Лечение аутизма в японии

Лечение аутизма

Аутизм — серьёзное расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга. Во время заболевания у пациентов наблюдается целая группа симптомов, включая стереотипное поведение, сложности в установлении социальных контактов, ограниченность интересов. Всё это приводит к снижению качества жизни и изоляции человека, поэтому заболевание требует лечения.

Эффективное лечение аутизма существует — наши специалисты рекомендуют клиентам лучшие клиники в Японии, в которых проводят комплексную диагностику и коррекцию этого расстройства. Ведущие врачи страны помогут пациентам прийти к полному выздоровлению в независимости от вида и степени сложности заболевания. Лечение аутизма за границей проводят с применением целого комплекса мер — в этом и состоит его результативность.

Разновидности расстройства

Патофизиология этого заболевания крайне сложна. К причинам, которые могут его провоцировать, относят генетические мутации, вызывающие нарушения нейромиграции, формирование синапсов и т. д. Всё это сказывается на активности мозга и поведении человека в дальнейшем. Эффективные методы диагностики позволяют выявить заболевание с 3 лет, однако симптомы аутизма проявляются гораздо раньше. У больного наблюдают сложности в установлении зрительного контакта, задержку речевого развития, социальную замкнутость, стереотипное поведение, немотивированную агрессию и т. д.

Несмотря на сложность расстройства, эффективное лечение аутизма есть. В клиниках, которые мы рекомендуем нашим клиентам, успешно справляются с такими видами заболевания, как:

  • синдром инфантильного аутизма Каннера (одна из сложнейших форм);
  • эндрогенное и приступообразное расстройство, отягощённое шизофренией;
  • аутизм неясной этиологии;
  • аутистическая психопатия Аспергера;
  • резидуально-органический аутизм;
  • аутизм, связанный с хромосомными аберрациями;
  • расстройство, вызванное синдромом Ретта.

    Лечение аутизма в Японии построено на оказании комплексной терапии. Благодаря этому у пациентов со сложными формами расстройства, отягощёнными умственной отсталостью и другими заболеваниями, наблюдаются признаки выздоровления. Терапия охватывает комплекс инновационных методов, которые повышают социальную активность, помогают в адаптации, развитии речевых навыков и т. д.

    Способы диагностики

    В клиниках Японии, с которыми мы сотрудничаем, проводят всестороннее обследование пациентов. Диагностика включает новейшие методы, позволяющие достоверно установить и дифференцировать диагноз, определить вид расстройства и его стадию. В их числе:

  • проведение скрининга;
  • методы клинической генетики;
  • метаболические и нейровизуальные исследования;
  • психологические тестирования, позволяющие установить степень тяжести расстройства.
  • Комплексное обследование пациента даёт возможность поставить диагноз «аутизм», а современное лечение — скорректировать проявление заболевания. При проведении полной диагностики врачи могут отличить расстройство от многих других, которые дают похожую симптоматику. Например, если подозревается неврология, патологии речевого или слухового аппарата, умственная отсталость, шизофрения.

    Методы терапии

    К ключевым задачам японских врачей относят: коррекцию поведения, повышение социальных навыков больного, развитие речи, устранение стереотипных действий и снижение агрессии. Результатом становится успешная адаптация пациента к условиям окружающей среды.

    Для этого применяют медикаментозное лечение с назначением:

  • нейролептиков, снижающих агрессию и аутоагрессию, гиперактивность, цикличность действий;
  • антидепрессантов группы СИОЗС, устраняющие тревожность у пациентов, депрессию, вспышки гнева;
  • аналептических средств, применяемых для коррекции синдрома гиперактивности с дефицитом внимания.
  • гаммалона,который стимулирует метаболизм в нервной ткани.
  • Для снижения проявлений аутизма (при лечении за рубежом) используют целый комплекс методик психосоциальной помощи. Поведенческая терапия — наиболее эффективная из них. Она развивает коммуникативные навыки и повышает уровень адаптации пациентов в социальной среде. Также практикуется трудотерапия, сказкотерапия, драматерапия, которые позволяют больным с аутистическими расстройствами осваивать новые функции и снизить агрессивность.

    Для успешной коррекции заболевания японские врачи проводят вакцинацию стволовыми клетками ,логопедическую терапию, развивающую речь, применяют метод структурированного обучения (TEACCH). Комплексное лечение ведётся при участии специалистов из разных областей: логопедов, психиатров, неврологов, психотерапевтов и т. д.

