Невроз неуверенность себе

Неуверенность в себе — это ваше заблуждение

Вся ирония ситуации в том, что неуверенность — это только собственное мнение человека о самом себе. В действительности не существует ни уверенности, ни не-уверенности. Просто, так получается, что одни люди смотрят на себя с позиции «у меня все плохо», а другие — с позиции «у меня все хорошо». При этом, заблуждаются и те, и другие.

Человек, с детства привыкший считать, что с ним что-то не так, всю жизнь так и несет этот крест — осторожничает, боится высказывать мнение, боится просить, боится хотеть. Он сам себе отказывает в праве на нормальность. Отсюда же растут ноги у разных форм психологической зависимости — от мнения, от оценки, от чужого внимания или не-внимания.

И здесь самое важное то, что, объективно(!), неуверенный в себе человек ничем не хуже всех тех, кто ему самому кажется нормальным и уверенным. Разница — только в точке зрения на себя.

То есть, не существует такого врожденного набора черт личности, который формирует неуверенного в себе человека. Все происходит с точностью до наоборот — сначала человек учится сомневаться в себе, а уже это формирует тот тип поведения, который нам всем так хорошо знаком — тип неудачника.

Как и когда ребенок выбирает колею «неудачника» не столь важно. Важно то, что для решения проблемы нужен всего ОДИН шаг — нужно изменить точку зрения.

Не нужно худеть, не нужно менять прическу, не нужно покупать дорогие вещи, не нужно завоевывать признание — нужно только сменить взгляд на себя. Стоит начать смотреть на себя иначе — как весь мир вокруг меняется и изо всех щелей начинает светить солнце.

Но, как это всегда и бывает, — сделать этот шаг не так-то просто. Беда в том, что с возрастом человек настолько пропитывается привычным взглядом на себя, что изменить в нем что-либо становится очень сложным. Учитывая, сколько лет уходит на формирование самооценки, можно предположить, что на ее изменение тоже могут уйти годы (и практика это вполне подтверждает). Однако, это вполне достижимо — и это главное.

Откуда берется неуверенность в себе?

Тема неуверенности в себе сложна вдвойне: во-первых, потому что ее корни уходят глубже и предваряют проблему добра и зла, во-вторых, эта тема настолько болезненно близка каждому, что обтекаемыми полунамеками здесь никого не проведешь — нужны четкие конкретные ответы. Планка требований к такому материалу гораздо выше.

Концептуально, ответ на вопрос не так уж и сложен. Можно даже озвучить его прямо сейчас, не откладывая для традиционной интеллектуальной «пощечины» в последнем абзаце. Сложность здесь в другом — в том, чтобы передать глубину и масштаб всех последствий.

Давайте попробуем. Вот вам вся соль: неуверенность в себе является закономерным, неизбежным и неотъемлемым результатом того, что человек наделяет себя завышенной искусственной значимостью.

Примерно так же, как надпись на денежной купюре придает искусственную значимость куску бумаги, который сам по себе не стоит ничего. И чем больше нулей, тем больше пропасть между истинной стоимостью и номинальной.

В сфере финансов, однако, ценность денег обеспечена реальными материальными ресурсами. А в сфере человеческой психологии искусственная значимость не обеспечена ничем. Вот и все.

Представьте себе ситуацию, что вы на клочке бумаги написали «100 рублей» и пришли в магазин. Ложная ничем не обеспеченная ценность бумажки с вашими каракулями, вряд ли позволит вам уговорить продавца продать вам хотя бы коробок спичек за десять копеек. И вот здесь ключевой момент.

Если вы отдаете себе отчет в том обмане, который хотите провернуть, то никаких проблем — если обман не удался, вы просто спокойно развернетесь и уйдете. А теперь представьте, что по какой-то неведомой причине вы свято верите, что ваша самодельная надпись «100 рублей» тождественна реальной стоимости в 100 рублей. Вы протягиваете свою бумажку продавцу и, когда он ее отвергает, искренне не понимаете в чем дело и почему тот не принимает всерьез вашу «валюту». Полное недоумение.

Теперь смотрим дальше. Что будет происходить, если вы раз за разом получаете отказы во всех магазинах у себя на пути? Вероятно, у вас внутри что-то вскипит по этому поводу. Например, в каком-нибудь очередном магазине вы можете закатить истерику или обидеться и даже расплакаться.

Или вы можете выбрать более деятельный конструктивный подход — пририсовать на своей самодельной купюре пару нолей, надеясь, что уж теперь-то продавцы поверят в ее стоимость. Но вас опять поднимают на смех. Что тогда?

Тогда после многократного повторения одной и той же истории у вас закрадется сомнение — вы почувствуете себя неуверенно. Сколько бы вы не сопротивлялись и не доказывали свою правоту, рано или поздно вы заподозрите, что с вами — с вашей личной валютой — что-то не так.

И первое, что придет вам в голову, это залезть в интернет и погуглить на тему «саморазвития» — как правильно рисовать деньги, как укрепить свой капитал, как поднять свою стоимость… или хотя бы, как завести друзей, и организовать с ними единое валютное пространство… а еще надежнее — создать семью и запустить в обращение свою родственно-фамильную валюту.

