Невроз самое страшное

Что такое невроз?

Как часто в современном мире мы слышим такие фразы, как: мир сошел с ума, сумасшедшее время, больное общество, но редко кто задумывается о том, что откуда берутся такие выражения и почему именно они. А появляются они именно потому, что многие люди испытывают постоянный стресс и находятся в состоянии невроза.

Невроз – это такое состояние и ощущение постоянного стресса, в котором находится человек на протяжении длительного времени. Постоянное нахождение в таком состоянии, как правило, приводит к нарушению психики в той или иной степени, вегетативным изменениям (повышенное сердцебиение, потливость, дестабилизация желудка и кишечника), полное истощение нервной системы человека. Все эти предпосылки говорят о том, что человек нуждается в лечении невроза и откладывать это дело нельзя.

Когда вы находитесь в таких условиях, что вам постоянно приходиться находиться в стрессовом состоянии (угнетение на работе, унижения в семье, домашнее насилие и тд.), то есть изо дня в день накапливаются небольшие нервные срывы, то такое состояние обязательно перерастет в невроз.

Это нельзя игнорировать и откладывать в долгий ящик, потому что изменения могут быть необратимыми. Начиная с выпадения волос и заканчивая смирительной рубашкой в местах специального назначения.

Уже на первых порах, когда вы замечаете, что постоянно находитесь в нервозном состоянии, необходимо принимать меры. Лечение невроза может быть как простым и не требующем от вас особых усилий, так и очень сложным занимающим не один месяц, когда результат приходиться получать буквально по крупинке. Все будет зависеть от вас, насколько рано вы сможете определить у себя симптомы невроза и на какой стадии начнете лечение невроза.

Существует печальная статистика по неврозам, которая с каждым годом меняется и, к сожалению, не в лучшую сторону, так например, по данным Всемирной Организации Здравоохранения количество обратившихся людей с заболеваниями невроза, возросло на 25 %.

А самое страшное, что статистика была составлена на основе только тех пациентов, которые обратились за помощью. А сколько людей находятся в состоянии невроза, но не получают медицинскую помощь, остается вопросом. И это только подтверждает тот факт, что невроз – самое распространенное психическое заболевание.

Чаще всего неврозы распространены у людей среднего возраста, которые испытывают стресс на работе, или женщины после родов. Это все очень зависит от окружающего общества и культурно-экономического развития той страны, в которой вы проживаете.

Как правило, мужчины менее подвержены неврозам, чем женщины. По данным статистики Американской Психиатрической Ассоциации невроз у мужчин встречается от 5 до 80 человек из 1000, а вот женский невроз от 4 до 160 человек. Это обусловлено тем, что женщины по своей природе более эмоциональны и принимают все гораздо ближе к сердцу, чем мужская часть населения.

Однако самым основным фактором появления невроза, является, конечно же, ваше отношение ко всему происходящему. Это не значит, что необходимо не обращать внимания на то, что происходит вокруг вас, но и чрезмерно бурная реакция на текущие события будет вредить только вам.

Если вы решили пройти курс лечения невроза, то специалисты центра психологической консультации и реабилитации «Клевер» помогут вам в этом. Мы найдем подход к вашей проблеме в любом случае, даже если вам кажется, что выхода нет, мы вместе его найдем.

klever-clinic.com

Истерический невроз: не купайтесь в переживаниях

Сегодня у нас в гостях главный психотерапевт Нижегородской области, заслуженный врач России, психотерапевт в четвертом поколении Ян ГОЛАНД. Еще до революции его прадед Самуил Тимофеевич Руденко писал: «Невроз — это невежество, возведенное в ранг болезни». Так же думает сегодня и правнук.

Болезнь незнания и дефицита информации

ХОЧУ начать наш сегодняшний разговор с вопроса: почему хозяин кошки или собаки в случае болезни его четвероногого друга никогда не обратится за советом, как лечить животное, к какому-нибудь слесарю-сантехнику? И сам же на этот вопрос отвечу: потому что он понимает — помочь может только ветеринар. Но стоит заболеть самому хозяину, и он в 90 случаях из ста обращается не к врачу, а к кому угодно: знахарям, народным целителям, экстрасенсам, колдусенсам, то есть к людям, никакого отношения к медицине не имеющим. Нетрудно догадаться, что ждет больного, попавшего в руки этих неграмотных или малограмотных «товарищей», озабоченных лишь тем, чтобы заработать на несчастье и горе. Однако существует и другая сторона проблемы: человек обращается со своими жалобами в поликлинику и попадает к врачу, принимающему в час по 15-20 человек. Беглый осмотр, прослушивание-выслушивание, направление на анализы, и. Врач ничего серьезного не находит у больного: легкие здоровы, сердце здорово, все у вас отлично — до свидания, следующий. Вот так, с одной стороны, колдуны и экстрасенсы, с другой — врачи районных поликлиник, первые — сознательно, вторые — из-за нехватки времени усугубляют положение больных, страдающих неврозом.

