Неологизмы при шизофрении

Неологизмы при шизофрении

Разорванность мышления является, по мнению большинства исследователей, одним из наиболее типичных для шизофрении расстройств его. Есть, однако, и иная точка зрения. Так, К . Schneider (1962) считал разорванность малодифференцированным признаком и не относил ее к симптомам I ранга при шизофрении. Разорванность или крайне трудно дифференцируемые с ней расстройства мышления иногда обнаруживаются при органических поражениях головного мозга.

Для обозначения этого типа расстройств мышления пользуются также термином «бессвязность», однако понятие бессвязности применяется в отношении расстройств мышления другого генеза — говорят о бессвязности маниакальной, аментивной. Поэтому предпочтительнее использовать термин «разорванность», традиционно принятый в психиатрии со времен Е. Kraepelin. В равной мере нельзя считать удачным обозначение высокой степени разорванности термином «инкогеррентность», который, как правило, определяет состояние мышления при аменции.

Разорванность относится к наиболее выраженным расстройствам мышления при шизофрении. Клинически она проявляется в неправильном, необычно-парадоксальном сочетании представлений. Отдельные понятия вне всякой логической связи нанизываются друг на друга, мысли текут вразброд. Разорванность мышления отражается в речи, поэтому говорят и о речевой разорванности. Разорванная речь лишена содержания, хотя вследствие сохранения грамматических связей между отдельными элементами фраз кажется внешне упорядоченной. Поэтому разорванность определяется как семантическая диссоциация при известной сохранности синтаксической стороны речи. Грамматический строй речи нарушается в тех случаях, когда разорванность достигает крайней степени выраженности, при этом страдает и логическое построение речи, и ее синтаксическая структура.

К. Займов (1961) писал о возможности выделения показателя степени разорванности, определяемой количеством смысловых разрывов на 100 слов.

Сохранность синтаксической формы речи не дает, однако, оснований говорить об отсутствии грамматических расстройств вообще. Страдает фонетическая сторона речи — замена звуков, появление неправильных ударений, искажение интонаций, модуляций голоса (все это нередко воспринимается как проявление манерности). К грамматическим нарушениям речи при разорванности надо отнести и деструкцию слов, появление неологизмов. На фоне нарастающей фрагментарности речи появляются нелепые искажения обычных слов, бессмысленные словообразования, конгломераты обломков слов: « капитаран», «будздарет», «руп таль», «трамволь». В известной мере такого рода неологизмы, чаще всего бессистемные и лишенные смыслового значения, внешне напоминают литеральные парафазии у больных с моторной и сенсорной афазией, однако существуют четкие различия, помогающие правильно квалифицировать эти речевые расстройства. Такого рода пассивные (в понимании J. Seglas, 1892) неологизмы отличаются большой нестойкостью, вариабельностью.

К. Kleist (1914, 1923, 1925, 1934, 1959) сближал расстройства речи при шизофрении с явлениями моторной и сенсорной афазии, а неологизмы — с парафазиями. Так, при кататонических состояниях К. Kleist чаще всего находил обеднение запаса слов, аграмматизм, характерный для лобной локализации поражения. При параноидной шизофрении автор наблюдал преимущественно парафатические расстройства, напоминающие литеральные парафазии, проявления височного параграмматизма, патологическое словообразование, напоминающее сенсорную афазию. Явления жаргон-афазии, наблюдающиеся при резко выраженной сенсорной афазии, он идентифицировал с шизофазией. Это, очевидно, сыграло известную роль в возникновении утверждения Ф. И. Случевского (1975) об органически-церебральном генезе шизофазии. Психоморфологические воззрения К. Kleist особенно отразились в попытке связать паралогию, которую он рассматривал как очаговый симптом, с поражением области коры большого мозга на стыке затылочной и височной долей слева.

