Медицина психиатрия психопатия

Клиническая психиатрия переживает кризис. Этот кризис неизбежен. Психиатрия — самая молодая и самая сложная отрасль клинической медицины. Она только что вырвалась из объятий спекулятивного мышления, только что стала на биологическое основание и, твердо держась за эту бфу, начала быстро развиваться. Успехи и достижения клинической психиатрии — и теоретические и практические — очень большие. Однако если многое сделано, то еще больше предстоит сделать. Если в одной, очень большой своей части, в области так называемых экзогений, клиническая психиатрия самым близким образом подошла к остальной медицине, если в этой группе «экзогенных» (в широком смысле слова) психических заболеваний между психиатрической и терапевтической клиниками нет ни разницы, ни противоречий — ни в смысле изучения материала, ни в смысле методов лечения, — то есть в психиатрической клинике большая группа заболеваний, группа громадного значения, которая по-прежнему навлекает на психиатрию недовольство со стороны соматиков: соматики по-прежнему готовы видеть в психиатрах не биологов, а «психологов» в специфическом смысле этого слова, по-прежнему отказываются от общего языка и даже общего мышления, по-прежнему готовы отрицать за психиатрией право быть отраслью медицины.

Это группа так называемых конституциональных психопатий. Эта группа крайне разнообразна, до сих пор она остается крайне разрозненной, она описывается в разных главах и даже в разных томах психиатрических учебников и руководств; в эту группу входят и циркулярный психоз, и паранойя, и истерия, и «психопатические личности», и ненормальные реакции, и половые извращения и т. д. Было бы очень желательно и совершенно необходимо найти и для этой группы случаев соматическую базу или хотя бы определенные соматические корреляции. В этом отношении делаются многочисленные и исключительные попытки: эти попытки не только делаются, они должны делаться, ибо уже сейчас есть много оснований думать, что эти попытки — скоро ли, поздно ли, — но увенчаются успехом. Эти попытки делаются решительно во всех плоскостях и направлениях: пытаются изучать и классифицировать психопатии, исходя из самых разнообразных предпосылок — анатомических, физиологических, химических, эндокринологических и др. Строение тела человека сопоставляют с его «характером»; различают

психику ваготоников и симпатикотоников; различают психику людей с преобладанием деятельности коры головного мозга от психики людей, у которых преобладают функции подкорковых областей; даже в пределах одной коры головного мозга выделяют разные типы людей (тип лобный, тип затылочный), пытаются установить различие в психике, если не людей, то животных, исходя из экспериментальных данных об условных и безусловных рефлексах. Ставят психику в связь со свойствами сосудистой системы, с общими свойствами тканей организма, с качеством крови и т. д.

Особенно большое поле для выводов подобного рода — выводов не только интересных и заманчивых, но и сплошь и рядом очень серьезных и основательных — дает эндокринная система: говорят о гипертиреоидном и гипотиреоидном темпераментах, о типе тетаноидном и типе базедовоидном, о типах гипогенитальном, гипосупраренальном, гипо- и гипер-питуитарном. Если, с одной стороны, можно это еще раз подчеркнуть, все эти попытки необходимы и в конечном счете приведут к очень определенным и надежным результатам, то, с другой стороны, надо с такой же, если не с большей отчетливостью сказать, что эти попытки пока что еще не дали приемлемого, понятного и хоть сколько-нибудь твердого объяснения тому громадному материалу этой области, которым располагает клиника. Из этого положения, думается нам, с неизбежностью вытекает другое: пока у нас не имеется определенной соматической базы для изучения конституциональных психопатий, мы должны изучать этот важнейший материал в том аспекте, в котором он доступен и поддается изучению; иными словами, мы должны изучать клинику психопатий. Мы не должны скрывать от себя, но не должны и огорчаться тем обстоятельством, что это наше клиническое изучение психопатий окажется недолговечным, что с течением времени, с прогрессом знания в основе различных психопатий окажутся найденными определенные со-матофизиологические моменты, — все же мы и в настоящее время при теперешнем уровне знания должны изучать и систематизировать психопатии, изучать их клинику в ее статическом и динамическом разрезах; мы должны взять всю эту большую группу конституциональных психопатий за одно целое и исследовать эту общую сумму клинических фактов с одних и тех же точек зрения, не разравнивая отдельных ингредиентов этой суммы, а, наоборот, всегда сопоставляя одни слагаемые с другими.

