Нарушения интеллекта при шизофрении

Интеллект при шизофрении

Расстройства класса шизофрения – это наиболее распространенные психические расстройства. Шизофрения имеет характерные признаки: легко диагностируется в наше время, однако тяжело поддается лечению.

Шизоподобные расстройства могут развиваться внезапно, у вполне здорового человека. При этом возраст проявления шизофрении охватывает все возрастные группы.

Основные черты расстройств сходного с шизофренией характера включают в себя:

  • Возможность проявления независимо от возраста;
  • Эмоциональная составляющая мобильной восприимчивости ярко выражена;
  • Наличие волевой составляющей мобильной восприимчивости;
  • Наличие интеллектуальной составляющей мобильной восприимчивости.
  • Признаки и симптомы шизофрении, и шизоподобных расстройств подобного класса включают в себя:

  • Бредовые суждения, слуховые и визуальные галлюцинации, и другие психические патологии, включая продуктивную симптоматику;
  • Снижение жизненных резервов, снижение физического и психического тонуса. Полная апатия, снижение интереса к жизни, включая социальную и физическую сферу человека;
  • Проявление шизофрении приходиться на период между тринадцатью и восемнадцатью годами. За исключением ювенильной шизофрении (проявление которой приходится на младший школьный/дошкольный возраст).
  • Интеллект при различных видах шизофрении — Аутизм

    Аутизм – психическое и соматическое расстройство, которое наличивствует в себе специфику развития интеллекта. Так, интеллектуальные способности при аутизме имеют частичный характер. Человек может являться гением в той или иной области науке.

    Однако психическая часть развития аутизма, подразумевает в себе психическое расстройство, которое затрагивает фактор социального общения.

    Очень часто шизофрению путают с различными проявлениями аутизма, так как оба этих психических расстройства имеют похожие симптомы.

    Интеллектуальная амбивалентность, проявляющаяся при шизофрении, также является отличительной особенностью развития интеллекта в целом. Способность скрывать свою шизофрению, как и способность грамотно и логически обуславливать свою бредовую симптоматику является, первыми признаками преображения интеллекта.

    Первые проявления шизофрении, такие же, как и у аутизма. Также в этом у индивидуума начинают проявляться прочие шизоидные признаки, включая: наличие амбивалентности (во всех проявления), галлюцинаций и бреда.

    Галлюцинации и бред, которые проявляются в процессе развития данного шизофрении очень часто путают с проявлением бурной фантазии. Все эти факторы очень сильно затрудняют диагностирование болезни. Зачастую вплоть до окончания подросткового возраста, человек может не подозревать о наличии у себя шизофрении.

    Шизофрения – воспитание и интеллект

    Несмотря на то, что шизофрения напрямую влияет на интеллектуальные способности человека, эта болезнь имеет далеко не самую главную роль.

    Так, немаловажную роль в развитии интеллектуальных способностей играет воспитание человека. Люди, обучением которых занимались в детстве гораздо более интенсивно, имеют гораздо меньший риск получить данное психическое заболевание.

    Подтверждения этому факту можно найти в различных источниках медицинской и психологической литературы.

    Роль воспитания немаловажна, так как она влияет также и на наличие эмоциональной составляющей, которая играет немаловажную роль в дальнейшем развитии интеллекта.

    Амбивалентность и Резистивность

    Излишняя холодность матери по отношению к своему чаду, усугубляет возможность проявления различных психических расстройств, в том числе и шизофрении. Нельзя недооценивать общий факт наличия стрессов при развитии интеллекта.

    При большом количестве стрессов в виду низкой амбивалентности и резистивности индивидуума в младшем школьном возрасте, есть повышенный риск получить не только шизофрению, но и аутизм. Оба этих заболевания в значительной мере влияют на развитие интеллектуальных способностей и особенностей когнитивного восприятия.

    Амбивалентность – это способность воспринимать влияние, поддаваясь и видоизменяясь согласно самому влиянию.

    Резистивность – способность сопротивляться негативному психическому/физическому влиянию на организм.

    Мнения ученых касательно влияния шизофрении на интеллект в значительной мере расходятся. Есть несколько весьма несходных между собой мнений:

    Одна из групп ученых считает, что интеллект при шизофрении страдает весьма в малой степени, или не страдает вовсе. Все связанные с интеллектом нарушения больше затрагивают волевую сферу человека. А аутизм является напрямую нарушением эмоциональной сферы.

Человек с психическим расстройством в большей мере утрачивает свои навыки социального восприятия. (В частности это можно заметить в случаях с параноидальной шизофренией, интеллектуальные способности при которой не затрагиваются, в общем);

Известный математик, лауреат нобелевской премии, Джон Форбс Нэш страдал от проявления параноидальной шизофрении. И именно параноидальная шизофрения помогла ученому составить уникальную математическую модель, которая и сделала его лауреатом нобелевской премии.

