Лечь в больницу с депрессией

Дома или в больнице? Как лечат депрессию в стационаре

Тяжелейшие формы депрессии укладывают больных в постель, заслоняют от них ясное небо и солнечные лучи. Каждый день превращается в мрачное ожидание беды, мучительную тревогу и ощущение безысходного отчаяния. Больные не выходят из дома и при этом истязают себя мыслями о виновности перед родными людьми. Но самое опасное состояние – это вынашивание плана ухода из жизни с отказом от приема пищи, когда лечение депрессии в стационаре становится единственной надеждой спасти человека.

Все «за» и «против» стационарного лечения

Окружающие больного человека люди стремятся уговорить его «полечиться в больнице». Но не всегда благие намерения родных имеют место на существование. Одна группа больных умоляет о госпитализации, другая яростно сражается против нее. Членам семьи следует прислушиваться к советам лечащего врача и выполнять их неукоснительно.

Тревожно-мнительным пациентам стационар противопоказан.

Разговоры соседей по палате о своих недугах усиливают их тревогу и ввергают в пучину панического страха, отбирая сон и «награждая» постоянной сдавливающей или распирающей головной болью. Они начинают «прислушиваться» к работе организма и отыскивают у себя все новые неизлечимые заболевания. Подобное поведение ведет к физическому и психическому истощению, и лечение становится бесполезной тратой времени и усилий медицинского персонала.

За пожилыми пациентами старше 65-70 лет тянется шлейф возрастной патологии. Стенокардия и ишемическое поражение сердца, гипертоническая болезнь с тяжелыми кризами, сахарный диабет в стадии обострения и последствия острого нарушения мозгового кровообращения препятствуют госпитализации в психиатрическое учреждение. Его назначение – это лечение душевнобольных людей. Реанимация и врачи-реаниматологи, оказание неотложной кардиологической помощи и врачи-кардиологи в таком стационаре отсутствуют.

Взаимное доверие, отсутствие самовольного изменения доз препаратов или отказа от них помогают погасить выраженность депрессии и заканчиваются стойким улучшением состояния. Заботливое отношение к больному человеку со стороны близких людей, их поддержка и вера в исцеление оказывают бесспорный положительный результат.

Когда депрессия взывает «SOS»

Глубокая депрессия не любит театральных представлений. Она не делится своими мыслями, не кричит о нежелании жить и не шантажирует демонстративными выходками. Депрессивный больной погружается в тягостный внутренний мир, в котором беспросветная чернота перечеркивает даже слабую надежду на возможность радостных перемен.

Потребность в еде пропадает, и пациент уподобляется мумии с потухшим взором и скорбным выражением лица. И он вынашивает страшные мысли. Ни семья, ни дети, ни пожилые родители не могут удержать его от навязчивого стремления уйти их жизни.

В данной ситуации промедление с госпитализацией преступно и может закончиться трагедией.

О желании лечиться у больного не спрашивают. Он не оценивает окружающий мир адекватно. Он для себя все решил, и родные люди не смогут уследить за стремительным развитием событий. Беда подстерегает постоянно, 24 часа в сутки.

Надзор, надзор и снова надзор

Больные с тяжелой формой депрессии нуждаются в строгом наблюдении и специальной палате. Они не общаются друг с другом. Каждый пациент живет в собственной, мучительной реальности, не замечая внешних событий. Но за ними следит медицинский персонал – опытный и высококвалифицированный. Он сопровождает их в туалет, помогает принимать пищу и в строго назначенное время выполняет назначения врача.

Больные получают комплексное лечение, куда входят массивные дозы антидепрессантов с седативным и противотревожным действием. Количество медикаментов повышают в утренние часы, когда депрессия атакует мозг особенно агрессивно. Для более глубокого сна пациенты принимают антипсихотические препараты со снотворным эффектом. При отказе от лечения медикаменты вводятся внутримышечно или внутривенно.