В этих вводных соображениях мы бы хотели определенно подчеркнуть, что конституциональные психопатии — как бы ни были разнообразны их проявления — составляют при теперешнем уровне знания одну главу клинической психиатрии. В этой главе психопат должен изучаться под одним и тем же углом зрения, одними и теми же клиническими приемами. Это — первое. Второе — психопат должен изучаться как целое, как личность во всей ее полноте, во всем ее объеме; конечно, должны изучаться возможно полнее соматические корреляции этой личности, но их одних пока еще слишком мало; психопат должен изучаться во взаимоотношении с окружающей его средой, во всех его столкновениях с этой средой, во всех его реакциях на нее, во всех противоречиях его психики, но всегда он должен изучаться как нечто единое, целостное. Наконец, психопат должен изучаться не только в течение отдельных, болезненных этапов его жизни, а по возможности на протяжении всего его жизненного пути; только тогда можно быть до известной степени гарантированным от всякого рода поспешных выводов и обобщений, только тогда можно отделить временное, случайное, преходящее от постоянного и стойкого. Эти три методологических условия кажутся нам необходимыми при изучении психопатий.

Путь, которым можно идти при изучении этого материала, думается нам, двоякий: один путь, путь испытанный, надежный, давший нам уже блестящие результаты, это — путь от болезни к здоровью, от большой сугубой психиатрии к малой, пограничной, путь, которым до сих пор шла наша дисциплина (и не только она одна) и от которого нет никаких оснований отказываться. Другой путь, если угодно, — обратный: от здоровья к болезни или, вернее говоря, путь, имеющий своим исходным пунктом не население психиатрической больницы, а обычную жизненную среду, обычную жизненную атмосферу; этот путь изучает личность в ее взаимоотношениях с окружающей средой, с акцентом на последней. Результатом чрезмерного увлечения таким взглядом является предложение заменить термин «психопат» термином «социопат», — предложение на наш взгляд и неприемлемое, и ничем неоправдываемое, а главное, слишком упрощающее эту столь сложную проблему. На этом втором пути изучения особенно много внимания уделяется вопросам воспитания, быта, профессии, ситуации. Эти два пути совершенно разные, но они не исключают, а дополняют один другой. Второй путь, думается нам, в деле изучения психопатий дал еще очень немного, но некоторые вопросы, поставленные благодаря именно этому пути, и очень интересны, и принципиально важны. Соединить, однако, эти два пути в одном исследовании, нам кажется, очень затруднительным. В нашей работе мы главным образом исходим из клинического опыта и клинического материала; другими словами мы идем первым путем, это делает нашу работу несколько односторонней; однако фактор социальный, ситуационный, в широком смысле слова, мы не только не игнорируем, а определенно подчеркиваем и имеем в виду.