    Стоимость прохождения диагностики и терапии заболевания в ведущих клиниках Японии варьируется. Она зависит от длительности лечения, сложности конкретного случая, а также объёма проводимых работ. Если вас интересует цена и условия получения квалифицированной медицинской помощи за рубежом, обращайтесь к нашим специалистам. Они порекомендуют надёжную японскую клинику с лучшими врачами страны.

    japan-med.ru

    Найдено средство для лечения аутизма

    Американские неврологи на шаг приблизились к выработке методов терапии аутизма у детей. Так, их исследования показали, что аутизм возникает в результате избыточного количества синаптических связей в головном мозге, а значит — это количество необходимо уменьшать. Бало установлено, что с возрастом у нормальных детей в возрасте 10-12 лет количество синаптических связей в два раза меньше, чем в возрасте от 2 до 4 лет. В то же время у детей, страдающих от аутизма, с возрастом этот показатель уменьшается всего на 16%, что мешает нормальному функционированию мозга.

    Избыток синаптических связей обусловлен очень высоким уровнем выработки белка mTOR, который предотвращает аутофагию у нейронов. В результате этого в мозге накапливается большое количество лишних связей, в том числе и деформированных или поврежденных и он не может нормально работать. Лечение аутизма рапамицином, теоретически может решить данную проблему.

    Опыты на грызунах показали, что введение в кровь рапамицина избавляет мышей от избытка белка mTOR и запускает процесс аутофагии у нейронов, что в свою очередь запускает процесс «обрезки» связей и исчезновение аутоподобного поведения. Поскольку рапамицин является иммунодепрессантом, он обладает целым рядом побочных негативных эффектов. В то же время, данный эксперимент доказывает, что лечение аутизма даже после проявления его симптомов возможно – главное найти более подходящий и менее вредный препарат.

    Создано : Среда, августа 27, 2014 at 22:13 опубликовано в Новости медицины.

    Похожее на Найдено средство для лечения аутизма:

    Высокая температура облегчает симптомы аутизма
    Повышение температуры тела до 37,8 градусов Цельсия может вызывать временное ослабление симптомов.

    Ученые нашли средство для борьбы с аутоиммунными заболеваниями
    Согласно заявлению исследователей из США, им удалось изобрести средство, которое может продлить.

    Цинк поможет справиться с аутизмом
    Японские ученые, основываясь на данных проведенного исследования, пришли к выводу, что добавление.

    Врачи доказали, что натуральные соки не приводят к избыточному весу у детей
    100-процентный сок не способствует детскому ожирению – к такому выводу пришли американские.

    Ученые разработали гель, который позволит срастить кости
    Переломы и повреждения человеческих костей являются достаточно серьезной проблемой, с которой медики.

    Новая работа доказала отсутсвие связи между вакцинацией и аутизмом
    Воздействие тимерозала никак не связано с развитием аутизма. Новые данные полностью опровергают.

    Потребление омега-3 полиненасыщенных жирных кислот обуславливает снижение уровня С-реактивного белка
    Masaki Ohsawa (Iwate Medical University, Япония) проанализировали взаимосвязь между уровнями потребления омега-3.

    Ртутный консервант вакцин не может вызывать развитие аутизма
    Ртутный консервант вакцин не может вызывать развитие аутизма, поскольку не успевает накапливаться.

    Ученые предложили новый простой тест, выявляющий аутизм у детей
    Самым ранним тестом, который способен выявить аутизм, является обыденная проверка, отзывается ли.

    Уровень С-реактивного белка является предиктором смертности от любых причин?
    У лиц с повышенными уровнями маркера сосудистого воспаления С-реактивного белка риск смерти.

    Частная медицина: проблемы и решения
    Как уменьшить количество гражданских исков к врачам, каковы грани взаимодействия частной медицины.

    Молочные и злаковые продукты помогут детям излечиться от аутизма
    Повышенное потребление молочных и злаковых продуктов может стать спасением для маленьких пациентов.

    www.artritu.net.ru

    В ФРГ, Израиле и Японии у аутистов больше шансов найти работу

    МОСКВА, 19 июл – РИА Новости. Программы помощи аутистам во всем мире рассчитаны, в основном, на детей. Помочь взрослым можно, дав им работу, но такой поддержкой в разных странах чаще всего занимаются лишь немногие организации.

    Специалисты отмечают, что аутисты обладают высокоразвитым логическим мышлением, а также хорошими аналитическими способностями. Зачастую такие люди способны к серьезной концентрации на какой-то одной проблеме. Как герой известного голливудского фильма «Человек дождя», они имеют фотографическую память и выдающиеся математические способности. Кроме этого люди с аутизмом могут нестандартно мыслить и всегда говорят правду, что в современном обществе немаловажно.