Несмотря на абсурдность происходящего, иногда у вас все-таки будет получаться добиться своего. Некоторые продавцы, попадающиеся вам на пути, чудесным образом будут соглашаться принять в оплату ваши бумажки. Они так же, как и вы, играют в фантики и поэтому согласны принимать вас всерьез. И каждый раз вам будет казаться, что наконец-то вы встретили нормального адекватного человека, и то же самое он подумает о вас. Какая редкость в нашем грубом и несправедливом мире! Возможно, вы даже полюбите друг друга.

Следите за мыслью? Параллель прослеживаете?

Неуверенность в себе — естественный и закономерный результат настойчивых попыток расплачиваться бумажками, которые ничего не стоят.

Какая может быть уверенность, если все отношения с миром построены на обмане? Может ли быть уверен в себе и своих властных полномочиях человек, который надел себе на голову бумажную корону и объявил себя царем?

Идем дальше. Если бы в подобное заблуждения относительно своей личной валюты впадали только отдельные люди, их бы очень быстро приводили в чувство и спускали с небес на землю. Получив должное количество отрезвляющего опыта, человек неизбежно приходил бы к выводу, что в реальном мире в ходу какая-то иная, более твердая, валюта, и ее нельзя просто так нарисовать на коленке — ее нужно зарабатывать. Фантики были бы выброшены на помойку, и началась бы реальная жизнь «по средствам», что в свою очередь избавило бы человека от постоянных разочарований.

Ситуация, однако, осложняется тем, что в фантики играют не единицы застрявших на инфантильной стадии развития людей, в фантики играют все. Все. И при таком раскладе иллюзия превращается в правду, а правда в иллюзию.

Фантики становятся твердой валютой, а твердая валюта — фантиками.

Казалось бы, это должно решить проблему неуверенности. Если самодельная искусственная валюта выпущена в свободное обращение и признается всеми участниками рынка, то какие тут могут быть проблемы? Реальные товары теперь можно приобрести за нереальные фантики. Все на своих местах, и подрывающих уверенность в себе разочарований должно стать гораздо меньше. Конечно, душевный покой, возникающий на такой почве, — это не настоящая уверенность в себе, это уверенность в ценности своих фантиков, но даже в такой иллюзорной форме она оказывается очень шаткой.

Дело в том, что в этой утопии каждый человек — сам себе центральный банк, безо всяких ограничений выпускающий в оборот все новые и новые кипы фантиков.

Если можно нарисовать купюру в сто рублей, то почему бы не нарисовать тысячу? Десять тысяч? Миллион? Где предел собственной значимости, кроме пределов своей фантазии?

И так поступает каждый, в меру своих оголтелых претензий дописывая нули на своем банковском счету. И это приводит к настоящим экономическим войнам, потому что отдельные участники рынка вдруг начинают требовать больше товаров в обмен на свои нолики. Другие участники рынка делают то же самое, и в итоге побеждает тот, у кого длиннее фантик. А проигравший оказывается в состоянии тотального разгрома и полной неуверенности в себе, от которой мы, казалось бы, избавились.

Есть и другая причина, почему этот всеобщий фарс не приводит и никогда не приведет к душевному покою, даже если все будут играть по правилам и договорятся регулировать эмиссию бесценных бумаг.

Ведь, сколько себя ни обманывай, где-то в глубине души у нас хранится память о том, с чего все началось — с детской шутки, с игры в психологическую монополию, с озорного баловства и попытки хитростью урвать лишнюю конфету.

Где-то на краю сознания мы все еще помним, как увязли в этом обмане. Сначала это была всего лишь игра, всего лишь уловка. Мы помним свою первую самодельную купюру, которую протянули маме, помним умиление на ее лице и конфету, которую она нам дала.

Но мы так заигрались, что уже почти забыли правду, и теперь, когда другой человек вдруг отказывается принимать в оплату наши фантики мы готовы перегрызть ему горло. Но все-таки мы помним.

Помним, что это все обман, и что однажды нам придется столкнуться с правдой — с тем, что наша изначальная стоимость в твердой вселенской валюте равна нулю. Мы — лишь пыль. Пусть даже это пыль взорвавшихся звезд и галактик, но это все равно пыль. Ох, как же мы хотим это забыть!

Наша личная валюта с бесчисленными нулями, не обеспеченная никакой реальной ценностью, — это искренняя до хрипоты вера в собственную значимость, которой мы якобы обладаем по одному лишь факту своего бытия — «Я есть, значит, я важен».

И именно своей значимостью мы пытаемся расплачиваться в отношениях с другими людьми и всем миром.

Мы сами — в меру своей наглости и фантазии — назначили себе цену, собственной рукой написали ее у себя на лбу и ходим теперь с гордо поднятой головой, с презрением поглядывая на тех, кому не хватило духу нарисовать больше нулей, чем мы.

Наглость не второе счастье — это наипервейшее счастье в нашем мире.

Конечно же, мы не приходим за товарами в магазин без реальных денег, но мы требуем от продавца уважения. На каком основании? На том самом, что у нас на лбу написано — «Я очень важная персона».

И точно так же мы относимся ко всем вокруг, даже к самым близким, позволяя себе обижаться и раздражаться на тех, кто имеет наглость проигнорировать наше «достоинство» или — куда хуже! — у кого на лбу презрительным каллиграфическим почерком выведено — «Я еще важнее».

Как вам такая картинка?