Сумеем ли мы, оставаясь в пределах клинического опыта, хотя бы на известный промежуток времени дать систему психопатий? Думаем, что нет; но нам кажется не безынтересным хотя бы попытаться это сделать, попытаться дать общую систему конституциональных психопатий, отдельные части которой, может быть, окажутся незаполненными, а лишь намеченными, давая место для будущих исследований. В нашем толковании клинического материала мы дорожим гораздо больше именно общей системой, чем фактическим содержанием; этим объясняется то обстоятельство, что многих вещей, многих деталей мы совершенно не касаемся, определенно полагая, что таким изложением мы заслонили бы общий план работы. С другой стороны, из тех же соображений мы распределили наш материал не так, как обыкновенно это делается. Психопатические личности, патологические характеры всегда оказываются предметом последних заключительных глав учебников и руководств по психиатрии; мы же начинаем свое изложение именно с них, как с той основной статической базы, как с той почвы, которая приходит в колебание, в сотрясение, которая меняет свои свойства на долгий или короткий срок под влиянием тех или других факторов (динамика психопатий). Статический и динамический разрез одной и той же психопатической личности — вот принцип нашего понимания предмета, принцип, который не всегда, к сожалению, удается последовательно провести. Ясно в таком случае, что статический разрез личности, как точка приложения внешнего фактора, должен изучаться и излагаться раньше, чем ее динамика, в которую должны войти формы реакции этой личности на то или другое внешнее раздражение. Правда, в процессе жизни статика не отделима от динамики; ведь понятие о статике есть понятие в достаточной мере условное, абстрактное, почти математическое, но все же определенные свойства личности к известному моменту жизни индивидуума (к 18—20 годам) оказываются более или менее стойкими, установленными и могут быть взяты, как нечто данное, как статический материал, как исходная точка динамики. Быть может, — и это даже наверное — то, что мы описываем в статике, есть нечто производное, есть уже результат динамики; быть может, число основных типов («статических») гораздо меньше, чем взято в нашем изложении, но мы не хотели бы сказать больше того, что в настоящее время знаем; по мере роста знаний некоторые звенья нашей системы могут быть перенесены из одного ряда в другой, но это не должно нарушать всей системы. Критерий динамики, критерий развития необходимо ввести в обиход клинической психиатрии; этот критерий должен быть использован гораздо больше, чем это делается теперь, когда так много внимания уделяется изучению и анализу «состояния» больного и так мало говорится о «течении» болезни. В нашей работе изложению статического материала тоже уделено большое место, но мы бы хотели подчеркнуть, что в статике психопатий имеется в виду фактическое содержание предмета, а в динамике — главным образом типы, законы, формулы развития психопатий; конкретному изложению фактов всегда приходится уделять больше места, чем законам их развития; без первого невозможно и второе.

Огромный материал конституциональных психопатий мы пытаемся систематизировать в пределах клинически наблюдаемых фактов и в пределах современных клинических установок. Отправной точкой в нашей системе является динамический подход к психопатии: берется статика психопатии и эта психопатия изучается во всем богатстве ее проявлений под знаком динамики социальных условий жизни, динамики биологической (например, возраст), динамики патолого-клинической. Основными динамическими моментами в патологической жизни личности являются: 1) фаза или эпизод, 2) шок, 3) реакция, 4) развитие. По этой именно схеме идет дальнейший распорядок изложения.

Все общие вопросы — столь важные и интересные о характере, о темпераменте, о конституции, об индивидуальности — нами оставляются в стороне. Мы вынуждены по роду своей специальности брать вещи, явления такими, какими они наблюдаются врачом и в клинике; и в этом наше преимущество, но, быть может, в этом же еще больше и наш недостаток; мы хотели бы лишь думать, что эти наши клинические соображения могут сослужить хотя бы небольшую службу и в других областях — областях более общего характера.

www.psychiatry.ru

Медицина психиатрия психопатия

73. ВИДЫ ПСИХОПАТИИ

Возбудимая психопатия. Ведущими клиническими симптомами у личностей с данным диагнозом являются повышенная возбудимость, взрывчатость, злобность, напряженность, раздражительность, злопамятность, эгоистичность, склонность к колебаниям настроения и непредсказуемость. Они всегда недовольны, придирчивы, нетерпимы к чужому мнению. Для них характерен брутальный аффект по ничтожным поводам, нежелание ни с чем считаться.

Истерическая психопатия. Потребность быть в центре событий или обратить на себя внимание, демонстративность, театральность, стремление к оригинальности, психическая незрелость, инфантилизм. Их чувства поверхностны и неглубоки, эмоциональные привязанности нестойки, суждения противоречивы. Довольно часты колебания настроения, быстрая смена симпатий и антипатий. Для них типично сочетание внешней доброжелательности с внутренней эмоциональной холодностью.