    Работа IT-специалистом в ФРГ

    Фирма Auticon стала первой и пока единственной в Германии, принимающей на работу исключительно сотрудников-аутистов. Auticon работает в сфере IT-технологий и занимается тестированием программного обеспечения. Как отмечается на сайте компании, в силу своих особенностей люди с синдромом Аспергера (одна из форм аутизма) способны обнаружить даже мельчайшие недочеты в программном обеспечении. В каждом из филиалов компании работают профессиональные ассистенты, которые при необходимости могут помочь сотрудникам.

    В мае этого года ведущий мировой производитель программного обеспечения, немецкая компания SAP объявила об открытии ставок на IT-специальности для людей с аутизмом. Прошедшие собеседование кандидаты займут должности инженеров, тестирующих программное обеспечение, программистов и специалистов по проверке качества. К 2020 году компания собирается увеличить численность сотрудников, страдающих аутизмом, до 1% от общего количества персонала. Всего на SAP по всему миру работает 65 тысяч человек.

    … или в Японии

    Оказалось, что работа по сортировке мела по цвету, его подбору как нельзя лучше подходит для аутистов и людей с отставанием в развитии. Результаты и эффективность их труда ничуть не хуже качества работы обычных сотрудников. Сейчас из 76 сотрудников фирмы 56 — люди с различными отклонениями умственного развития, в том числе и аутисты. Из них более 60% — с тяжелой формой отклонений.

    Волонтерство в израильской армии

    Число израильтян с диагнозом аутизм по данным министерства социального обеспечения на 2011 год составило 7, 344 тыс. человек. В поддержке аутистов и их семей в Израиле активно участвует государство, десятки общественных организаций и коммерческих структур. В стране распространена практика волонтерства аутистов в армии и их участия в адаптированных программах национальной службы.

    Кроме этого фирма AQA организовала для аутистов курсы тестировщиков программного обеспечения и трудоустраивает выпускников в профильные компании. Ассоциация аутистов «Алут» является оператором десяти центров занятости по всей стране, каждый из которых рассчитан на 20-30 человек. Они занимаются, в основном, садоводством, производством художественной керамики и витражей. Компания Beit Ackstein только в одном из трех своих центров предоставила работу 100 аутистам, которые занимаются сортировкой и упаковкой товаров. Через компанию Andjoy аутист имеет шанс получить работу в сфере флористики, в кинологической фирме Geva Ziv их привлекают к уходу за собаками. Ариэльский университет разработал программу бесплатного обучения аутистов и проживания в общежитиях.

    Британия учится понимать аутистов

    Среди компаний, сознательно занимающихся поддержкой и трудоустройством аутистов, следует назвать создателя детских конструкторов Lego UK и компанию сотовой связи Vodafone UK, обучающей сотрудников навыкам работы с аутистами и также сотрудничающей с NAS. Сеть супермаркетов Tesco проводит для своих работников специальные тренинги, посвященные навыкам коммуникации с покупателями-аутистами. Программы по поддержке аутистов есть у крупнейших британских университетов. Недавно университет города Бат открыл летнюю школу для больных аутизмом детей.

    Франция отстает

    В начале мая Министерство здравоохранения и социальных дел представило третий «План Аутизм» с финансированием в размере 205 миллионов евро, который регулирует государственную политику в этой сфере на период с 2013 по 2017 год. В плане, однако, практически не уделяется внимания работе со взрослыми аутистами. Когда будут предприняты конкретные шаги — остается лишь гадать.

    Проблемы в Мексике

    В Мексике отсутствует специальное законодательство, которое регулировало бы помощь людям с особенностями развития. Семьи, в которых есть аутисты, также не избалованы помощью государства. По данным Института Domus, из всех 31 штата страны и федерального округа Мехико на субсидию в размере 800 песо (примерно 63 доллара) могут претендовать лишь жители столицы, и то далеко не все. Общественные организации Domus и Teleton помогают людям с аутизмом. В целом по оценке организаций, уровень удовлетворения потребностей аутистов в образовании и работе в Мексике можно оценить как достаточно низкий.

    Бесплатное лечение на Кубе

    НКО В Аргентине и Чили

    В Аргентине есть несколько общественных организаций для помощи больным аутизмом и их близким. Самая известная из них — Аргентинская ассоциация родителей детей-аутистов (APAdeA), основанная в 1994 году. Сейчас у нее 20 филиалов по всей стране.