Для борьбы с физическим истощением в курс терапии включаются витамины, аминокислоты, ноотропы и жизненно важные минералы. В первые 14 дней от прогулок следует воздержаться, но позднее депрессивные пациенты нуждаются в свежем воздухе и двигательной активности. В этот период их переводят в общую палату и снимают строгий надзор, индивидуально для каждого больного и после откровенной беседы с лечащим врачом.

Близким людям важно быть терпеливыми и особенно внимательными к больному человеку. Их добрые слова, теплота, искреннее участие и поддержка помогут преодолеть тяжелое расстройство и наполнят его жизнь яркими, счастливыми красками.

indepress.ru

Лечение депрессии в стационаре

Часто мы до самого последнего момента не обращаем внимания на такую серьёзную проблему, как депрессия. В результате амбулаторной помощи уже недостаточно. Лечение депрессии в стационаре является единственно правильным решением в случае, когда заболевание принимает тяжёлые, хронические формы течения. Согласно законодательству, госпитализация, в том числе и недобровольная, показана в случаях, когда состояние больного угрожает его собственной жизни и здоровью, либо жизни и здоровью окружающих.

Чем опасна тяжелая депрессия?

При тяжелой депрессии могут возникать суицидальные мысли, либо сами намерения суицида. То есть, состояние больного угрожает, прежде всего, ему самому. Естественно, в этом случае необходимо принятие экстренных и оперативных мер, так как речь идет о сохранении жизни человека. Идеальным, конечно будет вариант совместного принятого врачом и пациентом решения о необходимости лечь в стационар. Так как, в виду тяжелого протекания заболевания это единственное место, где, до наступления улучшения, человек действительно будет гарантирован от совершения продиктованных болезнью непоправимых поступков.

Если Вы или Ваш близкий в глубокой депрессии — не откладывайте, обратитесь к нам.

Стационарное лечение депрессии

Стационарное лечение депрессии предполагает четко организованный процесс ежедневного лечения, оценки состояния пациента, динамики улучшений. Единственным минусом в стационарном лечении может быть, разве что, некоторая размеренность, предсказуемость жизни и ощущение того, что время течет излишне медленно. Но, при тяжелых формах депрессии, это один из немногих (или даже единственный) вариант купировать тяжелое состояние.

Совершенно естественным является частое нежелание самого больного или родственников обращаться в стационар. Но, необходимо помнить, что это временная мера, способная оказать полномерную помощь при тяжелом, хроническом депрессивном состоянии, а так же снять с родственников ответственность за сохранность жизни близкого человека.

Лечение депрессии в стационаре клиники «Психическое здоровье»

Клиника «Психическое здоровье» имеет собственный стационар с комфортабельными одноместными палатами, возможностью круглосуточного наблюдения за пациентом, пребывания рядом с ним кого-то из родственников.

Наши условия лечения депрессии в стационаре дают возможность:

провести полноценную комплексную диагностику состояния человека с применением новейшего медицинского оборудования;

окружить пациента наблюдением и лечением сразу 5-7 специалистов — психотерапевтов, психологов, эндокринологов и т.д. (в зависимости от особенностей заболевания);

осуществлять лечение новейшими, надежными и безопасными препаратами (из которых тщательно подбирается и назначается только один), а также — при помощи средств и методов психотерапии, немедикаментозной инструментальной терапии (биологическая обратная связь, транскраниальная магнитная стимуляция);

обеспечить возможность непрерывного контакта лечащего врача и остального медперсонала с родственниками для получения максимально подробной информации об особенностях заболевания, ходе лечения, прогнозах выздоровления, а так же, что немаловажно — сеансы семейной психотерапии, направленные как на психолого-медицинское просвещение членов семьи в вопросах правильного понимания состояния и особенностей поведения больного депрессией человека, так и на получение навыков общения с ним.

Всё это делает лечение тяжелой депрессии действительно успешным, проходящим гораздо быстрее, чем это возможно в амбулаторных условиях, либо в условиях государственного психиатрического или психоневрологического стационара. Полностью индивидуальный подход, начиная с подбора лекарственного препарата и контроля его действия на основании исследования крови, заканчивая разнообразием терапевтических подходов и более чем десятилетней историей существования клиники, организованной в соответствии с лучшими мировыми стандартами и высокой квалификацией специалистов.