Паранойяльная психопатия. Особая склонность к сверхценным образованиям, сочетающаяся с малой пластичностью психики, подозрительностью, повышенной самооценкой, прямолинейностью,тенденцией к лидерству и самоутверждению, обидчивостью и злопамятностью, безаппеляционностью суждений.

Тормозная психопатия. Ведущее место занимают астенические, психастенические и даже шизоидные особенности с преобладанием пассивных (тормозных) реакций на различные психотравмирующие факторы, чувства собственной неполноценности, выраженные колебанием работоспособности. Часто обнаруживается склонность к навязчивым сомнениям, стремление к постоянному самоанализу и самоконтролю, формированию различных фобий и ипохондрий.

У них постоянным является раздражительная слабость в виде вспышек аффекта при любом непосильном для них напряжении, угнетенный фон настроения тревожность, робость, застенчивость, усталость, нерешительность, неуверенность, малодушные страдания слабость влечений и даже аномальная сексуальность (импотенция, гомосексуализм, педофилия и другая патология), соматические расстройства (головные боли, плохой аппетит, нарушение сна, неприятные ощущения в области сердца, печени, желудка), плохая адаптация в коллективе, повышенная конфликтность.

Шизоидные психопатии. Наряду с ранимостью, робостью, застенчивостью, некоторой инертностью в жизненных ситуациях, констатируют такие симптомы, как интравертированность (необщительность, замкнутость, постоянный самоанализ действий и высказываний), склонность к фантазированию, отсутствие чувства юмора, мечтательность, чудаковатость, затруднения в контактах, холодность и сухость, излишняя серьезность и сентиментальность, чопорность и пафос в поведении. Однако их увлечения не оторваны от жизни, но они «нестандартны» и необычны (философско-религиозные и восточные вероучения, телепатия).

Неустойчивые психопатии. Неустойчивость интересов, привязанностей, решений, неспособность к длительной сосредоточенности и однообразной деятельности, необычная внушаемость и легкость попадания под чужое влияние: они легко вовлекаются в азартные игры, в злоупотребление алкоголем, наркотиками и их суррогатами, в сексуальные эксцессы и даже в нестандартные общественные деликты.

www.k2x2.info

72. ПСИХОПАТИЯ

Психопатия – этот вид психической патологии, имеющей особое социальное значение. Оно заключается в том, что психопатии не столько заболевания, сколько стойкие аномалии личности, характеризующиеся прежде всего дисгармонией, нарушением эмоциональной и волевой сферы и своеобразным, преимущественно аффективным, мышлением (т.е. отклоняющимся от нормального варианта типом характера и темперамента). Психопатические особенности таких лиц формируются в детстве и юности, как правило, проходят стадию акцентуации характера и развиваются на фоне биологической неполноценности (анормальности), в первую очередь головного мозга (травм и заболеваний), и заканчиваются к концу полового созревания. Эти особенности без заметных изменений сохраняются в течение всей жизни, ослабевая в пожилом возрасте. Они пронизывают личность, определяя ее структуру и характер, препятствуя полноценному приспособлению и адаптации к окружающей среде. Психопатиями страдает около одной трети населения нашей страны, но большая часть их остается вне поля зрения психиатров.

Возникновение психопатий обусловили ее классификацию по этимологии: ядерные (врожденные конституциональные), краевые (вследствие патологического влияния среды, недостатков в воспитании), органические (воздействие травм и заболеваний головного мозга).

В психиатрической практике принята иная классификация. В ее основу положены клинические особенности аномальных черт характера, и они подразделяются как возбудимая, истерическая, паранойяльная, тормозная и др.

Оценивая заключения судебно-психиатрических исследований лиц, страдающих психопатией, необходимо помнить об их повышенной чувствительности к различного рода внешним (окружающей средой) и внутренним (биологическим) воздействиям в процессе жизнедеятельности. Эти факторы во многом обусловливают клиническую картину психопатий, ее динамику и этапы течения, обострения (декомпенсации) и ремиссии (компенсации). Причем социально значимы и опасны деяния таких лиц именно на этапе психопатической декомпенсации, когда обнажаются основные патологические свойства личности (в основном при нарушении социальной адаптации). При этом возможны психопатологические реакции (кратковременные аффективные разряды) и патологическое развитие (длительное по времени).

