Механизм формирования неврозов

Определение понятия «невроз». Этиологические факторы и механизмы формирования неврозов

Термин «невроз» впервые был введен в повседневную практику Уильямом Кулленом в 1776 г. (W. Cullen 1710-1790). Одновременно, в психиатрический лексикон вошло прилагательное «невротический». Тогда под этим термином подразумевалось «генерализованное пораже­ние нервной системы, которое не вызвано ни какой-либо локализован­ной болезнью, ни лихорадочным заболеванием».

Из первоначального определения сохранилось только представле­ние о неврозе как психическом расстройстве, лишенном органической основы. В 30-х годах ХХ-го в. распространение в психиатрии получают идеи 3. Фрейда о том, что многие формы невроза имеют ясные психоло­гические причины. По этой причине он назвал их психоневрозами, включая сюда истерию, тревожные состояния и обсессии. Пытаясь ус­тановить причины психоневрозов, Фрейд пришел к заключению, что истоки многих из них кроются в тех процессах, которые определяют также развитие личности. Такой ход рассуждения привел к термину «невротический характер», обозначавший личность, природа которой сходна с таковой при неврозах. Взаимосвязь между неврозами и типом личности подчеркивали и другие исследователи (К. Ясперс, К. Шнай­дер, Луфборроу). Они считали, что невроз представляет собой реакцию на стресс, возникшую у личности определенного типа. В связи с таким подходом был введен новый термин «патологическая эмоциональная реакция», однако взаимосвязь между типом личности и типом реакции далеко не однозначна.

Достаточно полное определение неврозов, отражавшее взгляды рус­ской психиатрии, дал В.А. Гиляровский: «Неврозы — это болезненно переживаемые и сопровождаемые расстройствами в соматической сфе­ре срывы личности в ее общественных взаимоотношениях, вызванные психическими факторами и не обусловленные органическими измене­ниями, с тенденцией к активной переработке и компенсации».

В этом определении подчеркиваются основные критерии выделения неврозов: психогенный фактор как причина, вегетосоматические прояв­ления, личностный характер и тенденция к переработке возникших нару­шений в соответствии с социальной значимостью психической травмы.

Неврозы– это обратимые психические расстройства, обусловленные воздействием психотравмирующих факторов, протекающие с осознанием больными факта своей болезни, без нарушений отражения реального мира, и проявляющиеся в основном психогенно-обусловленными и соматовегетативными расстройствами.

Неврозы являются наиболее распространенной психогенной патологией. В последние десятилетия число больных с невротическими расстройствами неуклонно увеличивается, особенно это относится к экономически развитым странам.

Неврозы развиваются в результате воздействия длительной психической травмы, нередко на фоне переутомления, недосыпания, перенесенного соматического заболевания. Но они не приводят к нарушениям отражательно-познавательной деятельности, грубым изменениям психических функций, не нарушают адаптации больных к жизненной ситуации.

Изменившиеся межличностные отношения повлекли за собой и изменение признаков, например, частые депрессивные состояния. Этим обстоятельством и объясняется рост депрессивных «неврозов» в современном обществе. Основоположник индивидуального подхода в психологии Альфред Адлер, выделяющий невроз в отдельную категорию, писал, что, если цели, которые ставит перед собой человек, или способы их реализации, не соответствуют возможностям человека, эти цели приобретают черты фикции, становясь недостижимыми и невротическими. Невротик, по выражению Адлера, «приколочен к своим фикциям». Симптомы невроза играют защитную роль и являются бегством от реальности. Защищая человека от соприкосновения с жизненными проблемами и не позволяя ему понять секрет своей низкой самооценки, невроз является своеобразной психической компенсацией. Страдающий неврозом может чувствовать себя хорошо в связи с тем, сто он «не видит» реальности. По мнению К. Хорни, источником неврозов являются нарушенные межличностные отношения. Хорни, считая, что главной целью неврозов является получение безопасности, ставит во главу угла понятие тревоги и страха. Стремление к безопасности, одна из невротических тенденций, характеризующаяся ригидностью, проявляющейся в стремлении человека получить эту безопасность любым путем. «Шествуя» по такому канализированному пути, человек теряет способность видеть нюансы окружающего мира, теряя многое из того, в чем он мог бы участвовать с пользой для сохранения своей психофизиологической ценности.

