Меню

Мать лечила свою дочь таблетками для собак

Смертельная ошибка: какие «человеческие» лекарства опасны для животных

Специалисты ветеринарной клиники ФГБУ «Брянская МВЛ» отмечают, что нередко к ним на прием поступают животные, после так называемого самолечения. К сожалению, в большинстве случаев подобные эксперименты владельцев животных наносят непоправимый вред здоровью питомца, вплоть до летального исхода. Не зная дозировок и принципа совместимости препаратов, владелец делает животному передозировку, превышает норму в несколько раз. В этой ситуации даже квалифицированная ветеринарная помощь может оказаться бесполезной мерой.

Чтобы сохранить жизнь и здоровье питомца необходимо знать перечень медицинских препаратов для людей, которые категорически нельзя давать домашним животным:

1. Нурофен (Ибупрофен), Терафлю, Парацетамол (панадол, тиленол, ацетаминофен и пр.) и другие фенолсодержащие препараты – наряду с салицилатами, анальгином и большинством других нестероидных противовоспалительных препаратов также токсичны для кошек (серьезная угроза жизни). Оказывают воздействие на красные кровяные тельца и печень. В особо высоких дозах также нефротоксины.

2. Ацетилсалициловая кислота (аспирин). Одна таблетка аспирина смертельна для кошки! Вызывает супрессию костного мозга, кровотечение, воспалительные процессы в печени, почечную недостаточность, язву желудка.

3. Анальгин и его аналоги – метаболиты этого препарата поражают эритроциты и вызывают у кошек тяжелую токсическую анемию вплоть до летального исхода.

4. Но-шпа – при парентеральном введении (в виде инъекций) у кошек нередко развивается парез тазовых конечностей, рвота.

5. Противопротозойные препараты (Пиросан, Верибен. Беренил) – категорически противопоказаны без лабораторного подтверждения пироплазмоза. Препарат довольно токсичен, а некоторыми породами собак (колли, шелти, бобтейлы и другие пастушьи породы) препарат переносится вдвойне тяжелее в виду генетических особенностей перечисленных пород.

6. НПВФ (Найс, Кетофен, Кетанов, Кетопрофен, Римадил и др.) вызывает риск развития гастроэнтероколитов, язв, желудочно-кишечных кровотечений. Назначаются параллельно с приемом гастропротекторов.

7. Кортикостероиды (Преднизолон, Дексаметазон, Дексафорт, Экзекан) – назначаются строго по показаниям под контролем врача, т.к. также возможны желудочно-кишечные кровотечения.

8. Различные успокоительные средства для людей при передозировке могут вызвать длительное угнетение, нарушения сердечного ритма.

9. Ивермектин не применять без консультации дерматолога, особенно колли, шелти и их помесям.

10. Также не рекомендуем самостоятельно применять различные антибиотики, так как без лабораторных исследований, «на глаз», видя улучшение или исчезновение симптомов, владелец прекращает дачу препарата. Тем самым «приглушает» воспалительный процесс и лишь усугубляет ситуацию в дальнейшем.

11. Кошкам противопоказаны мази и суспензии, содержащие Бензилбензоат.

Если вашему питомцу плохо, не стоит заниматься самолечением. Этим вы можете непоправимо ухудшить ситуацию! Лучше незамедлительно обратиться в ветеринарную клинику, где питомцу окажут квалифицированную помощь и в случае необходимости назначат соответствующие препараты для животных.

Источник



Мать лечит дочку таблетками для собак, название фильма?

Дайан Шерман преждевременно рожает новорожденного, которому оказывается неотложная помощь.

Семнадцать лет спустя, Диана homeschools и служит единственным сторожем для ее инвалидной коляски с помощью дочери Хлои, который хронически больных с аритмией, гемохроматозом, диабетом и параличом. Хлоя, специалист в области технологий и инженерии, ожидает письма о зачислении из Вашингтонского университета. Дайан настаивает, что не возражает против того, чтобы Хлоя уехала из дома, чтобы начать студенческую жизнь, но постоянно мешает Хлое видеть почту перед ней.

Читайте также:  Мои родители не любят мою собаку

Однажды Хлоя обнаруживает незнакомые зеленые таблетки, по-видимому, прописанные ее матери. Дайан настаивает на том, что Хлое прописали эту новую таблетку, Тригоксин, и она входит в набор ее ежедневных лекарств. Попыткам Хлои исследовать тригоксин мешает отключение домашнего интернета, и она прибегает к вызову незнакомца, чтобы попросить его выяснить личность и цель препарата. Хлоя узнает, что тригоксин лечит сердечные заболевания, но обычно это красная таблетка.