    В Чили тоже действует несколько общественных и частных объединений в форме НКО, направленных на повышение качества жизни лиц с аутизмом и их близких. Среди наиболее известных — организация ASPAUT. С 1983 года ее силами организовано два учебных центра. Также существует общественная организация BIOAUTISMO, в своей деятельности активно использующая соцсети.

    Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

    © 2018 МИА «Россия сегодня»

    Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

    Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

    Главный редактор: Анисимов А.С.

    Адрес электронной почты Редакции: internet-group@rian.ru

    Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

    Настоящий ресурс содержит материалы 18+

    Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

    Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

    Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

    Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

    На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

    Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
    • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

      В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

      ria.ru

      Наоки Хигашида 13 лет, и он живет в Японии. Он написал собственную книгу: «Почему я прыгаю». У него аутизм, который принято считать «тяжелым», и он общается, показывая по одной букве на картонной доске, после чего его помощник переводит их в слова, предложения и абзацы. Первая половина книги написана в форме вопросов и ответов, где Наоки рассказывает о своем состоянии и жизни. Вторая часть книги — «Я тут рядом» — представляет собой художественный рассказ о мальчике по имени Шун, который понимает, что мертв, и больше не может общаться с живыми. Книга произвела такое глубокое впечатление на британского писателя (автора бестселлера «Облачный атлас») и отца ребенка с тяжелым аутизмом, Дэвида Митчела, что вместе с женой они решили перевести книгу на английский язык.

      Когда я был маленьким, я понятия не имел, что у меня «особенности». Как я узнал? Когда другие люди говорили мне, что я не такой как все, и что это проблема. Так и было. Мне было очень трудно притворяться нормальным человеком, и даже сейчас я не могу «выдать» настоящий разговор. Я без труда читаю книги вслух или пою, но как только я начинаю говорить с кем-то, слова просто испаряются. У меня не получается правильно отреагировать, когда меня просят что-то сделать, а если я сильно нервничаю, то я тут же убегаю из места, в котором я должен находиться. Так что даже самые конкретные дела вроде покупок в магазине могут быть слишком сложны для того, чтобы я занимался ими в одиночку.

      В дни самого большого отчаяния, жалости к себе и беспомощности, я начал представлять, каким был бы мир, если бы все вокруг были аутистами. Если бы аутизм считался чем-то вроде типа характера, то все было бы гораздо проще. Благодаря специальному обучению, я освоил подходящий метод коммуникации — письменную речь. Проблема в том, что у многих детей с аутизмом нет средств для того, чтобы выразить свои мысли, и очень часто их собственные родители понятия не имеют, о чем они думают. Так что моя главная мечта — немного помочь, разъяснив, как могу, что происходит в голове людей с аутизмом.

      Почему люди с аутизмом говорят так громко и странно?

      Люди часто говорят мне, что когда я говорю сам с собой, то у меня очень громкий голос, хотя в другое время он слишком тихий. Громкость голоса — это одна из тех вещей, которые я не могу контролировать. Это очень меня расстраивает.

      Если я говорю странным голосом, то делаю это не специально. Конечно, иногда меня успокаивает звук моего собственного голоса, когда я произношу знакомые слова или простые фразы. Но голос, который я не могу контролировать, другой. Он вырывается наружу не потому, что я этого хочу: он как рефлекс. Когда у меня появляется странный голос, его практически невозможно сдержать — если я пытаюсь это сделать, то мне больно, как будто я сам себя душу за горло.

      Почему ты задаешь один и тот же вопрос снова и снова?

      Это правда, я всегда задаю одни и те же вопросы. «Какой сегодня день?» или «Завтра надо идти в школу?» По какой причине я это делаю? Я быстро забываю, что я только что услышал. Внутри моей головы нет разницы между тем, что мне сказали только что или тем, что я услышал давно.

      Я предполагаю, что у нормального человека память устроена непрерывно, она как прямая. Однако моя память похожа на бассейн с шариками. Я все время «собираю» эти шарики, когда я задаю вопросы, чтобы я мог найти воспоминания, которые связаны с шариками.

      Но есть и другая причина для наших повторяющихся вопросов: они позволяют нам играть словами. Мы не слишком хорошо поддерживаем разговор, и как бы мы ни старалась, мы никогда не сможем говорить так же без усилий, как и вы. За одним большим исключением — слова и фразы, которые нам очень хорошо знакомы. Когда мы их повторяем, нам весело. Это как играть в мяч. В отличие от слов, которых от нас требуют, повторение вопросов, на которые мы уже знаем ответы, может доставлять удовольствие — это игра со звуком и ритмом.

