Невроз с компенсацией

Компенсация за невроз

Моральный вред, а уж тем более материальная компенсация морального вреда, по-прежнему многими воспринимается как что-то несерьезное, как какая-то прихоть. Такое отношение не является нормальным. Если есть моральный вред от того или иного деяния, то должна быть и его материальная компенсация. Тем не менее российское правосудие явно недооценивает важность института компенсации морального вреда.

То, как компенсируется моральный вред, является своего рода индикатором морального здоровья общества, развитости его правовой системы. Но не менее важной является и экономическая сторона дела. Материальная компенсация морального вреда для одних — это соответствующие экономические издержки для других. Издержки как наказание могут или оказывать какое-либо влияние на субъекты, или нет. Это означает, что институт компенсации морального вреда важен не только для юристов, медиков, но и для экономистов и др.

Основополагающим законодательным актом, на который опираются суды в делах о компенсации морального вреда, является Гражданский кодекс (ГК). Согласно статье 151 ГК, моральный вред — это физические или нравственные страдания. В случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя, учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Эта статья ГК весьма лаконична, и ее содержания в ряде случаев недостаточно для принятия справедливого решения о назначении компенсации морального вреда в суде. Однако существует постановление Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указанный вопрос рассмотрен более глубоко. Согласно документу, «под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гра жданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.».

Постановление N 10 явно противоречит ГК, поскольку, согласно ему, моральный вред может быть причинен действиями, нарушающими имущественные либо имущественные права гражданина, а согласно кодексу — только действиями, нарушающими неимущественные права. В судебной практике это противоречие разрешается по-разному. Так, Люберецкий городской суд 11 мая 2011 года решил не взыскивать с ответчицы сумму морального ущерба в пользу истицы в деле о взыскании долга по расписке. Решение суд обосновал тем, что ст. 151 ГК допускает компенсацию морального вреда в случаях совершения действий, нарушающих личные неимущественные права граждан. В данном же случае «. возник спор имущественного характера и специальной нормы, позволяющей возлагать на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, не имеется». Однако в похожем деле в компенсации морального вреда отказали, потому что истец не представил доказательства, обосновывающие требование о компенсации морального вреда, поэтому суд счел тр ебования о компенсации морального вреда необоснованными (решение N М-2485/2012 Ленинского районного суда г. Томска от 13 ноября 2012 года).

Иски о компенсации только морального вреда в России довольно редки. Как правило, компенсация за моральный ущерб является составной частью общего иска. Исключение составляют иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация составляет значительную долю общей суммы иска. Также в судебной практике встречаются иски о возмещении морального ущерба в случае незаконных действий властей, работодателей.

В судебных исках по другим вопросам зачастую моральную компенсацию требуют «постольку-поскольку». При этом истцы нечасто обеспечивают доказательную базу своих страданий (справки от врачей, психологов, подтверждающие ухудшение здоровья в результате действий обвиняемой стороны). Между тем документальное подтверждение страданий является для суда важнейшим фактором принятия решения, поскольку дел, в рамках которых взыскивается моральный ущерб, довольно много, и различить истцов по степени страдания без доказательств довольно сложно.

В России не существует какой-либо нормативно утвержденной (рекомендованной) методики оценки размера компенсации морального вреда. Величина компенсации, согласно законодательству (ст. 151 и 1101 ГК), должна определяться судом, исходя из следующих критериев:

  • степени вины нарушителя;
  • степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
  • иных заслуживающих внимания обстоятельств.
  • Как следует из судебной практики, величины компенсаций за причиненный моральный вред довольно значительно отличаются в зависимости от конкретного случая. При этом зачастую в схожих обстоятельствах суммы могут отличаться в разы, и далеко не всегда такие отличия можно считать проявлением разумности и справедливости, упомянутым в ГК. Слишком многое отдается «на откуп» судьям, их представлениям об этих понятиях. Субъективизм как бы «встроен» в современное законодательство, и, возможно, его роль слишком велика в настоящее время. Стандартизация в области назначения размеров компенсаций за моральный ущерб, означавшая некоторое смягчение субъективизма, могла бы существенно облегчить работу судей и повысить доверие к выносимым судебным решениям как со стороны пострадавших, так и со стороны виновных в причинении морального вреда.

    m.ppt.ru

    Невроз с компенсацией

    Зигмунд Фрейд считал, что борьба индивидуума с окружающей его действительностью может привести как к неврозу, так и к творческим результатам…

    «Чем глубже Вы проникаете в патогенез нервного заболевания, тем яснее становится для Вас связь неврозов с другими продуктами человеческой душевной жизни, даже с самыми ценными. Не забывайте того, что мы, люди с высокими требованиями нашей культуры и находящиеся под давлением наших внутренних вытеснений, находим действительность вообще неудовлетворительной и потому ведём жизнь в мире фантазий, в котором мы стараемся сгладить недостатки реального мира, воображая себе исполнения наших желаний.