Н. П. Татаренко (1938) собрала большой клинический материал о нарушении употребления и новообразованиях слов при шизофрении. Она описывает фонетическую и семантическую замену слов, сгущение и неправильное образование их, простое искажение. Автор указывала, что существует лишь формальное сходство этих, афазиеподобных, по ее определению, расстройств речи у больных шизофренией с парафатическими и афатическими расстройствами. М. С. Лебединский (1938) четко разграничил с помощью клинико-психологических критериев шизофренические и афатические расстройства речи.

В отличие от литеральных парафазии расстройства речи при шизофрении не зависят от ситуации речевого общения, речь больных лишена целенаправленности. При афазии больной стремится заменить искаженное слово правильным, своей мимикой он обращает внимание собеседника на допускаемые им в речи ошибки и трудность, невозможность для него их исправления. Элементы афатической речи, несмотря на их дефектность, подчинены смысловой задаче, тогда как разорванная речь больного шизофренией демонстрирует преобладание формальной стороны слова, его фонетической структуры при наличии выраженной не дост аточности смысловой, семантической стороны речи.

Диагностически важным является то обстоятельство, что разор ваннос ть мышления проявляется у больных даже при отсутствии собеседника, при ничем извне не вызываемой спонтанной речи (симптом монолога).

Разорванность обычно отражает остроту течения шизофренического процесса. В начале заболевания она отмечается при наличии общего психомоторного возбуждения. По мере нарастания психического дефекта разорванность также претерпевает изменения — речь становится более фрагментарной, в ней выявляются и приобретают все большее значение стереотипии.

Особенно легко разорванность выявляется в письменной речи больных. Очевидно, это объясняется тем, что письменная речь является более сложным образованием (в ее осуществлении участвует большее количество звеньев функциональной системы речи) и относительно позже приобретаемой в онтогенезе формой речевого общения. Нередко разорванность в письме сопровождается симптомами нарушения моторного компонента письма, обращают на себя внимание витиеватая манерность почерка, склонность больного к довольно стереотипным украшениям, завитушкам, какое-то особое тонирование элементов букв. Так, буква исполняется без нажима, тонкими линиями, а отдельные ее компоненты удваиваются параллельными линиями и т. п.

Разорванность не является стабильным симптомом. Степень ее выраженности у больного может меняться, и без лечения она может исчезать при спонтанной ремиссии. Еще более явной стала ее обратимость в связи с применением в психиатрической практи ке нейролептических средств. Ку рабельность разорванности под влиянием этих препаратов подтверждает мнение о том, что этот вид патологии мышления не обусловлен, как думали раньше, органически-деструктивными изменениями.

Приводим пример разорванности мышления.

«Ей-богу, убью первого озверелого бандита святого Владимира из Киевского монастыря и, ей-богу, убью озверетого бандита священника Николая из города Чебоксарского собора. Христа ради, прекратите насмерть отравлять меня, будущего свят ого Василия Ананьевича Кафтан ника (имя, отчество и фамилия не принадлежат больному!) со своей буд ущ ей семьей Александр, Варвара и Екатерина и четыре из детдома как Мокеев Михаил Егорович регент русского хора наизусть на четырех голосах этих вышеуказанных озверелых святых бандитов Владимира и Николая живьем сжечь миллиард святых крестов» (далее три страницы заполнены крестиками).

Здесь помимо разорванности отмечается и стереотипное повторение отдельных выражений, оборотов, представлений.

По степени выраженности разорванность также не является однородным психопатологическим феноменом. Начальные проявления разорванности мы видим в соскальзывании мысли, проявляющемся при переходах от одного представления к другому вне естественных логических связей. При нерезкой выраженности расстройств мышления соскальзывания носят эпизодический характер и обнаруживаются на фоне формально правильных суждений. Так, больная шизофренией в письме задает целый ряд вопросов, совершенно оторванных от реальной ситуации и резонерских по своей постановке, отражающих совершенно необъяснимый переход от одного понятия к другому:

«Кто я? Кто ты? Кто они? Кто мы? Что такое счастье? Почему растет трава ? Зачем нужно солнце? Где находится луна? Почему она жидкая? Я хотела сказать — вода. Спаси меня, пожалуйста, если ты знаешь, что такое вечность. Что бы еще такое спросить? »

Крайняя степень разорванности обычно определяется как «словесный салат» («словесная окрошка»), речь при этом состоит из совершенно бессмысленного набора ничем не связанных слов и стереотипии. Неправомерно отождествление «словесной окрошки» с шизофазией.