В отечественной психиатрии всегда преобладали взгляды классичес­кой немецкой психиатрической школы на природу неврозов. Невроз рассматривался как вариант реактивного состояния, отвечающего кри­териям К. Ясперса:

• в основе лежит длительно сохраняющаяся, эмоционально значи­мая психотравма, подвергающаяся психологической переработке, с формированием и закреплением патологических форм реагиро­вания;

• она звучит в переживаниях больного;

• после дезактуализации психотравмы реактивное состояние исче­зает.

Широкое распространение в определении концепции неврозов по­лучила гипотеза динамики невротических формирований, которая ос­новывается на этапности: невротическая реакция, невротическое состоя­ние, невротическое развитие личности. Такой подход объясняет многие клинические закономерности и не противоречит современным науч­ным достижениям.

Условий для возникновения неврозов в настоящее время стало еще больше, чем несколько лет назад. Невротический срыв в принципе возможен у любого человека, однако его характер и форма определяются целым рядом факторов:

1. Факторы биологической природы – наследственность и конституция, перенесенные заболевания, беременность и роды, пол и возраст, особенности телосложения и т.д.

2. Факторы психологической природы – преморбидные особенности личности, психические травмы детского возраста, ятрогении, психотравмирующие ситуации.

3. Факторы социальной природы – родительская семья, сексуальное воспитание, образование, профессия и трудовая деятельность.

4. Общеистощающие вредности – длительное недосыпание, неправильное питание, физические и умственные нагрузки.

Этиология и патогенез невротических расстройств определяются следующими факторами.

Генетические— это в первую очередь конституциональные особен­ности психологической склонности к невротическому реагированию и особенности вегетативной нервной системы. Первые доказаны на осно­вании результатов выполнения психологических тестов (степень нейротизма), вторые определением тенденции вегетативной нервной сис­темы реагировать на стрессовые воздействия. По данным авторов, пол­ная конкордантность определяется у 40% монозиготных близнецов и у 15% дизиготных близнецов.

Факторы, влияющие в детском возрасте.Исследования, проводив­шиеся в этой области, не доказали однозначного влияния, однако нев­ротические черты и наличие невротических синдромов в детском воз­расте свидетельствуют о недостаточно устойчивой психике и об отста­вании в созревании. Особое значение влиянию психотравм раннего детства на формирование невротических расстройств уделяют психоа­налитические теории.

Личность.Факторы детского возраста способны формировать лич­ностные особенности, которые впоследствии становятся почвой для развития неврозов. Вообще, значение личности в каждом случае как бы обратно пропорционально степени тяжести стрессовых событий в мо­мент начала невроза. Так, у нормальной личности невроз развивается лишь после серьезных стрессовых событий, например неврозы военно­го времени.

Невроз как нарушение научения.Здесь представлены теории двух типов. Сторонники теорий первого типа признают некоторые этиологи­ческие механизмы, предложенные Фрейдом, и пытаются объяснить их с точки зрения механизмов научения. Так, вытеснение при этом тракту­ется как эквивалент научения избеганию; эмоциональный конфликт приравнивается к конфликту приближения — уклонения, а смещение — к ассоциативному научению. Теории второго типа отвергают идеи Фрейда и пытаются объяснить невроз, исходя из понятий, заимствован­ных в экспериментальной психологии. При этом тревога рассматрива­ется как стимулирующее состояние (импульс), тогда как другие симп­томы считаются проявлением усвоенного поведения, подкреплением для которого служит вызываемое ими снижение интенсивности этого импульса.

Факторы окружающей среды(условия жизни, труда, безработица и т.п.). Неблагоприятная обстановка; в любом возрасте наблюдается чет­кая взаимосвязь между психологическим здоровьем и показателями со­циального неблагополучия, такими как непрестижный род занятий, безработица, бедность домашней обстановки, теснота, ограниченный доступ к благам, таким как транспорт. Вероятно, неблагоприятная со­циальная обстановка увеличивает степень дистресса, но вряд ли высту­пает этиологическим фактором в развитии более тяжелых расстройств. Неблагоприятные жизненные события (одна из причин — отсутствие в социальном окружении защитных факторов, а также внутрисемейные неблагоприятные факторы).

Достаточно четко все эти факторы были суммированы в теории «барьера психической резистентности» (Ю.А. Александровский) и раз­витии невротического расстройства в тех случаях, когда этот барьер недостаточен для противодействия психотравме. Этот барьер как бы вбирает в себя все особенности психического склада и возможности ре­агирования человека. Хотя он базируется на двух (расчленяемых лишь схематично) основах — биологической и социальной, но по существу является их единым интегрированным функционально-динамическим выражением.