      Почему ты делаешь то, что нельзя, хотя тебе сто раз говорили не поступать так?

      Может показаться, что мы специально балуемся и плохо себя ведем, но, честное слово, это не так. Когда нас за что-то ругают, мы чувствуем себя ужасно из-за того, что мы сделали то, что нам запретили делать. Но когда подворачивается новая возможность, то мы забываем предыдущую ситуацию. Нас как будто подталкивает кто-то еще.

      Вы можете думать: «Когда же он научится так не делать?» Мы знаем, что огорчаем и расстраиваем вас, но это словно не зависит от нас. Пожалуйста, что бы вы ни делали, не ставьте на нас крест. Нам нужна ваша помощь.

      Ты предпочитаешь находиться в одиночестве?

      Мне трудно представить, что родился такой человек, который хотел бы быть в одиночестве. Мы просто боимся, что доставим вам всем неприятности или будем вас раздражать. Поэтому нам трудно находится рядом с другими людьми.

      По правде говоря, мы обожаем находиться рядом с людьми. Но поскольку это всегда, всегда идет неправильно, то нам приходится привыкать к одиночеству. Каждый раз, когда я слышу, как кто-то говорит, что я предпочитаю быть сам по себе, я чувствую отчаянное одиночество. Такое ощущение, что они специально отталкивают меня.

      Почему ты поднимаешь столько шума из-за незначительных ошибок?

      Когда я вижу, что допустил ошибку, мой разум словно отключается. Я плачу, я кричу, я поднимаю много шума, и я не могу больше ни о чем рассуждать здраво. Какой бы мелкой ни была ошибка, для меня это большая беда. Например, если я наливаю воду в стакан, для меня невыносимо пролить хотя бы каплю.

      Вам, наверное, трудно понять, почему я так несчастен из-за этого. Даже я сам понимаю, что ничего страшного в этом нет. Но для меня практически невозможно сдерживать свои эмоции. Как только я сделал ошибку, она накатывает на меня как цунами. Момент поглощает меня, и я уже не отличаю правильную реакцию от неверной. Чтобы этого избежать, я вообще ничего не делаю. Плач, крики, разбрасывание вещей, даже набрасывание на других с кулаками… Наконец, я успокаиваюсь и прихожу в себя. Я оглядываюсь вокруг и следов цунами не видно — есть только бардак, который я сам же и устроил. Когда я вижу это, то начинаю себя ненавидеть.

      Почему ты повторяешь некоторые действия снова и снова?

      Это словно мой мозг посылает один и тот же приказ снова и снова. И потом, когда мы повторяем такие действия, мы чувствуем себя очень хорошо, просто невероятно комфортно.

      Я испытываю глубокую зависть к людям, которые знают, что говорит их собственный мозг, и которые имеют власть действовать соответственно. Мой же мозг постоянно устраивает для меня маленькие миссии, хочу я того или нет. И если я не подчинюсь его приказам, то мне придется бороться с ощущением ужаса. Для людей с аутизмом сама жизнь — это поле битвы.

      Почему твое лицо так редко меняет выражение?

      Наши выражения лиц кажутся недостаточными, потому что вы думаете не так как мы. Какое-то время это очень беспокоило меня, потому что я не мог смеяться, когда все остальные смеются. Полагаю, что у человека с аутизмом идеи о том, что смешно, а что нет, отличаются от ваших. Более того, время от времени ситуация кажется нам полностью безнадежной — наша повседневная жизнь полна трудностей, которые приходится решать. В других случаях, если мы удивлены, напряжены или смущены, мы просто замираем на месте и становимся неспособны проявлять какую-либо эмоцию.

      Когда других людей критикуют, подначивают, выставляют идиотами или обманывают, то люди с аутизмом не видят в этом ничего смешного. Мы улыбаемся внутри, когда видим что-то прекрасное или когда воспоминание заставляет нас рассмеяться. Часто это происходит, когда нас никто не видит. А ночью, когда мы остаемся одни, мы можем хохотать под одеялом или заливаться смехом в пустой комнате… Когда нам не нужно думать о других людях или чем-то еще подобном, то наши выражения лиц принимают свой естественный вид.

      sites.google.com

      Лечение аутизма в японии

      Ремшмидт X.
      Аутизм. Клинические проявления, причины и лечение

      5. Методы, хорошо зарекомендовавшие себя в лечении аутистических расстройств

      5.3. Лечебно-профилактические методы и их эффективность

      В данном обзоре невозможно представить все методы. Остановимся лишь на тех из них, которые актуальны в настоящее время и которые по мере возможности были изучены в ходе эмпирических исследований.