И это только самый поверхностный — социальный — слой проблемы. Здесь все относительно просто и наглядно. Люди, отношения, борьба за территорию. Большая часть человеческих трагедий происходит на этой почве. Но это далеко не все — метастазы лютого людского самомнения уходят гораздо глубже в ткань нашего бытия.

Ложная идея собственной важности, и отходы ее жизнедеятельности в виде неуверенности в себе, лежат в основе наших отношений с самой жизнью.

Борьба за свое достоинство не просто пропитывает собой все сферы жизни, она подменяет собой суть и смысл самой жизни на экзистенциальном уровне.

Быть может, «Царь горы» — не худшая игра из того, на что можно потратить свою жизнь, особенно, если у вас получается время от времени выигрывать. Но, даже побеждая, вы продолжаете жить в страхе разоблачения и свержения.

Покой здесь только снится, и сколько бы раз человек ни победил, в конце концов, он умирает таким же несчастным, как и все проигравшие.

Все человеческое беспокойство, вся неуверенность, все несчастье — это страх человека перед правдой о самом себе, страх разоблачения всего того вранья, которому были посвящены годы, десятилетия и целые жизни. Страх, что итогом всей жизни станет древний приговор — «Ты взвешен на весах и найден очень легким».

Честный взгляд на себя — единственное спасение, единственная тропинка к счастью… но кто захочет по ней пройти, если за первым же поворотом вы оказываетесь на краю бездны и видите дорожный указатель с надписью — «Прыгай!»

psyhologytoday.ru

Неврозы невротиков, или о том, как нормальные люди занимаются самообманом

Неврозы появляются, когда мы сталкиваемся с деструктивными противоречивыми или просто очень необычными переживаниями, с которыми наш разум справиться не способен. Эти переживания уходят в бессознательное. Невроз – это способ, которым подавленный в бессознательное «материал» дает о себе знать, когда прорывается за покровы защитных механизмов нашей психики. В быту неврозы – это обычные негативные переживания, которые проявляются в усиленной и навязчивой форме. Невротик – типичный персонаж мыльной оперы, у которого вместо здоровых отношений – любовная истерия, вместо реальных достижений – самоутверждение, а вместо здравомыслия – инфантильная эгоистичность. В общем, невроз – это такое нормальное состояние современного человека.

На фото отцы – психоанализа: Абрахам Брилл, Эрнест Джонс, Шандор Ференци, Зигмунд Фрейд, Стэнли Холл, Карл Юнг

Неврозы Фрейда

Существует мнение, что психоанализ Зигмунда Фрейда зародился благодаря озарению, которое его настигло во время сеанса гипноза. Этот сеанс проводил учитель Фрейда – Жан Мартин Шарко. Фрейд наблюдал, как загипнотизированному человеку давали команду – после пробуждения от гипноза – раскрыть зонтик. Действие с зонтиком происходило в помещении и потому выглядело особенно бессмысленным. Будучи в здравом уме после завершения гипноза, человек раскрывал зонтик, и когда его спрашивали о причине этого действия, всегда находился «рациональный» ответ. Человек, например, мог сказать, что «с потолка течет», или, что он проверяет работоспособность зонтика. Фрейд понял, что люди периодически совершают действия, не осознавая истинных побуждений для их совершения. При этом все мы находим «рациональное» объяснение таким действиям, в котором сами можем быть искренне уверенны. Этот механизм психологической защиты Фрейд назвал «рационализацией».

Человек априори не способен понять своим умом жизнь, потому что наш ум – лишь малая крупица жизни. Но сам ум при этом может свято верить, что «все понятно» и «никаких чудес не бывает». В этом проявляется механичность ума. Все «непонятные» процессы вытесняются в бессознательное. Задача ума при этом – лишь подобрать подходящее рациональное объяснение – самообман, на который мы купимся. Вроде как: «все понятно – можно успокоиться и двигаться дальше». Человек не способен воспринять чудо, потому что не готов его переварить, потому что чудо может травмировать его психику. Все слишком необычное и непривычное в нашей жизни подменяется рационализирующим объяснением ума. Поэтому наша жизнь такая нормальная, такая серая и привычная. Мы просто не замечаем жизни. Мы не осознаем происходящее. Мы спим в грезах ума, который «знает», и который своим знанием лишает нас истины.

Другой механизм психологической защиты, о котором я говорю чуть ли не в каждой статье – проекция. Суть его заключается в том, что человек – склонен приписывать другим людям, или внешним явлениям то, что происходит в его собственном уме. Например, если у человека плохое настроение, он видит мир мрачным, а если хорошее – то в радужных тонах. Сам мир при этом не меняется, он остается за пределами ума. Меняются – проекции, сквозь которые мы на мир смотрим.

Фрейд и его последователи считали, что человек «рационализирует» и «проецирует» лишь иногда, пребывая в состоянии невроза. Однако по моему субъективному мнению, «нормальный» человек этим занимается практически непрерывно. Мы живем, не замечая жизни. Все, что мы знаем – это наша проекция и рационализация жизни. Мы всеми силами защищаемся от осознания собственного бытия здесь и сейчас. А «рационализации» и «проекции» по Фрейду – это случаи, когда самообман настолько очевиден, что не заметить его уже просто сложно. Когда, видя белое, человек говорит «черное», а глядя на «черное» начинает объяснять это падением курса доллара, механизмы самообмана психологической самозащиты ума раскрывают себя со всей очевидностью.