Морфологические основы неврозов.Доминировавшие представле­ния о неврозах как функциональных психогенных заболеваниях, при которых в мозговых структурах отсутствуют какие-то морфологичес­кие изменения, в последние годы подверглись существенному перес­мотру. На субмикроскопическом уровне выделены церебральные изме­нения, сопутствующие изменениям ВНД при неврозах: дезинтеграция и деструкция мембранного шипикового аппарата, уменьшение числа ри­босом, расширение цистерн эндоплазматического ретикулума. Отмече­на дегенерация отдельных клеток гиппокампа при экспериментальных неврозах. Общими проявлениями адаптационных процессов в нейронах мозга считаются увеличение массы ядерного аппарата, гиперплазия ми­тохондрий, нарастание числа рибосом, гиперплазия мембран. Изменя­ются показатели перекисного окисления липидов (ПОЛ) в биологичес­ких мембранах.

Разнообразные события окружающего мира, лавинооб­разный поток информации, изменение социального поло­жения и взаимоотношений между людьми — все это влия­ет на психику человека и вызывает различные формы реа­гирования на отрицательное воздействие. А при определен­ных условиях все это может обернуться факторами, созда­ющими дополнительное болезненное напряжение в душев­ной жизни конкретного человека.

Являясь функциональной патологией, неврозы при адекватной современной терапии, как правило, полностью излечиваются.

mydocx.ru

ЭТИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ И МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ НЕВРОЗОВ

Генетические — это в первую очередь конституциональные особен­ности психологической склонности к невротическому реагированию и особенности вегетативной нервной системы.

Факторы, влияющие в детском возрасте. Исследования, проводив­шиеся в этой области, не доказали однозначного влияния, однако нев­ротические черты и наличие невротических синдромов в детском воз­расте свидетельствуют о недостаточно устойчивой психике и об отста­вании в созревании. Особое значение влиянию психотравм раннего детства на формирование невротических расстройств уделяют психоа­налитические теории.

Личность. Факторы детского возраста способны формировать лич­ностные особенности, которые впоследствии становятся почвой для развития неврозов. Вообще, значение личности в каждом случае как бы обратно пропорционально степени тяжести стрессовых событий в мо­мент начала невроза. Так, у нормальной личности невроз развивается лишь после серьезных стрессовых событий, например неврозы военно­го времени.

Предрасполагающие черты личности бывают двух видов: общая склонность к развитию невроза и специфическая предрасположенность к развитию невроза определенного типа.

Невроз как нарушение научения. Здесь представлены теории двух типов. Сторонники теорий первого типа признают некоторые этиологи­ческие механизмы, предложенные Фрейдом, и пытаются объяснить их с точки зрения механизмов научения. Так, вытеснение при этом тракту­ется как эквивалент научения избеганию; эмоциональный конфликт приравнивается к конфликту приближения — уклонения, а смещение — к ассоциативному научению. Теории второго типа отвергают идеи Фрейда и пытаются объяснить невроз, исходя из понятий, заимствован­ных в экспериментальной психологии. При этом тревога рассматрива­ется как стимулирующее состояние (импульс), тогда как другие симп­томы считаются проявлением усвоенного поведения, подкреплением для которого служит вызываемое ими снижение интенсивности этого импульса.

Факторы окружающей среды (условия жизни, труда, безработица и т.п.). Неблагоприятная обстановка; в любом возрасте наблюдается чет­кая взаимосвязь между психологическим здоровьем и показателями со­циального неблагополучия, такими как непрестижный род занятий, безработица, бедность домашней обстановки, теснота, ограниченный доступ к благам, таким как транспорт. Вероятно, неблагоприятная со­циальная обстановка увеличивает степень дистресса, но вряд ли высту­пает этиологическим фактором в развитии более тяжелых расстройств. Неблагоприятные жизненные события (одна из причин — отсутствие в социальном окружении защитных факторов, а также внутрисемейные неблагоприятные факторы).

Достаточно четко все эти факторы были суммированы в теории «барьера психической резистентности» (Ю.А. Александровский) и раз­витии невротического расстройства в тех случаях, когда этот барьер недостаточен для противодействия психотравме. Этот барьер как бы вбирает в себя все особенности психического склада и возможности ре­агирования человека. Хотя он базируется на двух (расчленяемых лишь схематично) основах — биологической и социальной, но по существу является их единым интегрированным функционально-динамическим выражением.