Теперь совершенно подозрительно, Хлоя использует предлог, что смотрит фильм с матерью, чтобы прокрасться через улицу в аптеку и определить зеленую таблетку. Хлоя узнает, что это миорелаксант для собак, который может вызвать паралич ног при попадании внутрь человека. Дайан преследует Хлою, когда у нее начинается приступ астмы, и вводит ей успокоительное, прежде чем она сможет общаться с кем-либо еще.

Хлоя просыпается и обнаруживает, что ее матери нет дома, и она заперта в своей спальне. Очевидные способы выхода или контакта с внешним миром были саботированы, но Хлое с трудом удается сбежать из дома и останавливает почтальона. Прежде чем он успевает отвести Хлою в полицию, Дайана сталкивается с ними возле своего дома и убивает почтальона.

Хлоя снова просыпается в подвале с прикованной к ней инвалидной коляской. Здесь она обнаруживает в мусоре письмо о принятии решения и коробку с фотографиями и документами, показывающими, что настоящая дочь Дианы умерла через два часа после рождения. Содержимое коробки также показывает, что Дайана украла Хлою из больницы в детстве и что Хлоя могла ходить в детстве.

Дайан входит в подвал, где Хлоя сталкивает ее с тем, что она нашла. Не называя этого, Хлоя обвиняет Дайан в причинении искусственного расстройства, навязанного ей в детстве, и задается вопросом, действительно ли она когда-либо была больна. Дайан отрицает обвинение Хлои и сводит к минимуму ее похищение, а затем настаивает, что она действовала только, чтобы помочь Хлое. Дайан производит медицинское оборудование и наполняет шприц нейротоксином, намереваясь сохранить свою роль медсестры Хлои. Хлоя убегает и быстро выпивает бытовой яд, заставляя Диану госпитализировать ее.

Хлоя стабилизировалась, но не может общаться ни с кем, пока она интубирована и все еще слаба на больничной койке. Дайан, вооруженная пистолетом, похищает Хлою, прежде чем ее можно будет допросить о ее «попытке самоубийства». Когда Хлоя понимает, что находится в медицинском кампусе Вашингтонского университета, она решает, что она не будет контролироваться, и умудряется использовать свои ноги, чтобы задействовать педаль тормоза инвалидной коляски, не давая Дайане толкнуть ее инвалидное кресло и давая время безопасности, чтобы добраться до них. Служба безопасности выводит Дайан из строя, при этом она падает с лестницы.

Как называется фильм где девушка узнала, что мать пичкает её таблетками для собак?

Американский триллер 2020 года режиссера Аниша Чаганти по сценарию Чаганти и Сев Оганян. В фильме снимается Кира Аллен в роли подростка, обучающегося на дому, который начинает подозревать, что ее мать (Сара Полсон) скрывает от нее мрачную тайну.

Фильм называется «Взаперти» 2020 года

Источник

Мама всегда рядом

Кому именно пришло в голову назвать фильм про девушку с парализованными нижними конечностями «Беги» (Run, в русской локализации — «Взаперти»), доподлинно неизвестно, но скорее всего, человека этого зовут либо Аниш Чаганти, либо Севак Оганян: первый — режиссёр и сценарист, второй — тоже сценарист и продюсер. Результатом прошлой их коллаборации стал — при содействии компании Тимура Бекмамбетова — screenlife-триллер «Поиск», довольно тепло встреченный и прессой, и публикой. «Взаперти», к счастью, обходится без новомодных форматов, традиционными средствами, тяготея к строгому минимализму. Даже чересчур строгому, пожалуй.

Читайте также:  Порода собак которая меньше всех болеет

Две актрисы: талантливая дебютантка Кира Аллен и прима малых экранов Сара Полсон. Одна базовая локация. В одно предложение укладывающаяся суть: дочь-инвалид пытается удрать от съехавшей с катушек матери. Есть ещё твист, который легко угадывается буквально с первых минут и, в общем, ничего существенно не меняет. Короче, берём нашумевшую историю Джипси-Роуз Бланшар (в том году сериал «Притворство» на её основе выходил, хороший), отсекаем все подробности и смешиваем с «Мизери» — вот и весь нехитрый концепт «Взаперти».

Саспенса в фильме много, но он до жути однообразный: Хлоя втихаря что-нибудь разнюхивает, докапывается до правды, а мучительница её всегда где-то рядом и вот-вот застукает. Зато когда уже почти всё разнюхано, и окончательно ясно, что пора когти рвать, вдруг разворачивается самая изобретательная сцена фильма — из неё мы узнаём, как выбраться из запертой комнаты на втором этаже, если у вас к тому же не функционируют ноги, при помощи пары удлинителей, паяльника и набранной в рот воды.