    В этих фантазиях есть много настоящих конституциональных свойств личности и много вытесненных стремлений. Энергичный и пользующийся успехом человек — это тот, которому удаётся благодаря работе воплощать свои фантазии, желания в действительность. Где это не удаётся вследствие препятствий со стороны внешнего мира и вследствие слабости самого индивидуума, там наступает отстранение от действительности, индивидуум уходит в свой более удовлетворяющий его фантастический мир. В случае заболевания это содержание фантастического мира выражается в симптомах. При известных благоприятных условиях субъекту ещё удаётся найти, исходя от своих фантазий, другой путь в реальный мир вместо того, чтобы вследствие регресса во времена детства надолго уйти от этого реального мира.

    Если враждебная действительности личность обладает психологически ещё загадочным для нас художественным дарованием, она может выражать свои фантазии не симптомами болезни, а художественными созданиями, избегая этим невроза и возвращаясь таким обходным путем к действительности.

    Там же, где при существующем несогласии с реальным миром нет этого драгоценного дарования или оно недостаточно, там неизбежно libido, следуя самому происхождению фантазии, приходит путём регресса к воскрешению инфантильных желаний, а следовательно, к неврозу.

    Невроз заменяет в наше время монастырь, в который обычно удалялись все те, которые разочаровывались в жизни или которые чувствовали себя слишком слабыми для жизни.

    Позвольте мне здесь привести главный результат, к которому мы пришли на основании нашего психоаналитического исследования. Неврозы не имеют какого-либо им только свойственного содержания, которого мы не могли бы найти и у здорового, или, как выразился С. G. Jung невротики заболевают теми же самыми комплексами, с которыми ведём борьбу и мы, здоровые люди.

    Всё зависит от количественных отношений, от взаимоотношений борющихся сил, к чему приведёт борьба: к здоровью, к неврозу или к компенсирующему высшему творчеству».

    3игмунд Фрейд, О Психоанализе. Пять лекций, цитируется по: Гальперин П.Я., Ждан А.Н., Хрестоматия по истории психологии, М., «Издательство Московского университета», 1980 г., с. 180-181.

    vikent.ru

    Эта статья ГК весьма лаконична, и ее содержания в ряде случаев недостаточно для принятия справедливого решения о назначении компенсации морального вреда в суде. Однако существует постановление Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указанный вопрос рассмотрен более глубоко. Согласно документу, «под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

    Постановление N 10 явно противоречит ГК, поскольку, согласно ему, моральный вред может быть причинен действиями, нарушающими имущественные либо неимущественные права гражданина, а согласно кодексу — только действиями, нарушающими неимущественные права. В судебной практике это противоречие разрешается по-разному. Так, Люберецкий городской суд 11 мая 2011 года решил не взыскивать с ответчицы сумму морального ущерба в пользу истицы в деле о взыскании долга по расписке. Решение суд обосновал тем, что ст. 151 ГК допускает компенсацию морального вреда в случаях совершения действий, нарушающих личные неимущественные права граждан. В данном же случае «. возник спор имущественного характера и специальной нормы, позволяющей возлагать на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, не имеется». Однако в похожем деле в компенсации морального вреда отказали, потому что истец не представил доказательства, обосновывающие требование о компенсации морального вреда, поэтому суд счел требования о компенсации морального вреда необоснованными (решение N М-2485/2012 Ленинского районного суда г. Томска от 13 ноября 2012 года).

    В России не существует какой-либо нормативно утвержденной (рекомендованной) методики оценки размера компенсации морального вреда. Величина компенсации, согласно законодательству (ст. 151 и 1101 ГК), должна определяться судом, исходя из следующих критериев:

    • характера физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред;
    • индивидуальных особенностей потерпевшего;
    • требований разумности и справедливости;

    Как следует из судебной практики, величины компенсаций за причиненный моральный вред довольно значительно отличаются в зависимости от конкретного случая. При этом зачастую в схожих обстоятельствах суммы могут отличаться в разы, и далеко не всегда такие отличия можно считать проявлением разумности и справедливости, упомянутым в ГК. Слишком многое отдается «на откуп» судьям, их представлениям об этих понятиях. Субъективизм как бы «встроен» в современное законодательство, и, возможно, его роль слишком велика в настоящее время. Стандартизация в области назначения размеров компенсаций за моральный ущерб, означавшая некоторое смягчение субъективизма, могла бы существенно облегчить работу судей и повысить доверие к выносимым судебным решениям как со стороны пострадавших, так и со стороны виновных в причинении морального вреда.