Неврозы «здоровых» людей

Фрейд считал, что бессознательный «материал» остается бессознательным, потому что мы непрерывно расходуем свою психическую энергию на защиту от этого «материала». Мы тратим силы на блокирование и подавление болезненных впечатлений, вытесняя их в бессознательное. Отсюда берут свои названия соответствующие механизмы психологической защиты: «подавление» и «вытеснение». Когда, по словам Фрейда, вытесненный материал становится доступным для сознания, психическая энергия освобождается, и может быть использована эго для достижения «здоровых» целей. Иными словами, избавляясь от неврозов, мы, ко всему прочему, можем пополнить запасы жизненной энергии, которая доселе растрачивалась на подавление этих неврозов в подсознании. Плюс к этому, устранение «блоков» сознания, и высвобождение неврозов, расширяет сознание и повышает наши интеллектуальные способности. Однако здесь не все так просто.

«Блоки» сознания, или иначе – механизмы психологической защиты – это не какая-то ошибка природы, от которой однозначно необходимо избавляться. Они помогают нам адаптироваться к происходящей жизни. Блоки защищают наше беспомощное эго от безусловной реальности, и помогают «ужиться» с подавленными переживаниями. Их глобальное разрушение – чревато стремительным съездом крыши расколом психики. Однако, как выше уже было отмечено, «плата» за такую «крышу» – остановка в развитии. Психологические «проблемы» – часть нашего взросления. Механизмы психологической защиты, подавляя неудобные для эго переживания, блокируют наше развитие. Блоки сужают сознание и ограничивают восприятие. Вместо наших хранителей, механизмы психической защиты, становятся нашими надзирателями. Как быть?

Имеет смысл работать с теми «блоками», проявление которых беспокоит в текущий момент жизни. То есть нам не стоит стремглав бросаться в пучину подсознания, отвоевывая у него все возможные психические территории, по принципу Наполеона: «главное ввязаться в драку, а там – будет видно…» В такой «драке» слишком легко – лишиться головы. Что-то схожее происходит с людьми во время употребления психотропных препаратов. Сознание под психоделиками хаотично выныривает в мирах за пределами обыденного ума. Это может быть интересно и увлекательно, а может столкнуть с такими пластами бессознательного, от которых человек потом будет шарахаться всю жизнь. Стоит осваивать техники «растворения», используя которые мы не вскрываем хаотично подсознание, но работаем с тем, что уже проявляется в нашей жизни. То, что уже проявлено – это и есть ступень, которую мы прорабатываем. А впереди паровоза – бежать попросту небезопасно. На этом пути мы обретаем терпение, сохраняя понимание: «это – не реальность такая, а временное переживание».

Психоанализ предлагает вытесненный в бессознательное материал сделать доступным для сознания. Через обострение, мы проживаем подавленное переживание и освобождаемся от невроза, высвобождая психическую энергию для дальнейшего роста. И здесь, я смею утверждать – то же самое нам предлагают духовно-эзотерические учения. К примеру, в тантрических учениях продвинутому адепту секты предлагают созерцать боль, которая во время однонаправленного созерцания начинает растворяться. Между сгоранием кармы в индуизме и освобождением от неврозов в психологии можно поставить вполне рациональное равенство. Наше мировоззрение – всего лишь способ рационализировать безусловную реальность. И чем более привычным, правильным и нормальным кажется нам знание, тем ярче в нем проявлен наш рационализирующий самообман.

Это – одна из причин, по которой мне до сих пор не хочется называть себя психологом. Слишком очевидно, что психология, также как и различные духовно-эзотерические учения и прочие науки – просто способ ума очередной раз совершить этот величайший самообман – сделать безусловную запредельную реальность – знакомой и понятной. И progressman.ru в этом смысле – не исключение.

Неврозы Адлера и Хорни

Ученик Фрейда – психолог Альфред Адлер рассматривал неврозы как «стратегию самозащиты эго». В быту невроз выступает как оправдание, или своеобразное «алиби», которое защищает «престиж личности». Так, например, инстинктивные животные влечения обрастают гламурными эффектами и всякими «рациональными» пояснениями. В этом отношении невроз становится способом «взросления» и «развития» невротика. Обратите внимание на кавычки. Вместо реального развития, невротик удовлетворяется показным развитием, когда успех не столько достигается, сколько изображается. И если жизнь тревожит его иллюзии о собственном «величии», невротик переживает невроз. Невротический стиль жизни характеризуют: неуверенность в себе, низкая самооценка, эгоистичные цели, повышенная ранимость, тревога, проблемы в общении и пр. Адлер выделял три основные жизненные «задачи», в которых высвечивается невротический конфликт: работа, дружба и любовь – самые важные и зачастую самые проблематичные сферы жизни. Основные причины невроза по Адлеру идут из нашего детства. Среди них: физические страдания, избалованность, чрезмерная опека, или наоборот – игнорирование и отвержение.