Тяжелая депрессия излечима. И мы знаем, как Вам помочь! Позвоните нам

psyclinic-center.ru

как лечь в стационар

Врач-психотерапевт, Врач-гомеопат Скайп-консультант

—Если есть показания для госпитализации, то врач выдаст Вам направление.

Психолог, Клинический психолог

г. Минск (Беларусь)

Психолог, Гештальт-терапевт онлайнтерапия

г. Одесса (Украина)

Психолог, Когнитивно-поведенческий терапевт

Как Вы думаете, Ульяна, а не может ли такого быть, что эта мысль — просто производная Вашей депрессии?

Я хочу сказать, что не будь депрессии, у Вас могло и не остаться такого чувства, а если бы и осталось, Вы бы приехали на следующий приём, чтобы проверить, так ли это.

У Вас очень сильная мотивация. Не пробовали поработать с когнитивно-поведенческим терапевтом? При работе с депрессией, даже тяжёлыми случаями, научно доказана эффективность этого направления, причём очень высокий процент пациентов стабильно остаются здоровы (более 70% без повторных эпизодов депрессии в течении 2 лет после завершения терапии).

Чтобы познакомиться с этим методом, рекомендую книгу Марка Вильямса «Выход из депрессии».

www.b17.ru

Стационарное лечение симптомов депрессии

Депрессия – заболевание довольно распространенное. Однако, течение и последствия подобного психического расстройства не позволяют подходить к лечению шаблонными методами.

Содержание

Порой единственным для человека способом выхода из тяжелого состояния является лечение депрессии в стационаре.

Когда стоит обратиться к специалисту ↑

Некоторая подавленность не может быть точным симптомом депрессии. Человеку свойственны периоды плохого настроения и некоторой апатии.

Стоит насторожиться, когда от таких ощущений невозможно избавиться. Они становятся навязчивыми и затрагивают все сферы жизни:

  • появляются сложности в общении с окружающими;
  • подобное состояние негативно сказывается на выполнении трудовых обязанностей в работе;
  • учащаются семейные ссоры и конфликты;
  • появляются мысли о самоубийстве.
  • Последний пункт особенно важен, т.к. на этом этапе депрессивное состояние переходит в особенно тяжелую форму.

    Признаки тяжелой депрессии

    Существует ряд признаков, по которым диагностируется тяжелая депрессивная форма. Итак, если человек:

  • не может о себе позаботиться в плане элементарных действий: умыться, причесаться, поесть и т.п.;
  • весь день проводит в постели;
  • отказывается от приема пищи;
  • находится в крайне подавленном состоянии;
  • высказываются суицидальные намерения.
  • Необходимо уделять особое внимание поведению больного, т.к. при тяжелой форме депрессии человек представляет опасность для самого себя.

    Лечение депрессии в стационаре ↑

    После того, как тяжелая форма депрессии диагностирована, необходимо решение главной терапевтической задачи – максимальное сокращение длительности проявления симптомов, свойственных течению заболевания до момента оказания медицинской помощи.

    Как развить умственные способности, память и внимание? Читай в статье.

    Медикаментозное воздействие

    Трициклические антидепрессанты

    Традиционным лечением депрессии считается прием препаратов, повышающих настроение, — трициклических антидепрессантов. Эффективность их обусловлена воздействием на различные участки нейромедиаторной системы, главным образом, на норадреналовый и серотониновый.

    Прием антидепрессантов имеет ряд особенностей:

  • препарат должен адаптироваться к организму, поэтому начинают и заканчивают курс приема постепенно;
  • эффект от приема появляется не так быстро, необходимо дождаться изменений функций нейромедиаторной системы, а на это необходима неделя.
  • В большинстве случаев развитие антидепрессивного эффекта происходит в течение 30 дней. Если в этот промежуток времени он никак себя не проявляет, то врач может заменить антидепрессант на другой препарат.