Кстати, такие больные бывают счастливы, когда вдруг у них находят какое-то заболевание: наконец-то поставлен диагноз, выяснена причина всех их бед, и теперь их будут лечить.

А когда, наоборот, ничего не находят — они недовольны. И идут ко второму, третьему, десятому специалисту или горе-специалисту. И на сто восемьдесят пятой по счету кардиограмме какой-то зубец не совпал с нормой! Вот, значит, где собака зарыта!

Как правило, у людей, страдающих неврозом, снижена собственная самооценка. По сути дела каждый невротик — это скрупулезный ювелир скорбных переживаний. Инвентаризатор всех тех ощущений, которые произошли в течение дня, недели, месяца, а то и многих и многих лет.

Сегодня у меня была на консультации больная, страдающая истерическим неврозом. Уже много лет у нее страх передвижения, страх ездить в транспорте, ее мучают постоянные головные боли, у нее ватные ноги, ватные руки. Все это излечимо. Но как? Очень просто. И очень быстро. Перво-наперво необходимо объяснить больной, что она не одна такая. Познакомить ее с человеком, у которого были точно такие же симптомы и он вылечился, неважно — недавно или много лет назад. Если такого человека под рукой нет, можно поставить видеокассету — у меня их превеликое множество: вот смотрите, была такая же пациентка, с такими же, как у вас, жалобами, с такими же тревогами, с такими же волнениями, опасениями, страхами. А сейчас это нормальный, здоровый челвоек. Она смогла. Сможете и вы.

Раньше считалось, что, если после беседы с врачом больному не стало легче, это не врач. Я бы несколько уточнил эту в общем-то правильную аксиому: необходимо, чтобы больному не только стало легче, но чтобы он с помощью врача разобрался, что с ним происходит, и вышел из состояния своей болезни.

Существует множество центров неврозов, в том числе и в Москве, где больных лечат гимнастикой, массажем. Зачем пациенту с неврозом заниматься какой-то лечебной гимнастикой? Зачем ему массаж? Единственный массаж, который ему нужен, — это массаж мозгов. Что такое невроз? Невроз — это болезнь неведения, болезнь незнания, болезнь дефицита информации. И задача врача — дать больному как можно больше информации. Причем сразу. На первой же консультации, как только прозвучали жалобы, тревоги, переживания больного, я тут же начинаю его лечить. У меня был пациент, я считаю его рекордсменом, которому за восемь минут нашей с ним беседы все стало понятно и ясно. Мучился много-много лет, а для того, чтобы понять, что все его беды из-за невроза, хватило восьми минут. Первый вопрос, на который должен ответить пациент: зачем он заболел? В самом деле, зачем болеть человеку? Никто ведь не хочет болеть. Увы, все не так просто. Порой невроз становится очень желательным на бессознательном уровне. Поэтому так важно разобраться: почему возник первый приступ, почему руки-ноги отнялись, почему воздуха не хватало, почему ком в горле душил? Следующий вопрос: где больной эти симптомы «подобрал»? Оказывается, что чаще всего — у близких людей. Характерный пример: мама чуть ли не каждый день хватается за сердце, у мамы ком в горле, мама умирает, одна «скорая» сменяет другую. Маленькая дочка видит все это, сопереживает маме и про себя думает: пусть часть маминых болезней перейдет ко мне, чтобы мама так не мучилась. Проходит какое-то время, девочка подрастает, выходит замуж, и вдруг в один далеко не прекрасный момент у нее возникает конфликт с мужем, после которого взрослая уже женщина хватается за сердце, у нее ком в горле, она умирает, то есть налицо все те симптомы, которые были у мамы. Теперь уже дочь обращается к врачу. И врач моментально ставит диагноз: тахикардия — и для пущей убедительности добавляет еще пару-тройку непонятных простому человеку терминов: например, нейроциркуляторная или вегетососудистая дистония. А ведь у девушки не что иное, как симптомы истерического невроза. До революции ее заболевание так и называлось: истерия, у нас же — нейроциркуляторная дистония. Что делает больной? Начинает переводить эти страшные термины. И допереводится до того, что впадает в настоящую панику: все ясно, скоро у меня будет инфаркт или, того хуже, инсульт, и, скорее всего, все, что говорил врач, имеет самое непосредственное отношение к раку. Вот так брошенное врачом вскользь слово может привести к самым нежелательным последствиям.