    rg.ru

    Механизмы компенсации тревоги (страха) при обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР)

    Любой невроз характерен тем, что его наличие вызвано необъективным страхом ( тревогой напряжением). Но «защитный механизм» человека не различает виды ( причины) страха. Реальный он или нереальный ( выдуманный). Поэтому, механизм компенсации ( спасения), будет абсолютно одинаков для реального и выдуманного страха. Любой невроз ( невротическое расстройство ( F40-48 в МКБ-10) имеет такой компенсационный механизм, по большому счету таких механизмов два. И условно я буду говорить о фобической и компульсивной (навязчивой) компенсации. Сразу оговорюсь в применении « условно» так как если углубиться в эту тему, то в любой навязчивости конечно есть фобия, как собственно и сама фобия — это и есть навязчивый страх. Но с позиции глубокой логики, мы только придем в тупик.

    Условно — означает, что мы будем различать фобическую и компульсивную компенсацию. При всех невротических расстройствах ( временно исключим из этого списка ОКР) компенсацией будет избегание . избегание всего что вызывает невротическое напряжение . ( при агорафобии – это например избегание открытых пространств) при аэрофобии – полетов, при паническом расстройстве – мест, ситуаций. ) такую компенсацию назовем условно «фобической» , В терминах стратегической терапии – это и будет, в терапевтическом смысле, « неудачная предпринятая попытка решения» (ППР), которая в свою очередь для человека является именно удачной и позволяет «убежать» от навязчивого страха, тем самым надёжно закрепляет сам страх, потому что , в отличии от реальной ситуации, такое « избегание» не решает задачу « спастись», а лишь приносит временное облегчение. И как говорит Дж Нардонэ. Такое поведение – похоже на «полученное ранение в сражении, которое удалось избежать».Почему я выделяю ОКР из всей группы невротических расстройств. Да по многим причинам , в частности и по механизму компенсации страха. Даже рассматривая ОКР с точки зрения психиатрии ( я не психиатр. но попытаюсь ) возьмем любой другой невроз, и он всегда будет далек по своим характеристикам от психоза . так как симптоматика любого невроза вполне вписывается в норму.

    У любого невроза компенсационный механизм условно пассивный , и выражается в отказе от действия. И главное что он не совсем нагляден. Напротив в ОКР компенсационный механизм более чем нагляден , и он ярко выражен в компульсивном действии ( ритуале). А сам ритуал — это уже активный способ, и он видимый. Поэтому , особенно проверочные ритуалы, вызывают у наблюдающего смех , но это — «смех сквозь слезы». Потому что, причиной такого неординарного поведения для несведущего человека, является только нарушение психики. И ни какого другого мнения как правило не бывает.

    Почему же все-таки психиатрия не включает ОКР в группу психозов, в некотором случае это считается пограничным состоянием. ( но я думаю что и здесь в психиатрии нет чёткой уверенности). С точки зрения диагностики психоза, можно сказать, что в некоторых случаях ОКР, есть один, очень похожий на негативный, симптом. А в некоторых случаях, навязчивые образы настолько яркие , что практически приближаются к зрительной галлюцинации. Но не являются таковой. Но при непонимании сути или недостаточном исследовании такого симптома , вполне возможно диагностировать ( за исключением конечно психиатров) продуктивный симптом, подумать , что это галлюцинации. Это отступление в психиатрию, я сделал для того что бы показать отличие ОКР от других неврозов и для того чтобы психологи, которые собираются работать с ОКР, должны знать принципы и критерии диагностики психозов. Немного разбираться в психических нарушениях мышления, восприятия , памяти и т.д. И обязательно нужно знать, что ОКР может быть и в составе психоза, и для того чтобы не лечить шизофрению вместо невроза, при малейшем сомнении, что вы имеете дело с психозом, обязательным условием принятие решения для работы с таким клиентом, должно быть заключение психиатра.

