Нарастающее слабоумие

Слабоумие (dementia; син.: анойя — устар., афронезия — устар., деменция) — стойкое оскудение и упрощение психической деятельности, характеризующееся ослаблением познавательных процессов, обеднением эмоций и нарушением поведения .

Слабоумие алкогольное (d. alcoholica) — форма парциального С. с преобладанием расстройств интеллекта, памяти, эмоций и воли; развивается при хроническом алкоголизме, сочетающемся с органическими поражениями головного мозга (нарушение мозгового кровообращения, черепно-мозговая травма и др.) или осложненном металкогольными психозами (тяжелый делирий, корсаковский психоз и др.).

Слабоумие амнестическое (d. amnestica) — С. с преобладанием глубоких расстройств памяти и дезориентировкой, сопровождающееся иногда конфабуляциями; наблюдается при органических, чаще сосудистых поражениях головного мозга.

Слабоумие апатическое (d. apathica) — С. с преобладанием полной бездеятельности больного и обеднением его эмоций.

Слабоумие апоплектическое (d. apoplectica; син. С. постинсультное) — парциальное или очаговое, реже псевдопаралитическое С. , возникающее после инсульта или инфаркта головного мозга.

Слабоумие артериосклеротическое (d. arteriosclerotica) — парциальное, очаговое или псевдопаралитическое С. , развивающееся при атеросклерозе сосудов головного мозга.

Слабоумие аффективное (d. affectiva) — С. с преобладанием аффективной тупости.

Слабоумие вторичное (истор.; d. secundaria) — С. , рассматривавшееся как конечная стадия «единого психоза».

Слабоумие концентрическое (d. concentrica) — С. , протекающее с постепенным сужением и оскудением всех видов психической деятельности, распространяющимся, в основном, на окружающее и, в меньшей степени, на явления, связанные с больным непосредственно; наблюдается, главным образом, при эпилепсии.

Слабоумие миоклоническое (d. myoclonica) — эпилептическое С. с преобладанием капризности, злобности, угрюмости или дурашливо-эйфорического настроения; наблюдается при миоклонической эпилепсии.

Слабоумие органическое (d. organica) — общее название вариантов С. , возникающих при органических поражениях головного мозга: нарушениях кровообращения, травмах, опухолях, воспалительных или дистрофических процессах в ткани мозга.

Слабоумие острое (d. acuta) —
1) С. , быстро развивающееся после массивного повреждения мозговой ткани (например, травма, инсульт);
2) (истор.) — любое острое расстройство психической деятельности, сопровождавшееся глубоким нарушением умственной деятельности (аментивное состояние и др.).

Слабоумие очаговое (d. focalis) — C., сопровождающееся очаговыми нарушениями функций коры большого мозга (афазия, апраксия, агнозия и др.).

Слабоумие паралитическое (d. paralytica; син. С. паретическое) — тотальное С. при прогрессивном параличе, характеризующееся преобладанием эйфории, усилением влечений и полной утратой индивидуальных свойств личности.

Слабоумие парциальное (d. partialis; син.: С. дисмнестическое, С. лакунарное, С. частичное) — С. с неравномерно выраженными симптомами выпадения (памяти, интеллекта, эмоций и т.д.) при наличии сознания болезни, а в ряде случаев с сохранением критического отношения к своему состоянию; наблюдается чаще при нарушениях мозгового кровообращения, черепно-мозговой травме.

Слабоумие подкорковое (d. subcorticalis) — С. , развивающееся при поражениях подкорковых областей головного мозга и характеризующееся преобладанием назойливости, расстройств влечений и признаками общего снижения уровня личности.

Слабоумие полисклеротическое (d. polysclerotica) — псевдопаралитическое С. , возникающее в поздних стадиях рассеянного склероза.

Слабоумие пресенильное (d. praesenilis) — тотальное С. , сочетающееся с очаговыми расстройствами (афазия, апраксия, агнозия и др.); развивается преимущественно в возрасте 50—-60 лет при болезнях Альцгеймера, Пика и других формах атрофии ткани головного мозга.