    Трициклические антидепрессанты и в современной медицине остаются довольно популярным препаратов в борьбе с депрессивными состояниями, но значительное количество побочных эффектов ограничивают их применение.

    Ингибиторы

    Первый препарат из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина был синтезирован в 1988 году, открыв новое направление в лечении депрессивных состояний.

    Действие препарата основано на сохранении в высокой степени концентрации серотонина в синапсах. Ингибитор исключает захват серотонина обратно в нервную клетку, отправляющую сообщение в мозг, тем самым отключая производство новой порции серотонина.

    В результате информация все также передается и активирует клетки, пораженные депрессией. Постепенно депрессивные симптомы смягчаются и вовсе проходят.

    Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина хорошо легко переносятся организмом, а мягкое действие сводит к минимуму проявления побочных эффектов.

    Препараты, стабилизирующие настроение

    Для выравнивания настроения, которое в период депрессии то повышается, то понижается, назначают особые препараты:

    1. Литий, смягчающий чувство тоски. Он способствует сдерживанию проявлений повышенного фона настроения и сохраняет баланс в восстановительный период. Визуально препарат представляет собой минеральную соль, состоящую из карбоната или цитрата лития.
    2. Антиконвульсанты, или противосудорожные препараты, подавляющие приступы заболевания и предупреждающие их последующее возникновение.

    Эти препараты могут быть назначены как в комплексе, так и по отдельности.

    Анксиолитики

    Лечение тяжелой формы анксиолитиков, или транквилизаторов, позволяет снять тревогу и внутреннее напряжение, ослабляет чувство страха. Прием подобных препаратов активизирует положительные эмоции.

    Транквилизаторы представляют собой синтетическое вещество, наиболее популярно из которых бензодиазепин. Чаще всего именно его используют для лечения пациентов в психиатрической больнице.

    Наряду с таким химическим соединением выработаны вещества, получившие название дневных транквилизаторов. Они не обладают снотворным и противосудорожным эффектами, не влияют на свойства внимания и работоспособность.

    Современные анксиолитики повысили качественный уровень жизни больного, но длительное их применение все же нежелательно, иначе появляется зависимость от препарата.

    Светолечение

    Терапия депрессивного состояния светолечением актуальна в зимнее время. Процедура представляет собой нахождение больного в лучах достаточно яркого света. Таким образом компенсируется нехватка солнечного света, провоцирующая сезонную депрессию.

    Сеансы проводятся ежедневно, их продолжительность варьируется от получаса до нескольких часов. Улучшение настроения посредствам светолечения происходит через несколько дней. В идеале процедуры необходимо проводить в утренние часы в течение 2-х недель.

    Лечение светом имеет ряд побочных эффектов:

  • появление головных болей;
  • быстрая утомляемость глаз;
  • раздражительность;
  • бессонница.
  • В случае появления подобных симптомов лечение необходимо заменить другим методом.

    О том, как развить харизму женщине, читай в статье.

    Чем можно удивить мужа? Ответы здесь.

    Бихевиоральная психотерапия

    Бихевиоральная, или поведенческая, психотерапия имеет своей целью разрешить текущую проблему больного и снять поведенческие симптомы:

    • пассивность;
    • отказ от удовольствий;
    • рутинный образ жизни;
    • изолированность от окружающих;
    • невозможность планирования и вовлечения в целенаправленную активность.

    Задачей поведенческой психотерапии является оказание помощи страдающим от депрессии больным видоизменить свои действия и поступки, способствующие обострению тяжести переживаний.

    Теоретическое изложение метода заключается в том, что депрессия – это поведение, которому человек учится, но можно и разучиться вести себя так.

    Поведенческие психотерапевты считают, что депрессия возникает в тот момент, когда от человека требуют много, при этом вознаграждают несоизмеримо малым.

    Электросудорожная терапия

    Метод электросудорожной терапии применим в том случае, когда больной находится в таком тяжелом депрессивном состоянии, что не может принимать лекарственные препараты.