При интерпретации результатов судебно-психиатрических исследований следует обращать внимание на оценку экспертами клинического течения и симптоматики психопатий, поскольку в зависимости от этого возможны различные варианты поведения таких лиц и этим определяется их уголовная ответственность. Они признаются невменяемыми за совершенные деяния в состоянии декомпенсации, при психопатических реакциях с потерей компенсаторных свойств, тотальных психопатических расстройствах и отсутствии социальной адаптации, необычной агрессии и злобности, неадекватности и неоднозначности и в других случаях, когда появляется необходимость приравнять эти состояния к временным психическим расстройствам (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

psy.wikireading.ru

Психопатии (расстройства личности)

— это непсихотические формы патологии (наравне с неврозами). Распространенность – 3% населения.

— это аномальные, дисгармоничные варианты характера, их отличие от нормы – особенности в эмоционально-волевой сфере, которые мешают им безболезненно приспосабливаться к окружающей действительности. Это аномалии развития эмоционально-волевой сферы психики. Интеллект – нормальный, но есть дисбаланс между ним и эмоциями (преобладание аффекта над интеллектом).

Критерии Ганнушкина-Кербикова (отличие психопатии от нормы):

1). Психопатия начинается с детства. Но диагноз ставят не ранее 16 лет, т.к. может исправиться.

2). Относительная стабильность психических черт характера.

3). Тотальность – психопатия красной нитью проходит через всю жизнь.

4). Наличие социальной дезадаптации.

Если есть только первые 2 пункта, то говорят о препсихопатии (акцентуации характера) – это предболезнь.

1). Наследственность (в 2/3 случаев – родители тоже психопаты).

2). Повреждение эмбриона, вызвавшие дисфункцию ЦНС.

3). Цепочка соматических заболеваний, особенно в первые 3 года жизни.

4). Неправильное воспитание, неполная или деформированная семья, асоциальная семья.

Кербиков заметил, что определенный тип воспитания ведет к определенной психопатии:

1). Доминирующая гиперпротекция («ежовые рукавицы») – формируется астеническая личность.

2). Потворствующая гиперпротекция (по типу «кумира семьи») – формируется личность истерического типа.

3). Воспитание в условиях эмоциональной депривации («золушка») – формируется личность дистимного или гипотимного типа (снижение настроения).

4). Воспитание в условиях гипоопеки – у ребенка не вырабатывается тормоз поведения. Формируются импульсивные или аффективно-взрывчатые личности.

3 пути действия воспитания на личность:

1). Фиксация реакций подражания.

2). Фиксация реакция протеста.

3). Прямое культивирование психопатического поведения.

По Кербикову выделяют 3 типа психопатий: конституциональные (ядерные), органические и краевые (из-за неблагоприятной среды, воспитания). Частные случаи депривационное развитие (у слепых, глухих), постреактивное развитие психопатии (после затяжного невроза или реактивного психоза) – например: посттравматическое стрессовое расстройство.

Клиническая классификация психопатий:

1). Астенические психопатии (тревожные расстройства): основные признаки:

а). Чувство постоянной психической слабости (обычные события вызывают усталость).

б). Мнительность, тревожность, повышенная ранимость (мимозоподобность).

в). Комплекс неполноценности, компенсаторная грубость.

При декомпенсации эти симптомы усиливаются м.б. суициды.

2). Конформные психопаты (зависимые, пассивные) – идут на поводу чужого мнения.

3). Шизоидная психопатия : 2 вида:

а). Сенситивные шизоиды – отгороженность от окружающих, экстравагантное поведение.

б). Экспансивные шизоиды – разговорчивые, но непонятные для других.