Слабоумие прогредиентное (d. progrediens; син. С. нарастающее) — С. с неуклонно нарастающими явлениями распада психической деятельности.

Слабоумие простое (d. simplex) — С. которым исчерпывается клиническая картина заболевания; встречается при любой психической болезни с прогредиентным течением.

Слабоумие псевдопаралитическое (d. pseudoparalytica) — С. , по своим проявлениям напоминающее паралитическое С. , но этиологически не связанное с прогрессивным параличом.

Слабоумие психомоторное (d. psychomotoria) — С. , возникающее при органических поражениях головного мозга, для которых характерны двигательные расстройства (например, при малой хорее).

Слабоумие регредиентное (d. regrediens; син. С. обратимое) — С. , при котором имеет место обратное развитие его проявлений или компенсация образовавшегося психического дефекта; наблюдается, например, при поддающихся лечению органических поражениях головного мозга.

Слабоумие сенильноподобное (d. pseudosenilis; син. С. псевдостарческое) — С. , при котором изменения психической деятельности напоминают характерные для старческого слабоумия изменения личности, но не достигают тотального С. , например включают лишь частичные нарушения памяти.

Слабоумие стационарное (d. stationaria) — С. , стабилизировавшееся на некотором сниженном уровне психической деятельности.

Слабоумие табетическое (нрк; d. tabetica) — парциальное С. при различных сифилитических поражениях ц.н.с.

Слабоумие таламическое (d. thalamica) — С. при поражении дорсального медиального ядра таламуса, характеризующееся преобладанием обеднения эмоций (аспонтанность, эмоциональная тупость).

Слабоумие тотальное (s. totalis; син.: С. глобарное, С. диффузное) — С. , охватывающее все виды психической деятельности и завершающееся их полным распадом; наблюдается, например, при прогрессивном параличе, при старческом слабоумии.

Слабоумие травматическое (d. traumatica) — С. , развивающееся после тяжелой черепно-мозговой травмы и характеризующееся преобладанием апатии, расстройств эмоций, эйфорией или эксплозивностью и расстройствами памяти.

Слабоумие хореатическое (d. choreatica) — С. при хорее Гентингтона, отличающееся сравнительно медленным и неравномерным нарастанием патологических изменений с преобладанием в начальном периоде эксплозивности, усиления влечений, капризности.

Слабоумие шизофреническое (d. schizophrenica) — С. , развивающееся на конечном этапе течения шизофрении и отличающееся относительной сохранностью памяти, знаний и навыков, а также наличием остаточных бредовых и кататонических расстройств.

Слабоумие эпилептическое (d. epileptica) — концентрическое С. с вязкостью, тугоподвижностью и обстоятельностью мышления, олигофазией и выраженными изменениями личности (мелочная придирчивость, педантизм, эгоцентризм, взрывчатость, ханжеская угодливость и др.).

Слабоумие эретическое (d. erethica) — С. , сопровождающееся повышенной раздражительностью, возбудимостью, назойливостью, постоянным двигательным беспокойством, иногда выраженными гиперкинезами; наблюдается, например, при эпилепсии.

znaiu.ru

Старческое слабоумие

В МКБ-10 старческое слабоумие отнесено в рубрику F0 — Органические, включая симптоматические, психические расстройства (подрубрика F03).

При патопсихологическом исследовании расстройства памяти у больных старческим слабоумием обнаруживаются очень рано и обычно сразу же носят массивный характер, охватывают различные проявления памяти.

Оказывается нарушенной как механическая, так и смысловая память. Резко выражены расстройства запоминания. Кривая запоминания носит характер плато — обследуемый называет после каждого повторения не более 2 слов из прочитанных 10, обычно последние. Нарушение запоминания (фиксационная амнезия) достигает такой степени, что больные не могут запомнить имя собеседника, а если настойчивыми повторениями этого удается добиться, то в связи с нарушениями удержания уже через несколько минут они не могут воспроизвести его опять.

