Не устойчив к стрессам

Тест на стрессоустойчивость. Насколько вы устойчивы к стрессу?

Для того, чтобы проверить свою стрессоустойчивость, мы предлагаем пройти следующий тест. Этот тест разработали американские ученые, занимающиеся исследованием различных психологических состояний организма.

Многие люди умеют не обращать внимания на небольшие стрессовые ситуации и абстрагироваться от них. Но существует и другая группа людей, которые наименее стрессоустойчивы и от этого может пострадать их здоровье.

При ответе на вопросы нужно быть честными самим с собой, примеряя каждое утверждение на себя и свою нынешнюю жизненную ситуацию. Ответить нужно обязательно на все вопросы теста, даже если они не имеют к вам никакого отношения, чтобы результат теста получился достоверным. Возьмите листочек бумаги, напишите номера вопросов и свои ответы на них.

Тест для оценки уровня собственной стрессоустойчивости

  1. Ежедневно вы употребляете в пищу как минимум одно горячее блюдо.
  2. Как минимум четыре раза в неделю вы высыпаетесь и продолжительность сна в эти дни составляет не менее 7-8 часов.
  3. Вы замечаете, как вас любят близкие, и стараетесь сами делиться своей любовью с ними.
  4. В вашем районе есть хотя бы один человек, на которого вы можете положиться в сложной ситуации.
  5. Вы делаете физические упражнения как минимум два раза в неделю.
  6. Вы курите в день меньше половины пачки сигарет.
  7. Вы выпиваете не более пяти рюмок спиртного в неделю.
  8. Ваш вес соответствует вашему росту ( т.е. ваш организм не испытывает недостатка в весе).
  9. Ваших заработков полностью хватает на удовлетворение основных потребностей.
  10. Вы всегда верите в лучшее и эта вера дает вам силы двигаться дальше.
  11. Вы регулярно занимаетесь клубной или общественной работой.
  12. У вас широкий круг знакомых и друзей.
  13. У вас есть один или два близких друга, с которыми вы можете говорить о самом сокровенном.
  14. Вы хорошо себя чувствуете и не жалуетесь на здоровье.
  15. Вы не стесняетесь рассказать о собственных чувствах, когда испытываете злость или беспокойство.
  16. Вы регулярно обсуждаете с домочадцами собственные сложности и проблемы.
  17. Вы делаете какой-то шутливый поступок как минимум раз в неделю.
  18. Вы умеете эффективно планировать собственное время и все успеваете.
  19. Ежедневно вы выпиваете не более трех чашек кофе, чая или других напитков, содержащих кофеин.
  20. Каждый день вы оставляете «себе любимому» немного времени, чтобы побыть наедине с собственным мыслями или заняться собой.

Теперь подсчитайте количество баллов, которые вы набрали в соответствии с вашими ответами:

  • почти всегда — 1 балл;
  • часто — 2 балла;
  • иногда — 3 балла;
  • почти никогда — 4 балла;
  • никогда — 5 баллов.
  • А теперь суммируйте все баллы, которые вы набрали. Из полученного общего количества баллов вычтите контрольную сумму — 20 баллов. А теперь ознакомьтесь с результатами тестирования на стрессоустойчивость:

    Если вы набрали от 10 до 30 баллов, мы за вас очень рады, так как вы обладаете прекрасной устойчивостью к стрессовым ситуациям, если, конечно же, честно отвечали на все вопросы. Вы умеете противостоять стрессам и их воздействие на ваш организм минимально.

    Если вы набрали от 30 до 50 баллов, в этом случае в вашей жизни довольно часто возникают стрессовые ситуации, оказывая на вашу жизнь не мало влияния, но вы стараетесь с ними справляться, хотя не всегда это у вас получается.

    Если вы набрали от 50 баллов, вам нужно серьезно задуматься о жизни и о собственном к ней отношении. Возможно, пришла пора что-то менять. Ваш организм очень уязвим для стресса и вам обязательно нужно научиться правильно реагировать на стрессовые ситуации при их проявлении.

    seportal.ru

    Психологическая устойчивость: как быть готовым ко всему

    Одной из самых характерных особенностей современной жизни является не что иное, как повышенное воздействие на человека стрессовых ситуаций. Они, притаившись, поджидают его в любой сфере жизни и выражаются всегда по-разному. Это может быть недопонимание в семье, задержка зарплаты, конфликт с негативно настроенным продавцом в магазине, сорвавшийся контракт с партнёром по бизнесу или ещё какая-нибудь неурядица. Но порой удивляет совсем не это, а то, что, попадая в подобные ситуации, одни люди моментально поддаются воздействию эмоций: вступают в резонанс со стрессовой ситуацией, переживают, нервничают, у них портится настроение и т.д. А другие, оказавшись в подобных (и даже в более худших) условиях, словно уже давно готовы к подобному развитию событий: воспринимают всё легко и не напрягаются, сохраняют самообладание, остаются, если уж не в позитивном, то хотя бы в нейтральном состоянии. В чём же заключается разница между теми и другими? Сегодня мы поговорим об одной из психологических характеристик человека – психологической устойчивости.

    Психологическая устойчивость

    Психологическая устойчивость представляет собой процесс сохранения наиболее оптимального режима работы психики человека в условиях постоянно изменяющихся обстоятельств и их стрессового воздействия. Интересно то, что это свойство личности формируется у человека в процессе его развития и не является генетически обусловленным. Оно зависит от таких факторов как нервная система человека, его воспитание, опыт, уровень развития и т.д. Это значит, что, к примеру, если человек, как говорится, «прошёл через многое», то его психика будет гораздо устойчивее психики того, кто рос, «держась за мамину юбку». Но и это ещё не окончательный показатель, т.к. человек, постоянно подвергавшийся стрессовым воздействиям, будет реагировать болезненно на каждую проблему, ведь его нервы изрядно расшатались со временем. Это – две стороны одной медали.