Шизофазия — своеобразное проявление мыслительно-речевых расстройств при шизофрении, близкое к разорванности. Ее феноменологическое и клинико-нозологическое положение до сих пор остается дискуссионным. Е. Kraepelin (1913) считал, что шизофазия — особая форма шизофрении, при которой речевая бессвязность, разорванность и совершенно непонятная речь контрастируют с упорядоченностью, известной доступностью и относительной интеллектуальной и аффективной сохранностью больных, их несколько лучшей, чем при других формах заболевания, работоспособностью. Характерны повышенная речевая активность, «речевой напор», «наплыв слов». Еще более выражен, чем при разорванности, симптом монолога, характеризующийся поистине речевой неистощимостью и совершенным отсутствием потребности в собеседнике. Нередко монолог возникает даже без предшествующей обр а щенной к больному речи собеседника. Симптом монолога обычно рассматривается как проявление аутистической позиции больного шизофренией, утрачивающего всякую потребность в общении с окружающими. Ф. И. Случевский (1975) подчеркивает, что многоречивость больных шизофазией не зависит от степени общего психомоторного возбуждения. Описаны единичные случаи своеобразного проявления шизофазии только в письме (шизография). Так же, как и разорванность, шизофазия часто обнаруживается в письменной речи раньше, чем в устной.

М. О. Гуревич (1949), придерживаясь в основном концепции Е. Kraepelin о шизофазии как о редкой, недостаточно еще изученной форме шизофрении, в то же время отмечает возможность ее развития в хронической стадии шизофрении, когда она сменяет другие синдромы, чаще кататонические. М. Ш. Вроно (1959) рассматривает шизофазию как вариант течения параноидной шизофрении, тогда как разорванность, по его мнению, является признаком кататонического расстройства мышления.

Представляется наиболее аргументированной точка зрения А. С. Кронфельда (1940), считавшего, что разорванность и шизофазию сближает наличие так называемого динамического компонента (психомоторно-кататонических динамизмов), играющего важную роль в формировании клинической картины заболевания. Синдром шизофазии А. С. Кронфельд понимал как результат кататонической активности речевой моторики при шизофреническом распаде мышления. К психомоторно-кататоническим динамизмам относятся персеверации и стереотипии, шперрунги, манерность, негативизм, итерации, автоматизмы. Однако одних психомоторно-кататонических расстройств недостаточно для возникновения синдрома шизофазии. Для этого необходимо наличие шизофренического распада мышления, включающего по А. С. Кронфельду, диссоциацию мышления, динамическое влияние шизофренического аффекта, параноидных структур.

Шизофазия редко встречается в психиатрической практике, особенно в последн ие годы, что можно связать с па томорфозом клинической картины заболевания вследствие широкого применения нейролептических средств. По данным Ф. И. Случевского (1975), разорванность мышления (автор пользуется термином «атактическое мышление») отмечалась у 27,5 % наблюдаемых им больных, а шизофазия — только у 4 %.

Явления соскальзывания и разорванности мышления обнаруживаются при клиническом обследовании больного и в условиях патопсихологи ческого эксперимента. Б. В. Зей гарник (1962) указывает, что выявить соскальзывание можно лишь у сравнительно сохранных больных, когда оно еще не перекрывается более грубыми расстройствами мышления. Патопсихологически соскальзывание определяется как временное снижение уровня мыслительной, деятельности — верно выполняя какое-либо задание, адекватно о чем-либо рассуждая, больной внезапно сбивается с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, часто по «слабому», «латентному» признаку, а затем вновь способен продолжать рассуждение последовательно, но не исправляя допущенной ошибки. При этом обычно степень трудности выполняемого задания не имеет значения (В. М. Блейхер, 1965). Следует отметить, что при исследовании мышления у больных шизофренией мы сталкиваемся с неприменимостью к ним обычно складывающейся у психиатра или психолога шкалы трудности, сложности выполняемых заданий. И это естественно, так как, создавая для себя такую шкалу, мы руководствуемся главным образом трудностью этих заданий для психически здоровых и лиц, обнаруживающих интеллектуальную недостаточность различной степени. У больных шизофренией с присущими им нарушениями избирательности объектов мыслительной деятельности (признаков предметов и явлений, мнестического запаса) эти критерии оказываются совершенно иными, их нельзя анализировать как понятные.

