Лень признак депрессии

Как отличить лень от депрессии

Многие люди запутавшись, часто не как не могут отличить лень от депрессии. И в большинстве случаях за депрессией скрывается обычная лень. Давайте попытаемся разобраться в этих терминах, и рассмотрим, как их отличить.

Возьмём словарь В.И. Даля, и посмотрим, что такое лень; – это «отвращение от труда, от дела, занятий; наклонность к праздности и тунеядству».

Если посмотреть с биологической точки зрения, то лень – это реализация принципа экономии энергии. Согласен с этим полностью, но если экономия энергии создаёт доминирующую мотивацию, то она уже переходит в лень. Психологическая точка зрения, рассматривает лень, как отсутствие мотивации.

  • Появление ощущения ненужности, выполнения задания
  • Очень много дел, и отсутствие какого-нибудь плана для выполнения
  • Усталость, переутомление, растрата физических и энергетических ресурсов организма
  • Отсутствие твёрдого решения для выполнения дел
  • Частое желание отдыха
  • Одна из частых мыслей; — Я не понимаю зачем, это делать.

С ленью бороться проще, чем с депрессией, потому как в большинстве случаях лень — это нежелание делать то, что не по душе. А если человека заинтересовать, и нарисовать перед ним реальную картину его выгоды, то лень уйдёт на второй план, где на первом будет стоять мотив к действию.

С депрессией немного сложней, так как это психическое расстройство, признаки которого определяются депрессивной триадой:

  • Снижением настроения.
  • Нарушениями мышления.
  • Двигательная заторможенность.
  • Во время депрессии можно наблюдать, что у человека пропадает интерес к жизни, снижается самооценка. Во многих случаях депрессию могут вызвать разные события, такие как потеря родственника, увольнение с работы, разлады в семье.

    В большинстве случаях депрессия лечится медикаментозным способом с применением антидепрессантов, транквилизаторов и нейролептиков.

    Да можно сказать, что некоторые симптомы лени и депрессии схожи, но причины и последствия далеко не одинаковы.

    А что их объединяет, хорошо сказал по этому поводу Владимир Довгань:

    — Лень и депрессия — это сигнальная система, которая говорит, что вы проживаете не свою жизнь.

    Лень и депресссия, а может быть лень или депрессия?

    В квартире бардак, на кухне гора невымытой посуды, рабочий стол в полном беспорядке, проект не выполнен, а вам его нужно завтра сдавать. Кажется, что еще немного, и вы точно возьметесь за работу, но вы еще пока не решили, с чего начать. Просматриваете любимые сайты, дневники ваших друзей, ищите, куда бы зайти, почитать чего-нибудь интересненького. И вы действительно искренне удивляетесь тому, что в аське как-то маловато он-лайн контактов, что на сайтах так мало новой информации и что вы не нашли в фрэнд-ленте ни одной записи, которую бы вы не прочли. И вообще все плохо и совсем не радужно, хандра какая-то напала. А может еще фильм какой-нибудь посмотреть? Но ничего нового нет. Что делать?

    Знакомая ситуация, не правда ли?

    Что это? Что за состояние?

    Может быть депрессия?

    Как распознать – депрессия или лень обычная вас обуяла?

    Как распознать лень?

    Лень — отсутствие или недостаток трудолюбия, предпочтение свободного времени трудовой деятельности. Традиционно расценивается как порок, поскольку считается, что ленивый индивидуум является нахлебником общества. В то же время, в условиях интенсивной эксплуатации трудящихся, «лень» часто подразумевает естественную потребность в отдыхе. Предпочтение внерыночных, коммуникативных или культурных благ вещественным также имеет следствием снижение трудолюбия.

    Другое определение лени — «потребность в экономии энергии». Лень — стремление человека отказаться от преодоления трудностей, устойчивое нежелание совершать волевое усилие.

    Если вы заметили, что ваш отдых «на денечек» затянулся и должен был кончиться еще дня 3-4 назад. Тем более стоит бить тревогу, если за эти 3-4 дня вы практически ничего не сделали или вообще понятия не имеете, куда они делись. Очень часто, острые приступы лени сопровождаются общим, подчеркиваю, мнимым недомоганием. Так же один из признаков лени, когда вы начинаете раздражаться по поводу и без повода, постоянно чего-то хочется, но вам никак не понять, чего именно. А еще хандра и апатия становятся вашими верными спутниками. Это лень-матушка. И если ничего не предпринять, то она затянет вас по уши.

    Есть только один действенный способ избавления от этого состояния – это работа. Хочется отметить одно удивительное свойство: стоит лишь начать работу и она сама вас дальше втянет в себя. Но начать-то как раз труднее всего, особенно в таком паразитирующем состоянии. Для наиболее успешной борьбы с ленью нужно начинать с малого, и делать все поэтапно.

    Однако часто лень может быть признаком депрессии.

    В психологии лень — это отсутствие мотивации.

    Сегодня любые жалобы на депрессию вызывают у нас нечто вроде легкого раздражения — «настоящих проблем у людей нет, вот и выдумывают себе». Но так было не всегда. В1969 году появился ставший очень популярным роман Франсуазы Саган «Немного солнца в холодной воде». И депрессия, которой по очереди страдали оба главных героя, прочно вошла в моду.

    «У меня депрессия» — фраза, смысл которой постепенно стерся. Она превратилась в речевой оборот, обозначающий грусть, хандру, плохое настроение, а вовсе не серьезное психиатрическое расстройство, которым депрессия, по сути, является. Но на самом деле, если человек, особенно житель большого города, жалуется на депрессию, ему вполне можно поверить: этой болезнью страдает 70% городских жителей.

    «У меня депрессия» — это такой кухонный штамп, он отражает сниженное настроение, расстройство, вызванное жизненными неурядицами, может быть даже мелкими. Испортилось настроение, оттого что поругался с домашними или на работе, и не можешь прийти в себя день, два, три, неделю. А потом настроение возвращается. Это не депрессия, а обычный невроз. В научных кругах такое состояние называют депрессивной реакцией — на нереализованные планы, на сильный стресс.

