.

Прежде чем помочь детям в преодолении невроза страха, необходимо выяснить, каким конкретно страхам они подвержены. Выяснить спектр страхов можно специальным опросом при условии эмоционального контакта с ребенком, доверительных отношений и отсутствия конфликта.

Безусловным фактором является терпение при работе с детьми по устранению страхов, так как не всегда удается достичь незамедлительных результатов. В немалой степени это зависит и от способности самих детей перестраивать отношения и наполнять свою жизнь новым содержанием. Нередко ожидаемый эффект снижается из-за быстрой утомляемости ребенка, нервно-психических и частых заболеваний.

Главным фактором, препятствующим избавлению детей от страхов, будет неблагополучное нервно-психическое состояние самих родителей и конфликты в семье. В этом случае необходима предварительная помощь родителям и нередко всей семье в целом.

Одним из методов коррекции страхов является рисование. «Рисование, как и игра – это не только отражение в сознании детей окружающей действительности, но и её моделирование, выражение отношения к ней. Поэтому через рисунки можно лучше понять интересы детей, их глубокие, не всегда раскрываемые переживания и учесть это при устранении страхов. Рисуя, ребенок дает выход своим чувствам и переживаниям, желаниям и мечтам, перестраивает свои отношения в различных ситуациях и безболезненно соприкасается с некоторыми пугающими неприятными и травмирующими образами.

Отождествляя себя с положительными и сильными, уверенными в себе героями, ребенок борется со злом: отрубает дракону голову, защищает близких, побеждает врагов и т.д. Здесь нет места бессилию, невозможности постоять за себя, а есть ощущение силы, геройство, т.е. бесстрашие и способности противостоять злу и насилию.

В первую очередь, посредством рисования удается устранить страхи, порожденные воображением, т.е. то, что никогда не происходило, но может произойти в представлении ребенка. Затем по степени успешности идут страхи, основанные на реальных травмирующих событиях, но произошедших достаточно давно и оставивших не очень выраженный эмоциональный след в памяти ребенка.»

Итак, после установления контакта переходят к беседе, цель которой – выявление страхов. После проведенного опроса ребенку предлагают нарисовать страхи: «нарисуй то, что ты боишься, каждый страх на отдельном листе». Не нужно требовать жестко от детей быстрого рисования всех страхов, как и стопроцентного выполнения плана рисования. Гораздо лучше поддержать, посочувствовать, напомнить и при затруднениях напомнить детям свои варианты. Рисование страхов можно продолжить и дома. После чего необходимо обсуждение каждого из страхов. Порядок предъявления для обсуждения рисунком не имеет значения. Каждый рисунок показывается всем присутствующим (родителям, сверстникам и т.д.), в то время как ребенок рассказывает о том, что изображено на рисунке, т.е. конкретизирует свой страх. Раньше это было трудноосуществимо, страх возникал от одного лишь представления и не мог быть обозначен словами. Подобная преграда только повышала внутреннее напряжение и удерживала страх в фиксированном состоянии. Теперь же ребенок может свободно говорить о страхе, осознанно управляя им в разговоре с человеком, которому он верит и который может понять его переживания. После просмотра первого рисунка следует спросить: «Ты нарисовал этот страх, а теперь скажи, боишься его или нет?». В дальнейшем фраза постепенно укорачивается: «Боишься или перестал?». Сочетание «… а теперь…» в какой-то мере обозначает призыв, выражение надежды, ободрение и оптимистический настрой при обсуждении рисования страхов.

После обсуждения страхов называются и показываются те рисунки, в отношении которых достигнут положительный эффект. Автора надо похвалить, дружески похлопать по плечу, подарить игрушку. А дальше сказать, что рисунки с его бывшими страхами останутся у психолога, который, таким образом, «принял» их к себе, освободив от них ребенка.

После обсуждения необходимо провести активную игру, в которой все участвуют, но так, чтобы ребенок сумел выиграть, что еще больше повышает его уверенность в себе. В конце встречи рисунки, на которых изображены оставшиеся страхи, отдаются обратно со словами: «А теперь нарисуй так, чтобы было видно, что ты не боишься, и принеси мне опять свои рисунки». Это подразумевает, что нужно нарисовать не только объект страха, как в первый раз, но и обязательно себя не боящимся. Происходит мобилизация всех психических ресурсов ребенка на деятельное противодействие страхам в жизнеутверждающей, активной позиции Творца.

Помимо рисунков страхи могут быть воплощены в виде специально сделанных дома масок, фигурок из пластилина, конструкции из подручных материалов. Когда подобные поделки – плод совместной деятельности детей и родителей, результаты устранения страхов, как правило лучше, особенно при участии отца.

На последней встрече после игры-разминки (возможно с использованием различных предметов, отражающих прежние страхи – маски, куклы) проводится обсуждение домашнего задания с установкой: «Сейчас мы будем смотреть твои рисунки и спрашивать, боишься ли ты теперь или не боишься». Положительный результат каждый раз подкрепляется похвалой. За обсуждением следует опять игра, успехи в которой поощряются наградой в виде игрушки, книжки.

Эффект устранения страхов через рисование достаточно выражен и устойчив и составляет 50% при изображении страхов по типу «боюсь» и 80-85% от оставшихся страхов – при изображении себя в активной, противостоящей страху позиции. Если ребенок и первый раз рисует себя, а не только источник страха, то эффект сразу выше. Если же автор не включает себя и на втором рисунке, где он «обязан» быть по инструкции, то это указывает или на исключительную интенсивность страха, или на его навязчивый характер, что обычно сочетается при фобии. Оставшиеся страхи, а их обычно не больше 15-20%, можно проиграть по сочиненным на их тему историям.

Задание дается следующим образом: «Сочини какую-нибудь фантастическую или вспомни реальную историю, в которой найдет отражение твой страх (называются оставшиеся страхи). Твоя история будет проиграна и к ней можно сделать несколько рисунков, иллюстрирующих происходящие события, а также ты можешь изготовить маски страшных персонажей или вылепить их». Дошкольники делают это устно, а школьники излагают историю на бумаге.

«Приготовленная история рассказывается (записывается) в семье или в группе из нескольких детей или родителей. Сам автор распределяет роли среди всех присутствующих. Тем самым он берет инициативу в свои руки, руководит игрой. Если к тому же рассказчик принимает роль того, кого он боится, терапевтический эффект игры будет большим.

Игра необязательно строго следует сюжету. Основа игры – импровизация, фантазия, воображение, когда игровые ситуации обозначаются только в самых общих чертах. Взрослые могут лишь направлять игру в пределах предоставленной роли, а если и давать пояснения, то только после окончания игрового действия.».

alfa2omega.ru

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ И НАРУШЕНИЙ ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕЙ (НЕВРОЗЫ, СТРАХИ)

Виды неврозов.

Под эмоциями или чувствами следует понимать особое физиологическое состояние организма, отражающее субъективное отношение его к предметам и явлениям окружающей действительности. Эмоция остается постоянным спутником всего интеллектуального процесса. Каждое новое впечатление имеет эмоциональную окраску, положительную или отрицательную.