Обнаруживаемые при психологическом исследовании у больных шизофренией соскальзывания не связаны с усталостью, не обусловлены повышенной истощаемостью. Они не поддаются коррекции в процессе исследования. Даже после объяснения, как следовало бы выполнить задание, больной по-прежнему отстаивает свое решение, приводя резонерские, паралогические мотивировки.

Разорванность мышления рассматривается как проявление патологии его целенаправленности (А. А. Перельман, 1957; Б. В. Зейгарник, 1962). Б. В. Зейгарник видит в разорванности крайнюю степень разноплановости, заключающейся в том, что суждения больного о каком-нибудь явлении протекают в разных плоскостях, как бы в разных руслах. Помимо играющего важную роль в диагностике разорванности отсутствия понятных связей между отдельными элементами высказываний больного Б. В. Зейгарник считает значимыми такие критерии, как независимость речи больного от присутствия собеседника (уже упоминавшийся симптом монолога), отсутствие логики, невозможность обнаружить в речи больного объект мысли, незаинтересованность его во внимании собеседника. Наличием перечисленных моментов и объясняется то, что речь больного при разорванности перестает выполнять функцию об щ ения и становится совершенно непонятной окружающим.

www.psychiatry.ru

Как проявляется шизофрения, симптомы шизофрении

Шизофрения является сложным заболеванием, при которой человеку трудно отличить, что является реальным и нереальным, ясно мыслить, управлять эмоциями, объективно относиться к другим, фактически невозможно нормально жить. Но это не значит, что при этом расстройстве нет надежды. Шизофренией можно успешно управлять. Первый шаг заключается в выявлении признаков и симптомов. Второй шаг заключается в незамедлительном поиске помощи, третий — строго придерживаться лечения. При правильном лечении и поддержке, человек с шизофренией в состоянии вести счастливую, практически полноценную жизнь.

Обычно шизофрения меняет внутренний мир и поведение человека. Изменения в поведении могут включать следующее:

  1. Социальная самоизоляция;
  2. Деперсонализация (чувство нереальности, нахождении в туманном и в сказочном государстве), иногда сопровождается интенсивной тревогой;
  3. Потеря аппетита;
  4. Потеря гигиены;
  5. Заблуждения;
  6. Галлюцинации (слуховые или визуальные, ощущение того, что не существует);
  7. Чувства контролируется внешними силами;
  8. Неорганизованная речь.

Порой, человек с шизофренией может не выглядеть как больной, в иных случаях, болезнь может быть более очевидной, в частности, из-за эксцентричного поведения. Например, симптомы шизофрении у взрослых достаточно явные, если человек заматывает голову фольгой в надежде, что аллюминий защитит мысли от неких вредоностных волн, что транслируются ему в мозг.

Шизофрения: симптомы

Позитивные симптомы в поведении больного могут появляться и исчезать. Вам необходимо точное понимание того, чего ожидать от шизофреника, чтобы вовремя принять меры. Люди у которых болезнь явная шизофрения имеют весьма различные смптомы, так как пациенты отличаются друг от друга в своем поведении, но при этом по большому счету, все они не могут контролировать болезнь. В активной стадии, пострадавший обрушивает на окружающих поток нелогичных предложений или с неконтролируемым гневом вместе с насилием реагирует на воспринимаемую угрозу. Больные могут также испытывать относительно пассивные фазы заболевания, в которой им, кажется, не хватает индивидуальности, движений, эмоций (так называемый плоский аффект). Люди с шизофренией могут чередоваться в этих крайностях. Их поведение порой то предсказуемо, то абсолютно спорадично.

