Настроение при эндогенной депрессии

Эндогенная депрессия – это депрессия, появляющаяся без особых на то внешних причин, вне зависимости от того, что происходило или происходит на данный момент в жизни человека. Симптоматика этого вида депрессии практически не отличается от других видов – это тоскливое настроение, заторможенность в движениях и психической активности, суицидальные наклонности, тревога, деперсонализация, нарушение сна и потеря аппетита и т.д. Одним из самых ярких проявлений эндогенной депрессии врачи называют болезненно сниженное настроение, которое характеризуется человеком как подавленность, беспросветность и тяжесть на душе.

Эту тоску больные отличают от обычной печали или горя, однако им сложно объяснить, чем же именно она отличается. Никакие приятные события, известия, удовольствия и прочие положительные моменты не могут повлиять на настроение пациента – именно на этом факте и ставится диагноз эндогенной депрессии, а также проводится отличие от психогенного депрессивного расстройства.

Тревога в таком состоянии может проявляться по-разному, в зависимости от степени тяжести заболевания: в самых худших случаях – ажитация или так называемым « тревожным оцепенением», доходящим иногда до полного ступора; в более легких формах – ощущением неотвратимости приближающейся катастрофы или смерти, физически выражающемся в сжатии в груди, удушье, болях в области сердца. При этом разграничение состояний тревоги и тоски представляется весьма затруднительным не только для самого пациента, но и для врача, поскольку истинная тревога, возникающая вне аффективного психоза, должна сопровождаться естественным снижением настроения.

Болезненно измененное настроение характеризуется застойными патологическими аффектами и никакие внешние воздействия не могут повлиять на настроение больного, либо влияют весьма незначительно. Для человека, страдающего эндогенной депрессией, характерно суточное изменение настроения, когда утром человек ощущает особо сильную тоску, а к вечеру она немного смягчается. Хотя при тяжелых случаях колебаний может и не быть. Здесь более уместен синдром «извращенного суточного ритма», когда к вечеру просматривается ухудшение настроения, вызванное усилением обсессий, сомнений и тревожных переживаний.

Еще один важный синдром – психическая заторможенность, проявляющаяся в виде замедления темпа мышления, а иногда и речи. Человек долго осмысливает вопросы, ему необходимо продолжительное время на формулировку ответа и выражение своей мысли. Пациенты говорят о том, что мысли становятся «медленными», «неповоротливыми», не логичными. При этом, темп мышления замедляется на всем протяжении беседы, в отличие от астении.

Аналогично и с двигательным замедлением – оно постоянно и неизменно. Пациенты жалуются на непроходящее чувство усталости, с котором они не в силах справиться.

Однако, при всех этих симптомах пациент не считает себя больным. Во-первых, потому что нет внешней причины для тоски, а, во-вторых, потому что эндогенная депрессия практически никогда не сопровождается телесными заболеваниями, а все соматические проявления не настолько значительны, чтобы пациент обращал на них достаточное внимание.

Больные эндогенной депрессией практически никогда не плачут, но их мучает невыносимые идеи самообвинения, самоуничижения и малоценности, которые невозможно преодолеть.

Сложность диагностики и лечения данного вида депрессии заключается именно в том, что причины как таковой нет, поэтому не понятно в чем суть проблемы и с чем бороться, поэтому зачастую безграмотно проведенная психотерапия может не только оказаться безрезультатной, но иногда даже навредить больному.

podavlen.ru

Что такое эндогенная депрессия и как ее лечить?

end-depression.jpg

В самом общем смысле депрессией называют эмоциональное расстройство личности, имеющее определенные симптомы. Симптомы эти обычно четко структурированы, но основные представлены так называемой триадой признаков, включающей подавленное настроение, психическую и двигательную заторможенность.

Одним из видов такого расстройства является эндогенная депрессия. Вообще, по причине появления можно разделить все депрессивные расстройства на реактивные и эндогенные.

Реактивные или психогенные депрессии появляются как ответ на определенную травмирующую ситуацию (потеря близкого человека, переезд, увольнение с работы, серьезный конфликт и т.д.), т.е. здесь причина заболевания не зависит от самого человека.

Эндогенные же или внутренние депрессии появляются в виде реакции на недостаток определенных нейромедиаторов: серотонина, дофамина и норадреналина. Таким образом, здесь причина появления депрессивных мыслей лежит внутри организма. Впервые спровоцировать депрессию также может какая-то тяжелая ситуация, но затем связи между состоянием человека и окружающими его событиями не наблюдается.

Какие симптомы можно наблюдать?