    К тому же, психологическая устойчивость – это не стопроцентная гарантия устойчивости вообще ко всему. Психологическая устойчивость является скорее гибкостью психики человека, нежели непоколебимостью и стабильностью его нервной системы. А основополагающей характеристикой психологической устойчивости является именно мобильность психики в постоянно меняющихся условиях. Психологическая устойчивость так же, как и неустойчивость, всегда «работает» по схеме.

    Схема работы психологической устойчивости/неустойчивости

    Психологическая устойчивость: сначала появляется задача, порождающая мотив, влекущий за собой выполнение определённых действий, направленных на его реализацию. Затем осознаётся трудность, вызывающая негативное эмоциональное состояние. После происходит поиск способа преодоления этой трудности, вследствие чего происходит снижение уровня негативных эмоций и улучшение психического состояния.

    Психологическая неустойчивость: сначала появляется задача, порождающая мотив, влекущий за собой выполнение определённых действий, направленных на его реализацию. Затем осознаётся трудность, вызывающая негативное эмоциональное состояние. После происходит хаотический поиск способа преодоления этой трудности, вызывающие её усугубление, вследствие чего происходит возрастание уровня негативных эмоций и ухудшение психического состояния.

    Основными причинами подверженности стрессовым состояниям является отсутствие действенных способов преодоления сложных ситуаций и ощущение личностной угрозы. Психически неустойчивые люди часто обладают такой особенностью: хаотичное поведение вызывает стрессовое состояние и усиливает его, а это состояние, в свою очередь, привносит ещё больше хаоса во внутренний мир человека, результатом чего является ощущение полной беспомощности в отношении сложных ситуаций и своего собственного поведения. Таким образом, напрашивается вывод, что психологическая устойчивость – это, в первую очередь, самоконтроль.

    Важно помнить и о том, что стрессовые ситуации никогда не удастся полностью исключить из жизни, т.к. они являются её полноценной составляющей. И целью любого человека должно быть не избавление от этих ситуаций, а воспитание и культивирование в себе именно психологической устойчивости к ним.

    Повышение психологической устойчивости

    Основным законом повышения психологической устойчивости является принятие того факта, что если человек не способен изменить обстоятельства, то он в силах изменить своё отношение к ним. В качестве примера можно привести ситуацию с лающей собакой: идя по улице и видя неподалёку лающую на кого-то собаку, вы вряд ли будете раздражаться по этому поводу, а просто спокойно продолжите свой путь, погружённые в свои мысли, верно? Так и со сложными ситуациями: их нужно воспринимать не как что-то, что происходит во вред лично вам, но как что-то просто имеющее место быть. Как только человек позволяет событиями идти своим чередом, не заостряя на них своего внимания и не реагируя эмоционально, они так и проходят – своим чередом; проходят мимо вас. Если же человек начинает ко всему «цепляться», то и это начинает «цепляться» за него. Если вы побежите орать и всячески оскорблять лающую собаку, то вероятность того, что вы станете объектом её пристального внимания, существенно увеличивается. Конечно, это лишь один из способов. И он не является универсальным.

    На повышение психологической устойчивости оказывают непосредственное влияние условия, в которых живёт человек. Например, если человек от природы обладает реактивным типом нервной деятельности, т.е. ему по душе интенсивный образ жизни, частая смена обстановки, повышенная активность и т.п., то, скорее всего, ему не будет комфортно жить в маленьком городишке или сидеть на одном месте в офисе без возможности выплеснуть свою энергию. Чтобы психика человека была более устойчивой, нужно чтобы образ его жизни соответствовал его природным предрасположенностям.

    Систематическая разгрузка нервной системы – ещё один способ повысить свою психологическую устойчивость. Постоянное давление и занятие чем-то не совсем любимым (что является, к слову сказать, яркой особенностью работы многих людей) оказывают крайне отрицательное влияние на психику человека. От этого он становится раздражительным, нервным, постоянно уставшим. Повлиять на это может только полноценный отдых. Нужно регулярно уделять время занятию любимыми делами, поездкам за город, расслабленному чтению книг, в общем, занятию всем тем, что на самом деле хочется делать. Или можно вообще ничего не делать – просто отдыхать и снимать напряжение.

    На психологической устойчивости очень хорошо сказывается воспитание человеком в себе философского отношения к жизни. Психическое здоровье человека тесно взаимосвязано с такими качествами его личности как юмор, позитивное мышление, умение посмеяться над собой, самокритичность. Только если человек может посмотреть на происходящие события и на себя самого без излишней серьёзности, не считая себя «центром Вселенной» и тем, кому жизнь или кто-то другой что-то должны, только тогда всё происходящее не будет казаться таким болезненным и перестанет постоянно задевать за живое.

    Ещё одним эффективным методом для формирования психологической устойчивости является позитивный образ самого себя. Здесь имеется в виду, что человек должен культивировать в себе положительное отношение к своей личности, принимать себя таким, какой он есть, быть для самого себя положительным и позитивным персонажем. Но нужно быть осторожным и не перейти грань, которая приводит к саможалению и восприятию мира с позиции жертвы, иначе психологическая неустойчивость только усугубится.

    В непосредственной близости с позитивным образом самого себя находится внутренняя целостность человека. Этот вопрос достоин написания отдельной книги, но, если вкратце, человек должен, во-первых, жить в гармонии с самим собой, своими принципами, убеждениями и мировоззрением. Во-вторых, он должен заниматься тем, что ему по душе: работа, спорт, отдых, общение – всё должно быть в максимальном соответствии с видением человека. В-третьих, он должен стремиться к саморазвитию и духовному самосовершенствованию, т.к. это оказывает прямое конструктивное воздействие, как на личность человека, так и на его жизнь.