Морфологические основы неврозов. Доминировавшие представле­ния о неврозах как функциональных психогенных заболеваниях, при которых в мозговых структурах отсутствуют какие-то морфологичес­кие изменения, в последние годы подверглись существенному перес­мотру. На субмикроскопическом уровне выделены церебральные изме­нения, сопутствующие изменениям ВНД при неврозах: дезинтеграция и деструкция мембранного шипикового аппарата, уменьшение числа ри­босом, расширение цистерн эндоплазматического ретикулума. Отмече­на дегенерация отдельных клеток гиппокампа при экспериментальных неврозах. Общими проявлениями адаптационных процессов в нейронах мозга считаются увеличение массы ядерного аппарата, гиперплазия ми­тохондрий, нарастание числа рибосом, гиперплазия мембран. Изменя­ются показатели перекисного окисления липидов (ПОЛ) в биологичес­ких мембранах.

bib.social

Механизм формирования неврозов: психобиологический подход

В основе этой концепции лежит представление, что поведение человека диктуется взаимодействием осознанных и неосознанных мотивов, вытекающих из основополагающих потребностей. Осознаваемые мотивы тесно связаны с требованиями социальной среды и определяются этими требованиями, которые отражают интересы не отдельного индивида, а всего общества в целом и в определенном смысле являются как бы внешними по отношению к глубинным потребностям человека. Эти последние носят эгоистический характер, и их бесконтрольное удовлетворение привело бы к нарушению социальных норм и конфликту с другими членами общества, поставило бы под угрозу общественную мораль и нравственность. Поэтому осознанное поведение человека определяется в основном мотивами, навязанными ему обществом, а неприемлемые для социума (и соответственно для индивидуального сознания) мотивы подвергаются вытеснению из сознания. Что такое вытеснение?

Мы уже писали об этом первой главе, но, как говорил Шоу, то, что всем известно, никогда не мешает повторить еще раз. Вытеснение — это удаление мотивов из сознания. При этом вытесненные мотивы не могут быть реализованы (удовлетворены) в целенаправленном осознанном поведении, но в то же время они сохраняются в нашем бессознательном и нисколько не уменьшаются в своей интенсивности. Они бурлят под крышкой сознания, как кипящая вода в закрытом котле, постоянно угрожая взрывом, и становятся источником различных невротических симптомов.

Так, классический психоанализ рассматривал истерические конверсионные симптомы (такие, как истерический паралич конечностей, истерическую слепоту и глухоту, истерическое нарушение глотания, истерические расстройства чувствительности) как символические выражения вытесненных мотивов и неосознанных конфликтов. А не имеющая ясной причины «свободно плавающая» тревога понималась как отражение на уровне ощущений того эмоционального напряжения, которое должно вызывать постоянное кипение неудовлетворенных и неосознанных страстей. Поскольку мотивы неосознаны, человеку непонятен источник его беспокойства, но беспокойство от этого становится только сильнее.

Однако уже здесь проявились противоречия и недоговоренности классического, фрейдовского психоанализа. Так, если истерические симптомы это символическое выражение вытесненных мотивов, то что при этом происходит с самими мотивами? Остаются ли они вытесненными? Если это так, то истерическая симптоматика должна сочетаться со свободно плавающей тревогой. Но клинические наблюдения этого не подтверждают: чем ярче истерические симптомы, тем меньше свободная тревога. Повидимому, смутно ощущая беспокойство от этого противоречия и будучи не в состоянии отказаться от идеи о вытеснении как основе истерической конверсии, З.Фрейд в последующих работах утверждал, что вытеснение это защита от тревоги. Но как быть в таком случае с первым утверждением (неоднократно подтвержденным клинически) что вытеснение тревогу вызывает? И откуда, если не от вытеснения, вообще берется неопределенная тревога?

