Лечение заикания технологией

Содержание:

Заикание появилось. Что делать? Здоровьесберегающие логопедические технологии в соответствии с требованиями ФГОС

Окончила в 1975 году дефектологический факультет им. Ленина. Работала несколько лет на кафедре сценической речи театрального училища им Щепкина. Проводит мастер-классы «Коррекция звукопроизношения у взрослых», «Лечение заикания у подростков и взрослых», «Логопедический массаж». Автор методики лечения заикания Волна (Патент № 2450835 от 24.04.2012), автор Способ коррекции речевых и миофункциональных нарушений у детей и взрослых и набора зондов для его осуществления (Патент №2652951 от 03.05.2018), руководитель речевого центра «Логопед плюс».

Речевые судороги и их локализация.

Обследование заикающихся дошкольников.

Этапы Коррекционно-психологической работы при заикании.

Нормализация темпа речи у ребенка с заиканием

Логопедический массаж в комплексной системе преодоления заикания.

Дыхательная гимнастика при коррекции заикания.

Развитие голоса в коррекционной работе с заикающимися детьми.

Логоритмика в коррекции заикания.

Консультация логопеда в свежих случаях возникновения заикания.

Тренинг упражнений по коррекции заикания

Обзор методик лечения заикания.

Целевая аудитория: логопеды, дефектологи, студенты дефектологических факультетов, родители.

Место проведения: ул. Кольская, д. 2, корп. 4, 3 этаж

Даты и время проведения смотрите в календаре ниже

Стоимость: 2 000 руб., для юридических лиц + 50% — 3000 руб.

В стоимость семинара входит диск с материалами по теме.

По окончании выдается сертификат о повышении квалификации – 16 часов

Справки по телефону: (926)-983-62-45; ; (495) 922-56-60; (925) 585-49-35

Семинар в режиме он-лайн транслироваться не будет.

Я посетила замечательный семинар, который провела Томилина Светлана Михайловна «Заикание появилось. Что делать»? Хочу поблагодарить Светлану Михайловну за огромное удовольствие от общение с ней, за знания которые она даёт, за бесценный практический материал, за добрую и тёплую атмосферу. Её хочется слушать и слушать до бесконечности, на её семинары действительно хочется бежать. Светлана Михайловна очень доступно и доходчиво излагает материал, приводит интересные примеры из собственного опыта работы. Коллеги! Семинар безумно интересный всем рекомендую!

www.logopedmaster.ru

Психотерапия заикания: от сказки до психосинтеза

По данным разных исследований, среди детей с нарушениями речи, в т. ч. с заиканием, почти 50% — леворукие, т. е. имеют правополушарный тип (у них прекрасно развито воображение), а у 25–30% оба полушария функционируют одинаково.

Имея более чем 20-летний опыт психотерапевтической работы с детьми, страдающими заиканием, могу утверждать: наиболее успешны в работе с ними гибкие и эффективные методы Эриксоновской психотерапии (Милтон Эриксон — известный американский психотерапевт), использующие сказки, истории, притчи, легенды, метафоры. Последние воздействуют на подсознание и образное мышление, имеют эффект резонанса. Некоторые психотерапевты стараются избегать метафоричности, отдавая предпочтение рациональной терапии, директивным приемам. На мой взгляд, у ребенка с нарушением речи, неврозом такой подход может вызвать сопротивление и не дать желаемого результата. С древних времен сказки, мифы и метафоры играют значительную роль в обучении. Все лучшие сказки народов мира содержат универсальный мудрый архетип: добро побеждает зло; учат быть сильными, бороться и побеждать, что само по себе оказывает мощное лечебное воздействие на любую искалеченную душу. Эриксоновская терапия позволяет установить доверительные взаимоотношения как с малышами, так и с подростками, имеющими проблемы в поведении.

В числе лечебных сказок, используемых в нашем отделении для игровой терапии, популярны «Гадкий утенок», «Золушка», «Серая Шейка», «Волшебник Изумрудного города»… Дети очень любят играть в отважного капитана корабля, преодолевающего шторм, — это образ смелости и решительности. Если предложить ребятам самим распределить роли в сказке «Айболит», то, как правило, самый застенчивый вызывается сыграть пирата, самая примерная и невротичная девочка просит роль Бармалея, а мальчик с гиперактивностью и нарушением поведения — доктора Айболита. Таким образом, дети интуитивно, часто спонтанно, в игре могут отреагировать накопленное напряжение, невротические симптомы. Для пациентов с сопутствующими страхами (животных, темноты, одиночества) применяются игровые приемы десенсибилизации. Часто вместе с ребенком придумываем сказку или изменяем финал знакомой ему; одна из импровизаций: «Айболит вылечил зубы Бармалею, и тот стал добрым, начал помогать лечить зверей».

Широко применяем пантомиму: жесты, выразительные мимику и взгляды (во время режима молчания и в процессе ролевых игр), это снимает мышечное и нервное напряжение, уменьшает сверхценное отношение к речи.

Для детей с проблемами в учебе и низкой мотивацией к ней уместны любые истории об обучении. Приведу одну из них — о том, как маленький мальчик учился кататься на велосипеде, держать руль и сохранять равновесие: «…Сколько, бывало, шишек и синяков набьешь! Но в один прекрасный момент замечаешь, что уже никто не поддерживает за багажник, и ты едешь самостоятельно. Что при этом происходит? Чувствуешь себя великолепно, словно становишься чуточку выше, словно дышится легче и глубже. Плечи поневоле распрямляются, улыбка светится на губах, а глаза так и сияют от счастья! Это чувство радости за себя и гордости за свой успех — такое огромное, что просто не вмещается в тебе, высоко поднимает твою голову, придает новые силы. Запомни эти ощущения. Твоя работа над речью сейчас чем-то похожа на такие моменты в жизни».

Результативны приемы нейролингвистического программирования — как для наведения транса, так и для дезактуализации психотравмы, перепрограммирования личности. В состоянии легкого транса можно отправиться в путешествие по волнам воспоминаний — в ситуации успеха, удачи, когда что-то получалось особенно хорошо (ресурсный транс). Дети с заиканием, у которых развито образное мышление, охотно вспоминают свои положительные эмоции. Один ребенок — то, как удачно забил гвоздь и заслужил похвалу дедушки; другой — как впервые прочитал без запинки стихотворение и учительница это отметила перед всем классом… Мы учим пациентов, что в ситуациях, когда что-то не получается, нужно вспоминать эпизоды успеха; это стимулирует процессы интеграции в личности, раскрывает новые возможности для развития.

