Лучшие препараты для лечения шизофрении

И тебя вылечат, и меня вылечат!

В России за психиатрической помощью ежегодно обращаются 8 млн человек, из них около 5 млн становятся постоянными пациентами психиатров и остаются в системе психиатрической помощи на долгие годы. Об инновационных лекарственных препаратах, способных помочь этим людям, «Известиям» рассказал психиатр Аллан Бениашвили, который работает в лаборатории психофармакологии научного центра психического здоровья РАН, а также является научным руководителем двух компаний — резидентов Фонда «Сколково». Как раз эти компании — «Валентек» и «Протеинтех» — занимаются сегодня самыми инновационными разработками в области психофармакологии в нашей стране.

Итак, Аллан Герович, с чего началось ваше знакомство с инновационным сообществом?

Наша лаборатория была организована в 1995 году. Поначалу мы участвовали лишь в финальных этапах вывода на рынок новых продуктов — в регистрационных клинических исследованиях для западных корпораций.

Со временем положение нашей группы в процессе создания инновационных лекарств стало меняться. Коллеги из исследовательских подразделений зарубежных фармакологических компаний стали обращаться к нам за экспертным советом, например, по поводу прогноза свойств того или иного препарата с принципиально новыми механизмами действия.

А партнеры из российских компаний стали предлагать совместную работу по полному циклу разработки новых современных лекарств отечественного производства для лечения психических заболеваний: речь идет о расстройствах настроения — депрессиях, тревожных расстройствах, шизофрении.

Совместно мы тестировали препараты с абсолютно новыми, ранее не опробованными механизмами действия, выясняя в процессе работы — что это за лекарство, для решения каких задач оно может быть предназначено и как работает? Благодаря этому опыту мы стали чувствовать себя в большей степени исследователями и решили реализовать свои идеи, создавая новые лекарства. В это же время к нам обратилась пара российских фармакологических компаний.

Одним из таких важных для нас партнеров стала компания «Валента Фарм«. Им не хотелось строить свой бизнес по прототипам и выпускать реплики успешных продуктов, они решили выделить на нашем фармрынке пустые зоны и заполнить их собственными лекарственными средствами. А мы решили испытать свои силы в этом благом начинании. В рамках этих инициатив были созданы отдельные компании, объединяющие усилия специалистов в области биологии, химии, фармакологии.

Что это за компании и чем именно они занимаются?

Первая — «Валентек» — разрабатывает препарат для лечения психозов. Она стала резидентом Фонда «Сколково» еще в 2012 году, и сейчас ее продукт — антипсихотик под условным названием «ФАБ-2015» полностью готов к этапу регистрационных клинических исследований (отлажен регламент промышленного синтеза, завершены все доклинические исследования, испытания на животных, создана готовая лекарственная форма). Осталось дождаться заключения экспертного совета «Сколково», и мы будем подавать документы в Минздрав для получения разрешения на клинические исследования. В то же время мы уже начали переговоры с индийскими и китайскими контрагентами о возможном партнерстве, поскольку понимаем, что инвестиции в этот продукт не смогут окупиться при коммерциализации только на российском рынке.

Вторая компания — «Протеинтех» — вошла в состав участников «Сколково» только в этом году. Она работает над препаратом по лечению хронических тревожных состояний, процесс создания которого находится в самом начале.

Когда же можно ожидать появления новых таблеток на прилавках аптек? Соответственно в первом случае — через три-четыре года, во втором — через семь- десять лет.

В фармакологии вообще вывод на рынок принципиально новых препаратов — дело не быстрое, а в психофармакологии особенно — очень уж сложно найти здесь что-то принципиально новое. Вот, например, для лечения шизофрении существует некий золотой стандарт — клозапин. Этот препарат вышел на рынок более 30 лет назад, но до сих пор не имеет равных себе по эффективности! Он лучше, чем любой другой, облегчает галлюцинации, бредовое нарушение мышления, улучшает интеллектуальное функционирование человека, контролирует интенсивность разрушительных импульсов. Так, у людей, страдающих шизофренией, суициды случаются в 8 раз чаще, чем у здоровых, а на клозапине суицидальные риски снижаются на 88%!

Но есть проблема. На этом препарате высок риск развития поражения крови, человек практически теряет иммунитет. Нередко возникает грубая сонливость, адаптироваться к которой приходится очень долго, а также тяжелые головокружения, тахикардия и другие малоприятные побочные действия.

. За последние 10 лет две крупные мировые фармкомпании выпустили «родственников» клозапина, в основе их разработок была та же дибензодиазепиновая химическая структура, но решить проблемы, которые решает этот универсальный препарат они не смогли. Как не смогли устранить и некоторые его побочные действия.