    Терапия представляет собой процедуру воздействия электрического тока на мозг. Электрический шок воздействует на мозговые центры, отвечающие за регуляцию настроения.

    Разрядами тока происходит стимулирование выработки мозгом аминокислот, запускающих синтез молекул биохимических посредников – медиаторов. Они, в свою очередь, и участвуют в регуляции настроения.

    Курс составляет 21 день по 3 процедуры. К побочным эффектам электросудорожной терапии относятся спутанность сознания и нарушения функций памяти.

    Лечение депрессии в стационаре проходит под контролем врачей, что позволяет использовать современные методы и средства, снижая вероятность побочных проявлений и повышая эффективность терапии.

    Видео: Симптомы депрессивных состояний

    Понравилась статья? Подписывайтесь на обновления сайта по по RSS, или следите за обновлениями ВКонтакте, Одноклассниках, Facebook, Google Plus или Twitter.

    Расскажите друзьям! Расскажите об этой статье своим друзьям в любимой социальной сети с помощью кнопок в панели слева. Спасибо!

    gopsy.ru

    Личный опыт: Как я лечилась от депрессии в психбольнице

    Февральским утром я не смогла встать с кровати. Потом весь день, вечер, ночь и следующим утром. А потом и другим. Со мной случилась депрессия — впервые за три года.

    Текст: Людмила Зонхоева

    Вообще, депрессивное состояние мне очень знакомо — с 19 лет. Тогда депрессия случилась на почве несчастной первой любви. И психотерапевт в 202-й поликлинике, в которой лечатся все студенты МГУ, направил меня в психдиспансер. Ложиться в Москве я не стала, а поехала на родину к родителям в Улан-Удэ, где проходила лечение амбулаторно на протяжении примерно двух месяцев.

    Затем депрессия накатывала сезонно или была вызвана внешними причинами (например, самоубийством подруги). Иногда я обращалась к психиатрам и психотерапевтам, ко мне даже применяли гипноз, от силы посещала пару сеансов, получала рецепт на «колёса» и на этом успокаивалась.

    В 21 год жизнь резко наладилась, и депрессия ушла, как мне казалось, совсем. Почти четыре года я жила полной и счастливой жизнью. Но что-то пошло не так.

    В конце 2015 года, как и у всех рекламщиков, у меня было полно работы. Полно настолько, что в декабре я сорвалась на друга и с размаха ударила его по лицу. На Новый год я поехала к родителям, где тоже было не всё спокойно.

    По приезде в Москву я пустилась во все тяжкие, чтобы забыться, каждые выходные проводила в клубах, и в это время нам всё с тем же другом пришла в голову гениальная идея — вместе снимать квартиру. До этого я почти три года жила в квартире с хозяйкой на Цветном бульваре, а здесь мы нашли отличную двушку, но в Царицыне. Не задумываясь я переехала. И меня накрыло.

    Накрывало меня постепенно. Сначала я стала более остро реагировать на поступки и слова других людей. Потом мне всё тяжелее было вовремя вставать на работу. Меня раздражал новый район и бытовые трудности, с которыми нам с другом пришлось столкнуться. Мы стали ссориться ежедневно. Параллельно меня мучил дикий кашель, который ничем нельзя было вылечить, и я несколько дней работала из дома. А потом я вышла на улицу и поняла, что столкнулась со страхом. Мне было страшно из-за людей вокруг, а в метро впервые лет за пять случилась паническая атака.

    На следующий день выйти на работу я не смогла. Я лежала и была не в силах встать и даже налить воду в чайник. В голову начали лезть навязчивые сомнения: мне казалось, что все вокруг мне врут. И единственным действенным, как мне казалось, способом остановить мысли было самоубийство, но бессилие моё было настолько абсолютным, что даже покончить с собой казалось непомерным трудом.

    Я вышла на работу, и она действительно меня отвлекала. Только сначала до неё нужно доехать на метро (и бояться), потом прийти и примерно час себя настраивать на общение с людьми (что они ничего плохого тебе не сделают), а потом заставить себя с работы уйти (это самое сложное).

