Нарушения мышления при шизофрении

История психологии и психиатрии.
Расстройство мышления при шизофрении

Главным симптомом шизофрении является расстройство мышления. У больных нарушаются возможности правильного установления связей между понятиями, представлениями. Фразы порой строятся грамматически правильно, но в них нет логической последовательности в изложении мыслей, то есть мыслительные процессы идут не по законам логики, а становятся паралогическими. Происходит своеобразное искажение действительности, оторванность от реального мира, больной уходит в мир своих искаженных понятий и представлений. Такое аутистическое мышление ставит больного вне существующей действительности. Мыслительные процессы становятся инертны, безынициативны, нецеленаправлены. Возможны наплывы мыслей и провалы в них (пустоты). В отдельных случаях отсутствие четкости приводит к застою в мыслях, повторению их.

У некоторых больных мышление принимает резонерский характер: оно не ведет к познанию действительности, а искажает ее, отсутствие фактического материала и способности к абстрагированию лишает его конкретности, возможности делать обобщения, умозаключения. Все эти нарушения выявляются в речи и письме, которые становятся ограниченными илн обильными, витиеватыми, стереотипными, символистичными.

Многие больные склонны к образованию новых слов. «Гоопшелон» — так больной С. назвал предложенную им реорганизацию всех настольных игр. «Актив — нейтраль — пасси» — обозначала больная В. свои вышивки. Нередко речь, письмо становятся разорванными, своеобразным словесным «салатом», в котором имеются лишь обрывки мыслей. Иллюстрацией этого является приводимое ниже письмо больного Е., написанное дочери.

«Здравствуй, дочурка дорогая моя Светлана.

Пишу тебе письмо из безымянно й бесконечности достижений человеческого совершенства ума и способности разума. В данное время мое личное самочувствие удовлетворительно-отличное. Память образов, периодически вспоминаю о тебе согласно моих личных желаний со связанными ассоциациями, движениями и продолжения ми в совершенстве помню тебя и твою детскую улыбку. Я твой голос в совершенстве словесно-письменных контактов, наших лучших взаимоотношений, соображений, всегда воплощалось в прекрасное твое будущее, в каждые мысли мои лучшие открытия в области социологической, физиологической, понемногу и закономерному праву по достоинству принадлежат тебе, мой дорогой, искренний, милый. »

У большинства больных имеются бредовые идеи. Они могут носить характер преследования, отношения, воздействия. Бред может быть систематизированным, стойким, длительным, чаще всего — нелепым. Приведем выдержку из обширного «труда» больного В. П. О. под названием «Краткие сведения о гипнозе».

«Основной признак — определение лиц, владеют силой гипноза и относящихся ко второй подгруппе, является — у этих лиц кора головного мозга или вся черно-бархатного цвета, или же верхняя часть коры голов. ного мозга черно-бархатного цвета, а в нижней част и коры головного мозга имеется поясок оранжевого или темно-оранжевого фосфорически светящегося цвета. Почти во всей этой подгруппе в коре головного мозга заводятся насекомые (мухи), то же самое черно-бархатного цвета микроскопической величины, а в глубина головного мозга появляются черви белого цвета, микроскопической величины». Описанные нарушения мышления постепенно привдят к изменениям памяти, ее обеднению.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

www.psystatus.ru

Нарушение мышления

В истории изучения шизофрении отмечался особый интерес к особенностям познавательной деятельности больных. Процессы мышления здесь всегда были в центре внимания и учитывались как при дифференциальной диагностике этого заболевания с другими психическими расстройствами, так и при исследованиях, проводимых в рамках изучения патогенеза шизофрении (Поляков Ю.Ф., 1972).

Несмотря на то что традиционно с точки зрения психопатологии многие симптомы нарушения мышления при шизофрении рассматриваются в круге позитивной симптоматики, мы описываем в данном разделе часть этих расстройств, полагая, что они имеют прямое отношение к когнитивному дефициту и граница здесь отчасти носит условный характер.

