Лабильную психопатию

Аффективно-лабильные, или (при ярко выраженных проявлениях) циклотимические, личности — это люди, для которых характерна смена гипертимических и дистимических состояний. На передний план выступает то один, то другой из этих двух полюсов, иногда без всяких видимых внешних мотивов, а иногда в связи с теми или иными конкретными событиями. Любопытно, что радостные события вызывают у таких людей не только радостные эмоции, но также сопровождаются общей картиной гипертимии: жаждой деятельности, повышенной говорливостью, скачкой идей. Печальные события вызывают подавленность, а также замедленность реакций и мышления.

Причиной смены полюсов не всегда являются внешние раздражители, иногда достаточно бывает неуловимого поворота в общем настроении. Если собирается веселое общество, то аффективно-лабильные личности могут оказаться в центре внимания, быть «заводилами», увеселять всех собравшихся. В серьезном, строгом окружении они могут оказаться самыми замкнутыми и молчаливыми. Этот темперамент также имеет параллель среди психических заболеваний — маниакально-депрессивный психоз, который также проходит как бы между двумя полюсами. Однако этиологическая связь в этом случае не обязательна.

Можно было бы предположить, что лабильность внутреннего состояния связана с наследственным совмещением гипертимического и дистимического темперамента, т. е. одна черта унаследована от отца, другая — от матери. Однако мои наблюдения (1963) показали, что такое совмещение не вызывает аффективной лабильности. Напротив, в подобных случаях возникает взаимокомпенсация, обусловливающая появление синтонного темперамента, для которого характерно постоянно ровное, нейтральное настроение. При этом наблюдается картина, подобная той, которая встречается при сочетании истерических и ананкастических черт характера. Весьма показательно, что сочетание акцентуированных или психопатических личностных черт в том или ином человеке не усиливает акцентуацию или психопатию, напротив, оно ведет к выравниванию характера, т. е. к норме. Это наблюдение представляет интерес в первую очередь для тех, кто склонен усматривать в психопатиях нечто принципиально отрицательное. Между тем две психопатии, сложенные вместе, могут дать в результате норму. Привожу пример аффективно-лабильной личности (ранее эта личность была описана Унгер).

Христина Ш., 1925 г. рожд. Отец, погибший во время войны, был живым, энергичным человеком, страстным филателистом, любителем футбола и душой общества. Мать и сейчас еще трудится на кондитерской фабрике, она человек деятельный, ударница труда, хотя склонна иногда впадать в «черную меланхолию», очень религиозна. У Ш. три сестры, все три — живые, культурные, предприимчивые особы.

Ш. была очень живым ребенком, в школе возглавляла «разудалую компанию»; школу посещала охотно, училась хорошо, но с 5-го класса стала «сдавать». Родители хотели, чтобы Ш. стала учительницей, она же мечтала стать пианисткой (на рояле играет с семилетнего возраста). Когда Ш. было 12 лет, она вместе с сестрой предприняла попытку побега, но их вскоре вернули домой. В назревавшем конфликте с будущей профессией помогла, как это ни странно, война. В военные годы, чтобы обеспечить себе пропитание, сестрам пришлось работать домработницами. Ш. попала в семью музыкального руководителя театра. «Мне очень повезло»,— говорит она. Директор устроил Ш. на работу в театр концертмейстером. Правда, эта деятельность из-за постоянных интриг в театре мало удовлетворяла Ш., но сама по себе работа с музыкой была для нее радостью. По ночам девушка часто не спала: «вгрызалась» мыслями в тяжелую, «душную» атмосферу интриг в театре.

С 1952 г. Ш. работает пианисткой в оркестре танцевального ансамбля, с 1954 г.— пианисткой в оркестре, затем концертмейстером хора. В этот же период оканчивает школу по работе с кадрами. На протяжении всех этих лет Ш. бодра, оптимистична, предприимчива. Изредка бывали моменты разочарования, тоски, но они быстро проходили.

С 1955 г. Ш. начала работать в активе народных заседателей. Постоянный активный контакт с людьми ее сначала радовал, но затем Ш. стали обуревать мысли об «океане горя», которым представлялся ей мир, и эта работа показалась Ш. невыносимой.

