Невроз характера

Что такое невроз и кто такой невротик?

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха,

а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл.

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Данная статья и статья, идущая вслед за ней, посвящены очень скользкой теме – «Что такое невроз?» и тому, какие бывают симптомы невроза у взрослых.

Кроме того, в данной статье мы рассмотрим такое понятие, как невроз характера.

Содержание статьи:

Как понимать невроз?

Вы спросите: «Почему я называю эту тему «скользкой»?

Дело в том, что до сих пор никто толком не знает, что такое невроз. Мнений на этот счет, причем мнений достойных большого уважения за проницательность, очень много.

Но в целом невроз, как, впрочем, и многие другие проявления души человеческой есть «terra incognita», и, надеюсь, так будет всегда.

Что такое невроз?

И все же попробуем разобраться, что же это такое, а в следующей статье выясним и кто такой невротик. Итак…

Оптимизму ради, вновь упомяну интересную психологическую поговорку, которую уже приводил в предыдущей статье: «Хочешь увидеть невротика – посмотрись в зеркало».

Это не шутка. Действительно, те или иные невротические черты и паттерны поведения можно обнаружить практически у любого человека.

Более того, вслед за многими психологами и психотерапевтами, например, вслед за К.Г. Юнгом, скажу, что часто страдание легким неврозом или даже неврозом средней тяжести идет человеку на пользу.

«Почему?» – вновь спросите Вы. Опять же, об этом я расскажу в следующей статье, а пока точнее определимся относительно предмета нашего разговора.

Прежде чем это сделать,

порассуждаем метафорически

Представьте себе бегуна-легкоатлета, который по своим спортивным задаткам и потенциалам, уровню воли и мотивации способен в короткий срок стать чемпионом мира.

Бегает легко, словно ветер, побеждает на всех соревнованиях, весь в кубках и медалях, лавры сыплются, аплодисменты гремят… в общем все складывается самым лучшим образом.

Но как-то раз, завистники насылают на этого спортсмена порчу.

Ночью приходит к нему черный ангел и надевает на него невидимый широкий кожаный пояс, к которому за трос привязана невидимая пудовая гиря.

И теперь наш удачливый спортсмен во время бега тащит за собой по земле эту ни кому (и ему тоже) невидимую гирю.

Как вы думаете, он станет чемпионом мира? Нет! Он будет побеждать на соревнованиях? Нет! Он будет качественно тренироваться? Нет!

В общем, все время сплошное «нет».

Метафора очень хорошо рассказывает о неврозе.

Гиря – это невроз, тяжесть, мешающая действовать и жить в полную силу, развивать свой потенциал, устанавливать продуктивные отношения.

Такой человек сказал бы про себя: «Вроде бы все хорошо, но живу так, словно бы кто-то за пятую точку держит, словно тяжесть какую-то на себе тащу».

Невроз действительно заставляет не идти, а тащиться по жизни.

Хочется чего-то большего. И знаешь, что можешь этого достичь, ведь для этого есть все. А нет, что-то мешает, словно камень в сапоге!

Кстати, ходили когда-нибудь с камнем в сапоге? Вспомните. Неудобно? Все время отвлекаешься? Вот так идет по жизни человек с неврозом и не знает, как стать счастливым.

Теперь важное отступление.

Очень условно неврозы

можно разделить на три категории:

  • легкие неврозы;
  • неврозы средней тяжести;
  • тяжёлые неврозы.
  • Психолог в основном имеет дело с легкими неврозами и намного реже с неврозами средней тяжести.

    С тяжёлыми неврозами он работать не может, да и не имеет права, поскольку это прерогатива врачей психотерапевтов и психиатров.

    Тяжелый невроз – это уже болезнь. В данной статье я буду говорить только о легких неврозах и неврозах средней тяжести.

    Давайте представим себе среднестатистического человека, который живет и работает в свое удовольствие, заботится о семье, растит детей, и все у него в порядке.