Сами люди редко замечают у себя наличие эндогенной депрессии, поскольку внешних причин для снижения настроения вроде нет. Они могут объяснять свое состояние усталостью, плохой экологией, недосыпанием, ленью или психологическими проблемами. Но для опытного психотерапевта расклад налицо. Задуматься следует, если вы обнаруживаете у себя некоторые из перечисленных симптомов:

  • Приступы плохого настроения, возникающие без причины и долго не проходящие. Они могут усиливаться в зависимости от сезона, а также времени суток. Обычно к вечеру настроение чуть улучшается, но с утра снова ухудшается.
  • Темп движений и активность психики замедлены. Человек медленно воспринимает информацию и реагирует на нее: отсюда сложности в принятии решений, снижение концентрации, проблемы с памятью, медленные движения и речь.
  • Хроническая усталость. По ночам пациент долго не может уснуть, сон неспокойный, в итоге с утра ощущается разбитость, усталость, возможны головокружения и общая слабость.
  • Человек винит себя в своем состоянии. Под влиянием некоторых стереотипов сложилось мнение, что депрессия – это последствие слабоволия, а потому люди склонны винить себя в своих проблемах.
  • Изменение отношения к питанию: может либо пропадать аппетит, либо, наоборот, возрастать, причем тянет обычно на вредную еду.
  • Психосоматические болевые ощущения, описываемые как тяжесть в груди, ком в горле, боли в мышцах и т.д. Проблем со здоровьем и других объективных причин, почему так происходит, нет.
  • Мысли о смерти. Больным присущи мысли о суициде, но в состоянии полнейшей апатии никаких попыток обычно не предпринимается. В случае затяжной депрессии психотерапевты и врачи должны контролировать свои действия, потому малейшее улучшение состояния и некоторый прилив сил могут только навредить человеку – он решится сделать задуманное.

Кто находится в группе риска?

Некоторые присущие людям качества могут увеличить риск развития у них эндогенной депрессии. Такие качества могут быть связаны либо с наследственностью, либо с чертами характера.

Во-первых, конечно, важна наследственность. Если эндогенная депрессия наблюдалась у ваших родителей или других родственников, возможность того, что вы будете также страдать от этого недуга, значительно возрастает.

Во-вторых, способствуют ее появлению личностные особенности, например, ответственность, добросовестность, тревожность, обостренное чувство долга, неуверенность в себе, неспособность принимать решения самостоятельно.

Как можно помочь заболевшим?

Лечение эндогенной депрессии обязательно должно включать в себя медикаментозную терапию. Поскольку организм испытывает недостаток определенных веществ, восполнить их другим образом не получится.

Также важна психотерапия и отдельные специфичные методы лечения: в определенных случаях это фото- или светотерапия, лечение травами, электрошоковая терапия или лечебная диета. Врачебная деятельность – это не единственное, что может помочь пациенту.

Обязательно должны включиться в процесс преодоления депрессивного расстройства близкие больного. Часто люди, наоборот, воспринимая его состояние как безволие и слабость, отворачиваются от страдающего депрессией. Однако он в ней не виноват, а потому единственное, что можете сделать лично вы, – оказать ему поддержку.

Человек не должен стыдиться своей болезни, а потому обсуждайте с ним ее течение, малейшие улучшения, рекомендации врачей – все это поможет преодолеть возникший барьер между ним и окружающим миром. Кроме простого общения и заботы, важно стимулировать больного на продолжение лечения, на освоение новых способов преодоления депрессии, например, на выполнение легких физических упражнений, регулярные прогулки или занятия «трудотерапией» (выполнение несложных бытовых дел).

Включенному в общую деятельность человеку проще «выбираться» из тоски и апатии, а то, что эти занятия способствуют выработке эндорфина или гормона счастья, станет дополнительным бонусом в выздоровлении.

9psy.ru

Настроение при эндогенной депрессии

Симптомы эндогенной депрессии

Обычный перечень симптомов, встречающихся при эндогенной депрессии, включает депрессивное (тоскливое) настроение, двигательную и психическую заторможенность, снижение интересов и уровня побуждений, идеи малоценности, суицидальные тенденции, тревогу, ауто- и соматопсихическую деперсонализацию, нарушение сна, потерю аппетита и ряд других вегетосоматических проявлений. Одним из ведущих психопатологических признаков эндогенной депрессии является болезненно сниженное настроение, которое больные характеризуют как тяжесть на душе, подавленность, беспросветность и т. п.

Как правило, при расспросе больные отмечают, что эта тоска отличается от обычного, ситуационно обусловленного горя или печали, но чем именно — они не могут объяснить. Приятные известия или события существенно не изменяют настроения. Именно этот компонент витальности отличает эндогенную депрессию от ситуационно обусловленной.

В психопатологической картине эндогенной депрессии тревога может проявляться широким набором признаков: в тяжелых случаях — ажитацией или «тревожным оцепенением», вплоть до полного ступора, паническим ощущением надвигающейся катастрофы, смерти, мучительным сжатием в груди, ощущением удушья (характерно что больные с .преобладанием тревоги жалуются на тяжесть, сдавление, боль за грудиной, а при преобладании тоски — в области сердца.

Разграничение тревоги и тоски зачастую представляет большие трудности не только для больного, но и для врача, тем более, что «чистая тревога», возникающая вне рамок аффективного психоза, всегда сопровождается сниженным настроением.