      5.3.1. Ранняя профилактика

      Ранние профилактика и воспитание основаны на том, что развитие ребенка в значительной степени зависит от факторов и стимулов, связанных со средой. Чтобы предупредить тяжелые дефекты или по возможности минимизировать нарушения, необходимы ранние и адекватные профилактические мероприятия в отношении детей-аутистов. Их проводят либо в специальных амбулаторных учреждениях для аутистов, либо в межведомственных профилактических учреждениях, на специальных консультативных приемах в детских и подростковых психиатрических и педиатрических клиниках. Профилактическая работа с аутичными детьми, как правило, включает перечисленные ниже этапы.

      1. В первую очередь должен быть подтвержден диагноз. К сожалению, и сегодня это часто делают слишком поздно!
      2. Если диагноз установлен, то в беседе с родителями или с близкими пациента следует объяснить им природу расстройства и обсудить необходимые мероприятия.
      3. На третьем этапе нужно детально определить характер развития конкретного ребенка с аутизмом. С этой целью проводят наблюдение за ребенком (если это возможно, с использованием видеокамеры) в разных ситуациях, за его контактами и поведением по отношению к родителям и другим близким, психодиагностическое исследование с объективизацией состояния его интеллектуальных функций, детальную оценку особенностей восприятия, неврологическое исследование, запись ЭЭГ и по возможности другие электрофизиологические или лабораторные исследования с применением методов визуализации.
      4. Исходя из характера развития ребенка, на следующем этапе, совместно с родителями, формулируется лечебно-профилактическая концепция, максимально точно учитывающая развитие ребенка и способность родителей к сотрудничеству. К реализации этой профилактической концепции привлекают и других лиц или учреждения, работающие с ребенком (например, детские сады, подготовительные классы школы).
      5. Лечебно-терапевтический план включает и временной аспект. Сначала целесообразны краткосрочные планы (продолжительностью примерно один год). Нужно быть осторожным в прогнозах, так как к началу лечения не может быть уверенности в исходе, а позднее, при продолжительной и детальной работе с ребенком, по мере изучения его способностей и возможностей, прогнозировать можно более уверенно.

      Профилактические программы оценивались с разных сторон. Rogers (1996) приводит обзорный анализ большого числа профилактических программ. По меньшей мере 6 из них дали положительные результаты. Конечно, ни в одной из этих программ группы детей не формировали по случайному принципу и не проводили «слепой» оценки всех аспектов. Несмотря на многие различия проведенных исследований, был обнаружен ряд общих особенностей. Все авторы отмечали у детей-аутистов явное ускорение общего развития, проявляющееся статистически достоверным увеличением коэффициента интеллекта, позднее — заметным прогрессом в речевом развитии, а также улучшением социального поведения и редукцией аутистической симптоматики. В большинстве программ улучшение наблюдалось после двух лет интенсивных мероприятий по подготовке ребенка к школе. Большинство прошедших лечение детей (примерно 73 %) к концу первого периода лечебно-профилактических мероприятий (обычно в возрасте 5 лет) уже могли понимать речь. Лишь в двух исследованиях приведены данные долгосрочного катамнеза, однако показано, что достигнутый успех сохранился у детей и спустя несколько лет после завершения программы. Howlin (1997) отмечает, что состояние детей в результате проводимых мероприятий улучшалось в большей степени, если эти мероприятия начинались очень рано (в возрасте 2—4 года), были достаточно интенсивными (15 и более часов в неделю) и продолжительными (минимум 2 или более года). Кроме того, результаты были лучше у тех аутичных детей, которые не страдали другими расстройствами нервной системы (например, умственной отсталостью или церебральным параличом).

      Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что ранняя и правильно проведенная профилактика позволяет добиться успеха в изменении поведения в целом и в развитии навыков речевого общения у детей с аутизмом.

      5.3.2. Поведенческая терапия

      Поведенческая терапия при аутистических расстройствах принципиально не отличается от терапии других расстройств. Хотя мы не останавливаемся здесь на методических основах такого лечения, следует отметить, что применяемые в настоящее время методы модифицированы и адаптированы применительно к особенностям аутичных детей и подростков. Lovaas (1974), одним из первых применивший методы поведенческой терапии при аутистических расстройствах, обосновывает их использование перечисленными ниже положениями [Janetzke, 1993].