    Если задаться вопросом формирования психологической устойчивости более детально, то можно отметить, что человек должен обращать своё внимание на следующие составляющие своей жизни:

  • Социальная среда и ближайшее окружение
  • Самооценка и отношение к самому себе
  • Самореализация и самовыражение
  • Независимость и самодостаточность
  • Соответствие между собой-настоящим и собой-желаемым
  • Вера и духовность
  • Наличие позитивных эмоций
  • Наличие смысла жизни и целеустремлённость и т.д. и т.п.

Естественно, что здесь перечислена только часть тех факторов, которые положительно влияют на психологическую устойчивость. Наличие и развитие их в жизни любым человеком будет оказывать огромное влияние на его мировосприятие, поведение, развитие, деятельность, психическое состояние и настроение. Отсутствие же их, наоборот, оказывает прямо противоположное воздействие и способствует психологической неустойчивости.

Конечно, чтобы научиться всё это поддерживать, нужно целенаправленно активизировать каждую структуру своей личности и всегда помнить о своей цели – развитии психологической устойчивости. Однако, несмотря на всю кажущуюся сложность этого процесса, он имеет неоценимое практическое значение, т.к. именно психологическая устойчивость способна придать любому человеку состояние удовлетворённости жизнью и ощущение гармонии, нормализовать психику и повысить работоспособность, подарить новые стимулы, спокойствие и способность стать цельной и сильной личностью.

Напишите в комментариях о том, как вы повышаете свою психологическую устойчивость, что помогает вам быть в позитивном настроении, и что вы делаете в тех случаях, когда кажется, что всё идёт не так. Мы будем рады узнать ваши мысли по этому поводу!

4brain.ru

Устойчивость к стрессу связана с особенностями периферической иммунной системы

Рис. 1. Клетка для постановки эксперимента со стрессом от социального поражения. В одном из отделений этой клетки проживает подопытная мышь, которую исследуют на стрессоустойчивость, а в другом — мышь-агрессор (специально подобранная крупная мышь, которая склонна нападать на более мелких мышей). Каждый день мышь, которую исследуют на подверженность стрессу, подсаживают на 10 минут в отделение к мыши-агрессору. Чтобы мыши не привыкали друг другу, подопытных мышей каждый день пересаживают в другую клетку, в то время как мыши-агрессоры постоянно живут в одной и той же клетке. Фото из статьи S. A. Golden et al., 2011. A standardized protocol for repeated social defeat stress in mice

Исследователям из Англии, США и Голландии удалось обнаружить в крови мышей факторы, которые позволяют предсказать, разовьется ли у данного животного депрессия после стресса из-за столкновений с более агрессивной особью. Оказалось, что устойчивость к такому стрессу определяется количеством лейкоцитов в крови животных, а также количеством интерлейкина-6, который выделяют лейкоциты.

Депрессия — это не просто состояние печали, в которую периодически впадают некоторые люди из-за своего неумения или нежелания наслаждаться жизнью. Депрессия — это объективное состояние, характеризующееся снижением настроения на продолжительный срок (в частности, утратой способности переживать радость), нарушениями мышления (преобладает пессимистичный настрой) и двигательной заторможенностью. В депрессию могут впадать не только люди, но и многие животные. Что касается людей, то для них депрессия — настолько распространенное и вредное явление, что, по подсчетам американских исследователей, она обходится экономике США в 50 миллиардов долларов ежегодно (по данным на 2003 год). Исследования депрессивных расстройств не только дают человечеству новые препараты, но и помогают обнаружить интересные взаимосвязи между различными системами организма (см., например, новость Ночь без сна улучшает настроение, «Элементы», 04.08.2014).

Уже давно появлялись данные о связи психических состояний и иммунной системы. К примеру, для состояний депрессии и тревожности характерно повышение уровней цитокинов в периферических тканях (то есть вне центральных систем, например головного мозга). Цитокины — это сигнальные молекулы, которые выделяются в основном лимфоцитами — клетками иммунной системы. Благодаря передаче сигналов через различные цитокины, клетки иммунной системы действуют согласованно между собой. Кроме того, с помощью цитокинов иммунная система может взаимодействовать с нервной и эндокринной (гормональной) системами. Но как связаны между собой повышенный уровень цитокинов и депрессивное состояние психики — что является причиной, а что — следствием, — до сих пор оставалось неясным.

В качестве модели авторы обсуждаемой работы выбрали мышей. Оказалось, что они вполне подходят для изучения таких, казалось бы, человеческих проблем. Стрессовую ситуацию для мышей создавали, подсаживая их в клетку к более крупным и агрессивным особям (рис. 1). Воздействие такого рода называют «стрессом из-за социального поражения». Всего десять минут в день в течение десяти дней — и у большинства мышей, подвергшихся такому испытанию, появляются характерные признаки депрессии. Один из них — это ангедония (уменьшение стремления к удовольствиям). У людей она проявляется в снижении мотивации к действиям, приносящим удовольствие, например к спорту и другим хобби. Для мышей измеряют более приземленный признак — предпочтение более сладкого раствора. Чтобы выяснить, проявляется ли ангедония у мыши, к ней в клетку ставят две поилки — одну с более сладким, другую с менее сладким растворами. Каждый день в поилках измеряют уровни жидкости. Если после какого-то воздействия изменилась доля потребления этих двух растворов и мышь стала пить меньше более сладкого раствора, значит она потеряла вкус к жизни и ангедония налицо.