Психопатологические синдромы, в частности дезорганизация мышления и речи, не равнозначны патопсихологическим и нейропсихологическим феноменам, хотя бы на том основании, что они находятся в разном «понятийном пространстве», относящемся к разным дисциплинам: медицина и клиническая психология. Для иллюстрации вышесказанного отметим, что остро возникающие дезорганизация мышления и речи могут быть обратимы по мере купирования психотического состояния, проявления когнитивного дефицита, напротив, отличаются своей стойкостью.

На протяжении ХХ века произошла определенная эволюция взглядов и даже терминов, касающихся нарушения мышления при шизофрении. Такие образные выражения и слова, как «разноплановость», «соскальзывания», «разрывы», «расщепление», «атаксия» мышления, постепенно уступали свое место более четким понятиям клинической психологии. Попытки же вывести из анализа клинических проявлений суть нарушений познавательной деятельности при шизофрении с методологической точки зрения были ошибочны.

Специфичные для шизофрении нарушения мышления заметны как во время рецидива, так и в ремиссии заболевания, они необычны и трудно объяснимы, иногда оставаясь в тени, иногда заметно отражаясь на поведении больного.

Нарушение мышления при шизофрении

  • Нарушение образного и абстрактного мышления
  • Актуализация «латентного фона» (акцент на второстепенных деталях)
  • Символизм
  • Неологизмы
  • Персеверации
  • Бесмысленные рифмы
  • Агглютинация понятий
  • Е.А. Шевалев еще в 1930 г. предложил выделять при шизофрении прелогическое (архаическое) мышление, символическое и идентифицирующее мышление, типологически близкие к магическому. Автор полагал, что подобное мышление является результатом недифференцированного объединения восприятия и мифологической поэтики, преобладания защитной силы формул и символов, замены естественных явлений сверхъестественными и доминирующего значения веры. Е.А. Шевалев считал, что мышление, лежащее в основе бреда воображения и острого чувственного бреда при шизофрении, сходно с прелогическим мышлением настолько, что сложно дифференцировать формальные расстройства мышления с расстройствами мышления по содержанию.

    В разное время, в зависимости от доминирующих в научном сообществе идей, изменение мышления при шизофрении объясняли по-разному. Beringer (1936) писал о «недостаточности интенциональной дуги», при которой свои суждения больной каждый раз вынужден выстраивать заново, хотя и решая текущие задачи, но не используя при этом предыдущий опыт; Kleist (1942) пытался найти взаимосвязь патологии мышления с органическим поражением определенных областей мозга, R. Payne (1955) говорил о «нарушении коркового торможения», T. Weckowicz (1959) — об изменении «фильтрующей функции ретикулярной формации».

    В отечественной клинической психологии получили известность работы Л.С. Выготского (1936) (концепция нарушения понятийного мышления при шизофрении) и Б.В. Зейгарник (1962) (патология мышления), посвященные изучению особенностей познавательного процессе при шизофрении.

    Б.Ф. Зейгарник (1962) писала, что при явном патологическом характере мышления больных шизофренией для него не характерно «снижение» уровня понятийного мышления.

    Ю.Ф. Поляков (1966, 1969, 1972) — руководитель лаборатории патопсихологии Института психиатрии АМН СССР в центр внимания своих экспериментально-психологических исследований поставил анализ структуры познавательных процессов при шизофрении (процессы сравнения, классификации, обобщения, решения проблемных задач и др.). Познавательные процессы при этом сопоставлялись с особенностями зрительного и слухового восприятия.

    Психологический уровень для Ю.Ф. Полякова был промежуточным, связующим звеном между психопатологическим и патофизиологическим методами исследованиями.

    Особенно детально в лаборатории патопсихологии Инстиута психиатрии АМН СССР была изучена юношеская шизофрения, характеризующаяся вялым (непрерывным, а у части больных шубообразным) типом течения (наличие четких негативных симптомов на фоне стертой позитивной симптоматики), на взгляд сотрудников лаборатории (Мелешко Т.К., Богданова Е.И., Абрамян Л.А. и др), рельефно демонстрирующая основные нарушения мышления при этом заболевании.