  • Вторая группа считает, что не шизофрения влияет на интеллектуальные патологии, а наоборот уровень интеллекта больше влияет на проявления шизофрении. Это мнение подтверждает тем фактом, что гораздо больше людей страдает от шизофрении, в том случае если их интеллектуальные способности находятся на среднем уровне или ниже;
  • Третья группа считает, что шизофрения и интеллектуальные способности имеют обоюдную взаимосвязь. Нарушения в мышлении, которые вызывают шизофрению в дальнейшем, усугубляются под воздействием самого психического расстройства. Именно когнитивная сфера наибольшим образом страдает под воздействием эмоциональной и волевой. Нарушение я-образа в таком случае может снизить интеллектуальные способности человека на физическом или психосоматическом уровне;
  • Последняя группа считает, что изменение функций интеллекта завязано не столько на самой шизофрении, сколько на подспудных факторах. Именно лечение шизофрении (его медикаментозная составляющая) напрямую влияет на нейроны головного мозга. А нейролептики, а антипсихотики, действие которых до сих пор до конца не изучено, изменяют человека полностью.
  • Шизофрения достаточно сложно диагностируемое заболевание. Это накладывает определенные ограничение на изучения патогенеза болезни в целом. Можно лишь с полной уверенностью утверждать о первопричинах, которые вызывают нарушения интеллекта.

    Несмотря на обилии теорий утверждающих обратное, можно судить о том, что Интеллект при шизофрении сохраняется полностью. Изменяется только само восприятие, которое влияет не на уровень интеллекта, а на сферу его применения.

    Так, больной шизофренией использует свои когнитивные ресурсы не для того чтобы вести полный образ жизни, а дл того чтобы логически обосновывать свой бред, или скрывать свою болезнь.

    Дофаминовая стимуляция

    В виду особенностей протекания шизофрении, стоит сказать о том, что наиболее популярной остается теория, дофаминовой стимуляции.

    Дофаминовая стимуляция – основная причина, возникновения и развития многих психических заболеваний. Также именно дофаминовая стимуляция, которая впоследствии вызывает дофаминовую зависимость.

    Дофаминовая зависимость является первоисточником для наличия иного рода зависимостей: никотиновой, алкогольной, сексуальной, токсической, адреналиновой, и прочих.

    Дофамин является первоисточником для выработки норадреналина и адреналина. А также является гормоном, который может вызвать чувство счастья и наслаждения.

    Именно сторонники дофаминовой теории, а также влияние её на течение болезни вывели формулу, которая позволяет в значительной мере облегчить течение шизофрении при помощи препаратов класса: нейролептики, и антипсихотики. Побочным эффектом применения таких препаратов, является состояние хронической депрессии, которое может возникнуть у человека, страдающего от шизофрении. Также именно нейролептики снижают функции когнитивной сферы человека.

    Причины нарушения интеллекта при шизофрении

    Несмотря на то, что прямого влияния шизофрения на интеллектуальные способности не имеет. Есть ряд сведений, благодаря которым можно судить о том, что именно шизофрения косвенно является основной причиной нарушения интеллекта.

    В первую очередь стоит знать, что шизофрения это не только психологическая болезнь, но, а также и весьма тяжелое соматическое заболевание. Во время прогресса болезни, полностью изменяется структура головного мозга, включая те отделы, которые отвечают за интеллект человека.

    Важно знать: такие изменения в голове больного происходят не при всех подвидах шизофрении. Параноидальная шизофрения, например, не имеет воздействия на когнитивную составляющую человека.

    Нейролептики и антипсихотики также являются не последним фактором, который влияет на развитие или деградацию интеллекта. В значительной мере изменяя структуру работы нейронов, и блокируя дофамин, но и напрямую влияют на снижение умственных способностей человека. Рисперидон, оланзапин галопериол в наибольшей мере влияют на интеллект. Однако именно эти препараты дают наибольший эффект, и обладают наименьшими побочными эффектами.

    Зависимости наркотического характера, которые возникают при приеме нейролептиков и антипсихотиков, могут напрямую повлиять на уровень интеллекта больше чем любой из вышеперечисленных факторов. Точно известно, что потребление дезоморфина, алкоголя, и прочих психотропных препаратов разрушают мозг.

    Причиной возникновения таких зависимостей может стать низкий уровень дофамина.

    Для шизофрении свойственно возникновение так называемого эмоционально-волевого дефекта, при котором больной просто не использует свой интеллект. В психиатрии подобное состояние сравнивается с закрытым книжным шкафом, содержимое которого никого не интересует.

    Снижению интеллекта при шизофрении способствуют нейролептики, и это подтверждают многие ученые. Но в настоящее время широко используются атипичные нейролептики, которые обладают наименьшей токсичностью, поэтому они имеют меньше побочных эффектов, при их приеме почти не возникает экстрапирамидных расстройств.

    Особенности изменения интеллектуальной деятельности при шизофрении

    Особенности изменения интеллектуальной деятельности при шизофрении могут не проявляться долгое время. В виду некоторых особенностей организма человека, таких особенностей может не быть вовсе.