А вы смогли? То есть «ФАБ-2015» — принципиально новое лекарство, которое не выпускалось нигде в мире? Настоящая инновационная разработка за последние 30 лет, которая в первую очередь дойдет до российских пациентов, пусть даже и через четыре года? Да, это так. Мы решили, что поиск среди этого молекулярного ряда не исчерпан, и наша молекула — это продолжение истории этого поиска. В основе все те же дибензодиазепины, что определяют ядро структуры клозапина и двух других подобных атипичных нейролептиков, но все же это принципиально новая молекулярная структура, которая обладает абсолютно оригинальным механизмом действия. Впервые в России мы исследовали этот препарат не только на мышах и кроликах, но и на свиньях, чья модель организма очень близка по многим характеристикам к человеческой. Максимально переносимая для животных дозировка нашего препарата в 2 раза выше, чем аналогичная доза клозапина в терапевтическом эквиваленте. То есть эффект в тестах по специфической активности тот же, но при дозировке в 2 раза ниже, чем у клозапина, поэтому есть ресурс повышения дозы, что, безусловно, положительно скажется на качестве лечения. Мы не видим эффектов поведенческой токсичности (заторможенность, двигательные нарушения), животные оставались активны и быстрее адаптировались к лекарственному режиму. После получения разрешения от Минздрава, я думаю — в следующем году, мы впервые сможем испытать наш препарат на человеке.

Можно ли назвать этот прорыв революцией в психиатрии?

Звучит красиво, но настоящей революции в психиатрии ожидать, как мне кажется, не стоит. В отличие от других заболеваний расстройства психики имеют огромное количество механизмов, которые стоят за однородными клиническими признаками. Эти заболевания своей природой обязаны не только генетике или не только какому-то конкретному сбою в организме, но и очень сложным отношениям между физиологией, стоящей за психической и поведенческой активностью, и отношениям пациента с другими людьми, с миром, с действительностью. Поэтому найти препарат, который бы, как таргетная терапия в онкологии, например, воздействовал на конкретную больную клетку у конкретного человека, — в психиатрии это невозможно.

Но в революцию все же важно верить: в фармакологии, где, как мы знаем, от поиска молекулы до выпуска готового лекарства может пройти и 10 лет, и больше, такая вера очень важна для инвестора. Тем более что риски и неопределенность сохраняются даже на этапе, когда препарат уже вышел на рынок. Вот возьмем судьбу клозапина. В 1971 году он оказался на рынке и, безусловно, произвел революцию. А потом оказалось, что финно-угорская группа по какой-то причине чрезвычайно чувствительна к его влиянию. Восемь смертей в Финляндии — и препарат вылетает с рынка. Потом появляется только в конце 1980-х годов, когда становится понятно: есть много симптомов, которые не поддаются лечению никакими другими препаратами, и клозапин — самый действенный инструмент в борьбе с импульсивностью и суицидальными наклонностями у пациентов, страдающих хроническими психозами. А речь идет о большой группе людей — около 1% населения — сотни тысяч больных.

Получается, что эксперты «Сколково» в ваши проекты поверили и, несмотря на возможные риски, готовы вас поддерживать и оказывать помощь на десятилетия вперед?

За что мы им очень благодарны! Других таких компетентных инвесторов на российском рынке нет. Наши партнеры из «Сколково» обладают редкой специфической экспертизой, благодаря которой становится возможным оценить фармакологические проекты, имеющие перспективу, а также дать четкие советы по подготовке разрабатываемых продуктов к запуску на рынок. В «Сколково» собрались люди, которые наряду с экспертными компетенциями успешно управляют большими ресурсами, и материальными в том числе — для запуска первого проекта нам был нужен грант в 30 миллионов рублей, и мы его получили. Увидев, как все хорошо и комфортно получается, в 2015 году мы привели второй проект, и есть еще несколько продуктов, которые мы хотим довести до большей зрелости и тоже презентовать в «Сколково» — лучшего места для того, чтобы отпустить эти проекты в «большое плавание», мы не нашли.

Аллан Герович, и все же расскажите, что конкретно изменится в жизни человека, больного шизофренией, когда он сможет купить вашу инновационную таблетку в аптеке?

Он будут чувствовать себя лучше, чем на любом другом препарате, который сегодня существует для лечения шизофрении.

Это препарат для максимально комфортной жизни людей между обострениями, он также будет помогать намного лучше справляться и с самими обострениями. Мы рассчитываем, что создание такого препарата станет следующим шагом к более качественной, социально адаптированной жизни этих людей. Дальше уже дело не столько за лекарствами, сколько за системой помощи этим больным — социальная поддержка, особая организация жизни, особая их защита.

А мне было подумалось, что с помощью этого лекарства они смогут вести жизнь обычных людей, не нуждаясь ни в какой особой защите и поддержке?