Наблюдается постепенная утрата прежних запасов памяти. Если вначале больные обнаруживают преимущественное ослабление памяти на текущие и имевшие место недавно события, то постепенно забываются и события более отдаленного прошлого. Так, больные женщины часто более длительное время помнят свою девичью фамилию, чем приобретенную после замужества, старые названия улиц. Постепенно утрачиваются и эти материалы памяти.

Нарушается внимание, в первую очередь — активное. Больные не могут сосредоточить свое внимание на чем-либо. Из-за этого не удаются простейшие пробы на внимание — найти дублированную деталь на рисунке, отыскать по порядку числа в таблице Шульте и т. п.

Очень рано обнаруживается резко прогрессирующее снижение уровня процессов обобщения и отвлечения. Суждения больных поверхностны, нарушено различение существенных и второстепенных признаков предметов и явлений. Оказывается совершенно невозможным выполнение простейших заданий по методикам исключения, классификации. Больные не могут подобрать обобщающих названий к нескольким предметам. Так, при просьбе обозначить одним словом ботинок, сапог и туфлю больная просто повторяет перечисленные ей предметы. Определенную роль в интеллектуальной несостоятельности больных старческим слабоумием играют снижение психической активности, утрата интереса к окружающему, абсолютное безразличие к ситуации исследования.

Уже в начале заболевания по мере прогрессирования интеллектуально-мнестических расстройств выявляются и неуклонно нарастают изменения речи. В первую очередь — это нарастающее оскудение смысловой (импрессивной и экспрессивной) стороны речи. Нарушение понимания обращенной к больному речи и смысловое обеднение его собственной являются показателем степени выраженности слабоумия.

Обращает на себя внимание относительно высокая речевая активность в начальный период старческого слабоумия. Больные постоянно стремятся к общению с окружающими, говорливы. Речь сохраняет естественность интонаций, модуляций, сопровождается выразительной мимикой, жестами. Нередко отмечаются и ненаправленные высказывания, речь вслух — больные «ведут беседу», не смущаясь отсутствием собеседника. Несмотря на известную многоречивость, несколько повышенную речевую активность, общение этих больных с окружающими не может состояться из-за оскудения речи в смысловом отношении и из-за того, что больные быстро теряют нить беседы. При «беседе» таких больных создается видимость диалога в связи с относительной сохранностью речевой мелодии, живости мимики и жестов. На самом деле их речь не выполняет функции общения, лишена какой бы то ни было смысловой нагрузки, содержания. Это явление называется диалоголалией (Th. Spoeri, 1965). Е. Bleuler (1920) связывал потерю больными речевой задачи с расстройствами памяти. Об определенной связи этого явления с общими патогенетическими механизмами старческого слабоумия свидетельствуют наблюдения С. А. Вайсборд (1959), обнаружившей, что при уходе от заданной темы нередко происходит соскальзывание к теме давней жизненной ситуации.

Потеря больными речевой задачи приводит к особенно выраженным расстройствам диалогической речи. Диалогическая и монологическая речь являются производными предикативной функции речи, их нарушения характеризуют состояние этой функции. Монологическая речь онтогенетически является более высокой формой. Если для диалогической речи сигналом служит вопрос, заданный собеседником, то монологическая речь обусловлена такими факторами, как ситуация и ее влияние на запасы энграммированных речевых связей.

Расстройство развернутой повествовательной речи при старческом слабоумии встречается на более ранних этапах заболевания. При этом наблюдается многословная, расплывчатая речь, лишенная точных образов, стереотипное повторение фраз или отдельных оборотов, вербальные парафазии. Нередко речь больных в начальных стадиях старческого слабоумия производит впечатление атактической, недостаточно целенаправленной. Несколько позже выступают и нарастают расстройства диалогической речи.

Типично постоянно прогрессирующее обеднение словарного запаса. В то же время речь у больных старческим слабоумием при всей бедности словарного запаса длительное время сохраняет живость и естественность в противоположность медлительности и беспомощности речи при атеросклеротическом слабоумии (С. Г. Жислин, 1956). По мере оскудения словарного запаса возрастает количество стереотипных оборотов, выполняющих роль служебных слов, — речь больных становится все более фрагментарной, инкогеррентной, превращается в непонятный набор слов, вербигерацию. В исходных состояниях старческого слабоумия функция речи как средства общения оказывается разрушенной, речь этих больных сводится к невнятному бормотанию, в котором иногда удается уловить отдельные слова, сочетания слогов.