В отличие от нормального, болезненно измененное настроение, в частности депрессивное, определяется застойными патологическими аффектами. Поэтому внешние воздействия не могут изменить знак (характер) настроения, и лишь иногда они могут до некоторой степени усилить или ослабить его. И, так же как нормальное настроение может быть обусловлено комплексом нескольких эмоций, так и патологическое — несколькими сосуществующими аффектами.

Отличительной особенностью настроения при эндогенной депрессии являются суточные колебания, когда в первые утренние часы ощущается особенно интенсивная тоска, а поздно вечером она несколько смягчается.

Иногда больные пытаются дать этому психологические объяснение «К вечеру становится легче потому, что осознаешь, что кончился еще один мучительный день, можно хоть на время забыться сном».

Отсутствие суточных колебаний, как правило, бывает при тяжелых состояниях. Иногда отмечается извращенный суточный ритм, однако если он встречается у больных эндогенной депрессией, то при внимательном расспросе оказывается, что ухудшение к вечеру обусловлено не углублением тоски, а усилением обсессий, тревожных переживании и сомнений.

Иногда извращенный суточный ритм отмечается у больных с депрессивно-деперсонализационным синдромом.

Важным симптомом эндогенной депрессии, включенным Крепелином в триаду ведущих признаков является психическая заторможенность, которая проявляется в виде замедления темпа мышления и речи. Больные не сразу осмысливают вопросы, отвечают на них с большой задержкой, с трудом подбирают нужные слова и формулировки. Они отмечают, что мысли делаются медленными, неповоротливыми, они как бы «не зацепляются друг за друга». Особенно быстро замечают даже легкое замедление темпа мышления люди интеллектуального труда.

Истинную депрессивную заторможенность мышления иногда трудно отличить от проявлений астении. В первом случае темп мышления одинаково замедлен и в начале, и в конце беседы, в то время как во втором, он снижается в процессе беседы по мере истощения больного.

Очень важно для оценки состояния и выбора терапии дифференцировать замедление темпа мышление обусловленное депрессией от торможения, часто возникающего при интенсивной тревоге и напряжении. Несмотря на то, что у таких тревожных больных замедление темпа речи может достичь степени мутизма, их можно отличить по ряду внешних признаков: по напряженному, блестящему взгляду, застывшей напряженной мимике, но без выраженной скорби и т. д. Если такой больной все же произносит несколько слов, они вырываются с усилием, как бы преодолевая препятствие, в то время как при депрессивной заторможенности каждое слово произносится медленно, монотонно.

Иногда психическая заторможенность оказывается непропорционально сильно выражена по сравнению с другими компонентами депрессивного синдрома, в том числе и моторной заторможенностью. Распознавание депрессии у таких больных бывает затрудненным. Они производят впечатление растерянных, от них не удается получить описания их болезненных переживаний, в том числе и жалоб на сниженное настроение. В некоторых случаях они несколько напоминают псевдодементных больных. Лишь после окончания депрессивной фазы они рассказывают, что настроение у них было сниженным, но что они не могли ничего объяснить из-за почти полного отсутствия мыслей в голове. В некоторых случаях, они амнезируют некоторые периоды депрессии.

В отношении больных пожилого возраста с такой симптоматикой возникает предположение о наличии грубого органического (сосудистого) заболевания головного мозга, на фоне которого развилась депрессия. Однако у большинства таких больных органической симптоматики в период интермиссии не удается обнаружить.

Двигательная заторможенность чаще всего коррелирует с психической. В редких случаях она может достигнуть степени полной обездвиженности. Обычно же она проявляется в той или иной степени замедления скорости движений, походки. Моторную заторможеннесть также необходимо отличать от вялости, свойственной анергическим и астеническим состояниям, и от «тревожного оцепенения», достигающего иногда степени ступора. Часто больные с психомоторной заторможенностью с трудом поднимаются с постели в первую половину дня.

Для эндогенной депрессии характерно общее снижение психического тонуса. Резко падает уровень интересов; события, которые раньше занимали больного, представляются «пресными», пустыми, ненужными, больной старается избежать общения с окружающими. Стремление к уходу от всяческих контактов и деятельности обусловлено также тем, что повседневно возникающие обыденные задачи и вопросы, которые в здоровом состоянии решаются почти автоматически, в депрессии приобретают значение сложных, тягостных, неразрешимых проблем. Поэтому, наряду с общим снижением круга интересов, отдельные, часто незначительные, вопросы и события полностью поглощают внимание и помыслы, делаясь объектом постоянных тягостных переживаний.

Люди, работа которых протекает в строго ограниченных, стереотипных рамках, продолжают относительно долго справляться с ней, несмотря на то, что в остальных сферах болезнь уже привела к декомпенсации.

Ощущение своей беспомощности, бессилия, слабости становится почвой для возникновения идей малоценности, а иногда и суицидальных намерений.