Психосинтез — метод интеграции личности, направленный на осознание своего истинного «Я». Осознание персонального «Я» — условие психического здоровья, реализация трансперсонального «Я» — признак духовного совершенства. Наша психика не изолирована. Она, по образному выражению психолога Ферруччи, плавает в океане коллективного бессознательного. По теории философа Юнга, коллективное бессознательное содержит опыт всего человечества и передается из поколения в поколение. В психосинтезе применяют 2 основных метода: разотождествление, работу над суб-личностями. Человеку свойственно отождествлять себя с наиболее актуальными элементами личности, предположим, такими: «страдающий спортсмен» (на закате карьеры), «неудачник» и т. д. Подобных субличностей у каждого может быть несколько. Для заикающегося подростка вполне приемлема работа над интеграцией личности; с помощью специальных упражнений уверенную часть его личности удается усилить, а трусливую — ослабить. Можно выбрать идеальную модель личности (образ человека с красивой свободной речью или образ себя в будущем — с хорошей речью, уверенностью в себе) и визуализировать этот образ, запомнить все черты до мельчайших подробностей, впитать в себя — как ресурс для новых полезных изменений. В дальнейшем — работать над формированием новых качеств с помощью самовнушения или систематической тренировки недостаточно развитых функций — памяти, внимания, воображения, четкой неторопливой плавной речи. Анализ личности приводит в конечном итоге к состоянию внутренней гармонии, самодостаточности.

В психосинтезе огромное значение имеют символы. Во всех культурах мира огонь и вода — символ духовного очищения; раскрытие цветка — символ раскрытия способностей; рост молодого растения — символ развития человека и т. д. Мы используем метафоры в сеансах гипноза для улучшения речи: «Представь, как течет спокойная могучая река по равнине, когда она набирает силу, вобрав в себя ручьи, маленькие речки. Она течет спокойно, плавно, неторопливо. Вот точно так же польется и твоя речь». Для избавления от прошлых обид и неудач — сеанс «Голубая лагуна»: «Вода смывает все плохое с души и тела».

Гештальт-терапия эффективна в работе с подростками и взрослыми. Когда человек живет прошлым, к нему приходят чувства печали, гнева, разочарования, обиды. Невротик живет либо прошлым, либо строит несбыточные мечты о будущем. Облегчить душу может катарсис — отреагирование эмоций (например, нужно просто позволить себе поплакать, ведь природа дала нам слезы именно для этого). Говорим пациентам: осознав какое-то негативное чувство, представьте, что вы погрузили его, как багаж, на отлетающий самолет или отходящий поезд. Примите свое прошлое, как бы горько, печально и одиноко вам ни было. Исполнитесь решимости и желания жить дальше, изменить отношение к жизни. Ищите опору в настоящем. Перемены начинаются с того момента, как вы поняли и приняли себя.

Для гармонизации личности необходимо сосредоточить пациента на ситуации «здесь и сейчас», на простых жизненных вещах. Пациентам очень нравятся упражнения «Сад моей души», «Дом моей души». Оказывается, простая работа по наведению порядка в саду или в доме удивительным образом снимает невротические симптомы, упрощает взгляд пациента на свои внутренние проблемы. Многие подростки отмечают после сеансов: «На душе легко, все стало на свои места».

В нашем отделении специалисты проводят огромную работу по об-учению родителей пациентов оптимальному воспитанию заикающегося ребенка, преодолению семейных конфликтов. Семейная психотерапия, обучение родителей приемам свободной речи помогают успешнее интегрировать ребенка с новой, свободной от запинок речью в детский коллектив, наладить взаимоотношения со сверстниками и учителями, развить необходимые качества: уверенность, самостоятельность, веру в успех.

Заикание как хроническое заболевание может в дальнейшем иметь рецидивы. Но дети, прошедшие у нас лечение и обучение, рецидивы переносят легче и быстрее возвращаются к свободной речи (или к речи с легкими редкими запинками).

Опыт показывает: используемые нами в лечении заикания приемы психотерапии в сочетании с логопе-дической и психологической коррекцией позволяют пациентам достаточно эффективно преодолеть болезненные симптомы, способствуют дальнейшему личностному росту, улучшению речи, стойкой социальной реабилитации.

www.medvestnik.by

10-й Международный конгресс Людей, которые Заикаются

Речевой центр «Арлилия» продолжает развивать международные связи

Группа учеников «Арлилии» во главе с автором методики профессором Лилией Зиновьевной Арутюнян участвовала в 10-м Международном конгрессе Людей, которые Заикаются (the 10th World congress for People who Stutter). Он проходил с 10 по 13 июня в городе Люнтерен (Нидерланды). Такие конгрессы проходят один раз в четыре года. Мы поехали туда по приглашению Кита Босса, председателя ISA (International Stuttering Association – Международная Ассоциация Заикающихся), с которым специалисты центра познакомились год назад на международном конгрессе, посвященном проблемам заикания во Франции и который в сентябре 2012 года приезжал в «Арлилию». В этом году в Нидерландах наша делегация в составе 10 человек активно участвовала в работе конгресса.

Впечатления о поездке в Голландию

Участие в международном конгрессе заикающихся (Нидерланды) – июнь 2013

(Отчет подготовила участница конгресса, ученица речевого центра «Арлилия» Анна Самохина)

С 10 по 13 июня этого года в городе Люнтерен (Нидерланды) проходил 10-й Международный конгресс Людей, которые Заикаются (the 10th World congress for People who Stutter). Такие конгрессы проходят раз в 4 года в одной из стран мира. Программа конгресса насыщена лекциями специалистов, известных в области заикания, а так же мастер-классами заикающихся, которые так или иначе решили для себя проблему заикания и готовы рассказать о своем опыте. Мы горды тем, что именно специалисты и ученики нашего Центра были представителями России на этом международном конгрессе.

Итак, в начале июня группа учеников «Арлилии» во главе с Лилией Зиновьевной и Миграном Арутюновичем Арутюнянами, вооруженная тремя докладами, большим количеством видеозаписей результатов и книгой Л.З. Арутюнян, переведенной на английский язык, отправилась в Нидерланды.

Мы знали, что отношение к проблеме заикания на Западе (Западная Европа, Северная Америка, а так же в Австралии и в большинстве стран мира) в корне отличается от того, к которому привыкли мы, занимаясь в Центре. Большинство специалистов, как вы знаете, считают заикание неизлечимым заболеванием, которое постоянно рецидивирует. Поэтому полного излечения никто не обещает, а, главное, и не стремится к этому. Как же работают с заиканием на Западе? Над речью работают всю жизнь, стремясь постоянно улучшать ее, снижать количество запинок, а главное адаптироваться к проблеме и попытаться счастливо жить, несмотря на заикание. Заикающихся учат не придавать большого значения своей речи и опираться на другие свои сильные стороны. Для такой психологической поддержки во многих странах мира существуют ассоциации заикающихся, где люди, страдающие этой проблемой, собираются вместе, обсуждают методики, и просто общаются: с интересом проводят свободное время, путешествуют и т.п. Поэтому на значках и майках некоторых участников мы могли прочитать такие девизы: «Я заикающийся. И что?», «Если ты заикаешься, ты не одинок», «Я заикаюсь, потому что то, что я говорю, стоит повторить дважды».

Стоит ли говорить, что такое положение вещей было удивительно для наших арлилиевцев, ведь на конгресс мы ехали поделиться опытом преодоления заикания, опытом жизни без заикания! Что же на Западе нет успешного опыта преодоления заикания? Сказать так, было бы тоже не верно. Есть отдельные люди, которым удалось полностью избавиться от заикания путем самонаблюдения и постоянной работы над собой. С одним из таких людей, Питером из Австралии, который стал речевым тренером, мы познакомились на конгрессе и послушали его выступление. Оно очень нам понравилось, так как мы нашли в высказываниях Питера много общего с идеями, которые лежат в основе успешной практики преодоления заикания в «Арлилии».

