Миронова са Заикание

Жить здорово!

Как избавиться от заикания? Жить здорово! Фрагмент выпуска от 23.11.2016

Код для встраивания видео

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16×9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Заикание — серьезная проблема в детском возрасте, оно затрудняет обучение и может вызвать насмешки сверстников. Но во взрослом состоянии заикание может стать гораздо более серьезной проблемой. В каких случаях при заикании обязательно нужно сделать МРТ головы, и как в лечении этого состояния может помочь пение?

Вместе с этим смотрят

Герман Гандельман и Дмитрий Шубин о проекте «Жить здорово!» в эфире программы «Доброе утро» от 13.10.2017

Елена Малышева и Дмитрий Шубин о проекте «Жить здорово!» в эфире программы «Доброе утро» от 02.10.2017

Худеем с Марком Гальпериным. Жить здорово! Фрагмент выпуска от 10.02.2016

Записки кардиолога Германа Гандельмана. Жить здорово! Фрагмент выпуска от 13.03.2018

Елена Малышева о проекте «Жить здорово!» в эфире программы «Доброе утро» от 22.09.2017

Генетический тест. Герман Гандельман. Здоровье. Фрагмент выпуска от 20.11.2016

Сбрось лишнее — выиграй миллион. Марк Гальперин. Здоровье. Фрагмент выпуска от 30.10.2016

Генетический тест. Узнаем прошлое Дмитрия Шубина. Здоровье. Фрагмент выпуска от 13.11.2016

Личный список Елены Малышевой. Александр Румянцев. Здоровье. Фрагмент выпуска от 17.07.2016

Личный список Елены Малышевой. Игорь Бранован. Здоровье. Фрагмент выпуска от 17.09.2017

Личный список Елены Малышевой. Лейла Адамян. Здоровье. Фрагмент выпуска от 03.04.2016

Личный список Елены Малышевой. Михаил Коновалов. Здоровье. Фрагмент выпуска от 11.02.2018

Самое популярное

Рекомендуем

Последние обновления

Мои подписки:

© 1996-2018, Первый канал. Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено.
При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.
Код для вставки в блоги и другие ресурсы, размещенный на нашем сайте, можно использовать без согласования.

Онлайн-трансляция эфирного потока в сети интернет без согласования строго запрещена.
Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Первого канала.
Заявка на организацию трансляции.

Справочная Первого канала тел. +7 (495) 617-73-87

www.1tv.ru

Заикание (откуда берётся и как убирать)

Мало кто любит говорить о своих «недостатках» вообще (даже если они были в прошлом), тем более показывать явно_видимые (явно_слышимые). Если внутреннюю «болячку» снаружи не видно, а лысину на голове можно кепкой прикрыть, то заикающийся, только открыв рот, сразу всё о себе в этом плане и «рассказывает». Конечно, заикание не рак, подумаешь, мол, велика беда! Руки-ноги целы, и ладно! Но тот, кто сам находится в этой «шкуре», думает и ощущает совершенно иначе, и часто жизнь человека с заиканием — это один сплошной кошмар (возможно, с перерывом на сон. ).

Я там был. Я заикался больше 30 лет (с пятилетнего возраста), и психология помогла мне убрать это из себя. Теперь я помогаю сделать это и другим людям.

Лично в моём случае и «попасть туда», и выйти «оттуда» оказалось очень просто . Но люди — разные. Механизм проявления заикания — один. Механизмов (возможностей) возникновения заикания — ограниченное число. А вот механизмов (возможностей) выхода оттуда — вагон и маленькая тележка.

Итак, способы выхода оттуда описаны в конце этого поста (самые простые способы) и — по этой ссылке: «Дневник (когда-то) заикавшегося психотерапевта» — там мой дневник на одном из форумов, «посвящённом» вопросам заикания, описан мой личный опыт, профессиональная практика, да и просто «мысли вслух». Материала там много, но выберите время, почитайте не урывками, а всё подряд — будет полезно и для решения конкретных вопросов, и для общего понимания )))))

— с точки зрения Биологических Законов — это активная СБП для мускулатуры гортани, т.е. — конфликт внезапного испуга (для правшей) либо конфликт территориальной угрозы (для левшей), плюс, если человек «залип» в своём заикании — конфликт самообесценивания.

Каждая СБП, которая имеет разрешение конфликта, также имеет (внутри фазы восстановления) эпилептический и/или эпилептоидный кризис (между PCL — A -фазой и PCL — B -фазой), т.е. переход от фазы отёка к фазе рубцевания в самой «низкой точке» ваготонии. Эпилептические припадки с мышечными спазмами это особая форма эпикризиса после разрешения двигательных конфликтов. Территориальные конфликты в эволюционном плане это самые «продвинутые» конфликты, реагировать на которые наши предки «научились» позже всего, тогда, когда у них появилась кора головного мозга. Соответственно, реле для запуска этих конфликтов находятся в коре головного мозга.

У каждого человека, независимо от пола, правая часть коры отвечает за «мужской тип реакции» на территориальный конфликт, а левая часть коры отвечает за «женский тип реакции».

На схеме выше:
Реле 3 – это реле мускулатуры гортани (двигательный центр, отвечающий только за движения (функционирование) мышц. Структурно, на уровне ткани, мышцы относятся к новой мезодерме и управляются из паренхимы больших полушарий головного мозга (белое вещество) с реакцией на конфликт самообесценивания). Этот же центр является центром речи — центр Брока (отвечает за заикание);
Реле 4 – это реле мускулатуры бронхов (двигательный центр);
Реле 5 – реле плоского эпителия слизистой гортани;
Реле 6 — реле плоского эпителия слизистой бронхов.

Женский тип реакции (левое полушарие)
Биологический конфликт Конфликт, связанный со страхом-испугом. Конфликт неспособности говорить (например, потеря голоса из-за абсолютно неожиданной опасности = женская реакция, мужчина немедленно ответил бы активной защитой, например «громким рыком» или атакой).

