Критерии психопатии по ганнушкину-кербикову

Что есть норма, что психопатия?

Три критерия нормы

Продолжим разговор об акцентуациях. Что есть норма, что есть патология? Вот чему учат на Психологическом факультете МГУ:

[Юлия Гиппенрейтер] Практически все авторы типологий подчеркивали, что характер может быть более и менее выражен. Представьте себе ось, на которой изображена интенсивность проявлений, характеров. Тогда на ней обозначатся следующие три зоны: зона абсолютно «нормальных» характеров, зона выраженных характеров (они получили название акцентуаций) и зона сильных отклонений характеров, или психопатии. Первая и вторая зоны относятся к норме (в широком смысле), третья — к патологии характера. Соответственно, акцентуации характера рассматриваются как крайние варианты нормы(. )

Различение между патологическими и нормальными характерами, включающими акцентуации, очень важно. По одну сторону черты, разделяющей вторую и третью зоны, оказываются индивиды, подлежащие ведению психологии, по другую — малой психиатрии. Конечно, «черта» эта размыта. Тем не менее, существуют критерии, которые позволяют ее приблизительно локализовать на оси- интенсивности характеров.

Таких критериев три, и они известны как критерии психопатий Ганнушкина — Кербикова.

Характер можно считать патологическим, т. е. расценивать как психопатию, если он относительно стабилен во времени, т. е. мало меняется в течение жизни (. ) «Каков в колыбельке, таков и в могилку».

Второй признак — тотальность проявлений характера: при психопатиях одни и те же черты характера обнаруживаются всюду: и дома, и на работе, и на отдыхе, и среди знакомых, и среди чужих, короче говоря, в любых обстоятельствах. Если же человек, предположим, дома один, а «на людях» — другой, то он не психопат.

Наконец, третий и, пожалуй, самый важный признак психопатий — это социальная дезадаптация. Последняя заключается в том, что у человека постоянно возникают жизненные трудности, причем эти трудности испытывает либо он сам, либо окружающие его люди, либо и тот и другие вместе. Вот такой простой житейский и в то же время вполне научный критерий.

Третий критерий по Ганнушкину

[И.Ш.] Итак, сочетание трех («всегда», «везде», «с проблемами») — акцентуация. Сами по себе «всегда» и «везде» не плохи.

Третий критерий надо применять осторожно. Человека нельзя объявить психопатом на том основании, что у него возникают жизненные трудности. Они могут происходить от конфликта с обществом. В этом случае неплохо разобраться, кто в этом конфликте виноват. Кто шагает не в ногу, солдат или рота? Чаще всего не в ногу шагает именно рота.

Но с точки зрения тоталитарного государства и с точки зрения психологии-проститутки, работающей на тоталитарное государство, в случае конфликта личности и коллектива (и всего общества) неправой заведомо считается личность. Как будто история не знает примеров всенародных помешательств. Кто конфликтует с советской действительностью — для нее психопат по определению. Если подростки преследуют отличника, «ботаника» — значит «ботаник» психопатичен, раз у него с обществом проблемы возникают.

А если страдают окружающие, но сам человек преуспевает, можно ли отнести его к психопатам? Можно даже по критериям Ганнушкина. Но, уточним, только если проблемы окружения связаны с действиями человека, а не с неадекватными реакциями самого окружения. Если проблемы вызникли у общества потому что Джордано Бруно рассказал ему о звездах, то это не значит, что Джордано Бруно психопат. Психопатами были попы, а не Джордано Бруно.

Но если проблемы у окружения из-за человека? В наше крутое время к преуспевающему лично человеку, создающему при этом проблемы другим, отношение иное. Способность тянуть одеяло на себя, не считаясь с окружающими, считается проявлением избранности, а не психопатии.

shalnov.ru

Критерии психопатии Ганнушкина-Кербикова

Патология характера (психопатия) всегда характеризуется тремя признаками (критерии Ганнушкина – Кебрикова):

Отсутствие хотя бы одного критерия исключает психопатию.

Классификации психопатий

Существует несколько классификаций психопатий по различным признакам. Психопатии можно классифицировать по степени тяжести:

Можно разделять психопатии по причине возникновения:

Конституциональные (или истинные, генуинные, «ядерные»). В возникновении конституциональной психопатии решающий фактор принадлежит наследственности. К ним чаще относятсятакие типы психопатий: циклоидная, шизоидная, психастеническая, эпилептоидная.