Мы послушали выступления многих специалистов, в частности доклад речевого специалиста из Израиля – Барбары. Ее выступление о понимании причин заикания оказалось для нас тоже интересным. После, в частной беседе с Лилией Зиновьевной и Миграном Арутюновичем, она была удивлена тому, насколько «высокую планку» ставит Центр в подходе к излечению заикания, какие серьезные сроки отводятся для работы над речью. Она сказала, что в своей клинике, они работают намного быстрее, но ничего не говорила о долгосрочных результатах.

Особую благодарность хочется выразить Киту Боссу, председателю ISA (International Stuttering Association – Международная Ассоциация Заикающихся), большому другу «Арлилии», с которым наши специалисты познакомились год назад на международном конгрессе, посвященном проблеме заикания во Франции. Осенью 2012 года Кит приезжал в «Арлилию» (см. отчет в теме это интересно). Он провел в Москве несколько дней и был восхищен результатами работы нашего Центра. На конгрессе в Нидерландах Кит всячески опекал нас и делал все возможное, чтобы найти взаимопонимание между западными терапевтами и специалистами нашего центра.

Подводя итоги, можно сказать, что поездка на конгресс была успешной для всех нас. Мы смогли в очередной раз заявить о себе, о методике, по которой занимаемся в Центре, показать видео и реальные результаты работы, посмотреть на систему и подходы к лечению заикания за рубежом, а также установить контакты с западными специалистами. Мы получили много полезной информации и много ярких незабываемых (а иногда удивительных и непонятных для нас) впечатлений.

Вот некоторые из них

«В Конгрессе немного разочаровался. Люди отказываются верить и просто подстраивают свою жизнь под заикание. Местный логопед сказал, что потратить целый год на конкретную борьбу с заиканием — это много, и оно того не стоит. С таким подходом заикание действительно неизлечимо. Мне трудно их понять, но они имеют право жить, как считают нужным». (Сергей Романов)

«С первых минут в конгресс-центре мы все оказались втянуты в стремительный круговорот событий и дел. Потом пришло время выступления, и, по правде говоря, это было сказочно. Эти несколько минут здоровой, правильной речи на английском перед, если можно так сказать, важной аудиторией запомнятся мне надолго. И, конечно же, множество эмоций мне доставило общение с заикающимися из других стран, я даже не могу сказать о характере этих эмоций; с одной стороны, гордость от того, что ты можешь совершенно спокойно излагать свои мысли перед ними, а с другой, сочувствие этим людям, ведь они не верят и не знают, какого это, свободно говорить…». (Дарья Игнатенко)

«Это трудно выразить словами, ведь лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать. Прилетев туда, я периодически чувствовал себя инопланетянином, прилетевшим на другую планету.
Настолько много разного между нашими культурами и укладом жизни. Но вот заикающиеся везде одинаковые. И с совершенно одинаковыми привычками и комплексами. Однако их подход к заиканию, как к инвалидности, делает нас очень разными.
Получая пенсию по инвалидности и имея возможность жить на неё в своё удовольствие, у них меньше стимулов стремиться избавиться от этой болезни. Первые вопросы у них всегда были о деньгах — и это тоже особенности их культуры.
Не одна из методик, представляемых там, мне не показалась работоспособной и полноценной. Да и выглядели они совсем неубедительно по результатам. Простые люди много рассказывали о своём опыте адаптации к жизни с заиканием.
Хотелось им помочь. Но как помочь тем, кто не хочет от этого избавляться?!
На конгрессе выступали люди, которые смогли самостоятельно избавиться (или почти избавиться) от заикания.
Эти люди там были гуру, идолами и почти богами. И на нашу делегацию из 10-ти человек, свободно говорящих, они не знали, как реагировать. Но чувствовалось, что интерес был. Многие подходили, общались, удивлялись. Приятно было осознавать себя частью маленького чуда». (Алексей Киселев)

«Очень удивило отношение иностранцев к этой проблеме. Если в России заикающиеся люди чувствуют себя одинокими, робкими и замкнутыми людьми и не хотят как-то объединяться, то на Западе они не сильно комплексуют, они объединяются в группы, общаются, подбадривают друг друга, и вообще многие считают заикание не такой большой проблемой. Когда я делал опрос среди заикающихся иностранцев, с какой целью вы приехали на конгресс, то на первом месте у большинства респондентов был ответ: приехали посмотреть страну, на втором месте – пообщаться с заикающимися людьми, завести новые знакомства, и только в третьих – узнать кто и как справляется, и живет с заиканием, познакомиться с новыми методами, как преодолеть заикание. Но никто из респондентов четко не ставил перед собой задачу вылечить заикание. Поэтому мы часто были с иностранцами на разных волнах, они не понимали и не верили нам, когда мы говорили о лечении заикании». (Рамиль Закиров)

«Для меня главной особенностью этого конгресса стало то, что он получился по-настоящему рабочим и насыщенным. Подготовка к выступлениям, анализ услышанных речей других участников, общение с гостями конгресса в перерывах и т.д.
Своё выступление я считаю очень успешным. Даже не смотря на то, что большую часть читал по бумажке. Меня поразила одна вещь. Поддержка и положительное отношение аудитории буквально витали в воздухе. Для меня это не было экзаменом, это была просто интересная встреча с равными людьми, мнение которых мне небезразлично и которым, надеюсь, был интересен я.
Но самой интересной и запомнившейся для меня частью нашего пребывания на конгрессе стал соцопрос, который мы проводили в последний день. Уникальная возможность общаться с людьми буквально со всего мира. У каждого свой темперамент, свой акцент, своя история жизни. Но все как один были открытыми, искренними и доброжелательными.
Меня удивило то, что при всей положительной и доброжелательной атмосфере – там царило заикание. Ни больше, ни меньше. Это вызывало постоянное чувство лёгкого дискомфорта. Чувство удивления тому, что эти люди (в большинстве своём) привыкли жить с заиканием и воспринимают его как неотъемлемую часть своей жизни. Мы всё-таки от этого слишком отвыкли, чтобы снова погружаться в подобную среду. Хотя там, безусловно, присутствовали прекрасные истории избавления от заикания, истории становления новой личности, новой жизни. Но это лишь маленький процент от общей европейской и мировой массы заикающихся людей, смирившихся со своей судьбой.
Я очень рад, что участники нашей поездки получили новый международный опыт общения с заикающимися разных стран, узнали много нового о подходах к лечению заикания. А лично для меня эта поездка стала ещё одним источником прекрасных и самых тёплых воспоминаний». (Дмитрий Лушин)

Тексты наших выступлений

Лилия Зиновьевна Арутюнян. Доклад на конгрессе

РЕЦИДИВЫ ЗАИКАНИЯ И КРИТЕРИИ РЕЧЕВОГО ЗДОРОВЬЯ

Авторы: Арутюнян Лиля Зиновьевна, Арутюнян Мигран Арутюнович (Россия, Москва) [email protected]

В этой работе обобщается более чем полувековой опыт практической и исследовательской работы в области терапии заикания. Заикание рассматривается как устойчивое патологическое состояние, способное на самосохранение и самовосстановление. Опираясь на гипотезу о голографической модели памяти, объясняется чрезвычайная стойкость заикания, которая и приводит к его рецидивам. Предлагается совершенно новый подход к терапии заикания, гарантирующий устойчивость полученных результатов. Представляется конкретный пример успешной реализации такого подхода и в заключение приводится статистический анализ результатов терапии.