Среди других признаков — тревожность и расстройства метаболизма, проявляющиеся зачастую в увеличении веса. Но ключевой и несомненный признак депрессии — это стремление избегать социальных взаимодействий. У мышей это свойство проверяют, сажая животное в большую клетку, в стене которой есть зарешеченное окошко, за которым находится другая мышь. Если мышь в клетке избегает подходить близко к окошку, то считается, что она избегает социальных взаимодействий (рис. 2). В этом эксперименте важно, что мышь за окошком не может причинить никакого вреда мыши, которая находится в клетке, так что нет поводов бояться подходить к ней близко. Однако большинство мышей, подвергавшихся регулярному общению с мышами-агрессорами, впоследствии избегают подходить к другим мышам, даже если непосредственной опасности для них нет. Мышей, которые избегают социальных взаимодействий после общения с агрессорами, называют «чувствительными», а мышей, у которых такого избегания не развивается, — «устойчивыми».

Рис. 2. Клетка для исследования склонности к социальным взаимодействиям. За сетчатым окошком, которое видно в верхней части рисунка, находится мышь, которая не может причинить вреда мыши в клетке. Определяется доля времени, которое мышь в клетке проводит около окошка — в «зоне взаимодействия». Если мышь в клетке старается не заходить в эту зону, то считают, что она избегает социальных взаимодействий, что служит признаком депрессивного состояния. Фото из статьи S. A. Golden et al., 2011. A standardized protocol for repeated social defeat stress in mice

Различия «чувствительных» и «устойчивых» к стрессу от социального поражения мышей — это различия, которые определяют предрасположенность к депрессии. Итак, чем отличались между собой эти мыши? Оказалось, что различия были, и на их основании можно было даже предсказать, разовьется ли у данного конкретного животного депрессия после встречи с агрессором.

Но обо всем по порядку. Первое, что исследовали ученые, — это изменение уровней цитокинов в крови животных под действием стресса. Поскольку было известно, что уровни цитокинов при депрессии должны возрастать, ожидалось, что у «чувствительных» мышей после встречи с агрессорами уровни цитокинов в крови будут выше, чем у «устойчивых». Так и оказалось, причем удалось выявить определенный цитокин — интерлейкин-6 — концентрация которого после стресса была значительно выше у «чувствительных» животных по сравнению с «устойчивыми» (в 27 раз!); при этом существенной разницы в уровне интерлейкина-6 до стресса у двух групп мышей не наблюдалось. У «чувствительных» мышей содержание в плазме крови интерлейкина-6 оставалось повышенным в течение 20 минут после первого стресса и в течение 48 часов после последнего.

Получив такой интересный результат, ученые продолжили исследование крови подопытных животных. У другой группы мышей взяли анализы крови, затем провели с ними такие же эксперименты (в которых они встречались с агрессорами), после чего тестировали их на развитие депрессии. Оказалось, что в крови животных, которые впоследствии оказались чувствительными к стрессу и впали в депрессивное состояние, до эксперимента содержалось больше лейкоцитов, чем у мышей, которые проявили устойчивость к стрессу. Кроме того, лейкоциты мышей, оказавшихся чувствительными, выделяли больше интерлейкина-6 под действием искусственной стимуляции (рис. 3). Таким образом, оказалось, что мыши имеют природную склонность впадать или не впадать в депрессию под действием стресса от социального поражения.

Рис. 3. А — содержание лейкоцитов в крови у мышей, чувствительных (серый столбик) и устойчивых (красный столбик) к стрессу из-за социального поражения. У мышей, склонных впадать в депрессию после такого стресса, количество лейкоцитов в крови значительно выше, чем у устойчивых к стрессу мышей. В — количество интерлейкина-6, который выделяют лейкоциты из крови чувствительных (серые столбики) и устойчивых (красные столбики) к стрессу мышей. Чтобы стимулировать лейкоциты из крови мышей выделять интерлейкин-6, к ним добавляли липополисахариды бактерий (stimulated) или, для контроля, ничего не добавляли (unstimulated). Видно, что в ответ на стимул лейкоциты из крови чувствительных к стрессу животных выделяли намного больше интерлейкина-6, чем лейкоциты из крови животных, которые устойчивы к стрессу. Рисунок из обсуждаемой статьи в PNAS

Эту склонность можно было определить еще до начала эксперимента, взяв анализы крови животных и определив, сколько у них в крови лейкоцитов, а также — сколько интерлейкина-6 эти лейкоциты выделяют. Если лейкоцитов было много и они выделяли большие количества интерлейкина-6 — такая мышь впадет в депрессивное состояние после стресса от социального поражения.

Если секрет склонности впадать в депрессию заключается в лейкоцитах, то можно ожидать, что на эту склонность можно повлиять, если в крови у мыши появятся лейкоциты с определенными свойствами. Такую частичную замену лейкоцитов действительно можно провести, облучив мышей радиацией для того, чтобы уничтожить их собственные иммунные клетки, а затем пересадив костный мозг от донора. Поскольку в этом эксперименте исследователей интересовали периферические ткани, то мышам не облучали головы, чтобы их головной мозг не подвергся изменениям. Через несколько недель после операции с пересадкой костного мозга из его клеток развиваются новые клетки иммунной системы. В результате такой операции были получены мыши-химеры, у которых около 70% лейкоцитов имели свойства донора костного мозга. Оказалось, что такой доли лейкоцитов достаточно, чтобы склонность впадать в депрессию у мышей-химер стала такой же, как у их доноров.

Не остановившись на этом, исследователи также выяснили, что мыши с нокаутированным (инактивированным) геном интерлейкина-6 устойчивы к воздействию стресса социального поражения, то есть не склонны впадать в депрессию после встреч с агрессором. То же самое можно сказать про мышей-химер, которым пересадили костный мозг от мышей с инактивированным геном интерлейкина-6.