Приобретенные (психопатическое, или патохарактеро-логическое развитие). При психопатическом развитии главное – неправильное воспитание, негативное влияние среды. В данном случае выявляются возбудимое, истероидное, неустойчивая психопатия.

Органические. Последние развиваются вследствие действия на мозг пренатальных, натальных и ранних постнатальных (первые 2-3 года) патологических факторов (интоксикации, инфекции, черепно-мозговые травмы и т.д.). После органического поражения головного мозга чаще отмечаются возбудимая и неустойчивая психопатия.

Разные авторы предлагают разную типологию психопатий и акцентуаций характера. Например, так выглядит классификация, предложенная А. Е. Личко:

гипертимный,

циклоидный,

лабильный,

астено-невротический,

сензитивный,

психастенический,

шизоидный,

эпилептоидный,

истероидный,

неустойчивый,

конформный

Кроме отдельных типов психопатий Личко выделяет также смешанные, например: гипертимно-неустойчивый, сензитивно-психастенический и др.

Несколько отличная классификация акцентуаций черт характера (демонстративный, педантичный, застревающий) и акцентуаций черт темперамента (гипертимная личность, дистимическая, аффективно-лабильная, аффективно-экзаль-тированная, тревожная), а также сочетания акцентуированных черт характера и темперамента (экстравертированная и интровертированная личности) предложена К. Леонгардом.

Интересное описание разных типов характера предлагает Д. Дриль. Он исследует антисоциальное поведение «нервных истериков, алкоголиков, эпилептиков», а также анализирует некоторые болезни, уголовные дела, причины совершения преступлений и связь с особенностями характера. Кроме того, Дриль характеризует некоторые персонажи из художественной литературы (например, тип Рудина, Обломова). Дает общую характеристику «оскуделых натур».

Ф. Шольц описывает патологию детских характеров, формирование акцентуаций характера и психопатий в соответствии с разными типами воспитания, наследственности. Он использует простые названия для разных типов характера, как-то: капризный ребенок, боязливый, спесивый (ненормальности в области чувств и ощущений), ветреный ребенок, любопытный и скрытный (ненормальности в области чувств и впечатлений), беспокойный, жадный, склонный к разрушению (ненормальности в области воли и действий). Предлагает методы коррекции, воспитания для детей с разными типами характера.

Для диагностики акцентуаций характера и психопатий используются следующие методики: ПДО (патохарактерологический диагностический опросник), метод идентификации Эйдемиллера, методика Леонгарда-Шмишека, MMPI.

Литература

Ганнушкин П. Б. Избранные труды./ Под ред. О. В. Кербикова. – М., 1962.

Дриль Д. Психофизические типы в их отношении с преступностью и их разновидности (нервные, истерики, эпилептики и оскуделые разных степеней). – М., 1895.

Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1989.

Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера. – Л., 1983.

Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.

Личко А. Е., Иванов Н. Я. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков. Методическое пособие. – М., 1995.

Патохарактерологические исследования у подростков. /Под ред. А. Е. Личко, Н. Я. Иванова. – Л., 1981.

Шольц Ф. Ненормальности детских характеров. – М., 1983.

xstud.ru

Психопатии и акцентуации характера (определение, этиология, классификация)

По А. Е. Личко, «акцентуации характера – это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей, даже повышенной устойчивости к другим».

Определение черты характера по Б. Г. Ананьеву: «Чертой характера является или становится лишь существенное отношение к обстоятельствам жизни и к собственным действиям. Принципиальность, жизнерадостность, честность, требовательность, строгость, чуткость, общительность и другие черты характера представляют собой определенные, укоренившиеся в личности отношения к окружающей действительности, обществу, труду, другим людям, самому себе».

По степени выраженности Личко выделяет явные и скрытые акцентуации. Явная акцентуация – крайний вариант нормы. Черты характера при этой акцентуации достаточно выражены в течение всей жизни, не наступает декомпенсации при отсутствии психотравм. Скрытая акцентуация – обычный вариант нормы. Черты характера этого типа проявляются в основном при психотравмах, но не отмечается хронической дезадаптации.

По степени выраженности можно выделить два вида акцентуаций характера:

· Явная акцентуация характера — крайний вариант нормы. Черты характера достаточно выражены в течение всей жизни.

· Скрытая акцентуация характера — обычный вариант нормы. Черты характера этого типа проявляются в основном при психотравмах.