Болит все: от головы до пяток

У МЕНЯ был пациент, кандидат технических наук, между прочим, который изучил все медицинские энциклопедии и справочники, выписывал и тщательнейшим образом прорабатывал все периодические издания о здоровье. Стоило ему только прочитать о какой-то болезни, и он тут же находил ее у себя. На самом же деле у него было начальное проявление туберкулеза, а все остальные симптомы — невротически-истерические. Еще помню пациентку, у которой болело абсолютно все: от головы до пяток. Кардиологический центр ее наблюдал и лечил, онкологический центр ее наблюдал и лечил, пять операций ей на желудке сделали. Причем боли были такие сильные, что она кричала: делайте операцию! Делайте операцию! Делали, разрезали, ничего не находили, зашивали. Проходило несколько дней — опять невыносимые боли, на сей раз справа от пупка — резали справа от пупка, опять ничего не находили, зашивали. Проходил месяц — боли слева от пупка, потом под пупком, и в конце концов живот у нее превратился в шахматную доску. Есть такое понятие у психиатров и психотерапевтов: больной с шахматным животом. Эта больная тоже очень любила медицинскую литературу. И однажды она пришла к своему лечащему врачу и сказала: доктор, я наконец поняла, что со мной. У меня аденома простаты и воспаление крайней плоти.

Порчу и сглаз выдумали мошенники

НАША печать, радио, телевидение просто заполонены сегодня беседами о так называемых порче и сглазе. Этот ужасный поток отрицательной информации иначе как несчастьем и безобразием назвать не могу. Что такое порча и сглаз? Это внушение, которое делает малограмотный человек другому, порой даже культурному, интеллигентному человеку. На поверку все симптомы, которые традиционно относят к порче или сглазу: ком в горле, затрудненное дыхание, ватные руки-ноги, — не что иное, как визитная карточка обычного истерического невроза. Все эти так называемые маги, занимающиеся сниятием порчи и сглаза, заинтересованы только в одном: чтобы доверчивые люди ходили к ним как можно дольше и, разумеется, не с пустыми руками. И человек ходит, отдает свои деньги, а никакая порча не снимается, и тогда он решает, что этому магу его порча не по зубам, поэтому надо искать более сильного. И находит. И набирается новых симптомов, новых психотравм и новых переживаний.

Бывает, правда, что некоторые хватаются за порчу, как утопающий за соломинку, неосознанно и бессознательно. Представим себе женщину, которая живет с алкоголиком, муж над ней измывается, бьет, бедняжка каждый день получает новую психотравму. От такой жизни у нее возникают систематические боли, например головные. Такой реакцией она как бы желает показать мужу: посмотри, до чего ты меня довел. А про себя думает, что если она будет больна, то, возможно, он сжалится, перестанет пить, окружит ее вниманием и любовью. Увы, как правило, цели своей она не достигает, а вот проявление невротических и истерических симптомов ей обеспечено. И вот эта женщина приходит утром на работу и рассказывает сослуживицам: всю ночь не спала, не иначе как кто-то сглазил. В самом деле, проще ведь сказать, что кто-то наслал на меня порчу, чем признать: я не спала, потому что у меня жутко болела голова. А голова болела потому, что муж не давал спать всю ночь: матерился, бил посуду, стучал и тому подобное.

Или другой пример. Существует понятие — психогенный вариант импотенции. Мужчина, однажды потерпевший фиаско в постели, как правило, опасается повторения неудачи. И чаще всего его «ожидания» оправдываются. А доброжелатели тут как тут: да тебя же сглазили, на тебя же порчу наслали. Какая-то нехорошая женщина. Скорее всего, теща.

Кстати, если при советской власти лишь один больной на сотню мог сказать, что его испортили, сегодня 60 процентов моих пациентов уверенно утверждают, что их сглазили. Прежде чем попасть ко мне, они побывали у бабок или дедок, которые их проверили зеркалом, рамкой, руками, ногами и всеми другими местами. Но на самом деле это не смешно. Это очень страшная вещь. Выдуманная алчными и лживыми мошенниками.