Уже, значит, небесполезное кино, познавательное. Наверняка немногие догадывались о том, что паяльник можно ещё и вот так использовать (как именно, спойлерить не будем). С другой стороны, грустно, когда в фильме, который вроде как триллер, нет ничего более оригинального и непредсказуемого, чем нестандартное применение паяльника. Единственное, что остаётся в ожидании банальной развязки — наблюдать за дуэтом артисток, но и те чего-то экстраординарного не показывают. Хотя уж Сара Полсон могла бы свою психопатку как-то пострашнее, повыпуклее сделать, не зря же с Кэти Бэйтс бок о бок через столько историй ужасов прошла. Но нет, ни шагу за рамки пыльного шаблона. Одна сплошная серость.

Источник

Москвич

«Взаперти»: Сара Полсон играет мать как тормоз и угрозу

Наверное, нет более подходящего для 2020 года фильма (даже уже по названию), чем триллер Аниша Чаганти (известного как сценариста «Поиска», сопродюсером которого выступил Тимур Бекмамбетов). Иногда кажется, что чересчур заботливая мать Диана Шерман (Сара Полсон) действительно желает добра 17-летней дочери Хлое (Кира Аллен), когда она держит ее дома и оберегает от внешнего мира — в наше время за такое можно только похвалить.

Хлоя родилась с таким количеством болезней, что удивительно, как она до сих пор жива: аритмия, астма, диабет, паралич конечностей, повышенный уровень железа в крови, и это далеко не все ее болячки. Девушка передвигается по дому в инвалидном кресле, а когда выбирается с матерью в кино, можно только позавидовать жителям Сиэтла — город настолько приспособлен для инвалидов, что Хлоя почти не чувствует дискомфорта. Проблемы начнутся, когда дочь на пузырьке с лекарствами случайно увидит этикетку, из-за которой станет подозревать Диану во лжи. Тут «Взаперти» начинает напоминать сериал «Притворство», где Патриша Аркетт тоже лечила свою дочь от несуществующих болезней.

Читайте также:  Быть вампиром как 1 собака

В истории кино есть несколько хороших фильмов о более или менее беззащитной жертве, оказавшейся во власти опасной сумасшедшей, как правило, родственницы. Бетт Дэвис терроризировала прикованную к инвалидному креслу Джоан Кроуфорд в «Что случилось с Бэби Джейн?» в 1962 году. Через 14 лет Брайан Де Пальма снял по Стивену Кингу хоррор «Кэрри» уже для нового поколения, где религиозная консервативная мать подавляет готовящуюся к взрослой жизни дочь. Еще через 14 лет (о чем нам говорят эти повторяющиеся цифры?) тоже по Кингу была снята «Мизери» о безумной фанатке, держащей любимого писателя заложником в своем доме на отшибе.

Не будем обсуждать тему эгоистичной матери, которая настолько хочет ребенка «для себя», что готова сломать ему жизнь, с точки зрения психопатии — для этого есть дипломированные специалисты. В кино отношения этой пары — родственник-садист (или самовольно взявший на себя эту роль человек), как правило, женщина, и ее жертва — предстают как бытовые проявления происходящих в обществе процессов. Старая обезумевшая карга Джейн Хадсон мучила в «Что случилось с Бэби Джейн?» парализованную сестру через год после избрания прогрессивного президента Джона Кеннеди и за год до его убийства — так консервативная Америка напоследок защищала свои «традиционные ценности» (и в итоге кроваво защитила). В «Кэрри» нездорово религиозная мать, представительница довоенного поколения, портила жизнь дочери, выросшей уже под рок-н-ролл 1960–1970-х, а в «Мизери» писатель оказывался буквально заложником своей читательской аудитории — как раз к приходу к власти почти на все «меркантильные» 1980-е Рональда Рейгана.

Во всех этих фильмах матери или героини, решившие выполнять материнские опекающие функции, олицетворяют собой безвозвратно ушедшую жизнь, за которую они цепляются, пытаясь утащить с собой близких, любимых или просто тех, кого они таковыми считают. «Взаперти» на такие социальные обобщения не претендует. Он просто, как и «Поиск», хочет нам рассказать конкретную историю. У Дианы Шерман даже нет никакого экранного прошлого — почему она стала такой? Этот недостаток очень обедняет фильм (особенно если учесть, что совсем недавно Сара Полсон сыграла в «Сестре Рэтчед», целиком посвященной как раз предыстории прославившейся в другом кино героини). С другой стороны, детская психологическая травма (как у той же сестры Рэтчед, например) в американском кино стала уже таким штампом и показывается так примитивно, что сценариста с режиссером «Взаперти» даже хочется поблагодарить. Здесь почти нет подтекста — есть только мать, дочь и упаковка собачьих таблеток. Если вы хотите просто развлечься, ни о чем не думать, открыть для себя новую актрису Киру Аллен, получить удовольствие от очередной роли бесстрашной Сары Полсон и благодарить жизнь за свое гораздо менее несчастное детство, чем у дочери главной героини, то «Взаперти» (в кинотеатрах с 20 ноября) такую возможность предоставляет. Кому хочется большего — лучше пересмотреть перечисленные выше картины.

Источник