    Ю.Ф. Поляков отмечал (1972), что некоторые исследователи, на основе своих экспериментально-психологических и литературных данных, стремятся определить роль нарушений познавательных процессов при шизофрении и ошибочно сопоставить ее с механизмов ее развития.

    С психодинамической точки зрения патология мышления при шизофрении объяснялась нарушением социальных связей, регрессом к предущим стадиям развития либидо. В последнем случае просматривалась и связь с идеями J. Jackson, писавшего о том, что душевные болезни возвращают человека на более раннний онто- и филогенетический уровень.

    Для мышления больного шизофренией характерна актуализация «латентного фона», второстепенных деталей, использование при обобщении малозначимых признаков понятий.

    Незначительные черты общей концепции, фрагменты, детали которые не актуальны для нормальной целенаправленной психической деятельности, занимают доминирующее место, становятся преобладающими.

    Больной шизофренией может оперировать неологизмами — словами с особым сочетанием (смешением) слогов, имеющими для него особый и только ему понятный смысл.

    Он придумывает слова, склонен к повторению одних и тех же слов и высказываний (персеверация), может бессмысленно рифмовать слова, исходя из звуковых ассоциаций.

    Границы между понятиями как бы стираются, а сами понятия утрачивают свой первоначальный смысл. В ряде случаев отмечается агглютинация (контаминация) образов и понятий. Последний симптом можно встретить в творчестве некоторых художников (И. Босх, С. Дали) или поэтов и писателей (Д. Хармс, К. Бальмонт).

    Проективные методики клинической психологии, в частности тест Роршаха, использовались достаточно активно при исследовании больных шизофренией. С помощью подобных методов анализировали мотивы и тенденции личности в процессе познавательной деятельности.

    При интерпретации пятен Роршаха больной шизофренией может одновременно видеть в одном фрагменте несколько образов.

    Опосредование понятий с помощью графических образов при шизофрении недостаточно способствует запоминанию и воспроизведению. Наряду с адекватными во многих случаях используются отдаленные, стереотипно повторяющиеся графические образы.

    Прерывистость мыслей и инородные мысли, как и переживание отнятия мыслей, представляют собой сравнительно частое явление при шизофрении.

    При шизофрении нарушено образное мышление. Эксперименты, в которых на фоне проведения фМРТ, требовалось создать определенные образы, показали, что больные шизофренией демонстрируют функциональную гипофронтальность и снижение активности префронтального дорсолатерального кортекса.

    В литературе встречаются указания на то, что эти результаты, возможно, обусловлены нарушением процессов мотивации при шизофрении. Дефицит мотивации — почти обязательный симптом шизофрении, заметно осложняющий изучение когнитивных нарушений. Интересно отметить, что при предоставлении финансовых стимулов, мотивация выполнения каких-либо действий при шизофрении усиливается. С усилением мотивации действительно повышается активность префронтального дорсолатерального кортекса.

    При шизофрении пациенты, даже на протяжении длительного времени страдающие этим психическим расстройством, могут демонстрировать возможность выполнения определенных мыслительных операций, требующих кратковременной концентрации внимания, например, сложные цифровые операции или игра в шахматы. Этот факт некоторые авторы начала ХХ века объясняли тем, что при шизофрении нарушен процесс мышления, но сохранены предпосылки интеллекта (Gruhle H., 1922). Об отрыве мышления от опыта вследствие «разрыхления ассоциаций» при шизофрении писал E. Bleuler (1911), подчеркивая что это ведет к формированию ложных, не соотвествующих прошлому опыту связей.

    Мы уже отмечали, что лица, предрасположенные к шизофрении, так же как и родственники больных, иногда обнаруживают сходные особенности процессов мышления.