Наконец, чтобы еще раз подтвердить роль интерлейкина-6 в предрасположенности к депрессии, ученные вводили мышам антитела к этому белку непосредственно перед встречей с агрессором. Как только интерлейкин-6 появлялся в крови, антитела связывались с его молекулами, не позволяя им взаимодействовать со своими мишенями. Связанный антителами интерлейкин-6 не мог участвовать в передаче сигналов, как он это обычно делает. Оказалось, что антитела к интерлейкину-6 уменьшают склонность мышей избегать социальных взаимодействий после стресса, а значит, и уменьшают их склонность впадать в депрессию.

Из результатов работы следует, что в периферической иммунной системе чувствительных и устойчивых к стрессу особей есть различия, которые существуют еще до воздействия стресса и которые позволяют предсказать реакцию на стресс. Интересно, что эти различия в эмоциональной реакции не связаны с работой головного мозга, а зависят исключительно от состава крови и функции лейкоцитов — сколько их и как много интерлейкина-6 они выделяют. Терапия, прямо направленная на интерлейкин-6 — одну из сигнальных молекул иммунной системы, может оказаться неожиданно эффективной в лечении депрессивных расстройств. Продолжение исследований взаимосвязей различных систем организма может с неожиданной стороны привести нас к решению задач, которые не так хорошо продвигались при использовании более прямолинейных подходов.

elementy.ru

Medical Insider

Медицинское сетевое издание

Низкая устойчивость к стрессу в молодом возрасте повышает риск развития ишемической болезни сердца

Низкая устойчивость к стрессу в молодом возрасте повышает риск развития ишемической болезни сердца

У подростков, которые менее устойчивы к стрессу, скорее всего, будут болезни сердца, предполагают шведские исследователи, которые проанализировали психологические портреты в подростковом возрасте и последующие заболевания ишемической болезнью сердца в среднем возрасте.

При ишемической болезни сердца (ИБС) происходит сужение артерий сердца, что может привести к инфаркту миокарда. Исследование установило, что на 1000 человек при низкой устойчивости к стрессу происходят 2,6 случаев ИБС при средней устойчивости — 2,0. Высокая устойчивость вызывает 1,6 случаев ИБС.

Между 1987 и 2010 годами в общей сложности было выявлено 10 581 диагнозов заболеваний сердца в Швеции. Исследователи проанализировали, существует ли связь между показателями заболеваемости сердца и уровнем стресса, после корректировки на установленные факторы риска.

Была проверена подробная информация о мужской психологической способности справляться со стрессом, был измерен ее потенциал: смогут ли они справиться со стрессом во время военной службы. Готовность к военному стрессу охватывает различные аспекты общей повседневной жизни, в том числе:

Свободное время, интересы

Результаты проверки, в котором изучались физические и когнитивные функции, диагнозы заболевания в подростковом возрасте, позволили исследователям провести стратификацию подростков по трем уровням устойчивости к стрессу — низкая, средняя и высокая.

Низкая устойчивость к стрессу была связана с более высокой вероятностью ИБС. Но даже те, кто имел хорошую физическую пригодность, не были защищены от сердечно-сосудистых заболеваний. Это может быть из-за влияния стресса на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему и симпатическую нервную систему, которые могут изменить метаболический и сердечно-вегетативный контроль, и в результате вызвать воспаления.

Ученые установили гипотезу, что фитнес высокого уровня в подростковом возрасте не защищает от ИБС у подростков с низкой устойчивостью к стрессу.

Подробнее в научной статье:

Bergh, Cecilia; Udumyan, Ruzan; Fall, Katja; Almroth, Henrik; Montgomery, Scott (2015) Stress resilience and physical fitness in adolescence and risk of coronary heart disease in middle age // Heart — p. heartjnl-2014-306703

medicalinsider.ru

11.3. Устойчивость к стрессу как личностное свойство

11.3. Устойчивость к стрессу как личностное свойство

Устойчивое поведение человека в условиях стресса («стрессоустойчивость») является одним из важных психологических факторов обеспечения успешного преодоления стресса. Исследование природы стрессоустойчивости, путей и средств ее формирования и поддержания имеет важное значение для целого ряда жизненных и профессиональных событий, которые протекают в экстремальных условиях.

В настоящее время, несмотря на достаточное количество работ по данной проблеме, нет ясности в понимании сущности стрессоустойчивости, роли психики в ее обеспечении, особенностей проявления в различных ситуациях. Однако эти вопросы нашли отражение применительно к понятию «эмоциональная устойчивость», которое можно считать с определенным допущением синонимом понятия «стрессоустойчивость» [1, 82, 139, 159 и др.].

Ряд авторов свойство эмоциональной устойчивости связывают с характеристиками темперамента, которые оказывают определенное влияние в основном на реактивность и силу эмоциональных переживаний и проявлений, а не на их содержание [93, 181]. Другие исследователи считают эмоциональную устойчивость проявлением волевых характеристик личности и определяют ее как способность управлять возникающими эмоциями при выполнении деятельности [139, 154]. В исследованиях М.И. Дьяченко и его коллеги [81] и К. Изарда [96] обосновывается положение о том, что эмоциональная устойчивость в значительной мере детерминируется динамическими (интенсивность, гибкость, лабильность) и содержательными (виды эмоций и чувств, их уровень) характеристиками эмоционального процесса. Важный фактор эмоциональной устойчивости – содержание и уровень эмоций, чувств, переживаний в экстремальной обстановке. П.Б. Зильберман [93] приходит к выводу, что под эмоциональной устойчивостью следует понимать интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, волевых, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности индивида, которое обеспечивает успешное достижение цели деятельности в сложной эмоциональной обстановке.