    По вечерам я не могла сидеть дома одна — боялась людей за окном. Поэтому я настаивала на том, чтобы мой друг всегда ночевал дома. Или звала других друзей с ночёвкой, которые приезжали и пытались помочь разговорами, музыкой, транквилизаторами или нейролептиками.

    И наконец я поняла, что мне пора к психиатру, иначе я не выживу. Сначала я пришла на работу и честно рассказала руководству о своей болезни. Руководство отнеслось с пониманием, в намерении лечиться меня поддержали, за что им большое спасибо.

    Я была в таком состоянии, что помощь мне нужна была незамедлительно — здесь и сейчас. Те же друзья, которые несли мне таблетки, советовали своих специалистов. Но их минус был в том, что к ним все по записи, и на вопрос, какое ближайшее время, которое они могут мне уделить, я слышала классический ответ: «На следующей неделе в четверг вечером вас устроит?» Не устроит, я не доживу.

    У одной из моих коллег мама — психотерапевт, я созвонилась с ней, всё рассказала, и она решила, что мне необходима фармакологическая помощь, сразу дала телефон психиатра и отрекомендовала меня ему. Таким образом, наконец я оказалась на диване у психиатра.

    Рассказала всё то, чем я уже с вами поделилась (ну, чуть больше), психиатр перекинул ногу на ногу, задал несколько уточняющих вопросов и сказал, что мне необходима госпитализация. Я с ним согласилась. Врач достал телефон, позвонил заведующей отделением психиатрической больницы, уточнил о наличии места, завершил звонок и ответил мне: «Ну что же, собирайте вещи, завтра в девять утра вас ждут в больнице».

    16 марта 2016 года, среда. Психиатрическая клиническая больница № 3 на Матросской Тишине в Сокольниках. Через забор — следственный изолятор. Жёлтое здание построено в конце XIX века и сразу отдано под психбольницу. Место с историей.

    В больницу меня провожал друг-сосед. В платном (моём) отделении высокие потолки с арочными сводами, в коридоре сидит Паша-шизофреник, который через каждые полминуты повторяет: «Да-да-да-да-да» (как-то раз он сказал мне, что мне здесь не место, «это всё какая-то болезнь и большой-большой секрет»).

    Завотделением удивлённо переспросила: «Вы на себя составляете договор?» — обычно пациентов кладут родственники или другие близкие. Стоимость «проживания» в сутки в одноместной палате составляет 5 100 руб. Меня положили на две недели.

    Меня заселили в седьмую палату, через стенку — пока пустая шестая, мы делим один отсек. Окно открывать нельзя. В палате телевизор, холодильник, свой душ и туалет — больше похоже на номер в очень дешёвом отеле, если бы не камера видеонаблюдения. На улицу выходить нельзя. Совсем нельзя.

    У меня забрали нож, ложку, вилку, тарелку, кружку и станок для бритья. В обмен мне выдали полотенца, жидкое мыло и шампунь. Так началась моя новая жизнь.

    В нашем платном отделении лежали пациенты разного пола и с разными диагнозами: от невроза до шизофрении. Возраст — от 20 до 75 лет. Первую неделю я с другими не знакомилась: сталкивалась в коридорах и курилке (курить можно было в общем туалете для пациентов, где иногда справляли нужду шизофреники, другие предпочитали свои, в палатах).

    Как-то раз ко мне в палату зашел большой мужик в больничной пижаме в клетку, протянул руку и отрекомендовался: «Дима-Колобок». В подтверждение прозвища потряс пузом перед моим лицом. Спросил, что я читаю. «Флобера», — ответила я. «Пифагора?» — переспросил он. Потом Колобок катался по коридорам и орал: «Я король!»

    20-летний парень из шестой палаты постучался и спросил: «Это был завтрак? Или ужин? Милая, я во времени потерялся». Оказалось, что он пустился паломничать и добрался из Коми до Адлера автостопом. Поскольку путешествовал он без документов, в Адлере его задержали и вернули родителям, которые решили положить его в больницу.