    Депрессия. Так что же это такое? Можно пройти небольшое исследование, которое поможет отличить депрессию от плохого настроения.

    Проверьте себя с помощью теста, в котором на каждое из 20 утверждений необходимо дать один из четырех вариантов ответа:

    Никогда или изредка — 1 балл,

    иногда — 2 балла,

    почти всегда или постоянно — 4 балла.

    1. Я чувствую подавленность.

    2. Утром я чувствую себя лучше всего.

    3.У меня бывают периоды плача или близости к слезам.

    4. У меня плохой ночной сон.

    5. Аппетит у меня не хуже обычного.

    6. Мне приятно смотреть на привлекательных девушек (парней), разговаривать с ними, находиться рядом.

    7. Я замечаю, что теряю вес.

    8. Меня беспокоят запоры.

    9. Сердце бьется быстрее, чем обычно.

    10. Я устаю без всяких причин.

    11. Я мыслю так же ясно, как всегда.

    12. Мне легко делать то, что я умею.

    13. Чувствую беспокойство и не могу усидеть на месте.

    14. У меня есть планы и надежды на будущее.

    15. Я более раздражителен, чем обычно.

    16. Мне легко принимать решения.

    17. Я чувствую, что полезен и необходим.

    18. Я живу достаточно полной и интересной жизнью.

    19. Я чувствую, что другим людям станет лучше, если я умру.

    20. Меня до сих пор радует то, что радовало всегда.

    Тест достаточно примитивный, но кое- что и из него можно выудить.

    Если вы набрали не более 50 баллов, то депрессии у вас нет. Если вы набрали более 50 баллов и менее 59, то у вас депрессия в легкой форме.

    При показателе от 60 до 69 баллов диагностируется замаскированная депрессия, а если вы набрали более 70 баллов — депрессия у вас самая настоящая. Итак,

    Внезапная лень — это тревожный симптом, повод задуматься и определить, что же с Вами происходит. И если не хочется что-то делать, это означает, что существует внутреннее сопротивление, опасение ненужного, бесполезного или даже вредного, в каком-то смысле, действия.

    Очень часто за ленью может скрывается какой-то негатив — страх, беспокойство, чувство вины, и т.д. И только поняв причины возникновения этого негатива, можно избавиться от лени.

    Вопреки общепринятому мнению, лень — это вовсе не порок, а скорее — добродетель. Чаще всего она просто является следствием перегрузки, то есть, сигналом, что надо отдохнуть. Так, что причиной лени вполне могут быть хронический стресс, нерешенные проблемы и пр., что в дальнейшем вполне может оказаться не ленью, а депрессией. И если Вы ощущаете длительное время хроническую усталость, плохое настроение — обращайтесь к врачу!

    Интересующие вас статьи будут выделены в списке и выведены самыми первыми!

    «У меня депрессия» — фраза, смысл которой постепенно стерся.

    Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова

    В депрессии человек остро переживает внутреннюю беспомощность, неспособность что-либо изменить — с ним что-то случилось, и с определенного момента он стал бессилен. Можно сказать, что переживание такого рода бессилия, безвыходности, безысходности и составляет основное содержание депрессивного страдания.

    Как отличить депрессию от плохого настроения, хандры, уныния?

    Это не сложно, более того, обычно тот, кто задает такой вопрос, слава Богу, вообще не переживал депрессии, так же, как спрашивающий — чем отличается мигрень от обычной головной боли — никогда не страдал мигренью. При истинной мигрени человек всегда четко знает, когда с ним случается мигренозный приступ, а когда просто, как у всех, болит голова. Также и депрессия – это особое эмоциональное состояние, явно выходящее за рамки обыденных колебаний настроения. Другое дело, что человек может не признавать, отрицать у себя депрессию, ошибочно принимая ее за проявление слабости, что часто заканчивается уходом в алкоголизм, наркоманию или суицидом.

    Снижение настроения, хандра проходят как усталость после сна. Незначительное волевое усилие или приятное событие (отдых, спортивная тренировка, свидание, вкусный ужин, хобби, покупка, поездка, зарплата) быстро меняют настроение, тоска развеивается, человек переключается. Депрессия же – это болезнь. Никому в голову не придет «развеивать», болезнь (грипп, например) или «переключаться» с нее на что-то другое, все знают, что болезнь должна пройти, завершиться, а еще лучше помочь организму ускорить этот процесс посредством лечения. Если же болезнь тяжела, то надеяться, что она пройдет сама, наивно. Это в полной мере относится к заболеванию депрессией.

    В депрессии человек остро переживает внутреннюю беспомощность, неспособность что-либо изменить, — с ним что-то случилось, и с определенного момента он стал бессилен. Можно сказать, что переживание такого рода бессилия, безвыходности, безысходности и составляет основное содержание депрессивного страдания. Также типичная депрессия не обходится без т.н. аутоагрессии — самоосуждения, самообвинения, чувства ошибочности прошлых поступков, переживания собственной слабости, ущербности, неполноценности.

    Депрессия – это всегда интенсивное переживание страдания. Даже если речь идет о внутренней опустошенности, равнодушии, бесчувствии, все равно, какая-то часть души крайне «чувствительна к этому бесчувствию» и страдает от него. Простой пример. Поэт, переживающий обычную тоску, может выразить ее в стихотворении и в результате почувствует удовлетворение. Поэт, переживающий депрессию, ясно осознает свою неспособность создать хоть какое-то стихотворение и в результате будет страдать.

    То же самое – с музыкантом, художником, бухгалтером, составляющим отчет и рабочим, копающим траншею: они могут переключиться на что-то другое, выйти из своей хандры, тоски или преобразовать их энергию в творчество, интеллектуальный или физический труд, а в депрессии это сделать невозможно. Депрессивный человек не может ни писать, ни считать, ни копать, или чувствует, что ему для этого нужно задействовать последние силы, но и их для полноценной деятельности все равно не хватит. Он остро переживает свою неспособность что-либо изменить, и хотя депрессия тоже заключает в себе огромную энергию, но эта энергия может быть выражена только в страдании от депрессии.