С 1956 г., закончив краткосрочные курсы, работает на производстве статистиком. В период обучения на курсах она выделялась на семинарах способностями и четкими ответами. В 1959 г. перешла на новую работу — плановиком в системе народного питания. Но эта работа у нее не спорилась, она допускала много ошибок. После рабочего дня Ш. часто охватывало отчаяние. Она снова меняет место работы, занимает должность калькулятора, но на работу ходит с отвращением. Вечером начинаются раздумья, самобичевание и страх перед наступающим днем.

Так продолжалось до 1962 г. Ш. все время была склонна к пессимистическому самоанализу, лишь изредка появлялись просветы. Почувствовав полную неспособность работать, Ш. обратилась к нам. В нашем стационаре она сначала была подавлена, всю вину за многочисленные свои срывы брала на себя. Но постепенно к ней стала возвращаться жизнерадостность, бодрость. «У меня бывают гнусные черные полосы»,— говорила она и добавляла, что монотонная работа губит ее. «Но теперь все прошло»,— радовалась Ш. Она собиралась, выписавшись, организовать вокальный ансамбль.

В интимной жизни у Ш., по ее словам, твердые принципы. В 22 года она познакомилась со своим будущим мужем и по сей день является женой этого «замечательного, глубоко порядочного человека». Но счастливый брак омрачает сознание, что муж из-за нее развелся со своей первой женой. Иногда она думает, что все ее неудачи не что иное, как наказание, ниспосланное ей за то, что разбила семью.

Ребенком Ш., несомненно, обладала гипертимическим темпераментом. Во время войны были периоды угнетенности, когда она сторонилась своих сотрудников. После войны начинается ряд беспечных, безоблачных лет. С гипертимической легкостью она преодолевает сложные препятствия и добивается значительных профессиональных успехов. Жизнь в этом периоде лишь изредка омрачается кратковременными периодами угнетенности. В 1955 г. наступает длительный период подавленности с депрессивными мыслями. В 1956—1958 гг. появляется просвет, а с 1959 по 1962 год Ш. вновь погружается в глубокую депрессию. Работать в это время не может совсем.

В клинике мы довольно детально ознакомились с обеими сторонами ее темперамента: и с дистимической, и с гипертимической. В разговоре на серьезные, тяжелые темы Ш. склонна была подходить к своей жизни критически и винить за все провалы и срывы только себя. На темы радостные она реагировала с живостью, становилась разговорчивой и весьма веселой. Вероятно, ее поведение и в прежние годы колебалось от одного полюса к другому гораздо чаще, чем об этом можно судить по ее рассказам. Такое предположение подтверждается наблюдениями в клинике: здесь мы за сравнительно короткое время оказались свидетелями весьма частой смены ее «циклов».

www.psychiatry.ru

Лабильную психопатию

Этот тип наиболее полно описан под разными наименованиями «эмоционально-лабильный», «реактивно-лабильный» или «эмотивно-лабильный». В систематике психопатий у Г. Е. Сухаревой этот тип отсутствует. Однако в описанной ею картине «общего» или «гармоничного» инфантилизма содержатся почти все свойственные лабильному типу признаки. При этом добавляется, что с возрастом детский инфантилизм может сгладиться, но остается реактивная лабильность. Как известно, проблема взаимоотношения инфантилизма и психопатий с давних пор привлекает внимание. Наиболее рациональной нам представляется точка зрения на инфантилизм, в том числе и на общий, гармоничный, как на основу, на которой могут формироваться разные типы психопатий.

В детстве лабильные подростки, как правило, особенно не выделяются среди сверстников. Лишь у некоторых обнаруживается склонность к невротическим реакциям. Однако почти у всех детство наполнено инфекционными заболеваниями, вызываемыми условно патогенной флорой. Частые ангины, непрерывные «простуды», хронические пневмонии, ревматизм, пиелоциститы, холециститы и др. заболевания, хотя протекают и не в тяжелых формах, но склонны принимать затяжное и рецидивирующее течение. Возможно фактор «соматической инфантилизации» играет важную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