На человека одновременно действует очень большое количество раздражителей, каждый из них имеет свой эмоциональный оттенок. Эти раздражители складываются в эмоциональную равнодействующую, обеспечивающую соответствующие эмоции.

Под настроением следует понимать устойчивое чувственное восприятие внешнего мира, отраженного в нашем сознании. Настроение подвержено постоянным колебаниям. Кроме длинных и пологих волн, соответствующих приливам и отливам настроения, настроение может давать крупные и резко выраженные волны, носящие название аффектов. Их делят на стенические (гнев, радость) и астенические (печаль, смущение, страх и прочие).

Слово «невроз» было впервые употреблено в конце XVIII в. шотландцем Кулленом. Оно сначала не имело никакого строго ограниченного смысла. Оно применялось для обозначения всевозможных нервных заболеваний и даже большинства неврологических симптомов. В настоящее время к неврозам относят обратимые нарушения нервной деятельности, вызванные психическими травмами, иначе говоря – раздражителями, действие которых определяется не их физическими параметрами, а информационным значением. Выделение в особую группу заболеваний, вызванных информационным действием раздражителей, отражает основную причину этих болезней. Согласно Международной статистической классификации болезней:

— в качестве синонима термина «невроз» принят термин «невротические расстройства»;

— вместо «невроза навязчивых состояний» – «обсессивно-компульсивные расстройства»;

— вместо «истерии, истерического невроза» – «диссоциативные (конверсионные) расстройства».

Эта классификация отражает практику диагностики заболеваний в различных странах и призвана содействовать большему взаимопониманию между врачами этих стран.

Невротические состояния сказываются на личной жизни. Человек начинает более испытывать определенные негативные психоэмоциональные состояния. Он становится:

Психическая травма определяется содержанием информации, которая доходит до своего адресата. Чаще всего неврозы вызываются информацией:

— о семейных или любовных невзгодах;

— о потере близких;

— о служебных неприятностях;

— о наказании за совершенное деяние;

— об угрозе жизни, здоровью или благополучию.

Психической травмой может быть как безречевое, так и речевое воздействие, например, вид горящей квартиры или письменное сообщение о пожаре или взрыве.

Информацию может нести не только физический сигнал, но и его отсутствие, например, прекращение связи с родными и близкими. Патогенными могут оказаться однократно действующие сверхсильные и, особенно, многократно действующие более слабые раздражители. В первом случае говорят об острых, во втором – о хронических психических травмах или психотравмирующей ситуации. Действие слабых раздражителей может суммироваться: неприятность + неприятность + неприятность = невроз.

Возможность возникновения заболевания под влиянием сигнального (информационного) значения раздражителя была доказана экспериментально И.П. Павловым на животных. Экспериментальные неврозы у них удавалось вызвать действием таких раздражителей, как слабый звук звонка, стук метронома, прикосновение касалкой или вид эллипса, по форме приближающегося к кругу. Все эти раздражители, сами по себе невинные, становились для данного животного патогенными лишь благодаря той информации, которой они были наделены.

Неврозы могут вызываться и такими общеистощающими вредностями, как:

— умственное или физическое перенапряжение;

— необходимость проявления насильственных действий (боевые, борьба за выживание и т.д.).

Однако и в этих случаях имеет значение информация, побуждающая человека преодолевать усталость.

Под неврозами следует понимать группу болезней, возникающих под воздействием различных психотравмирующих (стрессовых) ситуаций различной интенсивности и экстенсивности, в результате которых наступает разрегулированность основных нервных процессов: тормозного и возбудительного, приводящих к образованию отрицательных условно-рефлекторных форм (симптомов). При этом болезни имеют тенденцию к обратному развитию болезненного процесса при современном уровне терапии, но склонны возобновляться при новых психотравмирующих воздействиях.

Появлению термина «истерия» («истерический невроз») мы обязаны врачам Древней Греции, которые описали заболевание, характеризующееся выраженной демонстративностью, театральностью. Они наивно полагали, что причиной этого заболевания является блуждание матки в организме. Отсюда и родилось название – истерия (ὑστέρα – матка). Эта болезнь приписывалась в то время женщинам. Многие из понятий, относящихся к истерии и сохранивших свое значение до настоящего времени, введены Ж. Шарко. Им дано классическое описание клиники истерии, в частности фаз клоунизма, страстных поз, выгибания дугой.

Можно рассматривать истерию как заболевание, вызванное психической травмой, в патогенезе которого играет важную роль механизм «бегства в болезнь и условной приятности или желательности болезненного симптома».

Демонстративность необходима истерику только для защиты собственных интересов. Поэтому эта демонстративность – защитная в отличие от показной демонстративности, присущей здоровым людям, например артистам.

Еще одной отличительной особенностью истерического характера является повышенная внушаемость, благодаря которой эти больные склонны к подражанию, к вызыванию у себя разнообразной симптоматики, в том числе и навязчивостей.

Расстройства функции органов чувств, речи, зрения, слуха чаще всего встречаются в повседневной практике.

Среди истерических расстройств зрения довольно часто встречается слепота (амавроз) на один или оба глаза, концентрическое сужение полей зрения, которое тесно сочетается с извращением цветоощущения. Однако даже резко выраженное сужение поля зрения не мешает больным ориентироваться в пространстве.

Описания истерической глухоты в литературе в большинстве своем относятся к периоду Великой Отечественной войны. Истерическая глухота могла сочетаться с истерической немотой, хотя чаще всего они проявлялись самостоятельно.

В мирное время истерическая глухота развивается по механизму самовнушения вследствие «условной приятности или желательности» болезненного симптома.

Наиболее частой формой истерического расстройства речи является истерическая афония (утрата голоса). В основе афонии лежит функциональная заторможенность «сторожевого пункта», контролирующего речевую функцию в центральном аппарате речи, в результате чего голосовая щель остается открытой, при значительном напряжении голосовых связок. Эти больные не могут говорить, но постоянно ищут голосового контакта, жестикулируя, желая этим сказать, что они хотят вступить в письменный контакт. При этом суетятся, волнуются, плачут.

Истерические психические расстройства бывают чрезвычайно яркими, красочными и демонстративными. Они обычно отражают прошедшие волнующие больного события, переживания, его опасения. Известны случаи, когда мать отчетливо, ярко видит умершего ребенка в хорошем здоровом состоянии. Причем убежденность ее в том, что она видела своего ребенка, столь велика, что ее с большим трудом удается убедить в том, что это была галлюцинация.

Иногда больные истерией жалуются на утомляемость, общую слабость, недостаточную выносливость, но все эти жалобы сопровождаются театральностью и демонстративностью. Истерическая астения развивается по механизму самовнушения и носит преходящий характер.

Невроз навязчивых состояний – это такая форма невроза, которая возникает под влиянием психотравмирующих ситуаций, на фоне астено-боязливых черт характера человека. Чувство боязливости проявлялось в стремлении таких людей дружить с более сильными, более выносливыми, которые могли бы их в нужную минуту защитить, помочь в учебе. Они, как правило, активны, общительны, но никогда не бывают откровенными со своими сверстниками. Иногда, в трудных ситуациях, внешне держатся спокойно, но спокойствие это достигается ценой больших усилий и большого напряжения. Для них характерна застенчивость, робость, впечатлительность, неуверенность в себе, фобии. Чаще всего страх смерти, клаустрофобия, агорафобия, страх перед острыми предметами т.д. Причем в большинстве случаев страх возникает после острой психотравмы, почти одновременно с ней.