    Существуют какие-то методы выхода из депрессии?

    Искать или рекомендовать на бытовом уровне «способы преодоления» клинической депрессии бессмысленно. Депрессия может быть вылечена и может пройти сама, третьего не дано. Именно — пройти сама – хотя человеку, впервые столкнувшемуся с депрессией, может казаться, что он наконец-то «подобрал ключик к замку». Есть важный нюанс: просто переживая тоску или хандру, человек способен развеять их, занявшись чем-либо; в депрессии он может только надеяться, что «тоска» и «хандра» когда-нибудь развеются сами, и тогда у него появятся силы заняться чем-либо.

    При настоящей депрессии, как и при всякой болезни, утрачивается доступ к такому психическому ресурсу, как воля. В случае обычной лени, человек, в конце концов, собирает «волю в кулак», «берется за дело», и затем это дело начинает даже вызывать у него радость и удовольствие так, что воля уже и не требуется. При депрессии же просто нечего «собирать в кулак», и тем более, нет способности получать удовольствие от деятельности. Более того, теряется способность получать удовольствие вообще – это один из типичных признаков депрессии, получивший название ангедонии.

    Как известно, гедонизм — синоним жизнелюбия, способности получать удовольствие от жизни. В состоянии депрессии человек, наоборот, не может испытывать эмоцию удовольствия даже тогда, когда оно должно быть ему гарантировано: любимое блюдо — безвкусно, общение с друзьями — тягостно, секс энергозатратен, приобретения бессмысленны, путешествие, о котором когда-то мог только мечтать, изнуряюще.

    «Осенняя» депрессия — это заболевание или обычная хандра?

    Возможно и то, и другое. Во-первых, существуют эпизодические депрессии, которые характеризуются четко выраженной цикличностью — как будто некий патологический биоритм «включает» и «выключает» их в определенные моменты времени. Вот только это не биоритм, а психическое заболевание, именуемое рекуррентной депрессией или биполярным аффективным расстройством (по старому — маниакально-депрессивный психоз). Цикличность — характерная особенность его течения, болезни нет дела ни до сезонности, ни до лунных фаз. В народе обычно говорят о весенних или осенних обострениях, но на самом деле они могут происходить в любое время года. Также и длительность депрессивных фаз очень вариабельна – от нескольких часов до нескольких лет.

    Во-вторых, конечно же, речь может идти об обычной осенней хандре, которую прекрасно поэтизировал, уж, чем-чем, а депрессией никогда не страдавший А.С.Пушкин: «Унылая пора, очей очарованье, приятна мне твоя прощальная краса….». Понимаете, как раз здоровая эмоциональная сфера находится в постоянной чуткой связи со всем, что происходит вокруг, в том числе, с погодными явлениями. Не все поэты, обычно мы видим осеннюю серость, сырость, грязь… Сбежать в это время от «депрессии» на жаркий курорт – очень здоровое желание.

    С чем-то еще могут быть связаны сезонные колебания настроения?

    Конечно. Осень для большинства — это время всем известного «послеотпускного стресса», когда кому-то нужно резко «впрягаться в работу», кого-то теща гоняет на дачу за урожаем, а кто-то считает недостающие копейки, чтобы собрать детей в школу. Весна – время влюбленности, повышения гормональной активности, легкости во всем – от одежды до поведения. Что, как не «депрессию», будет ощущать в душе одинокий человек, глядя на млеющие на солнце влюбленные парочки? В этом смысле я бы перефразировал известный стих — у природы нет плохой погоды, но… не у каждого на сердце благодать. Вот вам и осенне-весенние «обострения», не имеющие никакого отношения к депрессии как заболеванию.

    Каковы же симптомы настоящей депрессии? Как узнать, что пора обращаться к врачу?

    Первое – снижение настроения – общеизвестно, но будет не лишним подчеркнуть, что переживается это состояние крайне драматично, поскольку в него входит практически все, что подразумевается под тоской, печалью, апатией, меланхолией, подавленностью, унынием, потерей интересов, смыслов, мотивации. Катастрофически падает уверенность в себе и самооценка, возможны тяжелые угрызения совести, переживание своей вины, ущербности, несостоятельности, ошибочности прошлых поступков и принятых решений, самоосуждение, самоуничижение и все прочее, что можно было бы назвать ярко выраженным комплексом неполноценности. Выражено ограничение контактов, подчеркнутое стремление к одиночеству. При крайних степенях депрессии присутствуют ощущения душевной боли, тяжести на душе, «камня на сердце», чувственной опустошенности, эмоционального истощения, «выгорания», потери способности к сочувствию и сопереживанию, что вполне объяснимо приводит к мыслям о бессмысленности жизни, нежелании жить, обдумыванию сценариев самоубийства.

    Однако клиническая депрессия предполагает еще далеко не только это. Все перечисленное – и апатия, и безысходность, и душевная боль, и даже мысли о самоубийстве могут временно возникать у человека, переживающего психическую травму предательства, финансового краха, потери близких и т.п. Изменения в одной только чувственной сфере еще не дают веских оснований для диагноза. Необходимо подтвердить еще две составляющих депрессивной триады.

    Третья составляющая – двигательная (кинестетическая) заторможенность. Чем тяжелее депрессия, тем меньше человек подвижен. Исключением является т.н. ажитированная депрессия, при которой человек бессмысленно мечется «из угла в угол», как «зверь в клетке», но и эти периоды непродолжительны. Двигательная заторможенность проявляет себя не только внешне видимой малоподвижностью, но, прежде всего, остро переживаемым чувством утраты или снижения волевых способностей, общего тонуса, сил, энергии. Даже обычные повседневные дела выполняются «через силу», как бы по сильнейшему внутреннему побуждению. И это никакая не лень — лентяй всегда МОЖЕТ, НО НЕ ХОЧЕТ что-либо делать – ему и так хорошо, он без тени душевного страдания наблюдает за тем, как другие выполняют его обязанности; при депрессии же человек, наоборот, ХОЧЕТ, НО НЕ МОЖЕТ проявить активность, он изо всех своих душевных сил ищет, но не находит доступ к утраченному волевому ресурсу.