Главная черта лабильного типа — крайняя изменчивость настроения. В этом его существенное отличие от сходного по названию типа «неустойчивых», при котором основной дефект падает на волевую сферу. Как известно, изменчивость настроения вообще свойственна подростка. В какой-то мере все они наделены эмоциональной лабильностью. Поэтому диагностика этого типа в подростковом возрасте представляет трудную, но все же выполнимую задачу. Можно говорить о намечающемся формировании лабильного типа в случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно круто, а поводы для этих коренных перемен бывают ничтожными. Кем-то нелестно сказанное слово, пошедший дождь, оторвавшаяся от костюма пуговица способны погрузить в унылое и мрачное расположение духа при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач. В то же время какая-нибудь приятная беседа, интересная новость, мимолетный комплимент, удачно к случаю одетый костюм, услышанные от кого-либо, хотя и малореальные, но заманчивые перспективы могут поднять настроение, даже отвлечь от действительных неприятностей, пока они снова не напомнят чем-либо о себе. При психиатрическом осмотре во время откровенных и волнующих бесед, когда приходится касаться самых разных сторон жизни, на протяжении получаса можно видеть не раз готовые навернуться слезы и вскоре радостную улыбку.

Настроению присущи не только частые и резкие перемены, но и значительная их глубина. От настроения данного момента зависит и самочувствие, и аппетит, и сон, и трудоспособность, и желание побыть одному или только вместе с близким человеком или же устремиться в шумное общество, в компанию, на люди. Соответственно настроению и будущее то расцвечивается радужными красками, то представляется серым и унылым, и прошлое предстает то как цепь приятных воспоминаний, то кажется сплошь состоящим из неудач, ошибок и несправедливостей. Одни и т.е. же люди, одно и то же окружение кажутся то милым, интересным и привлекательным, то надоевшим, скучным и безобразным, наделенным всяческими недостатками.

Маломотивированная смена настроения иногда создает впечатление о поверхности и легкомыслии. Но это суждение не соответствует истине. Представители лабильного типа способны на глубокие чувства, на большую и искреннюю привязанность. Это прежде всего сказывается в их отношении к родным и близким, но лишь к тем, от кого они сами чувствуют любовь, заботу и участие. К ним привязанность сохраняется несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

Не менее свойственна лабильным подросткам и преданная дружба. В друге они стихийно ищут психотерапевта. Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты грусти и недовольства способен отвлечь, утешить, рассказать что-нибудь интересное, приободрить, убедить, что «все не так страшно», но в то же время в минуты эмоционального подъема легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность сопереживания.

Лабильные подростки весьма чутки ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалам и поощрениям — все это доставляет им искреннюю радость, но вовсе не побуждает к заносчивости или самомнению. Порицания, осуждения, выговоры, нотации глубоко переживаются и способны вторгнуть в беспросветное уныние. Действительные неприятности, утраты, несчастья лабильные подростки переносят чрезвычайно тяжело, обнаруживая склонность к реактивным депрессиям, тяжелым невротическим срывам.

Реакция эмансипации у лабильных подростков выражена весьма умеренно. Им хорошо в семье, если они чувствуют там любовь, тепло и уют. Эмансипационная активность проявляется в виде коротких вспышек, обусловленных капризами настроения и обычно трактуемых взрослыми как простое упрямство. Однако реакция эмансипации становится более постоянной и направленной, если ее подогревает неблагоприятная семейная ситуация. Тяга к группированию со сверстниками также подчинена изменениям настроения: в хорошие минуты лабильные подростки ищут компании, а плохие — избегают общений. В группе сверстников они не претендуют на роль вожака, а более ищут эмоциональных контактов; охотно довольствуются положением любимца и баловня, которого опекают и защищают более стеничные приятели.

Реакция увлечения лабильных подростков обычно ограничивается типами хобби, обозначенными нами, как информативно-коммуникативный и эгоцентрический. Им чужд и опьяняющий азарт игр, и скрупулезная дотошность коллекционирования, и настойчивое совершенствование силы, ловкости, умений, и высоты утонченных интеллектуально-эстетических наслаждений. Тем более они не претендуют на лидерство. Общение с товарищами, художественная самодеятельность, да еще некоторые домашние животные (большей частью собственная собака) относятся к тому роду увлечений, которые дают легкий отток эмоциональной энергии, наполняющей их в момент перепадов настроения. Но ни одно из хобби не длится слишком долго и скоро сменяется другим.

Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями, а влечение остается малодифференцированным, вследствие чего возможно отклонение на путь транзиторного подросткового гомосексуализма. Но чрезмерных сексуальных эксцессов лабильные подростки всегда стараются избежать.

Самооценка отличается искренностью. Лабильные подростки хорошо знают особенности своего характера, знают, что они — «люди настроения» и что от настроения у них все зависит. Отдавая отчет в слабых сторонах своей натуры, они не пытаются что-либо скрыть или затушевать, а как бы предлагают окружающим принимать их такими, какие они есть. В том, как относятся к ним окружающие, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию — сразу, при первом контакте чувствуя кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком таится хоть капля недоброжелательности или неприязни. Ответное отношение возникает незамедлительно и без попыток его утаить.

Степень выраженности эмоциональной лабильности в подростковом возрасте обычно не превышает уровня явной акцентуации. Под наблюдение психиатра случаи лабильной акцентуации подпадают, когда психические травмы или трудная обстановка вызывают острые аффективные реакции (иногда с суицидным поведением), реактивные депрессии, тяжелые невротические состояния. В фокусе внимания обычно оказываются сами эти реакции и вызвавшие их травмы, а личность, особенности характера, обуславливающие легкость подобных срывов, нередко остаются в тени. Именно поэтому эмоционально-лабильный тип Шнейдера-Ганнушкина не получил распространения как рабочий термин в психиатрической практике, несмотря на яркость описаний и частоту, с которой этот тип встречается.

Лабильно-истероидный вариант. В описании лабильного типа можно увидеть черты сходства с другими типами. Богатая эмоциональность, хорошая интуиция, некоторый эгоцентризм, точнее — любовь внимания к себе, излюбленные «хобби» объединяют лабильных подростков с истероидными. Но искренность в отношении к себе и к окружающим, отсутствие нарочитой демонстративности в поведении, способность к теплой привязанности отличает их от истероидов. Лабильным подросткам свойственна также гораздо лучшая самооценка характера. И у лабильных, и у истероидных подростков приходится также встречать склонность к фантазированию. Но фантазии лабильных подростков лишены упоительно-авантюрной жилки, намерения обратить своими выдумками на себя все взоры окружающих, выставить исключительность своей особы. Это — фантазии более романтические, это — скорее идиллические мечты о свершении надежд, о безмятежном счастье и радости всегда и везде и для себя, и для своих близких.

Тем не менее в некоторых случаях истероидные черты бывают выраженными и, главное, под действием психических травм и с трудных ситуациях аффективные реакции и реактивные состояния приобретают отчетливый истерический оттенок. Подобные случаи расценивались нами, как смешанный лабильно-истероидный тип.

Лабильно-аффективный вариант. Как указывалось, степень выраженности лабильного типа в подростковом возрасте обычно ограничивается акцентуацией и лишь изредка достигает психопатии. Лишь иногда психопатизация идет по пути усиления эмоциональной лабильности до аффективной взрывчатости. Обычно такие случаи попадают в сборную группу возбудимых психопатов. Действительно, аффективные вспышки здесь нередко возникают по ничтожному поводу, но они быстро истощаются. В аффекте не бывает склонности к агрессии. Постоянная смена настроения резко сказывается на всем поведении, проявляясь неусидчивостью, несобранностью, отвлекаемостью, быстрой сменой интересов. От всего этого страдает учеба, возникают постоянные конфликты как со старшими, так и со сверстниками. Кроме того, обычно отсутствует способность к правильной самооценке, присущая лабильной акцентуации критичность в отношении своего характера. В поведении также нередко обнаруживаются некоторые черты неустойчивого типа.

Другие варианты лабильного типа. Часть представителей эмоционально-лабильного типа занимает положение, близкое к типу циклоидному. У них наблюдается фазность в колебаниях настроения: чередуются «хорошие» и «плохие» дни. Нами подобные случаи рассматривались, как вариант циклоидного типа — «лабильные циклоиды». Нами отмечено также, что эмоциональная лабильность нередко сочетается с сенситивностью. Возможно, лабильность может служить одним из фонов для последующего формирования сенситивного типа (см. сенситивно-лабильный вариант при описании сенситивного типа).