      1. Аутизм рассматривают не как первичное нарушение отношений, а как расстройство перцепции (чувственного восприятия) и когнитивных функций (переработки воспринимаемой информации). Вместе с тем при синдроме Asperger доминирует расстройство отношений, но его считают особенностью характера.
      2. Этиология и патогенез аутизма еще неизвестны, его лечение без знания причины или причин пока невозможно. Однако изменение поведения пациента реально и без точного определения этиологии посредством формирования желательного и устранения нежелательного, т.е. мешающего поведения.
      3. В мероприятиях поведенческой терапии могут участвовать не только эксперты, но также родители или другие близкие пациента, если они обучены соответствующим методам и понимают их принципы. Конечно, здесь есть определенные ограничения.

      В практике применяются многочисленные методики поведенческой терапии, прежде всего при лечении аутистического синдрома, начиная с оперантного обусловливания с использованием поощрения и аверсивных раздражителей до промптинга (prompting — подсказка, оказание помощи), шейпинга (shaping — формирование повеления) и фэйдинга (fading — постепенное лишение помощи). Оказание подросткам помощи в ограниченных пределах возможно и при так называемом аутизме «с высоким уровнем функционирования» («high-functioning»-аутизме), также с поведенческим тренингом в форме ролевых игр и с обеспечением обратной связи. Методики поведенческой терапии направлены на формирование желательных форм поведения и устранение нежелательных.

      К категории первых относят развитие речи и стимулирование навыков вербального общения, а также поощрение социального взаимодействия. К категории вторых относят редукцию самостимуляции, стереотипии и саморазрушающего поведения (всех форм поведения, которые направлены против собственной личности или по крайней мере сконцентрированы на ней), а также приступов ярости и агрессивного поведения.

      Согласно данным Bregman и Gerdtz (1997), которые проанализировали соответствующие исследования, проведенные в период 1984— 1995 гг., реализуемые в лечении аутизма вмешательства в области поведенческой терапии можно разделить на 3 группы.

    • Предшествующие вмешательства (применяются превентивно, т.е. до ожидаемого поведения.
    • Последующие вмешательства, применяемые после возникновения желательного поведения.
    • Вмешательства, направленные на развитие способностей.

      Мы подробнее рассмотрим все 3 группы вмешательств.

      Предшествующие вмешательства. Положительно себя зарекомендовали в качестве превентивно действующих следующие методики: изменения среды, уменьшение отвлекающих визуальных факторов, что ведет к ослаблению самостимуляции и закреплению поведения, направленного на решение задач [Duker, Rasing, 1989]. Ранняя профилактика в дальнейшем уменьшает вероятность развития проблемного поведения; при этом успеху терапии способствует участие нормально развивающихся детей, которые служат ролевыми моделями и примером для детей-аутистов. Аутичные дети, профилактическая работа с которыми проводится в тесном контакте с нормально развивающимися детьми, достоверно реже демонстрируют такие отклонения в поведении, как стереотипии [Lanquetot, 1989; McGee et al., 1993]. Физическая активность, требующая от детей значительного напряжения, также ведет к положительным результатам, редуцируя проблемное поведение [Gabler-Halle et al., 1993].

      Последующие вмешательства. Они предусматривают воздействие на определенные поведенческие особенности, в большинстве случаев мешающие пациенту, например стереотипии (повторение речевых оборотов или двигательных актов в течение длительного времени) и на саморазрушающее поведение, воздействие на тяжелые нарушения сна, депрессивные расстройства или состояние страха.

      Вмешательства, стимулирующие развитие способностей. К. таковым относятся формирование речи, стимулирование общения в целом, тренинг социальных навыков и повседневных видов деятельности. Интенсивные программы в области поведенческой терапии. Среди последних особое внимание в литературе уделяется двум: программе, разработанной Lovaas (1987), и программе ТЕАССН, разработанной Schopler и соавт. [Schopler et al., 1983; Schopler el al, 1995].

      Lovaas (1987) сообщает о сенсационных изменениях в состоянии аутичных детей в результате осуществления программы поведенческой терапии: 19 дошкольников, которые в течение 2 лет (40 ч и более в неделю) проходили курс лечения в рамках стационарной программы поведенческой терапии, были затем обследованы в возрасте 7 лет. Проводилось сравнение их состояния с таковым детей из контрольной группы, где проводили менее интенсивный курс терапии (10 ч или менее в неделю). Средний IQ в экспериментальной группе до обследования составлял 53, в контрольной — 46. При катамнестическом исследовании у экспериментальной группы IQ повысился на 20 единиц, 9 детей стали посещать массовую школу и не отличались от нормальных сверстников. В контрольной группе IQ увеличился лишь на 8 пунктов, и все, кроме одного ребенка, остались в специальной школе. Год спустя, когда средний возраст детей в экспериментальной группе был 13, а к контрольной — 10 лет, средний IQ составил соответственно 84,5 против 54,9.