Навязчивые состояния могут встречаться у совершенно здоровых людей как результат переутомления или действия каких-либо истощающих организм факторов (инфекции, интоксикации, алкоголизм и др.). Бывает, что «застревают в голове» какая-либо мелодия, мысль, слово или цифра, от которых трудно отделаться. Иногда перед сном у человека появляется беспокойство по поводу того, закрыл ли он двери на засов, выключил ли газ, погасил ли свет, и т.д.; он встает и все проверяет, а через некоторое время снова появляется беспокойство, и он проверяет уже проверенное. Также можно многократно проверять наличие билета, ключа и денег в кармане и т.д.

В настоящее время все навязчивости разделяют условно на три группы: навязчивые страхи, навязчивые мысли и навязчивые действия.

Чаще всего наблюдаются навязчивые страхи (фобии).

Одна из самых старых фобий – боязнь пространства, известная под общим названием – агорафобия. Сюда относится боязнь площадей, улиц и т.д. При одной мысли, что человеку нужно перейти площадь, им овладевает страх, что ему это не удастся, что он упадет, что он умрет, что его переедет трамвай.

Клаустрофобия, или боязнь замкнутых пространств, проявляется в том, что человеком овладевает страх, связанный с мыслью, что на него могут обрушиться потолок и стены помещения, иногда страх овладевает им при езде в вагоне поезда, кажется, что он умрет, если не выберется из вагона поезда. Очень часто этот страх развивается в метро.

В.М. Бехтеревым описано болезненное состояние, связанное с боязнью покраснеть в обществе. Кроме того, им были описаны «навязчивая улыбка», «боязнь чужого взгляда» и др.

Некоторые авторы выделяют навязчивые действия, иногда проявляемые в ритуалах.

Многими авторами описаны самые разнообразные фобии. Это, например, айхнофобия или оксифобия – страх острых предметов, одна из наиболее часто встречающихся навязчивостей. Реже встречается акрофобия или гипсофобия – страх высоты: находясь на высоте, больные боятся падения вниз. Антропофобия или гомалофобия – страх толпы, при котором возникает боязнь потерять сознание в толпе, быть раздавленным. Дисморфофобия – страх уродства, когда человека постоянно мучает мысль о неправильном, уродливом развитии его тела. Мизофобия – страх нечистоты, боязнь загрязнения, особенно при прикосновении к чему-либо. Мифофобия – страх сказать неправду, в связи с чем человек избегает общения с людьми. Монофобия – страх одиночества, связанный с представлением о беспомощности одинокого человека. Нозофобия – страх заболеть какой-либо тяжелой, неизлечимой болезнью. К ним относятся акрофобия – боязнь чесотки; гельминтофобия – боязнь глистной инвазии; канцерофобия – боязнь раковой болезни; лиссофобия – боязнь заразиться бешенством, сифилофобия, спидофобия, боязнь заболеть психическим расстройством и мн. др. Сидородромофобия – боязнь ездить по железной дороге в связи с возможностью крушения. Особо частой формой навязчивого страха является танатофобия – страх смерти; тафефобия – страх быть заживо погребенным, фобофобия – страх перед возможностью возникновения навязчивого страха и т.д.

Невроз навязчивых состояний обычно проявляется в старшем школьном возрасте. Это состояния, при которых ребенок испытывает потребность совершать какие-либо действия, так как, по его мнению, это несет в себе защитные элементы. На самом деле, это и является механизмами защиты, как тики, однообразные движения, или респираторные явления.

Корни такого невроза – семейные отношения, вернее, их нарушения. Повышенная требовательность родителей, требовательность – ради требований, принципиальность – вопреки здравому смыслу. Родители требуют от ребенка беспрекословного подчинения, воспитание напоминает муштру. У детей в таких семьях возникает мнительность, боязнь нарушить требования родителей (о взрослых, выросших в таких условиях, говорят: «Пуганая ворона куста боится»).

Причины детских неврозов кроются в несовершенстве семейных отношений. Но, таким образом, проблема становится похожа на замкнутый круг:

— родители несут из своего детства свои страхи, проблемы, перекладывая их на плечи подрастающих детей;

— те, в свою очередь, – на плечи своих детей; и так можно продолжать долго, пока кто-либо из этой цепочки не остановится и не задумается: как исправить это положение?

Старинная притча говорит: к древнему мудрецу пришли молодые родители, ребенку которых было 10 дней, и спросили: «Когда нам начинать воспитывать своего ребенка?» На что мудрец им ответил: «Вы опоздали на 9 месяцев и 10 дней».

Таким образом, неврозы – это обратимые нарушения нервной деятельности, вызванные психическими травмами. Причины нервных заболеваний детей кроются в первую очередь в ошибках воспитания их собственных родителей.

poznayka.org

Психотерапия неврозов у детей и подростков

Психотерапия – динамический процесс улучшения психического реагирования больного с учетом снятия болезненных проявлений, укрепления ослабленных психических функций и развития индивидуальных возможностей. Психотерапия неврозов у детей и подростков включает диагностику взаимосвязанных невротических и личностных нарушений у всех членов семьи и соответствующую психотерапевтическую работу с больным ребенком и его непосредственным окружением. Отправной точкой патогенеза невроза является реакция личности на психотравмирующие обстоятельства жизни. Для невроза как психогенной болезни личности исходным и определяющим является нарушение отношений, из которого вытекают нарушение переработки и расстройство психических функций. Определяющую роль в патогенезе невроза играет психологический конфликт, который представляет собой несовместимость, столкновение противоречивых отношений личности. Присущие конфликту переживания становятся источниками заболевания лишь в том случае, когда занимают центральное место в системе отношений личности и когда конфликт не может быть переработан так, чтобы исчезло патогенное напряжение и был найден рациональный, продуктивный выход из возникшего положения.

Биологическими предпосылками неврозов у детей, по мнению автора, являются понижение биотонуса организма, соматическая отягощенность, невропатия, в основе которой лежит функциональную недостаточность вегетативной регуляции. У детей с врожденной и приобретенной физической неполноценностью часто обнаруживаются психогенные реакции и патологические изменения характера или патологические развития личности. Невротические реакции могут также возникать на фоне задержки психического развития и резидуальной церебральной органической недостаточности.

Преморбидные характеристики детей с неврозами: перевес субъективного и аффективного над объективным и логическим, импульсивность, эгоцентризм, упрямство, сензитивность, интровертированный тип реагирования, впечатлительность, возбудимость, пугливость, острая психическая травма (испуг, сильное потрясение); хроническая психотравмирующая семейная ситуация; дефекты воспитания; школьные конфликты и др.

При изучении семьи детей с неврозами А. И. Захаров предлагает применять клинико-анамнестический метод, дополненный психологическим и социально-психологическим методами (личностный опросник Айзенка, MMPI, опросник Кеттэла, опросник Лири, методика незаконченных предложений, методика Розенцвейга, цветовой тест Люшера).