Мы представляем для обсуждения работу, посвященную проблеме рецидивов заикания. Многие российские и зарубежные клиницисты считают тему рецидивов одной из центральных. Можно отметить мнение по этому поводу замечательного английского специалиста Лены Рустин, которая считала рецидивы «ахиллесовой пятой лечения заикания».

Конечно, можно подойти к рецидивам заикания как к чему-то закономерному, неизбежному, связанному с самой сутью заикания, смириться с этим, и все силы направить на то, чтобы учить наших пациентов жить по возможности комфортно и максимально продуктивно в условиях заикания, предлагая приемы, облегчающие речевые спазмы, и радуясь улучшению.

Однако, наш 60-летний опыт практической работы, постоянный, внимательный анализ результатов привел к уверенному выводу, что речь заикающихся возможно устойчиво нормализовать. Конечно, мы не утверждаем, что исключили все случаи безуспешного лечения. У нас тоже есть пациенты, которые ощутили горечь рецидивов, но в то же время, есть достаточное количество людей, которые действительно смогли полностью избавиться от заикания. Утверждения о неизбежности рецидивов были бы несправедливыми по отношению к тем, кто успешно закончил лечение и совершенно свободно говорит уже ни один десяток лет. Необходимо подчеркнуть, что за последние годы число успешных пациентов (в процентном отношении) значительно возросло. Как правило, 70-80% членов группы надежно выходят в плавную речь вне зависимости от тяжести и формы заикания. С некоторыми нашими пациентами вы можете пообщаться в холле (их можно найти по бейджику «Арлилия»). С речью других пациентов в различных эмоционально значимых ситуациях можно ознакомиться в видеороликах.

В этом сообщении мы остановимся на обосновании принципиально нового подхода к проблеме рецидивов заикания, объяснении причин чрезвычайной устойчивости заикания, определении критериев речевого здоровья и сроков лечения. За недостатком времени, мы не можем ознакомить с практическими приемами работы, деталями методики, а остановимся только на обозначении ее основных путей.

Это рецидив или неоконченное лечение?

Специалистам крайне трудно договориться по этому сложному вопросу, так до сих пор нет общепринятых критериев оценки речевого здоровья. Это связано, прежде всего, с тем, что очень трудно объективно оценить результаты лечения. Заикание по своей природе – необычная патология. В своем большинстве его проявления не лежат на поверхности и их трудно измерить. У самих заикающихся нет ясного понимания того, что такое речевое здоровье. У них нет ни эталона легкости произнесения, ни эталона спокойствия во время речи, поэтому без наводящих вопросов объективной информации о себе они чаще всего дать не могут. Результаты сложно оценивать еще и потому, что заикание протекает крайне нестабильно: плавная речь в одной ситуации может внезапно и резко измениться в другой.

При оценке результатов важно помнить о том, что заикание характеризуется множеством симптомов, поэтому при определении речевого здоровья недостаточно учитывать только число спазматических задержек и выраженность логофобии. Необходимо обращать внимание на такие проявления заикания, как навязчивые мысли и приспособительные уловки, волнение, связанное с актом речи, легкость произнесения слов даже в то время, когда нет спазматических задержек и т.д. Все это мы называем внутренним или функциональным состоянием заикающихся в процессе речи. На наш взгляд, это состояние является главной подводной частью айсберга заикания. К сожалению, при оценке результатов на это не обращалось должного внимания. Подчеркнем, что именно в связи с отсутствием объективных и полных критериев оценки возникают мифы о рецидивах заикания. За рецидивы часто принимают случаи неоконченного лечения.

Заикание как устойчивое патологическое состояние

Нужно подчеркнуть, что проблема рецидивов заикания интересовала нас в течение всего периода практической и исследовательской работы. До того, как мы расскажем о радикально новом подходе к возможности устойчивой нормализации речи, постараемся познакомить с несколькими важными идеями, которые позволяли все больше понимать заикание, и, в конечном итоге, привели к нынешнему пониманию проблемы.

Для того, чтобы не растеряться в множестве проявлений заикания, сосредоточиться на главном, мы выделили ведущие на наш взгляд симптомы заикания, а именно: спазматические задержки, желание скрыть дефект и эмоциональную напряженность, связанную с актом речи. На наш взгляд эта триада- корни дерева заикания. Внимательный анализ результатов лечения привел к мысли, что множество производных от триады симптомов при постоянном диктате с ее стороны настолько крепнут, тесно переплетаясь между собой, что образуют совершенно самостоятельную единую систему. При этом речевые судороги служат лишь исходным моментом ее формирования. УПС оканчивает свое формирование, когда эмоции прочно связываются с актом вербальной коммуникации. Заикание становится глубоким явлением, которое захватывает ряд систем и структур мозга, в том числе исходно не пораженных. В соответствии с концепцией Натальи Бехтеревой заикание можно представить как устойчивое патологическое состояние. Основная характеристика устойчивого патологического состояния (как всякого устойчивого состояния) стремление к самосохранению и самоподдержанию. Отсюда сложность преодоления устойчивого патологического состояния и, следовательно, заикания.

Понимание заикания как устойчивого патологического состояния изменило методику, наше отношение к проблеме рецидивов и прогнозу терапии. Стала понятна необходимость диспансерного наблюдения. Микрокурсы (3-4 дневные групповые консультации) терапии стали необходимым звеном работы. Безусловным стало и то, что речевую работу можно прекратить только тогда, когда сформировано новое уже нормальное устойчивое состояние, которое будет стремиться к самосохранению и самоподдержанию, как стремилось УПС. В связи с изменением подхода к терапии практические результаты стали выше, число рецидивов значительно уменьшилось. Но все же они возникали.Во многих случаях мы не могли понять, что является действительной причиной ухудшения речи, как не допустить такие ухудшения, в течение какого времени необходимо осуществлять диспансерное наблюдение, чтобы работа была успешно окончена.

Механизм возникновения рецидива

Общепринято мнение, что заикание – постоянно рецидивирующее заболевание. Действительно, как мы упоминали ранее, мы наблюдали случаи, когда пациенты, достигшие уровня нормальной речи (в нашем прежнем понимании) снова начинали заикаться, казалось бы, без видимых причин. Мы не могли согласиться с мыслью о неизбежности рецидивов и постоянно искали разгадку этого секрета заикания.

Ответ на этот вопрос мы нашли, обратившись к гипотезе голографической модели памяти, которая была предложена известным нейрофизиологом Карлом Прибрамом.

Остановимся сейчас на тех характеристиках голографической модели памяти, которые касаются нашей проблемы. Согласно этой гипотезе память локализована не в определенных участках мозга, а распределена по всей коре. В это хранилище всегда можно добавить новую запись, но, что очень важно, нельзя стереть старые. Существует способ безошибочно и мгновенно извлечь из огромного хранилища нужную информацию в нужный момент. Кроме того, аналогично голографической пленке, каждая область коры головного мозга содержит информацию, восстанавливающую целое.