Они могут переходить друг в друга под влиянием различных факторов, среди которых важную роль играют особенности семейного воспитания, социального окружения, профессиональной деятельности, физического здоровья.

Выделяются следующие основные типы акцентуации характера:

1) циклоидный — чередование фаз хорошего и плохого настроения с различным периодом;

2) гипертимный — постоянно приподнятое настроение, повышенная психическая активность с жаждой деятельности и тенденцией разбрасываться, не доводить дело до конца;

3) лабильный — резкая смена настроения в зависимости от ситуации;

4) астенический — быстрая утомляемость, раздражительность, склонность к депрессиям и ипохондрии;

5) сензитивный — повышенная впечатлительность, боязливость, обостренное чувство собственной неполноценности;

6) психастенический — высокая тревожность, мнительность, нерешительность, склонность к самоанализу, постоянным сомнениям и рассуждательству, тенденция к образованию обсессий и ритуальных действий;

7) шизоидный — отгороженность, замкнутость, интроверсия, эмоциональная холодность, проявляющаяся в отсутствии сопереживания , трудностях в установлении эмоциональных контактов, недостаток интуиции в процессе общения;

8) эпилептоидный — склонность к злобно-тоскливому настроению с накапливающейся агрессией, проявляющейся в виде приступов ярости и гнева (иногда с элементами жестокости), конфликтность, вязкость мышления, скрупулезная педантичность;

9) застревающий (паранойяльный) — повышенная подозрительность и болезненная обидчивость, стойкость отрицательных аффектов, стремление к доминированию, неприятие мнения других и, как следствие, высокая конфликтность;

10) демонстративный (истероидный) — выраженная тенденция к вытеснению неприятных для субъекта фактов и событий, к лживости, фантазированию и притворству, используемым для привлечения к себе внимания, характеризуемая авантюристичностью, тщеславием, «бегством в болезнь», при неудовлетворенной потребности в признании;

11) дистимный — преобладание пониженного настроения, склонность к депрессии, сосредоточенность на мрачных и печальных сторонах жизни;

12) неустойчивый — склонность легко поддаваться влиянию окружающих, постоянный поиск новых впечатлений, компаний, умение легко устанавливать контакты, носящие, однако, поверхностный характер;

13) конформный — чрезмерная подчитенность и зависимость от мнения других, недостаток критичности и инициативности, склонность к консерватизму.

В отличие от «чистых» типов, значительно чаще встречаются смешанные формы акцентуации характера — промежуточные типы результат одновременного развития нескольких типических черт.

Если акцентуация характера является крайним вариантом нормы, то психопатия – это патология характера. По П. Б. Ганнушкину, «психопатии – это аномалии характера, которые определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток, в течение жизни не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям и мешают приспособиться к окружающей среде».

Чтобы более всесторонне определить психопатии, можно рассмотреть несколько определений этого понятия.

По выражению Балля,»Психопатические личности – постоянные обитатели области, пограничной между душевным здоровьем и душевными болезнями, как неудачные биологические вариации, как чрезмерно далеко зашедшие в сторону от определенного среднего уровня или нормального типа».

Шнейдер: «Психопатические личности – это такие ненормальные личности, от ненормальности которых страдают или они сами, или общество».

Крепелин о психопатических личностях говорит как об инфантильных (парциальный, неравномерный инфантилизм; чаще проявляется в области воли и чувств): «Впечатление чего-то недоразвитого, детского, например, повышенная внушаемость, склонность к преувеличению, чрезмерная фантазия у истериков, слабая воля у неустойчивых…».

Критерии психопатии Ганнушкина-Кербикова

Патология характера (психопатия) всегда характеризуется тремя признаками (критерии Ганнушкина – Кебрикова): тотальностью; стабильностью; дезадаптацией. Отсутствие хотя бы одного критерия исключает психопатию.

Классификации психопатий.Существует несколько классификаций психопатий по различным признакам. Психопатии можно классифицировать по степени тяжести: тяжелая, выраженная, умеренная.

Можно разделять психопатии по причине возникновения:

· Конституциональные (или истинные, генуинные, «ядерные»). В возникновении конституциональной психопатии решающий фактор принадлежит наследственности. К ним чаще относятсятакие типы психопатий: циклоидная, шизоидная, психастеническая, эпилептоидная.

· Приобретенные (психопатическое, или патохарактеро-логическое развитие). При психопатическом развитии главное – неправильное воспитание, негативное влияние среды. В данном случае выявляются возбудимое, истероидное, неустойчивая психопатия.