    При тяжелых депрессиях двигательная заторможенность доходит до того, что пациенты перестают следить за своим внешним видом, соблюдать гигиену, практически все время проводят лежа или сидя, пребывая в т.н. меланхолическом ступоре.

    Таким образом, как бы эмоционально ни страдал человек, если, например, он сообщает, что за время депрессии перечитал всего Достоевского или составил годовой отчет, то это никакая не депрессия, поскольку отсутствует вторая составляющая – мыслительная заторможенность; и также — если он отмечает, что его «спасает работа», что задания, поручения и важные дела способны временно отвлечь его от тягостных переживаний, то и это никакая не депрессия, поскольку отсутствует ее третья составляющая – двигательная заторможенность.

    Нередко место первого компонента депрессивной триады (снижения настроения и соответствующих эмоциональных переживаний) занимают множественные жалобы на состояние физического здоровья, ощущение упадка сил в результате тяжелой, но нераспознанной болезни, убежденность в наличии симптомов соматической патологии при нормальных результатах обследования. Такую депрессию называют соматизированной, или маскированной, скрытой.

    Депрессия тревожная, апатическая, меланхолическая, ипохондрическая, реактивная, эндогенная, рекуррентная, психотическая, невротическая, латентная, соматизированная, атипичная… Подробный перечень одних только классификаций депрессий очень велик. Ни в коем случае нельзя пытаться самостоятельно диагностировать, а тем более, лечить депрессию. По этому вопросу считаю важным напомнить о правиле, распространенном в странах с развитой медициной – если три обращения к врачам разного профиля по поводу какого бы то ни было расстройства не дали ясного результата, четвертое обращение должно быть к врачу-психотерапевту или психиатру.

    Прежде всего, тяжелые депрессии опасны суицидом, который может произойти в любой, самый непредвиденный момент и, как ни странно, с наибольшей вероятностью — в периоды кратковременных улучшений настроения, когда у больного появляются «силы и решимость прекратить бессмысленное существование». Количество самоубийств в мире поражает – 1 млн. смертельных исходов в год, не считая суицидальных попыток; в Европе из них – 60 тыс.

    Однако даже если человек настойчиво не стремится уйти из жизни, самой этой жизни он фактически лишен: жизненные активность, радость, любовь, творчество ему недоступны. Лучше всего об этом говорит метафора: «Депрессия подобна камню, брошенному в поток жизни и затрудняющему ее течение». Также общеизвестно, что тело не живет отдельно от психики: длительно текущие депрессии ведут к снижению иммунитета, эндокринным нарушениям, изменениям обмена веществ и массы тела.

    Клинически выраженная депрессия лечится антидепрессантами. Если некий «специалист» вместо антидепрессанта будет использовать гипноз, нейролингвистическое программирование, отвар зверобоя и т.п., то в цивилизованной стране он пойдет под суд. Я знаю, что слово «антидепрессант» многих пугает. Не имея возможности сейчас подробно обсуждать эту, впрочем, очень серьезную тему, не позволяющую множеству людей получить адекватную помощь, только задам скептику вопрос — не путает ли он эту группу психотропных средств с транквилизаторами, нейролептиками, психостимуляторами…? Различия принципиальны, но, увы, зачастую легче последовать досужему мифу, чем разобраться в ситуации или обратиться за разъяснением к специалисту. (Подробно об особенностях различных групп психотропных средств см. — «Психотропные средства: бояться или использовать?» )

    Как же быть с обычной осенней хандрой? Чем себя развеять?

    Тоскливое настроение, упадок духа, уныние преодолевается… усилием! Волевым усилием. Только им. Т.е. именно тем, чего нельзя требовать от больного депрессией. Это может быть практически любое действие, которое лишь вначале своего выполнения требует приложения воли. Например, вы «тащите» себя в спортзал, но через полчаса тренировки уже радостно думаете, какой глупостью было бы остаться дома; вы заставляете себя сесть за ненавистный отчет, но через час «чистого мазохизма» уже с улыбкой вглядываетесь в монитор, неожиданно заметив, что через цифры в нем проглядывает ваша премия; вы понимаете, что «так больше нельзя» и… закрываете холодильник «на замок»; или с твердой решимостью навсегда гасите в пепельнице последний окурок, а через неделю «мучений» чувствуете себя победителем всех победителей на свете, так что у вас остается лишь легкая грусть о том, что… вы не победили себя десятью годами раньше.

    Наконец, с давних пор существует один «секретный» способ преодоления «духа уныния». Он также требует волевого поступка, который может быть любым, единственное условие – его антиэгоистическая направленность. Лучше всего об этом сказано в притче, вполне способной быть реальной историей.

    «Один обремененный печалью человек твердо решил уйти из жизни и стоял на краю моста, готовый в следующее мгновение броситься вниз. Мимо проходил некий мудрец, который, желая спасти самоубийцу, понимал, что любое действие с его стороны, только приблизит роковой шаг. Тогда, находясь на почтительном расстоянии, он осторожно обратился к самоубийце – «послушай, на тебе такое теплое пальто, тебе оно больше не нужно, а нищему, сидящему в ста метрах отсюда, очень даже пригодится, и потом делай, что задумал, меня волнуешь не ты, а тот нищий. Не в силах противиться этой логике, самоубийца идет и отдает нищему свое пальто, но и осуществить задуманное он почему-то теперь тоже не может.»

    psiholog4you.ru

    Как понять, что у вас депрессия: 7 признаков

    Главная → Здоровье → Симптомы и лечение → Как понять, что у вас депрессия: 7 признаков

    Перестать путать плохое настроение с депрессией довольно-таки непросто, но выполнимо. Достаточно посмотреть на себя со стороны, чтобы понять, как быстро вы устаёте, как часто раздражаетесь, слишком много или слишком мало едите. Обо всех симптомах депрессии подробнее «Челленджер» сейчас и расскажет.