Так не будет никогда. Шизофрения — это не только бред и галлюцинации, это еще и значительный дефицит психических ресурсов для того, чтобы себя реализовывать, чтобы просто жить. Человек, страдающий этим заболеванием, не умеет эффективно устанавливать социальные контакты, возникают непреодолимые сложности в том, чтобы любить, сохранять стабильность, азартно увлекаться чем-то и реализовать свое увлечение, с удовольствием и продуктивно работать. Лекарство ограничивает деструктивную сторону болезни, но не может ничего дать взамен урону, нанесенному болезнью, компенсировать базовый дефект психики.

Существует мнение, что больные шизофренией от приступа до приступа живут нормальной жизнью. Получатся, что это неправда?

Это правда очень стробоскопическая, она не видит тех проблем, с которыми эти люди живут один на один изо дня в день. И даже если внешне человек выглядит обычным, вполне организованно живущим, внутри него постоянно много боли, пустоты. У него существуют такие проблемы в межличностных отношениях, которые нам с вами не дано понять и почувствовать, поскольку у нас нет подобного опыта. Надеяться, что появятся лекарства, которые смогут вывести человека из этого внутреннего одиночества, из своей скорлупы, не стоит. Это красивая мечта или фантазия, но она за рамками здравого смысла.

А что касается второго вашего препарата — как он будет помогать людям?

Этот препарат рассчитан на лечение тревожных расстройств. Что это такое? Человек, страдающий от патологической тревоги, постоянно находится в состоянии ожидания чего-то плохого, о чем-то беспокоится, и это волнение занимает большую часть жизни, отравляет его чувства и мысли. То или иное расстройство психики может случиться с любым человеком. Это правда. И у любого вполне здорового человека могут истощиться ресурсы, которые помогают удерживать естественные тревожные состояния, связанные с «давлением жизни», в рамках. И тут понадобится передышка, так сказать, санаторий для души. Вот таким санаторием и может стать наше лекарство. Это не идеальный выход, но компромисс, достижимый в рамках современной лечебной культуры. Транквилизаторы, которые до сих пор облегчают тревогу, очень быстро формируют привыкание и зависимость и относятся к препаратам, находящимся на строгом учете и контроле. Другие препараты — антидепрессанты — тоже способны облегчать тревогу, но их эффекта надо иногда ждать несколько недель.

А наш препарат гармонизирует процессы возбуждения и торможения в организме. Он и снимает тревогу, и не дает побочных эффектов, таких как чувство опьянения, сонливость, мышечная слабость. В первых — пилотных — исследованиях на животных он так же эффективно облегчает тревогу, как подобное мощное средство феназепам, но может приниматься долго без риска формирования зависимости, то есть будет значительно более безопасен.

Дело за фундаментальной наукой

В фармакологии бывают неожиданные или, напротив, очень ожидаемые и предсказанные «прорывы» — то в одной, то в другой области. Например, последние 10-20 лет происходит лавинообразное развитие терапии различных видов рака, и связано это с новыми находками и открытиями в области генотипирования. Пришло понимание, что одно и то же лекарство может быть очень эффективно для одного пациента и совершенно не работать у другого. Некоторое время назад близкое к этому понимание пришло и в психиатрию. Например, несколько лет назад проводилось исследование нового препарата. В ходе исследования стало очевидно, что часть пациентов настолько положительно «отвечает» на новую терапию, что некоторые из них, как и их лечащие доктора, почувствовали существенный прогресс в лечение, которого они не видели на протяжении многих предшествовавших лет. Однако у другой части пациентов, напротив, произошло ухудшение состояния, и они были сняты с исследования. То есть в зависимости от «типа» пациента одно и то же лекарство могло стать и панацеей, и ядом. Теперь дело за фундаментальной наукой — как найти те самые «объективные» критерии, воспользовавшись которыми мы сможем более тонко подбирать персональное лечение каждому отдельному пациенту.

Лекарственный препарат, который мы разработали, уже совсем скоро дойдет до людей. Нам хочется, чтобы он помог пациентам в лечении их очень тяжелых расстройств, помог родственникам сохранить надежду и увидеть своих родных рядом с собой — улыбающихся и открытых, счастливых и здоровых. Нам хочется дать докторам еще один хороший продукт, чтобы они смогли найти тех самых пациентов, которым он поможет. Нам хочется, чтобы о продукте узнали не только в России, поэтому планируем продвижение наших идей и результатов исследований за рубежом. Если получится сделать хотя бы малую часть того, что мы задумали, нам будет очень приятно за наш пусть и небольшой, но вклад в современную психиатрию и фармакологию.

Максим Запольский, генеральный директор компании «Валентек»

Наши резиденты — в тренде!