· Органические. Последние развиваются вследствие действия на мозг пренатальных, натальных и ранних постнатальных (первые 2-3 года) патологических факторов (интоксикации, инфекции, черепно-мозговые травмы и т.д.). После органического поражения головного мозга чаще отмечаются возбудимая и неустойчивая психопатия.

Разные авторы предлагают разную типологию психопатий и акцентуаций характера. Например, так выглядит классификация, предложенная А. Е. Личко: гипертимный, циклоидный, лабильный, астено-невротический, сензитивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый, конформный.

Э. Г. Эйдемиллер предлагает свою классификацию, близкую к типологии Личко, в разработанном им методе аутоидентификации и идентификации по словесным характерологическим портретам.

Несколько отличная классификация акцентуаций черт характера (демонстративный, педантичный, застревающий) и акцентуаций черт темперамента (гипертимная личность, дистимическая, аффективно-лабильная, аффективно-экзаль-тированная, тревожная), а также сочетания акцентуированных черт характера и темперамента (экстравертированная и интровертированная личности) предложена К. Леонгардом.

Интересное описание разных типов характера предлагает Д. Дриль. Он исследует антисоциальное поведение «нервных истериков, алкоголиков, эпилептиков», а также анализирует некоторые болезни, уголовные дела, причины совершения преступлений и связь с особенностями характера. Кроме того, Дриль характеризует некоторые персонажи из художественной литературы (например, тип Рудина, Обломова). Дает общую характеристику «оскуделых натур».

Ф. Шольц описывает патологию детских характеров, формирование акцентуаций характера и психопатий в соответствии с разными типами воспитания, наследственности. Он использует простые названия для разных типов характера, как-то: капризный ребенок, боязливый, спесивый (ненормальности в области чувств и ощущений), ветреный ребенок, любопытный и скрытный (ненормальности в области чувств и впечатлений), беспокойный, жадный, склонный к разрушению (ненормальности в области воли и действий). Предлагает методы коррекции, воспитания для детей с разными типами характера.

В. В. Пушков и Г. А. Харитонов рассматривают зависимость психопатических расстройств подростков от их возраста, пола, условий воспитания, наличия органических нарушений.

Систематика психопатий.Крепелиновская классификация психопатий (включавшая 7 ее разновидностей), хотя в основном исходила из клинических принципов, но допускала и психологическое их обоснование, почему и была достаточно пестрой. В еще большей степени описательно-психологический подход проявляется в классификации К. Schneider (1928). Среди 10 предложенных им форм имеются и такие — безвольные, бездушные (т. е. лишенные стыда, чести, совести), что отражает целиком социально-психологическую основу выделения этих форм. Впрочем, такой — далекий от клиники, чисто психологический подход К. Schneider ярко выражен в сформулированном им, глобальном признаке психопатической личности, которая, по его словам, «страдает сама и заставляет страдать окружающих».

Е. Kretscnmer (1921) ставил психическую организацию человека, в частности — его характер, в жесткую зависимость от соматической конституции, типа телосложения, выделял как основные формы психопатии — шизоидную и циклоидную. Кроме этого, соматологического принципа понимания психопатий, Е. Kretschmer выводил эти формы психопатий из больших психозов — шизофрении и маниакально-депрессивного психоза, т. е. вместо поиска основы психопатий в их отклонении от нормы направлял на поиск преморбидных свойств личности больных с этими большими психозами. В последующем на таких же «основаниях» выделялись эпилептоиды и другие формы. Пороки этой концепции не однозначны. Прежде всего, как циклоидные личности не всегда развивались у пикников, так и шизоидные — не только у астеников и лептосомных. Более того, наличие шизоидной психопатии вовсе не означало обязательного заболевания индивида шизофренией, хотя таковую Е. Kretschmer уже рассматривал как этап этого заболевания, стирая тем самым качественные различия между характером (здесь — патологическим) и прогредиентным психическим заболеванием. Кроме того, такая психопатия для Е. Kretschmer была патологической конституцией, т. е. целиком наследственно обусловленной. Все эти пороки кречмеровской классификации вызывают отрицательное отношение к ней многих ученых. И, тем не менее, она не только была широко распространена в прошлом, но и теперь еще используется клиницистами. Так, широкое распространение в отечественной психиатрии получила классификация психопатий по П. Б. Ганнушкину (1933), во многом созвучная с классификацией Е. Kretschmer с использованием ее основного принципа (от психической болезни — к здоровью).