    Познакомилась я с некоторыми своими соседями на сеансе групповой терапии (так называемой предвыпускной, на ней готовят, как жить со своим заболеванием после госпитализации). Шизофреник, который рассказывал байки о том, как в прошлой жизни был светским журналистом. Азербайджанец, попавший туда после ссоры с родителями. Дед с депрессией. Набожная дама с шизофренией, учит детей в воскресной школе рисунку и архитектуре. Студент исторического факультета с социофобией. Парень с ходунками (перелом пятки после падения из окна). Девочка с родовой травмой, пыталась покончить с собой. Девушка с психозом из Петербурга, которая недавно родила, снимает документальное кино. Семейный психолог с расстройством личности.

    Ко мне ежедневно заходил психиатр. В силу того, что он молод, я ему не особенно доверяла. Сначала выслушал историю моей жизни и заявил, что я бодро и весело живу. Затем интересовался моим самочувствием. Проблема в том, что мне никак не могли подобрать антидепрессанты: у меня были кошмарные сновидения после вальдоксана и амитриптилина; после миртазапина были скачки настроения и неадекватное восприятие пространства (двери казались более выпуклыми, чем они есть).

    Почти каждый день приходила психотерапевт. С ней беседы были более расслабленные, чем с психиатром, не обо мне: «Людмил, а знаете писателя Дмитрия Быкова, которого я бы охарактеризовала как синтоноподобный шизоид?» На один из сеансов она принесла альбом Третьяковской галереи и показала работы Сурикова: «А так рисуют люди авторитарно-напряжённого характера. Эпилептоидный тип личности».

    В середине моего «срока» я прошла беседу с завкафедрой психиатрии всей больницы для уточнения диагноза. По факту это экзамен с комиссией из пяти экспертов: на протяжении часа рассказываешь незнакомым людям о том, как тебе плохо, и отвечаешь на их каверзные вопросы вроде: «А вы не терялись в детстве? В магазине, например?» По итогу беседы невропатолог выписала мне фенибут.

    В один из последних дней я прошла психологическое обследование. В основном оно направлено на выявление шизофрении: разложите карточки с рисунками по категориям, совместите категории и оставьте всего четыре; назовите общее и различное между двумя вещами. Одна из отличительных черт шизофрении — недостаточная ассоциативная реакция. Идеи и слова, которые должны быть связаны по аналогии в мозгу пациента, не соединяются, и наоборот, соединяются те, которые у нормальных людей совершенно не ассоциируются друг с другом. Но был и простой тест на исследование личности «Нарисуй несуществующее животное».

    Я сдала все анализы, прошла ЭКГ и энцефалографию, была у гинеколога, лора, терапевта, окулиста. Мне сделали рентген носовой полости и грудной клетки для того, чтобы вылечить кашель. Меня водили по обследованиям через другие отделения, где общие палаты и процент страшных диагнозов выше, чем в платном. Это было страшно.

    Первые двое суток я отсыпалась, потому что мне усиленно давали феназепам и мощную капельницу (что в ней было, я не знаю). За последующие почти 12 дней в больнице я отвечала на срочные звонки по работе, консультировала по почте, отредактировала пару текстов, прочитала около 12 книг и поправилась на три килограмма на плохой еде. В воскресенье, 20 марта, друзья мне принесли краски и бумагу, и в перерывах между чтением я рисовала (телевизор почти не смотрела).

    Родителям о том, что я лежу в больнице, я не стала сообщать. Но меня практически ежедневно навещали друзья. С работы прислали букет цветов, а при выписке домой — гигантского картонного кота.

    На больнице моё лечение не закончилось: там меня вывели из критического состояния. Ряд препаратов мне придётся принимать на протяжении шести месяцев, плюс должна вестись параллельная работа с психиатром и психотерапевтом. Должно пройти время, чтобы можно было выяснить, выздоровела ли я до конца.

    www.furfur.me