Лабильно-циклоидный вариант ограничивается рамками акцентуации, лабильно-истероидный и сенситивно-лабильный могут достигать степени психопатии, при этом особенно усиливаются именно истероидные или сенситивные черты. Таким образом, на базе лабильности мы сталкиваемся с тремя типами психопатизации: лабильно-аффективным, лабильно-истероидным и сенситивно-лабильным.

www.e-reading.mobi

психопатия лабильная

Большой медицинский словарь . 2000 .

Смотреть что такое «психопатия лабильная» в других словарях:

психопатия реактивно-лабильная — (р. reactiva labilis; син.: Кана пойкилотимическая психопатия, пойкилотимия, П. лабильная, П. пойкилотимическая) дистимическая П. с частыми сменами настроения и повышенными эмоциональными реакциями … Большой медицинский словарь

Психопатия — Аномалия личности, характеризующаяся дисгармоничностью ее психического склада. Основные критерии выделения П.: 1. Выраженность патологических свойств личности до степени нарушения адаптации; 2. Тотальность психопатических особенностей,… … Толковый словарь психиатрических терминов

психопатия пойкилотимическая — (р. poikilothymica; греч. poikilos пестрый, разнообразный + thymos душа, настроение) см. Психопатия реактивно лабильная … Большой медицинский словарь

Кана пойкилотимическая психопатия — (Е. Kahn, нем. психиатр) см. Психопатия реактивно лабильная … Большой медицинский словарь

Кана пойкилотомическая психопатия — См. Психопатия реактивно лабильная … Толковый словарь психиатрических терминов

Психопати́я — (psychopathia; Психо + греч. pathos страдание, болезнь; син.: аномалия характера, характер патологический) совокупность стойких врожденных особенностей склада личности, в основе которых лежат дисгармония, неуравновешенность или неустойчивость… … Медицинская энциклопедия

Конституция эмотивная — (Dupre, 1910) психологический тип конституции с такими чертами личности, как эмоциональная нестабильность, лёгкие и частые перепады настроения, впечатлительность, постоянные смены установок, отношений, ожиданий и оценок. Отмечают, кроме того,… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

пойкилотимия — (poikilothymia; пойкило + греч. thymos настроение, чувство) см. Психопатия реактивно лабильная … Большой медицинский словарь

Ка́на пойкилотими́ческая психопати́я — (Е. Kahn, нем. психиатр) см. Психопатия реактивно лабильная … Медицинская энциклопедия

Пойкилотими́я — (poikilothymia; Пойкило + греч. thymos настроение, чувство) см. Психопатия реактивно лабильная … Медицинская энциклопедия

dic.academic.ru

Лабильная психопатия

Этот тип психопатии характеризуется очень частой сменой настроения — несколько раз в течение дня. Если у циклоидов фазность достигает 2-3 недель, то даже по этому признаку лабильных легко отличить от первых. Второе основное отличие лабильных психопатов от циклоидных состоит в том, что у лабильных периоды настроения зависят от внешних воздействий (стресс, ссора, конфликтная ситуация и т. п.), в то время как у циклоидов и повышенное и пониженное настроение возникают спонтанно, независимо от их воли и внешних воздействий.

Известно, что внешняя бравада подростков — это лишь маска. На самом деле они озабочены тем, что о них думают окружающие, какое впечатление на сверстников и взрослых оказывает их поведение. Особенно тонко чувствуют изменение отношения окружающих эмоционально лабильные подростки. То, что взрослому кажется пустяком, не заслуживающим внимания, для лабильного подростка — важное событие, которое может надолго испортить ему настроение. Малейшее замечание, косой взгляд, смешки одноклассников ввергают лабильного подростка в уныние. Ободрение, похвала, комплимент являются поводами для радостного настроения.

Эмоционально лабильного подростка могут считать капризным, избалованным и легкомысленным. Это не совсем так. Он способен на глубокие чувства и переживания, на искреннюю привязанность к тем людям, которые принимают участие в делах лабильного или любят его. Лабильные очень привязаны к родным и близким, особенно если те их любят и понимают их повышенную чувствительность.