    Однако если шизофрения протекает достаточно мягко, и наблюдаются стадии ремиссии, интеллект практически не затрагивается.

    В случае же злокачественных вариантов проявления шизофрении (быстро прогрессирующая шизофрения, сопутствующие психические отклонения, которые не позволяют в полной мере использовать атипичные антипсихотики), снижение умственных способностей выражается достаточно явно.

    В большинстве случаев, изменяется не уровень интеллекта, сколько проявляется свойства волевого-эмоционального эффекта, когда человек не использует свой интеллект, или использует его в качестве способа скрыть свою болезнь.

    В таком случае невозможно скорректировать интеллектуальные способности, однако возможно скорректировать поведения, сделав человека социально вменяемым. Это процесс проводят при помощи специальных психотерапий, которые позволяют больному полностью осознать наличие у себя болезни, что впоследствии способно замедлить развитие болезни и изменить сферу применения интеллекта (в случае эффекта эмоционально-волевой амбивалентности.)

    Главной особенностью изменения интеллектуальных способностей заключается в изменении способа, которым составляется логическая цепочка. Это было обнаружено, когда больных шизофренией заставляли решать сложные задачи.

    С такими задачами, шизофреники справлялись гораздо быстрее, чем здоровые люди. Однако когда шизофреникам давали, достаточны, просты е задачи, они их не могли решить, так как зачастую искали подвох или создавали почву для дополнительных суждений, которая по очевидным причинам мешала решить поставленную задачу. Такие изменения интеллекта наибольшим образом проявлялись при диагнозе: параноидальная шизофрения. И наименьшим образом такое изменение мышления проявлялось при ювенильной шизофрении.

    Ювенильная шизофрения: психическое расстройство класса шизофрения. Основная особенность ювенильной шизофрении: возраст её проявления.

    Ювенильная шизофрения проявляется в очень раннем возрасте: известны были случаи, когда такой диагноз ставали детям в возрасте от пяти лет.

    При этом далеко не всегда удается поставить правильный диагноз, вместо ювенильной шизофрении очень часто диагностируется психическое расстройство – не уточненный неорганический психоз. Он имеет одну особенность. В виду неточности критериев, определяющих подтипы шизофрении, не уточненный неорганический психоз является самым часто употребляемым диагнозом.

    Основная особенность ювенильной шизофрении – отсутствие

    бредовых суждений, и изменения когнитивной сферы восприятия человека. Вместо этого человек становиться подвержен галлюцинациям, которые наиболее активно проявляются во время приступов.

    Психотерапия как наука в наше время находиться на достаточном уровне развития, для того чтобы провести правильный психоанализ и назначить соответствующую психотерапию, которая поможет максимально корректировать и социализировать больного. В случае если психическое расстройство было правильно и вовремя диагностировано, есть вероятность полного избавления от шизофрении.

    psytheater.com

    Нарушения интеллекта при шизофрении

    Трудность раскрытия природы психических заболеваний обус ловлена прежде всего чрезвычайной сложностью и опосредованн остью связи между основными клиническими (психопатологическими) проявлениями болезней и их биологической сущностью. В этом отношении они, несомненно, «превосходят» все остальные заболевания человеческого организма. Психопатологические фе номены в виде измененного поведения больных, их поступков, идей, высказываний и тому подобного представляют собой итоговое, результативное выражение нарушенного протекания сложной цепи мозговых процессов.

    Опосредованность связи между клиническими проявлениями и биологической сущностью болезней диктует усиливающуюся во всем мире тенденцию к мультидисциплинарному изучению их, выражающую объективную необходимость «тащить» всю цепь, опосредующую эту связь. Поскольку клинические проявления представляют собой результативное выражение скрытых за ними нарушений сложных мозговых процессов, только на основании анализа этих проявлений нельзя раскрыть характер лежащих в их основе нарушений мозговой деятельности. Поэтому изучению подлежат процессы на всех уровнях сложности, исследуемые при помощи методов соответствующих наук: психологии, нейрофизио логии, биохимии, биофизики, генетики и т. д. Каждое звено изу чения необходимо, но недостаточно для выяснения природы и ме ханизмов развития психической патологии.

    Наиболее ответственным в этой цепи является переход от кли нических проявлений к их биологическим механизмам через изу чение закономерностей нарушения психических процессов и свойств личности, что довольно долго с легкой руки эпигонов уче ния о высшей нервной деятельности у нас недооценивалось. Это нанесло серьезный урон отечественной психиатрии и медицине в целом.

    Если психопатологические данные выявляют закономерности проявлений нарушенных психических процессов [136], то экспе риментально-психологические исследования должны дать ответ на вопрос: как нарушены закономерности строения (протекания) самих психических процессов и свойств личности при той или иной патологии? Поэтому основная задача психологических исследований при изучении патологии психики — исследование пси хических процессов, психической деятельности и связанных с ни ми свойств личности.