Таким образом, многие авторы отмечают, что эмоциональная устойчивость как свойство психики отражает способность человека успешно осуществлять необходимую деятельность (жизнедеятельность) в сложных условиях. М.И. Дьяченко и В.А. Пономаренко [82], развивая это положение, считают, что очень важно определить в этом свойстве психики место и роль собственно эмоционального компонента. В противном случае трудно избежать отождествления эмоциональной устойчивости с волевой и психической устойчивостью, которые также могут рассматриваться как интегральные свойства личности. Другими словами, соотнося результаты деятельности с эмоциональной устойчивостью, нельзя не учитывать, что успех выполнения необходимых действий в сложной обстановке обеспечивается не только ею, но и многими личностными качествами и опытом человека. По мнению авторов, собственно эмоциональными детерминантами стрессоустойчивого поведения являются эмоциональная оценка ситуации, эмоциональное предвосхищение хода и результатов деятельности, испытываемые в данной ситуации эмоции и чувства, эмоциональный опыт личности (эмоциональные установки, образы, прошлые переживания). Результаты их исследований показывают, что эмоциональная устойчивость как качество личности является единством компонентов: а) мотивационного; б) эмоционального; в) волевого, который выражается в сознательной саморегуляции действий, приведении их в соответствие с требованиями ситуации; г) интеллектуального – оценка и определение требований ситуации, прогноз ее возможного изменения, принятие решений о способах действий.

Эмоциональная устойчивость личности в экстремальных условиях обеспечивает переход психики на новый уровень активности – такая перестройка мотивационных, регуляторных и исполнительных функций позволяет не только предотвратить, но и преодолеть сложную ситуацию в жизни и деятельности.

Попытки установить универсальный принцип разделения людей на устойчивых и неустойчивых к воздействию стресса, предпринимались рядом исследователей. Так, активное и пассивное поведение при стрессе Г. Селье [196] связывал с индивидуальными гормональными различиями. По мнению В.А. Файвишевского [212], наличие неосознаваемых влечений к получению как положительных, так и отрицательных эмоций, разница в восприятии одной и той же стрессогенной ситуации разными людьми обусловлены различным балансом возбудимости систем положительной и отрицательной мотивации. J. Rotter [446] отмечал различия в характере реагирования на стресс у лиц с внешним («экстреналы») и внутренним («интерналы») локус-контролем.

Анализ литературных данных, проведенный А.М. Боковиковым [39], показал, что уровень стрессоустойчивости не связан с показателями интро-экстраверсии, но имеет обратную корреляционную связь со степенью нейротизма. Р. Лазарус [119] и D.J. Gallagher [331] отметили, что у лиц с высоким уровнем нейротизма оценка собственных ресурсов подвергается значительному искажению: чаще всего ресурсы оцениваются как неадекватные, что приводит к недооценке угрожающего значения стрессогенных ситуаций. И наоборот, эмоционально устойчивые индивиды воспринимают стрессогенные события как вызов, потребность и стремление их активно преодолевать.

Имеющиеся данные о стрессоустойчивости «интерналов» и «экстерналов», в том числе при невозможности контролировать стрессогенную ситуацию, являются противоречивыми и не позволяют говорить о локусе контроля как о факторе, определяющем резистентность индивида к стрессу [277].

Делались попытки прогнозировать стрессоустойчивость на основании социальной интро– и экстраверсии [360, 422]. Широкое распространение получила система прогнозирования устойчивости к стрессу по показателям нейротизма, интро– и экстраверсии, которую предложил H.J. Eysenck [312].

Ограниченность существующих систем прогноза связана, с одной стороны, с многокомпонентностью свойства устойчивости к стрессу и с методической сложностью в одинаковой степени оценить все структурные компоненты устойчивости. С другой стороны, индивидуальная вариантивность личностных характеристик не способствует получению достоверного прогноза, который зависит также от значений действующего стресс-фактора, определяющих его интенсивность и степень значимости для субъекта.

В настоящее время используется универсальная закономерность, отражающая взаимосвязь интенсивности стресса, степени активации нервной системы и эффективности деятельности. Исследованиями D.E. Broadbent [263] установил, что в условиях стрессорного воздействия раньше происходит нарушение более сложной деятельности при одновременном повышении эффективности более простой. Имели место случаи, когда на фоне нарушения самочувствия при стрессе у оператора происходило улучшение качества деятельности, что, по-видимому, свидетельствует о большей устойчивости психологических функций, лежащих в основе относительно простой деятельности по сравнению с меньшей устойчивостью физиологических функций. Описана парадоксальная ситуация, когда при стрессе показатели качества выполнения более сложной деятельности могут увеличиться в большей мере, чем показатели менее сложной деятельности.

Итак, устойчивость человека к стрессу является одной из характеристик этого психического состояния и важным психологическим фактором обеспечения жизни и деятельности в трудных ситуациях. Исследование природы стрессоустойчивости, механизмов ее развития и проявления, зависимости от внешних условий и влияния на процессы преодоления стресса позволяет не только понять сущность этого феномена, но и обосновать пути и методы его оценки, формирования и поддержания.

Исходной позицией в изучении стрессоустойчивости должно служить определение этого понятия, которое ряд авторов сводит лишь к понятию эмоциональной устойчивости [82, 93 и др.], хотя эти понятия не являются тождественными. Под «стрессоустойчивостью» мы понимаем интегративное свойство человека, которое, во-первых, характеризует степень его адаптации к воздействию экстремальных факторов внешней (гигиенические условия, социальное окружение и т. п.) и внутренней (личной) среды и деятельности. Во-вторых, оно определяется уровнем функциональной надежности субъекта деятельности и развития психических, физиологических и социальных механизмов регуляции текущего функционального состояния и поведения в этих условиях. И в-третьих, это свойство проявляется в активации функциональных ресурсов (и оперативных резервов) организма и психики, а также в изменении работоспособности и поведения человека, направленных на предупреждение функциональных расстройств, негативных эмоциональных переживаний и нарушений эффективности и надежности деятельности.