    Компенсационным механизмом в ОКР будут компульсивные действия. Которые являются видимыми и активными, а нередко и сверх активными ( проверка дверей , окон, замков, ручек плиты и водопроводных кранов, дверей автомобиля и много ещё чего, многократное мытье рук, многочасовые уборки. По времени — от нескольких раз и до сотен за одну проверку, от нескольких минут и до нескольких часов), согласитесь ,такое трудно скрыть от окружения.
    Таким образом при ОКР, мы имеем в качестве компенсационного механизма еще и компульсивные действия ( ритуалы.) Необходимо заметить, что в ОКР часто встречается и так называемая «чистая» обсессия, это когда не присутствуют компульсивные действия, а только есть навязчивые мысли ( для примера: контрастные мысли и патологическое сомнение, мысли как правило присутствуют без ритуалов). Казалось бы, раз нет компульсии, то где же механизм компенсации. Но и при « чистой» обсессии этот механизм есть, в таких случаях это будет механизм «фобическим». А заключается он также, как и в других неврозах, в избегании ( избегании ножей, острых предметов, окон, присутствия наедине с ребенком и т.п.).В зависимости именно от этого механизма и применяются протоколы вмешательства и они разные для каждого типа расстройства. Так как я в основном применил терминологию , принятую в краткосрочной стратегической терапии (КСТ). А в ее рамках, психологическое консультирование – это в том числе и вмешательство ( директивность). Решить проблему, в большинстве случаев, можно только «убрав» сначала симптоматику (компульсивные действия — ритуалы). А здесь нужно директивное вмешательство . Но в КСТ не используется метод экспозиции при работе с ритуалами. В этом ключе конечно КСТ отличается например от КПТ. И уж точно не работает анализ собственных мыслей и бесполезен ( особенно на этапе работы с ритуалами поиск причин) и осознавание их иррациональности, это наоборот только усиливает навязчивость. Да и нет в этом необходимости, так как ОКР-щик и сам прекрасно понимает всю абсурдность и иррациональность своего состояния.

    www.b17.ru

    Какие угрозы скрывают неврозы

    Нервы у россиян ни к черту. По оценкам врачей-психиатров, примерно у каждого третьего на нервной почве что-нибудь расстроено, каждый десятый – законченный невротик. Жить с этим можно, но не так приятно, как хотелось бы. К тому же неврозы – совсем не
    безобидная штука.

    ЧТО: граница между нормой и болезнью

    Вообще-то невроз – уже не норма, но еще и не болезнь. Это собирательное определение для множества психогенных расстройств, которые врачи характеризуют как пограничные. По одну сторону этой «границы» здоровые люди, по другую – психические заболевания. Неврозы возникают, когда психика человека начинает испытывать перегрузки – таким образом она дает понять, что уже не справляется.

    ПОЧЕМУ: стабильности нет

    По сравнению с 90-ми годами прошлого века число россиян, страдающих неврозами, выросло на треть. Специалисты объясняют это условиями нашей жизни: терроризм, катастрофы, кризис, глобальное потепление, новые болезни, рост цен, угроза безработицы, милиционеры-убийцы, поток телеужасов – как страшно жить! Обо всем этом мы давно уже научились говорить спокойным тоном героя фильма «Москва слезам не верит»: «Стабильности нет. Террористы опять самолет захватили». Но это вовсе не означает, что нашей психике ничто не угрожает. Мы, конечно, привыкли к стрессам – это нормальный процесс адаптации, но если стрессовый фон постоянно повышен, может сформироваться невроз.

    КТО: умные и нервные

    Можно сказать, что неврозы – это горе от ума. Их любимые жертвы – люди образованные, успешные в работе, развитые интеллектуально, перфекционисты. Они многого хотят добиться, постоянно думают о будущем, с пристрастием оценивают то, что делают. «Живи, как живется» – совершенно не их сценарий; им хочется жить лучше, иметь больше, быть успешнее, а совершенства в жизни, как известно, нет и не будет. Стрессы и переживания копятся, тревоги множатся, внутренний дискомфорт растет – и вот уже перед вами невротик.

    КАК: без сна и секса

    Неврозы могут проявляться самыми разными способами. Чаще всего это неврастения – повышенная раздражительность плюс быстрая утомляемость. Жертва неврастении – это капризная тетенька, которая быстро выходит из себя, а потом лежит в спальне с мигренью. Она плохо спит и готова устроить среди ночи скандал тому, кто «шатается по квартире и будит людей». Есть неврозы навязчивых состояний: человек по двадцать раз проверяет что-то (заперта ли дверь, выключен ли утюг). Вроде бы глаза на месте, память не отшибло, и он прекрасно понимает, что все закрыто-перекрыто-выключено, но не может уйти спокойно. Разные фобии – тоже невроз. Симптомами, которые сопровождают сердечные болезни – болью в груди, одышкой, шумом в ушах, частым сердцебиением, головокружениями вплоть до обморока – проявляется кардионевроз. Человека с таким неврозом бывает сложно убедить, что проблемы у него на самом деле с нервами, а вовсе не с сердцем. Как и обладателя ятрогенного невроза: насмотревшись или наслушавшись ужасов о какой-либо болезни (чаще всего о раке), невротик «обнаруживает» у себя полный набор всех характерных симптомов и пускается в поход по больницам в полной уверенности, что болен «тем самым».
    Неврозы – самая частая причина бессонницы; меняется у человека на грани нервного срыва и аппетит. Ну и коронный признак – усталость и снижение интереса к работе, к семье, к жизни вообще.

    sobesednik.ru