Не далее как вчера пришла ко мне женщина, рассказавшая, что ей изменяет муж и она хочет, чтобы я провел с ним сеанс гипноза. Пусть, мол, он под гипнозом во всем признается. Я долго пытался выяснить, почему она решила, что муж ей изменяет. Она чего-то там юлила, финтила, и тогда я не выдержал и в лоб спросил: а не сказала ли вам об этом какая-нибудь бабка, снимающая порчу и сглаз? Она чуть на стуле не подпрыгнула: «Откуда вы знаете?» После этого я решил поговорить с ее мужем — они пришли вместе, и он ждал ее в коридоре. Заходит затюканный, забитый, несчастненький такой мужичонка и с порога говорит: «Доктор, да у меня и в мыслях даже не было изменять жене. Скажу больше: я и с женой как мужчина чувствую себя не совсем на уровне, она, кстати, все время меня за это ругает. Какие уж тут измены?!» Вот такая история. Мужу не верит, а какой-то бабке поверила. А у самой, между прочим, высшее юридическое образование.

У страха глаза велики

РЕКОРДСМЕНОМ по страхам у меня был пациент, который болел 72 года. Однажды, когда ему было пять лет, он, поддавшись на уговоры старших мальчишек, сел верхом на собаку лицом к хвосту и дернул ее за хвост. Собаке это не понравилось, и она укусила мальчика за голову. Слегка, даже крови не было. Все вокруг засмеялись, и герой инцидента тоже засмеялся, но тут выскочили во двор его мама и тетушка и хором закричали: «Нашего бедного Витюшу покусала бешеная собака». Мальчишку схватили в охапку и повезли делать уколы против бешенства. Впоследствии этот Витюша закончил консерваторию, стал профессором, писал неплохую музыку, но на всю жизнь у него сохранился страх бешеных собак. Прежде чем выйти на улицу, он всегда смотрел, нет ли поблизости какой-нибудь собаки, он изучил все улицы города и знал, где какие собаки живут. Но иногда, несмотря на все предпринимаемые им меры предосторожности, мимо пробегала собака, и тогда у него возникала страшная мысль: «Эта бешеная собака коснулась меня, ее заразная слюна попала мне на ногу. » И он мчался к врачу, показывал свою ногу и требовал, чтобы ему делали уколы против бешенства.

Была пациентка, женщина, которая в течение 53 лет боялась выходить из дома. Через два дня, после того как я с ней поработал, она впервые в жизни самостоятельно пошла в универсам и упала в обморок, когда увидела, сколько стоит батон хлеба.

С чего началась ее болезнь? Первый страх и первый истерический приступ она пережила еще до войны. Отец был пьяница, хулиганил, часто гонялся за домашними с топором, и девочке вместе с матерью приходилось убегать из дома и где-то прятаться. С раннего детства она жила в состоянии страха, что появится пьяный отец с топором, но вот метаморфоза — через три месяца после начала войны на отца пришла похоронка, и девочка, узнав об этом, упала и стала биться в истерике: «Бедный папа! Несчастный папа. » Второй приступ произошел, когда она с подружками пошла на поле собирать колоски. Девчонок поймали, обвинили в краже, и приговор суда — всем по пять лет. Во время оглашения приговора у моей пациентки случился истерический припадок — она упала и стала биться в конвульсиях. Увидев такое дело, судья приговор в отношении ее отменила. Следующий эпизод. Девушка вышла замуж, но почему-то ее сразу невзлюбила свекровь, стала ей всячески пакостить и настраивать сына против молодой жены. После очередного скандала молодая женщина падает, изгибается дугой, бьется в конвульсиях. С того дня всю работу по дому стала выполнять свекровь, после ее смерти — муж, а наша героиня 53 года пролежала в постели. Когда ее привели ко мне, я помог ей осознать суть и смысл ее болезни, она увидела подобных себе пациентов, поговорила с ними и уже через два дня почувствовала себя значительно лучше. А через пять — стала совершенно здоровым человеком.

У меня был пациент, который уже дошел до психушки. Работать он не мог, на улицу выходить не мог, даже смотреть в окно ему было противно. Почему? Потому что под окнами располагался кондитерский магазин, из которого люди несли торты и пирожные. Когда я стал с ним работать, мы выяснили, что истоки его болезни уходят в то время, когда он был вынужден ухаживать за умирающей мамой. Приходя с работы, он мыл ее, с трудом преодолевая отвращение. Когда мама умерла, все неприятные ощущения, засевшие у него в подсознании, прорвались наружу, и он начал отмываться. За день он вымывал целый кусок хозяйственного мыла. При этом основными раздражителями для него были торты и пирожные, крем которых по консистенции напоминал ему каловые массы. Когда он это понял, все его страхи развалились, как карточный домик.

Люди высшей расы

СУЩЕСТВУЕТ очень большая категория лиц, у которых наблюдается так называемый невроз навязчивости, когда человек постоянно проделывает определенные ритуалы и действия. Недавно по телевизору показали сюжет о молодом человеке, который каждое утро, выходя из своей квартиры, плевал на дверь соседки. Когда его разоблачили, выяснилось, что для молодого человека это был ритуал, дающий заряд энергии и бодрости на целый день. Плюнув на дверь соседки, он говорил себе: теперь день сложится удачно — и уверенно шел на работу.