В английской и в особенности — в американской психиатрии наиболее широко распространены психологические концепции в понимании психопатий и подразделении их на группы. Так, американские авторы R. Miiller, В. Karpmann в качестве оснований для диагностики психопатий называют такие критерии: неспособность пациента отсрочить получение удовольствия, неспособность признать правыми окружающих, неспособность учиться на собственном опыте. Решающим признаком по R. Miiller является такой: есть совесть, значит не психопат; нет совести, значит психопат. Психологический и даже социально-психологический характер такого «обоснования» не вызывает сомнения. Не удивительно, что в подобных классификациях выделяются такие формы, как антисоциальные, конституционально-глупые, враги общества и т. п.Анализ таких классификаций показывает, что они не способствуют изучению этих сложных болезненных состояний, а, напротив, во многом загоняют в тупик учение о психопатиях.

В этом отношении современная отечественная концепция психопатий, отправляющаяся от учения И. П. Павлова о ВНД и, в частности, — о типах нервной системы, выгодно отличается от упомянутых зарубежных теорий. Однако здесь нельзя допускать упрощения и рассматривать психопатии лишь как крайний вариант нормы, т. е. нормального типа ВНД, что еще встречается в нашей литературе и даже солидных руководствах.

Психопатия — это патологический вариант одного из крайних типов нервной системы (безудержного или слабого, неуравновешенного), т. е. это — патологический характер. Стало быть, отождествлять психопатию с нормальным (пусть даже крайним, отличающимся хрупкостью и ломкостью) типом нервной системы недопустимо. А с другой стороны, и сам тип нервной системы в окончательной формулировке И. П. Павлова понимается как сложное в его формировании образование. Хотя нейротипу и свойственны какие-то наследственные черты, «…но так как животное со дня рождения подвергается разнообразным влияниям окружающей обстановки, на которые оно неизбежно должно отвечать определенными деятельностями, часто закрепляющимися, наконец, на всю жизнь, то окончательная наличная нервная деятельность животного есть сплав из черт типа и изменений, обусловленных внешней средой — фенотип, характер» . Значит, конечный тип ВНД, ее фенотип, т. е. характер включает не только наследственный, но и обусловленный влияниями внешней среды компонент. Отсюда и патологическая сущность характера (т. е. психопатии) может быть обусловлена не только патологией темперамента (генотипа), но и его компонента, порожденного влияниями внешней среды. Поэтому концепция акад. О. В. Кербикова (1962) об экзогенной, средовой обусловленности большей части психопатий, т. е. патохарактерологических развитии обосновывается не только убедительными клинико-статистическими исследованиями самого О. В. Кербикова и его школы, но и фундаментальными физиологическими исследованиями И. П. Павлова и его школы. В литературе теория О. В. Кербикова о постнатальном формировании психопатий — патохарактерологических развитии квалифицируется как нажитые психопатии, в генезе которых большое место занимают социально-психологические факторы [Смулевич А. Б., 1983]. Между тем, О. В. Кербиков имел в виду не социально-психологические факторы, а патогенную воспитательную среду, в частности — патогенную семейную ситуацию, в которой формируется характер индивида как патологический фенотип.

Ссылки на Г. Е. Сухареву (1952) о том, что «при патологических развитиях личности» эмоциональная жизнь таких личностей более богата и у них нет инфантилизма, недоразвития высших форм воли, неубедительны, так как по фундаментальным исследованиям О. В. Кербикова (а также по данным В. В. Ковалева (1970); А. Е. Личко (1979); В. А. Гурьевой и В. Я. Гиндикина (1980) и нашим данным, по своей клинике ядерные и приобретенные психопатии (т. е. патохарактеро-логические развития) совершенно идентичны, неотличимы. Они различаются лишь по этиологии и патогенезу. Да и мнение Г. Е. Сухаревой, относящееся к 1952 г., еще не могло строиться на анализе динамической концепции психопатий О. В. Кербикова, получившей свет в нашей научной литературе поздней.