Тягостность этих переживаний в еще большей степени усиливается благодаря присущим значительной части больных МДП личностным особенностям.

Для них характерны добросовестность, высокое чувство долга, ответственность, на службе их знают как людей, на которых можно положиться. Они, как правило, мягки, совестливы, удобны в общежитии, стремятся никого не обидеть, не задеть. У них отмечается тенденция к повышению своего социального и образовательного уровня: многие из них посещают различные курсы, кружки, вечерние школы.

Вообще этим людям присуще чувство некоторой неудовлетворенности собой и своим положением. Подобные черты в последнее время стали рассматриваться как типичные для преморбида больных эндогенной депрессией. Очевидно, в основе этих черт лежат повышенная тревожность, неуверенность, склонность к сомнениям, трудность принятия решения, сенситивность.

Эти особенности выражены в разной степени и в некоторых случаях достигают уровня, позволяющего квалифицировать этих людей как тревожно-мнительных личностей. В других случаях они выражены слабо, особенно в юности, и проявляются лишь в определенных ситуациях (болезнь близких, экзамены, резкая перемена ситуации, необходимость принятия ответственного решения, особенно когда имеются альтернативные варианты).

Часто тревожность и неуверенность не заме чаются ни окружающими, ни ими самими, пока не возникает такая ситуация. Они, так же как их близкие, характеризуют себя в прошлом как веселых, энергичных, достаточно решительных, но несколько впечатлительных и излишне переживающих неприятности.

С возрастом черты тревожности и неуверенности начинают постепенно усиливаться. У многих женщин они отчетливо проявляются после родов в виде чрезмерной боязни за ребенка, повышенной заботе о его здоровье. Иногда они обнаруживаются в период астении после перенесенного тяжелого заболевания. В дальнейшем, в случае неудачно сложившейся жизни, неуверенность и тревожность проявляются сильнее и могут значительно обостриться, особенно у женщин в период инволюции.

При определенной предрасположенности и достаточно высоком уровне тревоги возникают обсессии, причем при дальнейшем усилении тревоги они могут приобрести характер фобий.

Наличие обсессий в преморбиде больных инволюционной депрессией или по другим критериям — поздней монополярной эндогенной депрессией — было отмечено многими исследователями. У некоторых больных этой группы можно проследить определенные закономерности развития личности в додепрессивный период.

Один из возможных путей идет по типу гиперсоциализации: круг возложенных на себя обязанностей и интересов постепенно продолжает увеличиваться, хотя больным все труднее справляться ними, им все больше приходится выбирать между тем, что нужно делать и что можно отложить. Однако именно необходимость выбора создает для этих людей стрессовую ситуацию. Они начинают метаться между нерешенными проблемами мучаются угрызениями совести, и все больше запутываются в создаваемой ими же ситуации. В этот период нередко появляются неврастенические жалобы, нарушения сна, вегетативные сдвиги. Случайный дополнительный психотравмирующий фактор может спровоцировать возникновение депрессии.

Сходная картина нарастания тревоги наблюдается также у людей, которые в силу свойственной им неуверенности стремятся к постоянному самоутверждению: ставя перед собой все новые задачи, подстегивая себя, они создают ситуацию хронического стресса, которая в конечном итоге приводит к астенизации. Утомляемость, снижение работоспособности усиливают их неверие в свои силы и заставляют еще больше напрягаться в попытках добиться поставленных целей. Таким образом, создается своеобразный порочный круг, приводящий к постепенному развитию тревоги.

Для другого, противоположного первому, варианта развития характерна тенденция к своеобразной «инкапсуляции». Часто она наблюдается у людей, жизнь которых до возникновения депрессии складывалась по внешним признакам вполне благополучно. Отличительной особенностью развития их личности являются постоянное сужение круга интересов, переключение на одну какую-либо задачу, которая делается главной целью и интересом их жизни. В этой узкой области черты свойственной им и нарастающей с возрастом тревожной мнительности почти не проявляются, в то время как в остальных сферах деятельности неуверенность и тревожность с возрастом заметно усиливаются.

Таким образом, сужая сферу своих интересов с подсознательной целью оградить себя от повседневных тревог, эти люди как бы сами создают предпосылки для тяжелой декомпенсации при неблагоприятном повороте событий. Как указывают наши наблюдения, подобная декомпенсация может привести к возникновению депрессии (Васильев В. З., Нуллер К. Л., 1976). С другой стороны, хроническая тревога (стресс) создает условия для истощения моноаминов мозга и, в конечном итоге, может привести к их дефициту, особенно в том случае, когда имеется генетически обусловленная слабость определенных звеньев их метаболизма.

Наблюдаемое при депрессии нарушение концентрации внимания, вероятно, зависит от ряда причин: снижения психического тонуса, идеаторной заторможенности, тревоги, прикованности к эмоционально значимым депрессивным мыслям. Этими же причинами обусловлены жалобы больных на ухудшение памяти.