Беседа. Вначале для беседы приглашается мать, а отец остается с ребенком в холле, где имеются игрушки и детские книжки. В процессе непродолжительной беседы с матерью удается составить представление об основных проблемах, связанных со здоровьем ребенка и отношениями в семье. После ее ухода в кабинет приглашается отец, который также излагает свое мнение о беспокоящих его и других членов семьи вопросах. После беседы с отцом проводится прием больного. Затем ребенок остается в холле, а в кабинет приглашаются оба родителя, и врач высказывает свое мнение о состоянии ребенка. Цель совместной беседы состоит в подчеркивании актуальности обращения родителей. В беседе отмечаются без детализации взаимосвязь состояния ребенка с общей эмоциональной атмосферой семьи и положительные стороны его личности. В последующем родители приводят ребенка на прием поочередно. Пока врач занимается с ним, родитель заполняет листы личностных опросников. После параллельного обследования ребенка и родителей с помощью опросников последние поочередно приглашаются на прием для сбора диагностической информации в виде клинической беседы или стандартизированного интервью.

Патогенные факторы, влияющие на появление невроза:

1. Антенатальные патогенные факторы: первая беременность, или предшествующие аборт или непроизвольный выкидыш, заболевания женской половой сферы, воспалительные заболевания матки и придатков; долгое отсутствие беременности, гормональные расстройства; нежелательная беременность, несоответствие пола родившегося ребенка ожиданиям родителей; наличие эмоционального стресса и невротического состояния; угроза самопроизвольного выкидыша, токсикозы первой и второй половины беременности и др.

2. Перинатальные патогенные факторы: преждевременные роды, слабость родовой деятельности, асфиксия ребенка в родах.

3. Постнатальные патогенные факторы: признаки резидуальной церебральной недостаточности в понимании, эмоциональный стресс матери, который сопровождается внутренней неудовлетворенностью, аффективной напряженностью, беспокойством и вызван в первую очередь эмоционально неровными отношениями с мужем и родителями, общей неустроенностью, проблемами ухода за ребенком, возникновением новой беременности.

С точки зрения автора, источниками беспокойства у детей, впоследствии заболевающих неврозом, могут быть в различном возрасте:

У детей первых лет жизни беспокойство нередко проявляется эмоциональной лабильностью вместе с общим сниженным фоном настроения, плаксивостью, ослаблением аппетита, сосанием пальцев и предметов, грызением ногтей, иногда мастурбациями перед сном.

В целом автор характеризует детей, заболевающих неврозом, следующими чертами:

1. сензитивность (эмоциональная чувствительность и ранимость) с выделением из нее структуры впечатлительности;

2. непосредственность (наивность); 3. выраженность чувства «я»;

4. импрессивность (внутренний тип переработки эмоций);

5. латентность (потенциальность — относительно постепенное раскрытие возможностей личности);

6. противоречивость некоторых черт темперамента и характера;

7. неравномерность психического развития, обусловленная действием предшествующих факторов. Особенности характера родителей: мягкость, повышенная эмоциональная чувствительность, впечатлительность, ранимость, обидчивость, заостренное чувство ответственности, долга, обязательности, трудность компромиссов, защитный характер поведения, отсутствие открытости, непосредственности и непринужденности в общении, наличие проблем самовыражения и самоконтроля, раздражительность, состояние внутреннего беспокойства, непереносимость ожидания. Матери жалуются на повышенную утомляемость, головные боли при напряжении и утомлении, спазмы и боли в области сердца, желудка и кишечника, ощущение комка в горле, покраснения при волнении, ознобы, повышение артериального давления во время напряжений и волнений. У отцов отмечается патология со стороны желудочно-кишечного тракта в виде гастритов, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, колитов, заболевания кожи (нейродермит, экзема, псориаз).

Выявленные характерологические и невротические изменения у родителей являются большей частью следствием неблагоприятных условий формирования их личности в прародительской семье в детском и подростковом периоде жизни.

Личностные изменения родителей отражаются на их отношениях в браке и на воспитании детей, создавая характерологически и невротически мотивированные проблемы семейных отношений.

Семейные конфликты. Конфликт может создавать постоянное и неразрешимое состояние внутреннего эмоционального напряжения типа дисстресса, ослабляющего биотонус, реактивность и чувство психического единства. Вследствие своих разногласий и личностных особенностей родители не могут вовремя и согласованно адаптироваться к ребенку, требующему индивидуального, эмоционально щадящего, терпеливого и доверительного отношения. В результате у ребенка возникают эмоциональные нарушения, создающие определенные препятствия для последующей адаптации в отношениях с родителями, которые реагируют на это аффективным и противоречивым образом, еще более расходясь во мнении друг с другом. Так возникает патологический круг нарушенных семейных отношений.

Негативные факторы воспитания:

1. непонимание родителями своеобразия личностного развития детей;

2. непринятие их индивидуальности;

3. несоответствие требований и ожиданий родителей возможностям и потребностям детей;

4. негибкость в отношениях с детьми;

5. неравномерность воспитания в различные годы жизни детей (эффекты родительской депривации в первые годы и гиперопека и чрезмерный контроль в последующем);

6. непоследовательность в обращении с детьми;

7. несогласованность воспитания между родителями.

Патогенные факторы воспитания:

1. аффективность и неровность в отношениях с детьми;

3. создание эмоциональной зависимости детей от родителей;

4. феномен «замены» индивидуальности ребенка характерологически и невротически измененным образом «я» родителей;

5. реактивно-защитный, невротически мотивированный характер взаимодействия с детьми;

6. излишняя принципиальность в отношениях с детьми, недоверие к их опыту, навязывание мнений и принижение чувства собственного достоинства;

7. индуцирующее воздействие на детей патологии родителей посредством механизмов внушения, «заражения», идентификации и привязанности.

Общий патогенез неврозов:

1. снижение биотонуса и изменение реактивности в результате действия ослабляющих защитные силы организма анте-, пери- и постнатальных факторов;

2. своеобразие преморбидного развития в виде сензитивности и латентности, удлиняющих процесс социализации и усиливающих восприимчивость к действию стрессовых факторов. Наличие трудносовместимых сочетаний некоторых черт темперамента и характера, нарушающих баланс взаимодействия внутренних сил развития;

3. заострение конституционально-генетических особенностей под воздействием стрессовых факторов;

4. формирование неудачного личностного опыта, преломляемого беспокойством, напряжением и аффективно-защитным типом реагирования;

5. возникновение внутреннего неразрешимого конфликта под влиянием неудачного и драматически переживаемого опыта межличностных отношений и обусловленная этим дезинтеграция процесса формирования личности;

6. перенапряжение психофизиологических, адаптационных возможностей организма и критическое нарастание эмоциональной напряженности под влиянием стрессовых условий развития, подавленного внешнего раздражения и неразрешимой личностной и семейной ситуации

7. «срыв» высших нейрорегуляторных функций с появлением развернутой клинической картины невроза. В качестве «пускового» фактора выступает острая психическая травма. Под воздействием дисстресса, подрывающего защитные силы организма, декомпенсируются «места наименьшего сопротивления» на органически-дефицитарном и конституционально-генетическом уровне, в еще большей степени снижаются биотонус, жизненная активность и вера в себя, исчезает самобытность и прекращается процесс творческого саморазвития.