Кластеризация симптомов шизофрении

Позитивные симптомы: слышат голоса, ощущение чувтва подозрительности, того, как будто они находятся под постоянным наблюдением, так называемая параноидная шизофрения, а также бред, или произнесение слова без смысла (неологизмов).

  • Негативная симптоматика при шизофрении(или дефицитные симптомы): Социальная самоизоляция, сложность в выражении эмоций (в экстремальных случаях так называемый притупленный аффект), сложности в уходе за собой, неспособность испытывать удовольствие. Эти симптомы вызваны серьезными нарушениями психики и их часто ошибочно принимают за лень.
  • Когнитивные симптомы: Трудности, посещающие в и обработки информации, понимание окружающей среды и вспоминая простых задач.

Раздробленность мышления характерна для этого психического расстройства. Когда студентов-медиков учат как определить шизофрению , то всегда советуют понаблюдать за тем каким образом человек говорит. Больные, как правило, имеют проблемы с концентрацией внимания и поддержания мыслей. Они могут отвечать на запросы с несвязанной ответ, начинать предложения с одной темы и в конечном где-то совсем другой, говорить бессвязно, или сказать нелогичные вещи. Общие признаки неорганизованной речи при шизофрении включают в себя свободные ассоциации, быстрый переход от темы к теме, без связи единой мысли между несколькими.Неологизмы — готовые слова или фразы, только имеют смысл для пациента. Персеверация — повторение слов и заявлений; говорят то же самое снова и снова.Бессмысленное использование рифмы.

Полезные определения в понимании шизофрении

Психоз: Психоз определяется как чувство оторванности от реальности. Во время этой фазы, можно испытать бред или серьезные галлюцинации. Люди с психозами не знают, что то, что они испытывают или некоторые из вещей, которые, по их мнению происходят, на самом деле не являются реальными. Психоз является яркой особенностью шизофрении, но не является уникальным состоянием для этой болезни.

Шизоидное расстройство личности: Этот термин часто используется для описания расстройства личности, которое характеризуется практически полным отсутствием интереса к социальным отношениям и ограниченным диапазоном выражения эмоций в межличностных настройках, что делает человека с этим расстройством холодным и равнодушным.

Шизотипическое расстройство: Этот термин определяет расстройство личности, которое характеризуется острым дискомфортом в отношениях, а также нарушениями восприятия, нечетных убеждений, и причудливых форм поведения. Часто люди с шизотипическим расстройством личности рассматриваются как необычные и эксцентричные из-за необычной манерности и убеждений и это нередкие симптомы шизофрении у женщин.

Галлюцинации: Больные могут слишком сильно ощущать объекты или события,которые на самом деле являются реальными исключительно для них. Симптомы шизофрении у воевавших мужчин могут включать в себя ощущения событий, которые являются реальными только ему. Галлюцинации могут быть и в зрительных образов, слуховых, запаха, вкуса или прикосновения. Галлюцинации не имеют внешнего источника, и иногда описываются как » трюки мозга» человека трюки. Исследования показывают, что слуховые галлюцинации происходят, когда люди неправильно истолковывают свой внутренний разговор с самим собой, определяя его как исходящий от внешнего источника.

Иллюзия: Иллюзия это ошибочное восприятие, для которого есть фактический внешний стимул. Например, визуальный обман после увиденной тени и неправильное ее толкование как личности. Слова «иллюзия» и «галлюцинации» иногда путают друг с другом. Похожие виды шизофрении, но симптомы все-таки различаются.

Заблуждение: Человек с заблуждения имеет твердое убеждение о чем-то, несмотря на свидетельства , что это верование вполне ложно. Например, человек может слушать радио и считать, что радио дает закодированное сообщение о надвигающемся инопланетном вторжении. Все остальные люди, которые слушают то же радиопередаче, услышат, например, очерк о дорожно-ремонтных работах, происходящих в Московскойобласти.