Сухарева Г.Е., предполагает выделение трех основных видов психопатий в связи с различными вариантами аномалий нервной системы (различие вариантов аномалий зависит от времени, характера и тяжести болезнетворного воздействия на нервную систему): 1) задержанное развитие (по типу психического инфантилизма); 2) искаженное, диспропорциональное развитие, в структуре которого задержка развития одних физиологических систем сосуществует с ускоренным развитием других; 3) поврежденное, «надломленное» развитие в связи с повреждением нервной системы на ранних этапах ее онтогенеза. К первой группе психопатий, общим для которых является наличие черт дисгармонического инфантилизма, относятся неустойчивые, истероидные, лгуны и фантасты, частично возбудимые. Ко второй группе — гипертонические, аутичные и психастенические личности. Третья группа — органические психопатии — характеризуется психопатоподобными нарушениями поведения при наличии остаточных органических изменений в головном мозге.

Дата добавления: 2015-10-12 ; просмотров: 410 . Нарушение авторских прав

studopedia.info

Критерии психопатии по ганнушкину-кербикову

Основные критерии психопатий, согласно П.Б. Ганнушкину и О.В. Кербикову:
– относительная стабильность психопатологических черт характера;
– тотальность проявлений этих черт (одни и те же черты характера проявляются в поведении при любых обстоятельствах);
– социальная дезадаптация.

Люди делятся на нормальных и не очень.
У совершенно нормальных, если они, конечно, существуют в природе, никакого ТИМ нет и быть не может /точнее все 16 одновременно/.

Не очень нормальные 🙂 делятся на латентных и акцентуированных.
Поведение латентно-акцентуированных на практике не отличается от поведения совершенно нормальных 🙂

Таким образом, для нормальных и почти нормальных, которых должно быть около половины от общей численности населения, никаких ТИМ существовать не может.

Акцентуированные могут делиться на две полярные группы: на тех, кто ведет себя акцентуировано иногда и на тех, кто ведет себя акцентуировано всегда.

Если у акцентуированных “иногда” можно нащупать ТИМ, который иногда будет меняться, то у акцентуированных “всегда” ТИМ будет весьма существенно определять поведение.

О существовании ярко-выраженных и не только ТИМ 🙂

.
Jur, я правильно понимаю, что эти тезисы ставят под сомнение Соционику, как достоверную классификацию психотиипов?

После поверхностного погружения в Соционику много лет назад высказала сомнения относительно ее серьезности/достоверности. Мне было предложено сдать довольно немалый тест. Три сдачи с периодичностью — тест в день — дали разные резултьтаты, что, на мой взгляд, только подтвердило мои догадки.
.

А как они могли дать разные резулттаты?

Там в вопросах — как вы поступаете чаще, а не как было вчера/сегодня

Три сдачи за 3 дня, по одной за день. Характер вопросов не помню, это было в 2006 или 2007 году. Причем, со всеми тремя результатами я была на 70-80% согласна, т.е. нашла соответствия.

Тогда, кстати, у меня зародилась гипотеза о том, что Соционические тесты могут оказаться очень сильным инструментом для выявления субличностей.
. далее для работы по согласованности этих субличностей. и далее, по поиску непризнаваемого или неосознаваемого личностью потенциала в себе.

Три дня — три раза

Какая вы непонятливая

Со мной можно на ты. Я понятливая, просто есть вещи, о которых важно договариваться до, а не после.

1. Какую цель ставим?
2. Приведите ссылку на тест, который считаете достаточным для такого наблюдения (насколько мне известно, тесты разнятся).

я правильно понимаю, что эти тезисы ставят под сомнение Соционику, как достоверную классификацию психотипов?

Неправильно! Это вполне достоверная классификация, ноо… не для всех. Помнится К. Леонгард в 70-х считал, что 50% населения являются нормальными, т.е. акцентуация у них почти не прослеживается, а посему каждый второй свободен в выборе ТИМ 🙂

После поверхностного погружения в Соционику много лет назад высказала сомнения относительно ее серьезности/достоверности.

А в чем сомнения? В сети встречаются таблички соответствия акцентуаций по Ганнушкину, Леонгарду и Личко с ТИМ. И ничего.

Другое дело, что явная акцентуация это нечто негативное и соционические рецепты по использованию сильных и полное игнорирование слабых может усугубить проблему.

Помните пример из учебника психогенетики?
Там рассказывалось про двух шизоидных однояйцевых близнецов. Первый тренировал “слабые функции”: хорошо учился, участвовал в общественной жизни класса, рано начал работать, женился – в итоге так и остался шизоидным акцентуантом, а второй лелеял свой недуг – в основном сидел один дома – и таки окончательно свихнулся в шизофрению.