Пациенты с неврозом навязчивости могут совершать очень много самых разнообразных ритуалов. Кому-то, прежде чем выйти из дома, надо обязательно два раза чихнуть, кому-то дернуть себя за левую мочку уха 28 раз, причем ни разом меньше, ни разом больше. Другому необходимо определенным образом зайти в туалет: сначала посмотреть налево, потом направо, коснуться унитаза два раза, хлопнуть крышкой унитаза пять раз и так далее. Это очень сложный ритуал — нахождение в туалете длится часами. Причем, если собьешься, нарушишь последовательность, все придется начинать заново. Такой пациент может, выйдя из подъезда, громко закричать на всю улицу: «Свет выключил! Дверь закрыл!» Однако, пройдя несколько метров, он вдруг резко поворачивает обратно, спешит к своей квартире и проверяет свой замок. Снова выходит на улицу, доходит до трамвайной остановки, и тут опять навязчивая мысль: «А закрыл ли я дверь. «

Раньше я записывал рассказы пациентов на аудиокассеты, а теперь и на видео. Это очень интересно. Писатели не придумают того, что придумывают наши пациенты. А потом, когда выздоравливают, сами удивляются: «Как я мог такое нафантазировать?» Я считаю страдающих синдромом навязчивости людьми высшей расы. Истерический невроз примитивный. Боюсь, и все тут. А при синдроме навязчивости приходится много думать и выдумывать себе разные ритуалы.

Вылечи себя сам

ЧЕМ я отличаюсь от других врачей-психотерапевтов? Наверное, тем, что лечу быстро. Существуют десятки, даже сотни способов выхода из невроза. Но чтобы найти единственно правильный, подходящий именно этому конкретному больному, я должен первым делом понять: кто ко мне пришел. Очень многое в лечении зависит от культурного уровня больного, от его образования, от литературы, которую он читал, от врачей, к которым он ранее обращался, от тех больных, у которых он «украл» те или иные симптомы. Многие пациенты думают, что их случай уникален и до них ничего подобного никогда не было. А я опускаю их с небес на землю, объясняю, что за мою практику таких «уникальных» у меня был воз и маленькая тележка. «Вы всего лишь 20 лет болеете неврозом, а я вам покажу пациента, который 50 лет мучался. У вас только головная боль, а у него и сердце, и живот, и пятки болели. » Для больного подобного рода информация — и лечебная перспектива, и зеркало, в котором он видит себя самого.

Очень многие страдают так называемыми психосоматическими заболеваниями, к которым относятся: гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, нейродермиты, псориаз. У человека страдают и душа и тело. Но в наших клиниках терапевты, кардиологи, дерматологи о душе, как правило, не думают, да и не умеют они лечить душу. Одна женщина на протяжении 20 лет лечилась от гипертонии в лучших клиниках. Лечилась очень ответственно, не нарушала режим, четко выполняла все рекомендации врачей, а давление не снижалось. Периодически у нее были кризы, с которыми ее привозили в больницу. И однажды кто-то посоветовал ей обратиться ко мне. Я стал с ней работать, используя психотерапевтические приемы. Благодаря этому ей удалось самой, подчеркиваю, самой нормализовать свое давление. Я бываю несказанно счастлив, когда на вопрос: » Кто вас вылечил?» — пациент отвечает: «Я сам себя вылечил». И это правильно: я лишь создал ситуацию для выздоровления.

Человек выходит из невроза тремя путями: интеллектуальным, эмоциональным и поведенческим. Я вооружаю пациента информацией, которая помогает ему посмотреть на себя со стороны, переоценить себя, изменить самооценку и правильно начать жить.

Возьмем больных с нервной анорексией. Если больные с неврозом к нам приходят или приползают сами и просят: помогите, то больных с анорексией приводят насильно. Потому что они не считают себя больными и тем более не считают, что их должны вести к психиатру или психотерапевту. Часто такие больные похожи на узников концлагеря. У меня существует целый ряд психотерапевтических приемов, которые помогают пациенту в тот же день, как я начал с ним работать, начать есть. Сразу. Но самое главное, потом они сами проводят психоанализ своих действий и поступков и сами себе объясняют, почему так себя вели и почему докатились до такого состояния.

Психотерапевт — друг человека

— ЯН ГЕНРИХОВИЧ, где проходит грань между неврозом и шизофренией?