Помимо этого ядра, в симптоматику депрессии входят ряд других проявлений, связанных с патофизиологическими механизмами болезни. Это нередко встречающиеся деперсонализационные расстройства. Более обширная деперсонализационная симптоматика имеет место при депрессивно-деперсонализанионном синдроме.

Для депрессии характерны нарушения сна, чаще всего в виде раннего пробуждения, которые мучительны для больного из-за того, что именно в это время тоскливое настроение и болезненные мысли и переживания особенно интенсивны.

Описанные выше «ядерные» симптомы депрессии, непосредственно обусловленные нарушениями функционирования мозга, создают базу для «депрессивного мироощущения». Прежде всего это относится к тоске.

Таким образом, тоска и тревога определяют аффективную структуру депрессивного синдрома. Этот аффективный стержень синдрома, наряду с нарушениями психомоторной активности, составляет основное ядро психопатологической симптоматики депрессии.

Очевидно, что «депрессивное мироощущение», приводит к формированию некоторых симптомов, которые, в значительной мере зависят от личностных, культуральных и социальных характеристик больного. К этим симптомам прежде всего относятся суицидальные тенденции и идеи малоценности.

При оценке риска суицидальной попытки его можно представить как результирующую двух противоположно направленных факторов: интенсивности суицидальных побуждений и психологического барьера, препятствующего их реализации. Интенсивность суицидальных побуждений определяется тяжестью тоски, степенью тревоги и аффективного напряжения, а также выраженностью других, перечисленных выше проявлений депрессии.

Относительно часты суициды у больных с затяжными депрессиями с выраженной соматической, ипохондрической и деперсонализационной симптоматикой. Отсутствие облегчения, приводит их к мысли о нераспознанной и неизлечимой болезни и, чтобы избавиться от мучений, такие больные пытаются покончить с собой. Наиболее серьезными и чаще всего просматриваемыми являются суицидальные попытки у больных с депрессивно-деперсонализационным синдромом. Суицидальные попытки у этих больных хорошо продуманы. Отсутствие существенной психомоторной заторможенности облегчает реализацию суицида. Кроме того, часто отмечаемая при тяжелой деперсонализации анальгезия позволяет больному производить крайне жестокие действия.

Так, один больной с депрессивно-деперсонализационным синдромом обломком от карандаша под одеялом медленно проколол себе кожу, межреберные мышцы и дошел до перикарда. По выражению лица никто из окружающих не смог ничего заподозрить, и только когда из-за кровопотери больной побледнел, суицидальная попытка была обнаружена.

Опасность просмотра суицидальных тенденций, а иногда и самой депрессии у таких больных также усугубляется тем, что выражение лица у них часто бывает не скорбным, а безразличным, нет выраженной заторможенности, а иногда они даже улыбаются невыразительной вежливой улыбкой, которая вводит врача в заблуждение. Такие улыбающиеся депрессии, крайне опасны в отношении ошибочной диагностики.

Однако в ряде случаев на фоне неглубокой эндогенной депрессии возникают реактивные ситуации или эндогенная депрессия «маскируется» реактивной симптоматикой. Подробно такие формы депрессии описаны ниже.

Как известно, депрессивные идеи относятся к группе аффективных (голотимных) и в значительной степени определяются интенсивностью аффекта: при меньшей аффективной напряженности они предъявляются как сверхценные идеи; по мере нарастания интенсивности аффекта исчезает способность к критике, и те же по фабуле идеи предъявляются больше в форме бреда, который по мере интенсификации все в большей степени определяет поведение больного. По мере уменьшения тяжести аффекта наблюдается обратная динамика.

Фабула депрессивных идей в значительной степени определяется личностными особенностями больного, его культурным уровнем профессией и т. д. Таким образом, на основании анализа депрессивных идей можно судить об интенсивности и структуре аффекта.

Другим симптомом, также отражающим аффективную структуру депрессивного состояния, являются навязчивости. Как правило, они возникают в период депрессивной фазы у людей с обсессивной конституцией в преморбиде. Характер навязчивостей также в большой степени определяется аффективной структурой депрессивного состояния. Так, при анергической депрессии, протекающей без заметного напряжения и тревоги, чаще встречаются обсессии относительно индифферентного содержания: навязчивые сомнения, счет и т. п. При выраженной тоске они могут носить характер хульных мыслей, навязчивых мыслей о самоубийстве (чаще о каком-то одном способе). Подтекст этих обсессивных переживаний — подумать или сделать нечто грешное, недопустимое, противоречащее моральным нормам.

При тревожной депрессии навязчивости проявляются в виде фобий.

Соматические симптомы депрессий

Для эндогенной депрессии характерен ряд соматических нарушений, которым придается большое значение при диагностике этого заболевания. Прежде всего обращает внимание сам внешний вид больного с достаточно сильной депрессией: мимика не только скорбная, но и застывшая, выражение скорби усиливается складкой Верагутта; поза согбенная, при ходьбе ноги волочатся; голос тихий, глухой со слабыми модуляциями или вообще не модулированный.