    Депрессия часто может быть одним из синдромов более серьёзных нарушений в центральной нервной системе. Пожилые люди, длительно страдающие от повышенного артериального давления, рано или поздно сталкиваются с депрессивными явлениями. Но они являются только частью проявлений, связанных с общими нарушениями центральной нервной системы.

    Депрессия — это целое «семейство» расстройств. Один тип депрессии проявляется в тоскливом настроении, подавленности, ярком чувстве вины (меланхолии), другой — полон тревог, неминуемого ожидания грядущих неприятностей (тревожная депрессия), третий — апатический тип, характеризуется утратой эмоционального резонанса как к хорошим событиям, так и к плохим. Типологий и классификаций депрессии очень много. Как и признаков того, что о её симптомах пора задуматься.

    1. Постоянное чувство усталости

    Это один из самых часто встречающихся симптомов депрессии. Часто люди с диагностированной депрессией боятся признаться в своей болезни близким и винят себя в слабости и лени, поэтому полностью расслабиться не удаётся. Даже при правильном режиме дня им может казаться, что усталость никуда не делась — депрессия изнурительна для всего организма.

    Кирилл Кошкин

    В 1996 году ВОЗ опубликовала доклад: прогноз сводился к тому, что к 2020 году депрессивное расстройство будет занимать второе место среди всех причин утраты работоспособности — после ишемической болезни сердца. Осталось три полных года, но уже сейчас ясно, что прогноз был провидческим. На данный момент экономическое бремя депрессии, без преувеличения, самое тяжёлое. В России наибольшее количество обращений регистрируется в крупных городах, где социальные связи не так сильны.

    Обращение к пси-специалисту является стигматизирующим. Сравните: если назвать человека шизофреником — это оскорбление, а если гипертоником? Или язвеннником? Разница очевидна. По статистике, к помощи специалистов прибегают всего 2% людей, которым можно помочь. 30% допускают, что обращение возможно, но не знают, к кому обратиться и какие их ждут последствия. Оставшиеся 68% не допускают самостоятельного обращения к специалистам, занимающимся психологическими проблемами.

    the-challenger.ru

    Про лень и депрессии — продолжаем искать объяснения для бездействия

    Про лень и депрессии — продолжаем искать объяснения для бездействия

    После того как мы разобрали, что мешает вдохновению, решили, с чего начать, и поняли, что делать, остается еще немалое число читателей, у которых все гораздо сложнее.

    Им ничто не мешает, их все устраивает. Они выбрали дело мечты, отвоевали право заниматься им в желанном объеме, создали условия, придумали план. Казалось бы — что еще нужно? Осталось рвануть в бой, и делать, и делать. А они не делают. Многие пишут: «А если не хочется?» или «Не могу себя заставить, хоть убей!» При этом постоянно указывают на видимое несовпадение — теоретически им хочется этим заниматься, они даже об этом мечтают, многие очень сильно себя ругают за то, что никак не начнут. Но фактически до дела не доходит. Здесь начинает звучать страшное слово «прокрастинация» (о которой написано уже несколько стеллажей бестселлеров). Это то самое явление, когда бесконечно откладываешь что-то (или все) на завтра. А я обычно в таких случаях быстро прихожу к еще менее популярному слову — депрессия! Может быть, это она? Потому что «ничего не хотеть» без видимой причины, жаловаться на «полное отсутствие стимула» и «невозможность себя заставить» — это хрестоматийные признаки депрессии. Так что прежде чем винить себя во всех смертных грехах, стоит подумать — может быть, для начала спросить специалиста? Вдруг это тот самый (нередкий) случай, с которым человек сам уже справиться не в состоянии?

    С другой стороны, конечно же, не любое нежелание что-либо делать сразу должно оказаться клинической депрессией! Бывает просто лень! Это когда ужасно неохота что-то делать. Либо лень делать что-то конкретное. И это чаще всего признак самой обычной усталости. И прежде чем корить себя за плохое свойство характера (нас в детстве приучили, что лень — это всегда плохо), может быть, стоит задуматься: от чего пытается спастись наше тело? Ведь оно нам не враг. Оно сопротивляется приему внутрь всякой отравы, здоровая психика защищает нас от тяжелых потрясений (иногда странными способами), и тело посылает нам разные сигналы и знаки протеста, когда мы его доламываем. Если тело очень не хочет чем-то заниматься — может быть, это потому, что у него уже нет на это сил? Как всегда, предлагаю оглядеться вокруг, посмотреть на свои планы, на списки сделанных дел, если таковые есть. Что было в последнее время? Если выяснится, что последние дни (или даже недели и месяцы) вы вертелись как белка в колесе — чему тогда удивляться? Тело требует отдыха.

    Кстати, то, что называется ленью, также может быть стремлением сменить обстановку. Это когда вдруг наступает непреодолимое желание перестать делать все, что было положено по плану каждый день ровно в это время. Иногда люди просто устают от рутины и понимают, что сейчас им хочется сделать что угодно — но только не то, что положено, потому что «в это время и в этой ситуации всегда так делают». Такие взломы шаблонов на самом деле очень способствуют творческой мысли. Иногда бросить все и погулять, сходить на выставку или просто полежать на диване, глядя в потолок, может быть очень полезным. Из-за смены обстановки вдруг приходит в голову много новых идей. На текущие дела удается посмотреть с большего расстояния, при этом можно заметить ошибки или слабые места. Когда с головой погружен в процесс, часто общей картины уже и не видно.