Активная фаза конфликта (СА-фаза) Изъязвление плоского эпителия гортани. Поскольку слизистая гортани, как и слизистая бронхов, реагирует на активный конфликт согласно «паттерну наружной кожи», то сам процесс изъязвления в области гортани и/или голосовых связок, как правило, не замечается. Голос может изменяться, часто без боли (гипестезия = онемение). Затруднения, связанные с произнесением слов, например, при так называемом «инсульте» с частичным двигательным параличом глоточной мускулатуры.

Биологический смысл Расширение за счёт образования язв просвета гортани с одновременным расслаблением мускулатуры гортани, что позволяет увеличить поток вдыхаемого воздуха.

Фаза восстановления (PCL-фаза) После разрешения конфликта, в PCL -фазе происходит пролиферация клеток ранее изъязвлённых / некротизированных участков и восстановление язв, с отёком, гиперестезией, зудом и болезненностью слизистой гортани. В этот момент изменяется голос. Традиционная медицина диагноз «болезни» ставит во время этой фазы исцеления (восстановления).
.

Заикание, по всей видимости, в большинстве случаев может являться сочетанным феноменом, но в любом случае основную долю в этой симптоматике имеет именно СБП для мускулатуры ( челюсти, языка, гортани), а также голосовые связки. Все двигательные функции поперечно-полосатой мускулатуры нашего тела контролируются двигательной (моторной) корой головного мозга.

К заиканию, помимо прочего, может привести двигательный конфликт (запрет или невозможность говорить) в сочетании с конфликтом самообесценивания («я не могу говорить хорошо»), а также конфликт смертельного испуга . При этом задействованными могут быть: мускулатура челюсти, языка, гортани, а также голосовые связки. Центр речи — центр Брока (который отвечает также за гортань) располагается в коре головного мозга слева, в передне-боковой области (мышцы гортани + двигательный центр речи).

Ещё раз напомню о разделении заикания на две формы (о которых часто говорят логопеды): тоническую, при которой возникает пауза в речи, либо какой-то звук растягивается, и клоническую, характеризующуюся повторением отдельных звуков, слогов или слов. Также выделяют смешанную форму заикания, при которой наблюдаются и тонические, и клонические судороги.

Каждую СБП отличает свой эпилептический (моторный) или эпилептоидный (например, сенсорный) криз. В случае моторного конфликта мы говорим об эпилептическом припадке (= эпилептическом кризе).

Важно знать, что, хотя при моторно-эпилептическом кризе поперечно-полосатых мышц и присутствует состояние сильной симпатикотонии, в отличие от симпатикотонической активной фазы, при которой отмечается паралич, в процессе эпилептического моторного криза мы можем увидеть тонические (= непрерывные) или клонические (ритмические) судороги, или комбинацию их обоих. Клонические и тонические судороги отличаются друг от друга своей интенсивностью. Клонические = это непроизвольные поддергивания, а тонические (спазмы) — более глубокое напряжение мышц. Клонические — более распространенное явление (легкие по интенсивности), тонико-клонические судороги встречаются в эпи-кризисе при эпилепсии, а тонические судороги- сильные спазмы (тянущие).

Легкая придурковатость делает человека практически неуязвимым. (с)

В связи с тем, что заикание – это мышечный спазм (судороги, напряжение, парализация и т.д.), общий подход к терапии заикания можно описать следующими тезисами: убирание страха, расслабление, более простой взгляд на жизнь.

ДПДГ ( EMDR )
В критической ситуации (как в реальной, так и в придуманной мозгом) быстро убрать страх можно при помощи техники ДПДГ — десенсибилизация и переработка при помощи быстрых движений глаз (англ. аббревиатура — EMDR ) как метод адаптивного процессинга (теория ускоренной переработки информации).

Кратко: в течение дня человек воспринимает разную информацию по всем «входящим каналам восприятия» — воспринимает ФАКТЫ. «Внутри» человека эти факты тем или иным образом обрабатываются подсознанием – происходит это ночью, в т.н. фазе быстрого сна (информация впитывается, структурируется, упорядочивается, а человек — обучается – поговорка «Утро вечера мудренее»). Если происходит «сбой» в обработке (например — информации слишком много или она слишком тяжелая для восприятия) – возникает flash back (ПТСР — посттравматическое стрессовое расстройство).

Если воспоминание о прошлом травматичном (тогда!) событии сегодня вызывает нейтральные или положительные ассоциации (мысли, чувства и т.д.) – то информация ОБРАБОТАНА. В противном случае – НЕТ, т.е. входящая информация не перешла в опыт, и в этом случае система переработки жизненной информации тогда не сработала (панические атаки – из этой же серии!) и ей нужно просто помочь. Т.е. ДПДГ заново запускает ранее «замороженный» процесс обработки информации.

Воспоминание о прошлом травматичном (тогда) событии может быть как мысленным («я помню, как меня в пятом классе ударил сосед по парте»), так и чисто телесным (при панических атаках, фобиях, сильных «непонятных» страхах). Т.е. тело в каком-то (внешнем) контексте начинает вести себя «неадекватно» (с точки зрения взрослого человека), но по его — тела — логике оно всегда ведет себя правильно.

Эту информацию можно использовать обычным людям ежедневно, если понимать, как это работает. В терапии же каждый сеанс по переработке должен быть направлен на определенную цель. Общие типы целей даны в стандартном протоколе следующим образом:

Три компонента (неадекватной реакции в настоящем на прошлое событие):
1. Прошлое событие (прошлый опыт, являющийся основой патологии);
2. Триггер в настоящем (существующие в настоящее время обстоятельства или факторы, которые вызывают беспокойство);
3. Желаемая реакция в будущем (планы будущих действий).

Компоненты памяти о травме
Травма – в прошлом, триггер (запускающий переживание травмы) – в настоящем.