Последующее развитие психодинамическои концепции помогло эти противоречия устранить. Несколько лет назад я предпринял попытку объединить различные подходы в рамках внутренне непротиворечивого единого представления. Вытеснение, как и все остальные нормальные механизмы защиты, призвано защищать человека не от тревоги, а от распада целостного поведения и интегрированного сознания. Без этих механизмов поведение диктовалось бы одновременно противоположно направленными мотивами и распалось бы. Защищается механизмами защиты прежде всего целостный Образ «Я», интегрирующий поведение и сознание. Представление об образе Я интенсивно разрабатывалось в психологии на протяжении последних десятилетий профессорами Эриксоном, Когутом и другими представителями «психологии личности». В соответствии с этими представлениями, социальные нормы не являются как бы навязанными личности извне, а естественно входят в структуру личности в качестве внутренних потребностей, участвуют в формировании образа «Я», и более того, в этом качестве социальных мотивов серьезно трансформируют характер и даже само функционирование первичных биологических потребностей. Человеческая психика — это не слоеный пирог, где над слоем первичных потребностей (инстинкта самосохранения и размножения) надстраивается, не смешиваясь с ним, слой социальных потребностей в признании, понимании, доминировании и любви, а еще выше располагается слой идеальных потребностей в познании, творчестве и гармонизации мира. Абсурдно представлять себе, что под тонким слоем духовности творца комфортно располагаются агрессивность и всеядность крокодила в их первозданной примитивности. Все компоненты психики взаимно влияют друг на друга. После формирования потребностей более высокого ранга и первичные потребности не остаются в их исходном состоянии. Инстинкт самосохранения у человека с развитой потребностью в самоуважении не такой же, как до формирования этой потребности, его уже нельзя рассматривать в отрыве от образа «Я». Именно поэтому человек с развитым образом «Я» скорее готов погибнуть, чем убить ребенка, и может голодать, но не пойдет красть. Настоящие внутренние конфликты это не конфликты между эгоистическими, первичными побуждениями и навязанными извне социальными нормами, а гораздо более глубокие, в которых усвоенные с детства и присвоенные личностью в результате долгого и мучительного становления социальные потребности являются не менее «эгоистическими», не в меньшей степени определяющими образ «Я», личность, чем любые другие эгоистические потребности. Потому и конфликт носит глубокий и затяжной характер, и вытеснение, сохраняя целостность поведения, действительно вызывает тревогу.

Что же касается истерических симптомов, то их следует понимать как невербальное поведение, в котором вытесненные мотивы находят не символическое выражение, а разрешение, реализацию точно так же, как осознаваемые мотивы находят разрешение в целенаправленном поведении. Основное условие при этом сохранено — человек по-прежнему ничего не знает о своих неприемлемых мотивах, о причинах и механизмах своего истерического поведения, поскольку это поведение невербальное, подчиненное правому полушарию, бессознательное (отнюдь не случайно 9/10 всех истерических параличей и нарушений чувствительности носят левосторонний характер, т.е. захватывают левую половину тела, контролируемую правым полушарием). Но тем не менее это своеобразный способ невербального решения конфликта в поведении (например, при истерическом параличе больной не может делать то, чего бессознательно делать не хочет, а при истерической слепоте он не видит того, что ему неприятно и провоцирует чувство вины или стыда). И пока есть симптом, пока конфликт решен (хотя, разумеется, не окончательно и не лучшим способом), нет тревоги, ибо нет и вытеснения. Неосознание конфликта осуществляется здесь не за счет вытеснения, а за счет отщепления невербального поведения от всего остального поведения, регулируемого сознанием.

Разумеется, если человека насильственно лишают истерического симптома, вытеснение вступает в свои права и возникает тревога со всеми ее признаками и следствиями. Это неоднократно подтверждено экспериментально. Так, однажды В.П.Райков рассказал мне следующую историю. Муж привел к нему свою жену, страдавшую от невозможности проглотить пищу. Она давилась во время еды и кусок, что называется, не лез в горло. Райков быстро убедился, что это истерическое нарушение глотания, и в глубоком гипнозе сумел устранить этот симптом. Но через пару недель муж пришел к нему опять с необычной просьбой. «Доктор, сказал он, нельзя ли сделать так, чтобы она опять не глотала? Пока она не глотала, проблема была только с едой, а в остальном все было спокойно. А теперь она ест, но целый день в очень беспокойном состоянии, плачет, плохо спит, терзает всю семью и вообще места себе не находит».

Свободно плавающая тревога действительно вызывает все эти симптомы и субъективно очень тяжело переносится. Человеку трудно приспособиться к тому, что его эмоциональное напряжение не имеет никакой видимой причины, и соответственно совершенно непонятно, что делать для его устранения. В такой неопределенной ситуации долго пребывать невозможно, и человек неосознанно ищет, к чему можно было бы «привязать» эту «свободно плавающую» тревогу. Вот здесь и приходят на выручку невротические механизмы защиты и предоставляют человеку возможность псевдообъяснения его состояния. Именно невротические механизмы защиты, а не вытеснение, помогают устранить тревогу. Человек внезапно осознаёт, что в действительности его беспокоит состояние его здоровья, неприятные ощущения со стороны внутренних органов. Для этих неприятных ощущений есть даже определенная база: тревога сама по себе вызывает колебания пульса и давления, меняет перистальтику кишечника, учащает дыхание. Все это выражено в умеренных пределах и носит функциональный, обратимый характер, но этих изменении достаточно для возникновения первичных соматических ощущений. Человек сосредотачивается на них, ему начинает казаться, что он тяжело болен, что именно это причина его беспокойств и первооснова всех его эмоциональных проблем. Появляется реальная цель деятельности, он ходит от врача к врачу, проходит обследования, следит за своими ощущениями, ищет лекарства, не удовлетворяется уверениями, что ничего серьезного нет. Тревога сменяется ипохондрическим неврозом.