Психолог Карен Хорни считала, что в отличие от здоровых людей, невротик зависит от чужого мнения, от партнера, от своей «скромности», гордыни, власти, престижа, славы, амбиций и др. Зависимость от чужого мнения приводит к тому, что невротик нуждается в положительных оценках и одобрении окружающих. Невротик переоценивает значение отношений, и крайне боится быть брошенным, поэтому иногда склонен избегать отношений вообще. Невротик часто нуждается в защите и покровительстве. Невротик проявляет излишнюю скромность и неуверенность, поэтому страшится открыто выражать свои мысли. При этом невротик нуждается во власти и престиже, чтобы стать объектом восхищения. Невротик боится критики, поэтому избегает совершать ошибки и терпеть неудачи, в результате чего склонен уклоняться от новых начинаний, увязая в зоне комфорта. Как видим, исходя из этих признаков, здоровых людей в нашем обществе практически нет. Как любят говорить психологи: «все мы родом из детства».

progressman.ru

Невроз неуверенность себе

Добрый день, мой юный друг! Ты спрашиваешь меня, как преодолеть невроз. У невроза есть свои корни — причины его возникновения. И невроз, как сорную траву, рвут с корнями. Корни невроза: неуверенность в себе, эгоизм и самообман.

Неуверенность в себе — большая беда. Она парализует юного, полного сил в период, когда человек формируется как личность и решается судьба. Она порождает психическую импотенцию. Потенция — это сила, способность достичь желаемого. Импотенция — бессилие, неспособность к чему-то. Неуверенность в себе — тотальная (ко всему!) импотенция. Неуверенный проигрывает еще не начатый бой, поскольку не верит, что способен победить. У неуверенного уведут любимую девушку, отнимут интересную работу, лишат его желанного, по праву принадлежащего ему.

Неуверенность порождает нерешительность, пессимизм, тоску и депрессию. Неуверенный смотрит на мир через темные очки. Он не доверяет себе, опасается других и испытывает страх перед жизнью. Неуверенный — изначально неудачник, и судьба его искалечена. Из неуверенности в себе вытекает невроз, неуверенность сама по себе болезнь, и болезнь тяжелая, но, к счастью, излечимая.

Неуверенность порождает страх, страх усиливает неуверенность, и это — порочный круг. Испытывающий неуверенность в себе и страх неизбежно теряет достоинство. Страх, как ржавчина, разъедает чувство достоинства. Но без чувства достоинства нет личности, и потерять чувство достоинства — значит потерять самого себя.

Неуверенность в себе чаще всего порождается умственной и физической недостаточностью, неумением, неловкостью и т.д. Иными словами, неуверенность естественна у слабого. Однако возможны случаи, когда мучительно не уверен в себе и умный, сильный, ловкий, знающий и умелый. Такое случается при очень тяжелом детстве, когда ребенка унижали, запугали и психологически сломали, когда человек вынес из детства «комплекс гадкого утенка».

Что же касается эгоизма, то у слабого человека он — естествен, так как слабому приходится больше заботиться о самосохранении. Однако всему должна быть мера. И если слабый безмерно эгоистичен, он приспосабливается к жизни недостойно: слезами, нытьем, демонстрацией своей слабости и своих болезней, гневной требовательностью и упреками, принуждая родных и близких брать на себя все его трудности и проблемы, служить ему.

pedlib.ru

Неуверенность в себе – 8 тем в психотерапии заниженной самооценки

Автор: Владимир Селиванов, гештальт-терапевт.

Эту статью я адресую тем, кто ищет способы преодоления неуверенности в себе и тем, кто уже понял,что нет быстрых и простых способов решения этой проблемы.

Этот текст слишком длинный и написан прагматичным языком (как для поста в фейсбуке). Я пошел на это намеренно, т.к. статья носит практическую цель – расширить представление о проблеме неуверенности в себе и показать направления работы. Разумеется, это только мое виденье, исходящее из моего профессионального опыта.

Тема неуверенности в себе входит в ТОП-5 самых популярных запросов на терапию (по крайней мере, в моей практике). Проявления этой неуверенности у разных людей могут радикально отличаться. Поэтому сама по себе формулировка «неуверенность в себе» малоинформативна. Но, как бы не были разнообразны формы этой неуверенности, как правило, в проработке будут подниматься одни и те же темы.
Я выделил 8 тем, опираясь на свою практику и вкус:

1. Сепарация – Индивидуация
2. Непройденные инициации
3. Агрессивность
4. Сексуальность
5. Травматический опыт
6. Непрожитые потери
7. Незавершенные отношения
8. Экзистенциальные вопросы

А теперь подробнее о каждой из тем.

1. Сепарация – индивидуация*

(*здесь я использую термин «индивидуация» в значении, скорее, предложенном К.Юнгом, чем в значении М.Малер)

Это огромная, сложная тема. По сути, все описанные ниже темы, можно считать элементами процесса сепарации-индивидуации.

В самой формулировке «неуверенность в себе» заложен ключ к пониманию сути проблемы. Если Я не уверен в Себе, это значит, что Я не знаю наверняка:

  • Кто Я;
  • Какой Я;
  • Чего Я хочу;
  • Могу ли Я получить то, чего Я хочу.
  • Т.е. мы упираемся в вопросы, связанные с идентичностью. Неуверенность в себе говорит о неустойчивости в зоне идентичности.

    Индивидуация – это процесс становления уникальной, зрелой личности. Процесс формирования идентичности. Важно, что индивидуация предполагает раскрытие уникального внутреннего потенциала человека, а не следование за внешними требованиями и образцами. Второй путь путь ведет к невротизации.