    У многих талантливых математиков или игроков в шахматы среди родственников часто встречаются больные шизофренией.

    psyclinic-center.ru

    Этиология. Взаимовлияние биологических, психодинамических и социокультурных факторов (продолжение)

    В отличие от психодинамической психиатрии, исследования преморбидных особенностей личности больных шизофренией в отечественной психиатрии проводятся в основном с биологических позиций. При этом особенностям воспитания, непос­ редственному влиянию личностных особенностей и поведения родителей при­ дается гораздо меньшее значение или эти факторы не рассматриваются вовсе. В преморбидном состоянии больных параноидной формой шизофрении обна­ ружены сенситивные, астенические, шизоидные черты [Елгазина Л. М., 1958; Гиссен Л. Л., 1965]. На явления инфантилизма психики у детей и подростков, страдающих шизофренией, указывали Г. Е. Сухарева (1937), Т. П. Симеон и В. П. Кудрявцева (1959), В. Я. Плуде (1968). И. А. Шашкова (1970), Л. Г. Пе-кунова (1974) также обнаружили преимущественно шизоидные черты в пре­ морбидном состоянии больных, причем в ряде случаев было трудно решить, являются шизоидные черты характера результатом процессуальных негатив­ ных расстройств или они конституционально обусловлены. Исследования О. П. Юрьевой (1970) и М. Ш. Вроно (1972) позволили этим авторам счи­тать, что конституциональные личностные особенности и собственно симптома­тика шизофрении представляют собой единый, генетически связанный непре­рывный ряд (continuum) состояний в течении шизофренического процесса.

    Большое теоретическое значения для развития, обоснования и широкого применения в психиатрии методов прикладной социологии и психологии имела работа О. В. Кербикова «Микросоциология, конкретно-социологичес­ кое исследование и психиатрия» (1965). Автор утверждал: «Нет сомнений в том, что генез психических болезней во многом социальный. ». Е. С. Авер-бух (1966) и А. Д. Зубарашвили (1973) подчеркивали значение семейного психологического климата в генезе и проявлениях шизофрении, отмечали вли­яние личностных особенностей родителей на воспитание детей и на форми­ рование аутистических особенностей их психики. «Симптоматика шизофре­ нического процесса отражает как собственно церебральную патологию, так и вторичные личностные реакции — «специфические и неспецифические» — такова основная идея работы Е. С. Авербуха (1966). Е. С. Авербух (1972) говорил об этиопатогенезе шизофрении на клиническом разборе, используя следующую метафору: «Этиология шизофрении — это пластмассовый круг (грампластинка — прим. ред.), на который будет записана с помощью бо­роздок музыка клиники шизофрении. Композитором и оператором этой за­писи будет семья больного. Их отношения.»

    А. В. Снежневский (1972), формулируя концепцию «nosos» и «pathos» шизофрении, подчеркивал заслугу Э. Кречмера и других исследователей в том, что те «обнаружили и описали наличие почвы (истоков) в виде шизоидии, латентной шизофрении, на которой под влиянием еще не известных нам ус­ловий кристаллизируется в ограниченном числе случаев шизофренический процесс». Можно думать, что одним из таких условий может быть система специфических взаимоотношений в семьях больных. Касаясь проблемы био­ логического и социального взаимодействия, В. В. Ковалев (1973) трактовал патологическую зависимость страдающего шизофренией ребенка от матери как защитно-компенсаторную реакцию, вызванную дисгармоническим соот­ношением в онтогенезе явлений психической акселерации и частичной ретар­дации в психомоторной области. Личностная динамика непроцессуальной природы тесно спаивается в клинической картине с продуктивной и негативной симптоматикой.

    Н. М. Залуцкая (2003) показала, опираясь на концепции «диатез-стрес­са» и «экспрессивной эмоциональности», что нарушение центральных пара­метров личности родителей больных шизофренией и самих больных с одной стороны, и нарушение коммуникаций в семье — с другой, создают порочный круг этиопатогенеза шизофрении.