Заболевания, которые могут выглядеть как шизофрения

Медицинские и психологические условия, которые врач должен исключить перед постановкой такого диагноза как шизофрения включают в себя:

Другие психотические расстройства — шизофрения если посмотреть не ее симптомы на любом видео является одним из видов психотического расстройства, то есть предполагает существенную потерю контакта с реальностью. Но есть иные психотические расстройства, которые вызывают подобные симптомы психоза, в том числе шизоаффективным, шизофреноформного расстройства, и краткого психотического расстройства. Из-за трудностей в дифференциации между психотическими расстройствами, окончательная диагностика может занять шесть месяцев или дольше.

Злоупотребление психоактивными веществами — психотические симптомы могут быть вызваны многими наркотиками, включая алкоголь, PCP, героин, амфетамины и кокаин. Если вы хотите знать как начинается шизофрения и ее симптомы,сходите на экскурсию в любой профильный диспансер, где наблюдаются люди, употребляющие эти убивающие личность и здоровье вещества. Но и некоторые отпускаемые по рецепту лекарства также могут вызвать нежелательные психотические реакции. Экран токсикологии может исключить лекарственный психоз. Если есть понимание наличия токсикомании у пациента, то врач определит стал ли препарат источником симптомов или просто усугубляющим фактором.

Медицинские условия — Шизофрения, ее симптомы также может быть результатом определенных неврологических расстройств (например, эпилепсии, опухолей головного мозга, и энцефалита), эндокринных и метаболических нарушений и аутоиммунных состояний, негативно влияющих на центральную нервную систему.

Расстройства настроения — выглядят как начальная стадия шизофрении, а также ее симптомы. Болезнь часто включает в себя изменения в настроении, в том числе мании и депрессии. Хотя эти изменения настроения, как правило, менее серьезные, чем те,что вызваны биполярным расстройством и большим депрессивным расстройством. Шизофрению особенно трудно отличить от биполярного расстройства. Положительные симптомы шизофрении (бред, галлюцинации и неорганизованная речь) могут выглядеть как маниакальный эпизод биполярного расстройства, в то время как негативные симптомы шизофрении (апатия, социальная изоляция, и низкая энергия) может выглядеть как депрессивный эпизод.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — ПТСР является тревожным расстройством, которое может развиться после воздействия травмирующего события, такие как боевые действия, аварии, или насильственные действия -известны случаи как после именно после насилия проявляется шизофрения у женщин.Люди с ПТСР, их образами,ощущениями запахов и звуков, воспоминаниями, порой похожи на шизофреников с их галлюцинациями, однако, это совершенно разные состояния.

moskovskaya-medicina.ru

Разновидности шизофрении

Когда речь идет о шизофрении, подразумевается несколько ее форм. Для простой шизофрении характерно нарастающее безразличие пациента, апатичность, пониженное настроение, и все это чередуется с порывами грубости, не имеющими мотивации. Больной испытывает бурный гнев, угнетенное настроение, злость. Нередко при простой шизофрении человек начинает увлекается занятиями, не имеющими смысла. Он старается держаться подальше от общества, отдаляется от близких, не склонен к смене образа жизни, поведения, часто проявляет удивительное упрямство. Простая шизофрения характеризуется капризным поведением и постоянным раздражением. Нередко центральной темой интересов является собственное тело больного. Пустота жизни заполняется стремлениям к коррекции внешности, или фантастическими лечебными методиками.

В некоторых случаях простая форма шизофрении принимает «философическое» направление, при которой больной ведет постоянные рассуждения о том, что жизнь бессмысленна, человеческие интересы примитивны, и ведет бесплодные дискуссии, темы которых непонятны окружающим. С течением времени все перечисленные странности лишь приумножаются. Выражением жизненной динамики является пониженное настроение, обусловленное ощущением внутренней пустоты. Оно возникает при негативном отношении ко всему, что является окружением больного, и типичном примером является скука.