    Но процесс индивидуации – это также и сепарация. Чтобы был построен мир уникальной личности, необходимо отделиться от значимых других. И наоборот, невозможно отделиться, не построив свой мир со своими надежными опорами и границами. Только в этом случае формируется подлинная уверенность в себе.
    Что это за значимые другие, от которых необходимо отделиться? Конечно, прежде всего это фигуры отца и матери, а также другие люди и структуры, повлиявшие на формирование личности – родственники, учителя, социальные институты.

    Но это не значит, что речь идет о явно выраженной социальной зависимости от них. Такое бывает. Но чаще речь идет о глубинной психической зависимости, которая часто не осознается. Большинство клиентов, страдающих неуверенностью в себе, взрослые самостоятельные люди. Многие из них являются владельцами успешных бизнесов, топ-менеджерами крупных компаний, высокими чиновниками и даже боевыми офицерами.

    Но в ряде ситуаций они испытывают неуверенность в себе из-за непройденной сепарации. Образы значимых других людей довлеют в психике, блокируя возможность реализации актуальных потребностей. Такую ситуацию называют внутренним конфликтом. Это похоже на то, как-будто взрослый человек вдруг провалился в детское прошлое. Там он ощущает себя уязвимым и зависимым от значимых других. Прежде всего, от их оценки, суждений, реакций принятия или отвержения. Это и есть то состояние неуверенности в себе, на которое жалуются клиенты.

    Очень упрощенно процесс сепарации-индивидуации можно назвать взрослением. Причем, индивидуация здесь является ключевым процессом. Индивидуация приводит к сепарации, а не наоборот. Сепарация без индивидуации будет приводить лишь к созданию новых зависимостей.

    Например, зависимость от матери перейдет в зависимость от жены. Причем, жена будет наделена образом матери. Т.е., для успешной личностной трасформации у человека должен быть сильный мотив реализовать те желания, которые осуществимы только в случае прохождения сепарации.

    Ниже я предлагаю список некоторых задач, которые необходимо решить для прохождения сепарации-индивидуации:

    • Восстановить способность осознавать свои чувства и желания (без этого не может быть речи о подлинной опоре на себя);
    • сформировать навык выражать свои чувства и заявлять о своих желаниях;
    • Осознать суть своих внутренних конфликтов (понять какие потребности блокируются и какими способами это происходит);
    • Осознать с какими фигурами (значимые люди, их образы, социальные системы) связаны эти внутренние конфликты, какие потребности блокируются в этих отношениях, какой экзистенциальный опыт оказывается не пройденным, пока эти конфликты не разрешены;
    • Разрешить эти конфликты (бывает, на это уходят годы); разрешение каждого из таких конфликтов будет означать создание очередной опоры в своей аутентичной личности, важным этапом индивидуации;
    • Исследовать границы своей идентичности – где заканчивается Я и начинаются Другие (в психическом пространстве, прежде всего); переформатировать эти границы;
    • обнаружить свои подлинные желания (крайне непростая задача) и найти формы реализации этих желаний, адекватные вашей реальности;
    • Сформировать свои ценности, которые будут исходить из ваших подлинных желаний, но будут гармонично согласованны с системой, в которой вы находитесь; наработать опыт отстаивания этих ценностей;
    • Стать независимым от образов значимых людей, интегрировав их, а не обесценив (это создание контрзависимости); т. е. быть автономным, но в то же время, признавая свои корни;
    • Освоить свою агрессивность и сексуальность (но об этом ниже);
    • Осмыслить свою роль в социальной системе и утвердиться в этой роли; освоить законы своих социальных систем и интегрироваться в них; построить свою систему отношений – свой мир;
    • Трансформация образа себя и коррекция мировоззрения.
    • Данный список можно еще продолжать и продолжать. Тем более,что индивидуация – это, по сути, бесконечный процесс. Но каждая новая стадия развития личности будет предполагать новые задачи, а значит, будут актуальными те или иные темы. Также глубина проработки этих тем может быть очень разной.

      2. Непройденные инициации

      Процесс индивидуации во многом происходит благодаря прохождению инициаций. Благодаря инициации индивид утверждается в новой роли, новом самоощущении и начинает по новому смотреть на мир, себя и свои отношения с миром.

      Т.е. инициация трансформирует идентичность.

      В процессе психотерапии часто всплывают истории, которые принято называть незавершенными ситуациями. Например, как спасовал в школьном конфликте или не выступил с докладом перед аудиторией (или выступил, но неудачно). Ситуация эта находится в давнем прошлом, но переживания, подобные тем, периодически возникают в нынешней жизни. И ситуации из теперешнего опыта, если хорошо приглядеться, очень похожи на ту ситуацию из прошлого.

      Вот такая незавершенная ситуация, вероятнее всего, и есть непройденной инициацией. Тогда не хватило какого-то ресурса – внутренних опор или внешней поддержки. Инициация не состоялась, переход в новую роль не произошел, а в психике «завис» незавершенный гештальт – источник тревоги и беспокойства.
      Что делать с непройденными инициациями? Выявлять и проходить. Конечно, прохождение инициации в актуальной ситуации по своей форме может очень отличаться от того, как это могло выглядеть в детстве. Поэтому, важно найти правильную форму.