Лабильные психопаты не способны к критической самооценке, не могут контролировать свои эмоции. Если бурные переживания подростков по малейшим поводам могут вызвать сочувствие и сопереживание взрослых, а любящие родители стараются оберегать его от огорчений и успокаивать, то аналогичное поведение взрослого способно породить недоумение

окружающих. Поведение лабильных психопатов-взрослых расценивается как избалованность

с детства, окружающих они раздражают своим постоянным нытьем и наоборот.

В качестве вариантов лабильной психопатии различают лабильно-истероидную и лабильносенситивную психопатии. Лабильно-истероидная психопатия чаще всего наблюдается у тех подростков, которых родители обожают и оберегают от всех неприятностей. Они крайне эгоцентричны, требуют к себе постоянного внимания и особого отношения окружающих, считают, что все вокруг должны создавать им особую атмосферу и ни в коем случае не огорчать.

При лабильно-сенситивном варианте мы имеем дело с неблагоприятным и условиями воспитания ребенка, когда родители пренебрегают ребенком, попрекают и наказывают. Отверженный ребенок и без того ранимый и эмоционально неустойчивый, не находя опоры у родителей, чувствует себя всеми покинутым и несчастным. Даже став взрослым, такой ла- бильно-сенситивный психопат считает свою жизнь беспросветной, часто плачет от обид при одном лишь воспоминании о прошлых горестях.

Декомпенсация при лабильной психопатии — частое явление, она может наблюдаться в любом возрасте. Утешение лабильные психопаты нередко находят в алкоголе.

Эпилептоидная психопатия

Основными особенностями характера эпилептоидных психопатов являются повышенная возбудимость в сочетании с взрывчатостью, злобностью, мстительностью, агрессивностью в ответ на незначительные внешние раздражители. Проявления психопатии этого типа чаще всего обнаруживаются еще в детстве. С раннего возраста такие дети подолгу и беспричинно плачут, рыдают. Окрики только озлобляют их, они могут ударить того, кто их успокаивает. С раннего детства у таких психопатов проявляются садистские наклонности, они мучают животных, ужасая взрослых своей жестокостью. Исподтишка издеваются над более слабыми детьми, которые не могут дать им отпор. С детских лет эпилептоиды проявляют властность и деспотизм, требуя безоговорочного подчинения. В поведении ребенка-эпилептоида с взрослыми наблюдаются неповиновение в сочетании с ненавистью, гнев, склонность к разрушительным действиям и драчливость при малейшем покушении на его «самостоятельность».

В школьные годы у эпилептоидов проявляется повышенная аккуратность, мелочная скрупулезность, перемежающаяся с периодами мрачного, злобно-тоскливого или злобно-раздра- жительного настроения (дисфории). В период дисфории эпилептоидный психопат ищет, на ком бы сорвать накопившуюся злобу. Эта злобность не имеет отношения к окружающим, она проявляется у него спонтанно, как наиболее характерное эмоциональное состояние и эпилептоидной психопатии, и эпилепсии. Участие окружающих, их стремление предотвратить дисфорию еще больше озлобляет эпилептоидного подростка, и он набрасывается на человека, пытающегося его утешить или успокоить. Происходит бурная эмоциональная разрядка с угрозами и агрессивными действиями в адрес окружающих. Эпилептоидный психопат долго не может остыть, дисфория может продолжаться от нескольких часов до нескольких дней. Сам эпилептоидный психопат по своей воле не может предотвратить приступ дисфории и при ее проявлении набрасывается на совершенно незнакомого ему человека.

Идеальные условия для разрядки у эпилептоидов — ситуация драки. Иногда они намеренно провоцируют ее в группе сверстников. К окружающим придираются по пустякам, оскорбляя и унижая их, затевают драку, в которой ведут себя беспощадно и жестоко. При сопротивлении приходят в ярость, нанося телесные повреждения ногами и тяжелыми предметами. Не останавливаются даже перед убийством. Их агрессивность часто приводит к нарушениям закона. Многие из эпилептоидов имеют судимости в основном за одни и те же преступления. Безудержной ярости и жестокости боятся даже их сверстники в колониях для несовершеннолетних.

В подростковом возрасте психопат-эпилептоид — тиран и диктатор в семье. Иногда дисфория бывает не столь выраженной и проявляется в форме безделья, апатии, угрюмого и хмурого вида.

studfiles.net

Аффективно лабильные, циклотимические личности

Взаимная компенсация черт, ориентированность на различные эталоны. Периоды ровного настроения сменяются периодами подъема или спада — от веселья до грусти.