Основные принципы психотерапии:

Семейная психотерапия рассматривается как метод восстановления функционального единства семьи посредством нормализации отношений и психического здоровья ее членов. А. И. Захаров выделяет несколько этапов семейной психотерапии:

1. Обследования семьи. Итогом этой стадии является постановка так называемого семейного диагноза, в котором обобщаются психопатологические, личностные, социально-психологические особенности исследуемой семьи.

2. Семейные обсуждения результатов обследования начинаются с изложения родителями своей точки зрения на причины возникновения нервного состояния у ребенка. Нередко отмечая отдельные недостатки в воспитании, особенно эмоциональную неустойчивость и непоследовательность, они не понимают истинных причин невротического состояния детей. Выслушав родителей, врач излагает свое мнение о причинах возникновения невроза у ребенка. Подчеркивается факт заболевания не только ребенка, но и взрослых членов семьи и серьезность создавшегося положения. В дискуссии врач придерживается активной позиции, но не применяет директив и предписаний. Она направляется так, чтобы характер обсуждаемых проблем, положительные примеры из клинической практики подсказывали родителям пути их решения. Обсуждение ряда проблем только намечается, но не завершается, что вызывает неизбежные вопросы со стороны родителей, усиливает их заинтересованность в совместном поиске решения кризисной ситуации. В итоге дискуссии достигается общая точка зрения на причины невротического заболевания ребенка и на способы его лечения. В результате семейных обсуждений происходит выравнивание отношений между родителями и изменение их взглядов на воспитание. В то же время у детей после нескольких сеансов направленной индивидуальной психотерапии наблюдается уменьшение остроты невротического состояния и идиосинкразических реакций в восприятии родителей. Таким образом, обе стороны подготовлены для проведения совместной психотерапии, цель которой заключается в повышении действенности перестройки семейных отношений в условиях, приближенных к реальным.

3. Совместная психотерапия больного и родителей осуществляется на последующих приемах, когда обсуждается динамика лечебных изменений и отношений между ними. Главное здесь — открытое рассмотрение явных и назревающих конфликтных ситуаций в семье. Каждый из участников беседы может выразить свою точку зрения, в то время как врач поддерживает это стремление и способствует рациональному разрешению семейных конфликтов. Бесконфликтная манера поведения врача, отсутствие предвзятости и сбалансированный характер оценок, вера в возможность налаживания позитивных отношений передаются участникам беседы и способствуют их эмоциональному сближению. Родители, взаимодействуя с врачом, во многом перенимают его стиль отношений с ребенком, внимательный, вдумчивый, откровенный и доброжелательный подход к решению семейных проблем. Врач в отличие от родителей не торопит и не осуждает ребенка, не стремится наклеить на него ярлык «плохого», а находит у него положительные изменения, одобрительно относится к детской непосредственности и активности, желанию наладить отношения с родителями. После совместной психотерапии родители более спокойно, внимательно, адекватно и последовательно относятся к детям.

Как родители, так и дети могут лучше представить себя на месте друг друга, понять и изменить в нужную сторону свои отношения, что позволяет успешнее провести дальнейшую индивидуальную психотерапию больного.

В процессе семейной психотерапии последовательно решаются проблемы семьи посредством коррекции отношений между родителями, взаимоотношений детей и родителей и оказания им всесторонней психотерапевтической помощи. Объединяющим семью фактором является совместная деятельность всех ее членов, направленная на лечение ребенка. Успешность лечения связывается с наличием ряда предварительных условий, которые в качестве явных и незримых предписаний оказывают положительное воздействие на динамику супружеских и родительских отношений.

Уменьшение или прекращение конфликта между родителями происходит в результате:

• осознания ими психогенных источников заболевания ребенка и взаимообусловленного характера семейных проблем;

• паритетного участия в лечении ребенка; • выполнения одних и тех же рекомендаций врача;

• обязывания соблюдать «бесконфликтный мораторий» как необходимое условие успешного лечения ребенка;

• переключения внимания на проблемы взаимоотношений с ребенком и непроизвольное использование врача для отреагирования ранее имевших место конфликтных напряжений;

• оказания им индивидуальной психотерапевтической помощи;

• подкрепления позитивных сдвигов в их отношениях улучшением в состоянии ребенка.

Основные положения семейной психотерапии:

1. Психотерапевтическое содействие всем членам семьи в разрешении их проблем в процессе сотрудничества с врачом;

2. Осознание родителями причин невротического заболевания ребенка и формирование у них соответствующего психотерапевтического настроя; 3. интегрирующая позиция врача в семейном конфликте;

4. совместные обсуждения с родителями задач психотерапии;

5. очередность их последующих посещений врача;

6. параллельная психотерапевтическая работа с детьми и родителями;

7. перестройка их отношений при совместной психотерапии и практическое обучение адекватным формам межличностных отношений.

Индивидуальная психотерапия (разъясняющая, рисуночная, игровая, гипносуггестивная).

Задачи индивидуальной психотерапии:

1. контакт с больным, его успокоение, создание доверия к врачу и методу лечения;

2. уменьшение остроты личностной реакции на невротическое заболевание;

3. эмоциональное отреагирование и снятие реакций страха;

4. разрешение невротического конфликта;

5. укрепление психофизиологических возможностей;

6. устранение патологических стереотипов реагирования, в т. ч. защитного типа поведения, принятие себя и других через сбалансированную и более зрелую систему оценок и суждений;

7. обучение навыкам адаптивного взаимодействия.

Необходимым условием психотерапии является наличие эмоционально положительных отношений с больным

Психотерапевтический эффект со стороны больного обусловлен следующими факторами:

Принципы индивидуальной психотерапии:

1. тактика психотерапии согласовывается с родителями больного ребенка, обеспечивая этим необходимую помощь с их стороны;

2. выбор методики психотерапии зависит от конкретной ситуации взаимодействия врача и больного, данных клиники и индивидуальных возможностей больного на каждом возрастном этапе его развития;

3. направленность психотерапевтического воздействия сочетается со спонтанностью, что делает его более гибким, естественным в приближенным к жизни;

4. руководство больным основано на паритетности отношений с ним;

5. врач действует вместе с больным, а не вместо него, оставаясь в пределах своего «я», чувствуя и понимая переживания больного;

6. устранение блокирующих невротических механизмов «я», раскрытие и развитие его резервов, восстановление доверия к себе и перестройка отношений со значимыми другими рассматриваются в качестве неразрывно связанных между собой лечебных и педагогических аспектов психотерапевтической коммуникации с больным;

7. в процессе психотерапии достигается взаимная адаптация детей и родителей.