Sensation (ощущения в теле)
Senses (картинки, звуки, запахи)
Emotion ( эмоции)
Beliefs (мысли, убеждения)

Травматические воспоминания и реакции может вызывать любой из 4-х компонентов памяти (как и в любые их комбинации).
Стоит отметить, что триггер, запускающий телесную реакцию, может и не осознаваться человеком, как, например, в случае панических атак или каких-либо фобий. Например, в случае фобии лифта, сам лифт может не быть триггером (хотя человек может думать на сознательном уровне, что причиной его фобии является лифт как таковой), а этим триггером, запускающим реакцию, может быть запах в лифте, или картинка круглых (квадратных) кнопок лифта, или внутренние ощущения от движения лифта в пространстве и т.д. Поэтому «лечить лифт» в данном случае не выйдет, такой же запах, картинка или движение может быть и вне лифта, и человек получит ту же самую реакцию организма — ПА.

Упражнение для самостоятельной проработки
(в качестве «попробовать»):
— вспомните любое событие за прошедшие сутки, которое по 10-бальной шкале вызывает у вас некомфортные ощущения на 1-2 балла (не больше, тут не терапия).
— сядьте ровно, ноги на пол, ладони на коленки.
— выберите один образ из этого воспоминания о некомфортном событии и начинайте похлопывать себя попеременно ладонями по коленкам в течение минуты. Наблюдайте, какие эмоции приходят при этом, какие мысли или слова идут?
— делайте это одну минуту, после чего сделайте глубокий вдох и «оцените», как изменился образ, что произошло с ним?
— сделайте эту процедуру 3-4 раза (сериями по одной минуте).

Далее, по окончании упражнения, задаем себе 4 вопроса:
1. Картинка — как изменилась? (обычно – или уменьшилась в размере, или отодвинулась дальше, или расплылась…)
2. Негативные эмоции – как изменились? (исчезли, уменьшились. )
3. Внутренний диалог, связанный с этим событием – что с ним произошло?
4. Некомфортные соматические ощущения – что с ними? Уменьшились, ушли совсем.
5. Стало ли ХУЖЕ (по ощущениям)? Да, так иногда бывает на первых одной-трех сериях, но потом всегда идет улучшение.

Т.е. принцип ДПДГ — ЛЮБОЕ билатеральное стимулирование может лечить травму – улучшается взаимодействие между полушариями мозга.

Результат, полученный после применения метода ДПДГ, стойкий. Те негативные последствия, которые преобразовались в психике, больше не возвращаются. Так же как и при использовании других глубинных методов психотерапии.

Теория, лежащая в основе ДПДГ-лечения, предполагает, что этот процесс помогает страдающему более полно переработать беспокоящие воспоминания, что снижает дистресс. ДПДГ базируется на Модели Адаптивной Переработки Информации (АПИ, англ. — AIP — Adaptive Information Processing Model) которая предполагает, что симптомы возникают, когда события неадекватно перерабатываются, и могут сниматься, когда воспоминание полностью переработано. ДПДГ является интегративной терапией, синтезирующей элементы многих традиционных психологических ориентаций, таких как психодинамическая, когнитивно-бихевиоральная, экспериментальная, физиологическая или интерперсональная терапии. Уникальным аспектом метода является компонент билатеральной стимуляции мозга, такой как движения глаз, билатеральные звуковые стимулы, тактильная стимуляция, совмещающаяся с когнициями, визуальными образами и ощущениями в теле. ДПДГ также использует удерживание двойного внимания, которое позволяет человеку перемещаться в терапии между травматическим материалом и безопасностью настоящего момента. Это помогает предотвратить ретравматизацию, вызванную представлением (экспозицией) беспокоящих воспоминаний.

На настоящий момент нет окончательного объяснения того, как работает ДПДГ (но работает ДПДГ офигенно! Это по-настоящему «волшебная палочка» психотерапевта). Существуют эмпирические исследования, касающиеся различных объяснений того, как внешние стимулы, такие как движения глаз, могут способствовать переработке травматических воспоминаний.

Упражнение для само успокоения (в т.ч. расшалившихся детей) – ручки крест-накрест на плечи самому себе и примерно 10-20 секунд медленно похлопываем… начинаем зевать…

Итак, метод ДПДГ применяют, как правило, для лечения ПТСР. Обычно ПТСР вызывается воспоминанием (о войне, о катастрофе и т.п.) Но часто травмирующее событие, особенно если оно было в раннем детстве, настолько травматично для неокрепшей психики ребенка, что сразу уходит в подсознание и уже во взрослом возрасте оттуда его без специальных техник-методов не вытащить. Но это в принципе и не обязательно. Переработка может вестись и на бессознательном уровне, если вы в принципе понимаете эту схему и как она работает (и где дает сбои).

В случае ПТСР тело реагирует как тело мааааленького ребенка, который испуган, боится, который брошен, оставлен без помощи и у него нет сил что-то сделать самостоятельно. Именно такие аффекты испытывает человек и при панических атаках, и при приступе фобии, и в менее тяжелых ситуациях (например, при кошмарных или просто эмоционально тяжелых снах и/или при заикании).

Итак, осознает ли человек, чего именно он боится и когда это случилось в его жизни, но ничего (пока) не может с этим поделать, или он имеет признаки ПТСР без сознательного воспоминания события, только телесные проявления – не столь важно для переработки методом ДПДГ. Это событие (или даже не одно) могло быть чем угодно, но, если возникают трудности с «привязкой» к какому-то событию, очень большая вероятность, что это случилось именно в детстве. Именно в детстве психика (и тельце) ребенка не настолько сильно, чтобы переработать травму «на месте», и событие «прячется» глубоко в подсознание, просто для того, чтобы «крыша не поехала» (хотя у некоторых детей она на самом деле едет, ребенок может легко соскользнуть в психоз, аутизм и т.п. – это просто опыт получения защиты самого себя от страшного внешнего мира).