Другой вариант — возникновение необоснованных страхов (фобий). Человек боится закрытых или открытых пространств (кому как повезет), боится умереть во сне или заболеть от инфекции, переданной через рукопожатие. Невозможно перечислить все возможные объекты такого страха, важно, что в каждом случае предпринимаются героические усилия, чтобы избежать ситуаций, которые эти страхи провоцируют. Появляется реальная цель в жизни и ее смысл (извращенный, разумеется). Тревога исчезает, развивается фобический невроз с вполне конкретными, хотя и нелепыми страхами. И любое переубеждение бесполезно, ибо в основе страхов лежит вызванная вытеснением невыносимая неопределенная тревога.

Как можно объяснить невроз с более широких психобиологических позиций? Давайте применим и здесь концепцию поисковой активности. Что такое вытеснение? Это отказ от попытки реализовать неприемлемый мотив в поведении и одновременно отказ от попытки интегрировать этот мотив с другими, приемлемыми для личности. В сущности, это чисто человеческая форма отказа от поиска, вариант пассивно-оборонительного поведения. У здоровых людей такая реакция тоже бывает сплошь и рядом, но на помощь тут же приходят сновидения, в которых преодолевается отказ от поиска, восстанавливается поисковая активность и ослабляется феномен вытеснения. Это уже не только теория: блестящие эксперименты моего коллеги и друга, профессора Рамона Гринберга и его сотрудников из Гарвардского университета, подтвердили, что у лиц с высокой силой «Я», т.е. не склонных к дезинтеграции поведения, лишение быстрого сна и сновидений усиливает защиту по типу вытеснения. Они поставили очень красивый эксперимент с использованием так называемого «феномена Зейгарник».

Б.В.Зейгарник, крупный ученый из Москвы, в юности училась у выдающегося немецкого психолога Курта Левина и поставила там следующий эксперимент. Испытуемым давалась серия задач, и некоторые из них им не позволяли решить до конца. Когда спустя длительное время их просили припомнить содержание всех предложенных задач, выяснилось, что лучше всего запоминаются условия тех задач, которые не удалось решить до конца. Вероятно, связанное с неудачей эмоциональное напряжение позволяет здоровому человеку запомнить именно эти задачи. Думаю, это важный механизм, позволяющий человеку извлекать урок из прошлого опыта неудач и поражения. Но оказалось, что это возможно только тогда, когда хорошо работают компенсаторные механизмы защиты и быстрый сон. Потому что при лишении быстрого сна испытуемые Р.Гринберга забывали как раз нерешенные задачи, т.е. усиливался механизм вытеснения.

У больных неврозом система быстрого сна и сновидений оказывается неполноценной (мы уже писали об этом), реакция отказа от поиска (вытеснение) не компенсируется, появляется свободно плавающая тревога и на ее базе другие невротические расстройства. Развитие же ипохондрического, фобического и других форм невроза можно рассматривать как проявление неправильно ориентированного поиска. Эта идея находит подтверждение в результатах наших исследований: мы обнаружили, что чем выраженней ипохондрические расстройства, тем меньше объективные проявления психосоматоза (например, тем меньше размер язвы двенадцатиперстной кишки). Ипохондрия, характеризуясь поисковым поведением, как бы защищает человека от катастрофического развития психосоматоза, разумеется, если он способен на ипохондрическое поведение.