Характеризуя расстройства предикативной функции речи при старческом слабоумии, мы указывали на наличие при этом вербальных парафазии. Иногда это парафазии комплексного типа, когда слово заменялось близким в родовом отношении.

Так, больная Б., рассказывая о своем детстве, говорит: «Муж (вместо «отец») меня воспитал».

Такого рода вербальные парафазии встречаются на более ранних стадиях заболевания. При резко выраженных амнестических расстройствах наблюдаются своеобразные парафазии, когда необходимое слово заменяется словами, характеризующими какие-либо свойства предмета — так, вместо «часы» больная говорит — «это временное», вместо «карандаш» — «письменное», вместо «катушка» — «нитки для шитья». Иногда слово парафатически заменяется неологизмом, в образовании которого могут играть роль элементы контаминации, например, вместо «чайник» больная говорит «пьяник» (сплав слов «пить» и «чайник»).

Нередки вербальные парафазии по созвучию: вместо «катушка» — «каток», вместо «построим» — «потрогали». Постепенно парафатические замены слов начинают носить все больше случайный характер, и соответственно уменьшается способность больных замечать допущенные в речи ошибки и исправлять их. Известно, что вербальные парафазии, как это показала при изучении сенсорной и моторной афазии Э. С. Бейн (1961), не являются одной лишь словесной заменой, которая бы оставляла интактным мышление, процессы обобщения.

Характер вербальных парафазии при афатических состояниях определяется особенностями нарушения мышления, внутренней и экспрессивной речи. При старческом слабоумии вербальные парафазии лишены специфичности, обусловленной очаговым поражением той или иной речевой зоны. Они выявляются, как и при атеросклеротическом слабоумии, эпизодически. Их динамика соответствует нарастанию интеллектуально-мнестических расстройств. Предпосылкой возникновения вербальных парафазии при старческом слабоумии, возможно, является нестойкость словесных рядов, обусловленная глубокими амнестическими расстройствами.

Больным старческим слабоумием не удается повторение простого распространенного предложения, что свидетельствует о выраженных затруднениях запоминания, удержания и повторения словесного ряда.

На ранних этапах заболевания обнаруживается нарушение номинативной функции речи. Для исследования номинативной (обозначающей) функции речи проверяют возможность обследуемого называть предметы, их изображение на рисунке. Для этого желательно использование рисунков различной степени сложности — реалистических, силуэтных, контурных, с перспективой и без нее, с вспомогательными деталями и без них, таблиц Поппельрейтера. Исследование речи в этих случаях в какой-то степени совпадает с исследованием оптического гнозиса.

В начале заболевания при относительно верном назывании показываемых предметов отмечаются ошибки при назывании этих предметов по изображению. Степень испытываемых больными затруднений зависит от сложности оптико-пространственного восприятия и необходимости дополнить рисунок недостающими деталями. Так, значительно хуже воспринимаются рисунки с пространственной перспективой и лучше воспринимаются рисунки, выполненные как бы в одной плоскости. Значительны затруднения больных при восприятии силуэтных рисунков. Так, изображение будильника, на котором видны стрелки и цифры циферблата, может еще восприниматься и оцениваться верно, тогда как, увидев один лишь силуэт будильника, больные проявляют совершенную несостоятельность.

Таким образом, можно полагать, что в нарушении номинативной функции речи при простом старческом слабоумии определенную роль играет оптико-гностическая недостаточность, внешне напоминающая очаговую оптическую агнозию и отличающаяся от последней меньшей выраженностью расстройств восприятия, их постепенным возникновением и нарастанием. Наряду с этим на более поздних этапах заболевания у больных старческим слабоумием отмечаются и явления амнестической афазии.