Разъяснительная психотерапия: Основная ее задача – логически обоснованное разъяснение некоторых причин возникновения невротического заболевания. Осуществимо у подростков, в отношении которых уже можно говорить о достаточном уровне развития мышления и формировании нравственно-этических категорий. То же относится к разъяснению механизма действия психотерапевтических методик и обсуждению жизненных проблем. Для того чтобы больной мог понять, каким он может стать после лечения, ему вначале необходимо дать понять, кто он есть. Необходимо создать адекватное отношение к заболеванию и лечению и уменьшить остроту невроза. Создать адекватное отношение больного к своему состоянию – значит исключить как его недооценку, так и переоценку.

Рисуночная психотерапия. Изобразительная деятельность является средством связи между развивающимися мышлением и эмоциями, естественным стимулом для воображения.

Практическая ценность рисования состоит в предоставлении ребенку дополнительных возможностей для невербального выражения идей. В качестве особого языка познания рисование выступает как своеобразный вид коммуникации ребенка с окружающей его социальной действительностью. Рисование как творческий акт позволяет ребенку лучше отреагировать фантазии и переживания, безболезненно соприкоснуться с волшебным миром сказок и преданий, развить свои творческие потенции.

Дети с неврозами больше чувствуют и понимают, чем могут выразить это словами. Вербализация их чувств и мыслей не всегда возможна при конфликтных отношениях в семье, недостаточной отзывчивости родителей и тревожно-мнительном способе переработки жизненных неудач. Несвойственная ребенку, вынужденная задержка эмоций, накопление переживаний препятствует раскрытию творческих возможностей, снижает уверенность в своих силах и жизненную активность. В результате изобразительное искусство способно играть значительную роль в восстановлении душевного равновесия, способствуя освобождению подавленной эмоциональной и творческой энергии и одновременно выступая в качестве средства эстетического воспитания. В ряде случаев рисунки позволяют уточнить клинические данные.

Рисунки могут служить индикатором происходящих в процессе психотерапии изменений. В первую очередь это относится к динамике игровой терапии, после которой страшные персонажи выглядят уже не так угрожающе, палитра красок становится более разнообразной, на рисунках начинают чаще фигурировать люди, которые, к тому же, не находятся, как раньше, в конфликтно-разобщенной (удаленной) позиции по отношению к больному.

Игровая терапия основана на естественной для детей потребности в игре, являющейся важнейшим условием правильного, гармоничного развития ребенка, в том числе воображения, самостоятельности, навыков адаптированного взаимодействия с людьми. Игровая терапия подразумевает организацию игры как терапевтического процесса и требует эмоциональной вовлеченности врача, его гибкости и способности к игровому перевоплощению.

Игровая терапия и внушение являются основой психотерапии у детей, ее движущей силой. Игровая терапия находит свое успешное применение как самостоятельная методика психотерапии, так и в сочетании с другими методиками.

Диагностические, терапевтические и обучающие задачи игровой психотерапии тесно связаны между собой. Они реализуются в спонтанной, проводимой без определенного врачебного сценария, игре или в направленной игре по заранее составленному плану.

Правила, способствующих лучшей организации психотерапевтического процесса:

Внушение наяву является традиционным средством воздействия при неврозах и составной частью любой методики психотерапии. Внушающим действием в ситуации лечения могут обладать слова врача, его взгляд, манера поведения, обстановка, в которой проходит прием, и др.

От других видов словесного воздействия внушение отличается сочетанием

• Направленности – конкретный характера внушения, его цели,

• Директивности – безоговорочности внушения, его категоричности и обязательности, выраженные в форме повелительного наклонения. Директивность подразумевает отсутствие обратной вербальной связи, т. е. монолог врача, а не диалог с больным.

• Необычности – специфики проведения внушения, отличающую его от других видов лечебного воздействия, в ряде случаев — его неожиданность и новизна. • Экспрессивности — выразительности речи.

• Динамичности — энергетической характеристике внушения, его темпа. Сила звука обычно нарастает в середине или конце терапевтической части внушения, приковывая в максимальной мере внимание внушаемого. Близко к этому примыкают ритм внушения, расстановка в нем эмоциональных и смысловых акцентов, динамичное чередование слов и пауз.

Внушение направлено на изменение тех симптомов, которые беспокоят больного, т. е. осознаются им, воспринимаются как привходящие, чуждые, навязанные. Эмоционально воздействуя на психику, внушение через формируемую им терапевтическую доминанту активирует защитные, здоровые силы организма, мобилизует резервы саморегуляции, повышает биотонус. В своей сущности внушение одномоментно, т. е. оно действует сразу или не действует вообще. Механизм действия суггестивной терапии состоит в частичной или полной замене патологической доминанты лечебной, активирующей функционирование здоровых нейродинамических систем организма. Все последующие внушения направлены на подкрепление и усиление достигаемых лечебных изменений. Основная задача внушения состоит в изменении и устранении невротических реакций, возникающих под влиянием сверхсильных психогенных раздражителей. К ним относятся недлительно протекающие реакции страха, невротическое заикание, мутизм, афония, амавроз и др. Гипнотерапия с практической точки зрения, осуществима у детей после 4 лет. Во всех случаях необходимы определенная концентрация внимания на содержании гипнотических внушений и понимание их смысла. У детей младшего возраста сеанс проводится в присутствии матери, которая «убаюкивает» ребенка, в то время как врач соответственно ее тону произносит понятные для ребенка слова внушения. Успешность гипнотерапии зависит от активности больного в процессе лечения, психофизиологических ресурсов его организма, профессионального опыта врача, от выполнения ряда предварительных условий, важнейшее из них заключается в том, чтобы применять гипнотерапию только после уменьшения остроты невроза, актуальности невротического конфликта и предварительного укрепления ослабленных сил организма. Поэтому она является заключительным этапом индивидуальной психотерапии. Посредством внушения в глубоком гипнозе можно нейтрализовать травмирующее содержание некоторых кошмарных сновидений. Вначале внушается индифферентная, а затем эмоционально положительная тематика сновидений. Достигнутая модель желаемого поведения закрепляется в процессе последующих игровых занятий.

В глубоком гипнозе создаются необходимые предпосылки для устранения фобий, которые трудно воспроизвести в игре или рисунках. К ним относятся навязчивые страхи ожидания, несчастья, заболевания, смерти и т. д. Окончательное устранение страхов достигается при последующих обсуждениях с больным и перестройке его отношений.

Гипноз создает благоприятные условия для тренировки на определенном этапе лечения некоторых функциональных систем организма, например для выработки условного рефлекса на чистую речь, произвольной регуляции дыхания при приступах бронхиальной астмы и т. д. Посредством гипнотерапии устраняется условно-рефлекторное действие патологических доминант, нормализуется сон, уменьшаются проявления церебральной астении и улучшается вегетативная регуляция организма.

Групповая психотерапия завершает семейную в индивидуальную психотерапию, повышая их действенность в приближенных к реальности условиях общения со сверстниками. Предварительными условиями групповой психотерапии со стороны родителей являются улучшение семейных отношений и снятие остроты их невроза, а со стороны больного — заинтересованность в результатах лечения, смягчение невротического состояния, доступные возрасту осознание и разрешение в основных чертах внутреннего конфликта.

Успешность этой методики лечения зависит от профессиональной подготовки врача и его личностных качеств, условий проведения психотерапии, правильного подбора больных, оптимальной тактики руководства группой. Подготовка врача требует соответствующих знаний в области психиатрии, психотерапии и социальной психологии и включает опыт педагогической и игровой работы с детьми, знакомство с имеющейся практикой групповой психотерапии.