    Также есть сложные процессы, которые вообще не включаются, пока человек не наберет запас лишних сил. Именно лишних, потому что «прожиточного минимума» на такое задание не хватает. Например, мне иногда нужно большое усилие, чтобы продумать сложный план или серьезную проблему. Если я раздумываю о чем-то содержащем много информации и неизвестных, пытаюсь разобраться в очень больших и сложных структурах, процесс этот ощущается мной как тяжелый физический труд. Я физически устаю, и мысли складываются в работающие модели, только пока у меня еще есть силы. Когда достигнута определенная степень усталости, больше никаких конструктивных размышлений не получается: мысли начинают путаться, ничего не сходится.

    Поэтому, если у меня есть сложная проблема или очень большая задача, которую нужно распланировать, я не могу это сделать между делом, освободив на это полчаса. Мне нужно отдохнуть, набраться сил и, может быть, даже немножко заскучать (это первый признак, что нужная доза отдыха получена), потом устроиться поудобнее и все разобрать. Чтобы это сработало, нужно сначала полениться. Поваляться, позаниматься незначительными вещами или ничем. Чтобы накопить немного сил.

    А еще есть очень смешная теория, что самым ленивым — лень лениться! Пример: лень работать, но еще больше лень придумывать, что делать вместо этого. Иногда мы приходим к этой мысли в ходе работы, но продолжаем работать, потому что лень сменить род деятельности. Так можно по инерции проработать целый день и сделать очень много разных дел — при этом постоянно замечая, что делать их лень! Попробуйте, это смешно. (И главное, при этом становится ясно, что иногда лень — это просто какая-то эмоция, которую можно игнорировать.)

    Каждое задание — кому-то наказание

    Говорят, иногда всю мотивацию к работе может испортить какое-то одно задание, которое очень не нравится. У всех нас есть нелюбимые дела, к которым мы подступаемся неохотно, откладывая все, что с ними связано, как можно дольше.

    Иногда на это есть объективные причины: болит рука, спина, голова, нам это тяжело или неудобно. Или задание можно сделать только в комбинации с каким-то действием, которое мы тоже не любим, — например, ездить через весь город, таскать тяжести. Многие процессы можно совершенствовать и упрощать, но не все. Некоторые задания приходится выполнять как есть — и даже этот наилучший способ нас все равно не устраивает.

    Удивительным образом выяснилось, что практически для каждого такого дела найдется человек, который его полюбит. Я частенько захожу в гости к своей маме. Она художница, и почти всегда я застаю ее за любимым делом: она либо рисует, либо как раз собирает новый натюрморт. Глядя на процесс, я иногда буквально физически ощущаю, как к горлу подступает тоска. Потому что я вижу, как она вертит какой-то объект, кажущийся мне совершенно ужасным. Как это рисовать? Какой-нибудь миллион точечек, или сотня кружочков, или страшно запутанная веточка с десятками отростков, листиков, палочек. Я как представлю — это выводить! Или какое-нибудь «белое на белом» — на переднем плане пять белых объектов, фон составлен из белых бумажных фигур. И я сразу начинаю ныть: «Ой, вот это в тоне разбирать. Миллион кружочков рисовать. Вот этот узор перерисовывать! Мне тебя заранее жалко! Бедная ты, я бы повесилась!»

    Но мама, естественно, собирает такие натюрморты, потому что ей доставляет удовольствие именно это «мучение» — у нее художественный азарт, ей нравится с этим возиться, копаться, вырисовывать. С другой стороны — я люблю рисовать на больших холстах. Мама любит рисовать на маленьких листах бумаги. Мне нравится, что хотя бы для занятий живописью я могу оторваться от стула, рисовать стоя, широко размахивать руками, закрашивая большие форматы, все время отходить на несколько метров от картины, чтобы посмотреть на нее со стороны. Маме все это как раз не нравится — ей хочется сидеть на стульчике в уютном уголке, разложив все материалы на маленьком столике перед носом. Большие холсты вызывают у нее ощущение отчаяния. А у меня — приступ вдохновения.

    Есть и совсем другие примеры. Например, для меня нет ничего хуже и тоскливее, чем оформить ежегодный налоговый отчет. Уж сколько нам, глупым дизайнерам, бесплатно помогают сотрудницы этой самой налоговой инспекции, все равно — тоска! При этом дочь моей подруги хочет стать бухгалтером, потому что ей все связанное с этим делом нравится. Нравятся все эти бумаги, счета, документы, приводить это все в порядок. Если мне доводится съездить на какое-то производство, в типографию или еще куда-то — мне очень любопытно. Но после такой «экскурсии» я не буду хотеть повторить такое не меньше полугода. Представить, что я могла бы делать это каждый день, — страшно! Это сколько времени, сколько неудобств, ехать куда-то, кого-то там искать, разговаривать, смотреть. А другим дома не сидится и сидеть целый день в офисе скучно. Ежедневные разъезды по разным интересным местам ощущаются как приятное разнообразие. И нравится, потому что приехал, со всеми поговорил, все посмотрел, потрогал, понял, как что работает и почему что-то не получается. Получил больше информации и контроля над процессом.

    Изо всего этого следует, что какое-то очень неприятное задание может тормозить весь процесс. Если такое задание портит все ощущения от работы, нужно думать, как от него избавиться. Например, передав другому (пусть даже это будет стоить денег).

    Избавившись от «гадости», которая нас тормозит, мы лучше будем работать и нам легче будет заработать больше денег — в том числе чтобы хватило на плату тем, кто взял на себя нелюбимые нами задания.

    Как можно хотеть работать? И почему мы хотим сделать что-то хорошо?

    Когда я в очередной раз опубликовала в своем блоге статью о мотивации и плодотворной работе, мне написал возмущенное письмо неизвестный читатель.

    Он негодовал: «Сколько можно обманывать себя и других? Все эти истории о жажде порядка, о любви к работе, о рвении — неправда. Человек так устроен, что работать он не любит. В принципе. Работать — это трудно. Это тяжело. Это принудиловка. Что удивительного, что нормальные люди этого не хотят? Все эти лозунги и рецепты, как полюбить свою работу, — цинизм. Это как у рекламщиков, которые „не только хотели изнасиловать свою жертву — они хотели, чтобы ей понравилось“! Не все люди рождаются достаточно богатыми, чтобы не заботиться о зарабатывании денег. Поэтому приходится ежедневно что-то делать, чтобы не умереть с голоду. Но ничего хорошего и радостного в этом нет, все равно все это вынужденные меры, и давайте не будем романтизировать по этому поводу!»