У больных с простой формой старческого слабоумия отмечаются такие особенности амнестически-афатических проявлений, как ничтожная эффективность подсказки и отсутствие поисков необходимого слова. Так, подсказка почти всего слова далеко не всегда помогает больным, причем ее эффективность значительно уменьшается по мере течения заболевания. Что касается поисков необходимого слова, то амнестическая афазия при старческом слабоумии отмечается на относительно поздних этапах заболевания, когда на смену многоречивости приходит речевая аспонтанность, происходит снижение речевой активности. Эти обстоятельства существенно отличают амнестическую афазию при простом старческом слабоумии от истинно очаговых амнестических афазий.

Амнестическая афазия выявляется у больных простым старческим слабоумием при одновременном наличии персевераций. Возникновение персевераций при старческом слабоумии связано с патологической инертностью раздражительного процесса и слабостью активного торможения (Н. П. Татаренко, 1934, Л. В. Гаккель, 1951). Если персеверации при очаговых поражениях речедвигательного анализатора замечаются самим больным, пытающимся их преодолеть, то при старческом слабоумии позиция больного в отношении персевераций иная — он их не замечает. Аналогичное явление в рамках очаговой патологии наблюдается при одновременном поражении речедвигательного и речевоспринимающего анализаторов, при старческом же слабоумии это явление — один из признаков диффузного поражения коры большого мозга, не оставляющего интактными оба анализатора.

Дальнейшее углубление расстройств номинативной функции речи тесно связано с прогрессированием не только амнестически-афатических, но и оптико-гностических расстройств и слабоумия, приводящего к нарушению отождествления образа слова и его значения.

Например, больная Б. по просьбе обследующего называет показываемые ей предметы следующим образом:
Карандаш — Это хорошо. вот. Это пожалуйста.
Лампочка — Это ваше. ваше.

Тогда опыт видоизменяется: по просьбе обследующего больная должна выбрать называемый предмет из нескольких лежащих на столе. Однако и в этом случае она обнаруживает свою несостоятельность, свидетельствующую о полном выпадении номинативной функции речи.

Исходом нарушения номинативной функции речи при старческом слабоумии является абсолютная невозможность называния предметов при полной безуспешности подсказки. Даже называемое обследующим слово больной не относит к реальному объекту.

Наряду с устной речью при подозрении на старческое слабоумие у больных обязательно исследуют письменную. Это исследование нужно повторять, так как именно сравнение аграфических расстройств на различных стадиях заболевания позволяет обнаружить некоторые их характерные особенности. С этой целью проверяют способность обследуемого писать произвольно, под диктовку, а также воспроизводить так называемые автоматизированные энграммы. При старческом слабоумии отмечается определенная последовательность расстройств письменной речи.

Вначале ухудшается возможность произвольного письма, затем письма под диктовку и, наконец, списывания и воспроизведения автоматизированных энграмм. Если в начале заболевания больные старческим слабоумием еще могут писать под диктовку, обнаруживая при этом большое количество парафазии и заметные изменения почерка (буквы становятся угловатыми, деформируются), то впоследствии они не могут даже списывать и воспроизводить автоматизированные энграммы — стереотипно пишут одни и те же каракули, утратившие сходство с буквами. Такого рода бессмысленную вереницу неразличимых букв, переходящих в однообразно повторяющиеся штрихи, Е. Kraepelin назвал «сенильной аграфией». Явления аграфии при старческом слабоумии связаны с расстройствами праксиса, амнестически-диспрактическими нарушениями (Е. Domains, 1923; Morlaas, 1929). По нашим наблюдениям, у больных старческим слабоумием оказывается нарушенным осмысление ставящейся перед ними задачи, отмечается углубляющееся со временем забывание почти всех букв. Несомненна роль и конструктивной апраксии в генезе аграфических расстройств — больные не могут копировать буквы и несложные рисунки, фигуры и т. д.

В аграфических нарушениях при старческом слабоумии большую роль играют персевераторные механизмы. Они проявляются не только в исходном состоянии, когда больные многократно воспроизводят одну и ту же букву или каракули, но и на более ранних стадиях болезни.