К сентябрю экспертное заключение Фонда «Сколково» по препарату для лечения шизофрении будет готово и компания «Валентек» сможет приступить ко второму этапу работы — клиническим испытаниям препарата на людях. Нам крайне интересны подобные проекты, в первую очередь потому, что мы видим огромный незакрытый спрос на такие продукты. И как только появились разработчики в этой области — мы тут же взяли их «под крыло». Наши резиденты не просто копируют, чуть усовершенствуя, существующие аналоги, а делают заявку, что их препараты будут лучшими в классе. И мы им верим!

Количество людей с психическими расстройствами в общество постоянно растет, уже сейчас, по оценкам специалистов, это более 2,5%: то есть из 100 человек в автобусе, в который вы зашли, двое — с психиатрическим диагнозом.

При этом современная психофармакология открывает сегодня новые возможности для этих людей: с новыми лекарствами они как минимум смогут сами себя обслуживать, а как максимум — еще и пользу обществу приносить. Нам совершенно очевидно, что возможность контролировать психику — это вообще дело будущего, вскоре к разработке препаратов для такого контроля будут подключаться все новые и новые участники рынка. А наши резиденты — уже в тренде! Да, пока мы говорим только о лечении заболеваний, но если смотреть шире, то существуют, например, вредные привычки, которые не классифицируются как заболевания, но очень мешают нормально жить. И человек готов с ними бороться, и ему нужно в этом помочь!

Еще 20 лет назад арсенал средств в психиатрии был минимальный. Вы наверняка слышали жуткие истории про лечение электрошоком и «душем Шарко». Конечно, сейчас такие методы не используются вовсе, возможности лечения изменились кардинально. Каждый день в мире тратится масса сил и средств на исследования в области психологии и психиатрии, на разработку новых лекарств. Мы не хотим отставать, тем более что у нас есть возможность не только внести свою лепту в эти исследования, но и стать первыми в создании инновационных лекарственных препаратов.

Гелена Лифщиц, старший проектный менеджер кластера биомедицинских технологий Фонда «Сколково».

© 2018 АО «Валента Фарм». Все права защищены.
Размещённые на настоящем сайте материалы носят информационный характер и не являются рекламой производителя и выпускаемых им лекарственных препаратов.

www.valentapharm.com

Томские ученые разработали препарат, который должен помочь в лечении шизофрении

05.11.2017 в 13:45, просмотров: 1232

Ученые НИИ фармакологии Томского национального исследовательского центра РАН разработали препарат для лечения шизофрении на основе растущего в Сибири копеечника. Выделенное из копеечника вещество воздействует на дофаминовые рецепторы по принципу обычных нейролептиков. В отличие от синтетических лекарств, средство растительного происхождения не вызывает у пациентов апатии, снижения умственной активности и сонливости. Ученые надеются, что препарат поможет в лечении шизофрении и других психотических состояний.

Популярно в соцсетях

  • Самое интересное
  • По теме
  • Комментарии

Оставьте ваш комментарий

Что еще почитать

Сетевое издание «МК в Томске» tomsk.mk.ru

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57502

Учредитель СМИ – ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Редакция СМИ – Благотворительный Фонд Общественной приемной «Человек и Закон»

Адрес редакции: 634050 г. Томск, ул. Татарская 37

Главный редактор Ерёмин Василий Васильевич

Все права на материалы, опубликованные на сайте tomsk.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Использование материалов, опубликованных на сайте tomsk.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

tomsk.mk.ru

Лечение шизофрении за рубежом: новейшие антипсихотические препараты помогают даже при тяжелом обострении заболевания

Шизофрения — расстройство психики. Шизофрения является тяжелым хроническим заболеванием, требующим пожизненного лечения. При шизофрении отмечается нарушения баланса мышления и эмоций, что приводит к неадекватному поведению. При шизофрении разрушается психоэмоциональное ядро личности, это проявляется галлюцинациями и бредом. Болезнь начинается в молодом возрасте: у мужчин с период с 20-25 лет, у женщин – ближе к 30 годам. Хотя точная причина шизофрении не известна, некоторые факторы увеличивают риск ее развития: наследственная предрасположенность, воздействие вирусов, токсинов в период внутриутробного развития, аутоиммунные заболевания, пожилой возраст отца, длительный прием психотропных препаратов в подростковом и юношеском возрасте. Симптомы шизофрении разнообразны и включают:

• Бред. Это ложные убеждения, оторванные от реальности. Например, бред преследования.

• Галлюцинации. Наиболее часто встречаются слуховые и зрительные галлюцинации

• Дезинтерграция мышления (речи), что проявляется бессвязной и бессмысленной речью, которую невозможно понять

• Дезинтерграция поведения – странное и непредсказуемое поведение, заторможенность или повышенная двигательная активность.

