Москва синдром дауна школа

Урок для взрослых: девочка с синдромом Дауна расколола столичную школу

Москва, 23 октября. Недетская жестокость в одной из московских школ. Учительница слегла после того, как родители потребовали удалить из школьных альбомов фото ее дочери с синдромом Дауна. Больная девочка попала в альбом случайно, но родители заявили, что ее не должно быть не только на фото, но и в их жизни. В учебное заведение наведался корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Драгнев.

С виду приличная современная школа, построена год назад. Пестрая и яркая, она привлекла к себе внимание неприятным инцидентом.

Скандал разразился после того, как родители четвероклассников потребовали удалить из фотоальбома снимок семилетней девочки с синдромом Дауна. Историей в соцсетях поделилась одна из мам.

В эту школу учительница начальных классов Марина Валерьевна пришла еще в сентябре. Но, узнав о таком отношении, перестала приходить на уроки. У женщины нервный срыв, она не может говорить. Ученики и родители в недоумении: с их слов, никакого особого отношения к особенным детям в школе нет.

Их слова подтверждает и директор. Руководство школы полагает, что все дело в недопонимании. Оно, действительно, имело место — фотограф вставил снимок девочки в общий фотоальбом, хотя она здесь не учится. Девочка — дочь одного из педагогов. Это-то и раскололо родителей на два лагеря. Кто-то был резко против, и требовал изолировать девочку.

Но педагоги в один голос говорят, что проблема — точно не в детях. Школьники, а тем более младших классов, часто агрессивно и жестоко встречают любого, кто отличается.

Вместе с тем, ученики этой конкретной школы во мнениях разошлись. Один говорят, что такие дети могут и имеют полное право учиться вместе с остальными, другие предлагают формировать для них специальные классы – чтобы обычные сверстники их не обижали.

В России, как и во многих странах, сейчас идет переход к инклюзивному образованию. Интернаты для больных детей закрываются, а обычных школьников приучают общаться с необычными сверстниками. Однако спор о том, нужно ли их изолировать, продолжается.

«Мне педагоги говорят: или я работаю на весь класс — он становится аутсайдером, или я работаю на одного человека, и весь класс начинает его ненавидеть. Сейчас, когда общая социальная среда гламура: все красивые, счастливые, все блестящие, естественно и родители пытаются детей вырастить в этой потребительской матрице», — говорит руководитель общественного движения «Родительский отпор» Николай Мишустин.

«Проблема существует у родителей. Может быть, они не имели опыта общения с такими людьми, возможно, они хотят изолировать своих детей от этих проблем. Тем самым они лишают их возможности научиться общаться, научиться преодолевать трудности, даже психологические», — добавляет руководитель общественного проекта Горячая линия «Россия. Семья. Дети» Марина Поняхина.

В московской школе, оказавшейся в центре скандала, было запланировано выступление Димы Билана. Но сегодня стало известно, что концерта не будет. Всего несколько дней назад певец выпустил клип в поддержку детей с особенностями развития.

Вместе с Биланом в клипе — супермодель Наталья Водянова. Ее сестра Оксана, страдающая аутизмом и ДЦП, тоже подверглась дискриминации. Летом девушку вместе с няней выгнали из кафе в Нижнем Новгороде.

Оксану Водянову защитило имя сестры. Одного сообщения об инциденте оказалось достаточно, чтобы вся страна посочувствовала Оксане и Наталье.

«Как я могу другим объяснить, как важно принимать людей с особенностями в общество? Я же не будут с палкой ходить и всех учить. Только добром!», — убеждена красавица.

В знак примирения Наталья Водянова пригласила в один из детских центров Нижнего обидчиков своей сестры, где те публично извинились перед Оксаной.