      Обычно, жизнь подбрасывает такие ситуации и выдумывать ничего не надо, достаточно заметить в своей жизни избегание этих ситуаций.

      Возможно, также, что некоторые непройденные инициации важно переосмыслить и интегрировать опыт поражения. Интеграция опыта своих поражений также важная часть личностного развития.

      Осваивание своей агрессивности – важнейшая задача личностного развития. Агрессия необходима для простраивания своих границ и захвата новой территории.

      Агрессия необходима для сепарации. Агрессия необходима, чтобы чувствовать себя устойчивым в этом вечно конкурирующем мире. Если агрессия подавляется, человек становится тревожным и неуверенным в себе.

      Человек, не имеющий внутреннего права на выражение своих агрессивных позывов, как воин, не имеющий права пользоваться своим оружием. Он будет очень неуверен, ощущая свою беспомощность и беззащитность.

      О подростках говорят, что у них сложный возраст. Большинство подростков агрессивны, находятся в позиции протеста. Это необходимо для отделения от значимых взрослых и утверждения своей самостоятельности. Многие неуверенные в себе люди были хорошими и послушными подростками. Т.е. они не прошли стадию подросткового бунта. Для большинства неуверенных в себе людей характерна пассивная (скрытая) агрессивность.

      Но агрессия необходима не только подросткам. Бунт – одна из важных фаз развития человека и общества. В развитии свободной личности время от времени возникает место для бунта. Только формы бунта в зависимости от стадии развития и роли человека могут быть очень разными.
      Осваивание своей агрессии предполагает:

      • Развитие навыков осознавать свои агрессивные эмоции;
      • Развитие навыков осознавать причины своей агрессии;
      • Наработка права выражать агрессию;
      • Развитие навыков управления агрессией: поиск и развитие своих форм выражения агрессии (мягкая, жесткая, вербальная, силовая и пр.);
      • Развитие чувствительности к своим границам и границам других людей;
      • Развитие навыков отстаивания своих границ; умение говорить «нет»;
      • Интеграция своей агрессивности в образ себя и свою сексуальность.

      4. Сексуальность

      Тема сексуальности – только в последнюю очередь является темой секса. Прежде всего, это тема идентичности.

      Мы – существа сексуальные. Фрейд считал универсальной движущей силой либидо – энергию сексуального притяжения. Вильгельм Райх также соотносил универсальную силу с сексуальной энергией.

      Либидо и Танатос – две универсальные силы, управляющие нами на самом глубинном уровне. Либидо – стремление к жизни. Танатос – стремление к смерти.

      Чем больше подавляется энергия либидо, тем больше танатоса в жизни – в виде энергетических застоев, болезней, депрессий, неврозов и пр.

      Или можно сказать иначе: либидо – это энергия любви, сила притяжения, а танатос – это энергия агрессии, разрушения. Тогда мы видим дуалистическую модель двух противоположных сил. Эмпедокл их называл любовь и ненависть, и они – базовые жизненные силы, которые находятся в постоянном динамическом взаимодействии. Они обе необходимы. Этот взгляд дает нам ключ к пониманию многих проблем сексуальности. Агрессивность и сексуальность прочно связаны. Заблокированная агрессивность приводит к проблемам в сфере сексуальности, вплоть до отсутствия желания. И наоборот, подавленная сексуальность приводит к нарушениям в зоне агрессивности. Вот почему темы агрессивности и сексуальности неотделимы.
      В языке сексуальности нет слов «надо», «должен», «нельзя». Это сфера, которая понимает только «хочу» и «не хочу». Сексуальная часть нашей личности жаждет одного – удовольствия.

      Поэтому реализация своих подлинных желаний – это всегда процесс сексуальный, эротический. Мы даже о работе говорим: «любимая работа» или «нелюбимая работа». Любовь – это энергия Эрота, либидо. Человек, страстно любящий свою работу, достигает в ней мастерства и грации. Он всегда сексуален в процессе своей деятельности. Какой бы ни была эта работа.

      Образ сексуального человека мало связан с тем, каков он в постели. Герои кинофильмов воспринимаются нами сексуальными еще до того, как они покажутся в постельной сцене.

      Особенностью сексуальности человека также является то, что она управляется культурными конструктами. Эти конструкты представлены в виде фантазий. Чтобы возникло возбуждене, необходима фантазия. Причем, у разных людей разные фантазии. Эти фантазии представляют собой образы, сюжеты и фетиши. Т.е. сексуальность человека реализуется по принципу игры.

      Известный философ Йозеф Хэйзинга описал игру как основную деятельность человека. Свою книгу он назвал Homo Ludens – человек играющий. Так , человек сексуальный – это человек играющий. А играть с радостью и наслаждением можно только любимую роль в любимой игре. А это значит, что подлинный выбор любимой деятельности, женщины, социальной роли, увлечений, life style, внешнего вида исходит из сферы сексуальности. Т.е. сексуальность напрямую связана с идентичностью.

      Чем больше раскрывается сексуальность, тем больше она интегрируется во всех сферах жизни, и тем больше в жизни радости, гармонии и удовольствия.

      Исследование своей сексуальности – неотъемлемая часть самопознания.