Известно, что в коре головного мозга выявлена целая сеть связанных между собой «нейронных корреляторов», которые перерабатывают информацию о первичных образах, переводя её на всё более высокие уровни, сравнивая её с тем, что запомнили прежде. При этом с помощью корреляционных функций выделяются наиболее важные (исходя из прошлого опыта) моменты и отбрасываются второстепенные. Так, по дороге обрастая дополнительными факторами, эта информация поднимается на уровень принятия решения, откуда оно (это решение) уже спускается вниз для исполнения. Разумеется, это крайне упрощённая модель мышления, однако уже она позволяет нам сделать ряд важных выводов. И прежде всего тот, что человек способен заикаться только тогда, когда он использует какие-то памятные знаки, ключевые символы, которые напоминают эталону, коррелятору, что субъект готов и «хочет» заикаться.

Таким образом, чтобы извлечь информацию о заикании в целом, достаточно напомнить о части (например, об отдельном симптоме), даже если он не касается самой речи, а каких-либо невербальных ее компонентов (поза или взгляд, звучание голоса и т.д.)

Можно предположить, что эмоционально окрашенный образ заикания, который запомнили ранее, образ сформированный, подкреплённый и усиленный в течение многих лет заикания становится как бы аттрактором (центром притяжения), который перетягивает на себя все вновь воспринимаемые в процессе коммуникации «образы» и патологически модифицирует их, формируя присущий именно данному пациенту стереотип заикания.

С одной стороны, эта гипотеза, казалось бы, подтверждает неизбежность рецидивов заикания, но с другой стороны, подсказывает возможные пути борьбы с ними: согласно гипотезе, память о заикании нельзя стереть, но, исключив все «памятные знаки заикания, можно сделать ее недоступной.

Любая кодированная информация доступна только после ее декодирования. А для декодирования информации о заикании необходимо задать мозгу некий индивидуальный, собственный набор ключевых, памятных знаков заикания.

Именно в этом и заключается суть нового подхода к рецидивам заикания. Да! Память о заикании нельзя стереть, но можно сделать ее недоступной, исключив все «памятные знаки заикания.»

Стратегия терапии заикания, исключающая рецидивы

Исходя из представленного выше понимания механизмов возникновения рецидивов, мы предлагаем следующую стратегию терапии заикания.

Чтобы избавиться от заикания необходимо сформировать совершенно новый речевой и поведенческий стереотип, не содержащий ни единого ключевого памятного знака, напоминающего о заикании. Другими словами, главный постулат терапии заикания: нельзя лечить заикание, заикаясь. Нужно уточнить, что говоря о заикании, мы имеем ввиду не только спазматические задержки, а весь спектр нарушений, который указан в схеме 1.

Чтобы от теоретических рассуждений перейти к практике, необходимо:

  • Конкретно обозначить ключевые — памятные знаки заикания
  • Указать реальный, доступный способ исключения этих знаков
  • Определить сроки окончания лечения.
  • На схеме 1 представлены памятные знаки (симптомы заикания) и указаны причинно-следственные связи между ними.

    Говоря о ключевых символах заикания необходимо учесть целый арсенал приспособительных, «ритуальных» действий, с целью уменьшения нарастающего перед речью эмоционального напряжения, а также переживания после речи по поводу очередной неудачи, самобичевание, недовольство собой на фоне высокой эмоциональной напряженности. Все это способствует более глубокому фиксированию заикания в долгосрочной памяти. Эти симптомы настолько важны, что мы называем их специальными терминами («заикание ожидания» и «заикание после речи») и считаем, что нельзя рассматривать целостную картину заикания в отрыве от них, а, следовательно, борьбу с ними необходимо включить в программу лечения.

    Взглянув на этот «роскошный букет» проявлений заикания, трудно представить себе, что возможно избавиться от них. Отношение к этому изменяется, если заметить, что практически все они сформированы на фоне волнения, на фоне эмоциональной напряженности (недаром сами заикающиеся воспринимают свой дефект не только и не столько как судорожные проявления, а как тяжесть произнесения слов, стеснение в груди, мышечное напряжение и другие признаки измененного функционального состояния). Связь эмоциональной напряженности и речи с годами становится настолько прочной и органичной, что в случае заикания можно говорить о рефлексе речевой тревоги. А одной из основных задач терапии, становится, как это ни парадоксально звучит, формирование рефлекса речевого спокойствия.

    Нужно подчеркнуть, что у заикающихся на эмоциональную напряженность, связанную с актом речи, накладывается эмоциональная напряженность, связанная с некоторыми ситуациями жизни, как у всех нормально говорящих людей, на что мы повлиять не можем, что становится важным препятствием на пути к лечению заикания без рецидивов. Дело в том, что в речи нормально говорящих людей во время эмоциональной напряженности, в стрессе могут возникать некоторые проявления заикания. Согласно исследованиям Эллы Носенко в речи нормально говорящих людей в состоянии эмоциональной напряженности увеличивается количество слов-паразитов, возникает мышечное напряжение, изменяется голос, который лишается опоры, становясь высоким и напряженным. И, наконец, иногда появляются повторы слогов, как при заикании.

    Отсюда следует безрадостный вывод: поскольку обычная речь нормально говорящих людей не достаточно устойчива к жизненным стрессам, то, согласно используемой нами гипотезе голографической модели памяти, при переходе после лечения к обычной речи пациенты рискуют «разбудить» память о заикании и над ними всегда будет висеть «Дамоклов меч» рецидива заикания.

    Однако, есть реальная возможность выбраться из этого тупика. Логика проста. Раз нет возможности полностью разорвать связь речи и эмоциональной напряженности», остается один выход: формирование у заикающихся речи, лишенной всех проявлений заикания и устойчивой к стрессовым воздействиям. Такую речь мы условно назвали, речью с нулевым заиканием или правильной речью. Такая речь, должна ничем не отличаться по звучанию от речи нормально-говорящих людей. , в ней нет элементов неестественности, она не похожа на «гудение», «мычание» или «речь зомби» . В ней есть главное, что характеризует образцовую речь, а именно, все характеристики музыкальности языка.

    Конечно, очень непросто с первых дней занятий полностью исключить все проявления заикания. Тем ни менее мы достигаем этого, следуя определенным принципам:

  • Предлагаем доступные каждому речевые задания с таким расчетом, чтобы у пациентов никогда, не возникала мысль: «не могу».
  • Начинаем работу не с речи, так как она вызывает огромную эмоциональную напряженность, а, прежде всего, разрушаем патологические шаблоны речевого поведения, а именно: начинаем работу с коррекции невербальных компонентов речи (научить стоять, «не заикаясь», сидеть, смотреть на собеседника «не заикаясь», слушать, «не заикаясь», — наша первая задача).
  • Разрушаем шаблоны старой речи, тщательно формируя, навык правильной речи.
  • Постепенно переносим новую речь в условия реальной жизни
  • Обеспечиваем достаточный контроль правильности речи во всех реальных условиях общения. С этой целью используем дневники, диктофонные записи, звонки по Hands’free и, обязательно, регулярные занятия по Skype.
  • Поддерживаем в течение всего курса терапии должную мотивацию, которая в значительной мере зависит от получаемого результата.
  • Коротко о правильной речи