«То, что это привлекло так много внимания, говорит о том, что люди готовы узнавать больше и готовы принимать людей с особенностями в свой мир, а все эти изменения должны начинаться с каждого из нас», — говорит супермодель и филантроп Наталья Водянова.«То, что это привлекло так много внимания, говорит о том, что люди готовы узнавать больше и готовы принимать людей с особенностями в свой мир, а все эти изменения должны начинаться с каждого из нас», — говорит супермодель и филантроп Наталья Водянова.

Что такое синдром Дауна

Синдром получил имя британского врача Джона Лэнгдона Дауна. Во второй половине XIX века он первым описал патологию. Она врожденная: у человека 47 хромосом вместо обычных 46. Как результат — проблемы с речью, психомоторикой. Во многих случаях — порок сердца, нарушение зрения, слуха.

Творческие люди с синдромом Дауна

Впрочем, в наши дни люди с синдром Дауна добиваются успехов, особенно в творчестве.
Американка Стефани Гинз стала первой в истории киноактрисой с синдромом Дауна. В 1996 году она сыграла роль мальчика в фильме «Дуэт». Он был номинирован на «Оскар».

Пабло Пинеда — испанский актер. В 2009-м ему вручили «Серебряную раковину» кинофестиваля в Сан-Себастьяне за лучшую мужскую роль в фильме «Я тоже». Еще он стал первым человеком в Европе с синдромом Дауна, который получил университетское образование.

В Москве с 1999 года работает самодеятельный театр, где все актеры — взрослые люди с синдромом Дауна. Он называется «Театр простодушных». В репертуаре шесть спектаклей.

Предприниматели и работники с синдром Дауна

Люди с синдромом Дауна могут полноценно работать и в бизнесе. Так, в США 29-летнему Тиму Харрису принадлежит популярный ресторан в штате Нью-Мексико.

В одном из римских ресторанов все повара, кондитеры и официанты — с синдромом Дауна.

Москвичка Мария Нефедова до недавнего времени была единственным в России официально трудоустроенным человеком с синдромом Дауна. Она работает помощником педагога, заботится о детях-инвалидах.

Но всего 70-80 лет назад к таким особенным людям относились иначе. В начале ХХ века во многих штатах США людей с синдромом Дауна принудительно стерилизовали, а в нацистской Германии и вовсе уничтожали.

Ребенок с синдромом Дауна может появиться в любой семье, но если женщина старше 35 лет, риск возрастает. Среди тех, кто воспитывает таких детей — политик Ирина Хакамада, актриса Эвелина Бледанс, известный московский фотограф и актер Владимир Мишуков.

mir24.tv

Родители потребовали убрать из школьного альбома ребенка с синдромом Дауна

22 октября, 2015

Родители требуют убрать из школьного альбома ребенка с синдромом Дауна

Неприятный инцидент произошел в одной из столичных школ. Родители детей потребовали убрать из школьного фотоальбома снимок ребенка с синдромом Дауна, сообщает телеканал «Москва 24».

Суть претензий родителей отнюдь не в том, что ребенка, страдающего тяжелым заболеванием, нельзя фотографировать, а в том, что он не является учеником этого класса. Семилетняя Маша – дочь классного руководителя.

Как рассказывает преподаватель, ей, одинокой женщине, не на кого оставлять дочь. Поэтому девочка и проводила время в одном кабинете с 4 «В» классом. По некоторым данным, практически все время она рисовала и не привлекала особого внимания до тех пор, пока не попала в общий фотоальбом.

По словам родителей, у матери девочки сейчас нервный срыв. Она не может разговаривать и не выходит на работу. Уже несколько дней ее заменяет другая учительница. Руководство школы уверяет, что не знало, что педагог ходит на работу не одна, и что дочь с непростым заболеванием весь день проводит в одном классе с учениками.

Только в Москве проживает больше миллиона людей с синдромом Дауна. Однако официальную работу имеют лишь несколько человек. На предприятиях для таких людей существуют специальные квоты. Размер зарплаты невелик, что, впрочем, соответствует выполняемым функциям. Те, кому трудоустроиться не удалось, идут работать в «Театр Простодушных». Однако денег они там не получают, поскольку театру никак не удается найти спонсоров.