    Но вот однажды, или в силу каких-то внешних обстоятельств или в силу обстоятельств внутренних, стал этот его жизненный порядок рушиться:

    • работа вдруг стала не нравиться;
    • с коллегами стали возникать конфликты;
    • нарушился сон, трудно стало подниматься по утрам с постели;
    • забросил хобби и стал больше времени находиться перед телевизором или компьютером;
    • появилась необъяснимая тревога;
    • иногда возникают неприятные мысли;
    • донимают тяжёлые сновидения;
    • кажется, что потерян смысл жизни, и теперь он не знает куда идти и что делать.

    В общем, начал он сталкиваться с ощущениями безысходности и отчаяния – это типичные симптомы невроза у взрослых.

    Близка к теме статья:

    Узнаете себя? Периодически каждый из нас бывает в ситуациях, когда проявляются некоторые из перечисленных симптомов, в особых случаях все разом.

    Не нужно стесняться, я сам такой, даром, что психолог. Бывали, такие периоды и еще будут. Такова, Ее Величество, Жизнь.

    Приведенный пример – это еще не невроз, просто так сложились жизненные обстоятельства.

    Вполне возможно, что перечисленные симптомы – это реакция организма на чрезмерные стресс и вечное напряжение.

    Но вот человек собрался, взял себя в руки, или изменились внешние обстоятельства (например, нашел работу по душе), и постепенно его состояние улучшилось, и он вновь вернулся к жизни.

    Но иногда бывает так, что тяжёлый период затягивается, у человека больше не остается сил бороться, организм и психика истощаются, теряют ресурсы, наступает так называемое состояние декомпенсации.

    Именно в этот момент на поясе появляется та самая невидимая гиря как у нашего метафорического спортсмена. Вот это уже невроз.

    Как узнать, насколько все серьезно?

    Я считаю, что мерилом здесь может

    выступить уровень тревоги, безысходности и отчаяния

    – чем выше их градус, тем тяжелее невроз.

    При легком неврозе такие ощущения появляются не часто, может быть 2-3 раза в неделю, когда устанешь и у тебя плохое настроение. При этом они приносят лишь легкое беспокойство и пока не мешают жить.

    Суть легкого невроза может быть охарактеризована поэтической строкой: «Все на месте, да что-то не так!» (В. Цой).

    Но вот симптомы становятся сильнее, их уже так просто не выгонишь из мыслей, они упорны и навязчивы, появляются чуть ли не каждый день и начинают отвлекать и портят жизнь, делая ее невыносимой.

    Примерно на этом этапе формируется фронт вторичных невротических симптомов.

    Убегая от воздействия первичных симптомов невроза (см. описание вымышленного человека), например, от ссор и конфликтов семье или на работе, человек пытаются компенсировать негативные переживания приёмом алкоголя, наркотиков, уходит в мир компьютерных игр, становится трудоголиком, сексоголиком, шопоголиком и еще каким-нибудь «…голиком».

    В общем, приобретает какую-то пагубную зависимость, что, естественно, еще больше ухудшает его состояние.

    Так развивается невроз средней тяжести.

    В принципе, в таком состоянии многие люди пребывают всю свою жизнь, особенно в нашей стране, причем считают, что так и надо, так и должно быть.

    Близка к этой теме статья:

    Так это или не так, решает каждый за себя. Но только тот, кто хочет жить неподдельной, а настоящей жизнью, будет искать выход из такой ситуации.

    Теперь, не претендующее на истинность и общезначимость, мое определение невроза:

    Невроз – это психологическое состояние, при котором человек частично или полностью утрачивает удовлетворённость жизнью, живет в половину своих возможностей, видит события своей жизни искаженными, свозь призму тревоги и отчаяния, ему уже сложно уживаться с людьми и обстоятельствами, а тем более, активно влиять на них и изменять их.

    При этом степень тяжести невроза

    измеряется градусом негативных эмоций и переживаний. Если измерять по десятибалльной шкале,

    то: легкий невроз – это от 0 до 4, средний – от 4 до 7,

    тяжёлый от 7 до 10.