Цель групповой психотерапии состоит в восстановлении психического единства личности посредством нормализации ее межличностных отношений. Она достигается при успешном решении в группе задач личностной диагностики, терапии и обучения.

Процесс групповой психотерапии складывается из четырех этапов:

1. Объединение детей в группу начинается совместной и интересной для них деятельностью в виде экскурсий в музей, парк, кино, осмотра поликлиники и кабинетов, рисования, лепки, предметных игр, рассказов о книгах и увлечениях

2. Рассказы, которые сочиняются дома и по очереди рассказываются в группе.

3. Игра проводится на темы, предлагаемые детьми и врачом. В играх последовательно воспроизводятся рассказы, сказки, условные и реальные ситуации. Игры на данном этапе в отличие от этапа объединения требуют включения врача и высокой активности играющих. В начале игры основаны полностью на инициативе детей. Врач не руководит игрой, предоставляя эту возможность автору рассказа, который становится главным действующим лицом и распределяет вспомогательные роли среди остальных членов группы, включая врача. Игра основана на общей фабуле рассказа, и в ней нет готовых реплик для исполняющих те или иные роли, т. е. допускается в определенных пределах импровизация диалогов действующих лиц. В течение нескольких занятий проигрываются рассказы всех участников группы. Игры по рассказам и рисункам сменяются драматизацией общеизвестных сказок. Игры на темы, предложенные врачом, проходят в обратной последовательности: сказки, условные и реальные ситуации, рассказы. Руководя игрой, врач распределяет роли с учетом личностных и клинических особенностей детей с целью воздействия на играющего характером изображаемого персонажа. Главными в игре являются эмоциональная атмосфера, сыгранность участников и их спонтанная активность. Она раскрывает эмоциональные и интеллектуальные резервы группы, когда имеет завершенный характер. Дробление ее на короткие эпизоды и их обсуждения нарушают принцип спонтанности в завершенности игрового действия.

4. Обсуждение представляет заключительный этап групповой психотерапии. Цель его состоит в закреплении результатов лечения, дальнейшем расширении кругозора детей и развитии их самосознания. В развернутом виде оно наиболее целесообразно у подростков. В доступной форме обсуждаются такие вопросы, как отношение к себе и окружающим, автономия и зависимость, ответственность и чувство долга, потребности и возможности, признание, дружба и т. д.

Аннотацию выполнила студентка Анненко С. А.

Оглавление

Глава 1. Патогенетические обоснования психотерапии неврозов.

Глава 2. Семья как патогенетически обусловливающий фактор неврозов у детей и подростков.

Обследование семьи детей с неврозами.

Прародительская семья и ее влияние на родительскую семью.

Развитие детей до заболевания неврозом.

Отношения в семье.

Патогенез неврозов у детей.

Глава 3. Основные направления в психотерапии неврозов.

Обзор отечественной литературы.

Обзор зарубежной литературы.

Глава 4. Семейная психотерапия.

Глава 5. Индивидуальная психотерапия.

Применение психотерапии изобразительного творчества.

Глава 6. Внушение и гипноз.

Глава 7. Групповая психотерапия.

Заключение

Неврозы в детском возрасте являются клинико-психологическим выражением проблем семьи в трех поколениях: прародителей, родителей и детей. В этих поколениях происходят относительное уменьшение выраженности характерологических изменений, в наибольшей мере представленных в прародительской семье, и увеличение невротических, эмоциональных в своей основе и психогенных по своему происхождению изменений личности. Центром перекреста характерологических и невротических изменений в семье являются родители детей с неврозами.

Изменения личности у родителей предшествуют развитию невроза у детей, способствуя возникновению конфликтных отношений в семье и неблагоприятно отражаясь на их воспитании. В связи с этим выделяются эгоцентризм, затрудняющий принятие ребенка и его индивидуальности и эмпатический контакт с ним в дальнейшем; тревожность, лежащая в основе гиперопеки; внутренняя конфликтность, осложняющая отношения в семье; а также излишняя принципиальность, ведущая к негибкости и чрезмерному контролю в отношениях с детьми.

Главным патогенным аспектом отношения родителей является то, что они непроизвольно используют детей для разрешения своих личностных проблем и кризисных ситуаций в семье. Здесь и одностороннее привязывание ребенка к себе, предотвращающее страх одиночества, и конфликтное неприятие в нем черт темперамента и характера другого родителя, гиперопека, уменьшающая чувство беспокойства, эффективность в обращении с детьми, разряжающая эмоциональное напряжение родителей.

Особое значение приобретает паранойяльный настрой родителей, имеющий своими предпосылками авторитарные черты личности прародителей (в основном у бабушки ребенка по линии матери) и общие с прародителями гиперсоциализацию, сензитивность, тревожность. Если гиперсоциализация и сензитивность в той или иной мере присущи обоим родителям, то тревожность — преимущественно матери, отцу же более свойственна мнительность. Вместе это образует тревожно-мнительную констелляцию черт характера родителей.

В плане воспитания авторитарность прародителей сказывается у родителей безоговорочным навязыванием своего мнения, гиперсоциализация — чрезмерной принципиальностью в отношениях с детьми, сензитивность — склонностью к образованию рудиментарных идей отношения в виде недоверчивости и настороженности к собственному опыту ребенка, к влиянию на него сверстников и воспитателей, повышенной обидчивости во взаимоотношениях с ним, ревности к вниманию другого родителя. Тревожность звучит в защите ребенка от невротически воображаемых опасностей, мнительность — в ритуально-педантичном предопределении его образа жизни. Чем выше тревожность матерей и чем они старше по возрасту, тем больше тревожность у детей, клинически проявляемая неврозом страха и неврозом навязчивых состояний. В то же время пунктуальность и педантичность отцов коррелируют со степенью выраженности у детей психомоторных расстройств (в первую очередь навязчивых тиков).

Невротическая, большей частью тревожная, основа паранойяльного настроя мотивирована травмирующим жизненным опытом родителей в прошлом, низкой степенью их самопринятия в настоящем и стремлением предотвратить подобный опыт у ребенка в будущем. В итоге паранойяльный настрой родителей представляет собой не только характерологическое, но и невротическое образование в их личности, являясь сплавом этих образований в изученных нами трех поколениях семьи.

Основная патогенная роль паранойяльного настроя родителей заключается в недоверии к возможностям ребенка, его опыту формирования «я», что приводит к непринятию его индивидуальности, несоответствию требований и ожиданий родителей реальным возможностям детей, их возрастным потребностям, наиболее адекватному для них ритму и темпу психического развития. Недоверие к формирующемуся опыту детей, непринятие их индивидуальности и несоответствие воспитания возрастным возможностям и потребностям развития вместе с конфликтными отношениями в семье представляют собой главные психотравмирующие аспекты существования детей в семье.