Аффективно-лабильные, циклотимические личности

Краткая характеристика. Периоды ровного настроения сменяются периодами подъема с высокой умственной активностью и спада с минорным настроением, вялостью, рассеянностью, неуверенностью в себе. Мелкие неприятности, возникающие в период спада, тяжело переживаются, вызывают уныние. Общение раздражает.

Аффективно-лабильные, или (при ярко выраженных проявлениях) циклотимические, личности — это люди, для которых характерна смена гипертимических и дистимических состояний. На передний план выступает то один, то другой из этих двух полюсов, иногда без всяких видимых внешних мотивов, а иногда в связи с теми или иными конкретными событиями. Любопытно, что радостные события вызывают у таких людей не только радостные эмоции, но также сопровождаются общей картиной гипертимии: жаждой деятельности, повышенной говорливостью, скачкой идей. Печальные события вызывают подавленность, а также замедленность реакций и мышления.

Причиной смены полюсов не всегда являются внешние раздражители, иногда достаточно бывает неуловимого поворота в общем настроении. Если собирается веселое общество, то аффективно-лабильные личности могут оказаться в центре внимания, быть «заводилами», увеселять всех собравшихся. В серьезном, строгом окружении они могут оказаться самыми замкнутыми и молчаливыми. Этот темперамент также имеет параллель среди психических заболеваний — маниакально-депрессивный психоз, который также проходит как бы между двумя полюсами. Однако этиологическая связь в этом случае не обязательна.

Можно было бы предположить, что лабильность внутреннего состояния связана с наследственным совмещением гипертимического и дистимического темперамента, т.е. одна черта унаследована от отца, другая — от матери. Однако наблюдения показали, что такое совмещение не вызывает аффективной лабильности. Напротив, в подобных случаях возникает взаимокомпенсация, обусловливающая появление синтонного темперамента, для которого характерно постоянно ровное, нейтральное настроение. При этом наблюдается картина, подобная той, которая встречается при сочетании истерических и ананкастических черт характера. Весьма показательно, что сочетание акцентуированных или психопатических личностных черт в том или ином человеке не усиливает акцентуацию или психопатию, напротив, оно ведет к выравниванию характера, т.е. к норме. Это наблюдение представляет интерес в первую очередь для тех, кто склонен усматривать в психопатиях нечто принципиально отрицательное. Между тем две психопатии, сложенные вместе, могут дать в результате норму.

Гипертимические личности

Желание деятельности, погоня за переживаниями, оптимизм, ориентированность на удачу, активность, поверхностность, находчивость.

Аффективно экзальтированный темперамент

Состояние восторга по незначительным поводам, при разочаровании — впадение в отчаяние. Возведение эмоций в культ.

Эмотивные личности

Мягкосердечие, боязливость, сострадание, полярная изменчивость настроения. Влечения и интересы неустойчивы. Стремление к эмоциональным контактам, развитая интуиция.

Дистимические личности

Заторможенность, подчеркивание этических сторон, переживания и предчувствие неприятностей, ориентированность на неудачи, сниженность настроения, тоска.

Аффективно лабильные, циклотимические личности

Тревожные (боязливые) личности

Боязливость, робость, покорность, ощущение неблагополучия и повышенное внимание к негативным сигналам. Колебания при принятии решений.

Застревающие личности

Подозрительность, недоверчивость, обидчивость. Настойчивость, упрямство, тщеславие, стремление к лидерству. Переход от подъема к отчаянию, длительность одних и тех же эмоций.

Педантические личности

Максимальная приверженность к определенному порядку. Совестливость, ипохондрия, нерешительность, боязнь несоответствия Я идеалам. Большое значение внешней стороне дела и мелочам.

Возбудимые личности

Вспыльчивость, тяжеловесность, педантизм, ориентированность на инстинкты, агрессивность, упрямство, напряженность, раздражительность, властность.

Демонстративные личности

Эгоцентричность, самоуверенность, тщеславие, хвастовство, ложь, лесть, ориентированность на собственное Я как на эталон. Жажда признания, стремление быть в центре внимания.

brainmod.ru