4). Психастеническая психопатия (ананкастность): характерно:

а). Тревожная мнительность.

б). Потеря чувства реальности – появляется деперсонализация или дереализация. Больные ярче переживают книги или фильмы, чем реальную жизнь.

в). Перфекционизм – стремление выполнить и нужные действия, и ненужные.

г). Крайняя нерешительность.

д). Наличие болезненного мудствования, самокопание.

е). Обсессии и компульсии.

5). Истероидные психопатии (гистрионическое расстройство):

Характерна демонстративность, рисовка. Эмоции – бурные, симпатии быстро сменяются антипатией. Высокий стиль речи, слабость воли (но внушаемость – только со стороны любимых людей), гипербулия.

Вместо трезвых суждений – богатые фантазии (мифомании) 2-х видов:

а). Псевдологи – врут окружающим в отношении себя.

б). Псевдо фантасты – обманывают себя в отношении окружающих (строят «воздушные замки»):

— тип Мюнхгаузена – хотят вызвать интерес,

— тип Хлестакова – примитивное вранье,

— тип Манилова – живут в мире фантазий.

6). Эмоционально-лабильные психопатии («люди минуты») – настроение меняет под влиянием незначительных внешних воздействий.

7). Неустойчивые психопатии (безвольный, диссоциативный тип) – к ним «прилипает» все антисоциальное.

8). Аффективно-взрывчатые (импульсивные) – легко возникают физиологические аффекты, но могут и патологические.

9). Эпилептоидные психопатии – повышенная возбудимость, слащавость, это – борцы за справедливость.

10). Гипертимные психопатии (прирожденные оптимисты) – смотрят на мир сквозь розовые очки.

11). Дистимные психопаты – люди с постоянно пониженным фоном настроения, тугодумы.

12). Паранойяльные психопаты – упрямые, ригидные, склонны к односторонним суждениям, считают, что все к ним придираются. Может привести к паранойяльному синдрому.

13). Ипохондрическая психопатия — мнительность в отношении своего здоровья. Если заболевают – то развиваются сверхценные, а затем бредовые идеи ипохондрического характера.

14). Перверзные психопатии (сексуальные «извращенцы»)– на первом месте – парафилии.

15). Смешанная психопатия — встречается чаще, чем чистые варианты.

1. 2/3 психопатов с возрастом компенсируются. Обычно это совпадает с появлением какого-либо увлечения. Поэтому на первом месте в лечении – нормализовать социальные факторы.

2. Психотерапия – разъяснить, научить контролировать себя.

3. Нейролептии – неолептил, сонапакс.

В стадии декомпенсации – лечить как при неврозах.

rzngmu.ru

Рубрикатор

Психопатии

Психопатия – стойкая аномалия личности с дисгармонией эмоционально-волевой сферы и своеобразным, преимущественно аффективным, мышлением. Психопатические особенности проявляются в детстве или юности и без значительных изменений сохраняются в течение всей жизни, они пронизывают всю личность, определяют ее структуру, и обычно препятствуют полноценному приспособлению личности к окружающей среде.

Для психопатии характерна триада признаков:

— стойкость характерологических нарушений;

— изменения социальной адаптации.

Она имеет особое значение в судебной психиатрии.

Выделяют психопатии возбудимого, истерического, паранойяльного, тормозимого и шизоидного круга.

Возбудимая психопатия. Ведущими особенностями характера этих лиц является повышенная возбудимость, раздражительность, взрывчатость, злобность, злопамятность, склонность к колебаниям настроения, которые обычно обусловлены внешними причинами. Им свойственна склонность к бурным проявлениям аффекта по незначительному поводу, они постоянно всем недовольны, ищут повода для придирок, чрезвычайно нетерпимы к чужому мнению, нетерпеливы, не выносят противоречий. Им свойственны эгоизм, нежелание считаться с интересами других, в том числе и близких им людей.