Концепция поисковой активности позволяет связать психодинамическую концепцию неврозов с современными представлениями о биологии мозга. Еще З.Фрейд настаивал, что неврозы уходят корнями в конфликты и психотравмы раннего детства. Это наблюдение хорошо согласуется с тем, что в раннем детстве есть исходная, физиологическая готовность к отказу от поиска в ответ на любые угрожающие ситуации. Связано это с недостаточно зрелыми механизмами поискового поведения, и постепенно в процессе правильного развития и воспитания эта тенденция преодолевается. Однако если до ее преодоления, на фоне доминирующего отказа от поиска, разворачиваются тяжелые психотравмирующие переживания, связанные с конфликтами родителей или неправильным воспитанием, отсутствием соразмерной поддержки со стороны родителей, тогда тенденция к отказу от поиска закрепляется и впоследствии легко может трансформироваться в реакцию вытеснения; механизмы защиты от вытеснения (сновидения), связанные с развитием образного мышления, страдают также из-за отсутствия эмоционального контакта с близкими людьми. Таким образом, концепция поисковой активности выводит психодинамическую концепцию из «психологической» изоляции и вводит ее в круг естественнонаучных концепций о функции мозга и поведения.

flogiston.ru

Стадии формирования невроза.

Симптомы невроза являются его следствием, а не причиной, как полагают многие невротики.

Так как невроз является сложным состоянием в психике человека, то многие стадии формирования могут накладываться друг на друга и идти параллельно. Вместе с тем, их четкий порядок можно проследить, если рассматривать отдельно каждое значимое противоречие или внутриличностный конфликт.

Выделяются следующие стадии формирования невроза:

1. Предрасположенность. У гармоничной личности и у личности, не склонной к формированию внутриличностных конфликтов, невроз не возникнет, хотя возможны отдельные кратковременные невротические реакции. К предрасположенности относятся невротические ценности, алгоритмы, непоследовательность и противоречивость личности, завышенные ожидания от себя и от жизни, проблемы с выбором и др.

2. Формирование конфликта. В самом начале человек осознает, что в его жизни появилась некая проблема, которую нужно решить, выбрав один из взаимоисключающих вариантов, либо создать третий компромиссный вариант. Проблемы могут быть следующими: жить и общаться с партнером или нет, менять работу или нет, переезжать на другое место жительства или нет и т.д. В сознании появляется масса мыслей «за» и «против», усиливается чувство неудовлетворенности и эмоциональной напряженности.

3. Попытка решить возникший конфликт. Сомнения в выборе того или иного взаимоисключающего варианта могут приводить человека к метанию от одного решения к другому, как внутри психики, так и в реальной жизни. Это характерно при повторных расставаниях и встречах с партнером в отношениях, многократных переездах, смене места работы и т.п. Даже если человек остановился на одном из физических вариантов решения, это не означает, что внутри себя он тоже определился. То есть физическое решение при неврозах не равно психологическому, внутреннему решению, которое сохраняет в себе внутриличностный конфликт, переходящий в следующую стадию. На данном этапе напряжение и неудовлетворенность жизнью повышаются многократно. И человек понимает, с чем это связано. Это сознательный этап, последний, при котором можно избежать входа в невротический многолетний (часто пожизненный) способ существования. Неспособность решить сознательный конфликт одерживает победу над интуитивно понятным выбором и здравым смыслом.

4. Помощь бессознательного в решении конфликта (подробнее см. в Примечании). Через какое-то время после безуспешных попыток сознательного решения (у всех это время разное: от нескольких часов до нескольких лет), внутриличностный конфликт перемещается с сознательного уровня в область бессознательного. Наше бессознательное выступает здесь как последний защитник перед человеческой слабостью и неспособностью самостоятельно решать проблемы в своей жизни. После этого весь процесс невроза переходит в управление к бессознательному, и человек лишается способности самостоятельно от него избавиться. При этом чувство неудовлетворенности и зацикленности на процессе решения и выбора может полностью исчезнуть. Человеку кажется, что он справился, решил неразрешимый клубок желаний и противоречащих им обстоятельств. Жизнь возвращается в прежнее русло, и какое-то время могут полностью отсутствовать негативные эмоции, чувства и невротические симптомы. Но одновременно с сознательным успокоением начинается борьба этого же конфликта (или нескольких) в бессознательном. Сначала оно пытается просто поглотить все негативные переживания. Но объем для удержания напряжения ограничен (у всех он разный, этим моментом объясняется разница во времени между сознательным успокоением и началом симптомов). В итоге противоречащие желания внутри бессознательного не находят решения и выхода (вход в сознание прочно закрыт механизмами психологических защит, как клапан в одну сторону), из-за чего резонируют и усиливаются. Возникает повторное напряжение, но уже никак не связанное с изначальным конфликтом. Происходит переход к следующему этапу. Этот переход может быть как резким (нервный срыв), так и постепенным. Многое зависти от личности, самого конфликта и окружающих условий, благоприятствующих возникновению или его решению.