— Истинные больные, страдающие психическими заболеваниями, никогда не считают себя таковыми. Они могут нести полный бред, видеть галлюцинации и при этом считать себя абсолютно здоровыми. У меня был пациент, который лаял на протяжении трех лет. Его лечили в психиатрических больницах, назначали нейролептики. Рядом с ним лежали шизофреники, которые выздоравливали, а он продолжал лаять без остановки. А как он мог вылечиться от шизофрении, когда у него был классический истерический невроз, описанный еще в начале века? К сожалению, многие наши врачи забыли, как лечить неврозы. Достаточно было ввести ему хлористый кальций и в состоянии гипноза сказать: «Прекрати лаять». Но мне такой метод лечения не нравится. Я никогда не использую ни таблеток, ни уколов при лечении неврозов и сексуальных расстройств, только слово. Так же как и другим больным, я дал этому лающему информацию, благодаря которой он сам нашел объяснение тому, почему залаял. Сейчас он абсолютно нормален, женился, работает в торговле.

— Неужели все, кто проверяет, перед тем как выйти из дома, выключил ли он газ, свет, воду, больны неврозом?

— Нет, конечно. К больным относятся только те, у кого это приобретает навязчивый характер. Одна женщина в начале заболевания по нескольку раз возвращалась и проверяла, выключила ли она утюг, электрочайник и так далее. Потом она стала отпрашиваться с работы, чтобы сбегать домой и убедиться, все ли в порядке. В конце концов она дошла до того, что стала на работу приходить с рюкзаком, в который складывала утюг, фен, электробритву мужа, электрочайник. Когда она пришла ко мне, я ей дал простой совет (к сожалению, не могу его раскрыть, так как это профессиональная тайна), после которого она прекратила таскать на работу электроприборы. То есть имел место определенный пожарный прием, который сразу дал выход из ее состояния. Однако необходимо сделать так, чтобы симптомы заболевания никогда не вернулись. А для этого я должен поработать с человеком, нужно, чтобы он походил на сеансы психотерапии, так сказать, зацементировал полученные знания.

— А рецидивы после вашего лечения бывают?

— Если пациент прошел курс лечения, осознал и убедился, образно говоря, что Земля круглая, а Луна вращается вокруг Земли, то ему уже ничего не страшно. Старательный школьник, выучив законы физики, будет помнить их всю жизнь. То же самое с законами психотерапии и психологии. Только надо дать себе труд выучить их и осознать.

— Вы привели в пример мужчину, который за день вымыливал кусок хозяйственного мыла. А если человек, наоборот, не моет руки, даже после туалета? Это не болезнь?

— Нет. Просто грязнуля и все.

— Где кончается привычка и начинается невроз? Например, у некоторых людей есть привычка катать хлебные мякиши.

— Это не привычка, а навязчивое действие. Катать мякиши, ковырять в носу, обкусывать карандаш, подергивать мочку уха, рисовать загогулинки на бумаге — это все навязчивые действия. Если они человека не тяготят, то и лечиться не надо. А если тяготят, пожалуйста, пусть обращаются, поможем.

— Есть ли больные, за лечение которых вы не беретесь?

— Я не работаю с алкоголиками, с больными шизофренией и эпилепсией. Мои пациенты — невротики и психосоматики. При этом мне очень нравится работать с самыми тяжелыми пациентами, которые прошли огонь, воду и медные трубы, были у многих специалистов и неспециалистов и никто им не смог помочь. Знаете ли, такой спортивный азарт просыпается.

— Все невротики, как правило, страдают от депрессий.

— Да, это так. Но у них депрессии психогенно обусловлены. Что такое депрессия? Это реакция на конфликт. Например, ушел или запил муж или человек потерял работу — да мало ли что в жизни может произойти. Больные депрессией зачастую не могут заставить себя утром встать, у них всегда пониженный фон настроения, жизнь протекает в мрачных тонах. Любую работу такие больные выполняют через силу.

Различают психогенно обусловленную и эндогеннообусловленную депрессии. Эндогенная находится в ведении психиатров, а психогенная, или невротическая, — епархия психотерапевтов. Как отличить один вид депрессии от другой? Очень просто. Больные с эндогенной депрессией не могут объяснить причину своего состояния. Нет вроде бы никаких видимых причин: хорошая семья, престижная работа, близкие здоровы, а вот поди ж ты — депрессия. Человек вдруг ни с того ни с сего начинает чувствовать себя плохо. Психогенная же депрессия всегда вызвана каким-то конфликтом, какой-то конкретной причиной.

— Что вы можете сказать о современных антидепрессантах?

— Сейчас появилось очень много хороших антидепрессантов, но все они воздействуют на эндогенную депрессию, а при лечении психогенной — бесполезны. Так же как и нейролептики, которые прекрасно действуют на психического больного, а на невротического не действуют.