    Для полной картины в табличке приведу некоторые психологические и физические симптомы неврозов.

    Общие

    признаки невроза у взрослых

  • Неудовлетворенность жизнью;
  • эмоциональная неуравновешенность, раздражительность, нестабильность настроения;
  • Подверженность стрессам, быстрая утомляемость;
  • Нерешительность и неуверенность в себе
  • Ссоры и конфликты с окружающими;
  • Нарушение самовосприятия, заниженная или завышенная самооценка;
  • Тревожные ожидания, частая тревога «без повода»;
  • Страхи, панические атаки, беспричинное беспокойство;
  • Снижение мотивации;
  • Внутренние конфликты
  • Пессимизм и негативное мышление;
  • Высокая ранимость и обидчивость;
  • Снижение концентрации внимания, ухудшение памяти, снижение работоспособности, быстрая утомляемость;
  • Плохой сон, не приносящий отдыха и ухудшающий самочувствие;
  • Различные физические симптомы: перепады АД, вегето-сосудистая дистония, боли различного происхождения (например, головные и боли в спине) и проч.
  • Невроз характера:

    что это такое?

    На самом деле, все, что мы рассмотрели выше: как развивается невроз, а также его признаки — это касается только так называемых ситуативных неврозов, т.е. состояний, возникающих в результате реакции организма на объективные обстоятельства.

    Но есть другие разновидности невротических состояний. Психоаналитик Карен Хорни назвала их неврозы характера.

    Их причины – это не реакция человека на внешние неблагоприятные обстоятельства, а специфические свойства характера и личности человека.

    Так, например, человек может невротиком, поскольку страдает от чувства неполноценности.

    Или, наоборот, то же может произойти в результате, если базовым свойством его характера будет стремление к власти и непомерное чувство всесилия.

    В основе неврозов могут лежать и такие черты, как: чрезмерные подозрительность и критичность, неуверенность в себе, внутренние запреты на выражение своих чувств и эмоций, пессимизм и т.д.

    Невроз характера чаще всего проявляется как различного рода нарушения в поведении и отношениях между людьми.

    В одной из следующих статей, посвященной теории неврозов К. Хорни, я рассмотрю данную разновидность психологического неблагополучия подробнее.

    Перед тем, как закончить статью, прошу Вас.

    Когда прочтете ее и будете ставить себе диагноз, то отнеситесь к этому как к игре: будьте немного несерьезными, ведь невроз очень любит слишком серьезных.

    Он (как и жизнь в целом) – это своеобразная игра. И играя с ним, можно выиграть главный приз – свое счастье и счастье для близких людей, но, отказываясь от игры, лучше о таком выигрыше забыть навсегда.

    Так что играйте! И удачного Вам неврозопобеждания!

    Итак, определив, что такое невроз, я завершаю данную статью.

    В следующей публикации мы поговорим о том, кто такой невротик и рассмотрим дополнительные симптомы невроза у взрослых

    И, как я выше уже обещал вам, далее расскажу, почему я считаю, что часто страдание легким неврозом или даже неврозом средней тяжести, идет человеку на пользу, способствуя его саморазвитию.

    Следите за обновлениями блога и берегите себя!

    Вместе с этой статьей читайте:

    Вам понравилась статья?

    Буду очень Вам признателен, если оставите свой комментарий 🙂 (форма комментирования расположена ниже. Ваш e-mail нигде не будет опубликован).

    Также буду очень Вам благодарен, если оформите подписку на новые статьи моего блога! Их анонсы будут просто приходить вам на e-mail.

    Зачем это нужно?

    Вы первые будете узнавать о самых свежих обновлениях, новостях и публикациях. Кроме того, все подписчики получают очень привлекательные бонусы и скидки на предлагаемые мною услуги и информационные продукты!