    Целесообразность, обоснованность исследования тех или иных конкретных видов психической деятельности определяются осо бенностями изучаемой болезни, известными психопатологическими данными о ней.

    Рассматривая проблему нарушений психической деятельности при шизофрении, мы имеем в виду не все возможные и наблю дающиеся в течение болезни виды ее патологии, а те изменения, проявления которых отражаются в так называемых негативных изменениях, негативных симптомах болезни, относящихся к стойким, малообратимым изменениям личности, характерным для ши зофрении. Сюда не относятся все те разнообразные нарушения мышления и восприятия, которые, развиваясь довольно быстро, характеризуясь динамичностью и, как правило, обратимостью (спонтанно или под влиянием терапии), возникают в связи с ост ротой состояния больных и наблюдаются в картине различных синдромов — кататонических, галлюцинаторно-параноидных, пар афренных и т. д. Речь идет о тех изменениях психических про цессов, психопатологические проявления которых, характеризуясь стойкостью (стабильностью или прогредиентностью) и входя в структуру различных синдромов, могут наблюдаться с самого на чала болезни (даже до манифестных ее проявлений). Наиболее отчетливо выступают вне острых состояний, при непрерывном вялом течении процесса или в ремиссиях.

    Одной из наиболее старых (но не устаревающих) проблем, обусловливающих значимость экспериментально-психологическо го исследования закономерностей изменения познавательных про цессов, является проблема своеобразия негативных психопатологических проявлений мышления и восприятия при шизофрении. Тем общим, что объединяет большинство клиницистов, независи мо от их взглядов на природу, сущность и течение шизофрении, является подчеркивание необычности, причудливости расстройств мышления при шизофрении, невозможность приложить к ним известную «мерку» слабоумия, которое встречается при других пси хических заболеваниях, в частности при органических пораже ниях мозга.

    По мнению многих авторов, в отличие от патологии мышления при органических поражениях центральной нервной системы, ко гда одновременно нарушаются способности и операции воспроиз ведения, внимания, синтеза, абстрагирования и т. д., при шизофрении больные, иногда даже с грубым дефектом, могут неплохо выполнять некоторые виды довольно сложной мыслительной дея тельности (счетные операции, решение конструктивно-простран ственных задач, игра в шахматы и т. п.), демонстрируя при этом неплохую способность концентрации внимания и воспроизведе ния ранее усвоенного материала.

    Эти клинические данные, «е давая сами по себе возможности понять характер нарушенного протекания процессов мышления, постоянно стимулировали и стимулируют исследователей к рас крытию сущности изменений познавательных процессов. И дело не только в субъективном желании и потребности понять этот странный. клубок особенностей, это парадоксальное сочетание, необъяснимое с точки зрения «нормальной психики» и не имею щее аналогий среди других известных видов ее патологии. Необ ходимость исследования закономерностей измененного протека ния познавательных процессов, лежащих за этими проявлениями, диктуется более глубокими мотивами, связанными с положением о том, что эти изменения выражают то «особенное», то своеобра зие патологии мозговой деятельности, которым, в частности, эта болезнь отличается от других психических заболеваний.

    Другой мотив, определяющий интерес и объективную значи мость изучения особенностей психической деятельности при шизофрении, связанных с негативными психопатологическими ее проявлениями, обусловлен значением самих этих проявлений (стойких, необратимых изменений личности) в общей клиниче ской картине болезни. При всех успехах психиатрии «течения», при основополагающей роли критерия динамики (смены) синдро мов, используемого для обнаружения стереотипов развития бо лезни (форм течения), психопатологическая характеристика не гативных изменений психики три шизофрении остается на сегод ня одним из клинических критериев, цементирующих понятие шизофрении и отграничивающих ее от других психических забо леваний.

    Едва ли надо раскрывать значение выявления механизмов, углубления наших знаний о сути тех психопатологических прояв лений, которые, являясь столь типичными, служат как объединению понятия шизофрении, так и отграничению его от других но зологических категорий.

    Несмотря на то что еще со времен Е. Блейлера [172] рас стройства мышления рассматривались как основной, первичный симптом шизофрении, на основе которого формировались вторич ные симптомы заболевания, многие авторы, в том числе и сам Е. Блейлер, при анализе этой патологии выходили за рамки изу чения собственно познавательных процессов. Так, М. О. Гуревич и М. Я. Серейский [40] полагали, что у больных шизофренией нарушается мышление при сохранности «предпосылок интеллек та», страдают не столько интеллектуальные способности, сколько умение пользоваться ими. При этом они исходили из принятого в функциональной психологии противопоставления интеллекта как совокупности изолированных способностей и мышления, сущность которого заключаются в специальной «интерпсихической активности», интегрирующей и регулирующей интеллектуальные функ ции. И. Берце [170], X. Груле [189] говорили о потенциальной сохранности интеллекта при шизофрении и снижении активности мышления как следствии снижения общей психической актив ности.