Пациент может иметь пониженную способность планировать или осуществлять повседневную деятельность, пренебрегать личной гигиеной. При отсутствии лечения, шизофрения может привести к серьезным осложнениям: самоубийству, самоагрессии, фобиям, депрессии, социальной изоляции, агрессии, направленной на окружающих. У пациента значительно снижается трудоспособность, он не способен к обучению. Пациент в момент обострения заболевания не может находиться среди других людей и может быть опасным для них.

Шизофрению диагностирует и лечит врач-психиатр. Пациент с шизофренией нуждается постоянном лечении и наблюдении у психиатра даже в периоды улучшения. В кризисные периоды или периоды ухудшения симптомов, может потребоваться госпитализация для обеспечения безопасности пациента и осуществления ухода за ним, а также для обеспечения приема пациентом назначенных медикаментозных средств. Современное лечение с помощью лекарств и психосоциальной терапии может помочь контролировать заболевание, добиваясь длительных ремиссий. За рубежом пациентом с штизофренией занимается не только психиатр, но и психолог, который работает и с семьей пациента.

Основной метод лечения шизофрении во всех странах – медикаментозная терапия антипсихотическими средствами, которые воздействуют на биохимию мозга, точнее на обмен допамина и серотонина. За рубежом обычно применяются атипичные антипсихотические препараты — новые препараты второго поколения, которые не вызывают серьезных побочных эффектов, в отличие от обычных препаратов. Они включают в себя: арипипразол (Abilify), азенапин (Saphris), клозапин (Clozaril), илоперидон (Fanapt), Lurasidone (Latuda), оланзапин (Zyprexa), палиперидон (INVEGA), кветиапин (Сероквель), рисперидон (Риспердал), зипразидон (Geodon). С осторожностью из-за побочных эффектов применяют и традиционные нейролептики – хлорпромазин, флуфеназин, галоперидол (Haldol), перфеназин. Целью лечения антипсихотическими препаратами является эффективный контроль симптомов психоза при минимально возможных дозах препаратов. Иногда как вспомогательные средства применяются антидепрессанты или успокаивающие препараты. Психиатр может попробовать различные лекарства, различные дозы или комбинации различных групп лекарств, чтобы достичь желаемого результата, то есть стабильного состояния, при котором пациент может работать, учиться и иметь семью. После того, как основные психотические симптомы отступают, пациент продолжает получать поддерживающую медикаментозную и психологическую помощь:

• Индивидуальую психотерапию, которая учит справляться со стрессом и определять ранние признаки рецидива

• Обучение социальным навыкам, направленное на улучшение социального взаимодействия пациента

• Семейную психотерапию, которая обеспечивает поддержку и обучение семьи пациента с шизофренией

• Профессиональную реабилитацию с целью на сохранение профессиональной деятельности

При лечении шизофренией за рубежом, например, в Израиле (клиника Шиба) или Германии, пациентам доступны самые новые атипичные и типичные антипсихотические препараты последнего поколения, что позволяет справится с самым тяжелым обострением заболевания. Сильные психиатрические школы и, соответственно, специалисты по лечению шизофрении есть и во Франции, Швейцарии, Великобритании.

medvoyage.info

Лечение шизофрении в Киеве

Прежде чем говорить о том, из каких этапов состоит современное лечение шизофрении, важно рассказать о самом заболевании.
Термин «шизофрения» возник от греческих «шизо» («схизо») — расщепляю и «френ» — разум. Под расщеплением подразумевается дезорганизацию психики, отсутствие гармоничности, несоответствие, нелогичность с точки зрения обычных людей (а не раздвоение личности, как часто это совсем не верно понимают).

Шизофрения представляет собой психическое расстройство, которое обусловлено нарушением единства процессов мышления и эмоциональных реакций, и которое приводит к специфическому (апатико-диссоциативному) слабоумию. Чаще всего в социуме считается, что наиболее частыми проявлениями болезни являются бред или слуховые галлюцинации. Но профессионалы в первую очередь обращают внимание на дезорганизованность речи и нарушения мышления, которые приводят к значительной социальной дисфункции. Первые симптомы чаще появляются в юношеском возрасте. Риск заболевания, по данным разных исследований, составляет от 0,4 до 1 %.

Шизофрения наиболее часто развивается в молодом возрасте, однако заболевание может возникать впервые и в детском, и в пожилом возрасте. Проявления шизофрении различны и это дает основание многим исследователям говорить не о шизофрении как единой болезни, а о группе заболеваний. Важно, правильно выявить и оценить первые симптомы болезни, чтобы своевременно начать лечение шизофрении.