    В «ригидных псевдосолидарных семьях» подростки, заболевшие шизоф­ренией, достоверно чаще по сравнению с контрольной группой здоровых со­циально адаптированных подростков росли в условиях патологизирующего воспитания по типу эмоционального отвержения в виде «доминирующей ги­перпротекции», «повышенной моральной ответственности» и «жестокого об­ращения» [Эйдемиллер Э. Г., 1976, 1982].

    Охарактеризуем другие направления исследований.

    Нарушения мышления у больного шизофренией и семья. В истории изучения шизофрении всегда отмечался повышенный интерес к особенностям познавательных (и прежде всего мыслительных) процессов у больных ши­зофренией. При шизофрении имеют место нарушения ассоциативных процес­сов, способности к логическому мышлению, понятийному мышлению, актуа­лизации сведений из памяти [Выготский Л. С, 1932; Зейгарник Б. В., 1958; Поляков Ю. Ф., 1972; Скобцова А. Л., 1976]. Социально-психологические исследования показывают огромную роль семьи в формировании и развитии мышления ребенка. Основную роль при этом играет общение с ребенком родителей, которые направляют формирование мыслительных навыков, демон­стрируют правильное мышление. В общении с родителями ребенок учится использовать свое мышление для освоения окружающей действительности и решения разнообразных проблем. Понятно, что исследователи стремились выявить влияние семьи больного шизофренией на возникновение и развитие мыслительных процессов, в частности ее роль в появлении нарушений мыш­ления, характерных для шизофрении. Проведенные за последние десятиле­тия исследования показали, что условия жизнедеятельности такой семьи зат­рудняют формирование у ребенка особенностей мышления, которые характер­ны для здоровых людей, и способствуют нарушениям, которые характерны для больных. Противоречивы коммуникационные отношения родителей с ребен­ком. Речь идет прежде всего об интеллектуальной противоречивости — чаще всего о требовании родителей к ребенку, противоречивом и потому в действи­тельности невыполнимом, но его противоречивость оформлена так, что не опознается ребенком. Такое отношение получило название «двойной связи» Бейтсона. По мнению Бейтсона, при этом возникает психологическое состо­ яние, близкое к тому, которое изучалось И. П. Павловым в известном опыте: подопытная собака оказалась не в состоянии различать весьма похожие между собой по форме, хотя и различные по значимости круг и эллипс — состояние мыслительного, а затем и общепсихического «срыва». Родитель больного шизофренией нередко упрекает его в холодности и одновременно в неумении сдерживать проявления своих чувств [Bateson J., 1956].

    razvitie-rebenka.pro

    Нарушения мышления при шизофрении

    Психология и Психиатрия

    Популярные Фобии

    • Пиромания – это нарушение импульсивного поведения, которое выражается в безумной.
    • Гомофобия – это навязчивый страх индивида перед тем, что в истинном виде его лич.
    • Страх смерти (танатофобия) — это фобия человека, выражающаяся в навязчивой, неко.
    • Консультации

    • Ведмеш Н.А к записи Как забыть парня
    • Ведмеш Н.А к записи Приступы ярости
    • Света к записи Злость
    • Alya к записи Приступы ярости
    • Инна к записи Как пережить смерть мамы

    Пройдите наш опрос

    Нарушение мышления у человека – это расстройство процессов информационной обработки, выявление отношений, связывающих разнообразные явления либо предметы окружающей действительности, отклонения в отражении существенных свойств предметов и в определении связей, которые их объединяют, что порождает возникновение ложных представлений и мнимых суждений об объективно существующей действительности. Выделяют несколько типов нарушения процесса мышления, а именно расстройство динамики мыслительных процессов, патология операционального функционирования мышления и расстройства мотивационно-личностной составляющей мыслительной деятельности. В большинстве случаев, особенности мыслительного оперирования каждого пациента, квалифицировать в рамках одного вида нарушения процесса мышления практически не представляется возможным. Зачастую в структуре патологически измененной мыслительной деятельности пациентов отмечаются сочетания различных видов отклонений, находящихся в неодинаковой степени выраженности. Так, к примеру, расстройство процесса обобщения в ряде клинических случаев сочетается с патологиями целенаправленности мыслительных операций.