    Как подписаться? Воспользуйтесь формой подписки, что расположена после каждой статьи. Теперь анонсы новых публикаций будут приходить Вам на почту! 😀

    formaetsensum.ru

    Невроз характера

    К. Хорни разделяла неврозы на «ситуативные» и «неврозы характера».

    Я, соглашаясь со многими современными специалистами, придерживаюсь мнения, что неврозами характера она обозначила то, что сейчас скорее можно отнести к «пограничным расстройствам личности».

    Ситуативный невроз – это реакция на внешнюю ситуацию, где имеется кратковременное отсутствие адаптации к конкретной сложной ситуации. Такой невроз может возникнуть у людей, чья личность в иных отношениях сохранена и не искажена, и достаточно легко разрешим.

    Мой интерес больше направлен на неврозы характера, где основное расстройство заключается в деформации характера (даже если симптомы полностью совпадают с теми, что возникают при ситуативных неврозах), что является результатом скрытого процесса, который начинается, как правило, с детства, и в дальнейшем охватывает большие или меньшие части структуры личности.

    Хорни выделяет особенности отношений таких клиентов в разных сферах жизни: в отношениях с другими людьми (как к ним, так и с их стороны), с оценкой себя, с самоутверждением, с агрессией и с сексуальностью.

    Вот, согласно описанию К. Х., несколько характеристик человека, страдающего неврозом характера (или пограничным расстройством личности, что, на мой взгляд, очень близко, хоть и не полностью тождественно):

    «одной из доминирующих черт невротиков в наше время является их чрезмерная зависимость от одобрения или расположения со стороны других людей. Все мы хотим, чтобы нас любили и ценили, но у людей, страдающих неврозом, их зависимость от привязанности или одобрения несоразмерна тому значению, которое другие люди имеют в их жизни. Хотя всем нам хочется хорошего отношения со стороны дорогих нам людей, у невротиков имеет место неразборчивый голод на благорасположение или высокую оценку, безотносительно к тому, любят ли они сами данного человека или имеет ли для них какое-либо значение суждение этого лица. Чаще они не осознают это безграничное стремление, но выдают его наличие своей чувствительностью, когда не получают того внимания, какого хотят. Например, они могут чувствовать обиду, если кто-либо не принимает их приглашения, не звонит им некоторое время или если просто расходится с ними во мнении. Эта чувствительность может скрываться под маской безразличия.

    Кроме того, имеется заметное противоречие между их желанием получать любовь от других и их собственной способностью питать это чувство. Чрезмерные требования относительно заботливого отношения к их желаниям могут соседствовать с таким же полным отсутствием заботы о других.

    Внутренняя незащищенность, выражаемая в этой зависимости от других, является второй чертой, которая поражает нас в невротиках при их внешнем наблюдении. Постоянно присущими им характерными чертами являются их чувства неполноценности и несоответствия. Они могут проявляться множеством способов – такими, как убежденность в своей некомпетентности, глупости, непривлекательности, которые могут существовать без какой-либо основы в реальности. Представления о себе как неумном человеке можно найти у людей с весьма высоким интеллектом, а представления о своей непривлекательности – у очень красивых женщин. Эти чувства неполноценности могут открыто проявляться в форме жалоб или тревог, а приписываемые себе недостатки восприниматься как факт, не требующий доказательств. С другой стороны, они могут быть скрыты за компенсаторными потребностями в самовозвеличивании, за навязчивой склонностью показывать себя в выгодном свете, производить впечатление на других и на самого себя, используя все возможные атрибуты, сопутствующие престижу в нашей культуре, такие, как деньги, коллекции картин старых мастеров, расположение женщин, знакомство со знаменитостями, путешествия или необычайные познания. Та или иная из этих тенденций может целиком выходить на передний план, но чаще отчетливо ощущается наличие обеих тенденций.