Доктор Голанд советует:

Если вы чувствуете, что у вас невроз, не теряйте понапрасну время и деньги, не ходите к экстрасенсам, колдусенсам, народным врачевателям и прочим проходимцам. Обращайтесь сразу к психотерапевту.

www.aif.ru

Невроз самое страшное

В данном посте будет рассказана история моей жизни, как психического больного. Очень надеюсь, что кому-то будет интересно почитать.

Глава 1. Детство.
Я рос относительно нормальным ребенком. У меня были определенные странности, например, я очень боялся использовать клей, потому что мамочка рассказала мне много историй о детях, которые ослепли, занеся клей в глаза. Я был немного более чистоплотный, чем другие дети, но в остальном — был совершенно обычным ребенком. В возрасте лет 6ти я, совершенно внезапно, начал панически бояться оглохнуть (как мой отец). Я не мог спать по ночам, постоянно плакал, но со временем это прошло.

Глава 2. Отрочество.
Кроме того, что было описано в предыдущей главе — все у меня в жизни было хорошо, и я был довольно счастлив. Но когда мне было 14 лет — умерла от рака мозга моя бабушка. Первое, что удивило меня — я ничего не почувствовал. Ни грусти, ни расстройства. Я корил себя за это, но поделать ничего не мог.
Примерно через год я мирно смотрел сериал «Lost». В одной из серий Джек сказал Сойеру «запахи-фантомы — первый признак рака мозга». С этого момента я начал ощущать запахи, которых не существовало. Меня преследовали сильнейшие психосоматические головные боли, и я был абсолютно уверен что вскоре умру, так же ужасно, как моя бабушка.
С этого момента моей относительно счастливой жизни пришел конец.

Глава 3. Травля.
В конце девятого класса меня начали травить. Меня почти не били, но постоянно унижали всем коллективом, старались задеть. Я никогда не сталкивался с чем-то подобным и не знал как себя вести — и в итоге, хотя я и не отличался религиозностью — я начал молиться богу, о том, чтобы он защитил меня от них. Мне стало казаться, что это наказание за мои грехи. Но молился я очень странно — просто повторял фразы вроде «Господи, помоги мне», сначала 2 раза, потом 10, потом 100. Мне казалось что я сказал их «недостаточно хорошо», и бог меня не услышит. Каждый раз, когда я выходил из дома — из моих глаз начинали течь слезы. К счастью, учеба кончилась и наступили летние каникулы.

Глава 4. Болезнь.
В десятый класс я пошел в другую школу. Меня приняли довольно хорошо, но я уже слишком боялся с кем-либо общаться, поэтому тихо сидел на задней парте. Спустя очень короткое время меня начала преследовать странная мысль — «а что, если мои одноклассники плюются в меня, пока я этого не вижу?». Появились слуховые и тактильные иллюзии, которые, в ту пору, я принимал за настоящие ощущения. Что я предпринял? Я начал мыть руки. Один, два, двадцать раз. Постепенно они покрылись плотной белой коркой. Вскоре — этого стало недостаточно, я начал мыться каждый раз, приходя из школы. Постепенно, помимо тела, я начал мыть с мылом глаза, нос изнутри, рот. Затем я стал повторять процедуру на два раза. Постоянные скандалы с родственниками на почве того, что я занимал ванную по два часа, привели к тому, что они наконец-то заметили странности.
В какой-то момент я понял, что мыться я больше не могу, а контакта с «грязными» вещами мне избежать больше не удается. Мне ничего не оставалось, кроме как выпрыгнуть в окно, но я был перехвачен на пути к нему и отправлен к психиатру.

Глава 5. Лечение.
Психиатр послушала меня, и прописала таблетки, заодно поставив мне диагноз «невроз». Я же, покорно отдался на волю судьбы, и таблетки пил. Сейчас я с удивлением вспоминаю, что от врача не испытал никакой агрессии, а таблетки мне действительно помогли. Поскольку в плане учебы я тогда совсем скатился, я кое-как сдал ЕГЭ и поступил в ВУЗ, с наиболее низким проходным баллом. Благодаря таблеткам и дружественной атмосфере я нашел друзей, начал заниматься музыкой.

Глава 6. Гитара.
Про мое увлечение музыкой стоит рассказать отдельно, поскольку и оно не было таким уж обычным. Сначала я с удовольствием начал заниматься игрой на гитаре, но через некоторое время у меня появилась мысль: «Я должен побить рекорд скорости по игре».
Разумеется, я не имею права жить своей жизнью, пока не добьюсь этого, не имею права гулять с друзьями, получать удовольствие от жизни. Я занимался по 7 часов в день, и действительно начал прогрессировать. Но тут появилась еще одна странность: я начал разговаривать со своими руками. Я убеждал их что «все хорошо, и все получится», разумеется, сначала один раз, потом два раза, потом сто. Мне казалось, что если я этого делать не буду — я ничего не добьюсь, а такого я себе простить не мог.