В этом случае полезно поспрашивать родителей и родственников про своё детство, пусть они вспомнят, были ли у вас какие-либо неадекватные (разумеется, с их, взрослых, точки зрения) реакции на какие-либо события. Например, маленького ребенка могли тащить из дома к стоматологу, ему было очень страшно, т.к. он даже в 3-5 лет уже вполне понимает, что там будет больно — или что-то подобное. Поскольку это событие и тогдашние переживания были очень сильны для психики ребенка, само событие (сам факт того, что оно имело место) было вытеснено в подсознание. Но тело-то помнит всё! В тот день, к примеру, в поликлинике было много людей, и все на маленького, кричащего и плачущего ребенка смотрели с осуждением – получите агорафобию («я в безопасности только дома») и социофобию («я в безопасности, только если я один»). Или маленький ребенок был тогда одет, скажем, в плащ или пальто (или сапоги), поэтому летом, когда он (выросший) в туфлях и футболке — ничего не происходит, а как приходит осень или дождь идет — бац, и приступ. Тело может реагировать на что угодно — запах, вкус, определенное тактильное ощущение, определенную картинку — если в этом свете на свою проблему смотреть, то можно найти некоторую закономерность (имея сознательную привязку — решать проблему легче, хотя, ещё раз повторим — это не обязательно).

ДПДГ для детей
Время для детей и взрослых:
3,6 дня для 6-летнего ребенка = 1 месяц для 50-летнего взрослого
6 недель для 6-летнего ребенка = 1 год для 50-летнего взрослого
5 лет для 10-летнего ребенка, подвергающегося насилию = полжизни.

В среднем – 1 год нахождения в травмирующей ситуации для ребенка = 8,33 года для 50-летнего взрослого. Но! – поэтому и ре-процесс у детей происходит гораздо быстрее, чем у взрослых.

Три типа симптомов ПТСР у детей
1. Повторное переживание травмы (кошмары, отрицательные эмоции, продолжающееся проживание ребенком травмирующего события через игру, повторение слов, пересказы и т.п.)
2. Избегание или умалчивание
3. Гипертрофированное реагирование на какие-либо простые вещи, повышенная нервозность (хоть и не всегда, у подростков это может быть и без травмы), проблемы со сном, с концентрацией в школе…

Итак, повторим, что переработка поступившей за день информации ночью происходит в т.н. фазе быстрого сна (БДГ-сон, когда глаза под опущенными веками быстро двигаются туда-сюда). Это навело исследователей на мысль, что в этот момент происходит очень «плотное» межполушарное взаимодействие, что и позволяет мозгу интегрировать новые события в опыт.

В ДПДГ таким же образом действует любая билатеральная (право-лево) стимуляция. В полноценной терапии ПТСР используют по большей части именно движения глаз (человек сидит на стуле, сбоку-спереди от него сидит терапевт, водит рукой и клиент следит глазами — водит ими вправо влево). За отсутствием рядом терапевта, да и в более легкой форме этого ПТСР, можно самостоятельно делать следующее:

— в ситуации (как вариант), когда телесные проявления появляются просто от мысли о том, что, например, «нужно выйти из дома», или «сейчас иду в магазин и встречу там много людей» — и вы «падаете» в эмоциональную яму — можно дома точно так же сесть на стул (или в кресло), обязательно ноги стопами на полу (лучше босиком, но не особо принципиально) и — думая о том, что «скоро выйду из дома» или «сейчас поедем на машине» и держа голову прямо, начать двигать глазами вправо-влево сериями по 1 минуте (примерно 60 движений в минуту вправо-влево). Это и будет процесс переработки прошлого (осознанного или нет) травмирующего события в опыт, который уже не будет вызывать телесных проявлений. В этом варианте лучше на той стене, перед которой вы сидите, наметить две конкретный точки справа и слева, примерно под углом 40-50 градусов в каждую сторону от направления прямого взгляда, и смотреть именно на них, когда двигаете глазами вправо-влево (в терапии этими «точками» является рука терапевта)

— в ситуации, когда от мысли «не холодно и не жарко», а «приступ паники» возникает от фактического действия – «я стою в прихожей и мне нужно выходить, а у меня слезы и хочется залезть под кровать» или «мы едем в машине и меня колбасит» — либо так же сесть и минуту-другую дать себе это упражнение поделать, либо, когда все-таки вышли и уже идёте с теми же слезами на глазах и паникой внутри — любые билатеральные действия — поочередно щелкать пальцами на левой и правой руке, сжимать кулачки сильно поочередно, глазами двигать на ходу тоже иногда можно и т.д. Если приступ возникает в транспорте, где вы и так сидите, то можно делать те же движения глазами (если вы не за рулем, разумеется) совместно с тактильными действиями (похлопать по коленкам, посжимать кулачки и т.д.)

Т.е. любая аудиальная, визуальная, тактильная би-стимуляция позволяет запускать когда-то задержанный процесс переработки.

Расслабление
Многие люди еще в детстве, переживая травму, поняли, что для них небезопасно испытывать эмоции, или присутствовать в своем теле, осознавать ощущения в теле. Отрезать эти чувства и ощущения было необходимая стратегия выживания во время травмы, насилия, пренебрежения. Диссоциативные люди (клиенты) особенно нуждаются в обучении процедурам заземления на самых первых шагах вмешательства в их хроническое чувство нереальности, пустоты или бытия вне своего тела – т.е. говоря языком телесно-ориентированной терапии, эти люди нуждаются в заземлении.

Заземление — ресурс стабилизации
Техники заземления направлены на то, чтобы человек осознал, почувствовал себя в настоящем моменте и текущей реальности. Особенно они помогают тем, у кого есть склонность диссоциироваться с реальностью (и своим телом), а также в случаях наплыва сильных эмоций, типа тревожности, страха, болезненных воспоминаний и прочего. Также очень полезны для тех, у кого панические атаки или посттравматическое расстройство (заикание – это, по сути, ПТСР).
Заземление состоит из двух частей, условно говоря — сенсорной (физической) и когнитивной (умственной и эмоциональной). Задача сконцентрироваться на текущем моменте всеми чувствами — физически, умственно, эмоционально.