    В правильной речи все формируется наново. В специально созданное состояние спокойствия мы начинаем по капле «вливать» элементы новой речи. Так на фоне спокойствия звучат первые новые слоги. На фоне спокойствия работаем над новой манерой произнесения первого слога фразы, которая связана с мягкой атакой звука и новым для заикающихся глубоким звучанием, добиваемся идеального слияния слов до акцента, выразительного, глубокого звучания на акценте, и мягкого (на расслаблении) «договаривании» слов после акцента. При этом ни одна «деталь» фразы и фраза целиком не должны быть «испачканы» заиканием. Нужно подчеркнуть, что новая речь, ни по каким параметрам не напоминает речь с заиканием. Правда в первые несколько месяцев она замедлена (без этого не возможно ее освоить), но повторим, что в ней, кроме темпа, нет ничего неестественного, в ней заложена безусловная возможность постепенного, плавного (в течение приблизительно трех месяцев), безопасного перехода к образцовой, спокойной речи на нормальном темпе. 100%речевая плавность при этом не зависит от темпа. Она зависит только от новой манеры речи. Такая речь навсегда остается защищенной от заикания.

    Если пользоваться языком аллегорий, заикание и правильная речь сделаны из совершенно разных материалов и живут в совершенно разных средах. Среда обитания речи с нулевым заиканием (среда свободного тела, спокойствия и свободного звучания) губительна для него и имеет уникальную способность медленно, но надежно и методично уменьшать его владения.

    Результаты борьбы с рецидивами

    Для исключения возможности возникновения рецидивов необходимо в течение достаточно длительного времени тщательно контролировать все параметры правильной речи и речевого поведения.

    Как показывает практика, первые достоверные утверждения об устойчивости результатов возможны только после шести месяцев от начала занятий. Для окончательного суждения о результатах такие наблюдения необходимо проводить в течение года-полутора лет.

    Запомнить новую манеру речи, заякорить новые ощущения расслабления и спокойствия помогает использование способа лечения заикания, основанного на синхронизации речи с движениями пальцев ведущей руки. Этот способ был предложен нами и запатентован в1991 году.

    Правильная речь открывает для заикающегося человека совершенно новые возможности. Он способен говорить достаточно уверенно и спокойно в обычных жизненных обстоятельствах: в школе, ВУЗ (е), на работе, публичных выступлениях, ситуациях стресса. Нужно отметить, что есть примеры, когда достаточно сильные стрессы, например, тяжелая болезнь, неприятности на работе и даже, потеря очень близкого человека, нисколько не нарушили плавности такой речи.

    Работу по нормализации речи считаем законченной, когда навыки нового речевого поведения и навык правильной речи автоматизированы, Новая речь многократно опробована во всех эмоционально значимых ситуациях. Бывшие заикающиеся при использовании правильной речи спокойны и уверены в результате высказывания. Спазматические задержки полностью отсутствуют. Пациенты спокойны за речь. При этом, как темп речи, так и просодическая ее сторона должны быть полностью нормализованы. Подчеркиваем, что сведения о речи считаются достоверными, если они получены в результате мониторинга всего курса лечения.

    Таким образом, если пациент говорит правильно в течение всего курса терапии, включая этап стабилизации (6 месяцев) и диспансерного наблюдения (1 год), то можно утверждать, что сформировано новое нормальное устойчивое состояние, стремящееся к самосохранению и самовосстановлению не хуже старого патологического, и, следовательно, возможность рецидива заикания практически исключается.

    В таблице 1 представлены результаты терапии за последние 4 года.

    Хотелось бы отметить, результаты группы №12. Несмотря на то, от начала лечения прошло всего 7 месяцев, о них стоит говорить. Кроме одного пациента, который досрочно прекратил терапию, остальные 6 настолько целенаправленно работают, что мы сочли возможным поместить их результаты в итоговой таблице.

    Анна Самохина. Выступление на конгрессе

    Здравствуйте, друзья!

    Меня зовут Анна! Большую часть моей жизни меня преследовало заикание. Я много раз безуспешно лечилась. В школьные годы заикание диктовало мне условия жизни: не отвечай у доски, школьный театр не для тебя, в компании друзей сиди в углу и помалкивай. Я пыталась бороться с ним: занималась туризмом, выходила на сцену в новогоднем представлении, но в лучшем случае была молчаливой помощницей Санта Клауса.

    Детские неудачи и переживания, как известно, оставляют глубокий след в душе человека. И теперь, когда у меня есть маленькая дочка, я еще острее чувствую важность преодоления заикания в детском возрасте.

    Сейчас я работаю над речью в Центре коррекции заикания. Это длительный процесс.
    Детские и взрослые занятия проходят в соседних аудиториях, и мы с радостью видим речевые успехи детей. Мы понимаем, что лечение детей проходит очень эффективно, дает надежные результаты, и эти дети обретают счастливое солнечное детство без туч и гроз заикания. Если у моей дочери возникнут проблемы с речью, я знаю, что с ними можно справиться.

    Речевой терапевт Анна Ракитина работает с детьми по методике профессора Лилии Арутюнян.
    Сегодня я рада, что мне выпала возможность познакомить вас с некоторыми детьми нашего центра. Ограниченная рамками выступления, я могу показать вам лишь с 7 из них, хотя их намного больше.

    Дети выбрались по такому принципу:

  • дети страдали тяжелой степенью заикания;
  • мы можем быть уверены в их долгосрочном результате, так как с момента начала лечения прошло от 3 до 10 лет.
  • Мы увидим детей в разных ситуациях общения. Вы сможете убедиться, что они ничем не отличаются от их нормально говорящих сверстников.

    Хочется верить, что когда-нибудь все дети мира будут получать надежную логопедическую помощь, и тогда взрослых заикающихся просто не будет. Все проблемы заикания останутся в детстве. Так и звучит девиз нашего центра «Арлилия»: «Жить без заикания. С детства».

    Полина Судник. Выступление на конгрессе

    Здравствуйте, уважаемые дамы и господа!

    Меня зовут Полина, я из России. Я рада быть здесь и сейчас для меня очень важно встретиться с людьми, которых волнует та же проблема, что и меня. Мне кажется, что заикание – очень важная социальная проблема. Я начала учиться в университете, но понимала, что заикание мешает мне жить и развиваться как свободной личности.

    Я расскажу вам свою историю исправления заикания.

    Полтора года назад я говорила вот так (видео).

    Заикалась я с детства с 5 лет. Были ситуации, когда заикание превращалось в настоящую проблему: трудно говорить на публике, страшно звонить по телефону незнакомым людям, невозможно сдавать устные экзамены и т.д. Вы понимаете меня. Правда, я занималась бальными танцами и прекрасно чувствовала себя на публике, но только в танце, без речи. А как хотелось говорить!

    Сегодня я расскажу в хронологической последовательности, как я работала над речью под руководством моего логопеда Марины Соколовой.