    … У них существуют внутренние запреты на то, чтобы выразить свои желания или просьбы о чем-либо, сделать что-либо в своих интересах, высказать мнение или обоснованную критику, приказать кому-либо, выбрать человека, с которым они хотят общаться, установить контакты с людьми и так далее. Также имеют место внутренние запреты в связи с тем, что мы можем назвать утверждением своей позиции: невротики часто неспособны защитить себя от нападок или сказать «нет», если они не хотят уступить желаниям других, например, отказать продавщице, которая навязывает им ненужную вещь, или не принять от друга приглашение в гости, или пресечь любовные поползновения. Наконец, внутренние запреты распространяются и на знание человеком того, что он хочет: трудности при принятии решений, формировании мнений, осознании собственных желаний, которые связаны лишь с их выгодой. (Также им свойственна) неспособность что-либо планировать , будь то поездка за город или долгосрочные жизненные планы: невротики проявляют пассивность даже в таких важных решениях, как выбор профессии или спутника жизни. Ими движут в первую очередь определенные невротические страхи. Например, мы видим это у людей, которые копят деньги, потому что боятся впасть в нищету, или увязают а бесконечных любовных историях…

    К группе трудностей, связанных с агрессией, относятся действия, направленные против кого-либо, нападки, унижение других людей, посягательство на чужие права и вообще любую форму враждебного поведения. Расстройства такого рода проявляются в двух абсолютно различных формах. Одна форма заключается в склонности быть агрессивным, властным, сверхтребовательным, распоряжаться, обманывать, критиковать или придираться. Временами люди, склонные к таким отношениям, осознают, что являются агрессивными, но чаще они ни в малейшей степени не осознают этого и субъективно убеждены в своей искренности и правоте. У других людей, однако, эти расстройства проявляются противоположным образом. На поверхности лежит без труда обнаруживаемое чувство, что их постоянно обманывают, ими управляют, их бранят или унижают. Эти люди также часто не осознают того, что это лишь их собственное искаженное восприятие; напротив, они полагают, что весь мир ополчился против них и обманывает их.

    Особенности следующей группы отношений, характерных для невротиков, касаются сексуальной сферы. В первом приближении их можно разделить на два вида: это либо навязчивая потребность в сексуальной активности, либо запрет на нее. Запреты могут проявляться на каждом шагу, ведущем к сексуальному удовлетворению. Они могут вступать в действие при приближении лиц другого пола, в процессе ухаживания, проявляться в самой сексуальной функции или в сфере чувственности. Все особенности, описанные в предыдущих группах, будут также проявляться и в сексуальных отношениях.»

    Процитировано по книге К. Хорни «Невротическая личность нашего времени».

    natakholina.livejournal.com

    Причиной неврозов редко бывают внезапные и тяжелые травмы (смерть близких людей, опасные для жизни ситуации, стихийные бедствия, неожиданные несчастья). Невротические реакции обычно возникают при относительно слабых, но длительно (или многократно) действующих раздражителях, приводящих к постоянному эмоциональному напряжению, внутренним конфликтам, к разладу с самим собой. В качестве типичных, имеющих наибольшее патогенетическое значение для возникновения невроза в современной психиатрической литературе обычно рассматриваются события, порождающие неопределенность положения, представляющие угрозу для будущего или требующие принятия трудных альтернативных решений. Патогенными могут оказаться события, ведущие к формированию неразрешимой и мучительной для данного индивидуума ситуации (состояние амбивалентности, по W . Brautigam , 1972), исключающей реализацию мотивированного поведения (фрустрация). Примерами таких ситуаций могут служить вынужденное продолжение производственной деятельности, не соответствующей творческим стремлениям и профессиональным интересам, невозможность расторжения брака из-за детей или каких-либо иных обстоятельств, несмотря на постоянные семейные конфликты.

    Основы понимания патофизиологической природы невротических состояний заложил И. П. Павлов. Им была создана экспериментальная модель невротических расстройств, являющаяся заслугой отечественной физиологической науки. Ученый, опираясь на условнорефлекторную теорию, впервые показал, что состояния, сходные с невротическими, можно наблюдать у животных (собак) при воздействии чрезмерных по интенсивности или длительности раздражителей, а также при «сшибке» — столкновении двух условных рефлексов или выработке очень тонких дифференцировок, что вызывает срыв высшей нервной деятельности в результате перенапряжения основных нервных процессов возбуждения и торможения.