    Факты, свидетельствующие о сохранности памяти у больных шизофренией при своеобразном изменении мышления, послужили основой для предположения ряда авторов о разобщении, отсутс твии согласованности актуального мышления у этих больных с опытом прошлого. Причина такого разобщения усматривалась каждый раз в соответствии с общепсихологической теорией, которую разделял тот или иной исследователь.

    Так, Е. Блейлер [15] считал, что отрыв мышления от опыта у больных шизофренией является следствием разрыхления ассоциаций, и это ведет к установлению ложных, не соответствующих опыту связей. Результатом такого «отрыва» является также и то, что эти больные лучше, чем здоровые, воспринимают отклонения от обычного и могут проводить идеи, которые здоровым представляются немыслимыми. Е. Блейлер высказал предположение, что такие черты шизофренического мышления, как склонность к новому, необычный ход мышления, свобода от традиций при отсутствии грубого разрыва ассоциаций, должны благоприятство вать продуктивности в области искусства.

    Другие авторы [169—171; 189] пытались объяснить разобще ние мышления больных шизофренией с опытом прошлого, исходя из противопоставления продуктивного и репродуктивного мышления. Они говорили о нарушении продуктивного мышления у больных шизофренией при сохранной репродуктивной деятельности. «Разобщение мыслительного задания с опытом прошлого» является следствием «гипотонии сознания» [170]. Это снижение ведет в конце концов от «активной продукции к голой репродукции… Вместо мыслящей переработки содержания опыта выступает слепая игра форм мышления». По Берингеру, суждения больных ши зофренией каждый раз строятся заново вне обычного материала мышления, задача не решается в плане имеющегося опыта и зна ний. Причину такого разобщения автор видит в недостаточности «интенциональной дуги».

    Основанный на противопоставлении продуктивного мышления репродуктивному вывод о неспособности больных шизофренией к продуктивной деятельности [169; 189; 94] противоречит извест ным фактам о сохранной способности этих больных к выполнению определенных видов мыслительной (а не чисто репродуктивной) деятельности: математического мышления, игры в шахматы, кон структивной деятельности и т. д. Эти же факты не дают основа ния для столь категорического вывода о разобщении актуального мышления с опытом прошлого. Такое разобщение сделало бы не возможной всякую продуктивную деятельность у больных шизо френией.

    Практически все исследователи, разрабатывавшие проблемы шизофренического дефекта, и в дальнейшем опирались на эти данные, свидетельствующие о своеобразии нарушений психики у больных шизофренией. В качестве основных характеристик шизо френического дефекта выделялись прежде всего аутизм (отгоро женность больного от других людей, погруженность в свой внут ренний мир, потеря контакта с окружающими), эмоциональное обеднение, снижение психической активности. Большинство авто ров особо подчеркивают наличие диссоциации на разных уровнях психической деятельности, как на уровне мышления, так и в бо лее широком плане, парциальность отмечается и в эмоциональ ной жизни в распределении интересов и направленности лично сти. Указанные черты образуют то особое качество, которое про является при любом синдромальном «оформлении» клинической картины шизофрении. Это своеобразие на разных этапах изучения шизофрении обозначалось по-разному: как «схизис», «ослабление интенции», «дискордантность», «изменения личности». Это качество особенно явно выступает при ослаблении остроты состоя ния— в ремиссии, на этапах вялого, спокойного течения или в исходах болезни. Многие авторы связывают специфику проявлений шизофренического дефекта в первую очередь с личностными изменениями, нарушением структуры личности (дисгармония личностного склада [135], деформация структуры личности [196], дискордантность личности [183], а наличие псевдоорганических особенностей некоторые из них отмечают лишь при углублении дефекта.

    Другой подход к рассмотрению шизофренического дефекта недоучитывает его специфику, поскольку к основным его проявле ниям относится редукция энергетического потенциала [179], а также астенические и псевдоорганические расстройства. Измене ния в сфере личности, эмоций, мышления вообще не рассматри ваются в этом случае как признаки дефекта, поскольку они обра тимы и включаются в дефект вторично.

    В последние годы в систематике шизофренического дефекта наметилась тенденция рассматривать его как «политетический», имеющий сложную структуру, включающую как псевдоорганиче ские нарушения, так и шизоидные изменения личности [167]. В. Ю. Воробьевым [26] была сформулирована гипотеза об «ин теграционной» природе шизофренического дефекта, сочетающем как шизоидные, так и псевдоорганические изменения. Согласно этой концепции при медленном темпе течения заболевания на первый план выступают шизоидные изменения личности, которые завершаются формированием дефекта типа «фершробен». При прогредиентном течении шизофрении в структуре дефекта преобладают псевдоорганические расстройства, а личностные нарушения формируются по типу дефицитарных шизоидов. Интеграция двух тенденций в развитии единого дефекта позволила объеди нить две крайние точки зрения в трактовке шизофренического де фекта, по-разному оценивающие его специфику.