Глава 7. Возвращение болезни.
На втором курсе я решил сменить место учебы, и решительно забрал документы. Вскоре после этого я столкнулся с призывным рабством, и это, видимо, спровоцировало возвращение болезни. Я часами сидел, смотря в стену, плакал, крушил вещи, забывая о том, что происходит. «Плюющиеся одноклассники» — вернулись, только в лице случайных прохожих. Тут я уже не выдержал и пошел сдаваться в ближайший псих. диспансер. Там мне прописали 8 таблеток амитриптиллина в день и поставили диагноз «Шизоидное расстройство личности». Лечение длилось несколько месяцев, единственным улучшением стала возможность «выбрасывать» навязчивые мысли из головы. В какой-то момент один мой «друг», учащийся мед. колледжа, надоумил меня бросить антидепрессанты, что я и сделал. Описывать то, что я пережил я не стану, это не передать словами, скажу лишь, что ни одна физическая боль с этим не сравнится. Таблетки я пить начал снова, и бросил их постепенно.

Глава 8. Оттепель.
Вскоре после лечения я поступил в университет. Там я встретил девушку, мы полюбили друг друга и прожили вместе 4 года. Это было самое счастливое время за последние 10 лет моей жизни. Конечно, тогда начали проявляться первые признаки депрессии, да и плюющиеся прохожие никуда не делись, но я просто начал все это игнорировать, и был вполне доволен жизнью. Тогда же у меня появился настоящий друг.

Глава 9. Возвращение болезни (2)
На последних курсах я начал испытывать странные чувства. Я не мог ходить в университет, если рядом не было моего друга. Я пытался сбежать с работы, которая приносила мне много денег и доставляла раньше удовольствие. О способности получать удовольствие я скажу отдельно — она просто исчезала. Мир становился серым, безрадостным. Постепенно у меня пропали какие-либо желания, стремления. Но тогда я еще пытался шевелиться и выбираться из окружавшего меня пиздеца — мне даже удалось поступить в магистратуру элитного университета в Германии, но я не мог заставить себя заполнить документы, и в итоге лишился визы. Я попытался устроиться на работу — и был уволен за невыполнение обязанностей. Это было два года назад.

Около года назад состояние мое резко ухудшилось. Навязчивые размышления занимали теперь до 90% времени, начало болеть сердце, постоянно болела голова. Я начал верить, что моя мертвая бабушка может влиять на мою жизнь. Желания, стремления, пропали окончательно, удовольствия не приносило уже совсем ничего. Я ходил в рваной одежде, мог несколько дней не мыться, не чистить зубы. Прохожие продолжали плеваться в меня, сенорные и слуховые иллюзии не изменились с 16ти лет. Депрессия была невероятно сильной.
Я пытался пожаловаться друзьям, на мне отвечали либо «ДА ТЫ ВСЕ ВЫДУМАЛ» либо «ДА ТЕБЯ ОТПИЗДИТЬ НАДО))0)». Спустя некоторое время я понял, что больше просто не могу это терпеть, и обратился в тот же самый диспансер.
«Карточка остается навсегда» — именно это сказали мне в регистратуре, не зная, что карточка моя там уже давно имеется.
Выслушав мои жалобы, меня отправили на лечение в дневной стационар.
Выписанные лекарства приносили жуткие побочные эффекты. Первые три недели я провел лежа на кровати в странном состоянии между сном и явью, пуская слюни. Я не мог читать из-за сниженного зрения, от дикого тремора я не мог даже лежать(!). В какой-то момент я потерял способность оставаться на одном месте более пары минут, в очереди к врачу умолял остальных больных пропустить меня. То, что могут сотворить с человеческим сознанием психотропные вещества поймет только человек, который их принимал.
Я лечился три месяца, после чего, с диагнозом «шизотипическое расстройство» был переведен на амбулаторное лечение, где женщина-психиатр криком сообщила мне, что «побочные эффекты я выдумал, лечиться я должен еще минимум 6 месяцев, и ни один психотерапевт за меня не возьмется». Я послушно лечился до тех пор пока.. В атпеках не кончились нужные лекарства. Можно было перейти на другие, но я понял что новый набор побочек мне уже не пережить.
И постепенно бросил принимать их.
Лечение не принесло никаких результатов.

pikabu.ru