    Нарушение мышления являются одними из максимально часто встречаемой симптоматики психических заболеваний.

    Виды нарушения мышления

    Расстройство операциональной функции мыслительной деятельности. Среди основных операций мышления выделяют: абстрагирование, анализ и синтез, обобщение.
    Обобщение является результатом анализа, который вскрывает основные отношения, связывающие явления и объекты. Различают несколько этапов обобщения:
    — категориальный этап, заключается в причислении к виду, основываясь на существенных признаках;
    — функциональный – заключается в причислении к виду, основываясь на функциональных признаках;
    — конкретный – заключается в причислении к виду, основываясь на конкретных признаках;
    — нулевой, то есть операции нет – заключается в перечислении объектов или их функций без намерений обобщить.

    Патологии операциональной стороны мыслительного функционирования довольно многообразны, но можно выделить два крайних варианта, а именно понижение уровня обобщения и деформация процесса обобщения.

    В рассуждениях больных при понижении уровня обобщения превалируют прямые представления об объектах и событиях. Взамен акцентирования обобщенных свойств пациенты употребляют конкретно-ситуационные соединения, у них наблюдаются сложности в абстрагировании от конкретных элементов. Подобные расстройства могут протекать в легкой форме, умеренно выраженной и сильно выраженной степени. Такие нарушения обычно отмечаются при умственной отсталости, тяжелом течении энцефалита, при органической патологии головного мозга с деменцией.

    Можно говорить о понижении уровня обобщения исключительно в том случае, когда такой уровень у индивида был ранее, а потом понизился.

    При искажении операциональных процессов обобщения пациенты руководятся чересчур обобщенными свойствами, неадекватными действительным связям между предметами. Отмечается превалирование формальных, мимовольных ассоциаций, а также уход от содержательного аспекта задачи. Такие пациенты устанавливают исключительно формальные, словесные связи, истинное же отличие и похожесть не являются для них проверкой их суждений. Подобные расстройства мыслительной деятельности встречаются у индивидов, страдающих шизофренией.

    Психиатрия выделяет два наиболее распространенных расстройства динамики мыслительного функционирования: лабильность и инертность мыслительных операций.
    Лабильность заключается в непостоянстве тактики выполнения задания. У больных уровень обобщения отвечает их образованности и приобретенному жизненному опыту. Проведенные исследования свидетельствуют, что у испытуемых наряду с верно обобщенными заключениями могут отмечаться заключения, сделанные на основе актуализации случайных связей или базирующиеся на конкретно-ситуационном объединении предметов, событий в группу определенный класс. У индивидов с проявлениями лабильности мыслительного оперирования повышено «реагирование». У них отмечаются реакции на любые случайные раздражители, они вплетают в собственные суждения любой мимоходный стимул из внешней среды, при этом нарушая установленную инструкцию, теряя целенаправленность действий и последовательность ассоциаций.
    Инертностью мыслительной деятельности называют выраженную «тугую» подвижность переключения с одной деятельности на иную, сложность в изменении выбранного способа собственной работы. Инертность отношений прошлого опыта, сложности переключения приводят к понижению способности обобщения и уровня отвлечения. Больные не могут справиться с упражнениями на опосредование. Такая патология встречается у индивидов, страдающих эпилепсией или последствиями тяжелых травм мозга.

    При патологии мотивационно-личностной составляющей мыслительной деятельности наблюдаются такие проявления, как разноплановость мыслительных операций, резонерство, некритичность, бред.