    • Я начала курс лечения 1,5 года назад. Уже через неделю я могла говорить примерно так (видео). Так мне нужно было говорить везде и со всеми. Незабываемые новые ощущения, когда после стольких лет заикания, ты вдруг можешь произносить любые звуки везде, где только хочешь. Сначала я говорила медленно и это было очень страшно, потому что реакция окружающих людей была разной. Но очень скоро я поняла, что в моих страхах больше моих выдумок, а люди в основном доброжелательно или равнодушно относятся к моим речевым упражнениям, и успокоилась.
    • Через несколько дней мы ходили выступать в школу перед учениками, чтобы привыкать говорить на публике (видео)
    • Сразу начали тренировать все языки, которые мы знаем (видео с медленной речью на англ.яз.) Нужно научиться говорить правильно без заикания на всех языках, которыми ты владеешь. Несколько месяцев назад я записалась на курсы английского. Мне было достаточно трудно привыкнуть к новой артикуляции, совместив ее с нашей техникой речи.
    • Чтобы речь становилась живой и выразительной, мы очень много работали над интонацией. Для этого учили стихи (видео). Здесь я поздравляю школьников с Днем Победы 9 мая.
    • Развивая свою речь еще больше, я принимала участие в творческих номерах. Каждый заикающийся мечтает выступать на сцене и мне всегда этого хотелось. Это мое первое выступление, пока еще на замедленной речи (видео)
    • После 4 месяцев занятий я говорила примерно так (видео). Чтобы еще раз доказать себе, что мы можем говорить везде, мы с ребятами выступали около метро, рассказывая прохожим разные новости. Так же мы ходили в вагонах метро и дарили пассажирам свои стихотворения.
    • У каждого заикающегося есть свои трудные ситуации. Например, Мне было страшно говорить в транспорте. Я не могла попросить остановить автобус на нужной остановке. У всех заикающихся есть трудные звуки. У меня, как и у многих, это были ТР. И вот я задаю вопрос водителю автобуса, который начинается с букв ТР «Триста девяносто второй маршрут сколько по времени в Королев идет?» (видео).
    • На следующем видео вы можете видеть, как я спрашиваю про экскурсии в справочном бюро (видео).
    • А так мы учимся расслабляться и со временем начинаем сами проводить аутогенные тренировки (видео).
    • Одна из первых моих бесед с незнакомыми людьми (видео). Вы только посмотрите на мои испуганные глаза! Я еще не умею правильно вести беседу, я не слышу собеседника. Думаю о своей речи, а не общем разговоре.
    • Потом стало получаться лучше, потому что с нами занимался специалист по эффективной коммуникации. Мы обсуждали разные речевые ситуации, коммуникативные законы, осваивали разные речевые жанры. Например, поздравительная речь или разговор по телефону. Эта информация очень полезная, ведь важно не только как ты говоришь, а ЧТО, КОМУ и ЗАЧЕМ ты говоришь.
    • И вот прошло лето, и мы продолжили свои выступления в школах. Я читаю стих Владимира Маяковского.
    • Каждый раз, когда в наш центр приходят новые ученики, ребята, которые занимаются дольше, делятся с ними опытом. Когда я начинала заниматься, мне это очень помогало. Старшие как будто внушали своим примером, что все получится. И вот наконец я через 9 месяцев своих занятий пришла к ребятам в новую группу, поделиться опытом.
    • Самое сложное и интересное – это развивать свою спонтанную речь. И вот на видео вы можете видеть мои рассуждения, без подготовки. Я получала удовольствие от того, что я могу свободно говорить и думать только о том, что, а не как, сказать дальше. Речь шла вслед за мыслями.
    • Теперь я не боюсь говорить на сцене. Вместе с другими бывшими заикающимися мы приветствуем нашу любимую певицу Ирину Астапкину (видео).
    • Сбылась еще одна моя детская мечта – я сыграла главную роль в сказке «Груффало». Может быть, кто-то в зале знает эту сказку об умном Мышонке? Так вот, Мышонок – это я. Мы с друзьями из Центра «Арлилия» сыграли эту сказку уже 5 раз! В нашем Центре на новогоднем празднике и благотворительно в разных детских центрах. Так приятно играть для детей… но, нам аплодируют и взрослые – им тоже нравится (видео).
    • Наконец, наступил очень важный день в моей жизни — защита диплома. Но я уже была к нему вполне готова, я. Конечно, волновалась, как и все студенты, но не за свою речь. 6 июня я успешно защитила диплом на тему «Разница в общении девушек и молодых людей» и получила высший балл (видео). Когда я вернусь с этого конгресса, меня ждет церемония вручения дипломов в университете. Я очень счастлива!
    • Спасибо за внимание. Если у вас есть вопросы, я с удовольствием отвечу.

      Дарья Игнатенко. Выступление на конгрессе

      Здравствуйте, дорогие друзья!

      Разрешите представиться, меня зовут Дарья. Я исправляю заикание почти 7 месяцев, и все эти 7 месяцев в моей речи не было запинок. Так уж вышло, что лечение в «Арлилии» мне пришлось совмещать с обучением в школе. Самой большой моей проблемой был страх того, что подумают о моем лечении одноклассники и друзья, ведь первое время после основного курса мне предстояло говорить медленно и совсем не так как все остальные. Я боялась, что меня будут обсуждать и возможно даже смеяться, боялась из-за лечения потерять своих друзей. Однако их отношение ко мне совсем не изменилось. Оказалось, что все воспринимают меня очень дружелюбно, по-доброму, всячески поддерживают меня и помогают. За время моего лечения я говорила в разных ситуациях: отвечала в школе на уроках и экзаменах, задавала вопросы прохожим на улице, была учителем в школьном лагере, и везде моя речь звучала свободно, и не только на русском. Исчезли проблемы в речи и на английском языке. Но как бы то ни было, основная цель еще не достигнута, впереди еще масса тренировок, которые, несомненно, помогут моей речи стать еще более устойчивой.

      Рамиль Закиров. Выступление на конгрессе

      Добрый день!

      Меня зовут Рамиль. С момента лечения у меня прошло полтора года. Я хочу вам рассказать, как лечение заикания повлияло на меня.
      Я всегда был на вторых ролях, за меня всегда кто-то говорил и руководил бизнесом. Я боялся быть большим руководителем. Сейчас же я руковожу коллективом из 200 человек и с удовольствием провожу ежедневные совещания.Изменился круг моего делового общения. Сейчас я много общаюсь с большими политиками, представителями министерств, директорами крупных предприятий. Еще недавно я такого себе и представить не мог.
      Я стал очень активным публично. Я часто представляю свою компанию на конференциях, выставках и даже на судах.
      Этой осенью я поступил учиться в университет по бизнес программе «переподготовка управленческих кадров». Я учусь совместно с директорами других предприятий и чиновниками.
      Cкинув себя ограничения по речи я получил большой прилив внутренних сил, стал сильно развиваться в бизнесе. За полтора года я провел два крупных правительственных мероприятия, сильно улучшил финансовые показатели в компании.
      И я также желаю вам развивать себя и совершенствоваться в своем деле.