    Для психологического анализа такого сложного и противоре чивого явления, как патология психической деятельности при шизофрении, необходимо рассмотреть все имеющиеся клиниче ские и экспериментальные данные с позиций современной психологической науки, используя ее новые теоретические и методоло гические подходы.

    Наибольшее число экспериментальных работ было посвящено изучению познавательных процессов при шизофрении (мышле нию, восприятию). Многие из них велись и ведутся до сих пор в русле традиционного анализа соотношения уровней когнитивных процессов — чувственно-конкретного и абстрактного [29; 190; 185; 222; 181; 210; 235]. На этом пути было получено большое число противоречивых фактов, одни из которых свидетельствовали о преимущественно «конкретном» характере мышления больных шизофренией, другие, напротив, о «сверхабстрактности» этих больных. Ряд исследований, проведенных в плане сопоставления двух уровней мышления, не подтвердили как вывода о конкретности мышления больных шизофренией, так и противоположного вывода об абстрактном характере мышления этих больных. Авто ры этих исследований, используя различные тесты на классифи кацию предметов и формирование понятий, отмечают необыч ность обобщений больных шизофренией.

    Таким образом, результаты исследований, ведущихся в плане анализа уровней мышления, свидетельствуют о неадекватности такого подхода для выявления патологии мышления, специфич ной для больных шизофренией. Бесперспективность указанного направления все более осознается многими прежними ее сторон никами.

    Другая линия исследований психических процессов была свя зана с выявлением фактов и механизмов так называемых «сверхвключений» при шизофрении. Этот термин был введен Н. Каме роном [173; 174; 175], который в своих работах подчеркивал су щественное отличие мышления больных шизофренией от детского мышления, с одной стороны, и от нарушений мышления, наблю даемых при органических заболеваниях центральной нервной системы,— с другой. Автор характеризует мышление больных как «сверхвключающее», т. е. больные при решении различных задач привлекают избыточное количество категорий или, как это обо значалось впоследствии, информации. Это явление Камерон свя зывал с нарушением межличностных отношений, подчеркивая тем самым роль социальной детерминации этой патологии.

    В дальнейшем исследования патологии психической деятель ности велись главным образом в рамках когнитивного направле ния. Суть его состоит в фиксации постбихевиористских ориента ции психологии, включающей в свой предмет совокупность позна вательных процессов (восприятие, память, мышление, представ ление). В качестве ведущей детерминанты поведения здесь полагается не стимул, а знание окружающей человека действительно сти, конечной целью его является анализ закономерностей орга низации и функционирования внутренних репрезентаций среды.

    Исследования когнитивной ориентации шли в двух направле ниях. Первое основывалось на информационном подходе к ана лизу психических явлений и психической патологии; второе, не ограничиваясь анализом собственно когнитивных процессов, ста вило вопрос о влиянии на эти процессы межличностных отноше ний.

    Факты сверхвключений в познании при шизофрении были ши роко описаны и в разных исследованиях часто получали весьма неоднозначную интерпретацию. Так, в работах канадского иссле дователя Т. Вековича и его сотрудников [247] эти явления были интерпретированы с позиций известной и широко распространенной в настоящее время селективной теории американского психо лога Дж. Брунера [22]. Наличие сверхвключений в мышлении больных шизофренией связывалось с их неспособностью к удер жанию установки [234] или с невозможностью противостоять эмоциональным стимулам [242]. Дальнейшие исследования пробле мы сверхвключающего познания связаны как с уточнением само го понятия, так и с усовершенствованием методов его изучения [177].

    Направление исследований, связанных с изучением сверхвключений при шизофрении, представляется продуктивным преж де всего в отношении выявления фактов, отражающих своеобра зие патологии мышления при шизофрении по сравнению с други ми видами нарушений мышления. Эти факты свидетельствуют о расширении у больных шизофренией объема информации, круга свойств и отношений, включаемых в процесс мышления. Несмот ря на многочисленные попытки дать разные интерпретации этих фактов, истинные психологические механизмы этой патологии остаются невыясненными. Полученные данные либо анализиру ются с позиций теории информации, либо предпринимаются по пытки их интерпретации с позиций разных физиологических тео рий. При этом собственно психологические закономерности пато логии познавательной деятельности не являются предметом ана лиза.

    Второе направление исследований, связанных с когнитивной ориентацией, ведется в русле психодинамической концепции, под черкивающей ведущую роль средовых воздействий (в первую очередь внутрисемейных отношений) на формирование патологии психических процессов. Наиболее активно эти работы проводятся в США (Национальный институт психического здоровья, Йельский университет и др.). Эти исследования направлены на изучение семей, имеющих шизофренического потомка [206; 226; 248; 249].

    Включение в исследование родителей и их потомков предполагало возможность поиска общих особенностей психики, с этой целью определялся познавательный стиль тех и других. В этих работах подчеркивалась ведущая роль средовых, внутрисемейных отношений в формировании как патологии психики, так и самой шизофрении.