Симптомами психического расстройства, называемого шизофренией, являются:

1. Звучащие мысли – когда мысли «приобретают звучность», становятся «слышны окружающим», иногда тихо доносятся из ушей, головы, грудной или брюшной полости, или вообще непонятно откуда.
2. «Внутренние голоса», которые спорят между собой.
3. «Голоса», которые комментируют поступки, действия или даже мысли заболевшего.
4. Телесная пассивность (ничего не хочется делать, возникает ощущение, что двигательными актами кто-то управляет и пр.).
5. Ощущение «искусственности» мыслей и их чужеродности — «чужие мысли, которые вложили в голову». Похожие изменения могут происходить и с чувствами – не сам больной чувствует голод, а его заставляют чувствовать голод.
6. «Внедрение» и «вынимание» мыслей, а также прекращение мышления («закупорка» мыслей).
7. Мысленное радиовещание (транслирование мыслей).
8. Бредовые идеи воздействия, влияния – человек трактует возникшие ощущения тем, что все изменения происходят по причине внешнего воздействия («инопланетяне», «СБУ», «мафия», соседи).
9. Неадекватные идеи идентификации себя с религиозными или политическими фигурами, заявления о нечеловеческих сверхспособностях и пр.
10. Длительные «застывания» в неудобных позах, отказы отвечать на любые вопросы, многодневные лежания, свернувшись «калачиком». Или наоборот — двигательное бесцельное возбуждение (пляшут, прыгают, причудливо двигаются по комнате, неожиданно с криком бросаются на окружающих, бывают агрессивными), которое может длиться часами, а иногда и сутками.

Эти признаки называют «продуктивными симптомами», так как это то, чего обычно не бывает в норме у человека, что «добавляется» к его состоянию.

Вниманию читателей! Для облегчения работы с текстом можно использовать

Но основным в определении диагноза шизофрении являются так называемые «негативные симптомы»: притупление эмоций, уменьшение их яркости, безразличие к своему внешнему виду, неряшливость, нарушения формы содержания высказываний, обрывы мыслей, недостаток мотивации что-либо делать, социальная отчужденность, расстройства внимания, а также расстройства последовательности и логичности мышления.

Серьезные искажения мышления, восприятия и неадекватные эмоции приводят к тому, что человека перестают понимать окружающие, он становится нелеп, а иногда и агрессивен в поведении, становится социально дезадаптирован. А последующее разрушение психики приводит к полному эмоциональному и мотивационному истощению. Психиатры, состояние, когда больной шизофренией лежит, свернувшись калачиком, и из этого состояния не выходит, называют исходным (конечным). И современное лечение шизофрении направлено на то, чтобы такого состояния не допустить.

В зависимости от преобладания тех или иных симптомов выделяют разные формы шизофрении: параноидная, гебефреническая, кататоническая и пр. Однако бывает шизофрения, при которой никаких «дополнительных» симптомов не возникает. Это простая форма, которая заключается в достаточно быстром нарастании дефекта (дефицита) психической деятельности, выражающемся в снижении энергетики поведения, в нарастании замкнутости и появлении отчужденности к близким, в эмоциональном обеднении, в несвойственных возрасту интересов и в стремлению к многочасовому бессмысленному «рассуждательству». Сначала развивается уменьшение умственной продуктивности, затем теряется стройность рассуждений. Больные утрачивают естественные чувства к близким, начинают заниматься отвлеченными проблемами, становятся грубыми и одинокими.

К группе расстройств шизофренического круга также относят «шизоаффективное расстройство», «полиморфное психотическое расстройство», «шизотипическое расстройство» или «хроническое бредовое расстройство». Каждое из них имеет свои особенности в проявлениях болезни, однако лечение, на данном этапе развития психиатрии, весьма сходно.

У больных шизофренией проявления заболевания могут комбинироваться с депрессиями и тревожными расстройствами; туберкулёзом, возрастает риск злоупотребления алкоголем и наркотиками. Когда лечение шизофрении не проводится, или проводится неправильно, нарастают социальные проблемы, такие как потеря работы, утрата социальных связей (распадаются семьи), бедность.

Раньше лечение шизофрении, в основном, заключалось в изоляции от общества (долговременная госпитализация). Современное лечение шизофрении обеспечивает уменьшение или исчезновение симптомов заболевания, без его изоляции и сбоя привычного ритма жизни. Помещение в стационар сегодня рассматривается как средство быстро достичь улучшение состояния под контролем медицинского персонала и используется в тех случаях, когда больной не может сам принимать медикаменты или же когда он опасен для себя и/или окружающих.

Основное лечение шизофрении в наши дни заключается в медикаментозной терапии (нейролептики) и различных видах психотерапии (семейной, конгитивно-поведенческой и пр.).