Истерическая психопатия. Эти лица стремятся быть постоянно в центре внимания, поэтому их поведение демонстративно, театрально, лишено простоты и естественности. Им свойственна психическая незрелость, инфантилизм, их чувства поверхностны, неглубоки, эмоциональные привязанности нестойки. Часто бывают колебания настроения, быстро сменяются симпатии и антипатии, внешняя доброжелательность может сочетаться с эмоциональной холодностью. Они повышенно внушаемы и самовнушаемы, не способны к длительному волевому напряжению. Суждения отличает противоречивость, склонность к выдумкам, фантазированию. В трудных ситуациях легко возникают истероневротические нарушения: бурные аффективные реакции с рыданиями, криками, нанесением самоповреждений, агрессией в отношении окружающих, истерические физические симптомы (истерический мутизм, сурдомутизм, астазия-абазия, нарушение чувствительности по типу «чулок»).

Паронойяльная психопатия. Этим лицам свойственна склонность к сверхценным образованиям, подозрительность, повышенная самооценка, негибкость психики. С детства они отличаются прямолинейностью, упрямством, гиперстеничностью в тенденции к лидерству и самоутверждению. Они чрезвычайно чувствительны к игнорированию их мнения, склонны преувеличивать значение возникающих у них с окружающими разногласий, крайне обидчивы и злопамятны. С возрастом эти лица становятся консервативными, ригидными, придирчивыми, мелочными. Бескомпромиссность, категоричность суждений, стремление в любой ситуации поступать по-своему, присущий им эгоизм мешают им поддерживать ровные отношения в семье и с окружающими. Легко возникающие конфликты порождают одностороннюю оценку реальных событий, их интерпретацию в плане приверженности собственной позиции. Возникающие подозрения все более подкрепляются новыми доказательствами, приобретают бредовую охваченность.

Тормозимая психопатия. В эту группу объединены лица с астеническими, психастеническими и шизоидными особенностями характера на основе свойственных им всем тормозных, пассивных реакций на различные психотравмирующие ситуации. Астеническим психопатическим личностям свойственна повышенная впечатлительность, робость, нерешительность, застенчивость, повышенная чувствительность в отношении различных внешних раздражителей, раздражительная слабость при даже незначительном эмоциональном напряжении. Фон настроения у них обычно угнетенный, легко возникает чувство тревожности, неуверенности в себе при столкновении даже с незначительными трудностями. Психастенические личности отличаются повышенной рефлексией, стремлением к постоянному самоанализу и самоконтролю, чувством собственной неполноценности, склонностью к навязчивым сомнениям. У них легко формируются различные фобии. Для всех тормозимых личностей характерна слабость влечений: плохой аппетит, отставание в половом развитии. У них часто наблюдаются вазовегетативные нарушения с расстройством сна, головной болью, кардиалгиями.

Шизоидная психопатия. Эти лица отличаются необщительностью, интровертированностью, склонностью к внутренней переработке своих переживаний. Они ранимы, робки, нерешительны, застенчивы, часто испытывают трудности контакта с ближайшим окружением. Кроме этого, у них выявляется отсутствие чувства юмора, излишняя серьезность и сентиментальность, чудаковатость и мнительность, склонность к самоанализу и рефлексии. Увлечения их нестандартны, но не оторваны от внешнего мира, касаются в основном литературы, искусства, музыки, теоретических разделов науки.

В динамике психопатий выделяют состояния компенсации и декомпенсации. Компенсация – это этап динамики психопатии, когда отмечается адаптация личности к микросреде с минимальным проявлением патологических черт характера и удовлетворительными показателями ее социальной приспособляемости. Декомпенсация – состояние обострения, обнажения всех патологических характерологических черт личности с нарушением имевшейся ранее социальной адаптации.

От психопатий следует отличать акцентуации характера как крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость для определенных психогенных воздействий при хорошей или даже повышенной устойчивости к другим.

Психопатические личности в судебно-психиатрической практике обычно признаются вменяемыми, за исключением состояний декомпенсации психопатии, в структуре которых отмечается наряду с углублением характерологических черт невротические, аффективные, бредовые переживания.

ifreestore.net