Физическая часть:
— если позволяют обстоятельства, поставить ноги на пол так, чтобы подошвы уверенно опирались о пол/землю и т.п.;
— оглядеться вокруг (можно про себя называть все предметы, которые попадают в поле зрения), отмечая детали;
— взять в руки подушку, мягкую игрушку, мячик;
— положить на лицо холодное полотенце или держать в руках что-то холодное, типа банки содовой из холодильника, кусочка льда (можно также сполоснуть руки и лицо под холодной водой, еще можно съесть мороженое);
— послушать успокаивающую музыку;
— сосредоточиться на чьем-нибудь голосе или нейтральном разговоре;
— съесть апельсин или лимон, предварительно почистив его от кожуры (запах);
— потрогать вещи и предметы вокруг себя;
— поморгать глазами в быстром темпе;
— обнять дерево.

Ноги на полу/земле — это главный, классический прием. Он позволяет почувствовать под собой опору. Если есть возможность, лучше снять обувь, почувствовать ступнями текстуру поверхности, походить, попрыгать.

Когнитивная часть:
— кто я? — какое сегодня число? — какой день недели? месяц? год? — сколько мне лет? — какое сейчас время года? — кто президент?

Еще один прием 5-4-3-2-1:
— назовите 5 предметов, которые вы видите;
— назовите 4 вещи, которые вы физически чувствуете (одежда на теле, ветерок на лице, сиденье под задницей и т.п.);
— назовите три вещи, которые вы слышите (шум машины, музыка из окна и т.п.);
— назовите 2 вещи (еда, напитки и т.п.) которые вы можете попробовать на вкус или хотели бы попробовать на вкус;
— назовите одну вещь, которая вам в себе нравится.

Трехшаговый прием:
— посмотрите вверх. Люди в стрессовом состоянии обычно смотрят вниз и сосредотачиваются на внутренних ощущениях, что может усилить панику/тревожность/боль. Посмотрите вверх, на небо/потолок, сделайте глубокий вдох и выдох;
— почувствуйте связь с землей. Поставьте ступни на пол, сосредотачиваясь на ощущении того, как поверхность предоставляет вам опору и поддержку. Пошевелите ступнями, чтобы как следует это почувствовать. Также можно встать и походить;
— почувствуйте свое физическое присутствие в этом мире. Встаньте, слегка согните колени, почувствуйте свой скелет, какой он прочный и как поддерживает ваше тело. Похлопайте себя руками от икр до макушки по всему телу, чтобы почувствовать его размер и наличие;

Не совсем про заземление, скорее — полезный навык для ежедневной практики — в течение дня несколько раз «останавливайтесь» и задавайте себе вопросы:
— Что я сейчас делаю?
— О чем я думаю?
— Что я чувствую?
— Как я дышу?

Техники заземления
Техник заземления великое множество, нет смысла перегружать этот пост ещё и их описанием — поищите в интернете, там просто кладезь конкретной информации по этой теме.

Плюс очень рекомендую книги американского психотерапевта-телесника Александра Лоуэна («Психология тела», «Предательство тела» и др.) — они продаются в книжных магазинах а также свободно скачиваются с интернета. Написаны простым, понятным языком, и очень помогают понять своё тело.

fillum.livejournal.com

Миронова са Заикание

Характеристика детей дошкольного возраста с заиканием

Заикание — один из наиболее тяжелых дефектов речи. Оно трудно устранимо, травмирует психику ребёнка, тормозит правильный ход его воспитания, мешает речевому общению, затрудняет взаимоотношения с окружающими, особенно в детском коллективе.

По мнению большинства учёных, заикание — это не только расстройство речевой функции. В проявлениях заикания еще обращают на себя внимание расстройства нервной системы заикающихся, их физического здоровья, общей моторики, наличие психологических особенностей. Перечисленные отклонения в психофизическом состоянии заикающихся детей в разных случаях проявляются по-разному, но, тем не менее, одно тесно связано с другим, усложнение одного неизбежно усугубляет другое [19, 20].

Заикание — это нарушение темпо-ритмической организации речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. В настоящее время считается общепризнанным, что устранять заикание нужно сразу же, как только оно возникнет. Чем больше времени проходит с момента начала заикания, тем чаще оно переходит в тяжелый, стойкий дефект и влечёт за собой изменения в психике ребенка. Кроме того, заикание лишает ребенка нормальных условий общения и часто препятствует его успешной учебе. Поэтому данный дефект важно устранить ещё до поступления ребенка в школу. Но необходимо воздействовать не только на речь ребенка с заиканием, но и на его личность и моторику в целом. Воздействие на разные стороны организма, речи и личности заикающегося разными методами в нашей стране представили: Н.А. Власова, Е.Ф. Pay, С.А. Миронова, Г.А. Волкова, В.М. Шкловский, Н.А. Чевелева, Л.И. Белякова, Е.А. Дьякова и другие [18, 21].

Основным симптомом заикания являются судороги в процессе речевой деятельности, т. е. когда ребенок говорит. Классическое описание речевых судорог при заикании представлено в монографии И.А. Сикорского «О заикании», опубликованной еще в 1889 году и не утратившей своей значимости и в настоящее время [16]. Обычно судорога наступает внезапно, среди свободной, правильной речи, и мгновенно приостанавливает членораздельные движения или нарушает их чистоту и целостность. Ее продолжительность бывает недолгой, она измеряется только секундами. Длительность речевых судорог в средних случаях колеблется в пределах от 0,2 секунд до 12,6 секунд. В тяжелых случаях достигают 90 секунд, тем не менее, приступ заикания всегда является в виде резкого перерыва речи. После прекращения судороги — артикуляция правильная, но — до новой остановки. Судорогой поражаются то отдельные мышцы, то группы мышц. Сила или степень судорожных сокращений мышц бывает различной. В основном, сокращения бывают довольно сильными. Судороги обычно начинаются или в тех мышцах, которые непосредственно в данный момент участвуют в речевой деятельности, или в мышцах голосового аппарата, или в дыхательных мышцах. Причиной возникновения их являются уже наступившие речевые движения или только желание заговорить. Из-за судорог мышц речевого аппарата при заикании речь прерывается непроизвольными задержками, вынужденными повторениями отдельных звуков, слогов и даже слов [19, 21, 22].