    Действительно ли это так? Я видела многих людей, которым доводилось не работать продолжительное время (хотя ничто им не мешало, они были здоровы и никакие катастрофы не отвлекали их от дел). Обычно это случалось оттого, что не было необходимости зарабатывать деньги. Например, существует некий источник дохода или кто-то человека кормит. Он потерял работу и не нашел новую либо где-то бросил учиться и ничего пока нового не начал. Что-то закончилось, что-то вместо этого не началось, и человек повис.

    Сначала все здорово — делаю что хочу! Потом половине людей становится невыносимо находиться дома, и они начинают ходить по гостям. Часть знакомых сначала реагируют с энтузиазмом, потом начинают от таких вечных гостей избавляться. Остаются несколько таких же бездельников, у которых нет никаких идей, как провести время с пользой, но когда они вместе, это не так тоскливо, как поодиночке. Либо еще есть общественные места, где можно зависать, но и там, по большому счету, происходит одно и то же. Жизнь начинает заполняться вопросом, куда себя деть. Время тянется мучительно, и дни проходят в поисках чего-нибудь, что поможет забыть, что до очередного вечера еще так далеко.

    Другие — наоборот, практически перестают покидать дом, потому что это им начинает казаться сверхнапряжением. Сначала они думают, что в свободное время будут ходить по спортзалам, магазинам и гулять. Потом выясняется, что в спортзал идти лень, чтобы выйти в магазин, надо переодеваться, да и ради того, чтобы вынести мусор, высовываться во двор уже третьи сутки неохота. Можно было бы делать домашние дела, но острой необходимости в этом нет, поэтому делаются они все меньше. А чем больше что-то запускается, тем больше при виде результата опускаются руки, и так далее. Начинается маета между постелью, телевизором, компьютером и привозной пиццей.

    А потом начинается то, что наш друг психиатр называет «деградацией на бытовом уровне». В один прекрасный день такой человек падает в постель, не умывшись и не почистив зубы. Потому что в решающий момент он был слишком для этого усталым. А от чего он так устал? Да непонятно от чего. От всего. Также, лишенный всякого стимула, он просыпается утром и проживает следующий день, так и не расчесавшись и не умывшись, иной раз и не одевшись, а в худшем случае — даже и не покинув постель. Когда в эту же постель переезжают уже и пицца, и интернет, и невынесенный мусор, пора вызывать врача.

    Дальше начинается замкнутый круг. Чем меньше мы делаем, тем меньше сил. Чем меньше сил, тем меньше стимул. Потому что человеческое тело так устроено: оно не производит то, что не востребовано. Мы все знаем: чем больше делаешь, тем больше успеваешь. Чем больше тренируешься, тем легче. Через усилие мы растем. К сожалению, в человеческой жизни все устроено еще и так, что если что-то совсем не трогать, оно не остается как есть. Оно разваливается, отмирает, засыхает и выходит из строя. Всякий человек свою деградацию видит, даже если он совсем молодой или если старается не видеть. И она его удручает. И пугает. И наводит на темные мысли.

    Наш рост нас радует, вдохновляет и окрыляет, даже когда нам полгода от роду! Научились, смогли, справились и хотим еще! Потому что это очень приятно — дотянуться до еще каких-то новых высот.

    Когда нет необходимости зарабатывать деньги, большинство людей все равно находят себе какую-нибудь работу, потому что без этого им скучно жить. Как выясняется, работа — это не то, что мы делаем для других, а то, что мы делаем для себя. Есть красивая фраза, что упорный и плодотворный труд возвышает человека. И понятно, что имеется в виду возвышение не над кем-то другим, а над самим собой. С каждым усилием человек вырастает хоть на маленький кусочек, и это всем приятно и важно.

    Кстати о том, что человека возвышает. Я хорошо помню первый раз, когда мне искренне захотелось сделать очень трудное и нелюбимое задание хорошо. Этим заданием была принудительная уборка в школьном классе. Во всех советских школах существовало «дежурство» — каждый день пара детей оставалась после уроков в классе, чтобы навести там порядок.

    Это было ненавистным занятием и страшным наказанием для всех. Классы были большими и грязными, все было засыпано мелом, от которого было почти невозможно отмыть пол. Дети размазывали белые потеки по грязному полу и не менее грязной школьной доске и ждали, когда их отпустят домой. Их не хотели отпускать, пока не станет чисто, но чисто не становилось. Поэтому они просто ждали момента, когда самой учительнице станет невыносимо оставаться на работе и она соберется домой. Тогда, чтобы окончательно закрыть школу, выгоняли и детей.

    В какой-то момент я сопоставила уборку этого класса с уборкой дома. Не могу сказать, что я сильно любила наводить порядок в квартире, но там, по крайней мере, генеральная уборка всегда заканчивалась ощущением праздника. Мама и бабушка в какой-то момент торжественно оглядывались вокруг и говорили: «Ну как? Чисто? Здорово!», и мне передавалось это ощущение облегчения и радости. Все выполнили трудное задание, заслужили отдых и похвалу. Все чувствуют себя молодцами.

    В школе уборка совершенно не вызывала никаких подобных чувств. Чисто не становилось. Никакого праздника никогда не наступало. Никого ни за что не хвалили, и все уходили домой не потому, что кто-то заслужил отдых, а потому, что просто нельзя было закрыть детей в школе до утра. Ученики в этой ситуации всегда чувствовали себя униженными. Ничего не сделали и честно заслужили дежурное презрение учительницы. И вдруг мне подумалось: а нельзя ли как-то выйти из этого положения? В конце концов — нельзя ли чисто помыть этот класс? Просто выполнить это задание как дома. Эту невероятную идею я изложила подруге, с которой нас в очередной раз приговорили к уборке. И она согласилась, потому что нам все равно было нечего терять. Чтобы хоть как-то оживить ощущения, которые мы испытывали дома, мы начали фантазировать: «А что, если бы мы в этом классе жили и все это было бы нашим? У нас было бы тридцать своих столов. Своя большая доска. Столько места!»