      В других сферах (например, социальной адаптации) также были выявлены большие различия. Некоторые авторы [Perry et al., 1995] даже утверждают, что у двух сибсов наступило полное выздоровление. Эти сообщения вызвали оживленную дискуссию. Особой критике подвергалось следующее: отсутствие систематизации групп, различия к методах измерения и оценки, неточность данных об IQ, нерепрезентативность и несопоставимость состава групп и отсутствие независимых наблюдателей. Сам Lovaas (1993) упомянул о ряде проблем своего исследования и об относительности достигнутого успеха. Однако не вызывает сомнения то, что данная программа способствовала улучшению поведения больных аутизмом в разных сферах; вместе с тем до сих пор нет единой оценки степени этого улучшения.

      Программа ТЕАССН исходит из эффективности структурированных педагогических программ в лечении аутичных детей. Она основана на поведенческой терапии, учитывает уровень развития детей и повышает значимость индивидуального обучения, а также предполагает его сочетание с другими поведенческими и когнитивными подходами. Есть много данных об эффективности этого метода [Campbell et al., 1996], хотя пока нет результатов новейших сравнительных исследований. Использование программы ТЕАССН опытными педагогами обладает многими преимуществами. В настоящее время эта программа апробирована в разных странах.

      5.3.3. Методы, ориентированные на физическое воздействие

      1. Терапия принудительным удержанием. Метод, разработанный американским детским психиатром Martha Welch (1984), основан на том, что сопротивление аутичных детей близости и физическому контакту необходимо преодолевать посредством принудительного удержания до тех пор, пока ребенок не перестанет избегать контакта. После преодоления этого сопротивления страх перед близостью существенно уменьшается. Этот метод похож на метод редукции страха в рамках поведенческой терапии, называемой flooding («наводнение», чрезмерное воздействие раздражителя), который эффективен при резко выраженных страхах и фобиях.

      Tinbergen и Tinbergen (1984) теоретически обосновали эффективность терапии принудительным удержанием. Они считают, что причинами раннего детского аутизма как эмоционального расстройства являются враждебное воздействие социального окружения на ранних этапах развития ребенка. Нарушение восприятия и все прочие отклонения они рассматривают как вторичные расстройства. Иными словами, у аутичного ребенка отсутствует базальное доверие, которое формируется в первые недели и месяцы жизни. При терапии принудительным удержанием происходит компенсация нарушенного процесса формирования доверия и социализации. Ребенка физически принуждают к установлению доверия и физическому контакту, делают это интенсивно и неуклонно, так, чтобы он не мог избежать этого.

      Спорными в данной терапевтической методике являются не только подчас в высшей степени неумолимое, граничащее с насилием поведение врача, но и лежащий в основе концепции тезис о нарушении формирования базального доверия на ранних этапах развития ребенка. Нередко при таком объяснении возникновения отклонений у своего аутичного ребенка родители испытывают чувство личной вины.

      Что касается окончательной оценки этого метода, много раз подвергавшегося модификациям, то единого мнения на этот счет пока нет. Однако имеются данные, подтверждающие его высокую эффективность [Prekop, 1983; Innerhofer, Klicpera, 1988].

      2. Методика поддерживающего общения. По поводу этой методики высказываются противоречивые мнения. Если родители и терапевты вследствие достижения хороших результатов во многих конкретных случаях убеждены в эффективности метода, то научно подтвердить это не удалось. В табл. 11 приведен обзор контролируемых исследований эффективности метода поддерживающего общения, проводившихся в 1990—1996 гг. В ней показано, что лишь в 8 из 45 исследований у детей отмечались положительные изменения коммуникативных способностей. Из 359 наблюдений в рамках этих 45 исследований лишь у 23 детей терапия была успешной. Этот результат разительно противоречит субъективному мнению родителей и терапевтов. Общим доводом против экспериментальных исследований служит то, что исследуемая ситуация является искусственной и обследуемые испытывают давление. Поэтому невозможно обеспечить доверие между лицом, оказывающим поддержку, и тем, кого поддерживают, а возникающее в экспериментальных условиях недоверие может обидеть пациента или оказаться для него сильным стрессовым фактором.

      Таблица 11. Обзор контролируемых исследований эффективности методики поддерживающего общения (1990—1996 гг.) [Howlin, I997]

      www.autism.ru