Так, больной Н. было предложено написать под диктовку: «Ваня и Петя возвращались из школы домой. По дороге они встретили Таню». Вначале больная отказалась, заявив, что «не умеет рисовать» (парафазия вместо «писать») затем написала: «Ваня и Петя рисовали, рисовали, возвращались из школы домой. По дороге они захотели вернуться домой. Таню они встретили».

Динамика аграфических расстройств при старческом слабоумии свидетельствует о постепенном общем распаде всей функции письменной речи без преимущественного выпадения какой-либо одной ее стороны, как это бывает при очаговых поражениях сосудистого генеза, протекающих с синдромом моторной или сенсорной афазии. При этом аграфические проявления не опережают расстройства устной речи, как бывает при болезни Альцгеймера.

Расстройства чтения, обнаруживаемые при старческом слабоумии, как и аграфические расстройства, отличаются неуклонной прогредиентностью. Вначале это нарушение понимания прочитанного. Чтение вслух производится автоматически. Появляются и становятся все более частыми паралексии, которые со временем больные перестают замечать и не исправляют даже при обращении их внимания на допущенные ошибки. Нередко при чтении слово заменяется другим, начинающимся с того же слога.

Так, больная Х. фразу «Начищенный самовар блестит как золото» читает следующим образом: «Начищенный сахаром блестит как золото»; фразу «Нельзя питаться одними пирогами» читает так: «Нельзя питаться одинаково пирогами».

По мере нарастания расстройств чтения вербальные паралексии сменяются грубыми литеральными. Например, «лопата» читается как «латата», «арбуз» — «арбув», «береза» — «бразиня» и т.д. На поздних стадиях простого старческого слабоумия буква как бы теряет свое сигнальное значение, больные утрачивают способность читать, не отличают буквы от цифр и других знаков.

psyera.ru

слабоумие нарастающее

Большой медицинский словарь . 2000 .

Смотреть что такое «слабоумие нарастающее» в других словарях:

Слабоумие — I Слабоумие (dementia; синоним деменция) стойкое оскудение и упрощение психической деятельности, характеризующееся нарушением познавательных процессов, поведения, обеднением эмоций и индивидуальных черт характера (вплоть до полного их… … Медицинская энциклопедия

Слабоумие — – дефицитарный психопатологический синдром, который подчёркивает факт глубокого снижения и/или недоразвития интеллекта в результате органического повреждения головного мозга. На самом деле при слабоумии страдает не только собственно интеллект, но … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

слабоумие прогредиентное — (d. progrediens; син. С. нарастающее) С. с неуклонно нарастающими явлениями распада психической деятельности … Большой медицинский словарь

Шизофрения — – 1. эндогенное прогредиентное психическое заболевание с характерным симптомокомплексом и развитием выраженного в разной степени психического дефекта; 2. общее название ряда психотических расстройств с общими в основных чертах, но раличными в… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

ХОРЕЯ — – форма гиперкинеза; характеризуется непроизвольными, быстрыми, нерегулярными движениями, возникающими в различных мышечных группах. Термин «хорея» применяется для обозначения как са мостоятельных заболеваний, при которых хореический гиперкинез… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

ПИКА БОЛЕЗНЬ — (Pick), описанная автором под названием «ограниченная сенильная атрофия мозга», характеризуется главным об разом очаговыми симптомами, развивающимися постепенно при отсутствии инсультов и относящимися б. ч. к синдрому левой височной… … Большая медицинская энциклопедия

ЭНЦЕФАЛИТЫ — ЭНЦЕФАЛИТЫ, воспаления головного мозга, анат. клин. симптомокомплекс, к рый вызывается различными этнол. факторами: инфекцией, интоксикациями, травмой. Значение каждого из вышеперечисленных факторов расценивается неодинаково, причем роль… … Большая медицинская энциклопедия

Ста́рость. Старе́ние — Старость, старение. Старость закономерно наступающий период возрастного развития, заключительный этап онтогенеза. Старение неизбежный биологический разрушительный процесс, приводящий к постепенному снижению адаптационных возможностей организма;… … Медицинская энциклопедия

Эхинококкоз — Echinococcosis Жизненный … Википедия

Наркотические свойства трамадола — Содержание 1 Краткое описание медицинских свойств 2 Правовой статус … Википедия

dic.academic.ru

Медицинская учебная литература

Учебная медицинская литература, онлайн-библиотека для учащихся в ВУЗах и для медицинских работников

Под слабоумием понимается стойкое малообратимое ослабление психической деятельности, ее обеднение и упадок. Проявляется оно ослаблением памяти, снижением интеллекта и чувственным оскудением. Наблюдавшаяся в течение всей жизни эволюция психической деятельности сопровождалась приобретением новых знаний, навыков и умений, в основе которого лежало образование новых нейроассоциаций, т. е. осуществление творческой замыкательной функции коры.