Одним из наиболее важных и постоянных соматических симптомов депрессии являются снижение аппетита и похудание. Тяжелых депрессивных больных, помимо исхудания, отличают «голодный запах» изо рта, обложенный язык и зев. Постоянным и иногда очень неприятным и мучительным для больных соматическим проявлением депрессии являются запоры.

Обычными являются нарушения в сексуальной сфере: снижение либидо, у женщин временная фригидность и прекращение менструаций, у мужчин — снижение потенции. Менее постоянно наблюдаются при депрессии некоторые болевые, неврологические и мышечные нарушения.

Ряд неприятных и болевых ощущений, возникающих при депрессии, связан с нарушениями тонуса гладкой и скелетной мускулатуры. К этим нарушениям относятся: неприятные, тянущие болезненные ощущения в области шеи и затылка. Сходные ощущения иногда возникают между лопатками, в плечевом поясе, в нижних конечностях, в области коленей, голеней. Не редки спастические явления: как судорогой сводит икроножные мышцы, чаще по ночам, причем до такой степени, что утром больные продолжают ощущать сильную боль, затвердение в икрах. При депрессии не-

редко возникают приступы крестцово-поясничного радикулита.

Отмечаются головные боли, сдавливающие затылок, виски, лоб и отдающие в шею, боли, напоминающие мигрень, и боли, напоминающие невралгию лицевого нерва. При депрессиях иногда описывают альгический синдром, очевидно, обусловленный снижением порога болевой чувствительности.

Значительная часть соматических нарушений чаще наблюдается в начале приступа депрессии или предшествуют ему, а также наблюдаются при тревоге (особенно это относится к мышечным и болевым симптомам).

psycheya.ru

Эндогенная депрессия

Не каждая депрессия является эндогенной, но каждая имеет признаки таковой. Выделение в отдельные виды соматической или реактивной следует рассматривать в качестве условного и более описательного. Причина реактивной — это какое-то одно или несколько событий, которые заставили больного испытать яркие и драматические переживания. Эти события могут находиться в прошлом человека, в его детстве, а могут произойти совсем недавно. Соматическая природа депрессии связана с наличием вполне явных физических болезней или какими-то псевдозаболеваниями, которые имеют явные синдромы, но не имеют причины в виде дефектов внутренних органов или сердечно-сосудистой, пищеварительной и других систем.

Общая информация об эндогенной депрессии

В любом случае, внешняя причина депрессии ничего не объясняет, поскольку потеря работы или жестокое обращение в детском возрасте приводит к депрессии далеко не всех людей, которые встречаются с подобными факторами. То же самое можно сказать и про физические недуги, которые далеко не всегда влекут за собой хоть какие-то психологические отклонения у одних, но становятся причиной неврозов или депрессии у других.

Отдельно в этой связи следует рассматривать стресс. Существует гипотеза, согласно которой стрессовые ситуации приводят к чрезмерной нагрузке мозга, результатом же становится депрессия. Рассмотрим это на простом житейском примере… У женщины возникает депрессия в силу того, что она живёт по формуле «муж пьёт и бьёт». Разумеется, постоянное нахождение в стрессовой среде может этому способствовать. Однако более детальный анализ покажет, что не склонные к депрессивному поведению женщины сразу покончили с подобными браками — развелись и построили другую жизнь. Другие же остаются в тех семьях, какие есть и продолжают терпеть и мучиться. При этом они активно решают проблему, но всегда какими-то неадекватными способами — ходят к знахаркам, пытаются устраивать скандалы, пишут письма руководителям профсоюзных организаций по месту работы супруга, и подобными.

Другими словами, изначальная склонность к депрессии прослеживается практически во всех случаях, когда мы имеем дело с реактивностью или соматическим характером. Более того, если «вылечить» именно реактивную, то никто не даст гарантии, что уже через месяц не возникнет эндогенная депрессия, лечение которой даст такой же «стойкий» результат.

Исключение могут составить только ятрогенные, вызванные приёмом лекарств, депрессии, а так же те, что развиваются на фоне алкоголизма или наркомании. С этим всё в общем-то ясно — химические вещества повлияли на выработку гормонов, нейромедиаторов и других веществ, оказали воздействие на ЦНС, а в результате больной оказался в депрессии. В таком случае прекращение употребления того, что принесло вред приводит к полному исчезновению психического отклонения. Это, пожалуй, единственные ситуации, когда правомерно вести речь про экзогенную депрессию. Даже если космонавта с необычайно устойчивой психикой заставить силой употреблять наркотики, то месяцев через 8-10 он может впасть не только в депрессию, а вообще сойти с ума. С этим всё понятно…

Во всех других ситуациях эндогенная и экзогенная депрессия практически неразличимы, а причина всё равно вытекает изнутри, даже если кажется, что депрессия возникла исключительно в результате внешнего воздействия.