    В тот день мы — две пятиклассницы — крутились в классе и выдумывали, как бы мы превратили его в уютное жилье. И наш план все время сводился к очевидной истине: чтобы начать превращать это «сокровище» в настоящее царство, надо его сначала отмыть. Через некоторое время мы отмыли чисто пол, доску и все остальные поверхности, даже увлеклись и помыли окна. В классе случилось чудо: он приобрел тот самый блеск, который появлялся после уборки дома. Нам стало приятно. Ощущение праздника наступило! Когда учительница заглянула к нам, чтобы проверить, не сбежали ли мы от противного задания, она не поверила своим глазам. Она, естественно, немедленно отпустила нас домой (раньше, чем мы ожидали), а на следующий день рассказала всему классу, какие мы молодцы. Как и ожидалось, это событие принесло нам кучу неприятностей: другим детям не понравилось, что нас похвалили, и к тому же теперь от них ожидали аналогичных подвигов. Нас обвинили в том, что мы пытаемся завоевать благосклонность учительницы неблагородными средствами. Но благодаря этой истории я узнала важную вещь.

    Делая какое-то задание плохо, я зарабатываю не только презрение других, я себя этим унижаю. Также появляется ужасное ощущение пустой траты времени. Это выражение неуважения к себе, к своим делам и планам. Ну и позор, конечно, показать себя с такой стороны — как человека, делающего что-то спустя рукава и без души. Неприятно со всех сторон. Таким образом, можно хотеть работать, и хотеть хорошо работать, «методом от обратного»: чем делать плохо, лучше вообще не делать. А вообще ничего не делать плохо, потому что это плохо кончается.

    Сколько порядка сделает нас счастливыми?

    Лучше, больше, чаще, эффективнее! Когда речь заходит о том, как бы впихнуть в свой день и заставить себя делать как можно больше полезного, я вспоминаю одну очень интересную историю. Все началось, когда я была подростком. У моей бабушки тогда появился друг — японский консул, проработавший много лет в Германии.

    Бабушка познакомилась с ним в сообществе любителей японских стихов хокку. Он был уважаемым членом этого сообщества, издавшим ряд сборников стихотворений. Это, наверное, был первый живой человек с совершенно безупречной организацией труда и времени, которого я повстречала.

    Каждое утро он вставал довольно рано и начинал жить по расписанию. Умывался, делал зарядку, потом начинались «занятия»: час — на урок каллиграфии, час — на урок английского языка. Час — урок французского. Потом завтрак с семьей, утренняя прогулка, потом рабочие дела: почта, звонки, встречи. Между этим дальнейшие планы — спорт, обед, чтение… Опять же — стихи, статьи, книги, обширная частная переписка с интересными людьми.

    Я восхищалась: это же надо! Мало придумать такой план, по которому можно все это разложить по полочкам. Надо еще и найти в себе силы и дисциплину все это провернуть! Ведь всегда жить по линеечке — трудно. У него семья, двое детей. Понятное дело, ими больше занимается жена. Но все же — бывает всякое, дети болеют или еще что-то, проблемы, о которых срочно надо поговорить, беды, которые надо вместе переживать. Да и без проблем — иногда ведь хочется просто поваляться на диване с семьей? Или погулять? Когда я спрашивала, как же общение с семьей, он отвечал немного странно: «У нас есть совместный завтрак, обед и ужин. Этого времени достаточно, чтобы обсудить все что надо. И выходные, если нет официальных приемов!» Его планы могли нарушиться только по очень серьезным причинам.

    Прошло двадцать лет, он вернулся в Японию. А я со временем узнала, чем все закончилось. Благодаря его посту семья всегда была хорошо обеспечена материально, но счастливым никто не стал. И работать, и жить дети не научились. Может быть, потому, что отчасти не было необходимости учиться, и никто особо этим не занимался и не интересовался. Удивительно — отец семейства сам нашел в себе силы всю жизнь учиться, изучать языки и разные науки, заниматься самообразованием. Осознал необходимость всего этого и заставил себя. Он общался и переписывался с разными интересными людьми, был дипломатом — он умел взаимодействовать с обществом. А привить все это детям — не смог (или не захотел?). Жена довольно рано умерла от рака. Дети не освоились в Германии и тем более не смогли освоиться по возвращении в Японию. Сын погрузился в депрессию и в молодом возрасте покончил с собой. Дочь тоже не справилась с проблемами и больше времени проводит в психиатрической лечебнице, нежели за ее пределами. Посол теперь — уважаемый одинокий пенсионер с множеством красивых хобби.

    Я раздумывала об этом — была ли его запредельная организованность связана с этими семейными драмами? Или, может быть, он не умел жить семейной жизнью, не умел любить близких и заботиться о них, и все равно бы так сложилось, с расписанием или без. Может быть, окружающие сломались под грузом задачи соответствовать этой идеальной картине и их всех съел перфекционизм, породивший отчаяние: «если не получится вот так, зачем тогда вообще стараться»?

    Может быть, ничто ни с чем не связано. А может быть, связано все. Я часто думаю, что порядок, четкость действий, занятость интересными вещами и прочее, безусловно, добавляют человеку счастья, структуры и легкости в жизни. Но дальше определенной границы все становится абсурдным и порождает одни проблемы. Когда много стараешься, вовремя делаешь хорошо все дела, мало ленишься, ничего лишний раз не откладываешь — это очень здорово! Это облегчает жизнь, уменьшает число проблем, высвобождает ресурсы для великих свершений. Но, мне кажется, нужно внимательно следить, как бы не принести этому порядку и продуктивности в жертву счастье!

    psy.wikireading.ru