По степени проявления заикание может быть легким (слабым), средним и тяжелым (сильным). Легкая степень характеризуется едва заметным проявлением судорог, которые не мешают речевому общению. При тяжелой степени, в результате длительных судорог, речевое общение становится невозможным. Чем чаще и длительнее судороги, тем тяжелее заикание [23].

Судороги речевого аппарата различаются по форме тонические, клонические и смешанные. Клонические речевые судороги характеризуются насильственным многократным ритмичным сокращением мышц речевого аппарата, с менее резко выраженным напряжением повторения одних и тех же судорожных движений мышц — клонус. При этом ребенок с заиканием обычно повторяет отдельные звуки либо слоги (то-то-топор, са-са-самолет, мо-мо-молоко) по причине затруднительности в произнесении слов. Сначала он несколько раз повторяет первый слог, а затем как бы выталкивает конец слова. Эта стадия заикания характеризуется кратковременным сокращением мышц, сменяющихся их расслаблением. Со временем этот тип судорог может перейти в более тяжелую форму — тоническую. Тонические речевые судороги проявляются в виде короткого, толчкообразного или длительного спазматического сокращения мышц — насильственного резкого повышения тонуса, захватывающего обычно несколько мышечных групп (например, мышцы языка, губ, щек и т.п.). Ребенок с заиканием в эти мгновения как бы скован. Рот при этом может быть полуоткрытым либо, напротив, губы плотно сомкнуты. Лицо отражает большое напряжение, к которому прибегает ребенок, чтобы начать или продолжить речь. Акустически тоническая судорога проявляется в виде длительной паузы в речи (т-опор, с-амолет, м-олоко), либо в виде напряженной и протяжной вокализации. Обычно клонические и тонические речевые судороги наблюдаются у одного и того же заикающегося ребенка, при этом одни судороги проявляются сильнее, а другие слабее [1, 18, 19, 23].

В зависимости от места возникновения (локализации) речевые судороги подразделяются на артикуляционные, голосовые, дыхательные и смешанные. Артикуляционные судороги поражают мышцы языка, губ или мягкого нёба и тогда как бы запирается свободный речевой выдох. Например: б-б-бабушка, бу-бу-будка (судороги губ); д-д-домик, дя-дя-дя-денька (судороги кончика языка); г-г-гуси, к-к-камень, й-ю-юла (судороги корня языка или мягкого нёба). Голосовые судороги охватывают мышцы гортани. И тогда голосовые связки плотно или прерывисто смыкаются, удерживая выход гласного звука (а-а-а-арбуз, о-о-о-огурец) или голосовые связки остаются разомкнутыми, тогда гласный звук произносится шепотом. Из-за дыхательных судорог, возникающих в мышцах брюшного пресса, диафрагмы или грудной клетки в момент речи воздух задерживается, говорящий как бы замирает с открытым ртом. Или, наоборот, воздух сильно и сразу выталкивается наружу, и фраза произносится на недостаточном выдохе. Обычно по месту возникновения речевые судороги бывает смешанными: артикуляционно-дыхательные, артикуляционно-голо-совые и др. Нарушение координации общего речевого акта отражается таким образом и на дыхательной, фонаторной (голосовой) и артикуляторной мускулатуре [18, 22, 24].

У ребенка при заикании нарушено звукопроизношение. Трудно произносятся согласные, причем больше начальные звуки, чем последующие. Затруднительны для заикающихся те звуки, которые они сами считают наиболее трудными. Иногда дети с заиканием хорошо произносят физиологически трудные звуки и, наоборот, легкие представляют для них непреодолимые затруднения. Статистически доказано, что заикание наступает чаще при произношении длинных слов, чем коротких. Слово, которое часто вызывает приступы заикания, под влиянием психологических факторов становится постоянным местом запинки [22, 25].

Речь заикающихся дошкольников, как правило, сопровождается сопутствующими движениями, которые проявляются у разных детей по-разному: от раздувании крыльев носа и зажмуривания глаз до сложных движений всем туловищем. Так, у детей с заиканием в процессе речи могут наблюдаться кивательные движения головой, раскачивание туловищем, притопывание, сжимание пальцев в кулаки, а также — причмокивание языком, закрывание глаз, приоткрывание рта, облизывание губ и т. д. Часто эти движения являются насильственными, но могут носить и маскировочный (уловочный) характер, которые иногда бывают настолько сложны, что начинают напоминать двигательные ритуалы. Например, перед тем, как начать речь, заикающийся закрывает глаза на несколько секунд, одновременно почесывая нос правой рукой, затем пересту-пает с ноги на ногу и только после этого начинает говорить [1, 20].

При хронически текущем заикании практически все дети с заиканием используют в речи однообразные, многократно повторяющиеся на протяжении высказывания, семантически опустошенные лексемы типа: «да», «вот», «это самое» и т.п. Иногда произносимые звукосочетания могут быть бессмысленными («куцо»). Такие явления в литературе, посвященной проблеме заикания, принято называть эмболофразией, а сами слова — эмболами. Эмболы нередко употребляются заикающимися перед так называемыми «трудными» звуками. Например: «Я хочу. это вот, я хочу. это вот, я хочу. пппосмотреть. ». Эмболы могут появляться в конце судороги как «вступление» в плавную речь. Довольно часто эмболы заполняют паузы, когда заикающийся ребенок затрудняется подобрать адекватные слова, соответствующие замыслу высказывания. Использование эмболов не осознается детьми с заиканием [1, 19, 26].

Нередко в речи заикающихся дошкольников наблюдается подмена слов, которые в момент высказывания им трудно произнести, на слова, которые произнести легче. Часто речевые уловки такого рода меняют смысл высказывания, что не всегда осознается заикающимися.