      Дмитрий Лушин. Сольное выступление: «Как я стал оратором»

      Добрый день, уважаемые участники конгресса. Меня зовут Дмитрий. Я очень рад возможности выступить перед вами и очень благодарен организаторам конгресса за эту возможность. Для меня это первое ответственное выступление перед международной аудиторией. Я приехал сюда, потому что в прошлом году на меня сильнейшее впечатление произвела встреча с Китом Боссом. Этот замечательный энтузиаст показывает нам своим примером, что все, кого волнует проблема заикание, должны обмениваться опытом исправления заикания и поддерживать тех, кто теряет веру в себя. Поэтому я решил, что моя история и история моих друзей может стать кому-то полезной. Надеюсь, что я здесь узнаю много нового для совершенствования моего собственного речевого поведения и найду единомышленников
      Мне 28 лет. Я инженер и эксперт по сертификации наземной авиационной техники. Большую часть своей жизни я заикался. Думаю, для всех заикающихся заикание – это трагедия невысказанных мыслей, это темница без стен. Заикание не давало мне раскрыть себя в полной мере. Например, я очень люблю музыку и играю на фортепиано и гитаре. Мне очень хотелось свободно чувствовать себя на сцене. Не только играть, петь, но и разговаривать с залом. Увы.
      Я пытался исправить заикание 8 раз при помощи разных методик. Но нигде не добивался устойчивых и долговременных результатов. Эти попытки подорвали мою веру в возможность исцеления. В марте 2010 года меня, уже взрослого человека, за руку родители привели в речевой центр «Арлилия». Поняв, сколько надо будет работать, я хотел уйти после первого же занятия т.к. был уверен, что опять ничего не получится. Но почему-то остался. И не пожалел об этом! Раньше я говорил так: (показал свою первую речь до занятий в центре).
      Методика «Арлилии» позволяет не заикаться уже с первых дней занятий. А дальше, шаг за шагом, мы осваивали новую речь и в кабинете под руководством логопеда Марины Соколовой, и в повседневной жизни. Особенное внимание уделяли тем жизненным ситуациям, где раньше было трудно говорить.
      Исправлять заикание мне было нелегко, это большой труд. Мне было очень тяжело регулярно признавать своё заикание перед незнакомыми людьми, выполняя необходимые упражнения. Периодически натыкаться на их жалость или просто бояться их реакции, какой бы она ни была. Но все эти испытания дают большую возможность реализовать свою личность.
      Но мы не просто учились говорить без заикания. Под руководством специалиста по эффективной коммуникации мы работали над нашим речевым поведением. Мы обсуждали, как выстраивать общение с людьми, как говорить по телефону, как себя держать перед публикой и многое другое.
      Теперь, уже четвертый год, я хорошо говорю всюду. Мне трудно описать свои чувства, потому что заикание больше не диктует свою власть надо мной. Я много говорю на работе, много путешествую, говорю по-русски и по-английски. А на сцене не только играю, но и веду конферанс.
      Новая речь подарила мне много новых интересов. Я занимаюсь своим голосом. Я получаю удовольствие от чтения вслух. Делаю первые шаги к тому, чтобы по-настоящему получать удовольствие от публичных выступлений.
      Можно я похвастаю еще одним моим любимым речевым успехом?! 22 октября 2012 г. наш речевой центр «Арлилия» принял активное участие в большой логопедической конференции, посвященной Всемирному дню заикающихся. В этот день я участвовал в конкурсе ораторов среди тех, кто исправил заикание, и выиграл там несколько номинаций. Хотите, я расскажу об этом конкурсе? Он состоял из трёх этапов, которые проверяли наше умение свободно говорить, импровизировать, ярко излагать свои мысли и контактировать с залом. Первый этап – домашняя заготовка на тему «Мое разноцветное будущее» Второй этап – рассказать историю про то, как исправлял речь в «Арлилии», с обязательным использованием трех фразеологизмов. Их мы по жребию получали непосредственно перед самим выступлением. Третий (и самый сложный) этап – импровизационное обращение к целевой аудитории. Тему конкурсант узнаёт тоже по жребию прямо на сцене. Например: «Что бы Вы сказали сегодня, во Всемирный день заикающихся, если бы перед Вами были логопеды, или сами заикающиеся, или их родственники». Я обращался ко всей мировой общественности. Это было очень интересно, и я сначала даже сам не знал, что скажу, и вот что в результате получилось (мое речевое творчество): (Видеозапись этого выступления).
      Надеюсь, вам будет интересно услышать первого победителя конкурса ораторов в истории «Арлилии» Дениса Ковалева (видео). Денис заикался с детства и с детства хотел в стать режиссёром. Когда он пришел в институт кинематографии, ему сказали, что с заиканием он не сможет работать в кино из-за постоянных стрессов. Денис исправил речь в «Арлилии», и теперь он успешно учится на 2 курсе самого известного в России института кино. Он активно практикуется в своей профессии и планирует снять фильм о заикании и о том, как меняется человек, когда он избавляется от заикания и обретает свободу речи и личности.
      Моим соперником в конкурсе ораторов был Илья Шестаков. Он заикался 34 года, и у него тяжело заикающиеся родители. После курса лечения в «Арлилии» он исправил заикание. Это его так воодушевило, что он, опытный инженер-металловед, в 40 лет решил поменять профессию и стать речевым терапевтом. В этом году он поступает учиться на факультет дефектологии, где уже учатся несколько других бывших пациентов «Арлилии», которые теперь тоже говорят свободно. Например, еще абсолютная победительница нашего конкурса ораторов Маша. На видео Илья тоже импровизирует в своей речи-обращении к логопедам на том же конкурсе( видео).
      Я надеюсь, что моя история и истории моих друзей показывают, что главное – не замыкаться в себе, обращаться в логопедические центры и бороться со своим заиканием. Например, Слава Серов приезжал в Москву в «Арлилию» за 3000 км из сибирского города Красноярск (видео Славы), В течение полутора лет он приезжал в Москву на 6 курсов лечения, и стал рекордсменом по публичным выступлениям перед логопедами. Так случилось, что он много раз вместе со специалистами «Арлилии» участвовал в конференциях речевых терапевтов. Он говорит, что исправил заикание, а потом – чтобы усовершенствовать свою речь — закончил курсы актёрского мастерства вместе с людьми, которые говорят без заикания. Ведь правда, он говорит уверенно и свободно?
      Слава приезжал к нам в Москву за тысячи километров, а я у нас в речевом центре познакомился с девушкой, которая живет со мной в одном доме. Сюжет, как в кино! Тогда я подумал, как нас много на свете заикающихся и как замкнуто мы живем. Полина – тоже участница конгресса. Ей слово…. (Полина приглашает всех послушать ее историю).
      Здесь присутствует ещё один успешный участник конкурса ораторов. Он второй раз помогает нашей делегации участвовать в подобных конгрессах, так как лучше всех из нас знает английский язык. В прошлом году Илья Заболотнов переводил доклад автора методики Лилии Арутюнян на конгрессе во Франции, а сейчас здесь. (Илья Заболотнов приветствует слушателей доклада).
      В нашем Центре занимаются не только взрослые, но и дети. О них расскажет Аня.
      Я от души благодарю всех специалистов центра «Арлилия» и лично автора методики Лилию Арутюнян – человека, который посвятил изучению проблемы заикания более 60 лет. Сегодня она здесь, я вас с ней сейчас познакомлю. (Она выходит). Мы готовы ответить на ваши вопросы. (Дальше нам задают вопросы из зала).
      Друзья, ещё раз большое спасибо за Ваше внимание!
      Давайте чаще встречаться и поднимать эту нашу серьёзную проблему.

      www.arlilia.ru