Получить работу людям с синдромом Дауна помогают специальные организации. Так, фонд Ксении Алферовой и Егора Бероева «Я есть!» помогает найти работу молодым людям с различными отклонениями в развитии. Впрочем, иногда дополнительной проблемой при трудоустройстве таких людей становится отношение родных.

www.m24.ru

Первый музыкант с синдромом Дауна

Этой весной Надя Маркелова, выпускница центра «Даунсайд ап», закончила первый класс музыкальной школы — наравне с обычными детьми. А чуть больше десяти лет назад дети с синдромом Дауна официально считались необучаемыми

Поделиться:

В детской музыкальной школе им. Кабалевского отчетный концерт пианистов-первоклассников. Девятилетняя Надя Маркелова играет две пьесы. Она — первый ребенок с синдромом Дауна, закончивший первый класс музыкальной школы.

Марина, мама Нади, говорит, что она никогда не слышала о других «даунятах», которые освоили бы фортепиано. Случаи с блок-флейтой встречаются. А учить ребенка игре на фортепиано никому даже не приходит в голову, поскольку считается, что он не сможет скоординировать действия двух рук. К тому же у детей с синдромом Дауна в силу особенностей физического развития не очень длинные пальцы.

А еще недавно детей с синдромом Дауна не учили вообще ничему. «В 1998 году, когда “Даунсайд ап” только начинал работать, наших детей считали необучаемыми, — говорит Надежда Яковлева, координатор центра. — Так говорили будущим педагогам в институтах, аналогичные выводы делали воспитатели и учителя, практически работающие с детьми, — ведь основная масса детей с синдромом уходила не в семьи, а в госучреждения, в дома ребенка».

Надина семья и не думала никуда Надю отдавать. Наоборот, когда Надежда Яковлева, работавшая тогда специалистом службы ранней помощи (так называемым домашним визитером), впервые переступила порог Надиного дома, она сразу поняла, что на реабилитацию семьи сил понадобится немного и можно будет сосредоточиться на взаимодействии с ребенком. Наде тогда было четыре месяца.

«В семье была здоровая психологическая обстановка, — говорит Надежда. — Ее близкие смотрели в будущее с оптимизмом — и родители, и две старшие сестры, и бабушка, которая с ними не жила, но часто приезжала. Для них Надя была любимой сестрой, дочкой, внучкой».

Следующим человеком, который хотел — и смог — что-то сделать для Нади, стала Жанна, педагог по фортепиано школы-интерната, куда та пошла учиться в семь лет. Почти год они занимались, после чего Жанна предложила родителям отдать Надю в музыкальную школу — приобретенные навыки позволяли.

«Я как педагог зацепилась за некоторые Надины качества, — говорит Жанна. — Особенно память у нее оказалась великолепной, хотя, естественно, этого недостаточно, чтобы охватить все, что имеет отношение к фортепианной игре. Я начала работать с Надей, постепенно ее раскрывать — и первые результаты были уже через три-четыре месяца. Стали развиваться координация рук и мелкая моторика, возникла зрительная память. Когда у таких детей что-то получается, они мгновенно делаются счастливыми. А я в процессе обучения никаких скидок на их особенности не делаю, требую по полной программе».

Сольфеджио и хор даются Наде без проблем. А экзамен по специальности она накануне концерта сдала на «четыре с плюсом» — это один из лучших результатов в классе. Ну и вообще, троечников на отчетных концертах играть не зовут.

Перед выступлением Надю удается кое о чем спросить. Выясняется, что дома она занимается каждый день по два часа. «А ты на чем играешь?» — неожиданно спрашивает Надя. Я признаюсь, что фортепиано для меня сложновато, предпочитаю гитару. Она вдруг обнимает меня и убегает. Всех приглашают в зал. Надина очередь играть — примерно посередине концерта.