Мне было предложено сдать довольно немалый тест. Три сдачи с периодичностью — тест в день — дали разные результаты, что, на мой взгляд, только подтвердило мои догадки.

И какой из всего этого вывод в практическом плане?

Сложно сказать, нужно предметно разбираться 🙂

Например, при «начальной» акцентуации всё-таки нужно развивать слабые функции.
А при «полной» акцентуации может быть имеет смысл “работать по сильным” и “беречь слабые”.

🙂 Jur, ты переоцеиваешь мои познания в соционическом поле — погружалась очень поверхностно.

Неправильно! Это вполне достоверная классификация, ноо… не для всех. Помнится К. Леонгард в 70-х считал, что 50% населения являются нормальными, т.е. акцентуация у них почти не прослеживается, а посему каждый второй свободен в выборе ТИМ

О! Thanks! Моя догадка подтвердилась — Соционика может быть неплохим инструментом для поиска и укрепления ранее скрытого потенциала. Как минимум, для половины. Для второй половины — протипироваться может оказаться совсем не лишним.

А в чем сомнения? В сети встречаются таблички соответствия акцентуаций по Ганнушкину, Леонгарду и Личко с ТИМ. И ничего.
В это я еще не погружалась. Последние 3 года искала источники саморегуляции в физических нагрузках+питании и способы тренировки механизмов адаптации через совладание в когнитивной психологии.

Другое дело, что явная акцентуация это нечто негативное и соционические рецепты по использованию сильных и полное игнорирование слабых может усугубить проблему.
Возможно. С другой стороны, если Соционические рецепты применять в комплексе еще с чем-то. может быть очень даже результативненько.

Помните пример из учебника психогенетики?
Там рассказывалось про двух шизоидных однояйцевых близнецов. Первый тренировал “слабые функции”: хорошо учился, участвовал в общественной жизни класса, рано начал работать, женился – в итоге так и остался шизоидным акцентуантом, а второй лелеял свой недуг – в основном сидел один дома – и таки окончательно свихнулся в шизофрению.

Не читала психогенетику, но попадалась статистика, что треть шизофреников проявляют способность к адаптации и вполне сносно уживаются в социуме, треть — при должном рвении «вылечиваются» в талантливых ученых или изобретателей, а треть — уходят по траектории пикирующего бомбардировщика.

Талановский?
Нет. Не знакома с этим автором. Просто на фоне сомнений параллельно был вопрос: «Если это есть, значит это имеет смысл. Где и как этот смысл может быть уместно и полезно применим?».
—-

Jur, в принципе, многое зашифрованно сообщено в Мультяшке. В смысле сообщено тем, кто умеет читать по слоям, а не только по смыслам и впечатлениям.

Соционика может быть неплохим инструментом для поиска и укрепления ранее скрытого потенциала.

Должна была быть. А это не совсем то.

Как минимум, для половины. Для второй половины — протипироваться может оказаться совсем не лишним.

На самом деле, нужно, по Егидесу:
http://project.megarulez.ru/forums/showthread.php?t=14892&highlight=%C5%E3%E8%E4%E5%F1

по Козлову, Личко, Ганнушкину, Леонгарду, все вариации на тему типологии Кречмера и не вспомнишь.
Все эти типы акцентуаций установлены экспериментальным способом.
А вариации на тему Юнга взяты из головы автора рациональным способом, т.е. как, например, в логонетике (прямо из головы!) вводятся произвольные определения – дефиниции объектов между ними по произвольным правилам устанавливаются отношения, которые (на бумаге!) выглядят достаточно непротиворечиво.

Как определяли наличие шизофрении? ;))

Популярные психические расстройства – а для истории масс интересны только популярные – делятся на две группы: это психопатия (склонность к тем или иным психозам) и шизофрения. Считается, что шизофрения неизлечима, а 70% психопатов излечиваются. Но проявления обеих вариантов расстройств сводятся к одним и тем же комплектам нарушений, иначе говоря – синдромов. И потому следующий вывод, к которому можно придти: неизлечимые психозы – это та же шизофрения. К тому же есть свидетельства немецких и российских врачей, что если человека с психозом долго бить, психоз проходит. А если бить шизофреника – излечения не произойдет. По большому счету есть только одна болезнь – шизофрения и одно состояние – психопатия. Больные иными болезнями в истории не участвуют, а психопатия для истории не болезнь, а степень состояния культуры.

project.megarulez.ru