Еще одной известной формой заболевания является гебефреническая шизофрения. Она проявляется в том, что характер больного отличается сверхинициативностью и определенной сверхподвижностью. Эти качества по определению близки к маниакальной веселости, несдержанности, дурашливости. Больной этим видом шизофрении ко всем придирается, он не признает никаких дистанций, постоянно задает глупые вопросы, а смех, как правило, беспричинный. Если выполняет поручения, то проявляется негативизм, на заданные ему вопросы отвечает совершенно невпопад. Любит говорить много, но в основном, окружающим ничего не понятно, так как больной постоянно перескакивает на различные темы.

Особенности форм шизофрении

Среди особенностей гебефренической шизофрении можно назвать такие качества, как повторение больным одних и тех же слов, фраз, создание неологизмов. При этом, имеется очень высокий темп мышления, создающий впечатление хаотичности рассуждений. Такой темп отражает напряжение, возникающее между внутренним миром больного и объективным окружением. Становится очевидной смысловая и логическая оторванность, и заметна парадоксальная реакция пациента на безнадежность и пустоту собственного образа жизни. В то же время, при наблюдаемой экспрессии нет соответствия субъективному состоянию. Следует отметить, что при маниакальных признаках больного гебефренической шизофренией, которые сопровождаются неприятием и непонятием окружающих, его органическое отупление трансформируется в моральное и интеллектуальное убожество.

При кататонической шизофрении выделяется двигательная динамика. В этом случае речь идет о двигательной экспрессии в двух ее крайних формах. Это так называемое оцепенение, то есть, застывание, выраженное в неподвижности. Также имеется форма мощного разряда движения, они представляют собой бесцельные хаотичные движения, называемые буйством. В качестве субъективного коррелятора обеих форм такой двигательной реакции считается чувство страха, которое сильно выражено. Оно может быть обусловлено ненавистью, сексуальным или религиозным экстазом, необычной силой, или беспомощностью. В том числе, подобный страх специалисты определяют, как дезинтеграционный, потому что он имеет отношение к бурному разрушению прежней структуры всего внутреннего мира пациента.

При кататонической шизофрении двигательное возбуждение имеет сопровождение в виде киданий больного на людей, метания, пронзительного крика. Иногда бывают ограничения своеобразной мимикой, жестикуляцией, когда повторяются одинаковые слова и движения, жестикуляция. Кататоническим характером шизоидности обладает любая деятельность, а также бездеятельность, которая не имеет цели и оторвана от актуальной ситуации. Это значит, что такие признаки, как оторванность и бесцельность представляют собой характерные шизофренические признаки. Речь пациента становится хаотичной, и нет связи с реальной ситуацией. Шизофреническое разрушение логики речи, ее структуры, является нарушением, при котором возникают неожиданные переходы к различным темам. При этом больной не беспокоится о том, чтобы его поняли.

Массовость признаков при разновидностях шизофрении

При различных видах заболевания имеются объединяющие признаки, которые являются для шизофрении массовыми. Бредовая форма шизофрении определяется тем, что в сознании пациента изменяется восприятие мира, как внутреннего, так и окружающего. В принципе, отрыв от реального состояния и отсутствие связи с действительностью является признаком, который присутствует при шизофрении любой формы. Но для бредовой формы подобное особенно характерно. Тем более, известно, что до семидесяти случаев шизофрении протекает именно в бредовой форме. Как правило, пациент не может выразить свои переживания, поэтому начинает замыкаться в себе, и старается получить разрядку, используя примитивные формы активности. Например, начинает кричать, могут возникнуть и агрессивные проявления.

Такие больные в основном не вызывают у окружающих подозрений, и это продолжается до тех пор, пока он не высказывает своих предположений относительно устройства окружающего мира, которые имеют существенные отличия от аргументов, представленных наукой. Таким образом, у человека возникает сумасшествие, или паранойя. Речь больного представляет собой внешнее проявление странного, бредового мышления. Шизофреническая речь имеет немало различных форм, но чаше всего, она не имеет грамматических нарушений, и отличается лишь смыслом высказываний.

www.psyportal.net