Подтверждением тому может служить критика моноаминовой теории. С точки зрения приверженцев последней всё дело в дефиците биогенных аминов. Это серотонин, норадреналин и дофамин. Существует целый ряд антидепрессантов и транквилизаторов, которые могут исправить ситуацию. Однако их приём даёт какой-то неустойчивый эффект, который наступает далеко не сразу. Стабильный результат наблюдается в среднем через месяц, но у большей части пациентов с большой депрессией рецидивы наблюдаются ещё в ходе клинического лечения. После же выписки эффект иногда держится всего несколько месяцев, хотя дефицит аминов уже восполнен.

Бесспорно, что депрессия связана с нарушением в выработке каких-то веществ самим организмом, но следует отметить, что при этом не удалось построить чёткую картину причин и следствий. При депрессии дофамин вырабатывается в недостаточном количестве, но это может быть лишь одним из её признаков на физическом уровне, а не причиной возникновения.

Всё это сказано в основном для того, чтобы дать понять настоящее значение того, что такое эндогенная депрессия. Это любая, которая не вызвана непосредственным воздействием химических веществ на организм человека: лекарств или наркотиков.

Кто страдает депрессией?

Обычно в медицинской или научной литературе внимание уделяется тому, что такое признаки эндогенной депрессии, но не так уж и часто говорится о том, что представляет собой депрессивный человек, какой у него тип личности, какими поведенческими факторами он характеризуется и чем отличается от других людей. В чём-то он напоминает героя-вестника из фантастической литературы, перед которым авторы ставят задачу спасения человечества. Некий, не признаваемый до поры до времени, субъект, которому-то и выпадет на долю наказать зло и создать условия для того, чтобы восторжествовало добро. Будем надеяться, что каждая депрессия когда-то тем и закончится, а пока посмотрим правде в глаза. Необычность и нестандартность на самом деле приносит больше страданий, чем пользы. Вот основные признаки склонных к депрессии типов.

  1. Постоянное стремление давать максимальные оценки, особенно если дело касается чего-то негативного. Там, где обычный человек скажет «не повезло на этот раз» необычный заявит о том, что является фатальным и хроническим неудачником.
  2. Склонность к слишком глубоким переживаниям. В момент, когда возникает необходимость переживать что-то негативное, наш герой будет рассматривать в качестве трагедии то, что обычный человек отнесёт к обычным житейским неурядицам. Банальная ссора видится предательством, а замечания со стороны руководства компании — репрессиями.
  3. Изначальное стремление к поиску неадекватных путей решения проблем. Однако самому человеку они видятся мудрыми и стратегически верными. Отсюда возможное увлечение оккультизмом или что-то подобное.
  4. Неадекватное отношение к деньгам и имуществу, часто связанное с резкими контрастами. Такой человек может долго копить деньги, а потом потратить на что-то, что в общем-то и не нужно.
  5. В коммуникациях такие люди или очень разговорчивы, или уходят в себя. Они могут быть умными и осторожными, даже ловкими, но сами легко становятся жертвами аферистов.

В этих и подобных признаках нет ничего тревожного или болезненного. Всё меняется, когда возникает обострение какого-то психического отклонения.

Эндогенная депрессия: симптомы и лечение

Давайте не будем спешить с лечением. Для начала попробуем разобраться в ситуации. Как таковая она несёт в основном информационную функцию. Православные богословы в таком случае говорят о том, что депрессия или уныние — это грех. Однако роль самого состояния — напомнить человеку о том, что тот удаляется от Бога, а это приносит страдание его душе. Такой подход красноречиво говорит о том, что такое эндогенная депрессия. Причины её в том, что душа стремится к Богу, а разум должен был бы стать союзником в этом стремлении, но происходит то, что происходит.

Материалистический подход заставляет рассматривать сигнализирующее о чём-то состояние в качестве болезни. И дело тут не только в том, что настроение при эндогенной депрессии крайне мрачное. Мы видим проблему там, где её нет. Настоящая — это потеря осознания своей истинной роли, но мы думаем, что она заключается в неприятном психическом состоянии. В этом контексте медицинские способы лечения депрессии в чём-то напоминают попытки лечения опухоли одними обезболивающими.

В жизни нет Бога и человек утратил способность его любить. Но саму потребность любить и быть любимым утратить невозможно, поскольку она является одной из основных потребностей человеческой личности и связана со многими аспектами её проявления. Не нужно думать, что у Бога есть какая-то альтернатива, кроме себя самого. Нет Бога, значит сила любви на себя и будет направлена. Можно сколь угодно долго тешить себя мыслями о том, что мы любим детей, семью, Родину. Всё это вращается вокруг себя. Направить силу любви на себя — значит создать замкнутый круг.