      Нередки случаи в моей практике, когда клиент жалующийся на неуверенность в себе, считал основой этой проблемы недостаток опыта агрессивного отстаивания своих границ. Такие клиенты – обычно и так не слабые люди – ходили на единоборства, экстремальные бойцовские тренинги, вступали в конфликты, но проблема оставалась. Однако со временем выяснялось, что в основе этой неуверенности лежит стыд, блокирующий сексуальное поведение. Как только таким клиентам удавалось включиться в игровое, спонтанное, сексуальное состояние, неуверенность тут же уходила. Т.е. такому клиенту полезнее заниматься танцами и сексуальными практиками, чем боевыми искусствами.

      Сложность состоит в том, что сексуальные фантазии, связанные с подлинными желаниями, зачастую лежат за пределами личностных и социальных табу, они настолько противоречат текущей идентичности, что не могут быть не только реализованы, но даже осознанны. Вытесненные в бессознательное желания начинают жить в виде неврозов – страхов, фобий, неуверенности в себе, психосоматических расстройств и прочих личностных проблем.

      Одна из задач терапии в таком случае – выявить механизмы, блокирующие сексуальность и игровое, спонтанное поведение.

      В то же время, исследуя сексуальность, вы непременно столкнетесь с темой агрессивноси. Т.к. сексуальность и агрессивность очень взаимосвязаны. Также, работа с сексуальностью выведет на темы, описанные в разделе сепарация-индивидуация.

      5. Травматический опыт

      Травматический опыт, такой как насилие, сексуальное насилие – может стать причиной неуверенности в себе. Если это давний (детский) опыт, вероятно он повлиял на формирование личности и если этот опыт не прожит должным образом, он может давать о себе знать в виде личностных проблем. Если это так, травма должна быть объектом терапевтической проработки со специалистом, который умеет работать с травматическим опытом.

      6. Непрожитые потери

      Потери значимых близких людей (смерть близких, разводы), не прожитые должным образом также могут стать причиной неврозов и депрессий, и, как следствие, привести к неуверенности в себе.
      Часто люди не осознают то, что потеря не прожита, а заморожена.

      Ситуация может быть усугублена тем, что с уходом значимого близкого остались неразрешенными конфликты с ним.

      Кроме того, если это был очень значимый близкий, идентичность человека и его экзистенциальная ситуация значительно изменились после его ухода. Теперь он испытывает ощущение пустоты, одиночества, бессмысленности.

      Также потеря близкого способна поднять тему личной смертности, которая раньше не осмысливалась, находясь под защитными механизмами.

      Непрожитые потери должны стать предметом терапевтической проработки.

      Существенным жизненным потрясением также могут стать потери важной работы, социального статуса, состояния здоровья, юности, красоты и пр.

      Также можно рассматривать как потери – важные нереализованные желания, которые в силу ряда причин уже никогда не будут осуществлены.

      Все это также требует проработки.

      7. Незавершенные отношения

      В данном случае речь идет о тех отношениях, которые завершены фактически, но не завершены психически. Такие отношения тянут за собой шлейф эмоций – обида, ненависть, вина и пр. Такая ситуация может продолжаться годы. Если переживания неосознанны, они могут проявляться на невротическом уровне в виде тревоги и неуверенности в себе.

      К тому же, незавершенные отношения являются непройденным опытом, а это значит, что неусвоенный опыт в тех или иных формах повторяется в настоящем. Это значит, что какая-то часть актуальной реальности недоступна для осознавания.

      Что делать с незавершенными отношениями? Осознавать, проживать и завершать.

      8. Экзистенциальные вопросы

      Отношение к своей смертности, свобода, экзистенциальное одиночество, смысл жизни (или отсутствие смысла) – это вопросы, с которыми сталкивается любой человек на жизненном пути.

      Невозможно глубоко понять себя, избегая эти пугающие темы. Зато избегание этих вопросов может привести к неврозу.

      Безусловно, проработка экзистенциальных вопросов немыслима без работы со всеми перечисленными выше темами. Все темы очень взаимосвязаны.

      Например, есть такое понятие, как экзистенциальная вина – это чувство вины перед собой за отказ от своей свободы и реализации своих подлинных желаний.

      В таких случаях жизнь идет, часы тикают, а ничего не делается для самоосуществления. Момент смерти с каждым днем, часом, минутой все ближе, а по-прежнему ничего не делается. Тогда возникает экзистенциальная тревога, страх смерти, вплоть до фобий и панических атак. Т.е. это та тревога, которую не стоит лечить – это сигнал о том, что корабль плывет не в том направлении.

      Обрести подлинную уверенность в себе – это значит пройти индивидуацию, стать аутентичной личностью. А это, в свою очередь, значит найти свое место в этом мире. И здесь не уйти от осмысления экзистенциальных данностей, которые являются неотъемлемыми частями этого мира.

      Как видно, работа с неуверенностью в себе – это сложная комплексная и длительная работа.
      Для того, чтобы заняться такой работой необходим очень сильный внутренний мотив – практически непреодолимое стремление достичь изменений.

      Недаром, большинство людей приходят в психотерапию только в состоянии острого кризиса – когда жизнь становится уже непереносимой.

      Но, при правильном отношении, эта работа превращается в увлекательный путь, который многократно окупается. Ведь, по сути, проработка уверенности в себе – это поиск и разворачивание себя настоящего. А что может быть увлекательнее самопознания?

      psychologytoday.ru