Из этого определения следует, что механизмы регуляции и особенности проявления стрессоустойчивости человека обусловливаются характеристиками его (а) мотивации и целенаправленного поведения, (б) функциональных ресурсов и уровня их активации, (в) личностных черт и когнитивных возможностей, (г) эмоционально-волевой реактивности, (д) профессиональной подготовленности и работоспособности. Свойство стрессоустойчивости на всех уровнях его регуляции и проявления означает стабильность функций организма и психики при воздействии стресс-факторов, их резистентность (сопротивляемость) и толерантность (выносливость) к экстремальным воздействиям, функциональную приспособляемость (адаптированность) человека к жизни и деятельности в конкретных экстремальных условиях, и наконец, способность компенсировать чрезмерные функциональные сдвиги (нарушения) при воздействии стрессоров.

Как известно, стрессовая реакция имеет целостный характер и затрагивает все уровни жизнедеятельности человека. Выделяют две наиболее общие формы поведенческой активности при кратковременных, но достаточно интенсивных воздействиях: активно-эмоциональную и пассивно-эмоциональную [105]. Эти формы поведенческих реакций проявляются у человека в экстремальных условиях. Установлено, что при воздействии стресс-факторов первая форма поведения выражается в импульсивных, несвоевременных действиях, в утрате и разрушении ранее выработанных навыков, в неиспользовании прошлого опыта, в повторении неадекватных двигательных реакций. Вторая форма поведения характеризуется, как правило, замедленностью действий вплоть до развития ступорозного состояния [16, 63]. Обе указанные формы поведения можно рассматривать как проявления неустойчивости человека к воздействию стрессоров, обусловливающее снижение надежности его деятельности в экстремальных условиях.

Не менее важен и другой аспект данной проблемы, связанный с изучением собственно стрессоустойчивости человека, то есть его возможностей сохранять в стрессогенной обстановке не только целостность организма и личности, но и требуемый уровень качества решаемых задач. Было бы неверно сводить поведенческие проявления в стрессогенной обстановке лишь к активно– и пассивно-эмоциональной форме. Для подготовленных специалистов наиболее характерно целесообразно-активное поведение, то есть активная реализация осмысленных действий, направленных на решение стоящих перед ними задач при сохранении своего здоровья и целостности управляемого объекта. Подтверждением этого служат результаты экспериментальных исследований, проводившихся в реальных условиях операторской деятельности [11, 16, 174].

Специфика изучения проблемы стрессоустойчивости заключается в том, что ее внешние категории (качество поведения и состояние функций) не являются собственно психологическими, – содержательное исследование психической стрессоустойчивости предполагает выделение собственного психологического критерия. В зависимости от основания, по которому исходно вычленяются психические процессы, лежащие в основе формирования и проявления устойчивости – неустойчивости, возможны два подхода. Первый из них, традиционно-аналитический подход, опирается на «членение» психики по признаку качественного своеобразия на познавательные, эмоциональные и волевые процессы, а собственно психическая стрессоустойчивость определяется через частные оценки устойчивости отдельно рассматриваемых психических процессов и свойств. Бесспорно, что высокий уровень устойчивости психологических качеств является предпосылкой стрессоустойчивости человека, однако, однозначно не детерминирует ее.

Второй – системно-регулятивный подход к определению психической стрессоустойчивости предполагает «вычленение» психических процессов не по признаку качественного своеобразия, а с точки зрения их непосредственной функции в регуляции поведения. При данном подходе психические процессы рассматриваются как функциональные звенья, блоки (регулирующие функции), образующие систему психической регуляции поведения (деятельности).

С позиций концепции системы психической регуляции деятельности [110, 222] нами была рассмотрена роль отдельных компонентов этой системы в формировании стрессоустойчивости человека, и в частности, устойчивости отдельных функциональных звеньев к воздействию стрессоров [38].

Установлено, во-первых, что функциональные звенья критериев успеха, заданных программ и представление-прогноз обеспечивают субъективную представленность человеку информации о требуемых результатах и программах их достижения (блок «что должно быть»).

Критерии успеха выступают в роли субъективных эталонов, по которым человек судит о том, в какой степени достигнуты требуемые промежуточные и конечные результаты. Критерии успеха вырабатываются самим человеком, в ходе деятельности под воздействием стрессоров они могут трансформироваться. Степень устойчивости критериев успеха к стрессорам определяется их побудительной силой для человека и зависит от мотивов деятельности.

Заданные программы обеспечивают субъективную представленность человеку нормативной последовательности действий, выполнение которых позволяет достичь требуемых результатов. Воздействие стрессоров может обусловить несоответствие имеющихся программ новым обстоятельствам. Поэтому роль данного функционального звена в регуляции стрессоустойчивости состоит в том, чтобы за счет актуализации ранее усвоенных программ, их перестройки и даже построения новых вариантов обеспечить выполнение действий для достижения критериев успеха. О степени устойчивости этого звена к стрессорам можно судить по запасу, а также по гибкости программ, ведущих к достижению критериев успеха.

Представление-прогноз – (образ заданной динамики [по 168]) – обеспечивает субъективную представленность человеку заданной последовательности (включая временную) различных стадий поведенческого процесса, их взаимовлияния, взаимосвязи между изменяющимися параметрами процесса. Наличие такого представления-прогноза позволяет объяснить, например, характерную для операторов способность реконструировать по одной детали целостную картину технологического процесса. Эта способность играет важную роль в стрессогенной обстановке, когда от оператора, располагающего минимальным объемом информации, требуется верно оценить ситуацию за очень короткий промежуток времени. Представление-прогноз дает возможность человеку предвосхищать еще не наступившие, но должные наступить изменения в состоянии управляемого процесса. Об устойчивости этого функционального звена к воздействию стрессора можно судить по степени дифференцированности, структурированности и доступной глубине «продвинутости» представления-прогноза, и чем они более выражены, тем он устойчивее к воздействию стрессоров.