Современные исследования позволяют сказать, что шизофрения (особенно её обострение) могут быть охарактеризованы как нарушение дофаминергической регуляции.

У больных шизофренией обнаруживается повышенная дофаминергическая активность в различных отделах мозга. И лечение шизофрении заключается в назначении антипсихотических средств, которые действуют в первую очередь через подавление дофаминовой активности. И если раньше применяемые нейролептики вызывали много побочных эффектов, современная терапия шизофрении с использованием атипичных антипсихотиков, как правило, не вызывает экстрапирамидных нарушений при их применении. Также важную роль в лечении шизофрении играют психотерапия и социальная реабилитация.

При тяжёлом обострении болезни, если пациент опасен для себя и/или окружающих, может быть нужна недобровольная госпитализация. Однако, при использовании современных препаратов длительность пребывания в клинике может быть непродолжительной. Отнюдь не обязательно, что в результате заболевания неизбежно возникнет нарастание деградации заболевшего. Частота случаев почти полноценного восстановления всё больше и больше возрастает.

Лечение шизофрении медикаментозными методами

В течении последних пятидесяти лет основной группой препаратов при лечении различных форм шизофрении, являются нейролептики (антипсихотики).

До девяностых годов 20-го века для лечения шизофрении использовались нейролептики из групп тиоксантенов, бутирофенонов и фенотиазинов (хлорпротиксен, аминазин, галоперидол и т.п.). Эти препараты ослабляли тревожность и двигательные расстройства, устраняли бред и галлюцинации. Однако эти препараты почти не действовали на апатические и другие негативные симптомы болезни и обладали неприятными побочными эффектами — вызывали беспокойство, спазмы и дрожание мышц (экстрапирамидные расстройства).

В 90-е годы появились атипичные нейролептики и лечение стало более щадящим, реже возникали побочные эффекты и стала уменьшаться негативная симптоматика.

Лечение шизофрении предусматривает индивидуальный подход к больному с учетом эффективности данного средства при данной картине болезни, а также с учетом переносимости препаратов и с возможными побочными эффектами у разных пациентов.

Лечение шизофрении немедикаментозными методами

Основным в дезадаптации больного зачастую играет роль не сама психотическая симптоматика, а состояние, которое возникает после перенесенного шизофренического эпизода. В связи с этим очень важным является психотерапия и социальная реабилитация. Психотерапия может проводиться индивидуально, вместе с членами семьи или в группе таких же пациентов (в зависимости от состояния больного и поставленных целей). Пациента учат правильно интерпретировать свои ощущения, чувства и мысли, решать проблемы в общении. Включение в лечение шизофрении обучения эффективным поведенческим навыкам способствует ресоциализации больных, дает им возможность учиться и работать, строить отношения с людьми.

Лечение шизофрении, на современном этапе, включает:

• лечение первого психотического эпизода шизофрении;
• лечение острого психотического состояния (обострения) при шизофрении;
• достижение стабилизации состояния;
• предупреждение рецидивов;
• лечение депрессии при шизофрении;
• преодоление устойчивости к фармакотерапии;
• социальная реадаптация и психологическая реабилитация.

Лечение шизофрении предусматривает индивидуальный подход в подборе фармакопрепаратов и осуществляется в зависимости клинических проявлений болезни и переносимости терапии пациентом.

Лечение шизофрении требует больших усилий врача для разъяснения пациентам и их близким сути заболевания. Недооценка симптоматики (особенно при простой форме) приводит к неправильному лечению (например, иногда психологи, не распознав заболевание, пытаются лечить проявления шизофрении исключительно психотерапевтически). При выявлении начала заболевания шизофренией предпочитают лечение атипичными нейролептиками (сульпирид, солиан, рисперидон, кветиапин и пр.). И лечение не ограничивается только устранением психотических нарушений. Важным является замедление прогрегрессирования болезни. Лечение шизофрении, продолженное в период ремиссии, способствует предотвращению рецидивов и замедляет нарастание апатических изменений.

Раннее выявление и своевременное лечение первого психотического эпизода шизофрении уменьшает нейрокогнитивный дефицит (ухудшение процессов мышления), способствует наступлению ремиссии и социальному восстановлению больных. В ряде исследований доказаны преимущества использования атипичных антипсихотиков, например оланзапина, при первом психотическом эпизоде. Он более гармонично действует на бредовые образования и возбуждение, а также на депрессивные переживания. Вместе с тем обратному развитию подвергается и аутизация и апатизация пациентов, восстанавливается социальное функционирование больных и качество их жизни.

Рядом исследований показана эффективность солиана в лечении острых приступов шизофрении. Его хорошая переносимость дают возможность применять этот препарат для амбулаторных больных. А то, что он воздействует на апатические и аутистические составляющие болезни, а также на депрессивные симптомы, позволяет при длительном лечении больного шизофренией проводить монотерапию (использовать только один препарат).