Таким путем расширения новых знаний и возрастания их сложности формировался и обогащался жизненный опыт человека. Однако при слабоумии этот процесс в большей или меньшей степени замедляется, а затем и полностью прекращается вплоть до невозможности приобретения даже простых знаний и умений. При прогредиентных же мозговых процессах неуклонное обеднение, распад прошлого жизненного опыта. Формирование и нарастание слабоумия, таким образом, в отличие от продуктивной симптоматики, представляет собой проявление негативных психических расстройств.

В реальной психической патологии слабоумие выступает всегда наряду с продуктивной симптоматикой, формы проявления которой здесь существенно видоизменяются. Так, галлюцинации на фоне слабоумия бледнеют, тускнеют; бредовые идеи теряют актуальность, системы их «разрыхляются» и распадаются; эмоциональные синдромы становятся монотонными, однообразными. В финале погредиентных процессов достигающее крайней степени выраженности слабоумие завершается состоянием психического маразма (при прогрессивном параличе, в исходах абиотрофических процессов и старческих психозов).

В зависимости от причин возникновения слабоумие подразделяется на врожденное недоразвитие психики — олигофрению (малоумие) и приобретенное (деменцию), возникающее в результате прогрессирующих психических заболеваний.

Врожденное (олигофреническое) слабоумие представляет собой более или менее выраженную степень недоразвития психики, задержки психического развития. Проявляется это прежде всего и наиболее ярко в недоразвитии интеллекта, в невозможности абстрактного мышления, а при тяжелой степени олигофрении — в полной невозможности образования понятий и даже отвлеченных представлений. Память явно недостаточна и только механическая, запас знаний ничтожный. Резко страдают речевые функции, а в тяжелых степенях олигофрении больные овладевают лишь одним-двумя десятками слов. Бедность эмоций достигает такой степени, что высшие чувства вообще не формируются и больные живут лишь низшими эмоциями, связанными с их инстинктивными потребностями.

Приобретенное слабоумие (или деменцию) подразделяют на виды в зависимости от характера поражения головного мозга; заболевания, в результате которого оно возникло, или же по его психопатологической структуре. Вряд ли можно использовать для этого характер поражения головного мозга, так как клиническая характеристика слабоумия часто расходится с распространенностью мозгового процесса: при диффузных поражениях головного мозга, например, при церебральном атеросклерозе, слабоумие будет парциальным, а при локальных поражениях, например, при опухолях головного мозга, оно может быть общим. Один и тот же тип деменции может наблюдаться при разных заболеваниях, поэтому наиболее правильно при делении слабоумия на разновидности основываться на их психопатологической структуре, хотя выдержать этот принцип до конца чрезвычайно трудно. В зависимости от психопатологической структуры слабоумия можно выделить четыре его разновидности.

Тотальное слабоумие проявляется одновременным относительно равномерным поражением всех форм познавательной деятельности: мышления, памяти, чувств, внимания и др. При тотальной деменции невозможно образование абстракций, грубо нарушается логическое мышление, резко снижается обобщающий уровень доступных больному понятий и выявляется слабость суждений. Интеллект более или менее грубо снижается, утрачивается критика, суждения и поступки больных становятся нелепыми. Ослабление памяти имеет диффузный характер, т. е. касается как неспособности запоминания текущих событий, так и воспроизведения прошлых. Резко страдает активное внимание: больной не способен сосредоточиться на задаваемых ему вопросах. Налицо чувственное оскудение, т. е. неуклонное ослабление высших чувств с обнажением и бесконтрольностью низших, инстинктивных эмоций. Эмоциональный фон в одних случаях (прогрессивный паралич, болезнь Пика) эйфорически-благодушный, в других (старческое слабоумие) угрюмо-раздражительный, в третьих — безразличный. Больные быстро утрачивают индивидуальные психические особенности, личностные установки и навыки поведения (распад «ядра личности»). Тотальное слабоумие характерно для грубоорганических процессов с нарастающим снижением интеллекта (прогрессивный паралич, старческое слабоумие, болезнь Пика и др.).