Во-вторых, функциональные звенья предвосхищающих схем и оперативных образов обеспечивают субъективную представленность человеку информации о текущих параметрах управляемого процесса (блок «то, что фактически есть»).

Предвосхищающие схемы активно формируются человеком в каждый момент времени. Они, по сути, являются схемами сбора информации, которые опираются на заданные программы и представление-прогноз и развертываются в направлении достижения критериев успеха. В обычных условиях человек достаточно точно контролирует свои ожидания, какие параметры, насколько и когда должны измениться. Поэтому маршруты сбора информации не носят хаотичного характера, а подчиняются определенным закономерностям. Под воздействием стрессоров обычно используемые схемы сбора информации оказываются неэффективными. В этих случаях, как правило, происходит расширение зоны приема сигналов, включение в число воспринимаемой иррелевантной информации, что влечет за собой снижение функциональной надежности. Об устойчивости этого функционального звена к воздействию стрессоров можно судить по гибкости (быстроте) перехода от потерявшей свою полезность схемы сбора информации к другой, которая направлена на активный отбор сигналов, обеспечивающих реализацию требуемой программы рабочих действий.

Информация, «запрашиваемая» предвосхищаемыми схемами, субъективно отражается человеком посредством оперативных образов. Стрессоры оказывают существенное влияние на развертывание оперативных образов. Например, воздействие экстремальных факторов космического полета вызывает у космонавтов, особенно в начальном периоде полета, различные психосенсорные нарушения, включая иллюзии восприятия. При возрастании уровня эмоционального напряжения сокращается диапазон воспринимаемых перцептивных сигналов: сначала сокращение происходит за счет иррелевантных, а затем и релевантных признаков, что обусловливает снижение качества деятельности. Об устойчивости оперативных образов к воздействию стрессоров можно судить по своевременности и безошибочности перцептивного выделения сигналов из информационного поля в экстремальных условиях.

В-третьих, функциональное звено концептуальной модели позволяет человеку проводить постоянное сличение и синтез в единое динамическое представление двух тенденций: той, которая должна быть в настоящем и будущем, и той, которая фактически имеется в настоящем и наиболее вероятна в будущем (блок сравнения между «должно быть» и «фактически есть»). Первая тенденция субъективно отражается на основе критериев успеха, заданных программ и представления-прогноза, вторая – на основе превосходящих схем и оперативных образов. Возможность соотнесения разных тенденций позволяет человеку иметь целостную, многоаспектную прогнозируемую оценку ситуации в стрессогенной обстановке. Следует отметить, что воздействие стрессоров на концептуальную модель имеет суммарный эффект: поскольку концептуальная модель интегрирует в себе все перечисленные выше функциональные звенья, постольку влияние стрессоров, оказанное на каждое из этих звеньев, интегрируется в единый эффект. Воздействия стрессоров затрудняют для человека поддержание и коррекцию концептуальной модели, вызывают повышение субъективной неопределенности относительно времени и вида события и вынуждают его переходить к ожиданию очень широкого круга событий.

В-четвертых, принятие решения как функциональное звено в системе психической регуляции обеспечивает выдвижение и выбор из нескольких альтернатив вариантов действий или оценки трудной ситуации (блок «что и как делать»). В стрессогенной обстановке принятию решения принадлежит ключевая роль в обеспечении психической стрессоустойчивости: выбор действий, с помощью которых преодолеваются негативные последствия, связанные с воздействием стрессоров. Развитие стрессогенной ситуации может, в конечном счете, привести к чрезмерному увеличению числа возможных альтернатив и затруднить однозначный и уверенный выбор. Об устойчивости принятия решения к воздействию стрессоров можно судить по тому, насколько правильно и своевременно человек решает, что и как надо сделать для достижения критериев успеха.

В-пятых, планирование и коррекция исполнительных действий обеспечивают функцию текущего запуска, реализации и контроля исполнительных действий (блок исполнения команд). Система психологической регуляции в конечном счете реализуется в действиях, необходимых для выполнения задачи на требуемом уровне, поэтому данное функциональное звено является «выходным» компонентом системы, в котором интегрируются эффекты всех предшествующих звеньев. Воздействие стрессоров на данное звено проявляется как в суммарном эффекте, так и в непосредственном влиянии на выполняемые действия. Об устойчивости планирования и коррекции действий можно судить непосредственно по результативным показателям (скорости, точности и т. п.) их выполнения.

Итак, низкая устойчивость к стрессорам какого-либо из рассмотренных функциональных звеньев приводит в конечном счете к снижению психической стрессоустойчивости человека. Можно предположить, что критерии успеха и принятие решения играют ключевую роль в обеспечении устойчивости к стресс-факторам, поскольку «сбои» в этих функциональных звеньях не просто снижают ее, а ведут к фактическому отказу оператора от исходно выбранной или заданной направленности профессионального поведения на сохранение требуемого качества деятельности в стрессогенной обстановке.

Отмеченная выше роль функциональных звеньев системы психической регуляции деятельности в обеспечении устойчивости человека к воздействию экстремальных факторов свидетельствует о том, что развитие психологического стресса и стрессоустойчивости обусловливается не только характером когнитивных процессов оценки стрессорных воздействий и индивидуальных возможностей по его преодолению. Это соответствует наиболее известной когнитивной теории стресса Р. Лазаруса. Значительное влияние на развитие указанного психического состояния и проявление стрессоустойчивости оказывают характер системы психической регуляции деятельности в стрессогенных условиях, степень сформированности, устойчивости и своевременности развертывания функциональных звеньев этой системы.

psy.wikireading.ru