Во-первых, себя-то мы любим, но живём в мире, где очень трудно создать гармоничную среду обитания:

  • мы работаем только ради денег, а сама работа давно стала постылой;
  • мы живём со своими «вторыми половинками», но давно утратили к ним всякое влечение;
  • иногда нам не нравятся наши дети;
  • мы уже не надеемся на друзей.
  • Всё это вполне логично, потому что нарушен главный принцип — человек сам выбирает автономность своего существования и в результате попросту запутывается. Сознание, будучи сложным и противоречивым механизмом, начинает посылать из своих глубинных слоёв информацию в повседневное мышление. Поэтому эндогенная депрессия — это та, что идёт изнутри, но отнюдь не является беспричинной. Причин-то как раз целое море и все они связаны с нашей жизнью.

    Тип личности, характера, темперамента потенциально депрессивного человека таков, что он более чуткий. Однако его личность сформировалась в результате деструктивных установок, которые были получены от социума. К нему и мысль не приходит о том, что всё идёт не так из-за того, что душа оказалась в плену материализма и меркантилизма, а связь с Богом утрачена.

    Вместо этого он боится, что эндогенная депрессия всю жизнь на таблетках заставит провести. Вместе с тем каждая, хоть сколько достойная внимания проблема, видится фатальной. Объяснить это очень просто. Больной считает, что не по силам ему вернуться в состояние счастья. Может быть такое, какое было в детстве, когда не нужно было заботиться о себе самому. При этом он чувствует, что это было бы возможным — это реально, но как это сделать на практике ему неизвестно. Вот и считает, что это на всю жизнь. Характерно, что православная точка зрения точно такая же — эндогенная депрессия неизлечима, если речь идёт об одних антидепрессантах и всём том, что не связано с покаянием, молитвой, с верой и упованием на Бога. По этой причине взгляд человека в состоянии депрессии на свои проблемы как на роковые и не имеющие решения в чём-то достаточно правдив. Но до тех пор, пока он не поймёт, что антидепрессанты — это лишь инструмент для получения как раз временного избавления. А как только оно возникнет — нужно перестраивать свою жизнь и своё мышление. Ответ на вопрос о том, как жить с эндогенной депрессией очень прост: нужно именно эту жизнь и перестраивать.

    Медицина бессильна, если человек пытается возложить на врачей ту роль, которую должен играть сам. Если абстрагироваться от религии и любых попыток рассмотрения вопроса с философской точки зрения, то за каждой депрессией будет стоять проблема собственного несовершенства. Явление это очень жёсткое, не терпящее компромиссных решений. Человеку не нравится его собственная жизнь, он сам. Именно поэтому классическая эндогенная депрессия симптомы имеет всегда связанные с тем, что часто называют низкой самооценкой. Перечисляются:

    • утрата возможности радоваться;
    • негативная оценка себя;
    • чувство тревоги;
    • потеря сил.
    • Из этого списка хочется вычеркнуть только два последних пункта. Что касается себя самих и отрицательной оценки жизни, то такие ли уж они неправильные?

      При этом никто и ничто не мешает её изменить. Не оценки, а саму жизнь. Помехи и идут только из вызванных этим диссонансом отклонений. Однако степень их могущества слишком преувеличена — самим больными, окружением и иногда даже докторами.

      Мудрая поговорка о том, что Бог не даёт нам испытаний, которые мы не могли бы пройти, очень хорошо видна, если возникает эндогенная рекуррентная депрессия. Она отличается тем, что приходит и уходит по своим законам. Кажется, что совершенно без причины. При этом рекуррентность отличается от фаз, присущих маниакально-депрессивным расстройствам, потому что не содержат чрезмерных эмоциональных подъёмов и спадов. Какое-то время человек совершенно обычен и не испытывает никаких из ряда вон выходящих переживаний. Вдруг, даже без начальной стадии, он впадает в депрессию, которая может длиться неопределённый срок — от нескольких дней до года. Потом же она точно так же неожиданно проходит. Если больной употреблял какие-то препараты или выполнял упражнения, то можно подумать, что из-за этого. Только практика показывает, что она проходит в любом случае, чтобы вернуться вновь.

      Анализ жизни и переживаний пациента покажет, что в то время, когда депрессии не было он успел совершить пару неблаговидных поступков, испытал несколько разочарований, было разуверение, что-то подобное. «Отпечатки» этих событий, как и внутренняя, хорошо воспринимаемая глубинными слоями психики, греховность будто бы накапливались, а потом, вне воли рассудка, дали о себе знать.

      Отсюда можно сделать только один, не совсем утешительный вывод. Если кто-то хочет забыть про уныние, то ему и нужно про него не вспоминать, но всё внимание направлять на саму жизнь. Не нужно думать о том, что такое эндогенная депрессия: симптомы и лечение. Причины её в том, что мы упрямо не хотим меняться. И тут уж — выбор за самим человеком. Или он начинает заниматься самосовершенствованием и очищает сознание, меняет жизнь, или депрессия всё равно вернётся. Ремиссия при эндогенной депрессии возможна только в том случае, когда меняется не только образ жизни, но и внутренние ценности человека.

      psycholekar.ru