После концерта мы с Надей и ее мамой садимся еще немного поговорить.

— Чем еще занимаешься, кроме музыки? — спрашиваю я.

— Книжки читаю, — говорит она. — Разные. Стихи Михалкова, сказки Пушкина, азбуку.

— А какой у тебя писатель любимый? — спрашивает мама.

Из школьных предметов Надя предпочитает математику и чтение. Когда вырастет, хочет быть зубным врачом. Любит собак, но хочет завести себе кошку с мышами. Именно так — с мышами.

Еще она занимается спортом — катается на велосипеде и самокате, любит играть в домашнем спортивном уголке, где канат и разнообразные кольца. Впрочем, спорт в этой семье — прерогатива Надиного брата Пети, одного из трех приемных детей Марины и Александра, появившихся в семье после рождения Нади. У Пети тоже синдром Дауна. Родители надеются отправить его в школу олимпийского резерва. Наде же, возможно, предстоит музыкальный колледж. Хотя мама не хочет заранее ничего планировать. «Загад не бывает богат, — осторожно говорит она. — Но потолка я пока не вижу».

snob.ru

В московской школе разгорается скандал из-за «солнечного ребенка»

Родители школьников потребовали убрать с общей фотографии класса изображение 7-летней девочки с синдромом Дауна.

Это дочь классного руководителя, она постоянно находилась в школе, общалась с детьми, а вот взрослые такой импровизированный тест на человечность не прошли. Наш корреспондент Максим Уразаев — о слишком разных людях.

Одноклассники и многие родители винят в этом Машу, семилетнюю дочь учительницы. Вот она на фотографии в школьном альбоме. Вроде бы все как у всех, аккуратная прическа, белый бант. Нужно очень постараться, чтобы на фото разглядеть особенность девочки – синдром Дауна. Только это и стало поводом убрать Машу – из альбома, а заодно и из жизни класса.

Ася Синяева: «Одна девочка… Она ругалась на нее, что она делает у нас в классе? Это проблема учительницы, что ее некуда деть?».

Учительнице матери-одиночке было не на кого оставить дочь. Няня уволилась. Пришлось брать девочку с собой на работу. Никого из родителей это не смущало. До тех пор, пока фотография Маши не оказалась в школьном альбоме. Среди учеников класса. Ошибка фотографа – а отвечать девочке и ее матери. На нападки в социальных сетях и в жизни.

«Родители детей 100% правы, зачем на фотографиях, за которые они заплатили деньги, физиономия Дауна? Это то же самое что пятно с браком на фото! И конечно такому больному ребёнку не место в обычной школе».

Татьяна Радаева: «А кто кого учит ненавидеть? Ничего подобного. Есть вещи, которые вызывают здоровое отвращение».

Ноэма Петрова, председатель родительского комитета 4 класса школы №1392 им. Д.В.Рябинкина: «Мы в классе случайно узнали, что у нас есть такой ребенок. И мы должны были знать, что ребенок такой. Чтобы мы детей могли подготовить».

Вслед за родителями многие школьники и правду оказались не готовы общаться и считаться с особенной девочкой. Для десятилетних детей само слово Даун – скорее ругательное, к тому же хороший повод снять на видео.

Сандро Чантурия, ученик 4 класса школы №1392 им. Д.В.Рябинкина: «К ней приставали и ее били. Потому что она их тоже била. Дергала за волосы».

Не готов к такому повороту событий оказалось и директор заведения. Как это убрать Машу? Не по статусу это. Школа-то инклюзивная, в ней вместе обучаются и абсолютно здоровые дети, и дети с особенностями развития.

Денис Бахарев, директор ГБОУ школы №1392 им. Д.В.Рябинкина: «Что касается педагога, он уже нашла няню, которая будет сопровождать ее ребенка. Мама готовит документы для того, чтобы подать их на зачисление ребенка в первый класс. Учреждение готово обучать ребенка в нашей школе».