    На основе таких модельных представлений И. П. Павлов обосновал выделение разных типов неврозов и их представленность в зависимости от типов высшей нервной деятельности человека (в современной терминологии — от профиля полушарных отношений). По И. П. Павлову, истерия чаще возникает у представителей художественного (правополушарного) типа, невроз навязчивых состояний — у лиц мыслительного (левополушарного) типа, неврастения — у лиц промежуточного типа. Основой навязчивостей ученый считал очаги застойного возбуждения, что согласуется с современными данными о вкладе резидуально-органических поражений ЦНС в развитие обсессивно-компульсивных расстройств. Представления И. П. Павлова были творчески развиты его учениками и последователями.

    Согласно П. К. Анохину (1968), в отличие от взглядов И. П. Павлова, центральным механизмом происхождения неврозов является не борьба основных нервных процессов возбуждения и торможения, а конкуренция двух систем возбуждения, опосредующих два целостных, но взаимоисключающих вида деятельности. Условное торможение, по П. К. Анохину, возникает как результат столкновения двух систем возбуждения. Такая трактовка патофизиологических основ развития невротических состояний более адекватна современным нейрофизиологическим представлениям о ведущей роли тормозных систем (и прежде всего систем латерального и возвратного торможения) в организации целостной адаптивной деятельности организма [Гусельников В. И., Изнак А. Ф., 1983; Изнак А. Ф., 1997]. Согласно этим представлениям, разные формы невротических расстройств можно гипотетически связать с истощением тормозных систем на уровне внутрикорового (меж- и внутриполушарного) или корково-подкоркового (прежде всего кортико-лимбического) взаимодействия [Гельгорн Э., Луфборроу Дж., 1966; Симонов П. В., 1981].

    Современные данные об электроэнцефалографических коррелятах функционального состояния мозга указывают на повышенную степень активации (т. е. дефицит торможения) на уровне коры и лимбико-ретикулярных структур мозга в виде десинхронизации ЭЭГ, угнетения -ритма, повышенной -активности и низкоамплитудных — и -волн при невротических и тревожных расстройствах [Жирмунская Е. А., 1996; Koella W. P., 1981]. Важным свидетельством правомочности представлений об «истощении» тормозных систем как о патофизиологической основе невротических расстройств служит высокая эффективность транквилизаторов и антидепрессантов в их лечении, т. е. препаратов, модулирующих ГАМКергическое торможение путем воздействия на серотонин- и норадренергические синаптические системы.

    Несмотря на то что значение психической травмы в формировании неврозов в настоящее время общепризнанно, роль психотравмирующих факторов оценивается представителями разных психиатрических школ весьма различно, а иногда получает даже прямо противоположные трактовки. Расхождение взглядов исследователей по этому вопросу в известной мере обусловлено тем, что значимость одной и той же психотравмирующей ситуации для каждого конкретного случая может быть различной, что в свою очередь зависит от особенностей личности больного, его жизненного опыта, социальных установок, а также соматического состояния.

    Анализируя современные представления о причинных факторах неврозов, целесообразно рассмотреть по крайней мере три основные концепции происхождения неврозов, различающиеся как по исходным теоретическим позициям, так и по методам анализа клинического материала.