Навязывание родителями своей характерологически и невротически измененной «я-концепции» и возникающий вследствие этого внутренний конфликт у детей составляет сущность психогенного механизма происхождения их невроза, когда они воспринимают навязываемый опыт как неестественный для них, несовместимый с возможностями и потребностями развития и отличающийся от норм общения, принятых среди сверстников, т. е. от «я-образа» — представления о себе, с точки зрения других. Навязанный и тем более внушенный опыт не может быть отторгнут усилием воли. Его можно пережить или, как это происходит в изучаемых нами случаях, переболеть им, когда он, подобно инородному телу, может быть отторгнут посредством невроза, выражением чего является аффект — эмоциональное расстройство.

В психологическом отношении невроз — парадоксальное средство решения проблем, реактивно-защитный способ их переработки, неосознаваемая попытка избавиться от них и обрести душевное равновесие. Неосуществимость такой попытки порождает пессимизм, неверие в свои силы и личностный регресс. Вместо присущих детям доверчивости, наивности и непосредственности развиваются недоверчивость, настороженность и страх, представляющие собой неадекватную форму приспособления к действительности, основу для тревожно-мнительного и паранойяльно-защитного развития их личности и создающие среди сверстников мнение о таких детях как о «недотрогах».

Итак, психогенные изменения формирующейся личности детей обусловлены неудачно и драматически переживаемым опытом межличностных отношений, отсутствием возможности создания приемлемой «я-концепции» с вытекающей из этого неустойчивостью самооценки, болезненно-чувствительным, эмоционально-неустойчивым и тревожно-неуверенным «я». Подобный психогенно искаженный образ «я» отличается от сложившегося образа «я», идеального стандарта и стандарта культуры и свидетельствует о невротической дезинтеграции процесса формирования личности ребенка, его маргинальной, противоречивой внутренней позиции. Невротическая дезинтеграция «я» переживается вначале как невозможность соответствовать требованиям и ожиданиям родителей и оставаться в то же время самим собой, в дальнейшем — как несоответствие нормам общения, принятым среди сверстников. Неразрешимый характер этого внутреннего противоречия как источник постоянной аффективной напряженности и беспокойства декомпенсирует защитные силы организма, его активность и жизненный тонус. В этих условиях нарастает аффективная непереносимость сложных жизненных ситуаций, обусловленная психотравмирующим жизненным опытом, беспокойством и страхом изменения «я» и проявляющаяся тревожно-мнительным, аффективно-нетерпеливым и защитно-эгоцентрическим стереотипом личностного реагирования.

В результате невроз как болезненно-защитная форма реагирования на аффективно переживаемые и неразрешимые проблемы развития, выражения и признания своего «я» снижает творческий, эмпатический потенциал личности, осложняет адаптацию среди сверстников и затрудняет дальнейшее принятие ролей.

Ключевыми вопросами патогенеза являются тесно связанные между собой паранойяльный настрой родителей, страх изменения «я» у детей и неразрешимая для них проблема «быть собой среди других». Если паранойяльный настрой родителей проявляется недоверием к детям, то следствием этого будет недоверие детей к себе, выражающееся неуверенностью в своих силах и возможностях. Неверие в себя, иначе низкий уровень самопринятия, порождает недоверие к другим, к новому опыту, неспособность к переменам, что находит свое отражение в страхе изменения «я». Недоверие к себе (неуверенность) и недоверие к другим (страх изменения «я») создают неразрешимую для личности проблему «быть собой среди других».

Основанная на патогенезе неврозов психотерапия направлена на восстановление и укрепление психического единства личности в процессе семейной, индивидуальной и групповой психотерапии.

Задача семейной психотерапии заключается в восстановлении функционального единства семьи посредством нормализации отношений и психического здоровья ее членов. В первую очередь это относится к родителям, психотерапия у которых проводится одновременно с психотерапией у детей.

Вместе с формированием оптимального настроя родителей на лечение, изменением их взглядов на воспитание и сотрудничеством с врачом в разрешении ряда семейных проблем это создает необходимые предпосылки для психотерапии детей.

Задача индивидуальной психотерапии состоит в достижении психического единства и актуализации возможностей развития посредством перестройки отношений, разрешения внутреннего конфликта, устранения блокирующих личностное развитие страха изменения «я», неуверенности в себе и болезненного перенапряжения психофизиологических ресурсов организма.

Действенность психотерапевтического вмешательства, включая внушение, объясняется принципиально обратимым характером невротических расстройств, когда усиление здорового «я», адаптивных систем организма в процессе психотерапии сопровождается ослаблением и отторжением болезненного «я», клинических проявлений невроза, укрепляя тем самым ядро личности и ее психическое единство. Интеграции «я» способствует доверие врача и родителей к больному. Вместе с улучшением самочувствия это развивает доверие к себе и отзывчивость к другим, что создает веру в себя, выражаемую уверенностью в своих силах и возможностях, решительностью в действиях. В результате индивидуальной психотерапии развивается умение контролировать чувства и владеть собой.

Необходимым условием для проведения групповой психотерапии является позитивная динамика личностных изменений при индивидуальной психотерапии ввиду улучшения нервно-психического состояния больного, в первую очередь уменьшения возбудимости, астении и психомоторных расстройств, разрешения в основных чертах внутреннего конфликта, развития доверия к себе и уверенности в своих силах. Задача групповой психотерапии заключается в укреплении психического единства личности посредством нормализации межличностных отношений. Обучающей моделью адаптивного взаимодействия служит сама психотерапевтическая группа, состоящая вначале из сверстников, а затем из сверстников и взрослых.

В рассматриваемом значении психотерапия означает не возврат к прошлому, а свободу от его посягательств на настоящее и будущее снятием зафиксированных в прошлом опыте страхов и тревог, уверенность в себе и одновременно в своей способности соответствовать другим, быть среди них. В этом плане особое значение приобретает коррекция недоверия родителей к детям (в процессе семейной психотерапии), недоверия детей к себе (в процессе индивидуальной психотерапии), недоверия к другим, выражаемого страхом изменения «я» в процессе групповой психотерапии, что приводит к разрешению личностной проблемы «быть собой среди других».

Таким образом, семейная, индивидуальная и групповая психотерапия представляет стадии единого, системно понимаемого психотерапевтического процесса, направленного на восстановление и укрепление психического единства личности посредством нормализации отношений в семье (семейная психотерапия), разрешения внутреннего конфликта (индивидуальная психотерапия) и налаживания отношений со сверстниками (групповая психотерапия). Итогом психотерапевтического процесса является нормализация психического функционирования и актуализация возможностей личностного развития в социальном контексте отношений.

Без оказания соответствующей психотерапевтической помощи психогенные нарушения в формировании личности детей становятся устойчивыми, эгоцентрически заостренными и тормозимыми чертами характера, что способствует появлению у них в дальнейшем под влиянием тех или иных жизненных трудностей аффективно неразрешимых проблем общения и понимания других людей, которые, в свою очередь, могут оказывать неблагоприятное воздействие на взаимопонимание в браке и воспитание детей. Разорвать этот замкнутый круг можно только широким комплексом социальных, медико-педагогических, психопрофилактических и психотерапевтических мероприятий, включая дальнейшее развитие специализированной Службы семьи и организацию направленной психотерапевтической помощи детям и подросткам.

childpsy.ru