Школа фигурного катания в Петербурге может и толерантности научить. Здесь, на одном льду, тренируются олимпийские чемпионы – действующие и, вероятно, будущие и спортсмены с особенностями.

Дмитрий Козлов, председатель общественной организации «Даун-центр»: «То, что произошло в Москве у меня как у родителя, и у как у председателя общественной организации за права детей с синдромом Дауна, вызвало недоумение. Вот этим родителям, им нужно помочь этой учительнице, а не отталкивать от себя и учительницу и ребенка. У них в классе зло побеждает добро».

Дочь Дмитрия, фигуристка с синдромом Дауна, делает те же элементы, что и здоровые дети. На олимпийский лед, Майя, конечно, не выйдет. Для людей с ее особенностями есть специальная Олимпиада Special Olympics. На льду все удается, но сложнее не забыть закрывать рот. Некоторым родителям рты не закроешь. Есть и такие – молчать не намерены, поддерживают учителя и ее дочь, хотя родительский комитет класса решил альбом переделывать и Машу все же убирать.

Ольга Синяева: «Я альбом оставлю такой как есть. Меня в нем все устраивает».

Родители и школьники ничего противозаконного, казалось бы, не сделали, но будут наказаны. Как минимум порицанием общественности. Десятки жителей Москвы захотели сфотографироваться с особенным ребенком. Об этом пишут в социальных сетях. Правда неизвестно, захочет ли сама Маша когда-либо появляться на фото. После случившегося мама с девочкой ушла на больничный.

m.5-tv.ru

Директор школы рассказал, почему девочка с синдромом Дауна исчезла с классной фотографии

Дело в том, что при составлении классного фотоальбома, в него попало Машино фото наравне со школьниками, хотя девочку брали на уроки исключительно, чтобы не оставлять одной без присмотра. Родители школьников попросили переделать фотоальбом.

— Действительно приходил фотограф, — рассказывает Денис Бахреев. — В тот момент в классе находилась дочь классного руководителя. Фотограф сделал снимок и ее ребенка и без согласования разместил фотографию в альбоме этого класса. После чего родители просили скорректировать альбом. Фотографию девочки попросили убрать не потому, что у нее синдром Дауна, а потому, что она не имеет никакого отношения к этому конкретному классу.

Директор добавил, что «родители наших детей достаточно толерантны к этой ситуации и в целом к детям с ограниченными возможностями».

Единственная проблема, которую можно выделить в этой ситуации – ни с кем не согласованный привод девочки в класс.

— На мой взгляд, мама-учительница должна была поговорить с другими детьми, с их родителями, — считает директор Института проблем инклюзивного образования Московского городского психолого-педагогического университета Светлана Алехина. – Родителей возмутило не то, что у ребенка синдром Дауна, а то, что это посторонний человек, не член коллектива на выпускной фотографии. Кроме того, не все истории, которые обсуждаются в соцсетях в Интернете, годятся для обобщения.

Действительно, в московских образовательных учреждениях учатся более 20 тысяч человек. При чем немалое число среди них учатся в обычных школах с детьми без отклонений в развитии – таких школ сегодня в Москве 316. Для детей с синдромом Дауна работают и коррекционные школа – таких в столице 19.

Например, в московской школе №198 три года назад бы организован класс необычный класс: там учатся четыре ребенка с расстройствами аутистического спектра и одна девочка на инвалидной коляске. Сейчас дети уже в восьмом классе. Все они успешно учатся и, главное, стали неотъемлемой частью школы.

— Слышали бы вы, с какой гордостью рассказывает про них директор школы Галина Милосердова, а ведь три года назад, когда мы начинали, было много сомнений, — продолжает Алехина. — И это действительно очень непросто: для того, чтобы открыть такой класс, нужно адаптировать программу, особенно сейчас, когда вводятся новые стандарты. Нужно подготовить учителей и создать среду для комфортной учебы детей с особыми требования.

vm.ru