    Первое направление представлено психоаналитической концепцией невроза, предложенной Z. Freud в 1893—1894 гг. и развиваемой его последователями. Эта концепция опирается на постулат психогенного происхождения неврозов, конкретные симптомы которых в символической форме выражают суть интрапсихического конфликта — следствия реально существовавших в ранней истории субъекта проблем. Невроз представляет собой нечто вроде компромиссного образования между запретным влечением и психологической защитой. Основным симптомом является тревога, возникающая в результате конфликта между влечениями «Оно» и требованиями «сверх-Я» и трансформирующаяся под воздействием защитных механизмов в другие — «вторичные» симптомы. Начало невроза относится к раннему детству и связано с нарушениями какой-либо из стадий развития: оральной, анальной или генитальной. Хотя область использования понятия «невроз» исторически менялась, в настоящее время в рамках психоанализа рассматриваются преимущественно такие расстройства, как невроз навязчивых состояний, конверсионная истерия и истерофобический невроз. Невроз навязчивых состояний — одна из главных нозологических категорий классического психоанализа. Обсессии и фобии есть следствие интрапсихического конфликта, блокирующего либидинозную энергию и психологическую защиту, переносящую с помощью «смещения», «изоляции» неразряжаемый аффект на представление, более удаленное от привычного конфликта.

    В психоанализе широко используются такие понятия, как «актуальный невроз», «травматический невроз», «невроз характера», «невроз судьбы», «семейный невроз». Под актуальным неврозом понимается разновидность невротического расстройства, причину которого следует искать в настоящем пациента, а не в его детских конфликтах. Травматический невроз развивается после эмоционального шока в ситуации непосредственной смертельной опасности. Невроз характера связан с выражением защитных процессов не в доступных наблюдению симптомах, а в определенных чертах характера, паттернах поведения и особой организации личности. С неврозом характера сходен невроз судьбы, имеющий вид случайного стечения внешних («роковых») обстоятельств, но обусловленных, с психоаналитической точки зрения, бессознательным многократным повторением поведенческих схем. Семейный невроз представляет собой патологическую структуру, детерминированную взаимной обусловленностью конфликтных отношений в семье (в особенности в структуре детско-родительских отношений).

    Пересмотр психоаналитического учения о неврозах (и прежде всего основополагающего постулата тотальной детерминированности человеческого поведения либидинозной энергией, понимаемой в чисто механистическом духе) начался уже при жизни самого Z. Freud его ближайшими сотрудниками и учениками (K. Jung и A. Adler). Неофрейдисты (К. Хорни, Э. Фромм, Г. Салливан) отказались от постулата детерминированности психики биологическими влечениями и уделяли больше внимания специфике культуры и социальных условий. Так, для Э. Фромма природа человека — не биологически определенная совокупность влечений, а особая «вторая природа», созданная культурой, превращающей биологические инстинкты в стабильную систему неинстинктивных стремлений, через которую человек соотносится с природой и человеческим миром, т. е. в «характер».

    Представителями второго направления — конституционального, берущего начало в учении о дегенерации [Morel B. A., 1869], основная роль в возникновении невротических расстройств приписывается патологической наследственности. В соответствии с этой концепцией психогенные вредности имеют лишь вид реальных причин, в действительности им принадлежит вспомогательная роль: они только активируют, ускоряют проявления конституциональных тенденций. Образцом такого крайнего конституционализма может служить точка зрения F. Raymond (1910), утверждающего, что физические и моральные страдания лишь провоцируют невротические реакции индивидуума, в которых проявляется состояние психического вырождения. Несколько позднее аналогичную мысль высказал F. Kehrer (1924). Он утверждал, что особенности реакции не зависят от типа и силы раздражения, а обусловливаются специфическим, присущим индивидууму предрасположением. F. Kehrer писал, что конституция всегда является основным патогенетическим фактором.

    Конституциональное направление, предполагающее исключительно генетическую обусловленность динамики личностной аномалии, привело, с одной стороны, к значительной переоценке роли врожденных личностных аномалий в формировании психогенных реакций, а с другой — к нивелировке значения особенностей психогенных воздействий для формирования клинической картины соответствующих реакций. Это направление было особенно популярным в конце XIX — начале XX в. В последующем, по мере расширения исследований пограничных состояний, доказавших ошибочность представления об автономности, независимости развития личности от окружающей среды, оно постепенно потеряло актуальность.