Антипсихотическая терапия обычно направлена на быстрое устранение продуктивной психотической симптоматики (психомоторного возбуждения, агрессивности, галлюцинаторно-бредовых переживаний, кататоно-гебефренных расстройств). Продолжительность адекватной нейролептической терапии острых состояний может составлять 1-3 месяца амбулаторной терапии. Для достижения хорошего стабильного состоянием при тяжелом обострении требуется 2-4 недели стационарной помощи.

После достижения терапевтической ремиссии лечение шизофрении заключается в продолжении приема эффективного антипсихотического препарата (стабилизирующая терапия) которое включает подавление остаточной продуктивной симптоматики, коррекцию негативной симптоматики и восстановление прежнего уровня социально-трудовой адаптации, а также своевременное выявление ранних рецидивных расстройств и своевременное усиление антипсихотической терапии.

Оптимальной целью противорецидивной терапии при проведении лечения шизофрении является устойчивая ремиссия. Ремиссия – это состояние между приступами заболевания, при котором у больного отмечается улучшение до такой степени, что оставшиеся симптомы малоинтенсивны и больше не влияют значимо на поведение, позволяют нормально социально и физически функционировать.

Лечение шизофрении на этапе стабилизации ремиссии определяется переносимостью выбранного препарата. И оптимальным является использование того же антипсихотического препарата, который использовался на пике симптоматики, только снизив его дозировку. Идеальной является такая доза антипсихотического препарата, которая вызывает минимум побочных реакций и при этом эффективна в отношении устранения остаточной симптоматики.

Лечение депрессии при шизофрении

Лечение депрессии при шизофрении нередко заключается в назначении как нейролептиков, так и антидепрессантов. При назначении одновременно антидепрессантов и нейролептиков важную роль играет характер взаимоотношений депрессивных и психотических симптомов в клинической картине заболевания, а не просто их наличие. При развитии депрессивно-бредовых состояний в рамках биполярного аффективного расстройства комбинированная терапия антидепрессантами и нейролептиками высокоэффективна. Однако при лечении острых состояний, определяющихся шизофреническими расстройствами с элементами депрессивных нарушений, более эффективна монотерапия нейролептиками; а добавление антидепрессантов может привести к ухудшению состояния больных. А депрессия, возникшая уже после перенесенного психоза может быть эффективно устранена как добавлением антидепрессантов к нейролептикам, так и психотерапевтической помощью.

Лечение шизофрении, его эффективность, часто зависят от комплайенса (англ. compliance — согласие, соответствие). В медицине комплаенс — это добровольное следование пациента предписанному ему режиму лечения, который проявляется в том, что пациент вовремя принимает лекарство, принимает его в точной дозе, своевременно приходит на консультации, соблюдает рекомендации по образу жизни и диете. И в этом большую роль могут сыграть близкие. Важно чтобы они понимали суть заболевания, знали рекомендации поведения с такими больными, и следовали сами этим рекомендациям.

Выдубицкий Восстановительный Центр проводит комплексное лечение шизофрении как амбулаторно, так и в условиях стационара:

• лекарственное лечение шизофрении современными атипичными нейролептиками, оказывающее стабилизирующее действие на психику, позволяющее пациенту вести привычный образ жизни;
• параллельно с медикаментозным лечением проводится когнитивно-поведенческая психотерапия, которая позволит пациенту активно и полноценно включиться в жизнь;
• при длительной ремиссии возможна поддерживающая психотерапия психодинамической ориентации, которая дает пациенту душевную поддержку;
• работа с членами семьи, обучающая родственников пациентов поведению с больным в семье не только в период обострения заболевания, но на всем жизненном пути.

Если вы считаете, что Вам или Вашим близким нужна помощь в диагностике и лечение шизофрении – начните с обращения в наш Центр. Вы это можете сделать по телефонам: (044) 228-79-59, (068) 598-10-41.

На консультации врач-психиатр, выяснив проявления заболевания, сможет порекомендовать оптимальную стратегию выздоровления. Иногда, для быстрого достижения улучшения состояния, необходимо стационарное лечение шизофрении. Благодаря современным препаратам терапия больных в стационаре занимает 7-10 дней, а затем лечение шизофрении проводится амбулаторно.

Сегодня диагноз шизофрения – это не приговор, но, несомненно, серьезная проблема, решение которой во многом зависит от шагов, предпринятых как самим больным, так и его родными. Ранняя диагностика, полноценное комплексное лечение шизофрении – единственный путь возвращения к нормальной жизни.

Специалисты Выдубицкого Восстановительного Центра могут помочь вам и вашим близким.

www.karachevskiy.kiev.ua