    Разноплановость мыслительных операций проявляется отсутствием целенаправленности действий. Индивид не может классифицировать объекты и события, выделить общие признаки. Наряду с этим у них сохранены, такие операции, как обобщение, сопоставление и различение. Также больные воспринимают инструкции, но не выполняют их. Представления об объектах и суждения о явлениях протекают в различных плоскостях, вследствие чего отличаются непоследовательностью. Систематизирование и отбор предметов может совершаться на основе индивидуальных особенностей восприятия, вкусов индивидов и их привычек. Поэтому объективность представлений отсутствует.

    Резонерство можно представить, как нарушение логического мышления, которое проявляется в бессмысленном и пустом многословии.

    Индивид ударяется в продолжительные по времени бесконечные рассуждения, которые не имеют определенной цели и не подкреплены никакими конкретными идеями. Речь индивида, страдающего резонерством, характеризуется разорванностью, изобилует сложными логическими конструкциями и абстрактными понятиями. Зачастую больные оперируют терминами, не понимая их значения. Такие индивиды склонны постоянно терять нить рассуждения, а отдельные фразы в длительных рассуждениях нередко абсолютно между собой не связанны и не несут смысловой нагрузки. В большинстве случаев у больных также отсутствует и объект мысли. Философствования индивидов, страдающих резонерством, носят риторический характер. «Ораторам» с подобным нарушением не требуется ответная реакция или внимание собеседника. Данная патология характерна для шизофрении.

    Именно признаки, указывающие нарушение логического мышления, обладают огромным значением в диагностике психических недугов.

    Некритичность мыслительной деятельности характеризуется ее поверхностностью и незавершенностью. Мыслительный процесс перестает регулировать поведение и действия индивидов и прекращает быть целенаправленным.

    Бред проявляется в качестве умозаключения, суждения или представления, не связанного с информацией, которая поступает из окружающей реальности. Для больного соответствие его бредовых идей действительности не имеет значения. Индивид руководствуется своими умозаключениями, вследствие чего отстраняется от реальности, уходя от нее в бредовое состояние. Таких пациентов невозможно уверить в ложности их бредовых идей, они решительно уверены в их соответствии реальной действительности. По своему содержанию бредовые рассуждения отличаются огромным многообразием.

    Перечисленные типы нарушения мышления, преимущественно, характерны для умственной отсталости, деменции и шизофрении.

    Психический недуг, которому присуще грубое расстройство взаимодействия с окружающей действительностью, именуются шизофренией. Состоянию больных шизофренией может сопутствовать неадекватное поведение, различные галлюцинации и бредовые суждения. Для данного недуга характерен распад внутреннего единства чувств и воли, кроме этого отмечается нарушение памяти и мышления, вследствие чего больной индивид не может адекватно приспособиться к социальной среде.

    Шизофрения характеризуется хроническим прогрессирующим течением и имеет наследственную природу.

    Описанный психический недуг разрушительно воздействует на личность субъектов, меняя ее до неузнаваемости. Большинство людей ассоциирует шизофрению с галлюцинациями и бредовыми суждениями, однако на самом деле данная симптоматика вполне обратима, а вот изменения в мыслительных процессах и эмоциональной сфере нет.

    Нарушение мышления психология рассматривает в качестве наиболее часто встречающегося симптома психических заболеваний, в частности шизофрении. При диагностировании того либо иного психического недуга пси­хиатры зачастую руководствуются наличием одного или нескольких видов патологии мыслительной деятельности.

    Основные нарушения мышления имеют формальный характер и заключаются в утрате ассоциативных связей. У индивидов, страдающих шизофренией, изменяется не смысл суждений, а логические внутренние связи суждений. Другими словами происходит не разложение понятий, а нарушение процесса обобщения, при котором у пациентов появляется множество мимолетных, ненаправленных ассоциаций, отображающих весьма общие связи. При прогрессировании заболевания у больных изменяется речь, она становится разорванной.

    Для шизофреников характерно так называемое «соскальзывание», заключающееся в резком непоследовательном переходе от одной идеи к другому суждению. Подобное «соскальзывание» пациенты самостоятельно не в состоянии заметить.

    В размышлениях пациентов зачастую появляются «неологизмы», то есть они придумывают новые вычурные слова. Таким образом, проявляется атактическое (неконкретное) мышление.