Заикание у детей дошкольного возраста проявляется значительно сильнее во время разговорной речи, когда требуется самостоятельно выразить свои мысли. Замечено, что дети больше заикаются в присутствии незнакомых лиц или тех, кого они боятся или уважают, например, в детском саду — воспитателей. Заикание также резче проявляется после сильного физического напряжения, при простудных заболеваниях [27].

У дошкольников с заиканием Л.И. Белякова и Е.А. Дьякова отметили своеобразие процесса паузирования [1]. Во-первых, как у детей, так и у взрослых отмечено значительно меньшее количество пауз, чем в норме. Во-вторых, большая часть пауз располагается внутри слов. Напротив, между словами и даже на границах законченных в смысловом отношении фраз, паузы часто отсутствуют, т.е. у детей с заиканием отмечается выраженная дефицитарность пауз, необходимых для нормального речевого процесса.

Кроме физических признаков заикания существуют психические, которые превращают его в тяжелое мучительное страдание. Особенно типичным признаком заикания является боязнь речи (логофобия), страх перед определенными звуками или словами. Под влиянием страха ребенок эти звуки произнести не может, запинается на них, и этим вызывается приступ заикания. Некоторое дети предпочитают молчать и не произносить опасное слово. Другие его заменяют синонимом. Страх вынуждает заикающихся все время думать о механизме артикуляционных движений, и от этого они становятся малоразговорчивыми и необщительными. Боязнь речи заставляет заикающегося ребенка плохо владеть собой. Он одержим стремлением выговорить трудное слово, и выходит из этого состояния только тогда, когда ему удается после неимоверных усилий произнести желаемый звук или слово [28, 29].

У детей, в основном, часто встречаются две формы заикания: невротическая и неврозоподобная.

Невротическое заикание у детей дошкольного возраста возникает в условиях острой или хронической психической травмы, например, испуга, в возрасте 2-6 лет и в дальнейшем носит волнообразный характер. Еще одной причиной возникновения данной формы заикания у дошкольников — это активное введение в общение второго языка в 1,5-2,5 года жизни, что бывает у детей, которые еще в силу возрастных особенностей не овладели в достаточной степени родным языком и овладение вторым языком связано с большим психическим напряжением, которое для ряда детей является патогенным фактором. До появления заикания у детей данной группы отмечаются повышенная впечатлительность, тревожность, робость, обидчивость, колебания настроения, чаще в сторону сниженного, раздражительность, плаксивость, нетерпеливость, а у некоторых — страхи. Иногда, вслед за перенесенной ребенком острой психической травмой, до появления речевого нарушения, некоторое время (от нескольких минут до суток) наблюдается мутизм. Ребенок внезапно перестает говорить, на его лице нередко «застывает» выражение страха [1, 18].

Речевой онтогенез у заикающихся дошкольников данного типа имеет определенные особенности. Нередко наблюдается раннее развитие речи: первые слова появляются к 10 месяцам, фразовая речь формируется к 16-18-ти месяцам жизни. В короткий промежуток времени (за 2-3 месяца) дети начинают говорить развернутыми фразами, словарный запас бурно пополняется, рано формируется грамматический строй речи с употреблением сложных речевых конструкций, т.е. раннее речевое и двигательное развитие у таких детей соответствует возрастным срокам, а в отдельных случаях может опережать их [1].

Динамика речевого нарушения при невротической форме заикания характеризуется рецидивирующим течением, временами речь становится совершенно плавной, судорожные запинки полностью отсутствуют, но при малейшем эмоциональном напряжении, соматическом заболевании или утомлении заикание появляется вновь. Темп речи часто ускорен, дети как бы «захлебываются» речью, недоговаривают окончания слов и предложений, пропускают отдельные слова и предлоги, делают грамматические ошибки, голос достаточно модулирован. Нередко отмечается «смазанность» произнесения звуков в речевом потоке. Состояние звукопроизносительной стороны речи норму не опережает. Звукопроизношение у детей либо не имеет нарушений, либо в соответствии с возрастными особенностями носит черты функциональной дислалии. Заикание возникает чаще всего остро на фоне развитой фразовой речи. У таких детей часто наблюдается большое количество итераций (повторений, запинок, повторов в речи несудорожного характера), что нередко привлекает внимание окружающих. Сравнение с нормой показывает, что уровень развития монологической речи у заикающихся детей 6-7-ми лет в большинстве случаев соответствует уровню развития монологической речи детей 4-5-ти лет в норме [1, 19, 30].

При обследовании детей дошкольного возраста при невротической форме заикания чаще всего обнаруживается нормальное развитие общей моторики. Общие движения у детей достаточно грациозны и пластичны. Они хорошо переключаются с одного движения на другое, чувство ритма развито достаточно высоко. Они легко вступают в ритм музыки и переключаются с одного ритма на другой. Двигательные ошибки могут исправлять самостоятельно. Для правильного выполнения большинства двигательных заданий бывает достаточно словесной инструкции. Движения рук и ног хорошо координированы. Тонкая моторика рук развивается в соответствии с возрастом. Жесты, мимика и пантомимика эмоционально окрашены. В то же время, по сравнению с нормой, для всех детей с заиканием этой группы характерно недоведение элементов движения до конца, некоторая их вялость, повышенная двигательная утомляемость, у части заикающихся отмечается незначительный тремор пальцев рук [1, 18, 19].

Невротическая форма заикания у дошкольников может иметь как благоприятное, так и неблагоприятное течение. При благоприятном течении выраженность заикания не бывает тяжелой. Изменение окружающей обстановки в лучшую сторону, общее оздоровление организма ребенка, адекватные лечебно-педагогические мероприятия способствуют достаточно быстрой обратной динамике речевого нарушения [31].