    Однако в настоящее время все более утверждается мнение о том, что нарушение семейных отношений является необходимым, но недостаточным условием для развития шизофрении и формирования особого познавательного стиля, который рассматривается в качестве «основной патологии» при шизофрении [186], т. е. в развитии данной патологии допускается влияние и других факторов, в частности генетического и конституционального. В этом плане ведутся работы с использованием близнецового материала [216].

    Область изучения познавательных стилей лежит на стыке психологии познавательных процессов и психологии личности. Интерес к ней, явно обозначившийся в американской психологии в на чале 50-х годов, свидетельствует об осознании того факта, что изучение только общих закономерностей, свойственных всем лю дям, не может удовлетворять психолога. Не менее важным явля ется вопрос об индивидуальных особенностях познавательной деятельности. Таким образом, изучение познавательных стилей явилось необходимым дополнением к исследованию общих механизмов познавательной деятельности. Познавательный стиль рас сматривается как особенность познавательных процессов (в первую очередь восприятия и мышления), которая устойчиво прояв ляется у человека в различных ситуациях, при решении разных задач. Следует подчеркнуть, что здесь речь идет о стилистиче ских особенностях познавательной деятельности, изучаемых неза висимо от ее содержания.

    Безусловным достоинством этого подхода являются выход за пределы исследования собственно когнитивных процессов, изучение их личностного аспекта. Однако само понятие «нарушение когнитивного стиля» основано на рассмотрении конгломерата различных видов патологических реакций и процессов без анали за их внутренних взаимосвязей как отражения единой системы.

    Важное место в современных исследованиях занимают вопросы о роли социального опосредования психической деятельности. В них затрагивается широкий круг проблем, в частности, связан ных со способностями больных шизофренией к генерированию идей и принятию решений в интерперсональных проблемных си туациях, к решению межперсональных проблем [220]. Было по казано, что больные шизофренией по сравнению со здоровыми людьми имеют менее сложные и дифференцирующие личностные конструкты. Рядом авторов исследовалось влияние социального подкрепления и социальных оценок на поведение больных шизо френией. Результаты исследований показали меньшую подвер женность больных социальному подкреплению и снижение роли социальных оценок, что, безусловно, оказывает влияние и на ка чество межперсональных отношений и функционирования. Для его изучения создаются различные теоретические модели. Одна ко отдельные компоненты, входящие в структуру межперсональ ного функционирования, как правило, изучаются изолированно друг от друга, а не в единой системе [245].

    Целостную картину особенностей социального поведения боль ных шизофренией, включающую и мотивационный, и регуляторн ый, и поведенческий компоненты, можно получить лишь при реализации деятельностного подхода в исследовании, предпола гающего изучение больных в реальной деятельности, в процессе их «живого» взаимодействия с окружающими.

    Деятельностный подход к анализу психических явлений раз рабатывается в отечественной психологии, в его основе лежат труды С. Л. Рубинштейна [123], А. Н. Леонтьева [77]. Суть его составляет положение о том, что психическое формируется и реа лизуется в деятельности человека посредством сложного взаимо действия внешних и внутренних условий.

    С. Л. Рубинштейн раскрыл принцип индивидуализации лично сти как избирательность внутреннего по отношению к внешнему, способность внутреннего преобразовывать внешнее, опосредовать его и объективировать. Развивая далее эти положения, К. А. Абульханова-Славская [2] подчеркивает принципиальное значение этого метода в построении теории личности и в разра ботке ее типологии. Особенность такого подхода состоит в том, что этот метод не предполагает набора черт личности, а выявляет движущие силы ее активности, соотносит их с социальными потребностями, с общественными движущими силами. Часто в социальной психологии разрываются внутренняя активность лич ности и ее социальные позиции, динамика усматривается только в смене ролевых позиций, в их исполнении, не затрагивающем внутренней активности личности. Диалектический принцип — внешние причины действуют через внутренние условия — фикси рует не факторное совпадение тех или иных особенностей лично сти с теми или иными общественными процессами, а причинные способы связей внешних и внутренних тенденций, реализуя прин цип анализа личности через ее жизнедеятельность. Организация жизни личностью осуществляется при одновременном встречном процессе регуляции со стороны общества и на основе саморегуляции. Одной из форм активности, которая может по праву считать ся движущей силой личности, является ее направленность.

    Личностный подход помогает преодолеть разрыв между рас смотрением мышления как интеллекта, с одной стороны, и когни тивного отношения к миру — с другой. Предметом первого явля ется решение проблем и задач, предметом второго — познание со циального мира. Соответственно механизмы интеллекта как творчества и решения проблем—одни, механизмы когнитивного отношения к миру — другие. Как отмечает К. А. Абульханова-Слав ская [3], выявить единство и различие двух областей знаний, развивающихся сегодня обособленно, возможно только через ана лиз личности. Преобладание в когнитивном отношении проблем ного аспекта, способность преодолеть установочность мышления и т. д. зависят не только от интеллектуального потенциала лич ности, ее креативности, но и от ее социально-психологической по зиции, перехода к выделению универсального и общезначимого. Если личность стоит на общезначимых позициях, ее мышление не монологично, а диалогично, объект рассматривается одновре менно с разных позиций; ее установки, когнитивные схемы носят более всеобщий характер по сравнению с личностью, занимаю щей эгоцентрическую позицию.