    Также у шизофреников наблюдается бесплодное мудрствование, теряется конкретность и обобщенность речи, утрачивается координация между фразами. Больные придают явлениям, чужим высказываниям собственный тайный смысл.

    По данным проведенных экспериментов в сравнении с результатами здоровых индивидов, шизофреники лучше распознают раздражители, являющиеся менее ожидаемыми, а хуже – раздражители, более ожидаемые. Вследствие чего отмечается туманность, расплывчивость, замысловатость мыслительной деятельности больных, что провоцирует нарушения психических процессов при шизофрении. Такие индивиды не могут определить значимые связи, наличествующие между предметами, не выявляют второстепенные конкретно-ситуационные свойства, а актуализируют довольно общие, не отображающие реальной ситуации, зачастую поверхностные, мимовольные, формальные признаки.

    При шизофрении основные нарушения мышления нельзя рассматривать, не учитывая целостную жизнь личности. Нарушения мыслительной деятельности и личностные нарушения взаимосвязаны.

    При шизофрении нарушение памяти и мышления, расстройства внимания, также могут выявляться. Но при отсутствии изменений органического характера в головном мозге данные патологии являются следствиями расстройства мыслительной деятельности.

    Нарушения мышления у детей

    К окончанию раннего возрастного периода у маленьких индивидов складывается интеллектуальная деятельность, включающая способность к обобщениям, перенесению приобретенного опыта из начальных условий в новые, установлению отношений, наличествующих между предметами путем проведения своеобразных экспериментов (манипуляций), запоминать связи и применять их при решении задач.

    Нарушение мышления психология представляет в виде нарушений умственной деятельности, которые возникают при различных недугах или аномалиях развития психики, а также локальных поражениях мозга.

    Мыслительные процессы, протекающие в коре больших полушарий мозга малышей, обуславливает их взаимодействие с социумом.

    Выделяют следующие типы нарушения мышления у детей: соскальзывание, разорванность и разноплановость, опора на скрытые признаки.

    В связи с тем, что мыслительное оперирование – это процесс отображения конкретных признаков объектов, а также отношений, связывающих их, оно ведет к зарождению суждений и воззрений на объективную реальность. Когда наступает расстройство таких представлений, на смену может прийти ускорение мыслительных процессов. Вследствие чего у крох возникает самопроизвольная и быстрая речь, представления быстро меняют друг друга.

    Инертность мыслительной деятельности проявляется в замедление процессов, происходящих в коре полушарий. Речь ребенка характеризуется односложными ответами. О таких детях складывается впечатление, слово у них голова «без мыслей» – совершенно пустая. Подобное расстройство мыслительного функционирования может наблюдаться при маниакально-депрессивном синдроме, эпилепсии либо психопатии.

    Гораздо большим клиническим значением обладает инертность мыслительных процессов с торможением осмысления, сравнительной скудостью ассоциаций, неторопливой и немногословной обедненной речью.

    Инертность мыслительной деятельности ведет к затруднению усвоения больными детьми школьной программы, так как они не в состоянии обучаться в одинаковом темпе со здоровыми малышами.

    Разорванность мыслительного функционирования обнаруживается в отсутствии целенаправленности умственной деятельности, нарушаются отношения, устоявшиеся между объектами или представлениями. Порядок мыслительного оперирования искажается, при этом иногда может сохраняться грамматическая структура фраз, что трансформирует речь, лишенную смысла, во внешне упорядоченное предложение. В случаях, когда теряются грамматические связи, мыслительная деятельность и речь преобразуется в бессмысленный словесный набор.

    Нелогичность (непоследовательность) рассуждений проявляется в чередовании верных и неверных методов выполнения упражнений. Данную форму нарушения мыслительной деятельности легко исправить посредством акцентированного внимания.

    Откликаемость умственного функционирования у детей проявляется изменчивостью способов выполнения упражнений.

    psihomed.com