Неврозоподобное заикание — это остатки апраксических нарушений при поражении головного мозга. Апраксия — нарушение произвольных движений (определенной позы или артикуляции) — ребенок не может выполнить то или иное движение конечностями, либо языком и губами. Поражаются кинетические и кинестетические звенья. Поиск позы (п-п-п-петух) — это проявление и является заиканием (клоническое). Если ребенок не может переключиться, то возникает тоническое заикание [1].

Неврозоподобное заикание чаще всего начинается в возрасте 3-4 лет постепенно, без видимых внешних причин. В анамнезе у детей отмечаются тяжелые токсикозы беременности матери с явлениями угрожающего выкидыша, асфиксия в родах и другое. В грудном возрасте такие дети беспокойны, крикливы, плохо спят. Их физическое развитие проходит в пределах низкой возрастной нормы либо с небольшой задержкой. У дошкольников отмечаются повышенная истощаемость и утомляемость при интеллектуальной и физической нагрузках, а также плохая координация движений, моторная неловкость, внимание неустойчиво, быстро отвлекаются. Поведение характеризуется расторможенностью, возбудимостью, дети чрезмерно суетливы, непоседливы, с трудом подчиняются дисциплинарным требованиям, могут быть раздражительными и вспыльчивыми [1, 18, 19].

Строение речевого аппарата у детей с данной формой заикания — обычно нормальное. Все движения органов артикуляции характеризуются некоторой ограниченностью, часто отмечается малоподвижность нижней челюсти, наблюдается недостаточная подвижность языка и губ, плохая координация артикуляторных движений, затрудненный поиск артикуляторных поз. Нередко имеется нарушение тонуса мышц языка, его «беспокойство». Довольно часто у детей регистрируется повышенная саливация как в процессе речи, так и в покое [1].

Речевое развитие характеризуется отставанием от нормы. Первые слова нередко появляются лишь к 1,5 годам, элементарная фразовая речь формируется к 3-м годам, развернутые фразы отмечаются лишь к 3,5 годам жизни. Наряду с задержкой развития речи имеются нарушения произношения многих звуков, медленное накопление словарного запаса, позднее и неполное освоение грамматического строя речи. Начало заикания совпадает с периодом формирования фразовой речи, т.е. с возрастом 3-4 лет. В начальном периоде, который продолжается от 1 до 6 месяцев, заикание протекает как бы волнообразно, то несколько смягчаясь, то утяжеляясь, но периодов, свободных от судорожных запинок речи, не наблюдается [1, 18].

Неврозоподобное заикание характеризуется относительной монотонностью и стабильностью проявления речевого дефекта. Речевые запинки проявляются в любой обстановке, как наедине с самим собой, так и в обществе. Активное внимание заикающихся к процессу говорения облегчает речь, запинок становится меньше. В то же время наблюдения показывают, что физическое утомление, продолжительное психическое напряжение, перенесение соматических заболеваний ухудшают качество речи. У детей ограничен объем словарного запаса, причем они затрудняются активно им пользоваться в самостоятельных связных высказываниях. Предложения являются структурно неполными, а способ связи предложений между собой является однотипным. Дети не могут полно и последовательно передать смысловое содержание текста. Отличается от нормы и организация просодической стороны речи: темп речи дошкольников либо ускорен, либо резко замедлен, голос мало модулированный. Также, у детей с заиканием имеются нарушения фонематического восприятия звукопроизносительной стороны речи. Эти характеристики позволяют считать, что при неврозоподобной форме заикания имеется недоразвитие речи или ее элементов. Предполагается, что у детей с такой формой заикания механизм затруднений актуализации слов связан с недостатком лексических средств, а нарушение монологической речи является следствием, в первую очередь, дефицита языковой способности. Как правило, наблюдается резкое нарушение речевого дыхания: слова произносятся во время вдоха или в момент полного выдоха [1, 18, 20].

Для детей с неврозоподобной формой заикания характерна патология моторных функций, выраженная в разной степени: от недостаточности координации и подвижности органов речевой артикуляции до нарушения статической и динамической координации рук и ног. Мышечный тонус при этой форме заикания неустойчив, движения напряженные и несоразмерные. Дети с заиканием с трудом запоминают последовательность движений, переключаются с одной серии движений на другую, воспроизводят и удерживают в памяти заданный темп и ритм. Заикание быстро «обрастает» обильными сопутствующими движениями и эмболофразией [1, 18].

В тех случаях, когда дети с неврозоподобной формой заикания получают своевременную (т.е. приближенную ко времени появления заикания) и достаточно длительную (т.е. в течение, как минимум, целого года) регулярную логопедическую помощь, то, как правило, такие дети не нуждаются в повторных курсах коррекционного воздействия. Их речь стабильно остается плавной. Когда же своевременно и в полном объеме не оказывается логопедическая помощь, неврозоподобная форма заикания имеет склонность к прогрессирующему течению. Для этих случаев характерно постепенное утяжеление заикания.

Дети с заиканием по уровню речевого развития не представляют однородную группу. Среди них есть дети, как с высоким, так и с низким уровнем речевого развития. В то же время как у тех, так и у других отмечаются затруднения в подыскивании нужного слова, речевом оформлении мысли, многословие, склонность к пространным рассуждениям [31].

Таким образом, в процессе исследования мы выявили, что для детей дошкольного возраста при заикании нарушается весь процесс речи, теряется согласованность в речевых движениях, появляется судорожность в произношении. Темп и плавность речи вынужденно и внезапно перерываются либо навязчивым повторением звуков и слогов, либо непроизвольными остановками (паузами), часто сопровождающимися судорогами речевых органов. Судорогами поражаются голосовые связки, мышцы глотки, языка, губ, а также мышцы дыхательного аппарата. Наличие судорог в речевом потоке является главным феноменом заикания. Они различаются по частоте, месту поражения и продолжительности. От характера судорог зависит тяжесть заикания. Напряженность органов произношения не позволяет ребенку с заиканием точно, ясно, ритмично вести разговор. При этом расстраивается и голос, становится неуверенным, хриплым, слабым.

studbooks.net