    Основой, определяющей рассмотрение психики человека в це лом, является личность в единстве ее исходных побуждений и мо тивов, ее направленности и конечных целей. Задачей психологи ческой. науки является выделение отдельных компонентов и рас крытие структурных взаимосвязей внутри этого единства. Этот подход развивался в целом ряде исследований советских психо логов. В патопсихологии такой личностный подход осуществлялся прежде всего в трудах Б. В. Зейгарник [46—50].

    Б. В. Зейгарник указывала на два возможных пути в исследо вании патологии личности: более прямого — наблюдения за пове дением и реакциями больного в ситуации эксперимента наряду с анализом данных историй болезни и опосредованного выявления изменений личности с помощью эксперимента, например при ис следовании познавательных процессов, поскольку познавательные процессы не существуют изолированно от установок личности, ее потребностей, эмоций. Она явно отдавала предпочтение методам, реализующим деятельностный подход по сравнению с использо ванием анкет, опросников и т. д. Такой деятельностный подход реализовался в экспериментальных исследованиях путем изуче ния системы мотивов у больных [49; 51].

    Категория синдрома, синдромальный психологический анализ нарушений психической деятельности являются центральным мо ментом настоящей работы.

    Вслед за А. Р. Лурия [82], исследовавшим больных с локаль ной (очаговой) патологией головного мозга, нами с конца 60-х годов разрабатывается и применяется синдромный психологический подход при изучении природы психических болезней [111; 112; 114; 115]. Онтологическую основу синдрома составляет всякое патологическое состояние организма, обусловливающее измене ние комплекса (системы) взаимосвязанных функций и процессов.

    Продолжая эту линию исследований применительно к анализу патологии психической деятельности у больных шизофренией, мы рассматриваем нарушение мотивации в структуре основного па топсихологического синдрома. Он представляет собой систему на рушенных психических процессов и свойств, составляющих пси хологическую основу негативных изменений психики при шизофрении (аутизм, снижение психической активности, эмоциональ ного изменения и др.). Задачей исследования являются выделение отдельных компонентов внутри этой единой системы и анализ их взаимосвязей. Определение ведущих компонентов в структуре психологического синдрома позволит рассмотреть его разновид ности.

    Гипотеза исследования: ведущим компонентом патопсихологического синдрома, определяющего специфику шизофренического дефекта (всех его разновидностей), является нарушение потребн остно-мотивационных характеристик психической деятельности. Они включают систему потребностей, в первую очередь потреб ность в общении, характеристики психической активности, опре деляемые потребностями, и эмоционально-волевые процессы.

    Нарушение исполнительского компонента регуляции — средств осуществления деятельности (способности, операции, способы действий, навыки, умения и т. д.) — вторично и зависит от уровня снижения потребностно-мотивационных характеристик психики.

    Гипотеза и основные задачи определили методические прие мы исследования, предполагающие включение испытуемых в ви ды деятельности, различающиеся по структуре, содержанию, сложности, по степени социального опосредования, выполнение которых связано с разными уровнями регуляции.

    Согласно сформулированной гипотезе особое значение имело введение в ситуацию эксперимента разного рода мотивирующих стимулов. Это позволяло обнаружить скрытые, резервные возможности испытуемых, которые вследствие снижения мотивации оставались у них нереализованными. Вместе с тем сам факт воз можности повышения уровня деятельности под влиянием моти вирующих стимулов мог бы стать наиболее прямым доказатель ством мотивационной природы снижения уровня социальной ре гуляции деятельности.

    Существенной особенностью исследования явился принцип клинической определенности изучаемой группы больных. Недо оценка значения четкой клинической дифференциации больных в рамках шизофрении является наиболее распространенной ошиб кой большинства психологических исследований данной пробле мы, как отечественных, так и зарубежных. Неоднородность об следуемых больных не позволяет выявить действительных зако номерностей нарушения психических процессов, так как при разных вариантах болезни эти закономерности могут быть различ ны. Необходимость клинической дифференциации диктуется на правленностью исследования на изучение изменений психических процессов, лежащих в основе негативных психопатологических проявлений болезни.

    Нами исследовались различные возрастные группы больных непрерывной и приступообразной шизофренией в сопоставлении с соответствующими возрастными группами здоровых испытуе мых. Общей клинической чертой исследованных больных явля лось наличие в разной степени выраженных негативных симпто мов при практическом отсутствии продуктивной симптоматики в период исследования: больные, как правило, исследовались в со стоянии ремиссии.

    www.psychiatry.ru