    Третье — ведущее в настоящее время направление — подразумевает необходимость для формирования невротических состояний констелляции ряда патогенетических факторов, важнейшими из которых наряду с психогенными травмами являются наследственное предрасположение и структура личности. Эта концепция отражена в ряде крупнейших исследований прошлого: психогенные реакции, по K. Birnbaum (1917); патологические реакции, по K. Jaspers (1923); ситуационные реакции и развития, по K. Schneider (1925), а также в работах современных авторов [Сухарева Г. Е., 1955; Портнов А. А., Федотов Д. Д., 1957; Petrilowitsch N., 1966, и др.].

    В последние десятилетия появляется все больше фактов, свидетельствующих о несомненном участии наследственного предрасположения в патогенезе невротических нарушений. К таким фактам относятся прежде всего более высокая степень конкордантности по невротическим расстройствам в монозиготных близнецовых парах по сравнению с дизиготными и накопление одноименной (гомотипической) с расстройством пробанда невротической симптоматики среди его ближайших родственников [Gottesman J. J., 1962; Schields J., 1962; Noyes R. et al., 1978]. По расчетам J. Miller (1973), обобщающим результаты 6 выполненных близнецовым методом исследований, конкордантность по невротическим расстройствам в монозиготных близнецовых парах составляет 45 %, а в дизиготных — 23 %. О наследственной гипотезе неврозов могут свидетельствовать данные генеалогических исследований. Показатели семейного отягощения, приводимые в этих работах, подтверждают более высокую, чем в населении, частоту неврозов в семьях пробандов с различными типами невротических расстройств [Werner P., Guze S., 1968; Bellodi I. et al., 1992; Black D. W. et al., 1992; Pauls D. L. et al., 1995; Zochar J., 1997]. Так, K. P. Lenane и соавт. (1990) на репрезентативной выборке (145 родственников первой степени родства 46 детей и подростков с обсессивно-компульсивными расстройствами) показали, что только у родителей пробандов (25 % отцов и 9 % матерей) также выявляются обсессивно-компульсивные расстройства.

    Концепции сложного (соучастие внешних и внутренних факторов) генеза неврозов, рассматривающие в качестве ведущих в кластере «предрасположение» личностные расстройства, особенно адекватны для интерпретации причин возникновения затяжных (многолетних) или периодически повторяющихся невротических состояний. Многие исследователи полагают, что механизм формирования таких длительных невротических состояний, трактуемых в рамках «невротических развитии» (см. выше), обусловлен трансформацией реактивно возникших невротических расстройств в стойкие невротические структуры, являющиеся уже составным элементом постепенно изменившихся свойств всего склада личности. Образование таких нажитых характерологических структур, промежуточных между реактивными комплексами и личностными аномалиями, и имел, по-видимому, в виду О. В. Кербиков (1971), указывая на зыбкость границ между психопатиями и неврозами и сравнивая психопатию с пролонгированным неврозом.

    Склонность к длительной фиксации невротических расстройств обусловлена патохарактерологическим предрасположением в виде определенных личностных особенностей. Особая склонность к затяжным невротическим реакциям обнаруживается чаще всего при психопатиях астенического полюса с преобладанием аномалий психастенического и истерического круга, у шизоидов и акцентуированных личностей с чертами тревожной мнительности, сенситивности, гиперестетичности, с ригидностью и склонностью к ретенции (фиксации) переживаний и аффективных комплексов.

    П. Б. Ганнушкин (1933), описывая ситуационные реакции и развития, к которым можно отнести большинство невротических состояний, подчеркивает, что, несмотря на их психогенную обусловленность, в большинстве случаев эти состояния возникают у психопатических личностей. Ситуационные развития, по словам этого ученого, «пользуются» конституцией больного не полностью, а частично, избирательно, в соответствии с характером психогении. При неоднократном воздействии неблагоприятных ситуационных факторов могут выявляться и в последующем гипертрофироваться некоторые до психической травмы мало выраженные латентные особенности личности.

    www.psychiatry.ru