Парциально-дисмнестическое слабоумие характеризуется поражением лишь отдельных сторон познавательного процесса — памяти и эмоциональной сферы — при относительной сохранности интеллекта, критики, а также высших чувств (морально-этических, долга, такта и др.) и навыков социального поведения («ядра личности»). Память нарушена не диффузно (как при тотальной деменции), а по дисмнестическому типу, когда больные, правильно воспроизводя сами факты, прошлые события, не могут расположить их в надлежащей хронологической последовательности: то, что было недавно, относят в далекое прошлое, а давние события явно приближают к настоящему. Неспособные воспроизвести нужный факт в данный момент, они вспоминают его несколько позже и т. п.

Чувственная сфера страдает в форме эмоциональной лабильности, нестойкости настроения, недержания аффектов, раздражительности и легкой слезливости (слабодушие). Критика (даже к дефекту своей памяти) долго сохраняется, и больные, желая избежать своего конфуза и насмешек, стремятся отвлечь собеседника шуткой, каламбуром или ссылкой на усталость от необходимости датировать события. Больные не совершают нелепых действий, интеллект в основном не страдает, социальные контакты больных сохранены. Данный тип деменции наиболее свойствен сосудистым поражениям головного мозга (церебральный атеросклероз, гипертоническая болезнь), но может встречаться и при других заболеваниях.

Парциально-диссоциативное слабоумие, свойственное шизофрении, состоит в утрате внутреннего единства психической деятельности, т. е. тесного взаимодействия между мыслительными, эмоциональными и волевыми процессами при относительной сохранности памяти и интеллекта. Типичным симптомом здесь является атактическое мышление в виде атактических замыканий (ассоциативная связь некоординируемых между собой понятий и представлений, сочетание несочетаемого в суждении), атактической речевой спутанности, неологизмов и резонерства. Четко выражена чувственная тупость с чертами неадекватности, утрата воли, неспособность к активности и извращенные формы деятельности, т. е. абулия с парабулией. Выявляемая у больных относительная сохранность формально-мнестических и интеллектуальных данных никак не способствует достижению больными хоть какой-то социально-трудовой адаптации в связи с разъединенностью их мыслительных, эмоциональных и волевых функций и именно из-за этого они остаются пассивными, безучастными и беспомощными.

Концентрическое слабоумие. Данный тип деменции проявляется постепенно нарастающим сужением интересов больного на собственной личности и соматических функциях, которое накладывает специфическую печать на характер ослабления интеллекта, памяти и внимания. Мышление больных становится вязким, тупоподвижным, обстоятельным с застреванием на ненужных деталях и мелочах. Абстракция и обобщения не удаются, мышление становится конкретным, направленным на обслуживание сугубо личных, эгоистических интересов больного. Чем более интересы больного концентрируются на его эгоистических и телесных функциях, тем заметнее различие интеллекта больного по отношению к общественным, научным и профессиональным вопросам, с одной стороны, и к лично-эгоистическим и соматическим — с другой. В последних случаях больной производит впечатление несравненно большей сохранности. В том же плане изменяется и память больных, которые хорошо, точно и в деталях запоминают и воспроизводят все, что касается их лично-эгоистических интересов и телесных функций, но у них обнаруживается явное снижение памяти на все остальное (общественные, профессиональные и другие вопросы). Внимание нарушено по персеверативному типу. Степень ослабоумливания при этом типе деменции как бы определяется сужением круга интересов больного. Оно типично для эпилепсии, но может встречаться и при других болезнях.

auno.kz