5. Появление симптомов. Эта стадия часто имеет символическое значение, так как структура симптомо-комплекса отражает структуру изначального конфликта. Бессознательное больше не может удерживать внутреннее напряжение и решает бороться с актуальным конфликтом при помощи болезни. Способ выбирается не случайно, это единственный доступный способ решения конфликта в арсенале бессознательного, при условии, что сознательно человек не смог его решить. Все симптомы и синдромы имеют функциональный характер. Важно отметить, что это никак не противоречит наличию у человека настоящих заболеваний, которые могут только обостряться под воздействием общего нервного напряжения, создающего благоприятные условия для нарушения в автоматической работе организма. Симптомы и синдромы проявляются, главным образом, через вегетативную нервную систему, которая прочно связана с одной стороны с психикой и с нашими эмоциями, а с другой – с телом и его функциями. При любом эмоциональном возбуждении, негативном или позитивном, активизируется вегетативная нервная система. Если это возбуждение длительное и насыщено негативными эмоциями и чувствами, то работать она будет в напряженном режиме, нарушая функционирование различных систем организма. Диапазон симптоматики огромен и может быть описан любым функциональным нарушением любой системы организма — от нервной системы до снижения иммунитета и гормональных расстройств. Параллельно появляются психологические симптомы: тревога, страхи, панические атаки, раздражение, неудовлетворенность, нарушение памяти и многие другие.

6. Выгода невроза. Закрепившись в бессознательном, невроз помогает с помощью симптомов решить изначальный конфликт (или несколько противоречий), делая человека «слабым» и зависимым от других и от своей болезни. Наступает длительный период невротической адаптации. Как ни странно, но многих людей он больше устраивает, чем проблемы, связанные с решением изначального конфликта.

Примечание. Подробнее 4-й этап выглядит следующим образом:

Главным механизмом, позволяющим передать функцию решения конфликта из сознания к бессознательному, является вытеснение.

Вытеснение (подавление, репрессия) переводит из сознания в бессознательное неприемлемую информацию (например, противоречащую морали) либо подавляет негативные переживания. Подавляться может любая информация и чувства, даже те, которые имеют положительный эффект на психику. Но в результате работы «цензуры» и грубого несовпадения с моделью мира они подавляются.

Вместе с тем, по закону сохранения энергии, все, что подавлено, никуда из нас не уходит, а лишь трансформируется в другие формы, запуская еще более патологические процессы. До определенного уровня мы можем копить негативную информацию или чувства (толерантность бессознательного к негативу), в лучшем случае мы можем полностью растворять небольшой негатив в своем бессознательном, но возможности его не велики, поэтому получается, что в большинстве случаев накопленная негативная информация и/или чувства ищут себе выход через другие пути проявления. Так как вытеснение работает по принципу клапана — пропускает чувства и информацию только в сторону бессознательного, не давая ей возможности выйти обратно, — то информации ничего не остается делать, как видоизменяться, чтобы выразиться вверх (в психику) в виде тревоги, гнева, бессонницы, или вниз (в тело) в виде психосоматизации конверсионных синдромов.

После того как негативные чувства накопились до критического уровня, они неизбежно будут вызывать чувство напряжение в бессознательном (как напряжение в компьютере, который без перерывов работает на полную мощность длительное время). Это напряжение будет легко проникать в любые слои психики, в том числе и в сознание.

Чувство напряжения осознается нами, и далее, в зависимости от нашей личности, будет трансформироваться либо в чувство общей тревоги (переходя в различные фобии), либо в чувство общей раздражительности, которое со временем тоже будет трансформироваться в раздражительность или гнев на человека, группу людей или событие.

Еще одним из симптомов невротизированного образа жизни является бессонница, которая появляется как следствие напряженности внутри бессознательного.

Когда большая часть подавленных чувств ушла глубже в нервную систему, нарушая работу вегетативной нервной системы, появляется психосоматика. Симптомы могут быть абсолютно разные, в целом можно отметить функциональные нарушения той или иной системы организма — от терморегуляции и кома в горле до понижения иммунитета и, как следствие, частых простудных заболеваний. Наиболее часто встречаются психосоматические расстройства в виде напряжения в скелетной мускулатуре (ком в горле, напряжение мышц шеи, плечевого пояса, спины, как следствие обострение остеохондроза), гипертонии или гипотонии (колебания артериального давления и пульса), головокружения, повышенной утомляемости, общей слабости, С.Р.К., невроза сердца и др.

yarin.expert